Подвиг морской пехоты. «Стой насмерть!»

Абрамов Евгений Петрович

«За Волгой для нас земли нет!» — не все помнят, что прославленный сталинградский снайпер Василий Зайцев, первым давший эту клятву, был моряком Тихоокеанского флота, старшиной I статьи. По признанию Маршала Победы Г. К. Жукова, в годы Второй Мировой морские стрелковые бригады «покрыли себя боевой славой». «Каждый из вас знает, что ждет нас впереди. Холод, ледяная вода, огонь врага. Короче говоря, идем на смерть…» — говорил своим бойцам перед десантом командир особого штурмового отряда морской пехоты Цезарь Куников. «Ни шагу назад! Стой насмерть!» — советские морпехи были верны этой клятве на всех фронтах Великой Отечественной, от Ленинграда до Севастополя и от Сталинграда до Малой земли…

Новая книга от автора бестселлера «Черная смерть. Советская морская пехота в бою»! Новые архивные данные о боевом применении легендарных «черных дьяволов», ставших примером отваги и стойкости, морской удали, презрения к смерти, трезвой расчетливой храбрости, воинского мастерства и массового героизма.

Вместо предисловия

Овеянная боевой славой, заслужившая любовь и признательность всего народа морская пехота всегда была окружена ореолом героизма и романтики. Она стала символом безудержной отваги, исключительной стойкости, особой удали, презрения к смерти, высокого боевого мастерства, любви к Родине и непоколебимой верности воинскому долгу.

Вся более чем 300-летняя история морской пехоты Российского флота — выдающийся подвиг беззаветного служения Отечеству, до сих пор в полной мере не оцененный ни предыдущими поколениями, ни современниками.

На рубеже XVII–XVIII вв. Русское государство ввиду исторической необходимости борьбы за выход к морям прилагало все усилия для создания регулярной армии и флота, в том числе морской пехоты. Излагая в 1704 году свои взгляды на строительство флота, Петр I писал: «…надлежит учинить полки морских солдат (числом по флоту смотря)…».

В начале Северной войны 1700–1721 гг. он, используя исторический опыт боевых действий русских сухопутных войск на море: княжеских дружин и воев, запорожских и донских казаков, стрельцов и солдат пехотных полков, передвигавшихся и сражавшихся на парусно-гребных судах в ходе морских походов, сформировал первый морской полк, ставший родоначальником морской пехоты России как постоянного рода сил Военно-Морского Флота.

С самого начала своего существования суровые условия службы и специфика боевого применения выделили морскую пехоту в особый род сил Военно-Морского Флота.

Слагаемые подвига

Боевые традиции

Морская пехота России прошла длительный исторический путь своего развития. Каждая страница ее славной истории отмечена немеркнущими примерами доблести, мужества и героизма.

Боевые традиции отечественной морской пехоты выковывались в процессе ее боевой деятельности на полях сражений в течение многих веков.

Эти традиции возникали и утверждались еще в морских походах русских дружин князей Святослава, Олега и Игоря, в первой (1769–1774 гг.) и второй (1805–1807 гг.) Архипелагских экспедициях русского флота, Средиземноморском походе Ушакова (1798–1800 гг.), на Бородинском поле в 1812 году, в огне сражений Крымской, русско-японской (1904–1905 гг.) и Первой мировой войн.

В основе боевых традиций морской пехоты всегда лежали нравственные элементы, в которых нашли воплощение лучшие морально-боевые качества русской армии и флота, выкованные в многовековой борьбе за честь и независимость Родины. Эти традиции сложились на основе военных реформ Петра I. При этом боевые традиции морской пехоты всегда выступали как связь прошлого с настоящим.

Боевой опыт петровской эпохи русская морская пехота пронесла через столетия. Храбрость и отвага, стойкость и мужество в боях и походах, способность переносить тяготы и лишения службы на море и суше органично воплотились в национальном характере, обрели устойчивую силу неотъемлемых традиций морской пехоты Российского флота, которые, передаваясь из поколения в поколение, постоянно развивались.

Моральный дух

Полководцы и мыслители прошлого давно заметили прямую зависимость побед или поражений в войне от состояния нравственных сил войск. Так, в трудах военных теоретиков Запада Клаузевица, Фоша, Бернгарди, Жомини, русских полководцев и военных деятелей А. В. Суворова, М. И. Кутузова, М. И. Драгомирова, Г. А. Леера, Н. Д. Михневича и др. содержится немало оригинальных мыслей о месте и роли нравственных сил воинов в войне.

Если смотреть на солдата как на «артикул стреляющий», то «моральный дух будет дремать», справедливо полагал А. В. Суворов. В своих приказах М. И. Кутузов обращал особое внимание на создание высокого морального духа, ибо, как бы ни были вооружены войска, они могут остаться «бессильными тогда, когда не оживятся они воинским духом. Которой… не находит препон ни в каких предприятиях».

Генерал от инфантерии Н. Н. Обручев утверждал, что «…сила духа тогда только даст хорошего воина, когда ее будут воспитывать, когда нравственною стороною солдата будут заниматься постоянно». Участник Кавказской войны генерал Р. Фадеев считал высокий моральный дух особой чертой национального характера. «В каком же свойстве заключается русское преимущество?» — спрашивал он и отвечал: «Это знает Европа и каждый бывалый русский офицер. Оно заключается… в том духе, который заставляет русского человека подчинять свою личность миру, общине и действовать всегда артелью, по пословице „на миру и смерть красна“».

На таких же позициях стоял и военный педагог А. Мариюшкин, доказывавший, что «только духовно сильный боец способен выдержать тяжести испытания во время боя, только воодушевленные воинским духом войска способны к наступлению и победе».

Решающее влияние на состояние морального фактора морской пехоты, как и всей армии, всегда оказывали идеологические элементы. Они направляли их мысли, волю, чувства на выполнение воинского долга, конкретной задачи; аккумулировали всю духовную энергию морских пехотинцев для решающего броска, самоотверженного поступка, моральной выносливости.

Воинский героизм

Особое место в системе боевых традиций морской пехоты России занимает воинский героизм. Именно в служении Отечеству, в героических подвигах при защите России от иноземных захватчиков проявлялась ратная доблесть морских пехотинцев.

Воинский героизм в истории морской пехоты возник, рос и развивался под знаком вооруженной защиты Отечества. Зародившись еще в Древней Руси, он прошел, наполняясь новым содержанием, красной нитью через всю последующую историю этого рода сил флота.

Особенности морской пехоты, воплотившей в себе лучшие боевые традиции армии и флота, проникнутой национальным духом великого народа, позволили успешно осуществить ее боевое применение в войнах Российской империи. Справедливый характер войн, которые вела Россия, способствовал укоренению среди морской пехоты таких важнейших боевых традиций, как самоотверженность, войсковое товарищество, смелость и отвага.

В Гангутском сражении 27 июля 1714 г. от морских пехотинцев галерного флота потребовалась особая жертвенность — участие в абордажном бою на море в крайне тяжелых условиях, когда солдатам и офицерам пришлось снизу вверх лезть на высокие борта шведских судов, где им сразу угрожали три смерти: от штыка или сабли, огня и воды.

По мере накопления боевого опыта в войнах по защите Отечества воинский героизм обрел силу прочной нравственной традиции, превратился в норму поведения русской морской пехоты.