— Да, вот это идея!

Кэрри стояла во дворике перед коттеджем и не знала, что ей делать — смеяться или плакать от разочарования. У края тротуара был припаркован автомобиль, который более уместно смотрелся бы в Скуби-Ду, чем в Пакли-Виллидж.

— Очень… интересно, — пробормотала она, разглядывая блестевший на солнце ярко-оранжевый бок чудо-машины. — И очень… необычно.

Ровена хихикнула.

— Все правильно. Именно такую реакцию я и ожидал. Люди, которые ничего не смыслят в автомобилях, никогда не оценят их по достоинству. Вам это просто не дано, — с отвращением заявил Нелсон.

— Нет-нет, дорогой, не расстраивайся! У тебя на редкость наметанный глаз. Ты выбрал потрясающую машину. Правда!

Кэрри посмотрела на ветровое стекло автофургона, которое было поделено на две части, как окна в доме. Наверное, это действительно классная машина, вот только маленькая. Как же они с Ровеной там поместятся? В бардачок едва войдет ее косметичка, а туфли… Однако Нелсон совсем приуныл, и Кэрри постаралась изобразить заинтересованность.

— Это и есть «сплитти»? — спросила она. Нелсон помолчал, как видно, решая, уйти ему или остаться.

— Да, — наконец буркнул он.

— А я-то думала, что означает это название. Все дело в ветровом стекле, да?

— Да, но… — он с благоговением открыл дверцу, — это не просто какой-то там старый «сплитти». Это автофургон «фольксваген-сплит-скрин» 1967 года выпуска, к тому же с оригинальной конверсией Кентербери Питта. Я долго уламывал продавца и отвалил ему целое состояние. Но дело стоящее. Долли — одна из лучших машин такого типа на всем юге Англии.

Долли? Кэрри не верила своим ушам: он назвал автофургон женским именем, да еще выложил за него целое состояние!

— Машина, конечно, супер. Такая чудесная малышка, — сказала Ровена и, бочком подобравшись к Нелсону, похлопала его по заднице.

Тот не обратил на Ровену никакого внимания: прелести Долли явно прельщали его гораздо больше. Он ласково поглаживал ее оранжевое крыло — того и гляди, нагнется и поцелует свою драгоценную машину.

— Почему ты назвал ее Долли?

— В честь Долли Партон, разумеется, — ответил Нелсон и посмотрел на Кэрри, как на идиотку: разве можно было подумать, что на свете есть какая-то другая Долли?

— Ах, ну да.

— Эти старые автофургоны «фольксваген» сейчас в большой моде, — заметила Ровена. Кэрри все никак не могла прийти в себя: ее приключение обретало довольно странные формы. — А самое главное: Нелсон застраховал машину, чтобы мы могли поехать на ней за границу.

— Похоже, я спятил, — мрачно изрек он. — Надо бы проверить голову.

Кэрри заглянула в салон.

— Куда именно? — с подозрением спросила она.

— Ну, например, в Европу. Можно проехать по туннелю Ла-Манш во Францию, посетить Париж, Венецию, Рим… Вообще, можно податься куда угодно! Просто сядем и поедем, забыв про все проблемы. Как Тельма и Луиза. Или Клифф Ричард в «Летних каникулах».

— Клифф Ричард катался в лондонском автобусе, а не в любовно отреставрированном старинном автомобиле, — заметил Нелсон.

— Хорошо. Тогда как Тельма и Луиза.

Он покачал головой.

— Они сорвались со скалы.

— А мы не сорвемся! Мы шикарно проведем время и, если очень повезет, встретим жиголо с внешностью Брэда Питта! То есть это ты, Кэрри, встретишь Брэда Питта, — пошла на попятную Ровена, увидев грозное лицо Нелсона. — А я просто буду любоваться пейзажами, учить языки и пробовать местные блюда.

— На мой взгляд, это не очень хорошая идея. Не знаю, смогу ли я отдать Долли новичкам. Все-таки это старинный автомобиль, он требует бережного обращения.

— Не волнуйся, Нелсон, мы будем обращаться с ним очень бережно. Мы с Кэрри — самые аккуратные водители в мире.

Кэрри видела, что эти слова нисколько не убедили Нелсона.

— Можно мне сесть в салон? — спросила она.

— Пожалуйста!

Кэрри забралась внутрь и мгновенно перенеслась на двадцать лет назад. В детстве она любила путешествовать с родителями в трейлере. Ее приводили в восторг миниатюрные размеры оборудования: встроенные шкафчики, откидные кровати, маленькие электроплиты и холодильники — все это казалось таким забавным! Ей нравилось, что каждое утро они переезжали на новое место — то на скалу у моря, то на берег ручья, где она сачком ловила рыбу. Для шестилетней девочки это было настоящим приключением. Но сейчас… Во-первых, Долли гораздо теснее родительского трейлера, а во-вторых, Кэрри скоро стукнет тридцать.

— Будь поласковей с Долли. Нелсон в ней души не чает. Роскошная машина, правда? — спросила Ровена, втиснувшись в салон.

Они сели друг напротив друга. Сиденья и занавески были сшиты из одинаковой ткани: на очаровательном оранжево-коричневом фоне желтели огромные подсолнухи. Кэрри погладила материал.

— Красивые чехлы, — сказала она громко, чтобы Нелсон услышал. — Китч в стиле ретро.

— Это настоящее произведение искусства! А вот холодильник для пива и плита, смотри. — Ровена открыла крышку, демонстрируя симпатичную газовую плитку с блестящими хромовыми горелками. — Конечно, мы с тобой не будем целыми днями готовить еду. Я лично собираюсь подкреплять свои силы исключительно местными винами.

— Не советую пить за рулем, — предупредил Нелсон, просовывая голову в дверцу.

Ровена хмыкнула.

— Ты что, в самом деле, думаешь, что на этой машине мы можем совершить тур по Европе? — с сомнением спросила Кэрри. — А где кровати?

— Одна двойная складная — в салоне и еще одна — на крыше. Но летом вам, скорее всего, захочется спать в палатке, — сказал Нелсон.

— Конечно, здесь немного тесновато, — Ровена понизила голос, когда Нелсон открыл капот и принялся осматривать двигатель, — но, слава Богу, что он, в конце концов, согласился отдать нам Долли. Ты не представляешь, чего мне стоило его уговорить!

— А он не хочет поехать с нами? — поспешно спросила Кэрри.

— С двумя сумасшедшими бабами? О Господи, нет! Ему надо работать в гараже, к тому же сейчас проходят фестивали «фольксвагенов». Он будет только рад, если мы возьмем на себя заботу о Долли.

— Вот этого я и боюсь: сумеем ли мы как следует о ней позаботиться?

— Ерунда! Что с ней может случиться? Мы просто покатаемся, и все.

Ровена подмигнула, и тут взревел мотор. Обе подруги вздрогнули от неожиданности. Нелсон сидел на переднем сиденье и изо всех сил давил на газ. В салоне запахло дизельным топливом.

— Вы только послушайте! — восторженно вскричал он. — Черт возьми, это же симфония!