Убийство императора. Александр II

Радзинский Эдвард Станиславович

«Сегодня это самый знаменитый историк из всех писателей и самый известный писатель среди историков. При этом „Александр II“ — едва ли не лучшее из всею написанного Радзинским-историком. Внятные характеры, живые — без пиетета и придыхания — герои, великая любовь, мучительная ревность… Блестящие афоризмы, кристалл мысли, сверкающий сквозь детективную интригу, и какое-то удивительное сочетание масштаба с подробнейшей деталировкой. В этой книге эпохи сталкиваются ощутимо — как айсберги. У тебя на глазах раскалывается одна Россия и нарождается другая. С абсолютно справедливой тоской но свободе. С абсолютно диким представлением, будто бы ради свободы можно и нужно убивать». Елена Ямпольская, «Известия»

ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ

История Александра II — заключительная часть трилогии «Три царя». Последний царь Николай II, первый большевистский царь Иосиф Сталин и, наконец, последний великий русский царь Александр II, — ее герои. Отцы и жертвы великой исторической драмы, разыгравшейся в России в конце XIX — первой половине XX века.

Мы до сих пор ищем ответы на мучительные вопросы: почему от царя, названного русской Историей

«Царем-Освободителем»,

уничтожившего постыдное русское рабство, реформировавшего всю русскую жизнь, к концу его правления отвернулось русское общество? Почему плодом первой русской перестройки стала могущественнейшая террористическая организация, до той поры невиданная в Европе? Почему великого реформатора убили дети его же перестройки?

Но загадки того времени касаются не только России. Русский террор, родившийся во времена Александра II, предвосхитил террор нашего века. И в нынешних газетах можно прочесть те же фразы, те же идеи, которые волновали давно истлевших в земле русских террористов в дни Александра II.

Так что банальнейший, но (увы!) вечный афоризм: «Основной урок Истории заключается в том, что люди не извлекают из Истории никаких уроков», — явился эпиграфом и к этой книге. Впрочем, как и запись в дневнике брата царя великого князя Константина Николаевича:

«Может быть, это самая важная эпоха в тысячелетнем существовании России».