Потрясающий мужчина

Эшли Филиппа

Жених Кэрри Браунхилл удрал буквально из-под венца — и женился на другой. Однако Кэрри не собирается проливать слезы. Она твердо намерена последовать совету подруги — купить фургончик и отправиться в увлекательную поездку.

И все бы хорошо, но в фургончике Кэрри оказывается, не одна. В результате нелепой случайности ее попутчиком становится… лучший друг неверного жениха Мэтт Ландор!

Кошмар? Не то слово.

По крайней мере, так поначалу считает Кэрри. А вскоре ее начинают терзать сомнения: может, стоило изначально влюбиться в Мэтта? И не поздно ли еще закрутить новый роман?

 

Глава 1

Кэрри Браунхилл в растерянности стояла перед служебным входом театра «Старлайт», не зная, как реагировать на возмутительный вопрос подруги.

— Так что ты будешь делать, если Хью заведет любовницу? — повторила та.

Кэрри выдержала слишком долгую паузу — отчасти потому, что от холода у нее зуб на зуб не попадал, отчасти потому, что мысль об измене жениха ни разу не приходила ей в голову.

— Ты хочешь сказать, если я застукаю его с другой женщиной? — уточнила она.

— Ну, нет, я не имею в виду, что ты застанешь его, так сказать, в процессе — со спущенными штанами, — сказала Ровена, попыхивая сигаретой. — Мне просто интересно, как ты себя поведешь, если узнаешь, что он ходит на сторону.

— Да ну тебя! Я не знаю, — отозвалась Кэрри, притопывая ногами, чтобы согреться.

В том, что она замерзла, не было ничего удивительного: во-первых, на дворе стоял февраль, а во-вторых, они с Ровеной были в костюмах проституток пятидесятых годов. В местном драмкружке шла генеральная репетиция мюзикла «Бриолин», и подруги выбежали на улицу во время перерыва. Одна из Розовых Леди случайно подожгла свой парик, сработала пожарная сигнализация, что привело в ярость режиссера. Воспользовавшись всеобщим переполохом, Ровена тайком выскочила покурить.

— И все же, милая, что ты будешь делать? Проявишь гордое спокойствие или превратишься в мстительную фурию? — протянула Ровена, вживаясь в образ своей героини Риццо, хотя такая манера речи больше подошла бы Мардж Симпсон.

— Конечно же, проявлю гордое спокойствие, — с глуповатой ухмылкой ответила Кэрри, изображая Сэнди.

Ровена медленно затянулась сигаретой и выпустила изо рта колечко дыма.

— Черта с два, милая!

— Ну ладно, возможно, ты права. Если я застану Хью с другой женщиной, я, скорее всего, впаду в неистовство и начну крушить все вокруг. Месть моя будет страшна.

— И что же ты сделаешь? Выльешь на его машину раствор для удаления краски? — Ровена стряхнула пепел в кадку с зимостойкими анютиными глазками.

Кэрри в притворном ужасе округлила глаза:

— На «рейнджровер»? О Господи, нет! Я люблю эту машину как родное дитя и ни за что не причиню ей вреда.

— Тогда порежешь в лоскуты все его шмотки?

Кэрри на мгновение задумалась, потом растянула рот в радостной улыбке.

— Ну, нет, это слишком банально! Мое наказание будет под стать преступлению. Я ударю его по самому больному месту.

— По яйцам, что ли? — ахнула Ровена.

— Гораздо хуже. Я насыплю сахар в топливный банк его «массея-фергюсона».

— Куда-куда?

— «Массей-фергюсон» — это его новый трактор. Хью его просто обожает. Он как-то сказал, что хотел бы трахнуть меня в кабине.

— Вы, фермеры, все извращенцы, — объявила Ровена, швыряя окурок на тротуар и давя его ногой. — Ой! Черт, я обожгла ногу! Эти проклятые балетки давно пора сдать в утиль!

Кэрри со смехом наблюдала, как Ровена, непрерывно ругаясь, прыгает на одной ноге. Они дружили с университета, вместе изучали английскую драматургию. Теперь с энтузиазмом занимались в драмкружке оксфордширской деревни Пакли, где обе и жили. С Хью Кэрри тоже познакомилась в универе, с тех пор они были неразлучны. Когда-то она мечтала играть в Уэст-Энде, но вместо этого стала помогать Хью на ферме. Работа занимала целый день: приходилось решать все административные вопросы, пока он управлялся со стадом и мелкими фермерскими подразделениями. Однако Кэрри не жалела о несостоявшейся карьере профессиональной театральной актрисы, она была вполне довольна своей жизнью. Она знала, что ей никогда не придется выводить из строя любимый трактор Хью Брйгстока, портить его одежду или каким-то иным способом мстить за измену. Через две недели они с Хью обвенчаются в церкви Пакли. На свадьбу придут все — члены драмкружка, молодые фермеры, университетские друзья жениха и невесты. Соберется, по меньшей мере, полдеревни, хотя скорее всего полграфства, поскольку мама Хью была знакома абсолютно с каждым.

— Кэрри? Ровена? — Из-за двери театра встревоженно выглянуло видение в розовом.

— Мы здесь, Хейли, — откликнулась Кэрри.

— Я просто пришла сказать, что мы скоро начинаем. Джина вас ищет. Она и так уже рвет и мечет из-за того, что я запустила пожарную сигнализацию, — сказала Хейли, дрожа в костюме Розовой Леди.

— Джина — внебрачная дочь Саймона Кауэлла и Аттилы-завоевателя, — объявила Кэрри, представив себе, как режиссер спектакля носится по театру и ищет их с Ровеной: будто она директриса школы, а они нерадивые ученицы, сбежавшие покурить в сортир. — Неужели у ведущей актрисы не может быть никаких привилегий? Скажи ей, что мне звонят из Голливуда, — Кэрри добавила в голос драматизма, — что Джордж Клуни снимает ремейк фильма «Унесенные ветром» и предлагает мне роль Скарлетт О'Хара.

Ровена хихикнула.

— Не волнуйся, Хейли, я уже иду, — сказала Кэрри, в конце концов, сжалившись над бедняжкой Хейли: она была столь наивна, что могла и впрямь передать Джине ее слова.

— Теперь из-за того, что мы смылись, Джина будет злиться на нас до конца вечера, — проворчала Ровена.

Кэрри быстро пошла к двери, решительным жестом отбросив волосы за спину, как сделала бы Скарлетт.

— Честно говоря, милая, мне на это плевать!

Неделю спустя Кэрри стояла на сцене перед переполненным залом и во все горло распевала финальную арию мюзикла:

— «Мне нужен только ты один…»

— Браво! Браво! — скандировала публика. Кэрри заорала громче:

— «Только ты оди-и-ин!»

Зрители повскакали с мест и затопали ногами, сотрясая театр.

— Ты только посмотри, что творится, — прошептала Ровена, когда артисты вышли на поклон. — Правда, здорово?

Кэрри ощущала себя гигантской розовой подушкой жевательной резинки, которая вот-вот лопнет от радости. Каждый вечер в их театре был аншлаг, спектакль имел оглушительный успех, и ей было плевать, что она всего лишь на подпевках. Пусть это не Уэст-Энд, пусть они играют в любительской труппе, но они отлично играют, черт возьми! Упал занавес, и подруги, возбужденно щебеча, убежали со сцены.

— Давай переоденемся и махнем в бар. Мне срочно нужно выпить порцию вина с содовой — Хью заплатит. Я не увидела его в зрительном зале, но он, наверное, сидел на галерке.

— Твой Хью наверняка уже поджидает тебя с очередным дежурным букетом, — сказала Ровена.

Кэрри деланно вздохнула:

— Надеюсь, на этот раз он купил красные розы. Желтые давно вышли из моды, подружка.

На самом деле она не имела ничего против желтых роз и обрадовалась бы даже охапке одуванчиков. Ей очень хотелось увидеть Хью, который обещал прийти на заключительный спектакль и ради этого собирался даже удрать с холостяцкого уик-энда. Она не стала бы возражать, если бы он явился полуголый с цепью и ядром на ноге, только бы явился! Сегодня она в последний раз играла под именем Кэрри Браунхилл; в следующей программке будет напечатана ее новая фамилия: Кэрри Бригсток. Сегодняшний вечер был особенным во многих отношениях, и Кэрри не терпелось услышать, что он думает по поводу ее игры.

— Надеюсь, «Оксфордшир лайф» пришлет на нашу свадьбу репортера, — проговорила она.

— Я думаю, — пробормотала Ровена, намазывая на лицо очищающий крем, — это событие будет освещено в масштабе всей страны. Возможно, о тебе напишут в «Хелло!».

— Хватит надо мной издеваться, Ровена! — засмеялась Кэрри.

— Я не издеваюсь.

— Нет, издеваешься.

Десять минут спустя подруги стояли в переполненном баре. Ровена заказывала выпивку, а Кэрри оглядывала зал в поисках характерного профиля Хью. Обычно она легко вычисляла его в любой толпе по высокому росту (шесть футов пять дюймов), шапке густых рыжеватых волос и геркулесовым плечам. Он слегка сутулился — потому что стеснялся, разумеется.

Именно это и подкупило Кэрри, когда они познакомились на университетской дискотеке для первокурсников: сочетание мужественной внешности и почти девичьей робости. Она не могла устоять перед парнем, который сам не осознавал, насколько он сексуален. Нахалы были ей отвратительны, но Хью, пригласивший Кэрри на танец и смело встретивший хохот целой толпы регбистов, сразу завоевал ее сердце. Она до сих пор помнит их первый секс в его тесной студенческой каморке, прошедший под гудение древних водопроводных труб и крики членов студенческого регбийного клуба, горланивших за стеной песни.

Ровена, стоявшая возле барной стойки, кокетливо хлопала ресницами, строя глазки незнакомцу с фальшивым загаром и в жутком парике. Кэрри достала из сумочки свой мобильный телефон и взглянула на экран. Сообщений от Хью нет. Между тем, он клятвенно обещал быть сегодня вечером здесь. Ему всегда удавалось вырваться на ее заключительные спектакли; он пропустил такое событие лишь однажды, когда Миллисент делали кесарево сечение, и ему пришлось остаться с ветеринаром. Но Кэрри на него не сердилась. Коровы — это святое, тем более, что в тот вечер она сыграла отвратительно.

Вернулась Ровена.

— Кто этот парень в парике?

— Да так, один из моих многочисленных поклонников. Он сказал, что я привнесла в свою роль остроту и жизненную силу — сочетание, которое он редко видел в любительском театре.

— Черт возьми! Он что, хочет залезть к тебе в трусики?

Ровена нахмурилась, напустив на себя обиженный вид, но потом весело усмехнулась и заявила:

— Они все этого хотят, милая! Твой драгоценный еще не звонил?

Кэрри удивилась — подруга слишком резко сменила тему, — но не придала этому значения: все устали и переволновались.

— Нет, — покачала она головой. — Даже эсэмэску не прислал.

— Может, по дороге домой он решил заглянуть в «Красного льва», промочить горло стаканчиком виски?

— Он обещал прийти на спектакль. Я ничего не имею против холостяцких вечеринок, но он уже двое суток подряд пьянствует в Лондоне со своими дружками. Сколько может продолжаться мальчишник?

— Все зависит от того, с кем он там познакомился, — заметила Ровена.

Кэрри фыркнула.

— С кем он там мог познакомиться?

— Конечно, тебе в это трудно поверить, но кто знает? Вдруг он решил воспользоваться последним шансом и сбежал с сербской стриптизершей? — Глаза Ровены озорно блеснули.

Кэрри засмеялась.

— Ну что ж, если он сбежал, значит, он самый последний трус. Надеюсь, его новой любовнице нравится спать с малодушными мужчинами.

Все вокруг обнимались и целовались, а это значило, что вечеринка, посвященная заключительному спектаклю, подходит к концу.

— Хью, похоже, не придет, так что я поеду домой, — вздохнула Кэрри, роясь в сумочке в поисках ключей от машины. — Как ты думаешь, с ним ничего не случилось? Он гуляет с бандой молодых фермеров и приятелями из регбийного клуба. Что, если они раздели его догола и приковали цепями к статуе?

Ровена закатила глаза.

— Не волнуйся, Хью не из тех, кто влипает в подобные истории. Он слишком ответственный. Я уверена: он уже ждет тебя дома и сделает все, чтобы загладить свою вину. Надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду.

«Ровена права», — думала Кэрри по дороге из театра на ферму Пакли. За десять лет совместной жизни она прекрасно изучила Хью и даже знала, что он делает в данную минуту: как пить дать, сидит у камина с огромным букетом цветов и извинениями. Она милостиво примет и то и другое… но сначала заставит его немного помучиться.

Увидев его «рейнджровер», припаркованный на обычном месте во дворе фермы, Кэрри облегченно вздохнула. По крайней мере, он вернулся домой. В окнах не было ни огонька. Наверное, он уже лег и ждет ее в кровати. Толкнув задом входную дверь, она принялась ощупывать стену в поисках выключателя.

— Ой!

Ноги задело что-то пушистое, но испуг был недолгим: в следующую секунду она поняла, что это кот ходит вокруг ее лодыжек.

— Привет, Макавити! — весело сказала Кэрри. Кот потерся своим теплым тельцем об ее ноги и громко мяукнул.

Тут из темноты раздался голос Хью:

— Кэрри, это ты?

— Молодец, Макавити, ты разговариваешь прямо как мой жених, — пошутила Кэрри и зажгла свет. Хью сидел перед камином, одну руку свесив с края кресла, а в другой сжимая стакан с виски. — Привет. У нас что, выключали электричество? — спросила она, ставя сумки на плиточный пол.

— Нет.

— Тогда почему ты сидел в темноте?

Хью залпом допил виски.

— Не знаю. Наверное, просто так захотелось.

— Просто захотелось?

Кэрри пересекла кухню. Когда она увидела его вблизи, по спине побежали мурашки: под глазами — темные круги, взгляд остекленевший. От Хью разило виски, а рядом с креслом стояла почти пустая бутылка.

— Я, конечно, расстроилась из-за того, что ты не пришел на спектакль, но зачем было так напиваться? — добродушно спросила Кэрри. — Я не собираюсь устраивать скандал и швырять в тебя тарелки. Жаль, что ты не видел, как я играю. Все сказали, что я была великолепна…

— Я в этом не сомневаюсь. Ты всегда великолепна, — сказал Хью.

Он поднял бутылку и плеснул в стакан виски, пролив половину себе на брюки.

Кэрри поняла, что Хью вдрызг пьян, и судорожно сглотнула, борясь с нарастающей тревогой.

— Сколько ты выпил? — спросила она.

— Прилично. Ну и что? У меня был холостяцкий уик-энд.

Кэрри передернулась. Она впервые видела Хью в таком состоянии, да и качать права было не в его характере. Наверное, сказались обильные излияния и недосып.

— Вижу, ты неплохо погулял, но я ждала тебя в театре. Где ты был?

Он пожал плечами.

— Просто катался на машине.

Кэрри нахмурилась. Хью никогда не садился за руль выпившим. Он даже скорость никогда не превышал. Этот человек всегда играл по правилам.

— Ты катался на машине пьяный? — потрясенно спросила Кэрри.

Он хлебнул виски и вытер рот рукой.

— Нет, сначала я покатался, а потом напился. А тебе что-то не нравится?

Кэрри услышала в его голосе нотки сарказма и разозлилась. Это вовсе не тот Хью, с которым она встречалась последние десять лет, и явно не тот, за которого она через две недели хотела выйти замуж. Это не ее Хью! Она постаралась сохранить спокойствие, надеясь, что он остынет и протрезвеет.

— Да, не нравится. Я ничего не имею против того, что ты выпил на мальчишнике, но твое поведение меня оскорбляет.

Он наклонил свой стакан и взглянул на плескавшуюся в нем жидкость, явно не желая смотреть Кэрри в глаза, потом передернул плечами, словно говоря: «А мне плевать, что ты про меня думаешь!» Терпение Кэрри лопнуло.

— Послушай, Хью, если ты поссорился со своими дружками за игрой в регби или в покер… или просто что-то с ними не поделил — ради Бога, это дело твое. Но я не потерплю, чтобы ты приходил домой в таком состоянии и срывал на мне свою злость. Уж не знаю, сколько ты выпил, но, по-моему, тебе пора остановиться…

— Заткнись, пожалуйста!

Кэрри остолбенела. Вместо ласкового спокойного великана, которого она любила, перед ней сидел незнакомый свирепый мужлан. Она была совершенно потрясена, но не собиралась сдаваться. Приняв воинственную позу, насколько это позволяли ее пять футов и два дюйма, Кэрри сказала:

— С какой стати я должна заткнуться? Я говорю вполне разумные вещи. Ты поругался с приятелями, но я-то здесь при чем?

Он мрачно взглянул на Кэрри и так сильно стиснул в руке стакан, что побелели костяшки пальцев. Она уже была на взводе и готовилась устроить ему хорошую взбучку. Подумать только, какая наглость: пропустил ее заключительный спектакль, притащился домой в стельку пьяный и ведет себя как последний кретин!

— Ты не имеешь права так со мной обращаться, Хью. Я…

— Неужели ты не видишь, как мне тяжело? — тихо произнес он.

Сердце Кэрри бешено застучало. Она поняла: случилось что-то ужасное.

— Тебе тяжело? Почему?

Он опять смотрел в свой стакан, покручивая его в руке, наблюдая за вращением жидкости.

— Я сидел здесь несколько часов подряд и думал, как мне поступить, но так ничего и не придумал.

На спине у Кэрри выступил холодный пот.

— О чем ты говоришь, Хью? Я тебя не понимаю.

— Я и сам себя не понимаю, Кэрри, но… мне надо тебе кое-что сказать.

— Что именно? Твоя мама заказала не те цветы? Или обанкротилась компания по поставке тортов? — Она в последний раз попыталась свести все к шутке, надеясь, что Хью просто дурачится и на самом деле не собирается сказать ничего плохого, но он покачал головой.

— Я терзаюсь уже много недель, Кэрри. Я думал, что мальчишник поможет мне образумиться, что мне будет легче, как только закончится вся эта свадебная канитель… но все без толку. Я не могу это сделать, милая, иначе будет плохо нам обоим. Видит Бог, я пытался себя побороть, но это невозможно. Я не могу на тебе жениться, Кэрри.

 

Глава 2

Спустя четыре месяца после аварии Мэтт Ландор стоял на деревянной веранде медпункта и сверху вниз смотрел на свою начальницу. Навес защищал веранду от полуденного солнца, однако жаркие лучи пекли Мэтту спину. Доктор Шелли Кэбот сверлила его сердитым взглядом, скрестив руки на груди, и Мэтт изо всех сил старался сдержать улыбку. Если он улыбнется, Шелли подумает, что он шутит, а он еще никогда в жизни не был так серьезен, как сейчас.

— Все не так уж плохо, Мэтт. Ты не успеешь и глазом моргнуть, как опять будешь здесь, — сказала она таким тоном, каким часто говорила со своими пациентами перед тем, как причинить им боль.

— Было бы намного лучше, если бы я вообще никуда не уезжал, — отозвался он и слегка передвинулся, так что ей пришлось прищуриться от солнца.

— Мы это уже обсуждали. Тебе нужно уехать из Тамана и вернуться на родину, в Англию. Будешь там пить чай, играть в крикет…

— Спасибо за заботу, Шелли, только вряд ли я воспользуюсь твоими советами. Я терпеть не могу чай, а крикет наводит на меня смертную скуку.

Шелли раздраженно вздохнула.

— Черт возьми, Мэтт, ты прекрасно знаешь, что я имею в виду! Поезжай и займись тем, чем занимаются все британцы. Если хочешь, напейся и устрой погром в баре. Просто отдохни. Как следует отдохни. Можешь даже попробовать с кем-нибудь поговорить.

Услышав последний совет, Мэтт насмешливо фыркнул, но улыбка Шелли померкла, а взгляд посуровел.

— Ты провел здесь около года и еще не был в отпуске. Даже не будь этой аварии, я бы все равно на несколько недель отправила тебя домой. А после того, что случилось, это приказ. Если ты меня не послушаешь, я вообще не допущу тебя до работы.

Ага, авария. Мэтт знал, что рано или поздно Шелли затронет эту тему. После того происшествия прошел уже месяц, а он до сих пор не мог оправиться от потрясения… «Это больше, чем потрясение, приятель», — прошептал его внутренний голос. Мэтт сжал кулаки, почувствовав начинающуюся дрожь в руках, но, в конце концов, расслабился и улыбнулся.

— Слушай, Шелли, тебе кто-нибудь говорил, как сексуально ты выглядишь, когда сердишься? — спросил он.

Шелли охнула от возмущения:

— Нахал! Бабник…

— Ш-ш-ш! Дети услышат.

Как раз в этот момент из медпункта выбежала ватага ребятишек и окружила их, приплясывая от возбуждения.

— Доктор Мэтт, вы уезжаете? — крикнул один мальчик.

— А когда вы вернетесь?

Маленькая девочка взяла Мэтта за руку и сплела свои теплые пальчики с его пальцами.

— Почему вы уезжаете? — спросила она, заглядывая снизу ему в лицо.

У Мэтта перехватило дыхание. Он не мог использовать ребенка в споре с Шелли, хоть и считал, что она поступает неправильно, отправляя его в Англию. Община, затерянная в джунглях южной Океании, крайне нуждалась в докторах, да и самому ему так не хотелось уезжать… Он улыбнулся девчушке, которая теперь крутила в руках подол своей юбки.

— Вам надо уехать? — задала она новый вопрос. Мэтт присел на корточки, чтобы быть с ней на одном уровне.

— Да, мне надо уехать, но я скоро вернусь, — пообещал Мэтт, сделав ударение на слове «скоро»: он знал, что Шелли внимательно слушает его.

— Хорошо, — обрадовалась девочка и, отпустив его руку, сбежала вниз по ступенькам веранды, направляясь к домам на сваях, которые стояли по обе стороны реки.

— Дети, дайте мне, пожалуйста, спокойно попрощаться с Мэттом, — попросила Шелли.

Малыши со смехом бросились врассыпную, и Мэтт опять остался наедине со своей начальницей. По его спине струился пот, рубашка прилипла к телу. Солнце, белое и слепящее, шпарило вовсю, но жестокая жара была приятна. Мэтт чувствовал себя частью этого мира.

Облокотившись о перила веранды, он оглядел поляну, поселок, реку и окружавшие все это бесконечные, непролазные джунгли.

Между тем дети, хохоча и визжа от радости, набились в стоявшие на берегу лодки-каноэ.

— Если они тебе небезразличны, поезжай домой и отдохни, — сказала Шелли.

— Это шантаж.

— У тебя тоже была возможность меня шантажировать, но ты ею не воспользовался. А все потому, что ты вовсе не такой упрямый подлец, каким хочешь казаться.

Мэтт продолжал смотреть вдаль.

— Ну что ж, спасибо за поддержку, доктор Кэбот.

— А вам, доктор Ландор, спасибо за сотрудничество. Ну, идем, карета подана!

Она кивнула на ржавый джип, стоявший на проселочной дороге. Дорога представляла собой колею, проложенную по красной глине, и вела от медицинского центра к маленькому полевому аэродрому в двадцати милях отсюда. Это был единственный способ выбраться из поселка. Только так можно было доехать до пациентов в дальних общинах или попасть домой.

— Знаешь, это просто смешно. Тебе позарез нужны медики, и при этом ты отправляешь домой одного из самых опытных специалистов, — сказал Мэтт, когда они спустились с веранды к дороге.

Шелли привстала на цыпочки и коснулась губами его щеки.

— Не волнуйся, какое-то время продержимся без тебя. Напрасно думаешь, будто ты — единственный стоящий врач в Тамане.

— Я такого не говорил, — проворчал Мэтт.

— Правда? Зато вел себя так, точно хотел в одиночку решить все проблемы мира. Бог мой, да ты чуть не угробил себя!

— Со мной все в порядке. Пострадал вовсе не я.

Мэтт попытался отогнать воспоминания об аварии, но вновь почувствовал запах горящей резины и пролитого дизельного топлива, ощутил нарастающую волну паники и увидел перед глазами своего друга Эйдана, лежащего без сознания и истекающего кровью в покореженной машине.

— Тебе нехорошо, Мэтт?

Шелли дотронулась до его руки, и Мэтт вздрогнул.

— Мне хорошо, черт возьми, и ты это прекрасно знаешь!

Она покачала головой и крикнула водителю джипа:

— Доктор Ландор готов! — Потом вновь обернулась к Мэтту. — Счастливого пути! Увидимся осенью, если будешь хорошо себя вести в Англии.

Быстро чмокнув его на прощание, Шелли зашагала обратно к деревянной веранде медпункта. Мэтт отвернулся и поплелся к джипу с обречённостью человека, приговоренного к гильотине. Впереди его ждали двухчасовая поездка до аэродрома, перелет на «сессне» в главный аэропорт острова и долгий утомительный путь до Лондона.

А дальше — бесконечно-тягучие, как ленивая тропическая река, четыре месяца вынужденного отдыха и восстановления сил. Четыре месяца — это в лучшем случае, если ему удастся убедить руководство медицинской благотворительной организации в том, что он годен для дальнейшей работы, и ему разрешат вернуться. Впрочем, есть одно, пусть слабое, но утешение: он прилетит домой как раз к свадьбе — старый университетский друг попросил его быть шафером. Вообще-то Мэтт не любил свадьбы (на его взгляд, визит к больному малярией был бы куда интереснее), но он много лет не виделся с приятелем и радовался предстоящей встрече.

Побросав свои сумки в багажник джипа, Мэтт уселся рядом с водителем и буркнул: «Привет!» Потом он оглянулся назад. Шелли стояла перед медицинским центром, в прощальном жесте подняв руку. Вокруг нее, энергично размахивая ручонками, прыгали дети. Потом деревянные хижины начали уменьшаться, река в последний раз блеснула на солнце, и Мэтта поглотили джунгли.

 

Глава 3

Был июнь, и в крохотной гостевой спальне коттеджа Ровены в оксфордширской деревне Пакли стояла невыносимая духота. Снизу, из кухни, до Кэрри доносилось гудение соковыжималки, на ее фоне надрывался проигрыватель саундтреком. Кэрри закрыла глаза и вновь попыталась применить волшебный прием, помогавший ей забыть последние четыре месяца жизни. Если очень-очень захотеть, они растворялись в воздухе, словно клубок дыма.

В каком-то смысле ей повезло. Именно это она старалась внушить себе в самые мрачные моменты, если не выла от горя и не рыдала, вытирая красные опухшие глаза бумажными носовыми платками — она расходовала их пачками, как будто задалась целью уничтожить последние мировые запасы древесины. Кэрри повезло, потому что потрясенные родители сами отменили все брачные приготовления и объяснили ситуацию родственникам и друзьям. Еще больше Кэрри повезло в том, что у нее была Ровена, которая предложила ей свою гостевую комнату в ту самую ночь, когда они с Хью расстались. Скандал закончился в два часа — все это время Кэрри спорила, кричала, умоляла и плакала…

Ровена примчалась на ферму на такси и отвезла подругу в свой коттедж, расположенный на главной улице поселка. Она просидела с Кэрри всю ночь, снабжая ее водкой, бумажными носовыми платками и бесконечным сочувствием. В отличие от большинства она не стала говорить: «Ты справишься с этим, тебе просто нужно время». Или даже: «Кругом полно мужиков, найдешь себе другого». Вместо этого она назвала Хыо всеми мыслимыми и немыслимыми словами (надо сказать, что некоторые из них Кэрри слышала впервые) и предложила помочь ей вывести из строя его драгоценный трактор.

Окружающие думали, что Кэрри несколько недель (а по расчетам самых щедрых — пару месяцев) будет жалеть себя и предаваться страданиям. Но потом — гораздо раньше, чем она рассчитывала, — они решили, что она уже превозмогла свое горе и способна жить дальше. Поэтому Кэрри научилась согласно кивать в ответ на их сочувственные речи, мужественно улыбаться и тактично менять тему. Все дружно называли ее молодчиной.

— Ты такая храбрая девочка! — говорили ей. — Ты заслужила медаль за отвагу.

Да, она держалась с гордым достоинством, была стойкой и невозмутимой, потому что именно такой ее хотели видеть окружающие.

Но они забывали, какая она хорошая актриса.

Другая Кэрри — та, которой она была, — являла собой мстительную фурию. В своих мечтах она расплачивалась кредиткой Хью за мужские эскорт-услуги, эксклюзивные сумочки и полностраничное объявление в «Фарминг тайме» о том, что ее бывший жених — бессердечный, бесхребетный ублюдок. В своих мечтах Кэрри представляла Хью голым и в колодках, при этом все женщины мира, которые когда-либо пережили душевную боль из-за мужского предательства, забрасывали его тухлыми яйцами и прокисшими молочными коктейлями.

Кэрри открыла глаза и увидела Ровену. Подруга с раскрасневшимся лицом стояла над ней и держала в руке большую деревянную ложку.

— О Господи, что ты делаешь?

— Мы едем в город, — серьезно объявила Ровена.

— Хорошо, но зачем тебе ложка?

— Сначала мы позавтракаем.

— Ты говоришь о себе во множественном числе, как королевская особа? — спросила Кэрри, выглядывая из-под пухового одеяла.

— Вовсе нет. Я говорю не только о себе. Ты поедешь со мной.

— Насколько я понимаю, сопротивление бесполезно?

— Совершенно верно, — поставила точку Ровена и прошествовала из комнаты походкой королевы Виктории.

Откинув одеяло, Кэрри сунула ноги в шлепанцы и, шаркая, спустилась по лестнице на первый этаж. В кухне на плите шипела сковорода с яйцами и беконом, а Ровена разливала по двум стаканам какую-то жидкость неопределенного цвета — что-то среднее между красновато-коричневым и бурым.

— Это «смузи», — объявила подруга. — Ягоды асаи, пырей и гранат. Очень полезный напиток.

Кэрри стояла, прислонившись к дверному косяку, и терла глаза.

— Но ты выкуриваешь по пачке в день, Ровена, — сказала она, с отвращением разглядывая «смузи».

— Этот коктейль восстановит баланс в организме. В нем полно антиоксидантов, которые уничтожат мои свободные радикалы. — Она с улыбкой протянула стакан Кэрри: — На, держи. Закрой глаза и попробуй.

Не желая огорчать хозяйку, Кэрри сделала глоток, надеясь, что ее не вырвет. Она плохо спала — лежала в постели и думала, хватит ли ей смелости приехать на ферму к Хью, чтобы разобраться в их запутанной финансовой ситуации.

— Черт возьми! — воскликнула Кэрри, захлебнувшись коктейлем.

— Правда, вкусно? — с гордостью спросила Ровена.

— Ты добавила сюда «Джек Дэниеле»?

— Я подумала, так легче пойдет.

— В половине десятого утра?

— Ну да. А что, есть возражения?

Кэрри глотнула еще, на этот раз ей даже понравилось больше.

— Нет. Очень вкусно. Такой коктейль надо продавать в аптеках.

Ровена схватила свой стакан и довольно усмехнулась.

— Это первая часть твоей терапии, — провозгласила она.

— Какой же будет вторая? — подозрительно осведомилась Кэрри, подумав, что «смузи» гораздо слаще и приятнее некоторых лекарств.

Но Ровена с улыбкой сказала:

— Мы возьмем Хейли и займемся шопингом, а потом поедем на ленч в «Терф». Недсон поведет машину, так что мы сможем выпить, а ты, моя девочка, будешь по полной программе наслаждаться жизнью!

 

Глава 4

В двадцати милях от Пакли, в центре Оксфорда, Мэтт лежал в странной кровати в странной комнате. Рядом с ним тихо похрапывала бухгалтер Наташа Редмонт, которую Мэтт знал еще с приготовительного колледжа: они вместе учились в школе-интернате. Вчера вечером он столкнулся с ней в одном из центральных городских пабов.

Вернувшись домой из Тамана, он распаковал вещи, принял душ и отправился перекусить в паб «Ягненок и флаг». Сел за столик на открытой веранде с пинтой пива и сделал вид, что читает биографию Нелсона Манделы, не желая ни с кем вступать в разговоры. Однако для Наташи он сделал исключение.

— Минти, дорогой, это ты? — завизжала она.

От неожиданности Мэтт пролил пиво и уронил книгу на булыжную мостовую. Он узнал Наташу, даже не глядя: она назвала его дурацкой школьной кличкой, которая прилепилась к нему еще с начальных классов. К тому же у Наташи имелась одна особенность: она говорила, мурлыча. Такая манера речи привлекла его сразу, как только они познакомились много лет назад. С тех пор, когда их пути пересекались, они время от времени бывали вместе.

Поэтому, увидев ее в пивном садике с подругой, которая через полчаса благоразумно исчезла, Мэтт понял, где проведет эту ночь… и следующее утро.

— Доброе утро, доктор Ландор, — пропела Наташа грудным голоском. — Как ваше самочувствие?

Мэтт погладил ее бедро, ощущая под пальцами гладкую теплую кожу.

— Ты не возражаешь? — спросил он, лаская ее. Наташа издала довольный вздох и поймала его пальцы.

— Все это очень заманчиво, Минти, но на этот раз я пас. Мне надо вставать. Я иду на свадьбу, и ты, кстати, тоже — не забыл?

Соскользнув с кровати, она в чем мать родила прошлепала в ванную. Он уже видел все это раньше, но впечатления были по-прежнему сильными. В школе его подростковые гормоны едва не взрывались, когда она в короткой до неприличия юбчонке проходида мимо. Но больше всего ему нравилось то, что Наташа никогда не питала к нему сентиментальных чувств — так же, как и он к ней. Они были одного поля ягода: мальчик и девочка, которые искали удовольствий, мечтая сбросить с себя оковы образования и окунуться в реальный мир.

За шумом воды было слышно, как под окном проносятся машины, едущие в центр Оксфорда. Мэтт снял эту квартирку у бывшего коллеги, пуританина-анестезиолога, который, наверное, получил бы разрыв сердца, если бы узнал, что творится в его постели. Мэтт пошарил рукой по прикроватному столику в поисках своих наручных часов, но не нашел их, откинул пуховое одеяло и встал с постели. Наташа вышла из ванной, замотанная в узкое полотенце, которое едва прикрывало ее прелести.

— Я вижу, ты по-прежнему готов к бою, милый? — спросила она, многозначительно глядя на его пах.

Он потер заспанные глаза.

— Моя готовность повысилась бы еще больше, если бы ты вернулась в постель. Но раз ты не хочешь, тогда пойду приму душ.

Наташа застонала.

— Мне ужасно стыдно, но, кажется, я израсходовала всю горячую воду.

— Не волнуйся, я обойдусь.

— О Боже! — Она поморщилась. — Наверное, нам надо было помыться вместе.

— Ничего, холодный душ будет мне полезен, ведь ты не останешься здесь на весь день, — проворчал он.

Полчаса спустя, поеживаясь от утренней летней прохлады — и это несмотря на рубашку, свитер и джинсы, — он вошел в кухню и застал Наташу у плиты. Она пекла блинчики, нарядившись в его футболку — одну из тех, что он привез из Тамана. — Наташа…

— Хм-м, — отозвалась она, эротично слизывая с пальцев сливочное масло.

— Ты будешь в районе Оксфорда в ближайшие две недели?

Она вылила тесто на сковородку и покрутила ее в руке.

— Возможно.

— А у тебя нет…

— Ты хочешь знать, не сплю ли я с кем-то еще? — подсказала Наташа.

— Ну да, — согласился Мэтт. — Мне очень приятно твое общество, но я не хочу встревать между тобой и каким-нибудь биржевым маклером из Далвич-Виллиджа.

Она переложила блинчик со сковороды на тарелку и протянула ему.

— Милый Мэтт, ты всегда отличался повышенной совестливостью. Спешу тебя успокоить: в данный момент я дала отбой всем биржевым маклерам, так что, если захочешь немного отдохнуть от мирской суеты, обращайся — я к твоим услугам.

— Отлично, — сказал он, глядя, как она наливает в две кружки кофе из кофеварки.

Интересно, почему Наташа до сих пор не замужем и живет одна? Ей тридцать два года — так же, как и ему; разница в возрасте — плюс-минус несколько недель. При такой внешности у нее, наверное, отбоя нет от женихов… Наташа села за стол и отхлебнула кофе. Мэтт принялся за второй блинчик.

— А ты почему не ешь?

— В блинах полно жиров и холестерина. Уж лучше стрескать жареного паука.

Мэтт засмеялся.

— Поверь мне, ты не стала бы его есть.

— Ты хочешь сказать… О Боже, Мэтт! Это отвратительно…

— Зато очень питательно. Кулинария — это часть национальной культуры, Наташа. Паук ничем не хуже лангуста или свиной отбивной.

Она закинула ноги на стол рядом с его тарелкой и пошевелила симпатичными пальчиками. Они были не очень чистыми, но это почему-то еще больше завело Мэтта.

Полчаса спустя она помыла посуду, а он сполоснулся под душем.

— Ну, все, я готова, — объявила она, вытирая руки об его майку. — Мы увидимся на этой неделе? Вряд ли сегодня на банкете нам удастся побыть вдвоем, так что это не будет считаться свиданием.

— Я тебе позвоню, можно?

— Конечно, — разрешила Наташа, но он слишком хорошо ее знал и услышал в ее голосе нотки разочарования.

— Хочешь, встретимся во вторник вечером? Сходим в кино, а потом поужинаем.

Она просияла.

— Ммм. Пожалуй, во вторник я смогу уделить тебе время. Мне заехать сюда?

— Мы могли бы встретиться в городе. Ты наверняка знаешь там какое-нибудь уютное местечко.

— Предлагаю пойти в «Герцог Кембриджский». Там делают великолепные коктейли с шампанским, и все бармены— красавчики как на подбор!

Мэтт расхохотался.

— Вот и отлично. Если я тебе надоем, закадришь кого-нибудь из них.

Пока она одевалась, Мэтт выпил пару таблеток парацетамола, чтобы снять похмелье и усталость после длительного полета. Он решил немного прогуляться: надо было взбодриться. Вернулась Наташа, на ходу запихивая в сумочку кошелек. Мэтт взял с дивана шаль и накинул ей на плечи.

— Наташа, я пробуду в отпуске всего четыре месяца, а может, и меньше. В октябре мне надо возвращаться в Таман. Я вообще не хотел ехать домой, но меня попросили — я тут должен кое в чем разобраться.

Он не сказал Наташе про аварию, а сама она никак не могла о ней услышать. Даже его родные знали о случившемся лишь в общих чертах. Наташа покачала головой, как будто удивляясь его тупости, и раздраженно вздохнула.

— Мэтт, ты меня разочаровываешь. Ну, зачем ты передо мной оправдываешься? Я прекрасно знаю правила игры. Мы с тобой — два сапога пара. Тебе нужно немного расслабиться, а мне — немного развеяться, не более того.

Мэтт улыбнулся. Все-таки Таша — настоящая подруга. Возможно, эти несколько недель в Англии и впрямь пойдут ему на пользу.

— Ну, до вторника, — сказала она. — Кстати, мне нравятся твои длинные волосы, а татуировки… просто супер!

Она сбежала по лестнице, цокая каблучками, и Мэтт опять улегся на диван. До свадьбы еще несколько часов. Можно почитать газеты — узнать, что происходит в Англии, как играет «Арсенал» и кто управляет страной. А можно сходить в маленькую кофейню за углом и залить в себя несколько галлонов кофе — проверить, как подействует кофеин: убьет или исцелит. Но сначала надо найти бумажник. Интересно, почем нынче чашечка эс-прессо? Фунт? Два? Десять? Или тридцать…

Спустя некоторое время Мэтт очнулся на диване с болью в шее и онемевшей ногой. Интересно, который час? В конце концов, он нашел свои наручные часы в спальне, под трусами, которые были на нем вчера вечером. Похоже, часы остановились. Скорее всего, это случилось ночью, когда закрылся клуб, и они с Наташей ввалились в такси. Хотя… секундная стрелка продолжает двигаться. Если его часы показывают правильное время, значит…

Он расчехлил свой мобильный телефон и взглянул на экран, потом закрыл глаза, надеясь, что перелет через несколько часовых поясов и наркотики вызвали у него галлюцинации. Когда же стало ясно, что он не спит и этот кошмар происходит наяву, Мэтт подошел к гардеробной и открыл дверцу. Костюм и рубашка висели на прежнем месте, укоряя своим торжественным видом. Проклятие, он опаздывает на свадьбу!

 

Глава 5

План Ровены в отношении Кэрри включал тройную ударную терапию: алкоголь, шопинг и поездку по городу с Нелсоном в качестве шофера. Сейчас они гуляли в «Терфе» — средневековом пабе, ютившемся между двумя колледжами. В маленьком пивном дворике собралась чуть ли не половина Оксфорда: студенты, туристы и горожане, отдыхавшие после походов по магазинам, галдели на разные голоса, сбившись в одну кучу. Была жаркая июньская суббота, завершалась пора экзаменов, и кругом воняло дешевым сидром, которым студенты поливали друг друга, празднуя окончание сессии.

— Что желаете, мэм? — прокричал бармен на ухо Кэрри.

Она тряхнула головой.

— О Боже! Да, простите. Три половинные порции «Старой Рози» и пинту кока-колы.

Кэрри протолкалась сквозь пьяную толпу и подошла к Ровене, Хейли и Нелсону — бойфренду Ровены, которому она периодически давала отставку. Они стояли у стены возле мужского туалета. Хейли возбужденно размахивала руками. Она все утро носилась по магазинам, как тигрица на охоте, и теперь хвасталась своими приобретениями.

— Спасибо, Кэрри! Я просто умираю от жажды. Простите, что из-за меня вы так долго проторчали в «Муссоне», но мне крупно повезло: я купила кашемировую шаль точно такого же цвета, что и туфли, и если теперь мне удастся найти сумочку в тон, это будет предел моих мечтаний!

Кэрри с улыбкой протянула Хейли стакан с сидром. Они целых два часа искали эту проклятую кашемировую шаль, и под конец Кэрри уже начала подумывать о самоубийстве.

Ровена тоже взяла стакан, но сначала снова взглянула на часы.

— Ты куда-то торопишься? — спросила Кэрри.

— Я? Да нет. Время еще позволяет.

— Правда, здорово, что мы сегодня выбрались в город? В солнечную погоду Оксфорд просто великолепен!

— Да, чудесно, — согласилась Кэрри, и в этот момент на нее налетел студент в галстуке-бабочке, забрызгав ее майку светлым пивом.

Рядом с ними взорвалась хлопушка. Нелсон смотрел в свой стакан с кока-колой. У него был такой вид, как будто он присутствует на собственных похоронах.

— Ради нашей поездки Нелсон пропустил фестиваль старинных «фольксвагенов», — сказала Ровена, поглаживая его по затылку, словно он был ее любимой собачкой. — Я не забуду этого, малыш. Обещаю, ты получишь от меня награду.

— Сколько еще мы будем здесь торчать? — проворчал он.

В жизни Нелсона было всего две страсти: его коллекция старинных автофургонов марки «Фольксваген» и Ровена. Он обожал свою подружку и готов был целовать землю, по которой она ходила, но, к сожалению, Ровена не отвечала взаимностью и бессовестно пользовалась его любовью.

— Успокойся, Нелсон, все не так плохо, — пропела она.

— Ты же знаешь: я надеялся присмотреть на этом фестивале новый «сплитти», а теперь мне туда уже не успеть, — пожаловался он.

— Какой еще «сплитти»? — не выдержала Кэрри. — Впервые слышу это слово.

Нелсон презрительно фыркнул, возмущенный ее невежеством.

— «Сплитти», к твоему сведению, это автофургон «фольксваген» с разделенным ветровым стеклом. Я присмотрел один, оранжевого цвета, и хотел прицениться, — проговорил он, мрачно поглядывая на Ровену.

Кэрри стало жаль парня. Бедный многострадальный Нелсон! Он ухаживал за Ровеной в своей неуклюжей флегматичной манере вот уже несколько лет. Время от времени — обычно будучи подшофе — она бросала ему косточку, позволяя остаться на ночь, но вовсе не собиралась приглашать его жить. Кэрри не понимала, как Нелсон это терпит.

— Послушай, Нелсон, мы уже отдохнули, — ласково сказала она. — Хейли купила все, что нужно. И потом, здесь, в городе, ужасно жарко. Сейчас мы допьем, и ты отвезешь нас домой. Может, ты еще успеешь на свой фестиваль.

— Нелсону здесь нравится, — отрезала Ровена. Кэрри оставила ее реплику без внимания.

— Нелсон, ты же хочешь домой, правда?

— Пойду отолью, — сказал он с таким видом, как будто ему предлагали выбрать между повешением и казнью на электрическом стуле.

Когда он скрылся в туалете, Хейли принялась вещать про новую линию съедобного дамского белья из магазина «Милые пустяки» — секс-шопа, в котором она работала:

— Мы только что запустили в продажу особую коллекцию для девичников. Белье сделано из рисовой бумаги и на вкус напоминает куриное мясо. Его можно сосать, можно глотать. Оно идеально подходит для девичника, первой брачной ночи, медового месяца… — Хейли поспешно зажала рот рукой. — Ой, прости, я забыла! Знаешь, я не хотела…

Ровена выпустила колечко дыма.

— Валяй дальше, Хейли.

— Все в порядке. Не надо обращаться со мной как с сумасшедшей. Я не питаю ненависти к женихам и невестам и не вынашиваю планы мести, — заверила Кэрри.

Ровена потянула носом:

— Чем это пахнет?

Кэрри поморщилась.

— Какой-то студент облил меня пивом. Пойду в туалет — может, удастся хоть немного отмыться.

В пустом туалете воняло мочой. Кэрри смочила холодной водой бумажное полотенце и похлопала им по пятну от пива, после чего скользнула в кабинку и заперла дверь, старательно сдерживая дыхание. Интересно, когда, наконец, ее подруги поймут, что она уже справилась со стрессом, и прекратят с ней миндальничать?

— Черт!

Дверь кабинки заходила ходуном.

— Эй, там есть кто-нибудь?

Кэрри открыла и очутилась лицом к лицу с двумя девушками, которые натягивали на себя шелковые платья. Высокая блондинка с лошадиным лицом чем-то напоминала Джоэли Ричардсон , а вторая была похожа на молодую Найджеллу Лаусон .

Когда Кэрри вышла из кабинки, Найджелла прикрыла рот ладошкой.

— Ой, простите! Мы не знали, что вы там.

— Думали, замок сломался, — пробасила Джоэли. — Мы торопимся на свадьбу, и нам нужно срочно переодеться.

Найджелла взяла с раковины шляпку.

— Мы решили немножко пройтись по магазинам и чуть-чуть выпить перед поездкой.

— И теперь мы немножко опьянели и чуть-чуть опаздываем. Вообще-то опаздываем мы прилично. А вы, случайно, не местная? Не знаете, как срезать дорогу в Стипл-Фриттон?

Кэрри немного знала это место: ей доводилось играть в тамошнем сельском клубе.

— Гм-м. Это к северу отсюда. Думаю, если вы поедете по проселочным дорогам, то доберетесь минут за сорок. Главное, чтобы какой-нибудь трактор не встал у вас на пути.

— Твою мать! — выругалась Джоэли, ткнув себе в глаз щеточкой с тушью для ресниц.

— Когда начинается свадьба? — поинтересовалась Кэрри.

— В половине четвертого, — сообщила Найджелла.

— А сейчас который час?

Джоэли достала свой мобильный.

— Почти три.

— Тогда вы, скорее всего, опоздаете.

Джоэли вздохнула.

— Думаете, они сильно огорчатся, если мы пропустим церковную церемонию и подвалим прямо к свадебному столу — на шампанское и канапе?

— Все зависит от того, насколько близко вы с ними знакомы, — ответила Кэрри, мечтая поскорее выбраться из туалета: бедняга Нелсон и так достаточно настрадался!

— Вообще-то не слишком близко, — доверительно сказала Джоэли. — Между нами говоря, мы едва знакомы с невестой, а жениха вообще никогда не видели.

— Это свадьба нашей начальницы, — прошептала Найджелла, как будто невеста могла каким-то образом их услышать, — и мы не можем на нее не прийти.

Джоэли чуть сдвинула набок шляпку с широкими мягкими полями и спросила:

— Мы, наверное, производим впечатление стервозных девиц?

Кэрри только улыбнулась и подставила руки под ледяную струю воды, со странным наслаждением ощущая, как немеют пальцы.

— Вам лучше поторопиться. Кто знает? Может, вы и успеете на церемонию. Невесты обычно опаздывают на венчание… — сказала Кэрри, подумав о том, что ей самой вообще не довелось попасть на торжество.

Найджелла хохотнула.

— Опаздывают! Вы шутите? Фенелла Хардинг даже на собственные похороны придет заранее.

Кэрри удивленно вытаращила глаза:

— Фенелла Хардинг?

— Да. Вы ее знаете?

Она покачала головой и закрыла кран.

— Нет, не знаю.

— А мне показалось, что это имя вам знакомо, — с подозрением сказала Найджелла.

Кэрри сверкнула улыбкой. Да, она немного знала Фенеллу — эта дамочка возглавляла бухгалтерскую компанию, которая вела финансовые дела фермы, — но сейчас Кэрри меньше всего хотелось продолжать этот разговор. Ее друзья, наверное, решили, что она утонула в унитазе…

— Нет, я никогда про нее не слышала, — сказала Кэрри.

Найджелла вздохнула.

— Вам крупно повезло. Между нами говоря, порядочная сволочь. Даже не представляю, как она вообще нашла себе жениха.

Джоэли сморщила носик.

— Наверное, с помощью наркотиков. Или хлыста для быков. Она ведь заарканила какого-то деревенщину-фермера.

Кэрри поймала свое отражение в зеркале и подумала, не подкрасить ли ей брови.

— Вот как? — рассеянно бросила она.

— Ага. Странно, правда? Можно было бы предположить, что такая хищница, как Фенелла, приберет к рукам какого-нибудь биржевого маклера или адвоката. Однако этот парень из богатой семьи — денег у него куры не клюют, хоть они и вложены в поля и коров, — сообщила Найджелла.

— Она хвастает, что отбила его у какой-то бедняжки, с которой он прожил много лет, — добавила Джоэли, намазывая губы яркой помадой. — Правда, все говорят, что она спала с этим парнем еще до того, как он расстался со своей прежней подружкой.

— Невеста всегда последней узнает о таких вещах. Монти Моррисон видел Фенеллу в «Четырех сезонах» с каким-то нескладным великаном в вельветовых штанах и белой рубашке. Это, наверное, и был жених. Монти говорит, что они сели в новенький «рейнджровер» и поехали в лес Уайтэм, чтобы там перепихнуться, — продолжила Найджелла.

Сердце Кэрри на мгновение остановилось. Она посмотрела на свое отражение в потрескавшемся зеркале.

— Какого цвета? — пробормотала она.

— Простите, что?

Она переспросила громче:

— Какого цвета был «рейнджровер», который видел ваш приятель?

Найджелла вздохнула:

— Не знаю, милочка, но он сказал, что они поехали на нем в лес.

Кэрри потянулась за бумажным полотенцем, руки ее дрожали.

— Какое ужасное потрясение для его невесты, — сказала она, превозмогая тошноту.

— Вот именно. Дерьмо, а не мужик! — подхватила Джоэли. — Хотя если он спал с такой сучкой, как Фенелла, то большего он и не заслуживает.

— Как его зовут, я забыла? — спросила Найджелла. — У него какое-то крестьянское имя.

— Да, оно еще странно пишется. Наверное, иностранное. Я удивилась, когда прочитала его в приглашении.

— Хью Бригсток, — подсказала Кэрри.

Девушки разом обернулись к ней.

— Что-о? — пропели они в унисон.

— Хью, пишется через «дабл-ю». Это уэльское имя.

Подруги обалдело смотрели на нее.

— О Боже, вы с ним знакомы? Он, в самом деле, из деревни? Вы знаете его бывшую девушку? Вы… — Они округлили глаза, потом обе одновременно открыли рты. — Твою мать!

В этот момент в туалетную комнату ворвались солнечный свет и шум. На пороге стояла Хейли.

— Кэрри, а мы думали, куда ты подевалась! Нелсон согласен пропустить фестиваль «фольксвагенов», так что торопиться ни к чему.

Но Кэрри уже ничего не видела и не слышала. Она ринулась к выходу, по пути толкнув Хейли и отбросив ее к двери туалета. Часы на башне нового колледжа начали отбивать время, перекрывая своими ударами гул голосов, смех и звон стаканов.

Один, два, три…

— Кэрри, что случилось? — испуганно спросила Хейли, но Кэрри показалось, что этот голос доносится с другой планеты.

— Ничего. Просто голова заболела. Скажи Нелсону и Ровене, что я пошла за аспирином.

Оцепенев от шока, она медленно побрела по булыжной мостовой. Однако добравшись до светофора на Брод-стрит, Кэрри пустилась бежать. Сердце бешено стучало, когда она неслась мимо колледжей и магазинов, направляясь к стоянке такси на Сент-Джайлс. При этом она чуть не налетела на велосипедиста; тот завихлял из стороны в сторону и проехал мимо, отчаянно сигналя и ругаясь.

Оцепенение прошло, уступив место приступу жгучей боли, которая скручивала все внутренности в один тугой узел. Как Хью мог так с ней поступить? Мало того, что он бросил ее за две недели до свадьбы, так теперь, не прошло и четырех месяцев, он клянется в вечной любви другой женщине. О Боже, ведь он, наверное, крутил с ней роман, еще живя с Кэрри! И почему именно Фенелла Хардинг? Склочница, лицемерка, стерва!

Когда Кэрри добежала до стоянки такси, к тротуару как раз подъехала свободная машина. Первой в очереди стояла дородная женщина с десятком пакетов, набитых покупками.

— Простите, мне срочно! — крикнула Кэрри.

— Куда вы лезете? Сейчас моя очередь!

Кэрри оттеснила плечом разъяренную тетку.

— Это вопрос жизни и смерти.

— А мне плевать! Дайте мне сесть в машину. Я опаздываю на поезд.

— Наркоманов я не вожу, — заявил водитель.

— Я не наркоманка, и заплачу вам по двойному тарифу, если вы отвезете меня туда, куда я скажу.

Таксист продолжал смотреть на Кэрри с сомнением, и она его прекрасно понимала. Он, наверное, принял ее за сумасшедшую, и почти угадал. Вот только наркотики здесь были ни при чем.

— Тройной тариф? — предложила она, надеясь, что Ровена согласится подождать арендную плату за эту неделю.

— Ладно, поехали.

Взревел мотор, и такси так резко рвануло с места, что Кэрри отбросило на спинку сиденья. Когда они остановились на светофоре на Сент-Джайлс, водитель, обернувшись, спросил:

— Ну, и куда же мы так торопимся?

Кэрри вцепилась руками в сиденье и ответила громко, чтобы исключить любые неясности:

— Церковь Святого Марка, Стипл-Фриттон. Я опаздываю на свадьбу.

 

Глава 6

Единственным утешением Кэрри после того, как Хью отменил свадьбу, был тот факт, что здесь, по крайней мере, не замешана другая женщина. Это первое, о чем она спросила его в ту ужасную ночь. Бурное возмущение с его стороны сменилось таким сильным шоком и такой искренней обидой, что Кэрри ему поверила, даже будучи вне себя от гнева и боли. Оставшийся здравый ум подсказывал ей, что если он имел мужество отказаться от женитьбы, то ему должно хватить смелости объяснить ей причину такого поступка.

Потрясение было жестоким. Сначала Кэрри отказывалась верить в случившееся. Затем ее охватило горькое отчаяние, смешанное с яростью. Она злилась на него, больше не желала его видеть… но отдала бы все на свете, лишь бы он передумал и вернулся к ней.

В ту ночь, когда он объявил о разрыве, Кэрри то и дело задавалась вопросом: «Почему?» Она многократно выкрикивала это слово, но получила сто вариантов одного и того же ответа: он чувствует себя загнанным в ловушку; он задыхается от такой жизни. То обстоятельство, что именно Хью предложил Кэрри выйти за него замуж, ничего не меняло. Он твердо стоял на своем. Прощай и большое спасибо за все! Он сказал, что она может остаться на ферме, но Кэрри решительно отказалась: уж лучше пройтись по раскаленным углям!

А потом приехала Ровена.

Две недели спустя, наконец, набравшись храбрости, Кэрри позвонила Хью и договорилась, что приедет на ферму за своими вещами — при условии, что в это время его не будет в доме.

Даже в дождливый мартовский день ферма Пакли выглядела по-своему красивой. Основная часть дома была построена в викторианскую эпоху, хотя некоторые флигели были гораздо старше. Причудливые крылья здания беспорядочно тянулись по двору: каждое поколение Бригстоков добавило в архитектуру что-то свое. Внутренняя планировка тоже была необычна: комнаты располагались в самых неожиданных местах. Кэрри полюбила этот дом с того самого дня, когда Хью впервые привел ее к себе в гости.

Как обычно, дверь была не заперта, и Кэрри шагнула за порог с таким ощущением, как будто она совершает нечто недозволенное. Ноги задело что-то пушистое.

— Макавити!

Кот поднял мордочку и устремил на Кэрри зеленые глаза, после чего, с надеждой подергивая хвостом, прошествовал к буфету. Смаргивая слезы, Кэрри погладила его по мягкой шерстке и прошептала:

— Я бы с радостью забрала тебя с собой, но у Ровены аллергия на кошек, и, если честно, Мак, я боюсь, что у тебя разовьется аллергия на Ровену.

Макавити был не из тех котов, которых можно спокойно взять на руки и приласкать, поэтому Кэрри насыпала ему в миску сухого корма с рыбой и выпрямилась, понимая, что нарочно тянет время: сейчас перед ней стоит задача освободить комнату.

Схватив картонную коробку, Кэрри поднялась по лестнице, прислушиваясь к каждому до боли знакомому скрипу. Дверь в спальню была укреплена брусьями и обита мягким материалом, который оберегал головы нескольких поколений Бригстоков. Сейчас эта дверь, запиравшаяся на щеколду, была настежь распахнута. Кэрри заметила на кровати взбитые подушки и новое пуховое одеяло, которое она видела впервые и которое ни за что не потерпела бы на собственной постели: от этого жуткого цветочного рисунка бросало в дрожь.

Значит, расставшись с ней, Хью решил заодно сменить и постельное белье? Нет, пожалуй, для него это было бы слишком. Скорее всего, одеяло сменила его мама. А может, он не мог спать на тех простынях, на которых они когда-то спали вместе? Может, он хотел начать новую жизнь… А вдруг он все-таки жалел о случившемся?

Кэрри побросала в коробку несколько книжек в мягком переплете и кое-какие безделушки, потом достала из гардероба свою одежду. Осталась только шкатулка с украшениями. Кэрри знала, что в ней лежит, поэтому не стала открывать крышку, а просто пихнула шкатулку в коробку, поверх остальных вещей. Наконец, она взяла полиэтиленовый пакет и прошла в гостиную. Было тихо, если не считать унылого тиканья часов на каминной полке. Кэрри терпеть не могла эти старые уродливые часы в форме наполеоновской треуголки, но они стояли здесь целую вечность, и у нее не поднялась рука, чтобы от них избавиться. Сейчас ей хотелось только одного — забрать с серванта фотографию, на которой они с Хью были запечатлены в академических шапочках и мантиях в день окончания университета.

— Кэрри! — раздался низкий голос Хью. Ее пульс участился.

— Ты обещал не мешать, — не оборачиваясь, прошептала Кэрри.

— Да, обещал, но мне пришлось вернуться на ферму — у нас проблемы с одной из коров.

— С какой именно?

— С Миллисент. У нее мастит. Я привел к ней ветеринара.

Кэрри всегда удивляло, что Хью — человек деловой и неромантический во всех остальных отношениях — знает по именам всех коров из своего четырехсотголового стада. Она сдержала неуместный порыв сочувствия, боясь, что общие переживания за корову окончательно ее расстроят.

— Но ведь она поправится?

— Конечно.

Кэрри, наконец, повернулась к нему лицом. Густые волосы соломенного цвета были всклокочены, под глазами темнели круги почти такого же цвета, что и его бессменный рабочий комбинезон. Странно, но брызги коровьего навоза на лице Хью вызвали в душе Кэрри острый прилив нежности.

— Да, я пообещал, что не буду тебя беспокоить, но мне захотелось узнать, как у тебя дела.

Сердце девушки подпрыгнуло. Он что, пытается помириться? Но тут Кэрри увидела его мрачное лицо и поняла, что все надежды напрасны.

— У меня все хорошо, — сказала она, крепче сжав в руках рамку с фотографией. — Правда, недавно случилась маленькая неприятность — мой жених расторг помолвку, а в остальном все просто замечательно.

— Наверное, я заслужил твой укор, но, знаешь, ты мне небезразлична, и это решение не было простой прихотью.

— Вот как? А я-то, дура, думала! Ну, конечно: ты притащился домой с мальчишника и велел мне убираться вон из твоей жизни — какая же это прихоть?

Кэрри видела, что Хью изо всех сил пытается сохранять спокойствие, и это бесило ее еще больше.

— Понимаю, ты расстроена, Кэрри, но не надо скандалить. От этого не будет легче ни мне, ни тебе.

— Расстроена? Вовсе нет. Я уже справилась со своими чувствами. — Она подхватила с пола полиэтиленовый пакет. — Я собрала вещи и сейчас уйду из твоей жизни, как ты и хотел. Кстати, я тут прихватила несколько безделушек — надеюсь, ты не возражаешь? — язвительно добавила она.

Хью покачал головой. Он был похож на большую лохматую собаку, которая написала на ковер, — такой виноватый, такой пристыженный… Кэрри очень хотела его возненавидеть, но не могла. Вовсе не от ненависти ее сердце отчаянно колотилось под ребрами так, что даже болело в груди.

— Конечно, не возражаю. Бери все, что хочешь, — устало бросил Хью.

— Ты это серьезно? — спросила она, невольно повысив голос.

— Ну да. Возьми все, что тебе нужно.

— Все? Ты хочешь отдать мне все — коровник, кур, свой трактор?

— Ты отлично знаешь, что я имею в виду. Можешь забрать то, что захочешь. А вообще нам надо как-нибудь разобраться с этим вопросом.

— С каким вопросом?

— С финансовым. Ты имеешь право на часть дома и долю в бизнесе, — буркнул Хью. — Это вполне справедливо.

Ах, вот оно что: не прошло и двух недель после их разрыва, а он уже составляет новый бухгалтерский баланс!

— Не рановато ли думать об этом?

Солнце, внезапно заглянувшее в старинные окна, ярко осветило лицо Хью, показав его истинные чувства. Не сказать, что он выглядел злым, но по спине Кэрри пробежал холодок. Ей уже доводилось видеть эти крепко сжатые челюсти: они означали, что он принял решение.

— Рано или поздно нам придется разобраться с финансовым вопросом. Я хочу быть честным по отношению к тебе. Ты много лет работала на моей ферме и вложила в нее немало труда.

— Черт побери! Неужели ты хочешь сказать, что чувствуешь себя виноватым?

— Кэрри, не начинай все сначала!

— Чего не начинать? Ты бросил меня, Хью! Ведь ты сам предложил мне выйти за тебя замуж. Я не просила устраивать королевскую свадьбу. Так хотели ты и твоя мама.

— А ты нет? — сердито спросил Хью, потом вздохнул. — Послушай, я не собираюсь устраивать очередную ссору. Мне больше нечего сказать. Прости за то, что между нами произошло. Мне очень жаль, что так получилось, но ничего не поделаешь. Надо как-то жить дальше. Я хочу, чтобы ты была счастлива, Кэрри, а со мной ты никогда не будешь счастлива — теперь я это знаю.

— Что ж, Хью, большое тебе спасибо за этот набор банальностей.

— Если ты ждешь от меня каких-то бурных эмоций, то я вынужден тебя разочаровать. Впрочем, ты меня знаешь. Прости, мне надо возвращаться в коровник.

Он уходит, опять уходит! Ее охватила паника. Кэрри знала, что должна молчать, сохраняя гордое достоинство, но это было выше ее сил. Она не могла не задать свой вопрос, хоть заранее знала ответ и ощущала себя мотыльком, которого тянет к огню.

— Ты… ты меня больше не любишь?

— Я… — Хыо запнулся. — Ты мне очень симпатична…

Хорошо, что, кроме нее, на ферме больше никого не было и никто не увидел того, что случилось после. Рамка с фотографией внезапно взлетела в воздух. Должно быть, Хью пригнулся, или Кэрри не слишком метко прицелилась, но рамка врезалась в каминные часы. Раздался жуткий треск, по комнате разлетелись осколки стекла и обломки механизма.

— О Боже, Кэрри!

Хью съежился у камина.

— Я всегда терпеть не могла эти проклятые часы! — выкрикнула Кэрри, схватив свой пакет.

С того дня прошло уже три месяца, но они с Хью больше не виделись и, несмотря на его обещание, так и не разобрались с финансовым вопросом. Впрочем, в данный момент это волновало Кэрри меньше всего. Такси мчало ее в Стипл-Фриттон. Какая же трусливая парочка эти Фенелла и Хью — выбрали церковь в двадцати милях от Пакли!

Разумеется, для того, чтобы Кэрри не узнала об их свадьбе. Хотя странно, что до нее до сих пор не доходили никакие слухи. Интересно, почему все молчали? Ладно, об этом Кэрри подумает позже, а сейчас ей предстоит важное дело. Может, она не сумеет расстроить брак Хью и Фенеллы, но одного добьется точно: все присутствующие в церкви — и те, кто окажется поблизости, — навсегда запомнят этот денек!

 

Глава 7

Такси с визгом затормозило. Бросив шоферу деньги, Кэрри выпрыгнула из салона, пробежала по дорожке к церкви и чуть не налетела на бочкообразного шафера, загородившего путь к дверям. Вышитый фрак делал его похожим на опереточный персонаж. Впрочем, чему удивляться? У этой гадюки Фенеллы Хардинг напрочь отсутствует вкус.

— Уже началось? — спросила Кэрри.

Толстый шафер промокнул лоб носовым платком.

— Э… не знаю… я вышел подышать свежим воздухом. Может, и началось. Вообще-то пора бы. Венчание было назначено на половину четвертого, но ее высочество опоздало — Хью прождал ее минут десять, не меньше. Так что, думаю, там только-только приступили к церемонии. Может, невеста хотела дать ему время для последних приготовлений? Не знаю. Я бы на его месте воспользовался моментом и сделал ноги.

— Можно мне войти? Я так торопилась!

Он беззастенчиво оглядел ее маечку и мини-юбку.

— Да уж вижу, крошка. Что, будильник не прозвенел?

— Сегодня ужасно жарко. Я решила не надевать шелковый костюм, чтобы не запариться, — проворковала Кэрри.

— Ну, в таком наряде ты точно не запаришься, — сальным голосом заметил он.

Она улыбнулась улыбкой крокодила, который готовится проглотить жирную утку.

— Так можно войти?

— Да, пожалуйста! Разве я могу не пустить тебя на такое важное мероприятие? Не каждый день мужчина добровольно и до конца своих дней отказывается от личной свободы.

Парень толкнул тяжелую дверь, ведущую в церковь, и Кэрри облегченно вздохнула. Наконец-то! Она уже думала, что ей придется подраться с шафером, чтобы попасть на свадьбу.

— Ты со стороны невесты или жениха, крошка? — спросил он.

— Что? А, со стороны жениха.

— В таком случае тебе полагается сидеть справа, но там уже все занято, так что садись где придется. Ты худенькая, куда-нибудь да втиснешься. А я потихоньку покурю, пока фотографы отдыхают.

Пахло дезинфицирующими средствами и пыльными ризами. Дверь в неф была слегка приоткрыта, из щели доносился зычный голос викария. Кэрри подкралась поближе. Ее сердце стучало так громко, что она боялась, как бы кто-нибудь из гостей не обернулся на звук.

То, что она увидела, поразило ее до глубины души. Церковь являла собой колышущееся море высоких причесок и огромных шляп. Разумеется, сторона невесты выглядела отвратительно. Она напоминала дешевый рыночный букет, в котором конфликтовали самые жуткие оттенки — светло-вишневый, бирюзовый и кислотно-желтый. Сторона жениха смотрелась поспокойнее. Родственники и друзья Хью были фермерами, в основном пожилыми и очень консервативными. Здесь преобладали приглушенные тона — серые, коричневые и оливковые с редкими вкраплениями бежевого. И кругом цветы, цветы, цветы! Это походило на взрыв в цветочной лавке. А вонь стояла, как в спальне у проститутки.

Фенелла была в длинном, расшитом бисером платье — ослепительно белом, с высоким стоячим воротником, делавшим ее похожей на злую Снежную королеву. Хью хоть и стоял спиной к Кэрри, но даже в дурацком фраке выглядел импозантным красавцем.

— Брак заключается с целью продления рода… — вещал викарий.

Кэрри сжала кулаки; ее потрясение постепенно сменялось гневом.

— Во-вторых, он является спасением от греха и блуда. Чтобы люди, не обладающие даром воздержания, могли пожениться…

В этот момент Фенелла стиснула руку Хью. Кэрри тихо фыркнула. Спасение от греха и блуда? Черт возьми, эту парочку спасать уже поздно!

— В-третьих, брак создан для взаимного единения, помощи и комфорта, которые муж и жена обязаны предоставлять друг другу как в радости, так и в горе. Если кто-нибудь может указать причину, по которой эта пара не должна сочетаться законным браком…

Кэрри открыла дверь чуть пошире.

— … Пусть говорит сейчас и впредь не высказывает свое мнение.

Вот бы шагнуть в проход между рядами и явить себя присутствующим! Все в ужасе повернут головы и застынут с открытыми ртами, а она встанет в середине зала и объявит громко, во всеуслышание: «Мой жених — бесхребетный негодяй, а Фенелла — ведьма-разлучница!»

Викарий потеряет дар речи. Гости потрясенно ахнут. Хью остолбенеет, а Фенелла станет белее своего жуткого платья. Потом священник посмотрит на Кэрри и скажет: «Ситуация довольно необычная, но я должен выслушать эту женщину. Вы возражаете против данного брака, юная леди?»

Все сидящие в церкви устремят на нее глаза и навострят уши, чтобы не пропустить ни единого слова… Просто мечта всей жизни!

Но момент был упущен: Кэрри промолчала. Да, ее до боли возмущала несправедливость происходящего, а внутри все клокотало от ярости, но она была гордой девушкой и к тому же хорошей актрисой, а хорошая актриса знает, когда следует скрыть свои чувства. Знает, как притвориться спокойной и полной достоинства, как сдержать крик раненой души… Кэрри с закрытыми глазами слушала, как Хью клянется Фенелле в любви и верности. Ну, все, с нее хватит! Она резко захлопнула дверь, нарушив стуком церковную тишину.

Она пришла сюда, чтобы увидеть все своими глазами, потому что до сих пор не могла окончательно поверить в предательство Хью. Всего несколько месяцев назад он расторг их помолвку и вот уже стоит перед алтарем с другой женщиной!

Кэрри спустилась по лестнице и вышла из церкви. Вход был украшен букетом совершенно невообразимой величины. Краем глаза Кэрри увидела змеившийся по земле шланг, потом огляделась по сторонам, но того толстого парня, который впустил ее в церковь, поблизости не оказалось. Кругом вообще не было ни души, только изнутри доносилось пение гимна.

Она понимала, что ее затея — просто глупое ребячество, но ничего не могла с собой поделать. Спокойно, но решительно Кэрри протянула руку к крану и повернула его до упора. Шланг мгновенно наполнился водой, его конец вздернулся кверху, точно хвост сумасшедшей змеи, и начал брызгать во все стороны. Кэрри подняла шланг и уже хотела было направить его на букет, но тут из церкви вышел один из шаферов — не тот толстяк, а высокий мужчина, с волосами, собранными в хвостик, и маленькой бородкой.

— Даже и не думайте, — сказал он, увидев Кэрри, стоявшую со шлангом в руке. — Ведь на самом деле вы этого вовсе не хотите.

— Нет, хочу, — объявила она, поднимая шланг.

Вода полилась на землю в нескольких шагах от цветов. Капли забрызгали туфли шафера. Он скрестил руки на груди.

— И чего вы добьетесь?

«Чего я добьюсь?» Этот человек говорит так, будто знает, кто она такая, но Кэрри, похоже, видит его впервые. Она повнимательнее вгляделась в непрошеного собеседника. Теперь он и впрямь показался ей смутно знакомым…

— Успокойтесь, пожалуйста.

— Слушайте, не лезьте не в свое дело и уйдите с дороги, если не хотите промокнуть.

Она слегка передвинула струю, подбираясь к букету, но промахнулась и намочила штанины незнакомца.

— Послушайте, если вам так хочется, можете меня утопить — мне без разницы. Но, испортив эти цветы, вы не почувствуете никакого облегчения.

— Вы не имеете права вмешиваться.

— Я желаю вам добра, — сказал он.

— Черта с два! Вы желаете добра Фенелле и Хью. Просто вы не хотите, чтобы я испортила их идеальную свадьбу.

Он холодно посмотрел на Кэрри.

— Верно, но еще я не хочу, чтобы вы попали в дурацкое положение.

— Вы напрасно тратите время, потому что, если я и попаду в дурацкое положение, мне на это плевать.

Он вдруг шагнул вперед и встал перед букетом, загородив его собой. Кэрри дернула шлангом и намочила его туфли.

— Черт!

— Я вас предупреждала, — сказала она.

— Слушайте, я понимаю: сейчас вам на все плевать, но завтра, поверьте, вам будет очень стыдно. Так что лучше положите шланг и поезжайте домой. Я вижу, вы сильно расстроены.

— Я? Расстроена? О нет! Я безумно, безумно счастлива! Мне весело. Послушайте, как я смеюсь: ха-ха-ха! Я просто вне себя от восторга. Мой жених бросил меня перед самой свадьбой, а потом взял и женился на злой Снежной королеве.

— Вы все сказали?

— Вроде бы да.

— Тогда вытрите лицо. Оно мокрое.

Он достал из нагрудного кармана носовой платок и протянул его Кэрри.

Она дотронулась до своего лица. В самом деле мокрое… Странно, неужели она плакала? Нет, не может быть! Но даже если и так, она ни за что на свете не станет вытираться мерзким сиреневым платком Фенеллы!

Кэрри покачала головой:

— Уберите!

В этот момент солнце скрылось за тучей, и по церковному двору пробежал ветерок, всколыхнув конфетти, сухую листву и фантики от конфет.

— Вы дрожите. Это, наверное, от волнения. Сейчас я вызову такси и отправлю вас домой, — с раздражающим спокойствием сказал незнакомец.

— И что я буду делать дома? Пить сладкий чай?

— По-моему, виски поможет лучше, но все зависит от вашего вкуса. — Он показал на ее мини-юбку. — И оденьтесь потеплей. Я бы дал вам свой пиджак, но он мне нужен.

— Я могла бы одеться более официально, но у меня не было времени. К вашему сведению, я вообще не собиралась сюда приезжать. Я узнала об этой свадьбе… э… минут сорок назад, в пабе, случайно услышав в туалете разговор двух посетительниц.

Его кустистые брови сошлись у переносицы. Кэрри задумалась. В этом парне было что-то очень знакомое, но она никак не могла понять, что именно. Длинные волосы и борода делали его похожим на Робинзона Крузо.

— Кэрри!

Резко обернувшись, Кэрри увидела Ровену, выходившую из минивэна Нелсона.

На лице шафера отразилось облегчение.

— Вот и ваши друзья, — сказал он. — Поезжайте с ними.

— Да, пожалуй, не стоит впустую тратить силы, — согласилась Кэрри, бросая шланг.

Ровена уже шагала по дорожке.

— Вот и отлично. А я возвращаюсь на свадьбу.

Незнакомец повернулся к ней спиной, и Кэрри крикнула ему вслед:

— Передайте этой дуре Фенелле, что вы все вырядились как идиоты!

Когда он ушел, подлетела красная как свекла Ровена.

— Кэрри, я хотела сказать тебе про свадьбу. Я хотела тебя остановить, но мы не знали, куда ты подевалась. Прости, что так получилось.

Кэрри покосилась на идущего к ним Нелсона, пригвоздив его взглядом к месту. Ровена махнула приятелю рукой.

— Милый, Кэрри немного нервничает. Можешь подождать нас в машине? Мы подойдем через пару минут.

Нелсон поплелся обратно. Кэрри еще никогда не видела свою подругу такой встревоженной. Ничего, пусть теперь поволнуется! Кэрри вспомнила, как Ровена поглядывала на часы, а Хейли караулила ее в туалете. Тоже мне, подруги, называется!

— Ты в порядке? Никогда себе этого не прощу! Случилось именно то, чего мы больше всего и боялись. Я действительно…

— Когда ты узнала? — перебила ее Кэрри. Ровена открыла рот. — Только не ври!

— Ладно, не буду. Несколько недель назад.

Несколько недель назад? Ее лучшая подруга знала, что Хью женится на Фенелле, и так долго это скрывала?

— Милая, когда Хейли мне сказала, я пришла в ужас — так же, как и ты.

От потрясения Кэрри на секунду лишилась дара речи.

— Тебе сказала Хейли?

— Хейли первая узнала про свадьбу. Она ходит к той же маникюрше, что и Фенелла.

— Эта сучка!

— Законченная сучка, — охотно поддержала Ровена. — Маникюрша стала болтать про роскошную свадьбу, и Хейли поняла, о ком речь. Понимаешь, она не хотела тебя огорчать. Поэтому мы — Хейли, Нелсон и я — решили посоветоваться с твоими родителями.

— Ты хочешь сказать, что мои родители тоже в курсе? Вы все знали, что Хью опять собрался жениться, и молчали! Вы лгали мне в течение нескольких недель. Но почему? Почему вы ничего мне не сказали?

— Вот именно поэтому, милая. Мы все боялись такой твоей реакции. Мы очень за тебя переживали. — Ровена начала потихоньку подталкивать подругу к Нелсону, стоявшему возле машины. — Слава Богу, мы приехали сюда вовремя. Я видела, как ты разговаривала с Мэттом Ландором.

— С Мэттом Ландором? Так это был он? А я-то думала, где я видела эту обезьяну!

— Да, это он. Мы учились с ним в универе.

— О Боже!

— Он наверняка тебя узнал. А почему ты держала шланг? — встревоженно поинтересовалась Ровена. — Надеюсь, ты не собиралась вытворить какую-нибудь глупость?

Кэрри почувствовала, что опять закипает. Ну почему люди принимают ее за сумасшедшую?

— О какой глупости ты говоришь? Я что, по-твоему, совсем невменяемая? Просто мне хотелось увидеть все своими глазами. Убедиться, что Хью и вправду женится на… на ней…

Ровену, кажется, не удовлетворило такое объяснение, но она тронула Кэрри за руку и сказала:

— Пойдем, я отвезу тебя домой. Нелсон, мы готовы. Кэрри?

— Иду, — нехотя согласилась Кэрри.

— У тебя промокли ноги. Можно, я выключу воду?

— Нет, я сама.

— Хорошо. Мы ждем тебя в машине.

Ровена отошла, и Кэрри подняла шланг. Она была уже на полпути к крану, когда зазвонили церковные колокола — дин-дон, дин-дон, — прославляя союз Хью и проклятой Фенеллы. Эти звуки напомнили Кэрри о несправедливости происходящего.

На то, чтобы принять решение, ей понадобилась всего лишь доля секунды. Схватив шланг обеими руками, Кэрри направила его, точно дуло пистолета, прямо в центр цветочной композиции. Букет мгновенно разнесло на части, в воздух полетели пестрые лепестки. Металлическая подставка покачнулась и с грохотом упала на землю.

— Будьте счастливы, голубки!

Переступая через рассыпанные стебли и бутоны, Кэрри спокойно подошла к крану и выключила воду, а потом зашагала по дорожке к Ровене. Как раз в этот момент из церкви вышли Хью и Фенелла.

 

Глава 8

На другой день после свадьбы Мэтт сидел вместе с мамой и братом Робом за обеденным столом в родительском доме. Их отец умер, когда Мэтту было четырнадцать лет, а Робу едва исполнилось семнадцать, но даже после смерти главы семейства они придерживались традиции и собирались вместе на воскресный ленч. Папа был приверженцем семейных трапез, и мальчики старались как можно чаще бывать в родительском доме. В последний год Роб, несмотря на плотный график работы, все же иногда наведывался к маме, а вот Мэтт был на другом краю земли и теперь чувствовал себя виноватым. Он с улыбкой взял протянутую мамой салатницу.

— Говорят, вчера на свадьбе Фенеллы случился какой-то конфуз, — сказала мама, улыбнувшись в ответ, но в ее взгляде сквозила легкая тревога.

Брюнетка лет двадцати с небольшим внесла поднос, на котором стояли блюдо с ростбифом и кувшин с дымящимся соусом. На служанке были шорты, футболка и старомодный фартук. Когда она начала накрывать на стол, разговор прервался — к большому облегчению Мэтта.

— Привет, Ники, — сказал Роберт.

Служанка улыбнулась, глаза ее весело заблестели.

— Познакомься, Мэтт, это Ники. Она помогает маме по хозяйству. Ники, это мой негодник братец Мэтью, но ты можешь звать его Кинг-Конгом.

— Привет, Ники, — поздоровался Мэтт.

— Привет.

Потратив на него всего какую-то долю секунды, Ники вновь обернулась к Роберту. Они едва заметно переглянулись, но Мэтту этого было достаточно: он понял, что брат спит с новой горничной. Что ж, молодец! Ники — симпатичная куколка. Пару лет назад он, пожалуй, попытался бы отбить ее у Роба.

— Спасибо, Ники. Вымоешь посуду, и можешь идти домой, — строго распорядилась мама, а когда Ники ушла, обернулась к Мэтту: — Так что там случилось на свадьбе?

— Да ничего особенного, мам, — бросил Мэтт, накладывая себе в тарелку брюссельскую капусту с морковкой. — Просто упали цветы.

— Тм-м. А я слышала другое. Сегодня утром мне позвонила Марион Томпсон. Она тоже была на этой свадьбе. Ты знаешь, что она крестная Фенеллы? Так вот, она сказала, что кто-то нарочно испортил очень дорогой букет. Марион была в бешенстве: цветочный клуб все утро составлял эту композицию, розы стоили целое состояние. Фенелла считает, что это дело рук бывшей невесты Хью — Кэролайн или как там ее?

— Понятия не имею, — спокойно ответил Мэтт. — Я думаю, это дети набедокурили.

— Вот как? Так ты ее не видел? Фенелле показалось, что это именно она садилась в какой-то странный оранжевый минивэн. Наверное, девушка сильно расстроилась, когда Хью ее бросил и ушел к Фенелле.

— Мама, я весь прошлый год провел за восемь тысяч миль отсюда, и знать не знаю, что происходит у вас в Пакли и кто здесь кого бросил. Несколько недель назад я даже не знал, смогу ли прийти на эту свадьбу.

— Гм-м, — произнесла мама, потянувшись за солонкой.

Мэтт представил Кэрри — с развевавшимися на ветру густыми каштановыми волосами, она держала шланг, точно смертельное оружие. Он позволил себе украдкой улыбнуться. Не хотелось бы ему встретиться с ней на боксерском ринге! Если эта крошка будет так же рассержена, она запросто уложит Мэтта на обе лопатки. Тут он вспомнил слезы на ее щеках и перестал улыбаться. Жизнь иногда бывает жестока, а любовь не просто ранит, а еще и проворачивает нож в сердце — чтоб уж добить наверняка.

Роб Ландор, сидевший во главе стола, засмеялся.

— Бедный братик, ну почему ты такой, невезучий? Где бы ты ни появился, повсюду тебя подстерегают неприятности.

— У меня не было никаких неприятностей.

— Я думаю, старушка Марион права: здесь постаралась спятившая бывшая. Наверное, перед этим она накачалась наркотиками, — высказался Роб.

— Ты так считаешь? — охнула мама. — По-твоему, она опасна?

Роб озорно усмехнулся. Ему явно доставляло удовольствие пугать маму. Мэтт пожалел, что далеко сидит и не может пнуть брата ногой.

— Роб, ты полное дерьмо, — елейным голосом произнес он.

Мама легонько ударила Мэтта половником по руке.

— Не употребляй такие слова за столом! И подай, пожалуйста, жареную картошку.

— А мне красного вина, — встрял Роберт. — Мэтт будет пить апельсиновый сок.

— Я рада, что ты приехал, — сказала мама, когда они после ленча перешли в гостиную. — Хочешь рюмочку портвейна?

— Нет, мам, спасибо.

— Мэтт заделался трезвенником, — хмыкнул Роберт, беря рюмку и усаживаясь в старое отцовское кресло.

— А тебе, Роберт, не мешало бы взять с него пример. — Мама подняла свою рюмку, салютуя Мэтту. — Молодец!

— Это было невероятно трудно, мне потребовалось немалое самоотречение, но результат того стоит, — заметил Мэтт.

Мама прищурилась.

— Не преувеличивай, Мэтью. Ну а теперь рассказывай, как твои дела. Я хочу знать все подробности аварии. Я получила эсэмэску, а потом Роберт наплел мне какую-то чепуху. Уверена, он многое утаил.

«Так и есть», — подумал Мэтт. Ему ничего не оставалось, как еще раз рассказать о случившемся, разумеется, опустив кровавые подробности. Он вкратце описал ту страшную ночь в Тамане, постаравшись не упоминать о собственной роли в событиях. Маму, кажется, удовлетворил его рассказ, а вот Роберт смотрел на брата с пристальным недоверием.

— Ну и слава Богу, — заключила мама, и Мэтт расслабился.

Он надеялся, что она не захочет слушать про болезни и лекарства за портвейном с сыром и предпочтет поговорить о свадьбе.

Позже, когда Мэтт варил в кухне кофе, Роберт схватил его за руку. Брат слегка покачивался, а взгляд был остекленевшим.

— Ну, как поживаешь, Ландор-младший? Я смотрю, ты совсем зарос.

Мэтт немного обиделся. Его волосы были собраны в хвостик и стянуты сзади резинкой — с такой же прической он ходил на свадьбу и думал, что выглядит импозантно. Да, еще Мэтт отрастил бороду. Когда он работал в Тамане, у него часто не хватало времени побриться, и теперь без растительности на лице он чувствовал себя голым.

— Отлично поживаю, — отозвался он.

Роберт вскинул брови:

— Правда? А я слышал, ты там попал в переделку. Идиот! Когда ты, наконец, остепенишься и найдешь себе нормальную работу?

Брат сел на своего любимого конька. Обычно, когда Роберт над ним подтрунивал, Мэтт сердился и долго оправдывался, пространно объясняя, почему он работает в благотворительной медицинской организации, а не делает карьеру хирурга, как Роб. Если Роберт стал одним из самых молодых хирургов-ортопедов своего времени, то Мэтт просто «бездарно растрачивал себя». После пяти лет обучения он год стажировался в больнице, потом четыре года занимался общей практикой, а потом с головой ушел в тропическую медицину. Он наконец-то нашел свою нишу и последние четыре года работал в самых разных местах — оказывал благотворительную помощь и был «мастером на все руки», как говаривал тот же Роб. Мэтт мысленно улыбнулся. А как тут не стать универсалом, если сейчас ты лечишь больного туберкулезом или ВИЧ-инфицированного, а через минуту делаешь кесарево сечение? Мэтт побывал в Африке, на Балканах и Дальнем Востоке, а теперь практиковал в Тамане. В него стреляли, он болел малярией, а однажды провел ночь в тюрьме, по ошибке арестованный военной хунтой. А потом случилась эта авария.

— Может, наконец, возьмешься за ум и вернешься домой? — спросил Роберт, открывая кухонные шкафчики. — Вот черт, неужели в этом доме нет приличного виски? Я прекрасно знаю, что где-то здесь должна быть бутылочка «Лафройга». Мама приберегает ее для своего любовничка.

— Ты уже выпил весь мамин херес, а заодно вино и портвейн, — сказал Мэтт, заметив на кухонном столе бутылку виски.

— Ага, а теперь мне нужна нормальная выпивка. Какой же ты дурак, Мэтт! Вечно влипаешь в истории, потому что лезешь, куда не надо. Не суйся в дела, которые тебя не касаются.

— Я буду делать то, что хочу, — прорычал Мэтт.

Роберт взглянул на брата:

— Не обижайся. Я же за тебя беспокоюсь. Какого черта ты поехал в Таман? Решил поиграть в героя? Ведь ты чуть не погиб! Я слышал, что тебя отправили домой зализывать раны.

Теперь они мерили друг друга взглядами.

— Я все знаю, — продолжал Роб. — Наш мир не так велик, как тебе кажется, и новости в нем распространяются быстро. Я не слепой, Мэтт, и умею подмечать детали. То, что ты наплел маме, сплошное вранье. Я знаю, что ты принимал в этих событиях активнейшее участие. Ты вытащил того парня из горящего джипа. Еще две секунды, и от тебя остались бы одни головешки. На этот раз ты испытал нешуточный шок, верно?

Мэтт улыбнулся, хоть внутри у него все кипело. Он знал, что Роберт нарывается на драку, и только поэтому сдерживался. Еще с детства брат провоцировал его всеми возможными способами, и Мэтт никогда не понимал, зачем он это делает.

— У тебя неверные сведения, Роб. Джип взорвался минут через десять после того, как я из него выбрался. А если бы я превратился в головешки, ты на мои похороны купил бы себе новый костюм.

Роберт тряхнул головой, злобно глядя на брата.

— Ты думаешь, мне на все наплевать? Считаешь меня эгоистичным мерзавцем, у которого только одна цель — заработать миллион? Кстати, миллион у меня уже есть. — Роб сверкнул глазами. — Но ты ошибаешься. Я не хочу отпаивать маму лекарствами, когда тебя привезут домой в гробу.

— Не надо за меня волноваться, Роб, я уже большой мальчик и способен сам о себе позаботиться.

— Я волнуюсь не за тебя. Черт возьми, вот же виски!

Вытащив пробку, Роб плеснул виски в стакан, глотнул и с удовлетворенным вздохом привалился задом к кухонной тумбе. Мэтт внимательно смотрел на брата.

— Ты спишь с Ники?

— Конечно, и не только с ней. В отличие от тебя я живу полной жизнью, — сказал Роберт, вновь наполняя стакан.

Мэтт полез в карман джинсов и достал оттуда визитную карточку.

— Ты, конечно, удивишься, но и я не теряю времени даром. После того, что со мной случилось, я хочу получить максимум удовольствия от каждой секунды моего пребывания здесь.

— Кто она?

Роберт схватил визитку — именно на это Мэтт и рассчитывал. Брат не понимал его безрассудства, говорил, что у Мэтта напрочь отсутствует инстинкт самосохранения, но такая мотивация, как интерес к женщине, была Робу близка. Увидев имя на визитке, он растянул губы в усмешке.

— Bay, Наташа Редмонд! Ну, ты даешь! Видел ее на днях в клубе. Ноги от ушей и фигурка как у порнозвезды. Надеюсь, она тебя старательно лечит?

 

Глава 9

Наутро после свадьбы Кэрри проснулась в поту. Не успела она открыть глаза, как на нее мощной, холодной и серой волной нахлынули воспоминания.

Она лежала в постели в родительском доме, под своим стареньким пуховым одеялом, сохранившимся еще со времен детства. Это одеяло всегда укрывало ее от любых житейских невзгод. Под ним она томилась в шестом классе, болея фолликулярной ангиной, и плакала, когда провалилась на экзаменах и думала, что ее выгонят из универа. Это одеяло всегда дарило уют и чувство защищенности, оно словно говорило: «Успокойся, девочка, все будет хорошо». Но сейчас его волшебство не действовало.

Вопрос, кто и как давно знал об этой свадьбе, мерк по сравнению с другой загадкой: сколько же времени Хью встречался с Фенеллой, если решил устроить бракосочетание всего через четыре месяца после того, как расстался с Кэрри?

Ровена упрямо твердила, что ничего не знала — только слышала про свадьбу, и все. Они с Нелсоном отвезли Кэрри не в коттедж, а в дом ее родителей в Пакли-Хиз.

Кэрри не возражала. Она вяло сидела на пассажирском месте, точно жертва автомобильной аварии.

Кэрри смутно помнила, что, приехав домой, она быстро поднялась на второй этаж и закрылась у себя в спальне, не желая видеть ни маму, ни Ровену. Потом выпила две таблетки снотворного, оставшиеся с той ночи, когда Хью ее бросил, и, в конце концов, заснула. Сейчас дверь отворилась, и в спальню вошла мама.

— Кэрри?

Кэрри закрыла глаза и откинулась на подушки, пытаясь снова забыться сном.

— Я принесла тебе чай. Ты проснулась, милая?

— Нет.

Повисла пауза.

— Хорошо. Я оставлю чашку на столике. Выпьешь, когда проснешься.

— Спасибо.

Кэрри не видела маму, но чувствовала, что она стоит и держит чашку в протянутой руке. Как и следовало ожидать, мама оставила дверь открытой. Что это — намек или привычка, оставшаяся с тех пор, когда Кэрри была подростком? В то время поднять ее с постели и заставить собираться в школу можно было лишь одним способом — включить радио на лестничной площадке и поставить на полную громкость шоу Террй Вогана. Это действовало безотказно.

Кэрри не ночевала в этой спальне с последних университетских каникул и теперь лежала, вдыхая поднимавшийся с кухни аромат жареного бекона. Казалось, вот-вот зазвучит какая-нибудь мелодия шестидесятых. Словно и не было этих десяти лет. Словно она никогда не встречалась с Хью, не жила с ним и не соглашалась выйти за него замуж. Хью и Кэрри, Кэрри и Хью… Они стали неразлучны почти с того самого момента, когда десять лет назад он обнял ее на дискотеке для первокурсников. Поздравляя кого-нибудь с Рождеством, они посылали одну открытку. Устраивая вечеринку, отправляли приглашение от обоих. У них почти все было общим. Постепенно, сами того не сознавая, они с Хью превращались в единую личность.

Но теперь все: больше не будет ни общих открыток, ни общих подарков. Друзья сложили свадебные подарки в гардеробы или сдали обратно в магазины. Этим презентам не суждено красоваться на столе в усадьбе Грэнтли, свидетельствуя о счастье Кэрри и Хью.

Кэрри, наконец, откинула одеяло. Должно быть, она опять заснула. Помнится, когда мама заходила сюда в последний раз, шторы еще были задернуты. Наверное, именно так чувствовал себя Дракула на рассвете — с той лишь разницей, что он умел одним укусом умерщвлять своих жертв.

— Твой чай совсем остыл. Налить новый? — спросила мама.

Она стояла в дверях спальни с чашкой в руке и тщетно старалась не выдать голосом своего раздражения.

— Не знаю.

— Вообще-то пора вставать. Спускайся в кухню и позавтракай.

— Ты хочешь сказать, что мне надо взять себя в руки?

— Я хочу сказать, что тебе надо надеть на себя что-нибудь приличное и выйти из спальни. Ровена приехала. Представляешь, вчера она сидела здесь чуть ли не до полуночи — хотела убедиться, что с тобой все в порядке. А сегодня позвонила в половине седьмого утра. Мы уж испугались, что кто-то умер.

В половине седьмого утра? Ровена проснулась в такую рань? Да, это серьезно!

— Я не могу с ней разговаривать.

— Хорошо, не разговаривай, но что толку валяться здесь как мешок с картошкой? Когда-нибудь тебе все равно придется посмотреть людям в глаза, и совсем неплохо, если ты начнешь со своей лучшей подруги.

— Я сейчас спущусь, — сказала Кэрри, усаживаясь в постели.

С одеяла на нее смотрел Гари Барлоу , полинявший и запачканный чем-то фиолетовым.

— Сделай одолжение, — подхватила мама. — Мы с папой собрались в «Икею» за новым шкафом, и мне не хочется оставлять тебя одну.

Значит, даже родители считают Кэрри сумасшедшей!

— Не волнуйся, я не наделаю глупостей, — заверила она.

— Я знаю, Кэрри.

Мама взяла мусорную корзину, до краев заполненную грязными носовыми платками.

Кэрри откинулась на подушку и закрыла глаза.

— Если ненавидишь того, кого раньше любил, это нормально? — спросила она, но, открыв глаза, увидела, что мамы в спальне уже нет.

Надев джинсы, оставшиеся еще со студенческих времен, и старый папин свитер фирмы «Маркс и Спенсер», Кэрри прошаркала в гостиную и застала там Ровену. Подруга сидела на диване, держа в одной руке кружку с кофе, а в другой — шоколадный батончик.

— О Боже! — вскричала Ровена, вытаращив глаза при появлении Кэрри.

— Что, так плохо?

— Ты выглядишь просто ужасно.

— Знаю.

— Я хотела зайти к тебе раньше, но твоя мама сказала, что ты спишь. Звонили девчонки из театра, спрашивали, как ты. Даже Эмили Макинтайр побеспокоилась. Мне очень жаль, что все так получилось.

Ровена слизнула шоколад с бисквитной прослойки.

— Они смеются надо мной? — спросила Кэрри.

— Да нет, что ты, никто не смеется! Они тоже считают, что Хью — первосортное дерьмо.

Кэрри скептически хмыкнула. Она не сомневалась в том, что Ровена врет. Насколько Кэрри было известно, по крайней мере, две девушки из театрального кружка Пакли мечтали заполучить Хью Бригстока в мужья. В их числе была и Эмили, которая владела конным заводом и сама выглядела как лошадь.

Ровена протянула руку к тарелке с бисквитными пирожными.

— Ты не объешься? — спросила Кэрри, не в силах сдержать улыбку.

— Это как заменитель никотина. Если я сейчас не выкурю сигарету, то слопаю всю тарелку.

— Пойдем, — пригласила Кэрри, открывая раздвижные стеклянные двери в сад. — Если папа учует в доме табачный дым, он посадит тебя на кол и скормит воронам.

Солнце, несмотря на ветерок, жарило вовсю. Подруги подошли к кадкам с геранями и сели в садовые кресла из тикового дерева — недавнее приобретение мамы. Рядом красовалась последняя игрушка ее папы — каменная статуя русалки, плюющей в пруд.

Ровена зажгла сигарету, затянулась и, блаженно зажмурившись, выдохнула дым.

— Звонил Мэтт Ландор, — наконец сказала она.

— Какого черта ему нужно?

— Интересовался твоим самочувствием. Он же врач — ты что, не знала?

— Теперь понятно, почему он так участливо со мной говорил.

В душе Кэрри всколыхнулось возмущение.

— Если помнишь, в универе он учился на медицинском факультете. — Ровена стряхнула пепел на герань. — Его еще чуть не отчислили за то, что он притащил на колокольню скелет и установил его на верхней площадке.

— Он всегда совершал идиотские поступки.

Кэрри задумалась, пытаясь представить Мэтта нормальным человеком, а не уродом-неандертальцем. Она невольно улыбнулась, но вовсе не потому, что выходки Мэтта Ландора казались ей смешными. Это событие Кэрри запомнила только потому, что накануне Хью впервые сказал ей о своей любви. Она тогда заканчивала первый курс. После его признания они провели чудесную ночь в постели и были разбужены шумом на улице. Хью в одних спортивных трусах высунулся из окна, тыча пальцем, радостно крича и улюлюкая. Под стенами общежития стоял Мэтт с парочкой приятелей. Полуголая компания привезла в тележке, украденной из супермаркета, целую кипу дорожных знаков. Это наверняка была затея регбийного клуба, и Кэрри подозревала, что Хью тоже к ней причастен, хоть он и уверял, что знать ничего не знает… У него была такая симпатичная попка! Воспользовавшись моментом, Кэрри за нее ущипнула.

— Он отрастил длинные волосы и бороду, я его даже не узнала. И потом, если честно, вчера мне не хотелось вести светскую беседу. В универе он был законченным психом.

— Все медики психи. А вдруг он начал новую жизнь? Насколько я знаю, он работал за границей, в благотворительной медицинской организации. — Ровена ухмыльнулась.

— Что здесь смешного?

— Просто я вспомнила, какие пошлости были написаны про него в студенческом туалете.

— Мэтт всегда казался мне немножко эгоистичным, но Хью он нравился, — сказала Кэрри, все еще греясь в лучах воспоминаний о своей студенческой юности, которая прошла рядом с Хью.

— Знаешь, если бы он попробовал набиваться мне в любовники, я не стала бы сильно сопротивляться, — задумчиво проговорила Ровена, — вот только борода… Нелсон как-то хотел отпустить бородку, но мне пришлось его отговорить. Уж больно щекотно!

— Ты слишком много болтаешь, Ровена.

— Но ты улыбаешься, милая, и это уже хорошо.

К сожалению, Ровена заставила Кэрри вспомнить о сегодняшнем дне.

— Ты что-нибудь слышала про них? — спросила она. Ровена заерзала в кресле.

— Двоюродная сестра Хью сказала Хейли, что они на две недели отправились на Маврикий. Жуть какая! Все эти пляжи, пальмы и коктейли — развлечение для идиотов.

— Так им и надо, — бросила Кэрри, хоть сердце разрывалось от боли.

Подумать только — Хью и Фенелла на Маврикии! Она не могла уговорить Хью уехать с фермы больше чем на неделю, а когда они планировали медовый месяц, он согласился только на Париж — чтобы в случае необходимости срочно вернуться домой. То, что ради Фенеллы Хью на две недели бросил свою драгоценную ферму, задевало даже больше, чем его женитьба.

Ровена откинулась на спинку кресла.

— Впрочем, я бы не отказалась две недельки отдохнуть на Маврикии. До начала занятий еще как минимум месяц, но все упирается в деньги. Сейчас у меня нет лишней пары тысяч, тем более что я бросила работу.

Кэрри все никак не могла оправиться от потрясения — неужели Хью согласился на нормальный отдых? — поэтому уловила только самый конец фразы.

— Ты бросила работу?

Ровена растянула губы в усмешке.

— Да. Я хотела еще вчера объявить вам об этом, но мне не представилась такая возможность. Момент был не совсем подходящий. Я больше не работаю в банке Бартлетта. Мне повезло — если, конечно, это можно назвать везением. Несколько месяцев назад моя двоюродная бабушка Мадж из Пенрита отправилась на тот свет и оставила мне немножко деньжат. Я всегда любила бабушку Мадж. Из нас, внуков, я единственная ее целовала, хотя у бабушки росли усы и от нее пахло нафталином. Она работала в Королевской академии театрального искусства…

— Bay, Ровена! Значит…

— Да. Я записалась в школу драматического искусства и намерена исправно посещать занятия. А на остальное мне плевать! Ты что-то хотела сказать?

— Я в полном восторге. Это потрясающе, Ровена! Я так за тебя рада!

— Тогда почему ты плачешь?

— Потому что дура. Отличная новость, Ровена. Я счастлива и…

Ровена подалась вперед.

— И что? Говори же, Кэрри. Мы слишком давно друг друга знаем, чтобы что-то скрывать.

— Я рада за тебя.

— Это я уже слышала, подружка. Если ты не перестанешь разводить сырость, твоему папочке больше не понадобится фонтан.

Когда-то они обсуждали только одну тему — как получить работу в театре, но все это было забыто, когда Кэрри переехала на ферму. Управление империей Бригстоков отнимало все свободное время, и актерские амбиции Кэрри ограничились сельским театральным кружком. Ровена «временно» устроилась в банк Бартлетта и десять лет работала там в должности младшего менеджера регионального офиса. Их мечты были отложены в дальний ящик и там благополучно умерли. Во всяком случае, так казалось Кэрри.

Но Ровена — молодец! Она, в конце концов, набралась смелости и воплотила в жизнь свою мечту. Кэрри чувствовала себя виноватой: она завидовала подруге. Да-да, и еще как завидовала! Кэрри судорожно сглотнула. Они прекрасно знали друг друга, и лгать не было смысла.

— Знаешь, что самое обидное? — спросила она, разглядывая декоративные кусты. — Что я потеряла столько времени.

— Ты не теряла время, милая.

— Теряла. И ради чего?

Она провела с Хью целых десять лет, в течение которых была ему абсолютно предана, несмотря на все искушения и возможности. А ведь можно было прожить эти годы в свое удовольствие… Знакомые пары расставались, а они продолжали держаться вместе, и Кэрри искренне полагала, что у них с Хью все будет по-другому. Как же она обманывалась! Разве может один человек полностью удовлетворить другого?

— Я рада за тебя, Ровена, — сказала она, — но не буду скрывать: меня мучает зависть.

— Не завидуй. Бабушкиных денег мне хватит только на то, чтобы оплатить один курс обучения. Я рассчитываю на арендную плату, которую буду брать с тебя за жилье. К тому же мне придется пойти работать в бар или еще куда-нибудь.

— Знаешь, чего я хочу? — спросила Кэрри.

— Полететь на Маврикий и испортить Хью медовый месяц?

— Bay… отличная идея! Не волнуйся, я пошутила, У меня нет ни малейшего желания еще когда-либо встречаться с Хью и Фенеллой. Пусть катятся ко всем чертям, мне на них наплевать! Отныне я буду наслаждаться молодостью, свободой и одиночеством. Я хочу взять реванш за те дни, которые я потратила, готовя Хью обеды, стирая его грязные рабочие комбинезоны и разбираясь в его налогах. Теперь все это ляжет на ее плечи. Надеюсь, ей понравится.

Кэрри почувствовала, что кровь снова вскипает. Она не знала, что это — гнев или жажда мести, но ощущения были гораздо приятнее, чем та смертельная тоска, которая мучила ее месяцами, поэтому Кэрри не стала им противиться.

— И когда ты приступаешь к учебе?

— В середине сентября. Я собиралась устроить грандиозную пьянку — много водки и сигарет, — но если ты говоришь, что тебя тянет на приключения…

— Еще как тянет!

— Тогда начнем прямо сейчас.

— Но как? Где? И на какие шиши? Ведь мы обе сидим на мели.

Ровена затушила свой окурок в кадке с геранями.

— Кажется, у меня есть идея.

 

Глава 10

— Да, вот это идея!

Кэрри стояла во дворике перед коттеджем и не знала, что ей делать — смеяться или плакать от разочарования. У края тротуара был припаркован автомобиль, который более уместно смотрелся бы в Скуби-Ду, чем в Пакли-Виллидж.

— Очень… интересно, — пробормотала она, разглядывая блестевший на солнце ярко-оранжевый бок чудо-машины. — И очень… необычно.

Ровена хихикнула.

— Все правильно. Именно такую реакцию я и ожидал. Люди, которые ничего не смыслят в автомобилях, никогда не оценят их по достоинству. Вам это просто не дано, — с отвращением заявил Нелсон.

— Нет-нет, дорогой, не расстраивайся! У тебя на редкость наметанный глаз. Ты выбрал потрясающую машину. Правда!

Кэрри посмотрела на ветровое стекло автофургона, которое было поделено на две части, как окна в доме. Наверное, это действительно классная машина, вот только маленькая. Как же они с Ровеной там поместятся? В бардачок едва войдет ее косметичка, а туфли… Однако Нелсон совсем приуныл, и Кэрри постаралась изобразить заинтересованность.

— Это и есть «сплитти»? — спросила она. Нелсон помолчал, как видно, решая, уйти ему или остаться.

— Да, — наконец буркнул он.

— А я-то думала, что означает это название. Все дело в ветровом стекле, да?

— Да, но… — он с благоговением открыл дверцу, — это не просто какой-то там старый «сплитти». Это автофургон «фольксваген-сплит-скрин» 1967 года выпуска, к тому же с оригинальной конверсией Кентербери Питта. Я долго уламывал продавца и отвалил ему целое состояние. Но дело стоящее. Долли — одна из лучших машин такого типа на всем юге Англии.

Долли? Кэрри не верила своим ушам: он назвал автофургон женским именем, да еще выложил за него целое состояние!

— Машина, конечно, супер. Такая чудесная малышка, — сказала Ровена и, бочком подобравшись к Нелсону, похлопала его по заднице.

Тот не обратил на Ровену никакого внимания: прелести Долли явно прельщали его гораздо больше. Он ласково поглаживал ее оранжевое крыло — того и гляди, нагнется и поцелует свою драгоценную машину.

— Почему ты назвал ее Долли?

— В честь Долли Партон, разумеется, — ответил Нелсон и посмотрел на Кэрри, как на идиотку: разве можно было подумать, что на свете есть какая-то другая Долли?

— Ах, ну да.

— Эти старые автофургоны «фольксваген» сейчас в большой моде, — заметила Ровена. Кэрри все никак не могла прийти в себя: ее приключение обретало довольно странные формы. — А самое главное: Нелсон застраховал машину, чтобы мы могли поехать на ней за границу.

— Похоже, я спятил, — мрачно изрек он. — Надо бы проверить голову.

Кэрри заглянула в салон.

— Куда именно? — с подозрением спросила она.

— Ну, например, в Европу. Можно проехать по туннелю Ла-Манш во Францию, посетить Париж, Венецию, Рим… Вообще, можно податься куда угодно! Просто сядем и поедем, забыв про все проблемы. Как Тельма и Луиза. Или Клифф Ричард в «Летних каникулах».

— Клифф Ричард катался в лондонском автобусе, а не в любовно отреставрированном старинном автомобиле, — заметил Нелсон.

— Хорошо. Тогда как Тельма и Луиза.

Он покачал головой.

— Они сорвались со скалы.

— А мы не сорвемся! Мы шикарно проведем время и, если очень повезет, встретим жиголо с внешностью Брэда Питта! То есть это ты, Кэрри, встретишь Брэда Питта, — пошла на попятную Ровена, увидев грозное лицо Нелсона. — А я просто буду любоваться пейзажами, учить языки и пробовать местные блюда.

— На мой взгляд, это не очень хорошая идея. Не знаю, смогу ли я отдать Долли новичкам. Все-таки это старинный автомобиль, он требует бережного обращения.

— Не волнуйся, Нелсон, мы будем обращаться с ним очень бережно. Мы с Кэрри — самые аккуратные водители в мире.

Кэрри видела, что эти слова нисколько не убедили Нелсона.

— Можно мне сесть в салон? — спросила она.

— Пожалуйста!

Кэрри забралась внутрь и мгновенно перенеслась на двадцать лет назад. В детстве она любила путешествовать с родителями в трейлере. Ее приводили в восторг миниатюрные размеры оборудования: встроенные шкафчики, откидные кровати, маленькие электроплиты и холодильники — все это казалось таким забавным! Ей нравилось, что каждое утро они переезжали на новое место — то на скалу у моря, то на берег ручья, где она сачком ловила рыбу. Для шестилетней девочки это было настоящим приключением. Но сейчас… Во-первых, Долли гораздо теснее родительского трейлера, а во-вторых, Кэрри скоро стукнет тридцать.

— Будь поласковей с Долли. Нелсон в ней души не чает. Роскошная машина, правда? — спросила Ровена, втиснувшись в салон.

Они сели друг напротив друга. Сиденья и занавески были сшиты из одинаковой ткани: на очаровательном оранжево-коричневом фоне желтели огромные подсолнухи. Кэрри погладила материал.

— Красивые чехлы, — сказала она громко, чтобы Нелсон услышал. — Китч в стиле ретро.

— Это настоящее произведение искусства! А вот холодильник для пива и плита, смотри. — Ровена открыла крышку, демонстрируя симпатичную газовую плитку с блестящими хромовыми горелками. — Конечно, мы с тобой не будем целыми днями готовить еду. Я лично собираюсь подкреплять свои силы исключительно местными винами.

— Не советую пить за рулем, — предупредил Нелсон, просовывая голову в дверцу.

Ровена хмыкнула.

— Ты что, в самом деле, думаешь, что на этой машине мы можем совершить тур по Европе? — с сомнением спросила Кэрри. — А где кровати?

— Одна двойная складная — в салоне и еще одна — на крыше. Но летом вам, скорее всего, захочется спать в палатке, — сказал Нелсон.

— Конечно, здесь немного тесновато, — Ровена понизила голос, когда Нелсон открыл капот и принялся осматривать двигатель, — но, слава Богу, что он, в конце концов, согласился отдать нам Долли. Ты не представляешь, чего мне стоило его уговорить!

— А он не хочет поехать с нами? — поспешно спросила Кэрри.

— С двумя сумасшедшими бабами? О Господи, нет! Ему надо работать в гараже, к тому же сейчас проходят фестивали «фольксвагенов». Он будет только рад, если мы возьмем на себя заботу о Долли.

— Вот этого я и боюсь: сумеем ли мы как следует о ней позаботиться?

— Ерунда! Что с ней может случиться? Мы просто покатаемся, и все.

Ровена подмигнула, и тут взревел мотор. Обе подруги вздрогнули от неожиданности. Нелсон сидел на переднем сиденье и изо всех сил давил на газ. В салоне запахло дизельным топливом.

— Вы только послушайте! — восторженно вскричал он. — Черт возьми, это же симфония!

 

Глава 11

Мэтт лежал на диване в своей оксфордской квартире, листал учебник медицины и смотрел по телевизору какой-то дурацкий фильм — единственное, что предлагала программа в половине третьего. Он провел здесь уже две недели и готов был лезть на стенку от скуки и раздражения.

«Отдыхай, — напутствовала его Шелли, когда он улетал из Тамана. — Вообще ничего не делай — не читай, не работай». Мэтт медленно сходил с ума и уже хотел позвонить ей и спросить, нельзя ли ему вернуться пораньше. Все его мысли занимал лишь один вопрос: как они там справляются? При таком объеме работы отсутствие даже одного врача было очень заметно, а Мэтт здесь мается от безделья — какая нелепость! Зазвонил мобильный, и Мэтт нажал на кнопку пульта, чтобы отключить звук у телевизора. Он сразу узнал номер, высветившийся на дисплее.

— Привет, Мэтт, это Роб.

— Какой Роб? — спросил Мэтт, изобразив недоумение.

— Не придуривайся, ты прекрасно знаешь какой!

— Ах, Роб! Чего ты хочешь?

— Я звоню сообщить, что приеду в пятницу. Поезд из Паддингтона, прибывает в шесть тридцать пять. Встречай меня на оксфордском вокзале.

— Хорошо, Роб, — отозвался Мэтт и удивленно выпрямился, глядя на экран.

Телевизионный врач, похоже, собирался делать срочную трахеотомию какому-то парню, лежавшему на полу ресторана быстрого питания.

— Ты заказал столик на вечер пятницы? — проорал на ухо Роб.

— Да, Роб. — Мэтт в недоумении покачал головой. Ему самому однажды довелось делать срочную трахеотомию — маленькой девочке, которая проглотила игрушечного солдатика. Но дело происходило в отделении экстренной медицинской помощи, где было все необходимое оборудование. — Тебе не удастся сделать это с помощью столового ножа и соломинки для коктейлей, — пробормотал Мэтт.

— Что ты сказал? — спросил Роб.

— Ничего.

— Отлично. Тогда закрой рот и слушай меня. Я хочу произвести впечатление на Наташу и ее подругу Брайони и, если повезет, охмурить их обеих. Ты меня понимаешь?

Мэтт прекрасно понимал Роба, но сказал лишь:

— Желаю удачи!

Роб оставил эту реплику без внимания и продолжал давать указания:

— От вокзала до Пакли двадцать минут езды, так что у нас будет время забежать в тот симпатичный маленький паб, который находится по дороге от усадьбы Грантли. Кажется, он называется «Форель». За рулем будешь ты, так что я смогу расслабиться по полной программе…

— Прости, что? — переспросил Мэтт, когда телевизионный пациент чудесным образом исцелился.

— Твою мать, да ты меня совсем не слушаешь! А ну-ка повтори, что я тебе только что сказал.

— Шесть тридцать пять. Вокзал. Форель, — механически повторил Мэтт. — Роб, ты когда-нибудь делал трахеотомию столовым ножом?

— Что? О Боже, ты совершенно невыносим! — в досаде вскричал Роб. — Короче, приезжай, и без разговоров. Я хочу, чтобы все прошло как по маслу. Наташа и Брайони — девочки что надо, и если я их не трахну, виноват будешь ты! — прокричал он и повесил трубку.

Мэтт рывком поднялся с дивана и ткнул в кнопку телевизора. Если в ближайшее время он не выйдет из этой квартиры, то просто свихнется! Надо чем-то заняться, но чем? Выпрямившись, Мэтт поймал свое отражение в зеркале и подошел ближе.

Сегодня утром он сбрил бороду и постригся — отчасти от скуки, отчасти потому, что был похож на Гризли Адамса. Он целый час провел в салоне-парикмахерской. После того как ему вымыли голову шампунем, нанесли на волосы кондиционер, постригли их и высушили феном, из зеркала на него взглянул незнакомец.

— Вы похожи на современного мистера Дарси, — улыбнулась парикмахерша и провела пальцами по его волосам.

Выйдя на улицу, Мэтт обнаружил, что она написала свой телефон на обратной стороне карточки салона. Мэтт покачал головой и криво усмехнулся. Мистер Дарси, как же! У парикмахерши явно разыгралось воображение. Однако она взяла с него тридцать пять фунтов.

 

Глава 12

О Боже, это будет фантастическое путешествие!

Кэрри сидела в коттедже на диване, забросив ноги с только что накрашенными ногтями на табуретку, и сушила лак на ветерке, залетавшем в комнату из раскрытых застекленных дверей. В одной руке она держала путеводитель по Европе, в другой — бокал с «Сангрией». Неужели уже через несколько дней они начнут свое турне? А это значит, что в следующую субботу подруга будут стоять на верхней площадке Эйфелевой башни, гулять по пляжу Сен-Тропез, пить капуччино в Венеции или гонять на скутере по Мадриду…

Конечно, будет не просто объехать всю Европу за месяц, тем более на такой колымаге, как Долли, ну и что? Они с Ровеной подставят лица солнцу, а волосы — ветру (в «фольксвагене» нет кондиционера, поэтому придется открывать окна) и отправятся покорять мир.

Это именно то, что нужно: поездка поможет ей забыть события последних месяцев и набраться приятных впечатлений.

Ровена, распевая песни, мылась в ванной. Вдруг раздался крик:

— Блин! Кэрри!

— Да?

— Принеси, пожалуйста, шампунь. Этот закончился. Я бы сама сходила, но я вся мокрая.

Кэрри помчалась на второй этаж, перепрыгивая через ступеньку. На верхней площадке лестницы она вдруг остановилась, потрясенная внезапным открытием: то странное ощущение, которое будоражило ей кровь, называлось счастьем. Или, во всяком случае, было очень похоже на счастье.

Кэрри чувствовала себя так, как будто после долгой пасмурной зимы на небе, наконец-то, проглянуло солнце. И дело было не только в предстоящей поездке. С тех пор как Ровена объявила о своем намерении учиться в школе драматического искусства, Кэрри тоже начала задумываться о будущем. Она надеялась поступить в педагогический колледж и, преодолев страхи, взялась за телефон. В пяти из шести колледжей ее, можно сказать, подняли на смех, зато шестой разговор, состоявшийся сегодня днем, неожиданно увенчался успехом.

И теперь ей не терпелось поделиться этой новостью с Ровеной.

Почистив перышки, подруги отправились в сельский паб. «Форель», старинная гостиница с соломенной крышей, приютилась в излучине реки. Днем была гроза, и только что наступивший летний вечер радовал приятной прохладой. Отмахиваясь от жужжащих насекомых, подруги пробрались к свободному столику под открытым небом.

— Еще не хватало, чтобы меня покусали, — сказала Ровена, отгоняя комара. — Я только что обработала ноги воском.

Кэрри кивнула.

— Я сняла со счета последнюю выплату Хью. Как ты думаешь, это не слишком… расточительно?

Ровена покачала головой.

— Ты никогда не будешь слишком худой, слишком богатой или слишком расточительной. Посмотри на Пэрис Хилтон.

— Вот и отлично. Я решила устроить небольшую пирушку. Надо отпраздновать.

— Отпраздновать? Что именно? Неужели Хью обанкротился?

— Нет, об этом приходится только мечтать. Мне позвонили из городского колледжа. Сказали, что на основной курс я опоздала, но они могут предложить мне дополнительное место. Специализация — английский язык и драматическое искусство.

— Bay! Отличная новость, подруга, — обрадовалась Ровена.

Кэрри ощутила прилив гордости.

— Конечно, это не так шикарно, как учиться в школе драматического искусства, но я рада, что нашла себе занятие. К сожалению, деньги, которые я заработала у Хью, скоро кончатся, а жить как-то надо.

Ей по-прежнему до смерти не хотелось ехать к Хью и разбираться в их общих финансовых делах. Она все еще лелеяла мечту о поломке его трактора.

— Блестящая идея! — похвалила Ровена. — Ты молодец: быстро пришла в себя после разрыва. Я горжусь тобой. Забудь об этом негодяе и живи дальше.

— Какой смысл валяться в постели, предаваясь бесплодным страданиям? Не хочу, чтобы Хью остался победителем. Он-то сам не прячется в спальне, расходуя горы носовых платков.

— Конечно, нет.

— Он наверняка вкалывает на ферме, облагораживая поместье на радость будущим Бригстокам.

Ровена секунду поколебалась, потом глубоко затянулась.

— Не хотела тебе говорить, но вижу, ты уже успокоилась…

— Что такое?

— Ходят слухи, что Фенелла в положении. Как-то вечером Хейли видела их в «Грязной утке». Она говорит, что Фенелла заметно пополнела и пила только минералку, хоть за рулем был Хью.

— В «Грязной утке»? — переспросила Кэрри, как будто самым удивительным было место, а не факт.

Фенелла беременна… Этого не может быть! Ведь они встречаются всего несколько месяцев.

— Они сидели в баре. Может, мне не стоило это говорить, но я подумала, что ты должна знать. Ты не расстроилась? — встревоженно поинтересовалась Ровена.

— Конечно, нет, с какой стати? Я не хочу детей. Меня пугает сама мысль о ребенке, — бодро заверила Кэрри подругу, немного покривив душой.

Они с Хью никогда не обсуждали эту тему, но сейчас Кэрри понимала, что у них тоже была возможность обзавестись потомством. Их дети носились бы по ферме, гоняя кур и помогая доить коров. Вся беда в том, что и она, и Хью слишком серьезно подходили к собственным отношениям и сделали их чересчур комфортными. Однако это ни в коей мере не оправдывало его измены.

Ровена затушила окурок в пепельнице и похлопала Кэрри по руке.

— Чем больше я об этом думаю, тем больше понимаю, как тебе повезло. Выпьем еще?

— На этот раз я принесу, — вызвалась Кэрри, решив выбросить из головы Хью и Фенеллу и сосредоточиться на будущем.

Она встала и взяла со стола пустые стаканы, чувствуя, как скользит в ладонях холодное стекло. Ей хотелось прогуляться к барной стойке, чтобы в одиночестве переварить последнюю новость, но Кэрри застыла на месте, не успев сделать ни шага.

— О нет, только не это!

— Что случилось? — спросила Ровена, вытягивая шею и пытаясь проследить за взглядом подруги.

От задних дверей паба к их столику направлялись двое мужчин, оба высокие и темноволосые, один — в солнечных очках и деловом костюме, но без галстука и с закатанными рукавами, а другим мужчиной был Мэтт Ландор.

— Не смотри, — бросила Кэрри.

Ровена вытянула лицо:

— Почему? Это Хью, да? И она с ним?

— Это не Хью, а Мэтт Ландор. Во всяком случае, мне так кажется. Что-то он не очень похож на себя.

Ей хотелось, чтобы произошло землетрясение или на паб упал метеорит — все, что угодно, лишь бы не встречаться с человеком, который практически вышвырнул ее из церкви Святого Марка.

Ровена резко обернулась и замахала рукой.

— Я не хочу с ним разговаривать, — пробормотала Кэрри.

— Не валяй дурака. У тебя появился шанс доказать ему, что ты нормальная. В конце концов, он врач и наверняка понял, что там, в церкви, ты была не в себе, потому и звонил узнать, как ты себя чувствуешь.

Спутник Мэтта помахал в ответ на приветствие Ровены, Мэтт же обошелся без жестикуляции.

Кэрри на мгновение зажмурилась. Если бы можно было телепортироваться в любую другую точку Вселенной! Ровена ошибается: тогда в церкви она, пожалуй, была в своем уме.

Когда парни подошли ближе, стало ясно, что спутник Мэтта — его брат. Он был его копией, только чуть постарше, поприземистее и не такой загорелый.

— Привет, — улыбнулся Мэтт. — Это мой брат Роб.

— Добрый вечер, дамы! — Роб протянул свободную руку. В другой у него была бутылка виски.

— Очень приятно, — произнесла Ровена тоном, который обычно приберегала для серьезных ролей.

— Привет, — откликнулась Кэрри, не в силах оторвать глаз от Мэтта, который стоял с бутылкой кока-колы в руке.

Она едва его узнала. Борода и хвостик исчезли. Почти черные волосы были лишь слегка длиннее обычного. Зачесанные назад, они открывали резко выраженные скулы и глубокие карие глаза, которые беззастенчиво осматривали Кэрри с головы до пят.

— Ты постригся, — заметила Кэрри. Его губы скривились в усмешке.

— Надоело покупать резинки для волос.

Интересно, подумала Кэрри, Мэтт уже сказал своему брату, кто она такая? Обсуждали ли они ее перед тем, как решили подойти? Но Роб прервал ее размышления, водрузив на столик бутылку виски и заявив:

— Ради Бога, Мэтт, прекрати флиртовать и представь нас как полагается.

— Ровена Кинкейд и Кэролайн Браунхилл. Мы вместе учились в университете, — сказал Мэтт.

Кэролайн? Ее не называли так уже много лет. Когда Кэрри слышала это имя, она чувствовала себя кандидаткой в партию тори, хотя гораздо больше годилась на роль в фильме «Секс в большом городе».

— Мы редко виделись в универе, — вставила Кэрри, — потому что учились на разных факультетах.

Ровена заметно приободрилась.

— Чем вы занимаетесь, Роберт? — игриво спросила она.

— Да так, всем понемногу, — ответил Роб, протискиваясь на свободное место рядом с Ровеной.

— Роб хирург-ортопед, — сказал Мэтт.

Роб улыбнулся.

— Мэтт не одобряет мое занятие частной практикой. Он ведь у нас святой.

— Простите моего брата. Он пьян, — прорычал Мэтт.

Роб скривил губы в усмешке.

— А Мэтт — лицемер и ханжа. Но ничего, утром я протрезвею.

Атмосфера между братьями была так накалена, что Кэрри опасалась, как бы они не устроили драку прямо здесь. Однако Ровена с нескрываемым наслаждением вдыхала густой аромат тестостерона.

— Вы часто здесь бываете? — промурлыкала она. Мэтт взглянул на нее с улыбкой, и Ровена совсем растаяла.

— К сожалению, нет: я не живу в Англии. Я работаю за границей и приехал сюда всего на несколько месяцев.

— Он собирается спасти мир, если не умрет раньше времени. Неприятности липнут к нему, как мухи к корове, — засмеялся Роб. — Не возражаешь, если я возьму твою сигарету?

— Бери, пожалуйста, — прочирикала Ровена.

— Где ты остановился? — спросила Кэрри у Мэтта.

— Я снимаю у своего приятеля квартиру в Оксфорде.

— О, это очень удобно. А где находится квартира? — поинтересовалась Кэрри, радуясь, что нашла безопасную тему для разговора. В течение пяти минут она обсуждала преимущества Оксфорда по сравнению с Пакли-Виллидж. Она бы почла за счастье побеседовать о расписании поездов или дорожных картах, лишь бы не затрагивать обстоятельства, при которых они с Мэттом виделись в последний раз. В душе Кэрри очень надеялась, что Мэтт с братом скоро уйдут, но ей не повезло.

— Девушки, предлагаю что-нибудь выпить, — вставил Роб.

— Ты очень любезен, — просияла Ровена. — Я буду джин с тоником.

— А я кока-колу, — сказала Кэрри, понимая, что теперь им не удастся сбежать.

Мэтт покачал головой, подняв свою наполовину полную бутылку.

— Тебе помочь? — спросила Ровена у Роба, кокетливо выпятив губки.

Он вскинул брови и протянул ей руку:

— Идем.

— Ну, как ты? — спросил Мэтт, когда Ровена и Роб отошли к барной стойке.

— Спасибо, хорошо, — натянуто ответила Кэрри. Сердце упало: она прекрасно понимала, что последует дальше.

Мэтт пристально взглянул на нее, как будто видел перед собой интересный экспонат, заслуживающий изучения.

— Гм-м, — наконец произнес он.

— Что это значит?

— Я по опыту знаю, что «хорошо» — самый лживый из всех ответов, — сказал Мэтт, глотнув кока-колы.

— Но в данном случае это правда, — возразила Кэрри.

— Возможно, — недоверчиво прищурившись, согласился он.

Секунды бежали одна за другой. Группа девушек в углу запела «С днем рожденья».

— Прекрасная погода для этого времени года, — сказал Мэтт, нарушив затянувшуюся паузу.

— Тепло не по сезону, — согласилась Кэрри. — Хотя, кажется, скоро будет дождь.

— Не просто дождь, а ливень с грозой, — добавил Мэтт.

— А там, где ты работаешь, очень жарко? Ты, наверное, здесь замерзаешь?

Он еще раз внимательно посмотрел на нее, потом ответил:

— Да, продрог до самых костей.

— Тогда советую тебе отправиться в более теплые края. Там ты будешь чувствовать себя комфортней.

Он громко рассмеялся.

— Ты меня плохо знаешь, Кэрри. Я никогда не бегу от трудностей. Даже если все кажется безнадежным, я продолжаю идти вперед и добиваюсь своей цели.

Кэрри отвела глаза от его лица, досадуя, что не может с ходу придумать остроумный ответ, но, по счастью, к столику вернулись Роб и Ровена, неся поднос с напитками.

— Мой братик еще не рассказал тебе о своей жажде славы? — спросил Роб, не слишком аккуратно поставив поднос на столик и расплескав кока-колу на платье Кэрри. Сам он, похоже, этого не заметил, а Кэрри не хотела привлекать к себе внимание, но Мэтт недовольно поджал губы.

— Ого! О какой еще жажде славы? — воскликнула Ровена.

— Мой брат — герой, — заявил Роб, усаживаясь на место.

— Заткнись, Роб, — произнес Мэтт довольно спокойным тоном, но Кэрри почувствовала, как между братьями пробежала искра взаимной неприязни.

— Я слышала, ты работал в джунглях, — сказала она, намеренно уводя разговор в сторону: ей почему-то захотелось помочь Мэтту.

Он кивнул.

— Я работаю в Тамане, в благотворительной медицинской организации. — Он вдруг резко замолчал, как будто смутившись. Впрочем, Кэрри сильно сомневалась, что такого человека можно чем-то смутить.

— Ты больше ничего из него не вытянешь, — сказал Роб. — Так когда вы, девушки, отправляетесь в автомобильное турне, о котором мне говорила Ровена? Это классно — объехать Европу на автофургоне! Хотел бы я на год отложить все дела и совершить нечто подобное, но у меня вечно нет времени. А вот Мэтт сейчас свободен — он только через несколько месяцев вернется к своей работе и опять начнет спасать мир. Знаете, как говорится? Дурная голова ногам покоя не дает.

— И куда же вы собираетесь ехать? — поинтересовался Мэтт.

— В Париж, Прованс, Северную Италию. Может, еще в Швейцарию, — ответила Ровена.

Роб поцокал языком.

— Не напрашивайся на приглашение, Мэтт!

Кэрри пришла в ужас.

— В машине не хватит места для троих. Фургон очень маленький, а у нас целые горы вещей, — сказала она.

Роб развернул сигару, которую купил в баре.

— Видишь, Мэтт, девушки не могут тебя взять.

— Или просто не хотят, — добавил Мэтт, не сводя глаз с Кэрри.

Ровена протянула свою зажигалку:

— Разреши за тобой поухаживать, Роб.

Кэрри взяла стакан с кока-колой и сделала несколько больших глотков, Мэтт сдвинул манжету рубашки, взглянул на часы и нахмурился.

— Ты кого-то ждешь? — спросила Кэрри.

— Вообще-то да.

В следующее мгновение его губы расплылись в улыбке — он увидел кого-то знакомого у Кэрри за спиной. В уголках его глаз появились веселые лучики-морщинки, как будто в серый пасмурный день из-за туч внезапно выглянуло солнце.

 

Глава 13

Они все обернулись и увидели двух девушек, которые пробирались сквозь толпу. Одна была стройной блондинкой в нарядном комбинезоне, другая — фигуристой брюнеткой, пышная грудь которой вываливалась из бледно-голубого шелкового платья. Кэрри сразу узнала Найджеллу и Джоэли. Проклятие! Они видели ее в туалете паба, они видели ее возле церкви, а потом наверняка узнали от других гостей все подробности ее скандальной выходки. Когда девушки подошли к столику, в их глазах мелькнула растерянность, быстро сменившаяся удивлением.

— Наташа, Брайони, познакомьтесь, пожалуйста. Это Ровена и Кэрри, — представил Мэтт.

— Мы уже встречались, — сказала Наташа.

— В «Терфе», в туалете, — добавила Брайони. Наташа нагнулась к уху Кэрри и понизила голос:

— Как дела? Ну и сволочь эта Фенелла! Увела чужого жениха вместо того, чтобы найти собственного. Впрочем, чего еще ждать от бухгалтерши? Представляю, как тебе тяжело!

Роб с трудом оторвал взгляд от ложбинки на груди Наташи и навострил уши.

— Почему ей должно быть тяжело? — спросил он, потом пыхнул сигарой и многозначительно произнес: — А, понимаю!

— Вообще-то мы собирались уходить, — выдавила Кэрри, не в силах больше терпеть эту пытку.

— Ой, не уходите, пожалуйста! Мы еще успеем выпить по стаканчику, а потом нам надо будет ехать в усадьбу Грэнтли. Минти заказал там столик, чтобы отпраздновать свое благополучное возвращение домой, — объяснила Наташа, поглаживая руку Мэтта. — Он рассказал вам о своих приключениях в джунглях?

Минти? Кэрри едва сдержала улыбку, заметив кислую мину Мэтта, и очень вежливо ответила:

— Еще нет. Вы с… Минти очень любезны, но, к сожалению, мы никак не можем остаться. Нас с Ровеной ждет Долли. Наследующей неделе мы уезжаем в отпуск и сейчас должны сверить маршрут.

— Долли? — переспросила Брайони, усаживаясь рядом с Робом, который поцеловал ее в щечку.

— Это старинный автофургон, — объяснила Ровена, сердито покосившись на Кэрри: ей явно не хотелось уходить.

— Ретро-авто? — просияла Наташа. — И куда же вы на нем поедете?

— Куда-нибудь на континент. Точно еще не знаем. Просто поедем куда глаза глядят, — легкомысленно ответила Кэрри.

— О, да вы просто счастливчики! Как хорошо, когда нет никаких уз и обязательств! Я бы с огромным удовольствием уехала куда глаза глядят, но, к сожалению, надо работать… Это так скучно! У тебя красивый загар. Наверное, пришлось несколько дней пролежать на заднем дворике? — предположила Наташа.

— Даже несколько недель. — Кэрри улыбнулась так широко, что заболели скулы. — Терпеть не могу однообразный механический труд. Он слишком утомляет.

— На твоем месте, милая Кэрри, я бы сделала то же самое. Видит Бог, ты заслужила немного счастья после того испытания, которое выпало на твою долю. Мэтт рассказал мне, как ужасно обошелся с тобой Хью.

— О да, — согласилась Кэрри, мысленно включив Наташу в список людей, которых следует посадить в колодки вместе с Хью. — Но, к сожалению, нам все-таки придется вас оставить. До свидания, Роб, Наташа, Брайони. Приятно было познакомиться.

— Счастливо. Ведите себя хорошо! — напутствовал их Роб.

Кэрри торопливо шагала к автомобильной стоянке, Ровена семенила сзади.

— Подожди минутку! — возмутилась она. — Я не успеваю за тобой в этих туфлях! И потом, я хочу в туалет!

— Я подожду тебя в машине! — крикнула Кэрри.

Она больше не могла терпеть ни секунды. Унижение от неожиданной встречи с Наташей и Брайони было просто невыносимым. Жизнь продолжала наносить новые удары. После того случая в церкви Кэрри несколько дней, заходя в сельский магазин, ловила на себе любопытные взгляды, но, по счастью, дурная слава миновала ее стороной. Слухи в деревне разносятся быстро, и безумную проделку Кэрри вскоре затмил сын приходского священника, который жил с беженцем-транссексуалом. Однако сплетни сельчан — ничто по сравнению с сомнительным сочувствием двух незнакомок в присутствии Мэтта и его брата… Подойдя к стоянке, Кэрри вдруг вспомнила, что оставила сумку в пабе. Значит, ее мучения еще не закончились: придется возвращаться.

— Вот черт! — тихо выругалась она.

— Ты не это, случайно, ищешь?

Мэтт стоял рядом и протягивал ее дамскую сумочку. Вид у него был немного глуповатый — впрочем, так выглядел бы любой мужчина с зеленым блестящим клатчем в руке.

— А что? Тебе идет, — пошутила Кэрри.

— Да, только цвет не подходит к глазам.

«Зато в твоих глазах блестят огоньки, — с улыбкой подумала Кэрри. — Ты чувствовал себя не в своей тарелке, когда шел за мной из паба с дамской сумочкой, и мне нравится твое смущение».

— Что здесь смешного? — спросил Мэтт, скрестив руки на груди.

— Да нет, ничего. Спасибо за сумочку, — поблагодарила Кэрри и тихо добавила: — Огонек, — после чего решительно зашагала к машине.

— Кэролайн, подожди!

— Меня зовут иначе. — Она остановилась и с вызовом оглянулась.

Мэтт в упор посмотрел на нее и совершенно серьезно сказал:

— Меня тоже зовут не Огонек.

Кэрри сладко улыбнулась:

— Как же тебя зовут — Минти?

Его губы тронула кривая усмешка.

— Конечно, это не мое дело, но я понимаю, как тебя потрясла измена Хью.

Кэрри стало трудно дышать, а щеки запылали от стыда.

— Ты прав: это не твое дело. К тому же ты вряд ли что-то можешь понять. — Эти слова получились резче, чем ей хотелось, но она не нуждалась в сочувствии Мэтта.

Он покачал головой.

— Почему ты думаешь, что я не могу тебя понять? Ты что, единственный человек на планете, который когда-либо страдал? Единственный, кому пришлось пережить расставание и чувство вины?

— Чувство вины? С чего бы мне чувствовать себя виноватой? А что касается расставания… — Нет, она не должна вступать с ним в беседу, ведь он нарочно пытается вызвать ее на откровенность. — Спасибо, Мэтт, что принес мою сумку, но твоя помощь мне не нужна. Все, что мне сейчас нужно, — это уехать из Пакли и как следует отдохнуть. Я уже большая девочка, доктор Ландор, и сама могу за себя постоять.

Он улыбнулся:

— Нисколько в этом не сомневаюсь. Я уже видел, как ты это делаешь.

Кэрри отвернулась к машине.

— Счастливого пути! — сказал Мэтт.

— Спасибо, — пробормотала Кэрри.

Она сильно хлопнула дверцей, сделала глубокий вздох и приложилась горячей щекой к прохладной кожаной обивке сиденья. Ровена уже выходила из паба. У Кэрри защипало глаза, и она провела по ним рукой, пытаясь отогнать непрошеные слезы. Мэтт заставил ее плакать. Она не знала причину, но ненавидела себя за слабость, а его за то, что он вселил в нее это чувство беззащитности.

Ровена открыла пассажирскую дверцу и заглянула в салон.

— Я видела, ты только что разговаривала с Мэттом. Чего он хотел?

— Я забыла сумочку, — ответила Кэрри, надеясь, что Ровена не услышит в ее голосе волнения.

Ровена вздохнула:

— О Боже! Только и всего? Потрясающий мужчина, правда? Они оба потрясающие. Такие опасные и горячие…

— Как костер?

— Да ладно тебе! Я просто подумала, может…

— Нет, не может, — отрезала Кэрри и с излишней силой повернула ключ в замке зажигания. — Ровена?

— Да, милая?

— В котором часу выезжаем? Мне не терпится поскорее вырваться из Пакли.

 

Глава 14

Позже в тот же вечер Мэтт опустил стекло своего старенького минивэна, чтобы впустить в салон ночную прохладу. После паба они вчетвером отправились в усадьбу Грэнтли, где с удовольствием поужинали — вкусно, но возмутительно дорого. Платил Роберт, и от этого еда казалась еще вкуснее, но Мэтт все же чувствовал себя неловко. По его мнению, это было неправильно — потратить такую сумму, чтобы накормить всего четырех человек. Однако Мэтта мучила не только гражданская совесть. Почти весь вечер Наташа пичкала его сплетнями про Кэрри, Хью и Фенеллу.

— Конечно, Хью заказал банкет по случаю свадьбы именно здесь, — сказала Наташа, как только они вошли в обитый дубовыми панелями холл усадьбы Грэнтли.

— Вот как? — Мэтт скрипнул зубами, но ему не сразу удалось заставить девушек сменить тему.

Он много раз спрашивал себя, а стоило ли ему вмешиваться тогда, в церкви. В конце концов, Кэрри имела полное право осуществить задуманное. С какой стати он взялся ее опекать? Его восхитили ее темперамент и смелость, а то, что она разозлилась на Хью, было вполне оправдано.

Теперь она ненавидела Мэтта, и Мэтт прекрасно ее понимал. Он тоже мог возненавидеть любого, кто увидел бы его в таком состоянии — взбешенным, расстроенным… и слегка не в себе. Он улыбнулся. Неудивительно, что она сердилась на него и чувствовала себя неловко в его присутствии. Вот почему он не заступился за нее в пабе, вот почему держал язык за зубами, предоставив ей защищаться самой.

Когда официанты принесли первое блюдо, Мэтт решил выбросить из головы все мысли о Кэрри, хотя Наташа продолжала выкладывать подробности ее истории. К концу вечера у него даже поднялось настроение. Мэтт высадил Роберта и Брайони у дома брата в Саммертауне, после чего удивил Наташу: она думала, что он привезет ее к себе на квартиру, но Мэтт погнал машину в город.

Он знал отличное лекарство от угрызений совести, а сейчас ему больше всего хотелось забыть свою вину перед Кэрри.

— Мы едем в ночной клуб? Или в коктейль-бар? — спросила Наташа.

— Нет, у меня другая идея. Закрой глаза и не открывай до тех пор, пока не скажу.

— Уже можно? — взмолилась она с пассажирского сиденья. — Я больше не могу ждать.

— Нельзя! — отрезал Мэтт, включив поворотник, и повернул с главной дороги налево.

— Ну, пожалуйста!

— Еще немножко.

Минивэн проехал между рядами автомобилей и велосипедов, стоявших по обеим сторонам тихой улицы на севере Оксфорда. Была полночь, но в середине лета особенной темноты не наблюдалось. Оранжевый свет уличных фонарей смешивался с бледным сиянием луны на почти безоблачном небе, придавая домам и деревьям странный золотистый оттенок. Мэтт радовался сумеркам: в кромешной тьме он не смог бы сделать то, что задумал.

— Ну, Мэтт! — заскулила Наташа, слегка подпрыгивая на сиденье.

Он усмехнулся.

— Наберись терпения!

Увидев впереди ворота эллинга, он ухитрился втиснуть минивэн в пространство между скутером и какими-то желтыми веревками, потом вышел из машины и открыл дверцу Наташе.

— Все, теперь можешь смотреть.

Она убрала ладони от лица и озадаченно огляделась по сторонам.

— Ой!

— Мне захотелось прогуляться под луной, — сказал Мэтт.

— Прогуляться?

— Да. А ты что думала?

Он чуть не засмеялся, увидев разочарование Наташи, но взял ее за руку и повел мимо каменных колонн на берег. Вдали посверкивала река. Мэтт не был здесь уже много лет, но не заметил практически никаких изменений — впрочем, как и почти во всем Оксфорде. В эллинге было темно и тихо. В лунном свете вода отливала серебром; по краям — там, где в нее макали ветви черные ивы, — крутились крошечные водовороты. К дощатому настилу пристани были привязаны бок о бок дюжины деревянных плоскодонок.

Мэтт шагнул в одну из лодок и переложил подушки-сиденья, устроив из них некое подобие постели.

— О Боже! Теперь я поняла, что ты задумал, — сказала Наташа.

Мэтт снял пиджак и положил его на подушки.

— Здесь немного сыровато, но с этим я ничего не могу поделать.

— Ничего страшного, — пропела Наташа. Она опять начала мурлыкать, и Мэтт воспринял это как обещание.

Наташа сняла туфли, и он помог ей залезть в лодку. Плоскодонка слегка накренилась. Наташа хихикнула.

— В чем дело?

— Видишь номер лодки?

— Что? — Мэтт взглянул на цифры, написанные краской на спинке сиденья. — Шестьдесят девять. Годится! Надеюсь, мы доживем до этого возраста.

Он поцеловал Наташу, нежно и страстно, и начал расстегивать лиф платья, зная, что под ним нет бюстгальтера и что ее золотистые груди сейчас вывалятся наружу. Но Наташа крепко схватила его за руку:

— Подожди, Минти, не торопись. Я хочу насладиться по полной.

Она открыла свою маленькую вечернюю сумочку. Интересно, что будет дальше? Ну вот, так и есть! Наташа достала упаковку белого порошка и протянула ему, соблазнительно облизнув губки. В свое время Мэтт перепробовал почти все, в том числе и такие вещества, о существовании которых Наташа даже не догадывалась, но, тем не менее, ему удалось изобразить удивление.

— Таша, ты меня разочаровываешь. Это ни к чему, — твердо сказал он.

— Не будь занудой, Минти. Я же не полицейский. Знаешь, как будет классно?

Он ласково поцеловал ее в губы.

— Будет классно. Но тебе не нужно тратить порошок, у меня есть более интересное предложение.

Ее зеленые глаза по-кошачьи горели в лунном свете. Мэтт сунул руку во внутренний карман своего пиджака и извлек оттуда скрученный кусок оберточной бумаги. Дыхание Наташи участилось. Когда он развернул бумагу, внутри оказались две маленькие веточки. Наташа растерянно посмотрела на Мэтта.

— Я обещал, что будет классно, и сейчас ты в этом убедишься.

— Это из… из джунглей?

Он подмигнул.

— Во всяком случае, не из английского супермаркета, могу тебя заверить.

— Что там? Надеюсь, не запеченная кровь тараканов?

Мэтт улыбнулся и провел пальцем по ее ноге. Наташа задрожала. Он скользнул рукой под подол платья и добрался до бедра, убедившись в отсутствии трусиков.

— Таша, если ты хочешь испытать нечто необычное, приготовься делать, что я скажу. Закрой глаза и открой рот.

Мэтт отломил маленький кусочек коры и положил его ей на язык. Ощутив пальцем тепло ее рта, Мэтт понял, что ему не нужны никакие стимулирующие средства. Он больше не мог ждать.

— Мне глотать или сосать? — пробормотала Наташа.

— Жевать. Я тоже возьму немного. А теперь ляг на спину и расслабься.

— И что будет?

Он опять улыбнулся.

— Сейчас увидишь.

Чуть позже Мэтт лежал, глядя на звезды, а Наташа пыталась отдышаться. Скоро придется уходить. Это просто чудо, что никто их до сих пор не услышал: она так шумела, когда они занимались любовью во второй раз! В первый раз она выразила свое удовольствие, впившись ногтями в его спину, так что он чуть не закричал от боли.

— Что это было? — спросила Наташа, когда они оделись. — Прошу тебя, миленький, дай мне немножко! Я еще никогда так классно не трахалась, а ты, Минти, был просто в ударе! Я хочу, чтобы так было все время.

Мэтт похлопал ее по попке.

— Не могу тебе сказать. Вообще-то никто толком не знает, что это такое. Мне дал эти веточки старейшина одного племени. Он сказал, что убьет меня отравленной стрелой, если я выясню, из чего они сделаны.

— Ничего себе!

— Тихо! Это все, что у меня есть, — больше я не рискнул пронести через таможню. Ну ладно, ты уже замерзла. Поедем выпьем кофе?

— Только кофе? — спросила Наташа.

Мэтт поцеловал ее и повел к машине, с трудом сдерживая смех. Так называемый травяной афродизиак, который он ей дал, на самом деле не действовал, но Наташа поверила в его чудесную силу и получила то, что хотела, — потрясающий секс.

— Боюсь, ты уже превысила рекомендованную дозу, — сказал Мэтт. — Цели мы повторим, тебе будет плохо. Так что придется довольствоваться обычными средствами.

 

Глава 15

— Красивый остров… — распевала Кэрри во все горло, перекрикивая шум соковыжималки в кухне коттеджа.

Сегодня у нее отличное настроение. Она словно заново родилась. Она уезжает в отпуск, ура! Кэрри упаковала в дорогу четыре купальника-бикини и в три раза больше обуви, чем нужно на самом деле! Она взяла свою жизнь под контроль и решительно движется вперед!

Встреча с Мэттом и его братом в «Форели» отошла в прошлое. Известие о беременности Фенеллы, которое сначала вызвало шок, теперь похоронено в дальнем уголке сознания, так как все мысли Кэрри — об удачной поездке. В конце концов, Кэрри никогда не смогла бы сорваться с места и отправиться в путешествие, будь она замужем за Хью, тем более, если бы у них родились дети. Она понимала, что рационализирует ситуацию, пытаясь видеть в ней только положительные стороны, но это единственный способ выжить.

С хрустом уплетая третий тост, Кэрри услышала, как по сельской дороге едет Долли. Ее охватило странное волнение, очень похожее на то, которое она иногда испытывала перед выходом на сцену. Кэрри выбежала из дома, но во дворе сбавила шаг, вспомнив, что ей скоро тридцать и надо вести себя соответственно. Нелсон открыл боковую дверцу Долли; его лицо было еще мрачнее, чем обычно.

— Где Ровена? — хмуро спросил он.

— Кажется, разговаривает с кем-то по телефону. Можно загружать вещи?

— Да. Надеюсь, вы набрали не слишком много барахла? Эти машины не рассчитаны на большие грузы, двигатель может не выдержать. Кроме того, это снижает устойчивость движения.

— Мы постарались взять только самое необходимое, — заверила Кэрри, решив, несмотря ни на что, сохранять бодрость духа.

Еще не хватало, чтобы Нелсон передумал и отменил поездку! Кэрри просто разрывало на части от желания немедленно отправиться в дальние края, и она даже не представляла, что с ней будет, если все вдруг сорвется. Нелсон тяжко вздохнул, но пошел к ее рюкзаку. «Интересно, что он скажет, когда увидит остальной наш багаж и ящик пива в придачу? — подумала Кэрри. — Ладно, пусть Ровена сама с ним разбирается!»

— Думаю, перед поездкой стоит дать тебе несколько наставлений. Я объясню, как управлять Долли, покажу двигатель и вкратце расскажу, что можно, а что нельзя.

— Ровена наверняка прекрасно знает все эти технические штучки, — твердо ответила Кэрри.

Нелсон недовольно фыркнул.

— А вдруг с Ровеной что-то случится, и она не сможет вести машину? Тогда тебе придется взять ответственность на себя. Нет, я должен преподать тебе урок. Мне просто необходимо это сделать, прежде чем отдать Долли в ваши руки.

Кэрри не могла отрицать вероятность того, что Ровена в какой-то момент будет не в состоянии вести машину, поэтому сдалась. Целых двадцать минут она изо всех сил пыталась сосредоточиться на словах Нелсона, который разглагольствовал о большой головке шатуна и предупреждал об астматическом дыхании Долли (разумеется, вполне простительном для ее возраста). Его особенно восхищали упругие тормоза и ртутный рычаг переключения передач. Кэрри только тихо вздыхала. Почему Нелсон ей не доверяет? Как-никак она за рулем уже больше двенадцати лет. Что здесь такого трудного? Направляй машину в нужную сторону, вот и вся премудрость. Увидев выходящую из дома Ровену, Кэрри облегченно вздохнула, но потом заметила бледное лицо подруги и нахмурилась:

— Все в порядке, Ровена?

— Все просто замечательно!

Но Кэрри не понравился ее тон.

— Кто звонил? — спросила она.

— Мама. Она за меня волнуется. Предупреждает о грабителях и ворах-карманниках. Как будто я нуждаюсь в предупреждениях! А вы, я вижу, уже начали грузить вещи?

— Да. Наконец-то вы, девушки, послушались моего совета и не стали набирать кучу шмоток, — язвительно заметил Нелсон.

— Я решила подождать тебя, Ровена, чтобы ничего не забыть, — сказала Кэрри, чувствуя, что сейчас разразится скандал по поводу багажа.

— «Ничего не забыть»! — недовольно передразнил Нелсон. — Черт возьми, да вам негде будет спать, если вы забьете машину барахлом! Мы еще даже палатку не положили.

— Ну, хватит, Нелсон! Разворчался, как старый дед! — рявкнула Ровена, но, увидев окаменевшее лицо приятеля, одарила его виноватой улыбкой. — Прости. Сегодня утром я немного не в себе. — Ровена понизила голос: — Это, наверное, из-за месячных.

Кэрри знала, какой эффект производит на Нелсона любой намек на женские проблемы. Вот и на этот раз уловка сработала: он пробормотал что-то насчет карбюратора и поспешно ретировался к багажнику. Кэрри было очень жаль Нелсона, но больше всего ее беспокоила Ровена, у которой действительно что-то стряслось: она расхаживала по двору и курила сигарету за сигаретой.

Кэрри почти силой затащила подругу в кухню.

— Объясни мне, что происходит, — потребовала она. — У тебя такой вид, как будто ты готовишься к промыванию кишечника, а не к увеселительной поездке. Ни с того, ни с сего набросилась на Нелсона!

— Зато ты у нас сама любезность, — прорычала Ровена.

Кэрри дернулась, как от пощечины. Ровена покачала головой и призналась:

— Дело плохо, Кэрри. Я должна тебе сказать: я не могу поехать с тобой в отпуск.

Кэрри не верила собственным ушам.

— Как — не можешь? — пролепетала она, не сразу обретя дар речи. — Почему? Что-то с твоей мамой? Она заболела?

— Нет. С мамой все в порядке.

— Тогда объясни, почему мы не можем ехать. Если что-то случилось, я постараюсь понять, — сказала Кэрри, еле сдерживая слезы.

— Помнишь заключительный показ мюзикла «Бриолин»? Со мной заговорил какой-то тип в плохом парике, и ты еще подумала, что он хочет залезть ко мне в трусики.

— Ну? — озадаченно спросила Кэрри.

— Так вот, этот тип работает в независимой телекомпании, а тогда гостил у друга, который и затащил его на «Бриолин». Он предложил мне поехать в Лондон — попробоваться на роль в новом медицинском сериале «Сердечная боль».

— «Сердечная боль»? Ты шутишь?

— Название, конечно, идиотское… — начала Ровена.

— Дело не в названии… Просто меня удивило, что ты ездила пробоваться на роль в сериале.

На самом деле Кэрри удивило другое: что подруга сумела сохранить это в тайне:

— Это было несколько месяцев назад. Я уже думала, что они мной не заинтересовались, — легкомысленно бросила Ровена.

— И ты не могла мне сказать? — спросила Кэрри, понимая, как много пропустила за последние месяцы — она словно жила на другой планете.

— Я не стала тебя беспокоить: у тебя и так хватало проблем.

К горлу Кэрри подкатил комок. Милая Ровена! Она знала, как ей тяжело, и не хотела хвастаться своими успехами.

— А вчера утром мне позвонила женщина, которая проводила кастинг, и сказала, что мне хотят предложить роль, но для этого я должна уже вечером приехать в Лондон. Я пыталась отложить встречу на несколько дней, но все без толку: ей нужно было получить ответ сегодня утром.

Кэрри пришла в ужас: получается, она разрушила счастье Ровены?

— Это просто невероятно: из-за меня ты хотела отказаться от роли в сериале! Теперь я понимаю, почему ты была такой расстроенной, когда поговорила по телефону. Ты сошла с ума, Ровена! Тебе нельзя упускать такой шанс!

— Но я же обещала тебе, что мы поедем в путешествие. Я знаю, как это важно для тебя. — Ровена нервно пожевала губу. — Вчера я весь день переживала по этому поводу — все ломала голову, соглашаться мне или нет. Я бы душу продала за эту роль, но, с другой стороны, тебе позарез нужно отдохнуть. Так что, как ни крути, получается, что я в любом случае кого-то подведу.

Кэрри стало нехорошо при мысли о том, что Ровена из жалости к ней отказалась от своей мечты.

— Нет-нет, ни в коем случае не делай этого, поняла? Позвони им и скажи, что передумала. Ползай у них в ногах, лижи им ботинки, только пусть они тебя возьмут!

Ровена просияла, в ее глазах появился подозрительный блеск. Нет, наверное, показалось: Ровена никогда не плачет…

— Ты, в самом деле, так думаешь, милая? — спросила она.

— Конечно, глупая!

— Я очень рада. Понимаешь, я вовсе не упустила свой шанс. Я подумала, что ты этого не одобришь, поэтому позвонила утром в телекомпанию и сказала «да». Это значит, что мне придется пропустить первый семестр в школе драматического искусства, а если меня оставят в сериале, то я вряд ли вообще смогу там учиться, но такая удача бывает только раз в жизни.

Сердце Кэрри подпрыгнуло. Окрыленная восторгом и энтузиазмом Ровены, она испытывала такую гордость, как будто сама получила роль.

— Хорошо, что ты согласилась! Иначе не знаю, как бы я жила дальше. И кого же ты будешь играть?

— Нахальную медсестру, — похвалилась Ровена. — Она работает в больнице, питает болезненную страсть к интернет-играм и тайком ворует с уличных веревок мужское нижнее белье. Понимаешь, у нее было бурное прошлое.

— И они хотели отдать эту роль кому-то другому?

— Спасибо за поддержку, милая. Напрасно я в тебе сомневалась. Разве ты стала бы возражать? Но мне так не хочется тебя бросать, ведь мы всегда были вместе, — вздохнула Ровена.

— Ну, хватит разводить сантименты! Прибереги пафос для сцены.

— Ладно, но ты остаешься вдвоем с Долли, а я не могу этого допустить.

— Почему же? Мы с Долли прекрасно ладим, — сказала Кэрри, надеясь, что убедительно играет героиню, которая мужественно жертвует собой ради счастья подруги.

Ровена улыбнулась:

— А теперь самое главное. Я не хочу, чтобы ты из-за меня лишилась отдыха. И не хочу, чтобы ты ехала в отпуск одна. Поэтому я нашла тебе попутчика — единственного, кто свободен на данный момент и у кого не запланировано никаких дел на ближайший месяц.

— О нет! — простонала Кэрри, когда поняла, к чему клонит Ровена. — Ты не могла так поступить!

— Дорогая, прости, надо было срочно что-то придумать, и ничего другого мне просто не пришло в голову.

В следующее мгновение дверь кухни с треском распахнулась, и на пороге возник Мэтт, с рюкзаком на спине и широкой ухмылкой на лице.

 

Глава 16

— Нет и еще раз нет!

— Кэрри, будь же благоразумной! — умоляла Ровена. Они стояли перед автофургоном, а Мэтт отошел к воротам и разговаривал по мобильному телефону.

— Нет. Non. Nein. Видишь, я дала тебе ответ сразу на трех языках. Теперь поняла? — спросила Кэрри, все еще не придя в себя от вероломной идеи Ровены.

— Тише, Мэтт услышит, — с нотками отчаяния в голосе прошипела Ровена.

— А мне плевать! Я не поеду отдыхать с Мэттом Ландором.

— Послушай, давай сядем в машину и спокойно поговорим.

Подруги забрались в салон, и Ровена захлопнула дверцу. Нелсон и Мэтт склонились над картой, разложенной на капоте минивэна. Пухлая пятая точка Нелсона соседствовала с крепким задом Мэтта. Джинсы еще больше обтянули эту часть его тела, когда он нагнулся и что-то подобрал с земли.

— Мой ответ остается прежним: «Нет». Мне не нужна нянька. Ничего не случится, если я поеду одна.

— Но это не так просто, милая.

— Не понимаю, о чем ты.

Ровена выглянула из окна и понизила голос:

— Нелсон не доверил бы тебе Долли.

— Но он собирался доверить ее нам с тобой.

— Нам с тобой — да. Но не тебе одной. Пожалуйста, не осуждай его, Кэрри. Ты же знаешь, как он любит Долли. Она ему очень дорога. И ты, разумеется, тоже, — поспешила добавить Ровена.

— Кажется, я поняла, что ты имеешь в виду. Нелсон считает меня сумасшедшей и поэтому не дает мне Долли: он боится, что я разобью ее о скалу.

— Ну, что-то в этом роде. В тот день он был в церкви и видел, что ты там творила. Он не так хорошо тебя знает, как я.

— Когда люди, наконец, забудут об этом происшествии? Тогда я была не в себе. И почему Нелсон согласился доверить свою драгоценную машину Мэтту? Что тот понимает в старинных автофургонах?

— Кое-что понимаю. — Мэтт с усмешкой всунул голову в салон. — Когда я учился в шестом классе, у одного моего школьного приятеля был такой фургон. Мы месяцами колесили в нем по Уэльсу, пока я не поступил в универ. Лучшие дни моей жизни! А эта чудо-машина привела меня в полный восторг.

— Вообще-то ее зовут Долли, — саркастически заметила Кэрри.

Мэтт присвистнул:

— Отличное имя! И певица замечательная. То, как она исполняет «Я буду любить тебя вечно», нравится мне куда больше кошачьих завываний Уитни Хьюстон.

Подошедший Нелсон услышал эти слова и застыл в приятном удивлении. «Ну, все, я пропала!» — в ужасе подумала Кэрри.

— Если не ошибаюсь, у Долли оригинальная конверсия Кентербери Питта? — с обезоруживающей усмешкой добавил Мэтт.

— Это один из лучших экземпляров в стране, — сказал Нелсон, сложив губы в подобие улыбки.

В опытных руках Мэтта он быстро превращался в податливый пластилин. Через пару минут они оба внимательно рассматривали двигатель Долли, одобрительно поглаживали ее сверкающие оранжевые бока и с увлечением обсуждали преимущества большой головки шатуна.

— Какое отвратительное зрелище, — пробормотала Кэрри.

— Надо было мне все-таки отказаться от роли, — Сказала Ровена, увидев лицо подруги.

— Нет, не надо. Ты правильно сделала, что согласилась. Но я не хочу ехать в отпуск с Мэттом.

— Знаю, но это еще не самый худший попутчик. Во-первых, он разбирается в автофургонах, во-вторых, он врач, а это тоже немаловажно. Вдруг ты отрежешь себе палец или подцепишь смертельно опасную инфекцию? — Ровена лукаво улыбнулась. — К тому же он такой симпатичный, согласись. И такой милый. Подумать только — позвонил на утро после свадьбы Хью и поинтересовался твоим самочувствием!

Кэрри скрестила руки на груди, но промолчала, едва сдерживая порыв задушить Ровену.

— В моем мобильнике был его номер, и я подумала…

— Что ты подумала?

— Возможно, это полная чушь, и я сильно ошибаюсь, но мне показалось, что между вами может… проскочить искра.

— Искра? О да, если нас поместить в тесное замкнутое пространство, мы оба взорвемся — ты это хотела сказать?

— Кэрри, будь благоразумна. В конце концов, говорят, что ненависть — это всего лишь оборотная сторона любви. Возьми Ретта Батлера и Скарлетт, Беатриче и Бенедикта…

— Это все выдуманные персонажи, Ровена. Они не существовали в реальной жизни.

Ровена всплеснула руками:

— Хорошо, хорошо. Пусть вы не предназначены друг другу судьбой, но вам обоим нужно… развлечься и отдохнуть. Даже если он тебе действительно не нравится, неужели так трудно смириться с его обществом и на несколько недель спрятать свою неприязнь?

В голосе Ровены появились умоляющие нотки, и Кэрри, сделав над собой усилие, попыталась представить, выдержит ли она целый месяц в одной машине с Мэттом. Нет, это даже в голове у нее не укладывалось.

При всей своей миловидности он был слишком нахальным и навязчивым.

Ровена увидела, что Кэрри колеблется, и на лице ее появилась робкая улыбка надежды.

— Когда я попросила Мэтта составить тебе компанию, он очень обрадовался. Он возвращается в Таман только в октябре и как раз искал, чем бы сейчас заняться. Там у него были какие-то неприятности. Я точно не знаю, что случилось, но…

— Вот как? — пробормотала Кэрри, внимательно наблюдая, как Мэтт ласково вытирает тряпочкой масляный щуп, пока Нелсон поет дифирамбы своей ненаглядной Долли.

— Послушай, если ты боишься с ним ехать… — начала Ровена.

Кэрри резко обернулась к подруге:

— Боюсь? Чего мне бояться?

В проеме двери появился Нелсон.

— Значит так, — объявил он, — мы еще раз проверили уровень масла. Советую полегче давить на педаль газа. А вообще Долли готова. Если появятся какие-то проблемы, Мэтт их уладит. Можешь загружать остальные вещи.

— А ты не хочешь пару минут передохнуть? — ласково спросила Ровена.

Кэрри вылезла из машины и встала у ворот. Она оказалась перед выбором: остаться здесь, в Пакли, ничего не предпринимать и ждать, когда жизнь войдет в свою колею, или отправиться путешествовать в автофургоне с едва знакомым парнем. Она хотела приключений, хотела удрать от повседневности — в прямом и переносном смысле. Значит, это ее шанс, и его ни в коем случае нельзя упускать. Возможно, они даже поладят.

— Если ты боишься, что я запрыгну на тебя, как только мы выедем из деревни, то можешь расслабиться. Гарантирую тебе полную безопасность. Ради тебя я даже буду спать, не снимая шорт, — сказал у нее за спиной Мэтт.

При виде его наглой ухмылки Кэрри поняла, что напрасно надеется с ним поладить. Развернувшись, она воинственно подбоченилась.

— Я не боюсь мужчину, которого называют Минти.

Он мягко улыбнулся:

— Послушай, Кэролайн, давай не будем ссориться и постараемся сделать эту поездку максимально приятной. Через несколько месяцев мне надо будет вернуться на работу в Таман, а до тех пор я совершенно свободен. Я все никак не мог придумать, чем бы заняться до осени — не слоняться же по Оксфорду с бездельниками-туристами. У меня была мысль махнуть куда-нибудь, а когда позвонила Ровена и предложила поехать с тобой, я решил, что это судьба.

Мэтт усмехнулся, и Кэрри поняла, что он над ней издевается.

— Видишь ли, Мэтт, я больше не верю в судьбу. Жизнь — это просто ряд случайных событий, которыми нам не дано управлять.

— Я предпочитаю рассматривать жизненные события как поступки и их последствия. Если ты не хочешь ехать ради себя, тогда сделай это ради Ровены. Она за тебя переживает. Если бы я не согласился составить тебе компанию, она отказалась бы от работы.

— Это шантаж.

— Даже если и так, то совесть меня не мучает, — заверил он, и в его взгляде мелькнуло уже знакомое ей странное сочетание раздражения и участия.

— Вам пора ехать, а то опоздаете на паром! — встревоженно крикнула Ровена.

Мэтт взглянул на Кэрри с вызовом.

— Кэрри еще не решила, стоит ли ей рисковать.

Рисковать? Подумать только, каков наглец!

— Я еду, — объявила Кэрри.

— Ну, слава Богу! — обрадовалась Ровена.

Несколько минут спустя, когда Мэтт размашисто подошел к автофургону и сел за руль, Кэрри и Ровена обнялись на прощание.

— Странно, но я чувствую себя также, как Брюс Уиллис в «Армагеддоне» перед тем, как отправиться уничтожать астероид, — прошептала Кэрри.

— Брюс не вернулся домой, а ты вернешься. Ну, езжай. Счастливого пути!

Наконец, она села в машину рядом с Мэттом и принялась сражаться со старомодным ремнем безопасности. Внезапно взревел двигатель, и Долли, издав мучительный стон, рывками покатила вперед.

— Кажется, ты говорил, что умеешь обращаться с такими машинами, — громко сказала Кэрри, стараясь перекричать стук мотора.

Мэтт с усмешкой посмотрел на нее и подмигнул.

— Я сказал, что такой фургон был когда-то у моего приятеля. Но я не говорил, что управлял им.

 

Глава 17

Сгустившиеся над автострадой грозовые тучи казались Кэрри мрачными воздушными башнями. Отъехав от коттеджа, они с Мэттом попали в пробку и только недавно из нее выбрались, а теперь дворники Долли еле справлялись с потоками воды, заливавшими двойное лобовое стекло. Небо озарила ослепительная вспышка, за ней последовал такой мощный удар грома, что фургон чуть не слетел с колес.

Но это было ничто в сравнении с той бурей, которая бушевала в душе у Кэрри. Вместо того, чтобы повернуть к паромной переправе, Мэтт двинулся в противоположную сторону — к шоссе, ведущему на запад.

— Ты не туда едешь, — возмутилась Кэрри. — Так мы не попадем на паромную переправу.

— Мы не поедем на паромную переправу. У меня нет паспорта.

От потрясения Кэрри на несколько секунд лишилась дара речи, но потом поняла, что Мэтт ее просто разыгрывает, и нервно хихикнула.

— Мэтт, в тебе пропадает комедийный актер. Ладно, пошутил, и хватит. Повернем на следующем выезде и поедем на паром.

— К сожалению, Кэрри, я не шучу.

Она в шоке вцепилась руками в края своего сиденья. Значит, он говорит серьезно! Она согласилась ехать с ним ради Ровены и утешалась тем, что проведет месяц в чудесных теплых странах. И что теперь? Они не попадут на паром и не увидят ни Парижа, ни Рима, ни Прованса. Ни Эйфелевой башни, ни Альп, ни Сен-Тропез… Ее мечты летят ко всем чертям. И виноват в этом только Мэтт.

— Не-е-е-ет!

Мэтт резко вывернул руль, и машина вильнула в сторону.

— Проклятие, я чуть не врезался в грузовик! Что случилось, черт возьми?

— И ты еще спрашиваешь, что случилось? Ты испортил мой отпуск!

— Успокойся, пожалуйста. Это еще не конец света.

— Успокоиться? После того, что ты мне сейчас сказал?

— Но что я могу поделать? Мой паспорт был просрочен, и я, как человек ответственный, отдал его на переоформление сразу, как только вернулся. Хорошо, что я занялся этим сейчас, а не спохватился, стоя в очереди на регистрацию перед отлетом в Таман. Откуда же я знал, что меня пригласят в автомобильный тур по Европе?

— Но зачем ты согласился ехать? Ведь ты знал, что тебе понадобится паспорт. — Кэрри была близка к истерике. — Знал, куда именно мы собираемся. Как ты мог так поступить? Черт возьми, ты испортил всю поездку!

— Ничего я не испортил. Просто мы поедем в другое место, только и всего.

— Просто ты полный дебил, только и всего! — выпалила Кэрри.

Шелестели дворники, по крыше стучал дождь. Мотор огромного грузовика, ехавшего рядом с ними, грохотал так, что казалось, будто начинается землетрясение.

Когда Мэтт заговорил, в его голосе звучало ледяное спокойствие.

— Кэролайн, на мой профессиональный взгляд, тебе вредно так волноваться. Может подскочить давление.

— К черту твой профессиональный взгляд! Мне еще нет и тридцати, и с давлением у меня полный порядок!

— Хочешь, замерю? Я взял с собой прибор.

— Ты…

— Что? — Мэтт уперся в нее взглядом.

— Нет, ничего. Давай заедем на сервисную станцию.

— Вообще-то не хотелось бы сворачивать с трассы: мы только-только начали движение, но если ты настаиваешь…

Кэрри хотелось сказать еще что-нибудь грубое, но она сдержалась, понимая, что это бесполезно. Никакие слова не способны изменить ситуацию, а если она будет ругаться, это только доставит ему удовольствие. Но каков наглец! Если бы он сказал про паспорт раньше, она ни за что не согласилась бы ехать. А теперь оставалось только тихо злиться на пассажирском сиденье.

Постепенно пробка на дороге рассосалась, и Долли опять покатила вперед.

Перед сервисной станцией Мэтт до смешного долго искал место для парковки. В конце концов, они остановились чуть ли не в миле от входа, и Кэрри поняла, что вымокнет до нитки, пока дойдет до туалета, но это волновало ее меньше всего. Пока Мэтт дергал машину взад-вперед, пытаясь ее выровнять, Кэрри смотрела, как люди бегут к зданию, перепрыгивая через лужи. В грязной воде переливались дизельные радуги, которые словно символизировали жизнь Кэрри в последние месяцы, потому что были так же призрачны, как ее надежды на счастливое будущее. «Это всего лишь отпуск», — шептал ей разум. «Но он так много для тебя значил, а Мэтт его испортил», — возражало усталое истерзанное сердце.

— Мне кажется, мы должны поговорить, как взрослые люди, — заглушив двигатель, сказал Мэтт.

Кэрри наблюдала за семьей, которая сидела в машине, припаркованной впереди. Маленький мальчик на заднем сиденье прилип к стеклу и с любопытством смотрел на них.

— Если это тебя хоть как-то утешит, то могу сказать, что я искренне сожалею по поводу паспорта, — добавил Мэтт тоном, в котором не было ни капли раскаяния. — Но называть меня полным дебилом не позволено никому.

Кэрри закусила губу и, немного опустив стекло, подставила под дождевые брызги свою разгоряченную щеку. Мальчик в соседней машине показал ей язык. Кэрри сделала страшные глаза и тоже показала ему язык. Паренек испугался и спрятался за спинку сиденья.

Кэрри решила пойти на мировую, мысленно убеждая себя в том, что делает это исключительно из великодушия, а вовсе не из благоговейного страха перед Мэттом.

— Ладно, я готова признать, что «полный дебил» — это немного через край. Ты всего лишь тупая задница.

— Опять неточно, но уже более приемлемо.

— Почему ты не сказал Ровене про паспорт? Почему дожидался, когда мы двинемся в путь?

— А ты бы поехала со мной, если б знала?

Кэрри вздохнула.

— Конечно же, нет.

— Ну вот. Какой был смысл говорить? Мы бы так и остались в Пакли.

И снова молчание. По стеклу сбегали дождевые капли, снаружи глухо ревело шоссе. Мысль о том, чтобы развернуть машину и поехать домой, вызывала глубокое уныние. Нет, возвращаться не стоит, но что тогда остается — колесить в автофургоне по западной Англии? Мягко говоря, сомнительное удовольствие. У Мэтта пискнул телефон. Он взглянул на экран, и уголки его губ поползли вверх.

— Наташа? — предположила Кэрри.

— Нет. Моя начальница из Тамана.

— Как мило! Мне надо в туалет, — сказала она, ощущая себя мелкой букашкой.

Мэтт бросил телефон в кармашек на дверце.

— Подожди, там дождь. Возьми с заднего сиденья зонтик.

— Не волнуйся, я добегу.

Ливень перешел в морось, но Кэрри все равно намокла, пока добежала до сервисной станции. Запершись в кабинке, она села и попыталась разобраться в собственных мыслях. За последнее время она уже второй раз прячется в туалете. Подумать только, какой запутанной стала ее жизнь! Кэрри оторвала от рулона туалетную бумагу и вытерла мокрое лицо. Эта поездка очень важна для нее. Она даст ей возможность развеяться, отвлечься от повседневности, установить дистанцию между старой Кэрри и новой — той, которую она отчаянно искала. Вся беда в том, что она сама не совсем понимала, какая она — новая Кэрри, а выяснять подробности под пристальным взглядом Мэтта будет не так-то просто.

Немного посушив волосы под феном для рук, она высоко вскинула голову и вышла на стоянку.

Мэтт ждал у входа, держа в руках два пластиковых стаканчика с кофе.

— Латте или мокко? Я не знал, какой ты предпочитаешь.

Кэрри фыркнула.

— Не понял.

— Мокко, — пробормотала она.

— На, держи мокко.

— Спасибо.

— Где будем говорить — на людях или в машине? — спросил Мэтт.

— Лучше в машине. Я не хочу, чтобы меня арестовали за нанесение тяжких телесных повреждений.

Он вскинул брови:

— Это угроза?

— Нет, обещание.

В автофургоне пар от кофе затуманил стекла.

— Я оплачу билеты на паром, — сказал Мэтт. Кэрри отхлебнула мокко; он был слишком горячим и обжигал язык, но ей надо было на чем-то сосредоточиться. — Из-за меня ты не поехала в заграничное путешествие, и я должен хоть как-то загладить свою вину.

Кэрри молчала. Итак, он предлагает помириться. Что ж, отказать ему будет трудно. Конечно, ей уже не десять лет, но и взрослой она себя тоже не ощущает. И не собирается ради Мэтта обуздывать свой характер. С тех пор как Хью ее бросил, она перестала считать себя в долгу перед кем-то, кроме родителей и нескольких близких друзей.

— Послушай, дело не в деньгах, — наконец, сказала она. — То есть не только в деньгах, хоть я и не собираюсь от них отказываться. Дело в том, что я мечтала побывать в новых местах, увидеть другую жизнь… У нас с Хью не было на это времени: мы занимались делами фермы… — Она осеклась, поняв, что сболтнула лишнее. Надо все время быть начеку!

— Я понимаю: ты сильно разочарована. Но это не значит, что сейчас нам надо возвращаться домой. Давай продолжим наше путешествие и насладимся отдыхом.

Кэрри зарылась носом в шоколадный пар, исходивший от ее кофе.

— Маршрут выбираю я, а ты со мной соглашаешься. Идет?

Мэтт слишком долго медлил с ответом. Гм-м, похоже, при всей своей отрешенной невозмутимости Мэтт Ландор любил держать ситуацию под контролем.

— Как скажешь.

Она хлебнула кофе, пряча улыбку.

— Это мое первое условие. Теперь второе: начиная с этой минуты я буду вести машину.

— Да ради Бога, — сказал Мэтт, надевая крышечку на свой пустой стакан. — Третье условие есть?

— Есть, но я оглашу его потом.

Сев за руль, Кэрри отрегулировала сиденье и зеркальце. Ее ноги едва дотягивались до педалей. Она повернула ключ в замке зажигания и включила задний ход. Долли загремела, потом заурчала. Кэрри надавила на газ и убрала ногу с педали сцепления. Фургон рванул назад со скоростью пробки, вылетающей из бутылки. Раздался скрежет.

— Блин!

В зеркале заднего вида отражалась густая зелень куста. Кажется, Кэрри въехала в живую изгородь.

— Черт побери…

— Забыл тебя предупредить: у Долли слишком темпераментное сцепление. Но ты наверняка скоро привыкнешь к ее причудам и слабостям. — Мэтт откинулся на спинку сиденья, закрыл глаза и глубоко вздохнул. — Сегодня утром я встал ни свет, ни заря и теперь жутко хочу спать. Если не возражаешь, я немного вздремну. Всецело вверяю машину твоим умелым рукам.

 

Глава 18

До аварии Мэтт легко засыпал где угодно. Эту полезную привычку он приобрел в результате хронического недосыпа, когда работал врачом-стажером. Но после возвращения из Тамана его сон стал совершенно непредсказуем. В иные ночи Мэтт часами беспокойно ворочался в постели, а потом забывался прерывистой дремотой. Но бывало и так, что, сев смотреть по телевизору какую-нибудь вечернюю ерунду, он внезапно проваливался в глубокий сон и, очнувшись в три часа ночи, обнаруживал себя лежащим на диване.

Первые двадцать миль от заправки Мэтт только делал вид, что спит: посадив Кэрри за руль, он испытывал некоторую тревогу. Но вскоре, несмотря на шум и грохот, Долли все-таки сумела его убаюкать.

Проснувшись, Мэтт из-под полуопущенных век стал наблюдать за Кэрри. Она так сильно сжимала в руках огромное рулевое колесо, что костяшки пальцев побелели от напряжения. Ее широко открытые глаза были сосредоточены на дороге. Мэтт знал, что к концу дня ее тело совершенно онемеет, но не хотел вмешиваться. Он чувствовал себя виноватым из-за паспорта, а еще больше — из-за того, что обманул Кэрри. Но иначе, она ни за что не согласилась бы ехать. Мэтт до сих пор не понимал, что его самого так потянуло в эту поездку. Видимо, от безвылазного сидения в квартире и безделья у него помутился рассудок.

«Надеюсь, ты не работаешь? — написала ему Шелли в эсэмэске. — Если узнаю, что работаешь, уволю».

Мэтт улыбнулся. На базе ее звали доктор Кнут, но он не мог не признать, что она была замечательным руководителем, если не брать в расчет ее ошибочное решение отправить его домой. Впрочем, теперь у него появилось время, чтобы привести себя в форму — подышать свежим воздухом, заняться спортом. В больнице на юго-западе Англии у него есть приятели-коллеги, любители подводного плавания. Можно навестить их, тем самым предоставив Кэрри некоторую свободу. Мэтт открыл глаза и снова закрыл их, крепко зажмурившись. Солнце слепило. Тучи чудесным образом исчезли, и стало жарко. Они уже съехали с автострады. Дорога была пугающе узкой, а взглянув в боковое зеркальце, Мэтт увидел за их фургоном длинную вереницу машин.

— Где мы? — сонно спросил он.

— Где-то в северном Девоне.

— Проклятие! Сколько же я спал?

— Почти три часа.

— Ты не хочешь отдохнуть?

— Я уже отдыхала. Я остановилась в Таунтоне, сходила в туалет, купила в магазине еду. Я пыталась тебя разбудить, но ты пробурчал, чтобы я оставила тебя в покое, потому что ты заслужил эти страдания. Вот я и оставила тебя в покое.

— Спасибо.

— Я принесла тебе бутылку воды и пирог с мясом. Там был не такой уж большой выбор.

Пирог и вода катались по полу у него под ногами.

— Выглядит аппетитно. Давай, я сяду за руль?

— Не вижу смысла. Мы почти приехали.

Подняв с пола свой ленч, Мэтт жадно глотнул воду.

Ему страшно хотелось пить и есть. Пирог был приплюснут с одного края: наверное, Мэтт наступил на него, пока спал. Ничего страшного. В жизни ему частенько доводилось есть некачественные продукты — если не в Тамане, так в школе.

Пейзаж за окнами обновился: поля сменились волнистыми холмами, вдали темнели болота. Они начали закладывать крутой поворот, и Долли издала протестующий стон. Кэрри переключила скорость на меньшую, и фургон, который и до этого ехал не особо быстро, теперь пополз как улитка. Когда он натужно взбирался в горку, сзади раздался автомобильный гудок. Обернувшись, Мэтт увидел водителя «БМВ», гневно потрясавшего кулаком. Мэтт помахал ему рукой и послал воздушный поцелуй. Водитель показал средний палец.

— Не надо! — воскликнула Кэрри. — Ты что, хочешь неприятностей?

— Я просто пытался с помощью шутки разрядить обстановку.

— Не делай этого.

Долли, наконец, вскарабкалась на вершину холма, и их взорам явилась величественная панорама. Море и небо сливались воедино, сверкая всеми оттенками голубого.

— Ты можешь сказать, куда мы едем?

Проклятие! Послышался оглушительный скрип тормозов. Мэтта подбросило к лобовому стеклу. Ремень безопасности туго обхватил грудную клетку. От дороги поднимался запах горелой резины. Сзади опять загудели.

— Что ты делаешь, черт побери? — спросил Мэтт, чувствуя, как под ребрами гулко ухает сердце.

Губы Кэрри были сжаты в мрачную линию.

— Поворачиваю налево. Мы уже приехали.

«БМВ» с ревом промчался мимо, сидевший за рулем мужчина громко выругался через стекло. Долли катила по узкой проселочной дороге, которая вилась по краю горной долины, уходя к морю. Их нещадно трясло, и Кэрри мысленно благодарила Бога, что им не попалось ни одной встречной машины: она сильно сомневалась, что они смогли бы разъехаться.

Кэрри боялась взглянуть на Мэтта, но была уверена, что он держится за поручень. Внезапно долина сделалась шире, и впереди показалась площадка из песка и гравия, служившая местом для стоянки. Здесь не было ни одного дома, только несколько машин, пара мотоциклов и еще один автофургон.

— Приехали, — сказала Кэрри, спрыгивая на гравий.

Ноги у нее кололо иголками, а спина затекла от долгого вождения. Кэрри откинула волосы с глаз, чтобы получше рассмотреть местность. Песчаный пляж, крытый тонкими досками, отлого спускался к ярко-голубому морю.

Мэтт встал рядом.

— Мы же не останемся здесь на ночь? — спросил он.

— Нет.

— Но ты ведь не случайно выбрала это место?

— Конечно, нет.

«Еще как не случайно», — подумала Кэрри, глядя на волны, с шумом набегающие на берег. Несколько человек занимались серфингом, а одна пара спустила с поводка свою собаку, и та с лаем гонялась за волнами.

— Здесь Хью сделал мне предложение.

— И ты решила, что это хорошая идея — приехать сюда?

— Не знаю, насколько хороша эта идея, но я должна была это сделать.

— Мне пойти с тобой или подождать здесь?

— Как хочешь, — сказала Кэрри и побрела к воде. По правде говоря, ей, в самом деле, было все равно, пойдет Мэтт с ней или нет. Она уже не замечала его, целиком поглощенная воспоминаниями о Хью.

Они с Хью бегали по пляжу, и Кэрри никак не могла его догнать. Иногда он сбавлял шаг и, дразня, ждал, когда она приблизится, а потом опять припускал вперед. Поймать его было невозможно. Они приехали в Девон в один из тех редких уик-эндов, что проводили вдали от фермы. Она забронировала номер в шикарном загородном отеле, и они отправились на пляж, даже не разобрав сумки.

Она снова дышала этим воздухом, напоенным резким запахом морских водорослей. На языке ощущался привкус соли. Кэрри вспомнила, как Хью обернулся к ней, споткнулся о камень и упал на песок — рухнул, как подрубленное дерево, и замер. Она бросилась к нему со всех ног, задыхаясь от бега и волнения: Хью не шевелился, и она решила, что он и впрямь сильно ударился, но когда она нагнулась над ним, он открыл глаза, усмехнулся и притянул ее к себе.

— Я думала, ты потерял сознание! — воскликнула она.

— Споткнувшись на пляже? За кого ты меня принимаешь? Что я, по-твоему, слабак какой-то? Кэрри, я был форвардом в команде, игравшей за Пакли.

— Значит, ты просто хотел меня напугать? Я ведь могла и рассердиться!

— Но ты же не сердишься на меня? Ты меня любишь.

Она запрокинула голову назад и весело рассмеялась.

— Ты надеешься на то, что я тебя люблю.

Он притянул ее ближе и страстно поцеловал в губы — не слишком искусно, зато с большим энтузиазмом. Когда она, наконец, получила возможность свободно дышать, Хью сказал, не выпуская ее из своих объятий:

— Лучше бы ты меня любила, потому что я хочу, чтобы мы поженились.

И она ответила «да».

Кэрри не сразу решилась привезти сюда Мэтта, потому что опасалась стать посмешищем в его глазах. Однако как ни странно, сейчас она чувствовала себя совершенно спокойно. Сунув руку в карман джинсов, Кэрри нащупала гладкое обручальное колечко и извлекла его на свет. Это кольцо она забрала с фермы вместе с остальными своими вещами и с тех пор не знала, что с что с ним делать. Она взяла его с собой в путешествие, надеясь избавиться от него в каком-нибудь подходящем месте. У нее была мысль бросить кольцо с Эйфелевой башни или утопить его в каком-нибудь итальянском озере — как подскажет фантазия. Но теперь, вернувшись на этот пляж, Кэрри поняла, что есть только один способ расстаться с ненавистным предметом.

Она услышала шаги по дощатому настилу и почувствовала, что Мэтт встал рядом.

Резко обернувшись, она посмотрела на него в упор. Он твердо встретил ее взгляд, но она быстро отвела глаза, подошла к волнам, подняла руку и подбросила кольцо высоко в воздух. Вылетев из руки, оно мгновенно растворилось на фоне моря и неба; даже всплеска не было.

— Это что-то символизирует? — спросил Мэтт, когда Кэрри вернулась к нему.

— Понятия не имею, — ответила она, глядя, как из воды со смехом выходят серфингисты, волоча за собой доски. — Ты, конечно, считаешь меня невменяемой, но я должна была это сделать. Не думаю, что ты меня поймешь.

— Даже и пытаться не буду. Знаешь, я страшно проголодался и если проведу в этом фургоне еще хотя бы час, то скоро сам стану невменяемым.

Она оглядела лицо Мэтта. Хоть он и поспал, вид у него был уставший. На подбородке пробивалась щетина. Конечно, это совершенно не касалось Кэрри, но она все же надеялась, что он не будет опять отращивать бороду. Без бороды он выглядел очень привлекательно (Кэрри могла себе в этом признаться, потому что между ними ничего не было) и походил на мистера Дарси.

— Что тебя так развеселило? — спросил Мэтт, когда она закусила губу, пытаясь сдержать смех.

— Ты. Где твоя выносливость? Мы пробыли вместе всего полдня, а ты уже весь извелся, — поддразнила Кэрри.

— Мне нужно перекусить и лечь туда, где можно свободно вытянуть ноги. Во мне шесть футов четыре дюйма, между прочим.

— Тогда давай найдем подходящее место и разобьем палатку. Надеюсь, ты сможешь приготовить еду? — спросила Кэрри, мысленно потешаясь над выражением его лица.

Забраковав пару мест, они, наконец, въехали на небольшую площадку рядом с укромным пляжем.

— Как-то диковато. Ты не находишь? — спросила Кэрри, пока Мэтт осматривал территорию.

— Ты когда-нибудь жила в джунглях?

— Ага. Я поняла, что ты имеешь в виду. Значит, остановимся здесь.

Им удалось прикрепить к Долли палатку, и Мэтт достал кемпинговое снаряжение. Кэрри возилась с газовой плиткой, когда зазвонил мобильник Мэтта. Кэрри старалась не слушать разговор, понимая, что в ближайшие несколько недель им предстоит пережить немало подобных моментов. В конце концов, каждый из них имеет право на личное пространство.

Через несколько минут Мэтг всунул голову в фургон.

— Ты справилась с конфоркой? — спросил он, увидев весело шипевший старомодный чайник.

— Легко, — откликнулась она, поспешно загораживая кучку горелых спичек, которые валялись возле плитки. Интересно, не с Наташей ли Мэтт разговаривал сейчас по телефону? — Скажи, Мэтт, а что думает Наташа по поводу твоего отдыха с другой женщиной?

Услышав его раздраженный ответ, Кэрри пожалела, что спросила об этом.

— Наташа ничего не думает. И вообще, она еще не знает об этой моей поездке. Я и сам узнал о ней только сегодня утром.

— Ты ей скажешь? — осторожно спросила Кэрри, наливая кипяток в две кружки.

Она обернулась и увидела, что Мэтт стоит у входа в фургон, упершись руками в дверной проем.

— В следующий раз, когда буду с ней разговаривать. Но она слишком занята своей работой и не станет беспокоиться из-за таких пустяков.

Мэтт взял кружку, буркнув «спасибо», и они принялись пить кофе, обсуждая окрестности. Сделав последний глоток, Мэтт сказал:

— Пойду куплю что-нибудь поесть. По дороге сюда мы проезжали магазин. Буду минут через десять. Какое пиво ты пьешь?

— Любое, — отозвалась Кэрри, приятно удивленная его хозяйственностью.

Прошел час, а Мэтт все не возвращался. Разозлившись, Кэрри с силой захлопнула дверцу фургона и зашагала к морю.

 

Глава 19

Кэрри брела по песку и видела, как спасатели грузят свой пикап, готовясь к отъезду. Был чудесный вечер, алое солнце медленно соскальзывало в море. Прибой с шумом захлестывал берег, и несколько особо стойких серфингистов продолжали ловить волну. Кэрри закатала джинсы, скинула шлепанцы и вошла в воду, вздрогнув от холода, но быстро привыкла и, наслаждаясь приятными ощущениями, осмелилась шагнуть чуть дальше. Неожиданно накатила волна и намочила ее джинсы.

— Может, разденетесь и поплаваете? — предложил один серфингист, с улыбкой разглядывая Кэрри.

Он стоял по пояс в воде, так сноровисто держа доску для серфинга, как будто с ней родился, а Кэрри, точно ребенок, неуклюже переступала с ноги на ногу.

— О нет! Очень холодно, — смущенно ответила она. Парень громко расхохотался.

— Нагишом холодно, а если надеть костюм для подводного плавания, то будет отлично. Советую вам с парнем попробовать.

— С каким парнем?

— С тем верзилой, с которым вы были на Комб-стрэнд. Если, конечно, он не просто случайный попутчик, которого вы подобрали на пляже. Кстати, у вас отличная машина.

«Довольно оригинальная беседа», — подумала Кэрри. Его интерес к Долли заставил ее вспомнить зеленый «фольксваген», который она заметила на берегу. Не его ли это автомобиль?

— Ее зовут Долли, и она не моя. Я просто взяла ее на время, — объяснила Кэрри, пока парень затаскивал свою доску на мелководье.

— А как насчет бойфренда?

Кэрри скривилась. Как он мог подумать, что Мэтт — ее парень? Хотя, наверное, это было вполне логичное предположение, ведь они ехали в одном фургоне. Она решительно тряхнула головой.

— Бойфренда? А, вы имеете в виду Мэтта! Он всего лишь… занудливый тип, посланный мне в наказание. — Кэрри улыбнулась. — Мы с ним просто приятели.

— Понятно. Кстати, меня зовут Спайк.

— Кэрри.

— Привет, Кэрри! — сказал Спайк, выходя из воды, точно молодой Нептун-хиппи.

Кэрри сунула ноги в шлепанцы и поморщилась от холода, когда мокрые джинсы обтянули ее бедра.

— У вас, наверное, прекрасные отношения, если вы едете в одном фургоне, — предположил Спайк, когда они шли по скрипучим доскам, настланным за линией прилива.

Она с улыбкой покачала головой.

— Если честно, мы с ним едва знакомы.

— Как так?

— Вообще-то я собиралась ехать с подругой.

Спайк вскинул брови — получилось интересно, так как в одну бровь у него были вдеты два колечка.

— Что ж, это дело ваше. Подруга, друг — каждый выбирает попутчика на свой вкус.

— Мы с Мэттом вместе учились в универе. У него было свободное время, и Ровена, моя подруга, решила, что мне лучше поехать с ним.

— А вы не хотели с ним ехать?

Хотела ли она с ним ехать? Кэрри не знала, что сказать, чтобы не показаться безрассудной или язвительной. Да и стоит ли вообще откровенничать с этим пляжным незнакомцем? Она молча пожала плечами.

— Вы, наверное, думаете: «Что за чудик в водолазном костюме ко мне привязался? А вдруг это маньяк-убийца?»

— Да нет, просто в данный момент мне вообще на все наплевать.

— Плывете по течению? Понимаю. Это круто. — Он ткнул большим пальцем в сторону площадки для кемпинга. — Как вы смотрите на то, чтобы познакомиться еще с одним парнем? Он гораздо симпатичней, чем я.

Она увидела на другой стороне площадки зеленый «фольксваген».

— Это ваш «сплитти»?

— Да. Его зовут Рон, в честь Рональда Рейгана.

— Я еще никогда не встречалась с президентом, — засмеялась Кэрри.

Спайк подмигнул.

— Тогда вас обязательно надо представить друг другу. Если вы пробудете здесь несколько дней, возможно, Рон станет вашим приятелем.

— Эй, Спайк!

Он обернулся на крик и помахал группе серфингистов, катавшихся на волнах.

— Ну, пока! — сказал Спайк, приподняв свою доску.

— До скорой встречи, — ответила Кэрри.

Спайк размашисто зашагал к воде. Какое-то время Кэрри смотрела, как он скользит по волнам, и вспоминала его небрежную улыбку и раскованные манеры. Интересно, он и его друзья живут здесь, у моря, или просто приехали сюда отдохнуть? Они без видимых усилий запрыгивали на гребни волн, постепенно отдаляясь от берега, и она с невольной завистью провожала их взглядом до тех пор, пока не заболели глаза, потом побрела к месту парковки.

Когда Кэрри вернулась, Мэтт стоял, небрежно опершись о фургон и болтал с двумя девицами, которые держали в руках бутылки с пивом. У его ног стоял полиэтиленовый пакете продуктами.

— Привет! — крикнул Мэтт, приподняв свою бутылку пива. — Кара, Шивон, познакомьтесь, это Кэрри, моя попутчица.

Девушки одарили ее беглыми улыбками и опять обернулись к Мэтту. Та, что повыше, сказала, глядя на него с обожанием:

— Ну, пока, Мэтт. Увидимся?

— Конечно, — кивнул он.

— Принес еду? — небрежно спросила Кэрри.

— Да, правда, там был небольшой выбор. Я купил печеную фасоль, консервированный фарш и пасту.

— А пиво?

Он взглянул вниз. В упаковке, рассчитанной на восемь бутылок, осталось только три.

— В магазине я познакомился с девушками, мы разговорились. Потом выяснилось, что мы остановились в одном и том же месте… — Он помолчал и поднял глаза на Кэрри. — Тебя не было, и мы с ними выпили.

— Значит, мне придется довольствоваться тем, что осталось в ящике. А я гуляла по берегу… и тоже кое с кем познакомилась, — многозначительно сказала она.

Мэтт поднял пакет с продуктами.

— Вот как?

— Да. С серфингистами.

— Отлично. Я рад, что ты потихоньку осваиваешься. Мне приготовить ужин, или ты возьмешь эту почетную обязанность на себя?

В ту ночь Мэтт спал в палатке, а Кэрри легла на крыше фургона. Несмотря на то, что ее кровать находилась в шести футах от земли, а навес хлопал на ветру, точно крылья сумасшедшей вороны, Кэрри хорошо выспалась — впервые за последние несколько недель. Наверное, здесь сыграли свою роль свежий воздух и пиво, которое они допили вместе с Мэттом. Когда она проснулась, он уже успел принять душ, и теперь лежал в шортах рядом с палаткой, писал письмо.

— Ты не возражаешь, если я прогуляюсь? — спросила Кэрри.

Он едва взглянул на нее, оторвавшись от листа бумаги.

— Конечно, нет. Чуть позже я схожу поищу интернет-кафе. Мне надо отправить по электронке несколько писем на базу в Тамане, так что не спеши возвращаться.

«Весьма откровенно», — подумала Кэрри. Она будет гулять сколько захочет, и для этого ей не нужно его разрешение. День выдался солнечный, но немного ветреный. Если найти укромное местечко на пляже, то можно позагорать, а заодно привести в порядок мысли. Хорошо бы встретиться со Спайком и еще немного с ним поболтать. Этот парень ее заинтересовал. Она совсем ничего о нем не знала, да, впрочем, и не хотела знать. «Теперь ты свободна, — напомнила она себе. — Ты можешь разговаривать с сексуальными незнакомцами на пляже, и никому не будет до этого никакого дела».

Она уже час лежала на песке, с трудом вникая в сюжет бульварного романа, когда на берегу появился Спайк с друзьями. Он сразу помахал ей рукой и зашел в воду почти перед самым ее носом. Начался прилив, и Кэрри, даже не сдвигаясь с места, оказалась ближе к серфингистам. Ветер крепчал, и рев прибоя усилился. Она села и обхватила колени руками, ловя долетавшие с моря обрывки их криков и шуток. Спайк быстро вскочил на волну и встал.

— Молодец, приятель! — крикнул один из парней, подгребая к нему на доске.

Даже на неопытный взгляд Кэрри, Спайк был лучшим серфингистом. Он четко ловил волны и катался на них дольше других.

Спустя еще час ветер усилился, и Кэрри натянула футболку. Волны стали огромными, и пловцов в море поубавилось. Компания Спайка стояла у кромки воды. Вдруг он отделился от остальных и решительно подошел к Кэрри. Стянув капюшон своего костюма, он взъерошил волосы и сказал:

— Клево!

Хью не часто употреблял это словечко, и Кэрри чуть не рассмеялась, но сдержала улыбку и небрежно кивнула:

— Смотрится классно.

— Ты умеешь кататься на доске?

— Нет. Правда, пару раз пробовала лежа.

На самом деле это было один раз, лет в тринадцать. Спайк подмигнул.

— Тогда ты без труда научишься более сложным вещам. Может, мне удастся тебя уговорить, и ты рискнешь попробовать кое-что поинтересней?

Волны с грохотом накатывали на берег — огромные, как грузовики.

— Даже не знаю. Для меня это очень большие волны.

— Большие? Да ты что? Эти волны просто крошечные! Видела бы ты прибой в Терсо или во французской Атлантике! Не бойся, Кэрри, с такой волной справится даже ребенок.

«Да, справится, как же! — подумала Кэрри, глядя на бушующее море. — Нет, ему ни за что не вытянуть меня в воду, пусть даже не старается».

— Не бойся, я знаю, что делаю, но если тебе кажется, что ты не справишься, я не буду тебя заставлять. — Взгляд Спайка ясно говорил: «Ты не хочешь даже попробовать, значит, ты слабачка!» — Ну что ж, раз ты отказываешься от серфинга, тогда, может, познакомишься с Роном?

— Конечно! — чересчур поспешно согласилась Кэрри.

— Идем.

Вернувшись на площадку для кемпинга, Кэрри украдкой взглянула на другой ее конец — туда, где стояла Долли, — но Мэтта не увидела. Спайк прислонил свою доску к автофургону и расстегнул молнию на костюме. Он был не очень высоким, зато крепким и спортивным.

На левом соске у него висело серебряное колечко. Кэрри невольно загляделась на кольцо, не сразу заметив, что Спайк тоже ее рассматривает — так же внимательно, только гораздо бесцеремоннее. Она почувствовала, как от шеи к корням волос поднимается волна тепла. Каштановые пряди и светлая кожа не позволяли скрыть стыдливый румянец. Она не умела флиртовать, а общение с мужской половиной драмкружка Пакли было не в счет. Она привыкла быть девушкой Хью. Привыкла к руке Хью на своей заднице, эта рука заявляла всему миру, что Кэрри — его женщина.

Спайк же, похоже, не стремился обладать ничем, кроме доски для серфинга. Он провел руками по спутанным, выгоревшим на солнце волосам, взъерошив их еще больше. Этот жест как бы говорил: «Видишь, мне плевать на условности!» Кэрри мысленно улыбнулась. Кто он такой — может, заезжий геодезист из Суррея, который по утрам гладит свои трусы?

— Только после вас, — сказал он, приглашая ее в палатку.

Нет, непохоже, чтобы он гладил свои трусы. Даже Кэрри видела, что за Роном ухаживали далеко не так любовно, как за Долли. Палатка была порвана в нескольких местах и наверняка протекала даже во время легкого дождя. На земле валялись консервные банки и картонные коробки с фаст-фудом, здесь же лежала пара мятых спальных мешков. Кузов Рона проржавел, а в кабине воняло неопреном, несвежим пивом и еще чем-то тошнотворно-приторным.

— Прошу прощения за запах. Это «секс-воск».

— «Секс-воск»?

— Им смазывают доску, чтобы ноги не скользили, — объяснил Спайк.

— А, понятно. — О Боже, она опять покраснела! — Э… ты часто здесь бываешь? То есть, я хочу сказать, ты часто приезжаешь сюда, в Девон, заниматься серфингом? — Нет, она совершенно разучилась кокетничать! Ну, еще бы — у нее уже десять лет не было практики. Смущенная, Кэрри села на скамейку. А Спайк, вместо того чтобы помочь ей выпутаться из затруднительного положения, оценивающе оглядывал ее своими голубыми глазами. — Наверное, мне пора возвращаться. Мэтт понятия не имеет, где я, — наконец, выдавила Кэрри.

— Как хочешь, — бросил он. — А что касается твоего вопроса, то да, мы часто сюда приезжаем.

— Мы?

— Я и ребята.

— А где они сейчас?

— Наверное, еще катаются. Они придут позже.

— Ясно.

Кэрри догадалась, что Спайк нарочно привел ее сюда, пока никого не было.

— Приходите сюда с Мэттом завтра ночью. Мы зажжем костер на пляже, попьем пивка.

— В котором часу?

Он засмеялся.

— Мы не смотрим на часы, Кэрри. Увидите дым — подходите.

Она побрела к себе, но он ее окликнул:

— Ты должна попробовать серфинг. Кажется, у нас есть лишний костюм. Ты и глазом не успеешь моргнуть, как я поставлю тебя на доску. Ну что ты теряешь?

— Не знаю, — не оборачиваясь, пробормотала Кэрри.

Она вдруг поняла, как сильно колотится ее сердце. Спайк ей нравился. А какая девушка осталась бы равнодушной к этому мускулистому телу и нахальной улыбке? Помимо прочего, у него имелось еще одно неоспоримое преимущество: он был полной противоположностью ненавистного Хью. Но Кэрри привлекало не только это. У нее появилась идея закрутить роман с первым встречным — подцепить парня, просто чтобы доказать себе, что она это может. Хью был бы в шоке от ярости и удивления. Кэрри улыбнулась. Вот что значит свобода! Пьянящая, волнующая и пугающая. Ровена права: эта поездка — именно то, что нужно.

 

Глава 20

Позже в тот же вечер Кэрри лежала рядом с Долли и прихлебывала пиво. Спайк и его приятели, наверное, куда-то уехали, потому что их автофургона, Рона, нигде не было видно. Мэтт слушал плейер и читал какой-то медицинский журнал, а Кэрри листала «Космополитен», надеясь, что Мэтт не заметит ее нездорового интереса к статье под названием «Как избежать стыда: десять советов тем, кто желает незабываемого секса на одну ночь».

Секс на одну ночь был у Кэрри один-единственный раз, в шестом классе, когда она после школьного бала переспала с Кираном. Да и то Кэрри сильно сомневалась, что этот эпизод можно засчитать. Они занимались сексом в постели его родителей, пока те были в Лансероте, а потом Киран отвез ее домой на своем скутере. Никакого стыда Кэрри не испытывала, хотя, конечно, было довольно неловко. После этого она встречалась с одним парнем с работы, но они расстались, когда она поступила в универ. Следующим мужчиной, с которым она переспала, был Хью. Кэрри со вздохом закрыла журнал, легла на спину и посмотрела на звезды. По меркам «Космо», она со своим пуританством годилась в монахини.

Мэтт навис сверху, заслонив собой звезды. Угол наклона только подчеркивал его рост. Мэтт напоминал колонну Нелсона, увенчанную ежиком волос.

— Попьем чаю или ляжем спать? — спросил он.

— Слушай, у меня идея! Давай выпьем по кружечке горячего шоколада?

— К сожалению, у нас нет горячего шоколада, так что остается только одно — лечь спать.

Кэрри быстро села, почувствовав странное напряжение внизу живота. Боли не было, только дискомфорт. Она не знала, отчего вдруг возникли эти ощущения — то ли от того, что Мэтт заговорил про постель, то ли от того, что в данный момент она думала о сексе.

— Ты опять будешь спать на крыше или сегодня ляжешь в палатке? — поинтересовался он.

— Все равно.

— Мне кажется, на крыше тебе будет удобней.

— Хорошо, только не надо ради меня идти на жертвы.

Он криво усмехнулся:

— Я и не иду. В палатке больше места. Если я лягу на крыше, мои ноги будут торчать из постели.

— Тогда ложись на крышу, — сказала Кэрри и посмотрела на мерцающий свет фонаря, стоявшего между ними.

Начать разговор было не так легко, как ей думалось. Кэрри вспомнила Спайка и то, как быстро она почувствовала к нему влечение. А еще она вспомнила годы, в течение которых хранила верность Хью. Какими бессмысленными казались они теперь! Нет, она непременно сделает то, что хочет, и ее ничто не остановит!

— Послушай, Мэтт, мне немного неловко, но, по-моему, сейчас вполне подходящий момент. Нам надо кое-что обсудить. Помнишь, ты спросил, есть ли третье условие, при котором я соглашусь на эту поездку?

— Гм-м.

— Так вот, у меня есть это условие, и я хочу, чтобы ты о нем знал.

Мэтт скрестил руки на груди:

— Говори. Ничто не может быть хуже твоего желания сесть за руль.

Его глаза весело блестели, но Кэрри не попалась на эту удочку.

— Хорошо. Это не так легко сказать, но мы с Ровеной заключили договор— пакт, и я думаю, нам с тобой он тоже нужен.

— Пакт? Звучит серьезно.

Кэрри понимала, что он над ней смеется, но все равно продолжала:

— Да, пакт. Правила сексуального поведения, которых мы обе должны придерживаться.

Он присвистнул.

— Правила сексуального поведения? Ничего себе! Я вижу, вы, девушки, умеете развлекаться. И что же это за правила? Надеюсь, они достаточно строги?

Кэрри захотелось чем-нибудь в него швырнуть, но она решила не отвлекаться от темы.

— Мне кажется, будет проще, если мы с самого начала обговорим некоторые аспекты нашего путешествия. Тебя наверняка обрадует мое предложение, поэтому не буду ходить вокруг да около, а скажу прямо… Видишь ли, мы с Ровеной затеяли эту поездку, чтобы как следует отдохнуть и повеселиться. После разрыва с Хью я стала свободной, и мы решили, что если мне… то есть нам кто-нибудь встретится, то… ну, в общем, мы не будем теряться.

Мэтт слушал так внимательно, как будто Кэрри была его пациенткой. Казалось, сейчас он откинется на спинку стула, сложит пальцы домиком и уставится на нее поверх очков в роговой оправе.

— Так вот, я познакомилась с человеком, которого хотела бы узнать получше. Надеюсь, ты согласишься остаться здесь на несколько дней? У тебя, наверное, тоже есть девушки, которых ты хочешь узнать получше. Ты меня понимаешь, Мэтт?

Его взгляд был очень серьезен, словно Мэтт собирался сказать Кэрри, что она тяжело больна, но спустя мгновение на его лице появилась лучезарная улыбка.

— Ну, слава Богу! — шумно выдохнул Мэтт. — А я ломал голову, как тебе сказать. Дело в том, что я собирался завтра заняться подводным плаванием вместе со знакомыми медиками из Эксетера. На этом побережье, неподалеку от Хартленд-Пойнт, есть фантастические места для дайвинга.

— Отлично. Значит, ты тоже будешь занят…

— Всю неделю обещают хорошую погоду, так что мы е тобой вряд ли будем часто видеться. Сегодня утром я переписывался с моими приятелями по электронной почте и узнал, что двое из них сейчас в отпуске. Мы не виделись уже два года, и я с удовольствием проведу с ними время.

— Выходит, ты рад, что мы оба будем заниматься каждый своими делами?

Мэтт громко расхохотался.

— На мой взгляд, это просто замечательно. Мы же не собираемся ходить друг за другом как привязанные. Не обижайся, Кэрри, но для меня это было бы полной катастрофой — так же, как и для тебя.

— Ты прав. Что может быть ужасней, чем провести целый день в твоем обществе?

— В таком случае давай пораньше ляжем спать, ведь завтра у нас обоих будет очень насыщенный день, — предложил Мэтт.

— Отличная идея.

Он взял со стола полотенце.

— Пойду быстренько приму душ перед сном. Когда я вернусь, ты, наверное, уже будешь спать. Или ты пока не хочешь ложиться?

— Да нет, почему же? Хочу. Мне нужно набраться сил. Спокойной ночи. Увидимся утром.

— Только если ты рано встанешь. Завтра мне надо будет выйти в семь.

— В семь утра?

— Да. За мной заедут приятели. Так что ты вряд ли увидишь меня до темноты.

— Значит, к обеду не придешь? — небрежно бросила Кэрри.

Мэтт подмигнул.

— Нет, к обеду я не приду. А если твой день пройдет удачно, то у тебя, скорее всего, на завтрашний вечер появятся более интересные дела.

 

Глава 21

Проснувшись, Кэрри услышала крик чаек и далекий шум прибоя. Было гораздо жарче, чем вчера, и не так ветрено, поэтому она отправилась на пляж и целый день загорала, купалась и слушала плейер. Первые несколько часов она с наслаждением валялась на солнышке, укрытая скалами, и читала любовный роман, жалея, что рядом нет Ровены. Подруга сейчас, наверное, проводит время в компании актеров, занятых в сериале «Сердечная боль», или примеряет костюмы. Ровена в хирургической робе… «Интересно, — вдруг подумала Кэрри, — Мэтт тоже носит на работе такую робу? И как он в ней выглядит?»

Она сидела рядом с Долли и красила ногти на ногах красивым бледно-розовым лаком, когда Спайк, наконец, вернулся на площадку для кемпинга. Его фургон с хохочущей полуголой компанией остановился перед палаткой. Сидевший за рулем Спайк высунул голову из окна машины.

— Увидимся вечером? — крикнул он.

— Да, конечно, — ответила Кэрри, пытаясь сохранять невозмутимость, несмотря на надетые на ноги разделители пальцев.

— Если хочешь, приходи с Мэттом. Вот Лола говорит, что познакомилась бы с вами обоими.

В окне показалась машущая рука, которая принадлежала девушке с ангельским личиком и растрепанными волосами.

— Привет, Кэрри! — весело поздоровалась Лола.

— Привет, Лола. — Кэрри помахала в ответ.

— Ну, до встречи! — проорал Спайк.

Кэрри ощутила легкий трепет волнения. Кажется, вечер обещает быть нескучным…

Когда солнце начало медленно скатываться в море, она увидела Спайка и его друзей, идущих на пляж с ящиками пива и дровами. Мэтт еще не вернулся, и, слава Богу: ей не хотелось брать его на вечеринку. Конечно, получилось неудобно, ведь Спайк пригласил их обоих, но в присутствии Мэтта Кэрри чувствовала себя скованно: у нее было странное ощущение, что он следит за ее нравственностью.

— Класс! — сказала Кэрри вслух, надев свои лучшие шорты и короткую маечку, в которой она была на свадьбе.

Майка была ей в обтяжку и зрительно увеличивала бюст, делая Кэрри, как выразилась бы ее мама, пышногрудой — именно то, что надо для сегодняшнего вечера!

На удивление сильно волнуясь, Кэрри зашагала к пляжу, где в небо спиралью поднимался дым от костра. Спайк и его приятели стояли и сидели вокруг огня, пили пиво и курили марихуану. Все были босиком, поэтому, только ступив на песок, Кэрри скинула шлепанцы. Спайк стоял к ней спиной, и она подошла ближе. На нем были свободная футболка и шорты, открывавшие крепкие мускулистые икры в поросли рыжеватых волос. Внутри у Кэрри все дрожало. Она была так неопытна в этих делах…

— Привет!

Спайк обернулся.

— Привет, — с радостной усмешкой сказал он. — Ребята, это Кэрри!

Когда остальные почтили ее взмахами бутылок, он представил всю банду — База, Джима, Стига и Лолу, которая вблизи выглядела такой спортивной, что, казалось, была зачата на доске для серфинга. Она напоминала Кэрри русалку из детской книжки.

— Будешь пиво? — предложил Спайк, подводя Кэрри поближе к костру.

— Да, спасибо.

По рукам бегали мурашки, и Кэрри обрадовалась теплу. Протянув ей бутылку, Спайк медленно оглядел ее тело. Кэрри надеялась, что он остался доволен. Она целый день провела на солнце, подрумянилась и, наверное, хорошо выглядела. Теперь до нее дошло, почему Спайк ей так нравился. С ним она чувствовала себя сексуальной и желанной. Она знала, что ее хотят исключительно из-за тела, и все остальное — например, ее мозги или умение вести бухгалтерию — здесь ни при чем. Они со Спайком были едва знакомы, а Кэрри уже испытывала к нему влечение — главным образом физическое.

— Ты без приятеля? — спросил он.

— Он уехал на дайвингс друзьями, и когда вернется, понятия не имею.

Кэрри не хотела ни говорить, ни думать о Мэтте. У нее есть шанс начать все сначала. Она свободна, независима и настроена только на развлечения.

— Может, он решил остаться там на ночь? — предположил Спайк.

— Может быть. Скорее всего. А где вы сегодня были? — спросила она, желая поскорее сменить тему.

Спайк мечтательно вздохнул:

— В Кройде. Там были такие классные волны! Мы здорово покатались. Хочешь завтра поехать с нами, или ты еще не решилась?

— Почему бы и нет? — сказала Кэрри, хоть и понимала, что утратит всю свою загадочность, как только встанет на доску для серфинга.

Не то чтобы Кэрри считала себя слишком загадочной, просто ей еще ни разу не приходилось позорно барахтаться в волнах. Спайк протянул ей свою сигарету, но она покачала головой. Ее первый и единственный опыт курения наркотиков (это было в универе) закончился тем, что она в одних трусах танцевала вокруг студенческого центра.

Спайк пожал плечами.

— Не пугайся. Мы всегда что-то делаем впервые.

— У меня это не впервые, — отозвалась Кэрри.

— Я имею в виду серфинг.

— Ах, ну да.

Он показал на песок рядом с собой:

— Сядь и расслабься. Расскажи нам, что здесь делают такая милая девушка, как ты, и такой милый парень, как Мэтт. И почему они не вместе.

Кэрри рассказала им ровно столько, сколько считала нужным — об этой поездке и о своей работе на ферме, опустив подробности разрыва с Хью. Она упомянула Ровену и ее роль в телесериале, но в основном говорили ребята, а Кэрри слушала и понимала, что серфинг — это ключ ко всем тайнам жизни и Вселенной. Когда костер уже погас, она увидела Мэтта, идущего к ним по пляжу. Песок вокруг того места, где они сидели, был усеян пустыми бутылками и бычками от сигарет. Кэрри, в конце концов, согласилась сделать несколько затяжек и теперь чувствовала приятную расслабленность. Хью пришел бы в бешенство. Он терпеть не мог все, что имело отношение к движению хиппи.

— Как понырял, приятель? — глупо хихикнув, спросила Кэрри.

— Отлично, — ответил Мэтт.

— Ты зря плаваешь под водой, — со смехом сказал Спайк, — над водой гораздо интересней. И безопасней. Кэрри переживала, не съела ли тебя акула.

— Акулы здесь не водятся, — проводя руками по волосам, заметила Лола.

— Ты похожа на русалку, — выдала Кэрри, сама не зная почему: ей вдруг показалось, что момент как раз подходящий. — На прекрасную русалку с серебристым хвостом.

Лола удивленно захлопала ресницами, но потом улыбнулась.

— Ты, в самом деле, так думаешь?

— Конечно. Ты могла бы сидеть на камне, поджидать моряков и заманивать их на дно моря.

Спайк фыркнул. Даже Мэтт не сдержал усмешки. Кэрри пришла в восторг от того, что развеселила всех, особенно Лолу, которая подсела ближе и дала ей сигарету.

— Попробуй, — предложила она. — Тебе понравится.

Кэрри подумала, что отказываться невежливо: Лола такая милая девушка!

Кто-то протянул Мэтту пиво и сигарету. Пиво он взял, а от курева отказался:

— Нет, спасибо. Завтра я опять еду на дайвинг.

Кэрри распирало от беспричинного смеха. Она затянулась и откинулась назад, чувствуя, что жизнь удалась. А и впрямь все складывается просто замечательно! Даже Мэтт, сидевший на бревне напротив, сегодня ночью выглядел весьма привлекательным. Лола пристроилась у его ног и поглаживала длинными русалочьими пальцами африканские татуировки на его предплечьях.

— Где ты сделал эти тату, здесь или в Лондоне? — спросила она.

— В Тамане.

— Это еще где, мать твою? — протянул Баз.

Лола дала Мэтту свою сигарету, и на этот раз он решил затянуться.

— Это остров в Тихом океане, к северу от Австралии. В этом году я пробыл там несколько месяцев.

— И что ты делал в этой дыре, парень?

«Ну вот, началось!» — подумал Мэтт. Ему совсем не хотелось говорить о работе. Он прекрасно провел день и пришел сюда только затем, чтобы взять у Кэрри ключи от Долли. Ему нужен мобильный, а он остался в фургоне. Честно говоря; Мэтт не ожидал застать Кэрри на пляже, так как был уверен, что в данный момент она занимается сексом со своим серфингистом, но потом увидел дым и решил пойти посмотреть.

— Ну, расскажи нам, не стесняйся, — попросила Лола.

— Я работаю в благотворительной медицинской организации. Мы занимаемся врачебной практикой в маленькой деревенской больнице. Еще мы ездим в джунгли и лечим больных из далеких племен.

— Так ты врач? Круто! — воскликнула Лола.

Мэтт засмеялся:

— Обычная работа.

— Ты делаешь операции? — спросила она.

— Да. У нас есть родильная палата и маленький анатомический зал. Но оперировать мы можем, только когда работает генератор, потому что если он вырубается, мы остаемся без электричества. Иногда мы плаваем на каноэ или летаем на легком самолете в дальние общины. Деревня, в которой мы работаем, находится примерно в пятидесяти милях от ближайшего крупного города.

— И что входит в твои обязанности?

Лола опять предложила сигарету, но на этот раз Мэтт отказался. Он хотел, чтобы наутро у него была ясная голова, и не боялся показаться остальной компании слишком правильным.

— Да так, ничего особенного: малые операции, профилактические мероприятия и обучение. Кроме того, нам часто приходится лечить малярию и туберкулез. Вы ведь знаете, что это такое?

Судя по пустым лицам слушателей, они этого не знали. Их глаза остекленели — то ли от его рассказа, то ли от пива с сигаретами. Мэтт опять почувствовал на своей руке пальцы Лолы.

— Тебе сделали эти татуировки где-то в городе или прямо в джунглях? — спросила она.

Он улыбнулся, заметив в ее взгляде почти детское любопытство.

— Прямо в джунглях.

Баз лежал на песке и, блаженно улыбаясь, пялился в небо. Мэтт надеялся, что все они сейчас пребывают под кайфом и не слишком прислушиваются к его словам.

— У тебя только эти или еще есть? — спросила Лола, потом опустилась перед Мэттом на колени, задрала его футболку и ахнула.

— Ого, ничего себе!

Лола попыталась стащить с него футболку. Мэтт сделал вид, что это смешно, хотя на самом деле терпеть не мог раздеваться на людях и оказываться в центре внимания. Это вызывало лишние вопросы.

— Эй, парень, покажи!

— Давай снимай футболку!

Они принялись стучать бутылками о камни и бревна, скандируя:

— Снимай, снимай, снимай!

Мэтт поймал взгляд Кэрри. Она сидела рядом со Спайком и молча смотрела на Мэтта. Впрочем, у нее был не слишком обкуренный вид… пока.

— Покажи, — хрипло попросила Лола.

Сдавшись, Мэтт встал, стянул через голову футболку и широко раскинул руки, потом медленно повернулся, подставив тело приятной ночной прохладе. Кожу слегка пощипывало от морской соли, которая осталась даже после душа. Стук и смех прекратились. Потом кто-то тихо присвистнул.

— О Боже…

Мэтт медленно сделал полный оборот и снова повернулся лицом к Спайку и Кэрри.

— Вот это класс, — промолвил Спайк, салютуя своей бутылкой.

Мэтт почувствовал, как кончик пальца Лолы заскользил по узорам — завиткам и петлям, покрывавшим его тело. Они украшали спину и лопатки, спускались по позвоночнику и исчезали под низким поясом джинсов. Это были туземные рисунки, своего рода обряд посвящения в воины, но Мэтт не собирался говорить об этом Спайку и его приятелям.

— И где же они кончаются? — с благоговейным трепетом спросила Лола.

Мэтт смутился.

— А ты как думаешь? — пошутил он.

Лола промолчала и переключила свое внимание на Кэрри, которая смотрела на Мэтта со странным лицом, выражавшим целую гамму эмоций. К удивлению Мэтта, Кэрри выглядела такой же восхищенной, как и все остальные.

— Тебе было больно? — неожиданно и тихо спросила Кэрри.

— Если я отвечу «нет», это будет неправдой. Но татуировки — неотъемлемая часть жизни для некоторых туземцев. Деревенские старейшины, вожди местных племен, предложили сделать мне тату после того, как я их вылечил. Это была великая честь, и я не посмел отказаться.

— И сколько же времени это заняло?

— Как они это делают?

— Они давали тебе что-нибудь, пока кололи?

Все засыпали его вопросами, кроме Спайка, который сидел молча, напустив на себя скучающий вид.

— Татуировки на спине делали целый день, — объяснил Мэтт. — Рисунок наносится с помощью острого шипа и маленького деревянного молоточка, потом к коже прикладывают кусочки горелого дерева.

— Острого шипа? — сипло переспросила Лола.

— Твою мать! — выдал Баз.

«Ну, все, пора заканчивать представление», — подумал Мэтт и надел футболку, избавив Лолу от новых жутких подробностей.

— У вас не осталось еще пивка? — поинтересовался он, хоть вовсе не хотел пить.

Спайк показал на батарею бутылок, горлышки которых торчали из ведра с водой.

— Угощайся, приятель.

Кэрри сидела рядом со Спайком, обхватив колени руками. Было видно, что она замерзла и сильно нервничает. Ничего, она уже большая девочка и может сама принимать решения. Быстро осушив бутылку пива, Мэтт извинился и ушел. Как он и ожидал, Лола увязалась за ним.

 

Глава 22

«Первый блин всегда комом», — говорила себе Кэрри, лежа в фургоне рядом со Спайком. Ночь была уже на исходе. Он приподнялся на локте и закурил сигарету с марихуаной. Кэрри тоже сделала затяжку, надеясь, что ее не вырвет, и она не потеряет сознание. Секс был торопливым и довольно схематичным, но Кэрри это не смущало. Фейерверков она и не ждала. Ей хотелось грубого, животного совокупления. Правда, не такого короткого.

— А где остальные? — спросила она Спайка.

— Все там же. Они будут спать на пляже. Все, кроме Лолы.

Она представила Лолу верхом на Мэтте и прижалась щекой к груди Спайка, пытаясь отогнать непрошеное видение. А вдруг они там курят марихуану? Нелсон пришел бы в бешенство.

— Я же говорил тебе, что мы всегда что-то делаем впервые, — сказал Спайк.

Кэрри вздернула подбородок и взглянула на Спайка.

— Это у меня не впервые.

— Я имею в виду, что ты впервые изменила своему парню.

— Я никому не изменяла. У меня нет парня.

— Уже нет. Он оказался подонком, да?

Ей не понравилось, Что Спайк назвал Хью подонком, хоть это было вполне справедливое определение. Сама она называла его еще и похуже, причем много раз.

— Давай забудем о нем. Прости, если я была немного взвинченной.

— Все было классно, но ты аккуратно сложила свою майку, когда я тебя раздел. Сила привычки?

Она закрыла глаза.

— В самом деле? Я не помню.

— Так бывает, когда слишком долго живешь в одном и том же месте с одним и тем же человеком.

— А ты живешь по-другому?

Спайк медленно, со вкусом затянулся сигаретой и посмотрел в потолок фургона. Кэрри уже подумала, что он отключился, и не надеялась дождаться ответа.

— Я живу, как живется и не строю планов на будущее — это меня пугает, — наконец, выдал Спайк.

— А как же деньги? На что ты живешь?

— У меня была работа, но в прошлом году я ее бросил. Однажды я был на пляже в Кройде с компанией ребят. Все они жили в автофургонах на берегу моря, и я понял: жизнь слишком коротка, чтобы работать. Мне захотелось остаться там. Я продал машину, квартиру и взял пенсионные деньги.

— У тебя была пенсия?

Он вяло повернулся к Кэрри и провел пальцем по ее животу.

— Да.

Она задрожала, когда его палец остановился на ее пупке.

— Где же ты работал?

— В офисе, занимался там какой-то мурой. Сейчас уже и не вспомню. А ты?

Она тихо засмеялась.

— Ты же знаешь: я управляла делами на ферме своего бойфренда.

— А, ну да. Прости, я забыл. А вообще, какая разница, что было раньше? Мне интересно только то, что происходит сейчас.

Его рука подобралась к ее груди. Спайк обхватил ее сосок двумя пальцами и прошептал:

— Кажется, в тот раз я тебя не удовлетворил. Обещаю исправиться прямо сейчас.

Спайк перекатился на нее и поцеловал в губы. Его проворный влажный язык скользнул ей в рот. Кэрри обхватила ногами его спину и приподняла бедра. Ей хотелось заниматься сексом со Спайком везде — на пляже, в пещере, в лесу. Она курила наркотики и трахалась в грязном автофургоне. Ей нравилось думать, что Спайк никогда не был бухгалтером и не платил муниципальный налог на недвижимость, что он получает пособие по безработице и продает на улице «Соушелистуоркер». Он был именно таким парнем, каких на дух не выносил Хью, и это особенно заводило Кэрри.

Солнечные ванны, секс и серфинг. Что еще нужно девушке для счастья? Впрочем, серфинга могло быть и поменьше. Огромная волна закрутила Кэрри, словно носок в барабане стиральной машины. Нет, на этот раз ей уже не вынырнуть. Сейчас она утонет. Пройдет несколько недель, и ее тело — все в синяках, местами обкусанное рыбами — вытянут из моря… Интересно, придет ли Хью на похороны?

Сильная рука схватила ее за запястье и вытащила на поверхность воды. Кэрри закашлялась, жадно хватая ртом воздух.

— Если хочешь, можешь опустить ноги. Здесь не очень глубоко, — крикнул Спайк.

— Я, н-наверное, отд-дохну.

Он засмеялся и поплыл дальше.

— Сегодня классные волны. Я остаюсь. Подожди меня.

Кэрри вышла на берег, таща за собой доску и отплевываясь. Глаза щипало, тело ломило. Кэрри училась серфингу неделю (подумать только: провести целую неделю жизни, катаясь на волнах!) и уже достигла удивительных результатов — могла продержаться на доске около пяти секунд. Спайк сказал, что у нее здорово получается, но Кэрри пришла к выводу, что серфинг — далеко не такой фантастически-захватывающий вид спорта, как его расхваливают.

Секс со Спайком тоже оставлял желать лучшего, но она не слишком переживала. Они занимались этим в фургоне, на пляже, в пещере, причем последние два места, несмотря на кажущийся романтизм, мало впечатлили Кэрри. Когда морские водоросли прилипают к заднице, а песок лезет во все поры, про романтику как-то забываешь. Все происходило грубо, второпях — совсем не так, как было у нее с Хыо, и Кэрри временами казалось, будто весь ее мир летит вверх тормашками. Будто она всю жизнь только и делала, что трахалась и валялась на песке. С Хью ее волновали закладные и арендная плата, удои молока и субсидии. Со Спайком Кэрри думала совсем о другом: как бы не утонуть и хватит ли им презервативов.

Прикрыв ладонью глаза, она смотрела, как Лола ловит волну и скользит по ней на доске, точно сроднившись с морской пеной. Она больше не видела Мэтта в компании Лолы и понятия не имела, переспали ли они в ту первую ночь. Впрочем, это не ее дело. Кэрри расстегнула молнию и стянула с себя костюм для подводного плавания. Она замерзла и мечтала о горячем душе. Спайк вышел из моря, таща за собой доску, и Кэрри быстро собрала вещи.

— Что, уже наплавалась? — спросил он с усмешкой.

— Хотела еще немножко похлебать воды из Атлантического океана, но потом решила оставить ее вам.

Спайк засмеялся.

— Еще пара месяцев, и ты освоишься.

Пара месяцев? Кэрри пристально посмотрела ему в лицо. Это что, шутка?

— Приходи на пляж вечером. У нас будет особенная вечеринка: сегодня день рождения Лолы.

— Правда? Надо ей что-нибудь купить.

Он подмигнул.

— Не надо. У меня уже есть для нее подарок, от всех нас.

 

Глава 23

Было уже поздно. От костра в темнеющее небо летели белые, оранжевые и алые искры. Кэрри и Спайк сидели в обнимку и по очереди курили сигарету с марихуаной. Ребята отмечал и день рождения Лолы, хоть сама виновница торжества так и не появилась.

Баз играл на гитаре, и в голове у Кэрри царил приятный наркотический дурман. Баз — великолепный певец. Просто фантастический. Ему надо пойти на телешоу «Х-Фактор». Может, позвонить Саймону Кауэллу и рассказать ему про База?

— Тебе надо выступать на телевидении, — сказала она Базу, когда он допел песню, но, похоже, ее никто не услышал.

«Ничего себе, — подумала Кэрри. — Я, наверное, стала невидимой. Прикольно! Можно спрятаться в мужской раздевалке фитнес-клуба…» Ее разобрал смех. Она хохотала так долго, что заболели бока. В конце концов, она принялась кататься по песку.

— Как ты себя чувствуешь, Кэролайн? — спросил чей-то голос.

Она повернула голову, на это потребовалась целая вечность. Спайк стоял рядом с ней и ухмылялся. Его рот был огромным, как разверстая пещера.

— Ты можешь встать, милая?

— Я прекрасно себя чувствую. — Кэрри понизила голос до шепота: — Ты знал, что я невидимка?

— Нет, не знал, — ответил Спайк.

— Мне кажется, мы все стали невидимками. Представляешь? Если мы не будем видеть друг друга, то будем друг на друга натыкаться, и…

— Кэрри, ты городишь полную чушь.

Он говорил резко, но Кэрри было плевать на его тон.

— Может быть, — согласилась она. — А может, это ты городишь полную чушь. Ведь я тебя не вижу, только слышу.

— Ладно, вставай! Уже пять часов утра.

Спайк поднял ее с песка, словно тряпичную куклу. Кэрри повисла у него на руке, медленно подпрыгивая на месте. Ей было весело. Она поморгала, пытаясь прояснить зрение. Глаза закрывались сами собой. Нужно вставить в них спички, как в мультике про Тома и Джерри. Хотя… это же полный бред!

— От тебя приятно пахнет, — пробормотала она. — Ты не Спайк. Ты Мэтт.

— Молодец! А теперь пойдем домой.

— Нет, не хочу домой.

— Ты обкурилась.

— Нет, мне просто хорошо. А ты — занудливый старый пердун.

— Знаешь, Кэрри, я изо всех сил пытаюсь быть терпеливым, но если ты и дальше будешь так себя вести, то я…

— Ты рассердишься. Очень-очень рассердишься. Я знаю. Ты пожалуешься на меня моему начальнику, и он выгонит меня с работы.

— Ради Бога, Кэрри, встань как следует!

Кэрри оперлась ногами о землю и почувствовала новый прилив смеха. Все это так забавно! Она принялась хохотать — хохотать до упаду.

— Ой! — вскрикнула Кэрри. — Мне больно! Пусти, идиот несчастный!

— Обзывайся как хочешь. Нам надо отвести тебя домой.

— Я не хочу идти домой. Я хочу остаться здесь, со своими друзьями.

— Твоих друзей здесь нет, Кэрри. Осторожней, Лола. Она не такая легкая, как кажется.

— И вовсе я не толстая!

— Все в порядке, я с ней справлюсь, — сказал другой голос, и Кэрри опять улетела.

Ах, вот в чем дело! Теперь все понятно. Она — бумажный змей, подхваченный ветром, а Мэтт со своей подругой запускают ее в небо. Вау-у-у!

— Черт возьми! — выругался Мэтт, когда Кэрри рухнула на него, придавив всем телом. Ему с трудом удалось высвободиться. — Она весит целую тонну!

— Как ты думаешь, она оклемается? — спросила Лола. Кэрри лежала на песке, размахивая руками и ногами.

— Лола, это ты? Смотри, я ангел!

Лола присела перед ней на колени.

— Да, это я. Как ты себя чувствуешь?

— Пожалуйста, не дай этому гаду увести меня домой! Я хочу остаться с тобой и со своими друзьями. Мне так весело! Знаешь, я умею летать!

— Ты уже дома, — сказала Лола.

— О, чудесно! — откликнулась Кэрри, сворачиваясь калачиком под своим теплым пуховым одеялом, только что вынутым из сушильного шкафа. — Ты такая милая, Лола! И красивая, как русалка. Ты разбудишь меня, когда придет Терри Воган?

На следующее утро желудок Кэрри напоминал содержимое мешка для пылесоса. Она была не в состоянии разговаривать, но знала, что Мэтт и Лола привели ее в фургон на рассвете. Она помнила, что пила пиво, а дальше — полное забытье. Подумать только: целая ночь совершенно стерлась из памяти! Хорошо, что все закончилось благополучно: она не утонула в море и не улетела в Таман… Кажется, Лола или Мэтт — или оба — гладили ее по голове, когда она стояла на коленях перед унитазом, а потом подняли ее, когда она чуть не потеряла сознание.

— Тебя не должно тошнить от марихуаны. Если только ты не принимала вместе с ней еще какой-то наркотик, — сказал Мэтт.

— Ну, как она?

Услышав голос Лолы, Кэрри попыталась повернуть голову. Это было большой ошибкой: ее снова начало рвать.

— Я этого не заслуживаю, — пробормотала Кэрри.

— Я тоже, — мрачно заметил Мэтт.

После того как она полчаса просидела на полу туалетной кабинки и больше не испытала ни одного позыва на рвоту, Мэтт ушел, оставив ей стопку полотенец и зубную щетку. Кэрри проковыляла обратно к фургону, на ступеньках которого сидела Лола, подперши рукой подбородок, точно готическая фея.

— Тебе лучше? — спросила Лола, вид у нее был очень встревоженный.

— Да, спасибо, — еле слышно ответила Кэрри.

— Принести тебе чашечку имбирно-ромашкового чаю?

Кэрри слабо улыбнулась. Она была благодарна Лоле за помощь, но при мысли о ромашковом чае ее опять замутило.

— Лучше стакан воды. Мэтт сказал, что я была на пляже одна. Что случилось со Спайком, Базом и остальными?

Лола явно смутилась.

— Они лежали обкуренные у себя в фургоне. Я не думаю, что они нарочно тебя бросили. Наверное, они просто не знали, что ты там.

Кэрри растерялась. Разумеется, они не могли ее бросить.

— Но как вы меня нашли?

— Мы с Мэттом ходили в городской клуб, а когда вернулись, решили прогуляться по пляжу. — Лола запнулась, когда появился Мэтт. — Там мы тебя и нашли.

— О Господи! Я что, была совсем плохая?

Лола кивнула.

— Ты здорово обкурилась.

— Спасибо, что привели меня сюда. Не знаю, что бы со мной было, если бы не вы. Возможно, меня унесло бы волнами на необитаемый остров.

— Ну, за это можешь не волноваться: ночью был отлив. Но Мэтт сказал, что, если бы мы тебя бросили, ты могла захлебнуться собственной рвотой.

— Прекрасно, — выдавила Кэрри, чувствуя новый приступ тошноты.

— Ничего хорошего, — заявил Мэтт. — Мне доводилось видеть такие случаи.

Лола подняла голову и взглянула на Мэтта с таким восхищением, с каким смотрят на героев.

— Как ты думаешь, ее можно оставить одну? — спросила она. — Или кому-то из нас надо за ней присматривать? Я согласна с ней посидеть, но, может, лучше тебе, ведь ты врач?

— Я думаю, ее вполне можно оставить одну. С ней ничего не случится, если она будет хорошо себя вести:

С языка Кэрри чуть не сорвалось грубое слово.

— Ребята подъедут за нами минут через двадцать, — сказал Мэтт Лоле. — Иди, возьми свои вещи.

Лола явно заколебалась, но Мэтт был тверд:

— Думаю, Кэрри будет лучше, если мы оставим ее одну. И потом, я обещал научить тебя подводному плаванию.

— Хорошо, я пойду за вещами. Скоро вернусь.

Когда Лола отошла за пределы слышимости, Кэрри спросила Мэтта:

— Ты считаешь меня идиоткой, да?

— Нет, я не считаю тебя идиоткой. Мы все через это прошли. Ты что, не помнишь, что я вытворял в универе?

Кэрри смотрела, как он укладывает в сумку свое снаряжение для подводного плавания, и думала о том, что не так хорошо знала его в студенческие годы. Он дружил с Хью, вернее; они просто играли в одной регбийной команде и иногда вместе выпивали. Мэтт находился на внешнем крае ее вселенной, а Хью — в центре.

Сегодня Мэтт надел удлиненные шорты и серую футболку, плотно обтянувшую его широкие плечи. Мокрые после душа, густые угольно-черные волосы блестели на утреннем солнце. Кэрри понимала, почему в университете столько девушек на него обращали внимание. Мэтт легко мог завоевать центральное место в их вселенных. Похоже, Лола влюблена в него по уши.

Мэтт закинул сумку на плечо и сказал:

— Ты вроде уже пришла в себя, так что мы с Лолой поедем на дайвинг. Если хочешь, можешь поехать с нами, — угрюмо добавил он.

— Спасибо за приглашение, но я, пожалуй, останусь, — ответила Кэрри, прекрасно понимая, что она нужна им также, как собаке пятая нога.

Но он, по крайней мере, предложил… К глазам вдруг подступили слезы. «Это, наверное, из-за наркотиков», — сказала она себе, отказываясь думать, что ее тронула забота Лолы и Мэтта… и обидело безразличие Спайка.

 

Глава 24

Днем Кэрри пошла на пляж подышать свежим воздухом и увидела Спайка. Он занимался серфингом и выглядел свежим, как маргаритка. Проклятый Спайк! Кэрри какое-то время наблюдала за ним, думая, что он ее не замечает. Потом он вышел на берег.

— Привет! Как дела? — как ни в чем не бывало спросил Спайк.

— Мне уже лучше.

Кэрри ждала, что он поинтересуется ее самочувствием или извинится. Спайк провел рукой по волосам.

— Хорошо. Прости, вчера ночью я перебрал с куревом и отключился. Вообще ничего не помню, но я знал, что за тобой кто-нибудь присмотрит.

Он бросил ее одну, на пляже, в невменяемом состоянии, и ему на это плевать!

— Меня привели домой Лола и Мэтт, — сказала Кэрри, хотя слово «принесли» было бы намного точнее.

В ее голове мелькнул странный проблеск. Она вспомнила что-то про воздушного змея…

— Ты будешь сегодня плавать? — спросил Спайк. Море было беспокойным. Волны ходили ходуном — так же как и содержимое ее желудка.

— Да нет, спасибо.

— Через пару месяцев ты научишься держаться на доске. Может быть, тебе даже удастся простоять на ней дольше десяти секунд.

Спайк усмехнулся, но усмешка получилась не нахальной, как обычно, а какой-то виноватой.

— Ловлю тебя на слове.

Он нервно дернул плечом и поднял свою доску.

— Пойду, покатаюсь на волнах. Не каждый день бывает такой клевый прибой. Надо ловить момент. Увидимся вечером?

— Может быть. А может быть, завтра.

— Знаешь, я должен тебе сказать: завтра я уезжаю, — небрежно бросил он.

Вот, значит, как — он уезжает! Странно, но вместо сожаления и грусти Кэрри почувствовала свободу — как будто камень с души свалился. Впрочем, возможно, эти ощущения были вызваны похмельем…

— Я долго не работал и больше не могу здесь прохлаждаться. А тебе как раз нужно отдохнуть. Может быть, ты и Мэтта поставишь на доску.

— Это вряд ли. Ты, кажется, говорил, что собираешься все лето заниматься серфингом. Я думала, что ты именно поэтому бросил работу.

Спайк ковырял ногой в песке; и Кэрри поняла, что впервые видит его таким: раньше он производил впечатление парня, абсолютно уверенного в себе.

— Да. Знаю, это полная чушь, но мне уже двадцать восемь лет. Я не могу потратить всю жизнь на серфинг. Мне нужна работа. Мне нужно жилье.

— Ты говорил, что раньше сидел в офисе и терпеть не мог эту работу. Чем ты собираешься заниматься, когда вернешься домой?

Спайк покраснел бы, если бы не был таким загорелым. Он отвернулся к морю, потом искоса взглянул на Кэрри.

— Я был налоговым инспектором.

Кэрри расхохоталась, но Спайк остался серьезным. Он был похож на школьника, которого застали за списыванием.

— Кто-то же должен этим заниматься, — сказал он.

— Но налоговый инспектор? Я не ожидала, что ты… Значит, ты работал в налоговом управлении?

— Ну и что? В конце концов, все мы зависим от общества. Мы собираемся в наших семейных гостиных, гоняемся за деньгами и успехом. А серфингом я могу заниматься по выходным и праздникам. Так ты придешь вечером на пляж? — спросил он с ноткой надежды в голосе. — У нас будет прощальная вечеринка.

Кэрри поняла, что он рассчитывает еще раз переспать с ней — и это после того, что он сделал! Шоры с громким треском упали с ее глаз. Спайк вовсе не свободолюбивый герой. Он — ограниченный эгоист, которого интересует только собственная персона. Такой мужчина ей не нужен. Она заслуживает лучшего.

— Почему бы, и нет? — сказала Кэрри, заранее зная, что не придет на вечеринку.

Спайк подался вперед, запечатлел на ее губах соленый поцелуй и побрел обратно к морю, держа свою доску под мышкой.

Когда Кэрри вернулась к фургону, Мэтт лежал рядом с палаткой и листал какой-то медицинский журнал. Он был в одних шортах, и на голой бронзовой спине красовались диковинные татуировки, которые и впрямь впечатляли. У Кэрри возникло странное желание их потрогать.

— Что, насытилась океаном? — не оборачиваясь, спросил Мэтт.

Кэрри бросила свою сумку в траву.

— На сегодня да. А ты наохотился за русалками?

Он повернулся набок и приподнялся на локте. Темные волоски окружали его соски и дорожкой спускались по животу.

— Сегодня у моих друзей ночное дежурство в больнице. Им пришлось вернуться, чтобы немного отдохнуть.

Кэрри села рядом с Мэттом и обхватила колени руками.

— Мэтт?

— Да, Кэролайн?

— Как ты смотришь на то, чтобы уехать отсюда?

— Что? Сейчас?

— Да. Мне хочется посмотреть другие места. Мы и так провели здесь много времени. — Она помолчала. — Если ты, конечно, не против. Возможно, у тебя есть какие-то свои планы, и я не хочу их нарушать.

Она имела в виду Лолу.

— А как насчет твоих планов на сегодняшний вечер? — осторожно спросил он.

— У меня нет никаких планов на сегодняшний вечер. Я вообще не строю планов — просто наслаждаюсь жизнью.

Мэтт, конечно, не знал, что Спайк пригласил Кэрри на прощальную вечеринку, и что она решила не ходить. Кэрри и сама не понимала, почему приняла такое решение, но точно не из-за того, что Спайк оказался налоговым инспектором. Скорее всего, причина в его махровом эгоизме.

— Если мы уезжаем, то мне надо попрощаться с Лолой, — сказал Мэтт и поднялся.

— Да, конечно. Я не хочу ничего портить…

— Она не будет возражать.

Кэрри подумала, что он ошибается: Лола будет возражать, и очень сильно. Но уже слишком поздно идти на попятную. Возможно, Мэтту тоже нужно уехать. Бедная Лола… Неужели на свете не бывает простых отношений? Неужели нельзя переспать с кем-то и сразу об этом забыть? А если нет, то почему?

 

Глава 25

Мирное сосуществование было нарушено, когда они отправились на юг. Путь лежал через Девон и дальше, в Корнуолл. Они медленно колесили по извилистой дороге, огибавшей бухты и узкие морские заливы, пляжи и рыболовецкие поселки юго-запада, и, в конце концов, добрались почти до Лендс-Энда. Мэтт и Кэрри по очереди вели машину и так же по очереди выбирали, где остановятся на следующий день. Сейчас они лежали на пляже под теплыми лучами предвечернего солнца и потягивали пиво. У Мэтта звякнул телефон. Кэрри сделала вид, что заинтересовалась одним из его журналов, но краем глаза проследила за Мэттом и заметила, как он улыбнулся, читая сообщение.

— Твои друзья-медики? — небрежно поинтересовалась она, когда он набирал ответ.

Мэтт тихо засмеялся.

— Приводят в порядок свои сексуальные наряды?

— К сожалению, нет. Сейчас мы все носим хирургические робы. Короткие юбки и черные чулки ушли в прошлое, что, как мне кажется, очень печально.

— Да ты извращенец! — пошутила Кэрри.

— Поверь мне, Стюарт и Брайан довольно забавно смотрелись бы в юбках.

Она села.

— Ты не говорил, что они парни.

— А ты и не спрашивала. Ты сразу решила, что они девушки.

Кэрри не выдержала:

— У тебя блестят глаза.

— Блестят?

— Да. Так бывает, когда ты чему-то радуешься.

— Не выдумывай, Кэрри. Ничего у меня не блестит.

— Нет, блестит. Когда ты доволен, в твоем взгляде появляются искорки. Ну вот, а теперь ты еще и покраснел.

— Хватит пороть чушь! — рявкнул он, в конце концов, разозлившись.

— Я тебя достала?

— Вот именно.

— Ты сердишься на меня? Значит, у меня опять будут неприятности? — подначила Кэрри.

Он вскинул брови:

— Ты хочешь неприятностей? Я легко могу это устроить.

Кэрри судорожно сглотнула. До нее вдруг дошло, что они почти флиртуют друг с другом. Она поймала себя на том, что представляет Мэтта в хирургической робе, надетой на голое тело. Черт возьми! Эротические фантазии с медицинским уклоном — это еще понятно, если думаешь о красавчиках из сериала «Скорая помощь», но Мэтт? Впрочем, возможно, некоторым женщинам, например, Наташе, его угрюмость кажется сексуальной… Кэрри повернулась на живот и принялась лениво листать журнал, морща нос при виде фотографий, на которых оперировали какого-то парня с бурситом.

— Фу, какая гадость! Ты и в самом деле считаешь полезной всю эту ерунду?

— Да, там есть интересные вещи, — протянул он. — А как насчет этой ерунды? Ведь ты считаешь ее полезной?

— Эй…

Он держал в руке ее «Космополитен» и зачитывал вслух:

— «Как с помощью орального секса довести парня до безумия. Если ты хочешь свести с ума своего мужчину, мы расскажем тебе, как это сделать. Советы, техника, гарантированные способы сделать его твоим рабом на всю жизнь… В твоих руках он не будет мягким, как пластилин, он будет твердым, как камень…»

— Прекрати, Мэтт! Кто-нибудь услышит!

— Ну и что? Это жизненно важная информация о сексе и здоровье. Пусть слышат все! Черт возьми, а я и не знал, что так можно…

Кэрри схватила журнал, но Мэтт вырвал его из ее рук.

— Отдай, пожалуйста! — взмолилась она, заметив, что сидевшая неподалеку супружеская пара средних лет перестала разговаривать и с любопытством смотрит на них.

Мэтт уже стоял на ногах и держал журнал на уровне своей головы.

— Что-о она ему сделала? О Боже, оказывается, я прожил жизнь впустую, так и не испытав настоящего удовольствия!

Кэрри подпрыгнула, пытаясь достать «Космо», но Мэтт оказался проворнее. Она захихикала.

— Ну, нет, так не бывает! К сожалению, этот способ невозможен с медицинской точки зрения. Здесь нарушена анатомия.

Кэрри смеялась и сердилась одновременно.

— Хватит надо мной издеваться, — простонала она.

— Ага, теперь ты покраснела!

— Нет!

Наконец, Мэтт протянул ей журнал.

— Знаешь, Кэролайн, я просто в шоке от тебя. Ты читаешь какие-то совершенно непотребные вещи. Хочешь прогуляться сегодня вечером? — неожиданно предложил Мэтт.

Этот вопрос застал Кэрри врасплох.

— А куда мы пойдем? В паб или по клубам?

— Не то и не другое.

— Куда же тогда?

— Увидишь.

— Ты ничего не хочешь сказать?

Кэрри молчала, онемев от удивленного восхищения. То, что открылось ее глазам, было красиво, странно, сюрреалистично…

— Это театр, — подсказал Мэтт.

— Да, я вижу.

Они стояли на маленькой каменной платформе на вершине морской скалы и смотрели вниз, на театр, который был буквально вырезан из гранита. Крутая лестница тянулась между проходами и скамьями с сиденьями из травы. Зрительный зал, сцена, даже маленький балкон Джульетты — все было вырублено из цельного камня. Задником служил Атлантический океан. Волны с шумом набегали на скалы под сценой, в небе кричали чайки.

— Это просто невероятно, — наконец, выдавила Кэрри.

— Тебе нравится?

— Подумать только: в таком диком месте — и вдруг настоящий театр!

Мэтт удивленно вскинул брови:

— Странно, что ты никогда здесь не была. Ведь ты же актриса.

— Мне с трудом удавалось затащить Хью на собственные спектакли, а уж о том, чтобы пойти с ним в театр ради удовольствия, не могло быть и речи.

— Да, понимаю. Я и сам не могу представить здесь мою бывшую девушку, но как жаль, что ты не видела ни одного местного спектакля! Особенно это впечатляет теплым вечером, во время захода солнца.

— Никогда бы не подумала, что ты посещаешь такие места. Мне казалось, что твое единственное развлечение — это соревнование: кто выше всех описает стену регбийного клуба.

— Вот тут ты ошибаешься. Мама водила нас сюда, когда мы ездили в Корнуолл на каникулы. Мы делали вид, что нам здесь не нравится, впрочем, по правде говоря, так оно и было. Но, став старше, я пару раз ходил в этот театр уже по собственной инициативе.

Круглая пустая сцена тянула к себе Кэрри как магнит.

— Как ты думаешь, мы можем туда войти? — спросила она.

Мэтт взглянул на часы.

— Вряд ли. Сейчас театр наверняка закрыт для посетителей. Вечером здесь будет спектакль. Но может, нам удастся потихоньку пробраться на территорию. Пошли!

Они нырнули под веревочное заграждение, спустились до середины лестницы и тут услышали сзади громовой окрик:

— Простите, куда вы идете? — На них сурово взирала женщина в объемном бархатном кафтане. — Туда нельзя. Театр закрыт.

— Пожалуйста, пустите нас на минутку, — взмолилась Кэрри. — Понимаете, мы так долго сюда добирались… а завтра уже уезжаем домой.

Лицо женщины было таким же каменным, как скала.

— К сожалению, это невозможно.

Кэрри поняла, что спорить бесполезно, но Мэтт поднялся по ступенькам и тихо заговорил с театральной служащей. Та несколько раз кивнула, потом выпятила губы и недовольно буркнула:

— У вас есть пять минут и ни секундой больше — я буду считать!

Мэтт схватил Кэрри за руку:

— Идем, быстро!

— Что ты ей сказал? — спросила Кэрри, когда они спустились по лестнице к сцене.

— Что я уезжаю за границу на опасное благотворительное задание, но сначала хочу сделать тебе предложение на сцене театра «Минак».

— Что-о?

Он пожал плечами.

— Это единственное, что на тот момент пришло мне в голову. Но ты не волнуйся: ничего страшного не произойдет. Только сделай счастливое лицо, когда мы пойдем обратно.

Кэрри простила его, как только очутилась на сцене. Атмосфера была такой волшебной, что по спине побежали мурашки. Кэрри представила, что на каменных скамьях сидят люди, кожей ощутила жар прожекторов, услышала восторженные возгласы, смех, аплодисменты, топот и крики зрителей. Мэтт стоял сзади, обдавая ее шею своим теплым дыханием.

— Кэрри, я должен тебе что-то сказать, — пробормотал он у нее за спиной.

Кэрри инстинктивно напряглась, когда его руки сомкнулись на ее талии, но потом заставила себя расслабиться. Женщина в кафтане внимательно наблюдала за ними со своего возвышения. Им с Мэттом придется быть убедительными.

— Я очень долго не мог решиться, — прошептал он Кэрри на ушко.

— Это что-то приятное? — выдохнула она, вживаясь в роль и, к собственному удивлению, получая от этого огромное удовольствие.

— Это очень важно, но… мне немного неловко.

— Почему?

— Мужчине всегда трудно сделать такое признание.

«Ну, это уже слишком», — подумала Кэрри, надеясь, что представление скоро закончится. Руки Мэтта приятно согревали ее голое тело, но из-за волосков было щекотно.

— Мэтт, ты не мог бы побыстрей? — попросила она.

— Но, милая, я не хотел бы торопить такой ответственный момент.

Она еле сдержала смех.

— По-моему, ты переигрываешь.

Мэтт развернул ее к себе лицом, и она увидела его страдальческий взгляд.

— Переигрываю? Кэролайн, это серьезно! Неужели ты не знаешь, как ты мне дорога? Я так долго ждал этого дня!

Мэтт притянул ее к себе, и она ударилась носом о его грудь.

— Ой!

Мэтт резко отвел Кэрри назад, схватив за руки.

— О Кэролайн, моя драгоценная, неужели я причинил тебе боль?

— Ты чуть не сломал мне нос, кретин, — ответила она, потирая кончик носа.

— Прости, я увлекся. А ведь я еще не сказал тебе то, что хотел.

Она вырвалась из его рук.

— Я, кажется, и сама догадалась.

Мэтт театрально подмигнул.

— Сомневаюсь в этом, Кэролайн.

Она весело усмехнулась.

— До свидания, Мэтт. Мне не хочется тебя обижать, но я решила от тебя уйти. Кстати, не бросай свою работу.

— Хорошо. Но я только хотел тебе сказать, что ты храпишь.

— Я не храплю! — возмутилась она.

— К сожалению, ты ошибаешься. Храпишь. Правда, совсем чуть-чуть. Не волнуйся, это легко исправить хирургическим путем. Носоглотка — не мой профиль, но, если хочешь, я могу попробовать с помощью ножа для овощей.

Она негодующе вскинула руки.

— Спасибо, Мэтт, что показал мне театр. Это было очень мило с твоей стороны, и все же ты настоящий придурок!

Она сердито потопала вверх по лестнице. Служительница стояла в ожидании, ее кафтан раздувался на ветру.

— Так, значит, нет? — крикнул Мэтт.

— Отвали! — проорала в ответ Кэрри.

— Не бросай меня, Кэролайн, я не могу жить без тебя!

Когда Кэрри проходила мимо, женщина в кафтане осуждающе фыркнула.

— Вы совсем спятили, девушка? Как можно отказывать такому красавчику? Да вы и мизинца его не стоите! Я бы на вашем месте мигом затащила его под венец, а потом сразу в постель.

 

Глава 26

После полуночи они сидели в фургоне и пили «Шот». Кэрри все еще была под впечатлением от спектакля. Им удалось достать два билета на «Сон в летнюю ночь». Постановка была великолепная, актеры играли на фоне заходящего солнца и звезд. Когда финальная сцена подходила к концу, полил дождь. Мэтт и Кэрри побежали к Долли и, промокшие, со смехом ввалились в салон. Сейчас они сидели, завернувшись в полотенца, за маленьким обеденным столом. Мэтт поднял бутылку водки и подвинул к Кэрри пакетик с чипсами.

— Нет, спасибо.

— Что, не будешь водку?

— Не буду чипсы, а от водки не откажусь, — сказала она, протягивая свой стакан.

— Значит, спектакль тебе понравился? — спросил Мэтт.

— Да, отлично! Эти декорации как нельзя лучше подходят для «Сна в летнюю ночь». Правда, Боттом был какой-то невыразительный, а Титания немного переигрывала.

Он покачал головой.

— Ты бы сыграла лучше?

— Намного! Я была бы просто неотразима в этой роли, милый!

Он резко вскинул брови:

— Вот как? А мне показалось, что Титания очень даже ничего.

— Это понятно. Она абсолютно в твоем вкусе.

— И какой же, по-твоему, у меня вкус?

Кэрри тихо рыгнула. Она знала, что слегка опьянела, но нисколько не волновалась по этому поводу.

— Погоди, дай подумать. Я бы сказала, что ты предпочитаешь длинноногих, длинноволосых девушек с низким грудным голосом.

Мэтт подпер рукой подбородок.

— Я права? Вижу, что да: ты пытаешься напустить на себя загадочный вид, а это значит, что я попала в точку! Вот так-то, милый Минти!

— Мне кажется, тебе нужно выпить еще.

Кэрри нацелила на него палец.

— А я все-таки права! Просто ты не хочешь это признать.

— Скажи, Кэрри, о какой роли ты мечтаешь? Кого бы ты хотела сыграть? — спросил Мэтт, наливая себе водки.

— Я мечтаю об очень большой роли.

Он громко расхохотался. Но Кэрри была не настолько пьяна, чтобы не понять его намерений: он просто пытался увести разговор в сторону. Хитер, ничего не скажешь, но она все же хитрее. Кстати, сейчас, когда Мэтт выпил и не корчит из себя невесть кого, с ним гораздо приятнее иметь дело. И женщина в кафтане права: он и впрямь красавчик. Кэрри сосредоточила взгляд на лице Мэтта, и оно постепенно обрело резкость. Ей нравилось, как курчавятся на его шее темные шелковистые волосы, нравились его красивые глаза — дымчато-синие, обрамленные густыми черными ресницами. Уж не красит ли он их тушью? Кэрри захихикала, и ее голые коленки столкнулись под столом с его коленями.

— Я хочу сыграть леди Макбет, — заявила она чересчур громко. — Не делай такое удивленное лицо. По-твоему, я не справлюсь с ролью жестокой стервы-убийцы?

— Как раз наоборот. Думаю, эта роль вполне тебе по плечу. Просто стало немного не по себе, ведь мы с тобой живем в одном фургоне…

Он допил свой стакан, но больше наливать не стал, и, слава Богу. Кэрри понимала, что Мэтт кажется ей симпатичным только потому, что она пьяна, а ей хотелось увидеть его таким, какой он есть на самом деле — уродливым, морщинистым, похожим на злого тролля.

— Мэтт… — начала она.

Он опять положил подбородок на руку.

— Да, Кэролайн.

Нет, он совсем не похож на злого тролля. К чему обманывать саму себя? Этот парень жутко сексуален. Может быть, чашечка черного кофе сделает Мэтта менее привлекательным…

— Можно задать тебе один личный вопрос?

— Ммм… Все зависит от того, насколько он личный, — тихо, с хрипотцой проговорил он, нагнувшись ближе.

Лучше бы он этого не делал!

— Я хочу знать, — сказала Кэрри и сама подалась к нему, опасно сократив дистанцию, — что с тобой случилось в Тамане?

— Мы играем в «Правду или расплату»?

— Ну, пусть так.

— В таком случае тебе тоже придется ответить на один мой вопрос.

— Ладно, спрашивай, — разрешила Кэрри.

— Я могу спросить все, что угодно?

В голове у Кэрри слегка шумело. Теперь Мэтт был так близко, что она чувствовала его дыхание на своей шее.

— Абсолютно все.

— Хорошо. Ты все еще любишь Хью?

У нее упало сердце: вопрос был действительно трудный. Мэтт слегка подался назад, но он наверняка заметил, как она судорожно сглотнула, пытаясь сохранить спокойствие.

— Браво! — Она взмахнула своим стаканом и подмигнула. — Это удар ниже пояса. Впрочем, у тебя такая работа — задавать неприятные вопросы.

— Да, но мы, кажется, договорились, что можно задавать любые вопросы.

Она вздохнула.

— Люблю ли я Хью? Сама не знаю. Я до сих пор его вспоминаю. До сих пор испытываю… острую боль, размышляя о его измене. Временами я его ненавижу. Вся беда в том, что я слишком много думаю об этом мерзавце.

Мэтт хмуро покачал головой.

— Прости, но тебе придется быть поконкретней. Что значит «слишком много»? Например, сегодня ты о нем думала?

— Утром на пляже я гадала, что он сейчас делает. И что делает она.

— Ты имеешь в виду Фенеллу?

— Да, Фенеллу. — Ей удалось произнести это имя, не сбившись с дыхания — что ж, это уже прогресс. — Я несколько раз на протяжении этой поездки думала о нем… и о Фенелле…

— Это не слишком обнадеживает, должен тебе сказать.

— Да, но ты не выслушал меня до конца. Возможно, все не так плохо, как ты думаешь.

— Почему? — спросил Мэтт.

— Потому что я не думала о нем сегодня вечером, когда мы смотрели спектакль. Ни единой секунды. Вообще, если бы ты не спросил, я бы, наверное, о нем и не вспомнила.

— Но ты так и не ответила на мой вопрос.

— Мы играем в «Правду или расплату», и мне хочется быть честной, а если говорить честно, то я не знаю.

Она была с ним предельно искренней, но Мэтт не собирался так легко отступать.

— А если бы он сейчас вошел сюда, ты бы приняла его? — спросил он.

— Ни за что.

Он вскинул брови.

— Ну ладно, если уж быть совсем точной, то я не думаю, что приняла бы его. Такой ответ тебя устраивает? Это самое большее, что я могу сказать на данный момент. Ну вот, я выполнила условия нашего соглашения. Теперь твоя очередь.

— Я трепещу от страха, — заявил он, хотя его руки были абсолютно тверды — никакой дрожи не наблюдалось.

— Я хочу, чтобы ты ответил на мой вопрос. Что случилось в Тамане? Почему ты вернулся домой? Ты же хотел опять ехать туда, почему же сейчас ты здесь?

— Я не хотел ехать домой. Меня заставили. Насильно отправили в отпуск на четыре месяца.

— Вот как? Роберт сказал, что ты совершил что-то героическое. Почему же за это тебя отправили домой?

— Мой брат — законченный кретин.

— Я уверена, что он тебя любит. Ну же, говори. Я честно ответила на твой вопрос. Теперь тебе придется ответить на мой.

Мэтт опять поднял брови.

— Ну что ж, раз ты так настаиваешь…

Она пнула его ногой под столом.

— Ой!

— Даже не пытайся отвертеться, Мэтт.

Он внимательно смотрел на нее, потирая колено. Она видела по глазам, что Мэтту отчаянно хочется избежать этого разговора. На мгновение ей показалось, что он сейчас встанет и уйдет, но потом Мэтт выпрямился и взъерошил волосы руками.

— Хорошо, я отвечу. Меня отправили домой из-за аварии. Хотя я бы назвал это не аварией, а дурацким недоразумением. Но именно поэтому я сейчас здесь.

— Когда это случилось? — спросила Кэрри.

— Примерно за месяц до свадьбы Хью. Я уже отказался от приглашения. Я же не знал, что буду в это время в Англии. Как видишь, тебе не повезло.

Он взглянул на нее и хотел засмеяться, но она скрестила руки на груди и сказала:

— Продолжай.

 

Глава 27

Мэтт покручивал в руке стакан. Ему очень хотелось выпить водки. И выкурить сигарету. А еще ему хотелось избавиться от этих желаний.

— Мы возвращались из одной деревни, и наш джип налетел на какое-то препятствие — пень или бревно. Я точно не знаю, что произошло. Помню только, что мы съехали с дороги, если это вообще можно назвать дорогой. Был сильный удар…

Потом скрежет или крик. Мэтт так и не понял, кто это кричал — птицы или люди. Потом приехали коллеги из медицинского центра и сказали, что Мэтт потерял сознание. Может быть. Он и сам толком не понял. В тот момент, когда джип столкнулся с деревом, Мэтт сломал себе нос — наверное, ударился им о ветровое стекло, потому что там осталась кровь.

Чего ему не забыть никогда, так это запаха бензина. Мэтта вырвало. Потом он понял, что надо выбираться из машины. Невероятно мощный инстинкт призывал бежать, и немедленно. Сердце колотилось под ребрами, буквально выпрыгивая из груди. Мэтт с усилием открыл дверцу джипа и тут же ощутил резкий запах топлива.

Возгорание могло произойти в любую минуту. Мэтт упал на землю. У него кружилась голова, но он сознавал, что надо как можно быстрее отойти от машины.

Он вполне мог убежать, но тут услышал стон, раздавшийся совсем рядом, и понял, что не может уйти: его коллега Эйдан был еще в джипе.

— Я не знал, что делать, — сказал Мэтт. — Понимаешь, положение у меня… вернее, у Эйдана, было безвыходным. О Господи…

Он опять взъерошил волосы руками и почувствовал, как вспотели ладони. Сердце его колотилось. В душе опять всколыхнулась боль, когда он вспомнил этот мучительный момент: решение надо было принять в считанные секунды.

— Мэтт?

Услышав оклик Кэрри, Мэтт заставил себя говорить дальше:

— Я понял, что у него, скорее всего, поврежден позвоночник, и трогать его нельзя. Если я попытаюсь тащить, то Эйдана парализует, но у меня не было выбора: либо достать его, либо оставить в горящей машине.

Мэтт замолчал, вновь переживая этот эпизод. В ушах стояли те звуки, нос ощущал запах разлившейся солярки. Вспомнились собственный ужас и растерянность. Мэтт взвешивал в уме варианты, понимая, что в течение ближайших часов никто не придет им на помощь. Все зависело только от него. Если он ошибется, расхлебывать придется Эйдану.

— У меня не было выбора, — повторил Мэтт. Кэрри слушала, обхватив колени руками и прижав их к груди.

Она была первым человеком, которому он рассказывал об этой аварии, о том, что он тогда испытал.

— И ты его вытащил?

Он не мог смотреть на Кэрри, поэтому отвернулся к окну, где на фоне темного неба видел лишь собственное отражение… и отражение ее бледного лица.

— Мне удалось подползти к другой дверце. Она была уже открыта, но мне все-таки пришлось вытянуть его из салона. Знаешь, как я это сделал? Я сказал себе, что он просто большой негодяй — левый форвард, которого я должен заблокировать, чтобы выиграть матч в регби. Если я выволоку его из машины, я помогу Англии обыграть Австралию в финальной игре за Кубок мира. Передо мной стояла одна задача — остановить его, не дать ему добраться до линии. Полный бред, да? — спросил он, покачивая головой.

— Вовсе нет. Кто знает, как работает наш мозг, когда… когда мы попадаем в критическую ситуацию? — сказала Кэрри.

«Ты хочешь сказать, когда ты беснуешься в церкви. Это совсем другое, Кэрри», — подумал он, но вслух не сказал — не хотел ее обижать.

— И что было дальше? — тихо спросила она.

— Я выволок его из джипа, оттащил подальше, а потом отключился. Конечно, это глупость несусветная: у Эйдана, наверное, были повреждены все внутренние органы, но в тот момент я совсем ничего не соображал. Времени на размышления не было, да я и не мог размышлять. Мне кажется, я вообще куда-то улетел.

— Но ты его вытащил, — сказала Кэрри.

— Что? — переспросил Мэтт.

Охваченный чувством вины, он почти перестал ее слышать. Между тем Кэрри хотела знать, что было дальше.

— Ты вытащил этого Эйдана, своего друга, из машины. Ты его спас…

Мэтт вдруг понял, что наболтал лишнего. Он впервые рассказывал об аварии с тех пор, как вернулся в Англию. И облегчения это не принесло. А еще говорят, что обнажать душу полезно. Чушь собачья! Теперь он никогда не скажет такое своим пациентам, да и сам научится врать.

— Джип подлетел кверху, точно ракета. Это случилось через несколько минут после того, как я оттащил Эйдана от машины. Конечно, мой рассказ был бы более захватывающим, если бы взрыв произошел через несколько секунд после того, как мы с ним отползли, но я говорю как есть. Я очнулся от шума. Сказать по правде, я и сам толком не знаю, что произошло, но мне удалось найти в кустах радиотелефон, и, в конце концов, с базы прибыл конный отряд. Это они спасли Эйдана, а не я.

— У него все в порядке?

— Он передвигается в инвалидной коляске. В отличие от меня он уже не вернется в Таман и больше никогда не сможет играть в регби. Его парализовало — наверное, из-за меня.

— Но ты же не знаешь точно. Я не врач, но у тебя…

— Не было выбора? Кэрри, я слышал все это от своих коллег. Может, выбора и не было, но мне от этого не легче. Я все равно буду себя корить, всю жизнь.

Она ничего не сказала, только крепче обняла свои колени, и сердце Мэтта дрогнуло. Она была похожа на маленькую девочку — беззащитную и растерянную. Потрясенная услышанным, Кэрри, как и большинство людей, не знала, как реагировать. Но в следующее мгновение она его удивила.

— А что было у тебя? — спросила она.

— У меня? Да вот, только это, — он потрогал свой нос, — плюс парочка треснувших ребер. Так я поплатился за сгоревший джип и покалеченного Эйдана.

Мэтт невесело усмехнулся. Была и другая травма — душевная, но он не хотел о ней говорить. Его отправили домой после того, как он потерял контроль над собой во время одной незначительной операции. Ему надо было накладывать швы, как вдруг он почувствовал запах гари — тошнотворный, едкий запах плавящегося металла и горящей резины. К горлу подкатил ком. Мэтт уже не видел пациента и не мог сосредоточиться на работе. Перед глазами возникли Эйдан, лежащий в джипе, и бушующее пламя. Руки задрожали так сильно, что пришлось передать полномочия коллеге. Потом появилась Шелли и застала Мэтта в кабинете — он сидел, обхватив голову руками. Оказалось, что дети зажгли костер на поляне и бросили в него старую автомобильную шину. Но этого было достаточно: Мэтту пришлось уехать в Англию.

Он знал, что даже слабая травма головы может привести к изменению поведения, повлиять на эмоции и ощущения. Эти последствия длятся неделями и даже месяцами. Но компьютерная томография не выявила никакой патологии, да и сам он прекрасно понимал, что дело не в сотрясении мозга, а в сильном стрессе и чувстве вины.

— Я гнал слишком быстро, забыв про осторожность. Неудивительно, что мы съехали с дороги, — сказал Мэтт.

Они с Эйданом не спали всю ночь — принимали тяжелые роды в дальнем поселке, однако усталость — не оправдание. Коллеги говорили: «Не кори себя, ведь ты был уставшим», — но это же не они разбили джип.

— Ты слишком суров к себе, Мэтт, — произнесла Кэрри. — Я уверена, что ты не виноват. Такое могло случиться с каждым.

«Ну вот, — подумал Мэтт. — Теперь она изо всех сил старается быть доброй — говорит ласковым тоном, потому что жалеет меня, ищет какие-то слова утешения…» В глубине души он испытывал злость и смущение. Ему очень хотелось на кого-нибудь наброситься. Или сказать: «Ты актриса, вот и играй, а сочувствие и понимание оставь мне. Не забывай, что я врач, и это мои профессиональные качества. Я владею ими гораздо лучше, чем ты».

Но ему было невыносимо видеть расстроенное лицо Кэрри — беззащитное, как у маленькой девочки, — поэтому он подался вперед и очень нежно поцеловал ее в лоб, потом встал и поспешно вышел из фургона: Мэтт боялся сказать что-нибудь такое, о чем потом придется жалеть.

 

Глава 28

— Хочешь сесть за руль? — спросил Мэтт на следующее утро, когда они собрали вещи. — Может, так тебе будет спокойней.

Ну, уж нет, она не попадется на эту удочку! Никто из них не упоминал вчерашнюю ночь, как будто и не было ни пьяных откровений, ни поцелуя. Кэрри понимала, что этот поцелуй равносилен похлопыванию по голове. Мэтт ласково, но твердо дал ей понять, чтобы Кэрри не лезла в его личную жизнь.

— Вообще-то у меня немного побаливает голова. Наверное, будет лучше, если ты поведешь. Кстати, у тебя нет парацетамола?

— К сожалению, нет. Попробуй выпить чашку кофе. Если будет хуже, я остановлю у аптеки.

— Вы такой заботливый, доктор Ландор!

Оставив эту реплику без ответа, Мэтт достал из бардачка карту, открыл ее и сосредоточенно сдвинул брови.

— Куда мы едем? — поинтересовалась Кэрри.

— Вроде бы собирались в Сент-Айвз.

Она пожала плечами:

— Мне все равно. В Сент-Айвз так в Сент-Айвз.

Они остановились на въезде в город. Мэтт сказал, что был здесь, когда учился в шестом классе. Улицы круто спускались вниз. Дойдя до центра города, пара разделилась: Мэтт решил посетить галерею Тейт. Кэрри тоже очень хотелось туда пойти, но еще больше ей хотелось побыть одной. Она принялась бродить вдоль маленьких магазинчиков, разглядывая витрины. Кэрри не собиралась признаваться в этом Мэтту, но у нее осталось совсем мало денег. Скоро начнется учеба. Надо поговорить с Хью и разобраться в их финансах, но мысль о встрече с Фенеллой (у нее, наверное, уже виден животик) вызывала отвращение.

Вернувшись к галерее Тейт, Кэрри увидела Мэтта. Он стоял у входа и болтал с высокой темноволосой девушкой. На его собеседнице были джинсы и футболка — нарочито простые, без всяких рисунков и надписей, они наверняка стоили целое состояние. Мэтт что-то прошептал девушке, и она резко обернулась.

— Привет, Наташа, — сказала Кэрри. — Какая неожиданная встреча!

Она мысленно обругала себя за сарказм, невольно прозвучавший в ее тоне.

— Да, верно, — пропела Наташа.

— Я бы не назвал ее неожиданной, — заявил Роберт Ландор, отходя от ближайшего газетного киоска с пачкой сигарет в руке. — Мэтт знал, что мы здесь.

— Я узнал об этом только вчера, — спокойно заметил Мэтт.

Значит, сообщение, которое Мэтт прочитал днем раньше на пляже, было не от друга-медика Брайана или Стюарта, а от Наташи или Роба.

А вдруг Наташа и Роб захотят жить в Долли вместе с ней и Мэттом? Кэрри отогнала прочь это маловероятное, но жуткое предположение.

— Где вы остановились? — спросила она, мысленно скрестив пальцы.

— Ну, уж точно не в автофургоне, — сказал Роб. — Крестная Брайони держит плавучий ресторан на пристани. Там мы и ночуем.

— Шикарно! И уютно, наверное. А Брайони тоже здесь? — поинтересовалась Кэрри. Теперь, узнав, что они не претендуют на их фургон, она испытывала прилив благодушия.

— Нет, эта мымра Фенелла ни за что не отпустила бы ее с работы. — Наташа испуганно прикрыла рот рукой, потом понизила голос: — Ой, прости, пожалуйста! Тебе, конечно, неприятно слышать ее имя.

— Все в порядке, — скрипнув зубами, откликнулась Кэрри.

Лицо Мэтта было бесстрастным.

— Ты спрашивала про яхту. Честно говоря, это ужасно. Очень вульгарная обстановка — кругом белая кожаная мебель и золотые краны. Да вы приходите, сами увидите, — сказала Наташа, поглаживая руку Мэтта, словно он был маленьким пушистым зверьком.

Роб вздохнул.

— Да, вам обязательно надо на это посмотреть, но, ради Бога, давайте сначала что-нибудь поедим. Я голоден как волк. Интересно, здесь есть харчевня, где готовят что-нибудь помимо дурацких пирогов с мясом?

Как ни странно, они нашли такое место и вскоре все вчетвером сидели в ресторане с видом на гавань.

— Очень вкусно, — вздохнула Наташа, вытирая салфеткой губы, слегка запачканные малиновым джемом. — Знаете, а я, кажется, читала про этот ресторанчик в «Санди тайме стайл». Ему присвоили четыре звезды, и я ожидала увидеть здесь целую толпу мужчин в пестрых свитерах, возмущенных размером порций.

— Порции здесь и впрямь возмутительные, — согласился Мэтт. — Предлагаю по дороге домой остановиться где-нибудь еще и поесть рыбы с жареной картошкой.

Наташа засмеялась.

— Наверное, за последний месяц вы привыкли к такому рациону? — спросила она.

— Да нет, — ответила Кэрри. — Рыбой с картошкой мы лакомились редко, в основном перебивались бобами и тостами.

— Не слишком весело жить в тесноте, зато мы гораздо лучше узнали друг друга, правда? — Мэтт подмигнул ей.

Кэрри слегка опешила от столь неожиданного проявления дружеских чувств, поэтому не сразу нашлась, что сказать.

— Ну…

— В школе Мэтт был страшным хулиганом, — заявила Наташа, спеша обозначить свою территорию.

— Не возражаешь? — спросил Роб у Кэрри, наклонив над ее бокалом бутылку с вином. — Это шикарное заведение.

— Итак, несмотря на дурные привычки Мэтта, вы прекрасно проводите время вместе. Хотя, наверное, несладко жить в таком тесном пространстве.

— Долли чудесно отреставрирована, — заметила Кэрри, стараясь уйти от темы.

— Конечно, но все равно, как ни крути, это просто консервная банка на колесах.

— В ней гораздо лучше, чем в школе-интернате, Таша, — неожиданно сказал Мэтт. — Пойду, возьму счет.

— Отлично, — бросил Роб.

— Я сама за себя заплачу, — предложила Кэрри, с ужасом думая о том, как много денег они потратили на обед.

Наташа похлопала ее по руке:

— Пусть ребята заплатят. Так они будут чувствовать себя полезными.

Когда Мэтт отошел к барной стойке, Наташа подсела к Кэрри, заняв его место. От нее пахло дорогими пряными духами — скорее всего «Джо Малон». Однажды Хью принес Кэрри туалетную воду «Джо Малон», и она еще долго хранила флакон после того, как испарилась последняя капля. Наташа принялась болтать про яхту и про то, куда они на ней поплывут. Кэрри с ужасом представляла себе всю эту роскошь — диваны из белой кожи, шикарные кровати, комфортабельные туалеты…

Когда вернулся Мэтт, Наташа опять заговорила про их учебу в школе-интернате:

— Помнишь, какая это была дыра? Мы не видели ни горячей воды, ни нормальной пищи… Мэтт, конечно, восставал против всего этого. Представляешь, Кэрри, однажды он похитил, нашего казначея и запер его в комнате отдыха, требуя выкуп. Ему за это здорово влетело. Директор заставил его бежать десятимильный кросс.

— Да, я вижу, он был большим проказником, — не удержалась Кэрри. — Может, он и ночные пирушки устраивал?

Она широко улыбнулась, показывая, что шутит, но Наташа восприняла ее слова всерьез.

— Нет, милочка. Нам там не доводилось лакомиться плюшками и лимонадом. Иногда мы ели кексы, правда, без шоколадной начинки. Кажется, это была заслуга Мэтта, впрочем, я уже плохо помню то время.

— Но сейчас Мэтт исправился. Он больше не совершает дурных поступков. Правда, Мэтт?

Наташа сверкнула глазами.

— Разве? А я слышала другое. Что скажешь, Мэтт?

Кэрри внутренне поежилась. Они вели себя как две сестры-соперницы, а Мэтт выступал в роли снисходительного папочки. Он взял их под руки и сказал:

— Знаете, что я думаю, девочки? Давайте все вместе спустимся в гавань и посмотрим на красивые яхты.

Позже, вернувшись из магазина с модным журналом и шоколадкой, Кэрри застала Мэтта за бритьем. Он стоял без рубашки и смотрелся в ее зеркальце, укрепленное в каркасе палатки. Кэрри уже привыкла к виду его обнаженной спины. Татуировки, сначала казавшиеся такими странными, теперь смотрелись вполне естественно. Кэрри думала, что Мэтт не замечает ее. Он скоблил лезвием шею, часто макая бритву в мисочку с водой и оставляя там мыльную пену и щетину. Волосы, еще влажные на концах, курчавились на затылке.

— Готовишься к свиданию? — поинтересовалась Кэрри, выкладывая покупки на стол.

— Я сегодня ужинаю с Наташей.

Ну да, конечно. Почему бы и нет?

— Разве это не свидание? — спросила Кэрри. Мэтт в последний раз сполоснул бритву и положил ее рядом с мисочкой.

— Что ж, если хочешь, можно назвать и так.

Кэрри раскрыла свой журнал и села, а Мэтт взял со спинки сиденья белую рубашку. Застегнувшись, он покосился в зеркальце и провел ладонью по подбородку.

— Чего смеешься? — спросил он, заметив улыбку Кэрри. — У меня к зубам прилип шпинат?

— Нет, никакого шпината, хотя, если бы он и был, я бы вряд ли тебе об этом сказала. — Она перевернула страницу и взглянула на фотографию. Ого, это интересно: Пэрис Хилтон завела кошку особой породы, ее вывели специально, чтобы окрас подходил к любимым шпилькам шоу-дивы. — Значит, вечером тебя не ждать? — небрежно поинтересовалась Кэрри.

— Да, пожалуй, не стоит.

Мэтт натянул носки и сунул ноги в короткие черные сапоги.

— Отлично выглядишь, дорогой. Носки просто божественные!

Он обернулся и посмотрел на нее с кривой усмешкой.

— Спасибо. Я всегда слежу за собой — свежие трусы и все такое.

— Ну, это мне знать не обязательно, — бросила Кэрри, пытаясь сосредоточиться на новом йоговском режиме Дженнифер Лопес и не вникать в ритуал сборов Мэтта, хоть это было почти невозможно.

Он закатал рукава до локтей. «О Господи, поскорей бы он проваливал!» — подумала Кэрри. Ей не хотелось смотреть, как он готовится к сексу с другой женщиной. Это было слишком интимно.

Наконец, наступил момент прощания. Мэтт взял свой бумажник и сунул его в задний карман джинсов. Кэрри старалась не шарить глазами по его карманам, выискивая там предательский кружок презерватива, но была уверена, что Наташа предпримет необходимые меры безопасности. Собравшись, Мэтт сказал:

— Кэрри, если тебе не хочется ночевать здесь в одиночестве, я могу остаться. Ты, конечно, воспримешь это с издевкой, но мне неприятно оставлять тебя одну.

Кэрри засмеялась.

— Я — не маленькая девочка, Мэтт, а ты — не моя мама. Иди, развлекайся. Если честно, то я с удовольствием переночую в одиночестве. Мне кажется, нам обоим будет полезно отдохнуть друг от друга. Не волнуйся, я как-нибудь переживу одну ночь без твоих ароматных ног.

— В таком случае до завтра. Через минуту за мной заедет такси. Счастливо оставаться!

— Смотри не упади за борт, — буркнула Кэрри, когда он ушел.

 

Глава 29

— Как у тебя дела? — спросила Ровена на следующий день.

Кэрри крепко прижала телефон к уху. Она решила не ждать в палатке, когда Мэтт вернется после ночи любви с Наташей, поэтому отправилась в город и, в конце концов, не устояла перед галереей Тейт. Несколько часов она бродила по залам и сидела перед картинами и инсталляциями. Чтобы затащить сюда Хью, его пришлось бы сначала связать и успокоить с помощью кляпа.

— Прости, Ровена, я тебя не слышу. На меня пытается напасть огромная чайка.

Кэрри взмахнула рукой, и чайка улетела, но прежде задела крылом и выбила из ее пальцев мороженое.

— Убирайся, жуткая птица!

— Где ты?

— На крыше галереи Тейт в Сент-Айвзе. Тебе обязательно надо посмотреть новую инсталляцию Демиена Херста. И наивную рыбацкую живопись, она великолепна! Ой, а ты знаешь, что здесь есть сад скульптур Барбары Хепуэрт?

— Да-да, но у тебя-то как дела? — перебила ее Ровена.

— Хорошо.

— И это все, что ты можешь сказать? Я думала, за это время у тебя накопилось больше впечатлений.

— А что ты хочешь от меня услышать? Если ты ожидала, что мы упадем в объятия друг друга, то должна тебя разочаровать. Мэтт только что провел ночь с Наташей на какой-то шикарной яхте.

— Ничего себе! А ты, конечно, предпочитаешь сидеть в старом ржавом автофургоне?

— Прикуси язычок, Ровена, Нелсон упадет в обморок, если услышит твои слова. Слушай, я не хочу тебя разочаровывать, но Мэтт меня ни капли не волнует. Он не в моем вкусе.

— А Спайк?

— Со Спайком я порвала. Сейчас я в свободном полете.

Чайка вернулась и нацелилась на ее бумажный пакет с продуктами. Кэрри одарила птицу уничтожающим взглядом.

— Жаль! Судя по твоему рассказу, он парень что надо, — продолжала Ровена, в то время как чайка смотрела на Кэрри глазами малолетнего попрошайки.

— Он оказался налоговым инспектором, — пробормотала Кэрри, решив не озвучивать тот факт, что он бросил ее на пляже в невменяемом состоянии.

— Ну, на мой взгляд, это еще не повод для того, чтобы разрывать отношения, хотя тебе, конечно, видней.

— А у тебя как дела, Ровена?

— Честно? Сплошная суета. Не хочу распространяться, но ты не поверишь, кто был сегодня утром у нас на съемочной площадке.

Полчаса спустя мобильный телефон Кэрри запищал, извещая о том, что у батареи кончается заряд. Чайка теперь атаковала с воздуха расположившееся неподалеку семейство, выпрашивая чипсы. Шла вторая половина дня. Мэтт, наверное, уже вернулся, если только не решил остаться на яхте еще на одну ночь. Кэрри тоже собиралась назад, в палатку, чтобы принять душ, а вечером снова отправиться в город. Она видела флайеры с сообщением о том, что в одном из приморских пабов состоится выступление рок-оркестра. Покрепче перехватив пакет с продуктами, Кэрри подошла к окну паба и прочитала в листке, что концерт посвящается памяти Курта Кобейна.

— Это ты?

Она обернулась и увидела улыбающуюся Лолу.

— Что ты здесь делаешь? — спросили они хором.

— Сначала ты, — сказала Лола, откидывая назад длинные волосы. Вид у нее был встревоженный, даже слегка испуганный.

— Мэтту захотелось вновь посетить свои излюбленные места, — объяснила Кэрри.

Стараясь не попасть в помет чаек, она поставила пакет с продуктами на столик.

Лола нервно переступила с ноги на ногу.

— Мы скучали по тебе и Мэтту, — наконец, сказала она.

«Хорошо, что Мэтт с Наташей сейчас далеко», — подумала Кэрри, догадываясь, что Лола все еще по уши влюблена в Мэтта.

— А Спайк с ребятами уехали домой? — спросила Кэрри, но в следующий момент тот, о ком она спрашивала, вышел из паба.

 

Глава 30

Он на ходу сунул сдачу и коробок спичек в карман спортивных шорт.

— Прости, — прошептала Лола.

— Ничего страшного, — сказала Кэрри, скрипнув зубами.

Позади него шли Баз и Стиг, оба пробурчали «привет» и бросились наутек, словно зайцы из силка. «Значит, они все знают, что Спайк меня бросил», — подумала Кэрри. Впрочем, это не совсем так: она сама от него ушла. Лицо предательски вспыхнуло.

— Какая неожиданная встреча! — сказала она, даже не пытаясь скрыть своего раздражения. — Приехали отдохнуть на уик-энд?

Спайк одарил ее своей лучшей ленивой улыбкой, но Кэрри видела, что он не в своей тарелке.

— Нет. Мы решили остаться еще на пару недель, покататься на волнах, пока есть такая возможность. Как у тебя дела?

Он явно не собирался никуда уезжать, но из трусости не говорил правду. Впрочем, Кэрри не могла его в этом винить, ведь она сама сбежала, не попрощавшись. Он ничего ей не должен, но она не любила, когда ее обманывали.

— Да вот, путешествуем. Обогнули южное побережье, побывали в Лендс-Энде. Мэтт водил меня в театр «Минак», мы смотрели «Сон в летнюю ночь».

Глаза Спайка загорелись, когда он взглянул на двух девушек в бикини, которые громко смеялись, стоя возле гавани.

— А где Мэтт? — спросил он, вновь посмотрев на Кэрри.

— Уехал с друзьями. Мы же не попугаи-неразлучники. — Она закусила губу, увидев, как он удивленно вскинул брови. — Мне пора, а то у меня растают рыбные палочки.

Спайк засмеялся.

— Мы не допустим, чтобы твой обед разморозился. Может, я как-нибудь зайду к тебе?

Кэрри хотелось провалиться сквозь землю.

— Заходи.

Подхватив свой пакет, Кэрри торопливо пошла вдоль гавани — совсем не в ту сторону, где располагалась стоянка, но ей было все равно, куда идти — хоть в Глазго, лишь бы побыстрее скрыться от Спайка. Однако столик, на котором стоял ее пакет, видимо, был мокрым: бумажное дно порвалось, и продукты — консервные банки и пакеты — раскатились по булыжной мостовой. Все прохожие, разумеется, начали оборачиваться. Теперь Кэрри стала интереснее, чем чайки, которые атаковали инспектора дорожного движения, пытавшегося оштрафовать мотоциклиста.

— Эй, давай помогу! — крикнула Лола.

Кэрри оглянулась и увидела, что Лола ловко, точно победительница Уимблдонского турнира, подбирает с тротуара продукты.

— Спасибо. Я такая растяпа!

— Вовсе нет, просто тебе нужен пакет попрочней. На, держи!

Она достала из своего рюкзака джутовую сумку.

— Спасибо, — опять поблагодарила Кэрри, укладывая в сумку покупки. — Мне нравится надпись: «Скажи пластику "нет"».

— Я сама напечатала, — сказала Лола. Щеки ее порозовели, глаза заблестели.

— Отлично, Лола. Ты молодец!

Лола скромно улыбнулась, и Кэрри поняла, почему она нравилась Мэтту. Ей стало жалко Лолу. Конечно, это здорово — спать со случайными пляжными знакомыми, а потом бросать их, словно горелые деревяшки, но при этом следует соблюдать осторожность. Если отношения выйдут за рамки простого секса, кто-то, в конце концов, почувствует себя использованным.

— Пойдем выпьем по чашечке «смузи» или травяного чаю? Здесь, на пригорке, есть отличное кафе «Фэр-трэйд», — сказала Лола.

Кэрри улыбнулась. Травяной чай — это круто!

— А как же Спайк? Твои друзья не будут тебя искать?

— Они собирались ехать в Перранпорт на весь день.

— А ты не хочешь вместе с ними покататься на досках?

— Я лучше поболтаю с тобой.

Кэрри опять улыбнулась, хоть и понимала, что Лола наверняка спросит про Мэтта, и тогда придется рассказать ей про Наташу.

— Я волновалась за тебя, — сказала Лола, когда они шли по булыжной мостовой, держа в руках напитки.

— У меня все хорошо. С какой стати ты волновалась? Если ты думаешь, что я расстроилась из-за Спайка, то ошибаешься. Для нас обоих это было лишь мимолетное увлечение.

— Да нет, я знаю, что ты равнодушна к Спайку. Я переживала из-за Мэтта.

— Из-за Мэтта? Но у нас с ним ничего нет.

Лола озадаченно взглянула на Кэрри:

— Но он же тебе нравится?

— Нравится? Смотря в каком смысле. Я воспринимаю его только как друга.

Кэрри вспомнила, как он поцеловал ее в лоб. Да, конечно, это был чисто дружеский поцелуй, но такой невыносимо нежный…

— Он удивительный парень, — мечтательно произнесла Лола.

Ну вот, приехали! Как ей сказать? «У Мэтта есть девушка. Ее зовут Наташа, и вчерашнюю ночь они провели вместе. У них был безумный секс, и Мэтт до сих пор не вернулся».

— Просто потрясающий! Работает врачом в Тамане, помогает людям… А какие у него татуировки!

Кэрри решила немного охладить пыл Лолы, хоть и сомневалась, что она прислушается к ее словам.

— Видишь ли, Лола, Мэтт не из тех мужчин, которые способны остепениться. Он всегда был непоседой, мы с ним знакомы не первый год.

— Да, я знаю. Он все мне рассказал — про то, как вы вместе учились в университете, про твоего жениха и про то, что ты натворила в церкви. Ты молодец! То есть я, конечно, тебе сочувствую, но если бы человек, которого я любила, так со мной поступил, я бы сделала то же самое.

Кэрри остановилась и поставила сумку на тротуар, прислонив ее к стене. Подниматься в горку было трудно, но реплика Лолы лишила Кэрри последних сил.

— Значит, Мэтт рассказал тебе про свадьбу?

— Ну да, а что здесь такого? Он такой милый!

Милый? О да, еще какой! Странно, что он не додумался дать объявление в газеты. Или сообщить об этом происшествии в «Скай ньюс», чтобы о нем раструбили всему миру.

— Ты ему далеко небезразлична, — поспешно сказала Лола.

— Я в этом не сомневаюсь, но он зря обо мне беспокоится. Тот эпизод остался в далеком прошлом. Сейчас я совершенно другой человек.

Лола подняла сумку Кэрри, и лицо ее просияло.

— Да? Ты, в самом деле, стала другой?

Кэрри не хотела грузить Лолу своими проблемами. Зачем? Она такая хорошая, хоть и немного не от мира сего.

— Да. Та Кэрри, о которой тебе рассказывал Мэтт, — сумасшедшая дура…

— Я не верю, что ты была дурой!

— Была. Но теперь поумнела. Той Кэрри больше нет.

Они подошли к воротам кемпинга. Кэрри надеялась, что Лола не захочет идти с ней. Ну, Мэтт, ну, негодяй! Вскружил голову такой замечательной девушке, выболтал ей все секреты Кэрри, а потом переключился на Наташу.

Лола посмотрела на оранжевое чудо по имени Долли.

— Это ваш автофургон? Ой, смотри, там Мэтт! Можно, я с ним поздороваюсь?

— Конечно, а мне надо сбегать в магазин — кое-что купить, — брякнула Кэрри первое, что пришло на ум.

На самом деле ей просто не хотелось присутствовать при их встрече. Вообще она была большой трусихой и очень надеялась, что Мэтт сам скажет Лоле про Наташу.

— Отнести твою сумку с продуктами? — предложила Лола.

— Да, если тебе не трудно, — отозвалась Кэрри и только потом поняла, что говорит в точности как Наташа.

В магазине Кэрри долго стояла в очереди за группой подростков, которые пытались выпросить у продавца сидр в бутылках. Но как оказалось, время было потрачено не зря: вернувшись к фургону, Кэрри поняла, что объяснение уже состоялось. Мэтт стоял в палатке, держа Лолу в своих объятиях. Даже со стороны было видно, что он обнимает ее чисто по-братски. Кэрри замедлила шаг. Он целовал Лолу в макушку — так же, как целовал Кэрри после спектакля в театре «Минак», — нежно, но твердо давая понять, что между ними ничего не может быть.

Она уже хотела потихоньку уйти, но Мэтт ее увидел.

— Подожди, — сказал он одними губами.

Кэрри застыла на месте. Он дал Лоле большой белый носовой платок, и та шумно высморкалась. Кэрри не хотела ставить Лолу в неловкое положение, поэтому сделала вид, что только что подошла — протопала к фургону, стараясь произвести как можно больше шума. Мэтт что-то прошептал Лоле на ушко. Она поспешно вытерла лицо и обернулась. Глаза ее влажно сияли, щеки порозовели, но на губах играла улыбка.

— Ты купила, что хотела? — мужественно спросила Лола, и сердце Кэрри дрогнуло от жалости.

— Да, спасибо.

Она нарочно зашуршала бумажным пакетом.

— Ну, я пойду, — сказала Лола.

— Хочешь, я тебя провожу? — вызвался Мэтт.

Лола покачала головой и храбро улыбнулась.

— Нет, спасибо. Я прекрасно доберусь сама.

— Она расстроилась? — спросила Кэрри после того, как Лола ушла.

— Ничего, успокоится, — ответил Мэтт.

— Это ты ее расстроил.

Его лицо потемнело.

— Что ты сказала?

— Да так, ничего.

— Нет, Кэрри, ты обвиняешь меня в том, что я расстроил Лолу?

Взбешенная его самоуверенностью, Кэрри взорвалась:

— Да, обвиняю. Неужели ты не видишь, что причинил ей боль? Она готова целовать землю, по которой ты ходишь, а ты просто использовал ее — переспал и бросил, как… как старый пакет из-под чипсов! Как только появилась Наташа, ты тут же забыл про Лолу.

Кэрри дрожала от негодования.

— Ты все сказала? — рявкнул он.

— Нет, не все. Я очень зла на тебя, Мэтт.

— Опять?

Сердце ее отчаянно колотилось.

— Да, опять.

— И что же на этот раз?

— Ты рассказал Лоле про свадьбу. Про то, как я испортила цветы. Зачем ты это сделал?

— Я не знал, что твой садоводческий вандализм не подлежит огласке. Прости, если я поставил тебя в неловкое положение, но Лола хотела знать о тебе, и я ей рассказал. Да, я упомянул Хью и объяснил, что ты приехала сюда, чтобы успокоиться и как-то изменить свою жизнь.

— Я никогда не говорила, что приехала сюда, чтобы изменить свою жизнь. Я никогда не обсуждала с тобой свои чувства к Хью. С чего ты взял, что ты меня знаешь?

— Я почти месяц живу с тобой в одном автофургоне. Думаю, за это время я получил некоторое представление о твоем характере.

— Вот как? Значит, ты меня знаешь? Тебе нравится обсуждать меня, как будто я… подопытный кролик?

Он громко расхохотался, но она уже взвилась, как ракета. Ракета с горящим запалом.

— Ты и Наташе обо мне рассказал? Вы, наверное, до упаду смеялись надо мной, когда трахались!

Кэрри, кипя от возмущения, ждала, что Мэтт на нее накричит. Господи, как ей хотелось, чтобы он на нее накричал! Это было бы справедливо. Разве можно спорить с человеком, который до жути спокоен? Но он не стал кричать. Вместо этого он осторожно взял со стола свой бумажник, повернулся к ней лицом и мягко сказал:

— Во-первых, Кэрри, я никогда не стал бы говорить о тебе с Наташей. Во-вторых, когда я занимаюсь любовью с Наташей, то единственный человек, о котором я говорю и о котором думаю, — это Наташа. — Мэтт протянул руку и коснулся ее щеки. — И, в-третьих, если ты ревнуешь меня к Наташе или к Лоле и сердишься из-за того, что сама хочешь со мной переспать, то ты только скажи, и я тут же это исправлю.

 

Глава 31

Когда Мэтт ушел, Кэрри не смогла заплакать. Слишком велики были потрясение и злость. Кэрри знала, что права, а Мэтт не прав. Но его слова все еще звучали в ушах. Они ранили и терзали больше, чем все остальное, что он когда-либо ей говорил. Она его ревнует?

В конце концов, она уснула. На следующее утро Мэтт разбудил ее, ласково потряся за плечо.

— Я знаю, что ты не спишь.

— Сплю. Убирайся к черту!

— Тогда просыпайся. Мне надо с тобой поговорить.

Она прищурилась:

— Ты хочешь извиниться?

Он озадаченно посмотрел на нее:

— За что?

— За свое идиотское поведение.

Он не стал извиняться, а просто сказал:

— Я хочу поговорить с тобой о другом. Думаю, будет лучше, если мы выйдем отсюда. Предлагаю прогуляться по пляжу и там позавтракать.

Они побрели по тропинке к широкому песчаному берегу. Серфингисты уже вышли в море и ловили утренние волны. Несколько смелых семейств сидели в палатках или гуляли по дюнам. Сильный ветер трепал волосы Мэтта, они хлестали его по лицу.

— Я должен кое-что объяснить тебе про Лолу.

— Что именно? Я знаю, что она по уши влюблена в тебя, а ты разбил ей сердце.

— Она не влюблена в меня. Все не так, как ты думаешь.

— Вчера, когда мы возвращались в кемпинг, она говорила о тебе, не умолкая. Все твердила, какой ты замечательный. Она без ума от тебя, Мэтт, неужели ты этого не видишь?

— Я нравлюсь ей как друг, и только. Она не рассказывала тебе, что с ней случилось несколько лет назад? Ты знаешь, что она поступила на медицинский факультет университетам, как раз собиралась приступить к учебе, когда ее брат разбился на мотоцикле?

Кэрри судорожно сглотнула. Бедная Лола! Значит, однажды она уже испытала горе, и вот теперь ей опять плохо…

— Это ужасно, — сказала Кэрри, решив ограничиться только этим. — Я ей сочувствую.

— Она не хотела оставлять маму одну, поэтому не поехала учиться в университет. Потом у Лолы было нервное расстройство, и про университет она уже не думала. Но сейчас ей гораздо лучше, и она хочет попробовать еще раз. Я обещал помочь ей восстановиться на медицинском факультете.

— Ты уверен, что это хорошая идея? Может, тебе не стоит ей помогать? Может, лучше расстаться совсем и поручить ее поддержку кому-нибудь другому? Я видела вчера, как она плакала в твоих объятиях.

— Да, безответная любовь больно ранит, — согласился он.

Кэрри горько усмехнулась:

— Еще больней, когда от тебя уходит любимый.

— Может быть. — Он помолчал. — Лола страдает от любви, но не ко мне.

Ах, вот оно что!

— О Боже!

— Да.

— Какой ужас! — выдохнула Кэрри. — Представляю, как ей было тяжело видеть Спайка вместе со мной. — Впрочем, «вместе» — еще мягко сказано. Каждую ночь они практически пожирали друг друга. Неудивительно, что Лола проводила так много времени с Мэттом. — Я бы ни одной женщине не пожелала влюбиться в Спайка… Ой!

Футбольный мяч чуть не сбил Кэрри с ног. Мэтт поддержал ее одной рукой. Два паренька с разбегу остановились рядом, извинились и забрали мяч.

— Кэрри, иногда ты бываешь такой наивной! — сказал Мэтт, когда она выпрямилась.

— Что ты имеешь в виду?

— Она влюблена не в Спайка, а в тебя.

 

Глава 32

Мэтту пришлось купить горячий шоколад с ромом и тарелку пирожных, чтобы Кэрри побыстрее оправилась от потрясения. Конечно, у нее были друзья-гомосексуалисты обоих полов, но в нее еще никогда не влюблялись девушки. Такое случилось с ней впервые. И потом, она меньше всего ожидала этого от Лолы, будучи уверенной, что у нее роман с Мэттом.

— Она очень надеялась, что ты тоже испытываешь к ней симпатию, — сказал Мэтт, помешивая сахар в своей чашке с кофе. — Она думала, что ты уже разлюбила Хью, знала, что к Спайку ты равнодушна, ну а я, разумеется, вообще вне обсуждения.

Кэрри взяла круассан.

— Разумеется.

— Надеюсь, я поступил правильно. Лола спросила у меня, можешь ли ты ею заинтересоваться. Конечно, я мог бы солгать, мог бы и дальше подпитывать ее несбыточные надежды, но я решил быть честным.

Кэрри уронила круассан на тарелку, прокручивая в голове свои разговоры с Лолой. Не сказала ли она чего-то такого, что могло оставить у Лолы ложное впечатление?

— Но я, кажется, никогда не поощряла ее влюбленности. Надеюсь, что нет. Мне не хотелось бы причинить ей боль.

— Знаю. Но ты сказала ей, что изменилась, стала другим человеком.

— Не настолько другим!

Мэтт улыбнулся.

— Конечно, но когда кто-то ищет хотя бы проблеск надежды, ему много не нужно.

— Возможно.

«Безответная любовь ужасна для обеих сторон», — подумала Кэрри. И не важно, кто в тебя влюблен — мужчина или женщина. Если ты не испытываешь взаимности и если тебе нравится этот человек, как ей нравится Лола, то в душе поселяется неприятное чувство. Счастье того, кто тебя любит, зависит от тебя? Или твое счастье зависит от него? Какая огромная ответственность! Интересно, Хью было так же тяжело, когда они встречались? И не это ли он имел в виду, когда говорил, что задыхается? Они с ним до сих пор не обсудили то, что произошло. А теперь, когда у него появилась Фенелла, вряд ли когда-нибудь обсудят.

— Почему ты не сказал мне все это вчера ночью? — спросила Кэрри.

— Во-первых, я обещал Лоле не говорить, а во-вторых, я был очень зол на тебя.

Кэрри мысленно досчитала до десяти. Конечно, Мэтт прав: она его здорово рассердила.

— Послушай, я прошу прощения за свои слова. Но я же не знала, что происходит.

«И давай забудем то, что ты мне сказал», — мысленно добавила она.

Он пожал плечами.

— Просто обещай мне, что не скажешь Лоле, что ты знаешь о ее чувствах. Если она сама признается тебе в любви, тогда дело другое.

Когда они пошли обратно по песчаному пляжу, Мэтт сказал:

— Кстати, мне, наверное, тоже следует извиниться за то, что я наговорил тебе вчера ночью.

— Не бери в голову.

— Нет, я поступил некрасиво. Надо было сразу объяснить тебе про Лолу, но я был слишком взбешен.

Кэрри затаила дыхание. Вот сейчас он вспомнит свои слова о том, что она хочет с ним переспать… Но Мэтт промолчал, только прибавил шаг, как будто хотел побыстрее отделаться от ее общества.

После всех этих объяснений между ними установилась довольно натянутая атмосфера, поэтому Кэрри почувствовала огромное облегчение, когда позвонила Ровена и сказала, что приедет на несколько дней. Ее на время отпустили со съемок, потому что героиню, которую она играла, похитил сумасшедший пациент и держал в качестве заложницы в старой больничной котельной.

— Я отыграла все сцены, в которых он пытается дать мне смертельную дозу лекарства, но меня вовремя спасает педиатр, и теперь я могу приехать к вам, — сообщила Ровена.

Кэрри пришла в восторг от того, что Ровену похитили. Она только сейчас поняла, как сильно соскучилась по подруге. Кэрри не терпелось поскорее выслушать все новости Ровены и поделиться собственными. Когда она сказала об этом Мэтту, он тут же заявил, что уезжает.

— Можешь считать меня ренегатом, но я вряд ли это выдержу. Лежать всю ночь напролет без сна и слушать, как вы сплетничаете, — это выше моих сил!

Кэрри не обиделась на его слова.

— Я тебя не гоню, но если хочешь, уезжай.

— На яхте «Просперо» наверняка найдется для меня свободная койка.

Конечно. Ему больше негде остановиться, разве что забронировать номер в отеле. Кэрри чувствовала себя виноватой, хоть и не верила, что Мэтт воспользуется свободной койкой.

— Желаю хорошо провести время, — сказала она.

— Веди себя прилично, — напутствовал он, забрасывая на плечо свой рюкзак.

— Смотри не заболей морской болезнью.

— Не волнуйся. В ближайшие дни мы никуда не поплывем. Вообще-то Наташа хочет на следующей неделе совершить однодневный круиз на «Просперо» и просила пригласить тебя. Поедешь с нами?

От удивления Кэрри лишилась дара речи. Наташа просила ее пригласить? Верится с трудом. Это Мэтт хочет, чтобы Кэрри поехала. И тут ее словно током пробило — стало трудно дышать, и во рту пересохло. Как она могла считать Мэтта непривлекательным, как могла не обращать на него внимания? Даже со спутанными волосами и небритым лицом — хотя нет, особенно такой — он был невероятно сексуален. В нем таилась какая-то скрытая чувственность, которая медленно, исподволь закрадывалась в ваше сознание, а потом намертво овладевала всем вашим существом.

— Я подумаю, — пробормотала Кэрри, мечтая, чтобы он как можно быстрее испарился.

После его ухода в Долли вдруг стало как-то слишком просторно и пусто. Но унывать было некогда. Кэрри торопилась на вокзал встречать Ровену. Впереди их ждал шикарный уик-энд. Уж они восполнят упущенное время! Ну, держитесь, клубы и бары Сент-Айвза!

 

Глава 33

Ровена приехала на вокзал в огромных солнечных очках и с улыбкой до ушей. Кэрри сердечно обняла подругу, и они сразу отправились на пляж, припарковав Долли возле эспланады и быстренько натянув бикини. Подруги собирались поваляться на солнышке, а потом пойти в один приморский клуб, куда Ровена достала VIР-билеты, представившись звездой нового телесериала. Когда они разложили на песке полотенца, Кэрри сказала ей о приглашении на морскую прогулку.

— Итак, если я правильно поняла, тебя пригласили провести день на роскошной яхте с бесплатными напитками, бесплатной едой и двумя красавцами докторами, а ты не хочешь ехать? — спросила Ровена.

— Я не против прогулки на яхте. Но все так сложно, — проговорила Кэрри, смазывая живот кремом для загара.

— В каком смысле сложно? — ехидно поинтересовалась Ровена.

— Там будет Наташа.

Кэрри не видела глаз Ровены — мешали широкие поля шляпы и темные очки, — но знала, что ее слова не впечатлили подругу.

— Ну и что?

— Я не хочу быть лишней.

— Лишней? Какая дурацкая отговорка! Там будет милашка Роберт, так что тебе не придется скучать в одиночестве.

— Возможно…

Кэрри пока не хотела рассказывать о том, что произошло между ней, Мэттом и Лолой, предвидя шквал вопросов, поэтому решила затронуть тему, которая наверняка понравится подруге.

— Как же ты каждый день мотаешься из Пакли в студию и обратно? — небрежно поинтересовалась она.

Ровена немедленно заглотнула наживку:

— А я не мотаюсь. Парень, который играем нахального, но красивого привратника больницы, предложил мне комнату.

— Отлично! И ты, медсестра-нимфоманка с золотым сердцем, его еще не соблазнила?

— У нас с ним есть короткая постельная сцена в подсобке, но в реальной жизни между нами все строго. Женщина, которая играет стервозную администраторшу больницы, собирается войти с нами в долю и следит за нами в оба глаза, как ястреб-стервятник. Она играла тюремную надзирательницу в «Плохих девчонках».

— Ту, которая убила гувернантку замороженной курицей, а потом съела улику? — ахнула Кэрри.

— Точно, — подтвердила Ровена. — В жизни она еще страшней, чем на экране, но нам не под силу снимать комнату на двоих, поэтому пришлось согласиться.

Ровена сняла шляпу и солнечные очки, легла спиной на полотенце и аккуратно накрыла лицо газетой.

— Боишься, что тебя узнают? — поддразнила Кэрри.

— Нет. Мне нельзя загорать лицом. Я должна просидеть в котельной две недели. Режиссер убьет меня, если я приеду домой смуглая, как Дейл Уинтон.

Кэрри перевернулась на живот и расстегнула купальник. Сегодня вечером она собиралась надеть топик с открытой спиной и не хотела, чтобы остались белые линии. Конечно, это пустяк, но пусть сегодняшний выход с Ровеной будет безупречен. Они погуляют, как в старые времена… Хотя, подумала Кэрри, старые времена ушли безвозвратно. Ровена, наверное, уже никогда не вернется в свой коттедж в Пакли. С какой стати ей туда возвращаться? У нее новая интересная работа, она почти покорила Лондон. Кэрри от души пожалела Нелсона, который уж точно потерял Ровену.

Она решила: «Приеду домой и начну подыскивать жилье или хотя бы буду нормально платить Ровене за аренду коттеджа». Но как это сделать на студенческую стипендию? Может, удастся устроиться на неполный день в театральный бар или театральную кассу и там немного подработать? Еще надо забрать свою долю из фермерского бизнеса, который они вели вместе с Хью. Однако сейчас, когда солнце припекало спину, а в ушах шумел прибой, Кэрри не могла думать ни о чем, кроме приятного отдыха.

Позже, когда они вернулись в кемпинг, Мэтт удивил ее своим появлением.

— Я забыл кое-что в фургоне, — объяснил он, доставая небольшую черную дорожную сумку. — Сейчас уйду.

— Не торопись. Мы тебя не гоним, — игриво сказала Ровена.

— Все в порядке, я уже собрался. Ну, как вы тут? — поинтересовался он.

— Замечательно! Вечером идем в клуб. Я взяла VIР-билеты, — похвасталась она и небрежно спросила: — А твой брат здесь?

Следующий шаг Ровены был настолько очевиден, насколько очевидно движение поезда-экспресса, летящего по рельсам.

— У меня есть несколько лишних билетов, я могла бы поделиться. Думаю, организаторы не будут возражать, если я приведу гостей. — Голос подруги стал хрипловатым, как будто она соблазняла коллегу-кинозвезду.

Мэтт наградил ее своим лучшим взглядом с поволокой.

— Роб обещал вернуться к вечеру, но я сомневаюсь, что он приедет. Он сейчас в Лондоне, на конференции, а потом, скорее всего, останется на банкет. Но за приглашение спасибо. Наташа любит ходить по вечеринкам.

— Это всего лишь один из городских клубов, — поспешила вмешаться Кэрри. — Ничего шикарного. Наверное, дыра еще та.

— Никакая это не дыра! — возмутилась Ровена. — Я бы не стала брать VI Р-билеты в дыру.

Мэтт понимающе посмотрел на Кэрри.

— Я уверен, что это отличный клуб. Спасибо, Ровена, ты очень любезна.

Ровена метнула на подругу взгляд победительницы.

— Вот, держи, — сказала она, достав из своей пляжной сумки горсть билетов. — А если Роб вернется рано, обязательно дай ему билет и скажи, что это от меня. Надеюсь, ты понял, что я имею в виду?

— Отлично понял. Думаю, он с радостью отплатит тебе за услугу, — сказал Мэтт, не обращая внимания на открытый рот Кэрри. — Ну, до вечера!

 

Глава 34

Ровена и Кэрри недолго дулись друг на друга и вскоре выскочили из такси перед «Кабаной», ярко оформленным клубом в переулке рядом с приморской частью городка. Ни Мэтта, ни Наташи видно не было, к большому облегчению Кэрри. Подруги вволю натанцевались и решили промочить горло. Кэрри подошла к барной стойке и почувствовала себя невидимкой: бармен не обращал на нее никакого внимания, обслуживая толпу молодых людей, которые оттеснили ее своими твердокаменными спинами. Тут Кэрри заметила, что парень, стоявший рядом, весело усмехается.

Она решила, что он не похож на маньяка-убийцу, и улыбнулась в ответ. Вообще он был вполне симпатичный, с приветливым взглядом и волосами, густо смазанными гелем и уложенными ежиком, как у Дэвида Теннанта. Дэвид Теннант, накачанный стероидами. Судя по его бугристым бицепсам, он много работал над собой.

— Я хотела купить подруге коктейль, — сказала Кэрри, заметив белокурую головку Ровены, маячившую на танцполе.

— Это она? Высокая, худенькая, в желтом платье?

— Да. Как ты догадался?

— Мой приятель Джейк только что купил ей коктейль.

Ого, молодец Ровена, времени даром не теряет! Кэрри улыбнулась парню.

— Меня зовут Гэв, — представился он.

— Кэрри.

Бармен, наконец, спросил Кэрри, чего она хочет.

— Что будешь пить? — обратилась она к Гэву, собираясь купить спиртное на всех.

Он вышел вперед и шлепнул на стойку бара несколько купюр. Кэрри обратила внимание на его мускулистую загорелую руку.

— Одну «Корону». Прости, но у меня старомодные взгляды. Я считаю, что это мужчина должен тратить за женщину. Может, пойдем туда, где потише? — Гэв ткнул большим пальцем в сторону кабинок, расположенных в дальнем конце танцпола. — Дамы вперед, — добавил он, положив руку Кэрри на спину.

Его ладонь была немного потной, но в такую теплую ночь Кэрри не восприняла это как недостаток.

Они сели в кабинке. Под стробоскопическими прожекторами зубы и футболка Гэва светились голубовато-белым. Кэрри нервно прихлебывала свой коктейль, стараясь не быть слишком придирчивой. «У него хорошие волосы, — говорила она себе. — И очень крепкие бицепсы». Когда Гэв взял бутылку с пивом, Кэрри увидела на его мизинце толстое золотое кольцо.

— Ты классно танцуешь, и эта маечка тебе очень идет, — сказал Гэв, с одобрением оглядывая ее фигуру.

Хм-м, комплимент, конечно, так себе, но сказан, похоже, от чистого сердца. Кэрри улыбнулась в ответ.

— Спасибо. Ты здесь на каникулах?

Он разразился гомерическим хохотом, как будто она заявила, что земля плоская.

— Черт возьми, нет. Я местный. А вот ты точно не отсюда. Приехала отдыхать со своей подружкой-блондинкой? Две девушки выбрались из дома, чтобы весело провести время?

Кэрри решила не говорить про Мэтта (Гэв этого не поймет), поэтому ответила:

— Совершенно верно.

Он придвинулся ближе.

— Что ж, если ты ищешь развлечений, то пришла как раз по адресу. А я как раз тот парень, с которым тебе будет хорошо.

— А чем ты занимаешься, Гэв? — поинтересовалась Кэрри, невольно отодвигаясь в сторону.

Он поставил бутылку, нагнулся к Кэрри, обдав ее резким запахом лосьона после бритья, и, понизив голос, сипло проговорил:

— Вообще-то, Кэрри, я пожарный.

Гэв выдержал паузу, словно ожидал бурной реакции.

— Очень впечатляюще, — проговорила Кэрри.

— Так думают многие, но, если честно, я редко кому рассказываю о своей профессии. Понимаешь, Кэрри, вся беда в том, что некоторые женщины сексуально возбуждаются, когда узнают, кем я работаю. Вот, например, последняя девушка, которую я провожал домой из клуба, явилась ко мне на службу и устроила там истерику. Она со слезами умоляла меня, чтобы я с ней переспал. Представляешь?

— Да, нелегко тебе приходится, — пробормотала Кэрри, уткнувшись в свой стакан.

— Парни из моей смены обычно выпроваживают таких девчонок, чтобы не мешали работать.

— Понимаю, — сказала она и тут вдруг заметила на танцполе Мэтта и Наташу.

Гэв рассказывал дальше:

— Знаешь, что они сделали? Расклеили по всей пожарной части мои фотографии с надписью «Красавчик». Должен предупредить, что в моей работе внимание женщин — это большая опасность. Стоит им только увидеть форму пожарного, и они уже гроздьями вешаются мне на шею. Ты, наверное, не поверишь, да и мне не очень хочется об этом говорить, но моя последняя девушка после разрыва со мной ходила к психотерапевту. «Кили, — сказал я ей. — Знаю, как тебе будет тяжело, но я не могу тебя обманывать…»

Кэрри периодически кивала, надеясь, что попадает в нужные моменты, хотя это, похоже, было лишнее. Наташа и Мэтт пробирались к кабинкам для VIP-пер-сон. Мэтт нес пиво, а у Наташи в руке был голубой коктейль с оранжевым зонтиком.

Гэвин продолжал распинаться:

— Знаешь, я могу перенести человека весом в пятнадцать стоунов.

Наташа помахала Кэрри рукой и сверкнула улыбкой. Мэтт кивнул, но не улыбнулся. Гэвин все болтал и теперь буквально пригвоздил Кэрри к дальнему углу кабинки: Кэрри задыхалась от навязчивого аромата его лосьона.

— Вот, Кэрри, я выдал тебе все свои секреты. Надеюсь, ты не используешь их против меня. Ты взрослая женщина и знаешь правила игры. Я вижу, ты хочешь развлечься, и я готов тебе в этом помочь.

Наташа и Мэтт зашли в соседнюю кабинку. Кэрри слышала, как Наташа жалуется:

— О Боже, этот бар — полный отстой! А люди как будто сбежали из реалити-шоу. Фу, чем это здесь пахнет? Мэтт, милый, мне придется сесть к тебе на колени. Эти скамейки такие жесткие!

Кэрри не разобрала ответ Мэтта, но, судя по его рыку, ему было так же весело, как на приеме у дантиста. Съежившись, она продолжала слушать бесконечные пошлости Гэва. Она уже хотела вытащить его на танец, как вдруг почувствовала, что ей нечем дышать: Гэв навалился на нее всем телом, поразив ее обоняние необычным сочетанием зубного эликсира и светлого пива.

— Тебе хорошо, крошка? Или ты лишилась дара речи? — спросил он, когда, наконец, отлепился от нее.

— Пожалуй, — пробормотала Кэрри, борясь с непреодолимым желанием вытереть рот. — Ты не принесешь мне еще выпить?

— Что? Сейчас?

— Да, пожалуйста. Я хочу большую порцию голубого коктейля.

— Все, что прикажешь, крошка.

Она услышала смешок Наташи.

— И обязательно возьми мне розовый зонтик! — крикнула Кэрри ему вдогонку.

— Мэтт, принеси мне, пожалуйста, тоник, — попросила Наташа. — Бог знает, что намешано в этом жутком коктейле.

Как только Мэтт ушел, Наташа перегнулась через заднюю стенку кабинки.

— Я так рада, что тебе хорошо. После Хью ты заслуживаешь счастья.

— Я просто пью коктейль, — сказала Кэрри.

— Ну-ну, милая, не скромничай. Этот парень чуть не сожрал тебя. Кстати, кто он такой? Каменщик?

— Пожарный, — ответила Кэрри, мысленно проклиная все коктейльные зонтики. — Он может перенести человека весом в пятнадцать стоунов.

— Как интересно! Мне тоже нравится грубая сила. А это Ровена?

Ровена целовалась с парнем из пляжного фургона с мороженым.

— Ну, вы, девчонки, зажигаете! — прокомментировала Наташа.

— Мы умеем веселиться, — сказала Кэрри. Вернулся Мэтт.

— Привет, — поздоровался он с Кэрри, взгляд его был мрачен.

Наташа немедленно вскарабкалась Мэтту на колени и обняла за шею. Он сидел с бесстрастным лицом, держа руки на скамейке. Кэрри старалась не думать о том, как ей самой хочется сидеть у Мэтта на коленях и целоваться с ним.

Тут подошел Гэв и опять зажал Кэрри в угол.

— Спасибо, Гэв. Ммм, как вкусно! Обожаю коктейль «Голубой рай». А какой чудесный зонтик! Ммм!

— Вкусными бывают не только коктейли, крошка. Скоро я отправлю тебя в настоящий голубой рай.

Кэрри услышала звонкий смех Наташи, но не смогла посмотреть, что ее так развеселило, потому что Гэв засунул язык ей в ухо и прорычал:

— Мой маленький тигренок! — после чего опять навалился на Кэрри и присосался к ее губам.

Рука Гэва скользила по ее бедру, медленно задирая юбку.

— Гэв, извини, но я не могу.

— Не глупи, мы только начали узнавать друг друга.

— Мне пора, — сказала Кэрри как можно тверже и отлепила его пальцы от своего бедра.

Его глаза смотрели жестко и холодно.

— Хочешь немножко подразнить меня, Кэрри?

Пульс ее участился.

— Нет, я не дразню тебя. Спасибо за коктейли, но я пойду к подруге.

— Я же сказал тебе: она с моим приятелем.

— Нет, мы уходим. Смотри, она машет мне рукой.

— Тебе показалось, крошка.

Гэв вдавил ее в спинку сиденья и опять сунул руку ей под юбку.

Кэрри попыталась его отпихнуть, но он был слишком силен. Теперь ее сердце бешено колотилось, а мысли путались от страха и злости на собственную глупость. Кэрри расслабилась, и пальцы Гэва беспрепятственно добрались до ее кружевных трусиков.

— Так-то лучше, крошка, — пробормотал он. — Просто отдайся своим ощущениям. Гэв все сделает сам.

Когда его рука скользнула под резинку трусов, Кэрри подняла колено, готовясь ударить Гэва по самому больному месту. В этот момент она услышала голос Мэтта. Он стоял перед ней, грозно скрестив руки на груди.

— Этот тип к тебе пристает?

У Кэрри упало сердце. Только этого не хватало! Сейчас Мэтт будет строить из себя героя.

— Мэтт, я сама могу о себе позаботиться.

— Вот как? А мне показалось, что он к тебе пристает.

Гэв ухмыльнулся.

— Не мешай даме отдыхать, — заявил он Мэтту. — Проваливай подобру-поздорову. Кэрри не хочет, чтобы ты совал свой нос в ее дела.

Гэв стиснул ее бедро, и Кэрри пискнула.

— Видишь? Ей нравится грубая сила, — прокомментировал он.

Мэтт угрожающе прищурился:

— Что ты сказал?

— Что слышал. Она довольна. Проваливай, надутый индюк!

Кулак Мэтта был подобен молнии. Гэв упал спиной на стол, хрюкнув от боли. Бутылки и стаканы со звоном посыпались на пол, во все стороны полетели брызги спиртного.

— Твою мать, мое новое платье! — завизжала Наташа.

— Драка! — крикнул кто-то.

Мэтт на мгновение отвлекся и тут же согнулся пополам, получив увесистый удар в живот. Ему удалось схватить Гэва за лодыжку, и оба с рычанием свалились на пол.

— Немедленно прекратите! — заорала Кэрри, но народ с танцпола уже собрался вокруг, подзадоривая дерущихся криками.

Они сцепились друг с другом, и, в конце концов, Мэтт вскарабкался на Гэва. Кэрри чуть не бросилась их разнимать, но увидела, что сквозь толпу протискиваются трое громадных вышибал — двое мужчин и одна женщина. Наташа исчезла.

— Оставь его в покое! Мы уже собирались уходить, тупая ты задница! — крикнула Кэрри и принялась колошматить Мэтта своей сумочкой.

— О-о! — застонал Мэтт, когда металлический каркас попал ему по голове. — Что это было, мать твою?

— Клатч, подделка под Дольче и Габбана. Идем, придурок!

Гэв, воспользовавшись моментом, встал с пола, и его тут же затащили в толпу его приятели, а вышибалы набросились на Мэтта и Кэрри.

— Я ничего не сделала! — взмолилась Кэрри, когда женщина-вышибала стала выкручивать ей руку. — Ой! Больно!

— Мы не любим драчунов. Убирайся отсюда! — пробасила тетка.

— Но я же не дралась! — кричала Кэрри, пока тетка толкала ее сквозь орущую толпу.

Через мгновение Кэрри очутилась в черной дыре, не имея понятия, что стало с Мэттом, Наташей и Ровеной.

— И не вздумай вернуться! Твое счастье, что мы не вызвали полицию, — сказала тетка и захлопнула за Кэрри дверь.

Глаза только через несколько секунд привыкли к тусклому освещению в проулке за клубом. Свистящий ветер, долетавший с моря, гонял мусор, который крутился под ногами. Юбка была порвана, колени ободраны: Кэрри споткнулась, когда ее вышвырнули за дверь. В сыром морском воздухе пахло чипсами, сигаретным дымом и еще чем-то мерзким. «Где Мэтт? — в отчаянии подумала Кэрри. — Что, если его избили вышибалы?» И тут она его услышала. Мэтт стоял, согнувшись пополам, в нескольких метрах от нее, в тени мусорного контейнера, и хватал ртом воздух. Рваная рубашка, джинсы в пятнах от пива, из губы течет кровь. Наконец, он выпрямился, сплюнул и вытер рот тыльной стороной ладони.

— Я не знала, что так получится, — пробормотала Кэрри.

Мэтт сердито смотрел на нее.

— Правда? А я думал, что таким образом ты хочешь привлечь мое внимание. Черт возьми, что ты делала с этим придурком?

— Я сама могу за себя постоять. А вообще я просто развлекалась, — с вызовом ответила она. — Я выбрала плохого партнера, только и всего.

— Опять?

— Как ты смеешь меня осуждать? Тебя не касается, кого я выбираю себе в собеседники или в любовники. Спайк — нормальный парень.

— Я не имел в виду Спайка, — заявил Мэтт, надвигаясь на нее. Кэрри попятилась. Сзади была стена. Мэтт подошел и уперся двумя руками в стену по обе стороны от ее головы. Кэрри распластала ладони по кирпичной кладке, чувствуя голой спиной ее холодную, шершавую поверхность. — Ага, теперь я все понял.

— Что ты понял, черт побери?

— Думаю, ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Каждый раз, когда я нахожу женщину привлекательной, ты вся ощетиниваешься и начинаешь читать мне мораль. Но нравственные принципы тебя нисколько не беспокоили, когда ты захотела заняться сексом со Спайком или сегодня с мистером Мускулом. — Его теплое дыхание овевало ее лицо. — По-моему, тебе просто хочется переспать со мной. Я прав, скажи? Ты этого хочешь, да?

Кэрри не могла ничего ответить. Его наглость и самоуверенность выводили ее из себя, но Кэрри не умела лгать. Тем более что сейчас, всклокоченный после драки, пахнущий пивом, он был чертовски сексуален.

— Я не… — прошептала Кэрри, отвернув голову в сторону, чтобы не смотреть ему в лицо.

— Прости, что? Я не расслышал.

Она встретилась с ним глазами.

— Я не знаю!

Казалось, ее слова эхом отозвались в темноте. Кэрри чувствовала, как отчаянно бьется ее сердце, словно хочет выпрыгнуть из груди. Мэтт взял пальцами ее подбородок, осторожно повернул к себе ее лицо и, опустив голову, коснулся губами ее губ — так неожиданно нежно, что у Кэрри перехватило дыхание. Когда его язык скользнул ей в рот, у нее подогнулись колени. Кэрри крутила в пальцах его мокрую от пота рубашку. Он вдруг прервал поцелуй и, припав губами к ее обнаженному плечу, начал его покусывать. Кэрри невольно вскрикнула, удивленная этой лаской. Она уже думала, что вот-вот растает, но Мэтт вдруг отстранился.

— Это какое-то безумие, — сказал он, покачав головой. — Мы оба знаем, что не должны этого делать. Мне надо посмотреть, как там Наташа, — добавил он, отвернувшись, как будто чувствовал себя виноватым.

Все еще потрясенная и растерянная, Кэрри кивнула.

— А мне надо найти Ровену.

Он отступил в сторону, пропуская Кэрри вперед, и они вышли из проулка на площадь перед клубом. Ровена возбужденно прыгала перед дверью и на чем свет стоит ругала охранника:

— Где они? Что ты с ними сделал, тупая обезьяна? Да ты знаешь, кто я такая?

— Ровена, все в порядке. Мы здесь! — крикнула Кэрри.

Ровена бросилась ее обнимать.

— Кэрри! Я так за тебя волновалась! Я видела драку, но эти гориллы не дали мне к тебе подойти. Что произошло? Ты ужасно выглядишь, милая. А Мэтт! О Боже, посмотри на свое лицо! У тебя такой вид, как будто ты десять раундов боксировал с Майком Тайсоном.

— Хуже. Я связался с Кэрри, — прорычал Мэтт.

— Мэтт, дорогой, как ты? — проворковала Наташа, забросив руки ему на шею. — О Господи, у тебя на лице кровь? Тебя могли серьезно покалечить или даже убить!

— Хватит причитать, Таша. Я в полном порядке, — сказал Мэтт.

Ровена потыкала кнопки на своем мобильном телефоне и взглянула на Кэрри.

— Я сейчас вызову нам такси, охранник дал мне номер. Если я скажу им, кто я такая, они приедут побыстрей.

Мэтт вытирал платком губы. Наташа с презрением посмотрела на Кэрри.

— Ты еще легко отделалась, — бросила она. — Твое счастье, что мы с Мэттом подоспели тебе на помощь.

— Да. Э… мне очень жаль твое платье. Я заплачу за химчистку, — пробормотала Кэрри, едва сдерживая раздражение, но изо всех сил стараясь избежать дальнейших конфликтов.

— Не беспокойся. Оно теперь отправится только в мусорное ведро. К тому же я не хочу вводить тебя в лишние расходы. Теперь, когда Хью от тебя ушел, тебе наверняка приходится считать каждый пенс.

— Кэрри, такси приехало! — Ровена оттащила Кэрри в сторону, и она не успела сказать ничего такого, о чем потом пожалела бы.

— Спасибо за билеты! — сладким голосом крикнула Наташа, когда они сели в такси. — Вечер удался!

 

Глава 35

— Похоже, он неровно к тебе дышит, подруга, если полез из-за тебя в драку, — сказала Ровена на следующий день, когда они сидели в кафетерии «Хаген-Дас».

За окнами лил дождь. Ровена атаковала ложкой горячий сливочный пломбир с сиропом, а Кэрри лениво ковыряла банановый сплит.

— Это была не драка, а так — дурацкая потасовка, и потом, как мне кажется, в нем просто взыграл тестостерон. Мэтту вообще не стоило встревать. Я бы справилась и без него.

— Конечно-конечно, но все равно это здорово, когда двое парней бьются из-за тебя не на жизнь, а на смерть. Господи, как бы я хотела, чтобы это случилось со мной!

— Не говори глупостей. На самом деле это страшно. Кто-нибудь мог серьезно пострадать, — сказала Кэрри, макая ломтик банана в шоколадный соус.

Сейчас, когда все закончилось, она не могла не признать, что Мэтт был просто великолепен. Она то и дело вспоминала, как он, ощетинившись от гнева, бросился на ее защиту. Но то, что случилось потом, в проулке, привело ее в полное замешательство.

— Как твой банановый сплит? — спросила Ровена, выгнув брови.

— Очень вкусно, — откликнулась Кэрри, сообразив, что сидит, тупо глядя в пространство.

Она подцепила ложкой мороженое, все еще чувствуя губы Мэтта на своих губах. Он чудесно целовался — уверенно и в то же время ласково. Хоть он и был сердит на нее и наговорил немало возмутительных вещей, но поцелуй получился необычайно нежным. И Мэтт был крайне возбужден. Кэрри чувствовала это, когда он к ней прижимался.

— После драки у мужчин всегда вскипает кровь, это мне сказал один медицинский консультант на съемках. Потасовка их здорово заводит, — заявила Ровена, захватив полную ложку крема и глядя на Кэрри поверх горки пломбира. — Так ты поплывешь на яхте после того, что произошло? — с чересчур наивным видом добавила Ровена.

После того, что произошло… Кэрри вспомнила, чем закончился вчерашний вечер — внезапную холодность Мэтта и унизительные реплики Наташи.

— Конечно, ты вряд ли теперь осмелишься встретиться с Наташей, ведь ее парню пришлось защищать твою честь, — продолжила Ровена.

Кэрри вытерла рот салфеткой и загадочно улыбнулась.

— В котором часу завтра отходит твой поезд, Ровена?

Мэтт вернулся в фургон на следующий день, на плече у него висел рюкзак. Кэрри зарылась носом в книгу, делая вид, что увлечена чтением.

— Привет, — буркнул Мэтт.

— Ммм, — промычала в ответ Кэрри.

— Переверни книгу.

Она подняла глаза:

— Что?

Он усмехнулся:

— Ты держишь ее вверх ногами.

Ну вот, сейчас будет самое интересное: посмотрим, кто первый упомянет драку в ночном клубе. Кэрри не желала сдаваться без боя, поэтому начала игру в молчанку. Уже вечером, когда в животе у нее громко заурчало, они, наконец, приступили к диалогу, стараясь обходиться максимально короткими фразами.

— Хочешь есть? — спросил Мэтт.

— Да.

— Возьмем что-нибудь из холодильника?

Кэрри покачала головой и перевернула страницу.

— Лучше купим, — предложила она.

— А что купим? Жареную картошку?

Смех клокотал у нее в горле, плечи тряслись.

— Ну, можно, — выдавила Кэрри, надув губы.

— Давай я схожу. Мне надо немного прогуляться, а ты забудь про гороховое пюре и соус карри. В джунглях такого не найдешь.

Кэрри подняла глаза и тут же была сражена наповал его теплой сексуальной улыбкой. Кэрри отложила книгу и улыбнулась в ответ. Интересно, Мэтт чувствует, как она загорается от его близости?

— Ладно, иди. А я пока открою бобы.

Позже они сидели на траве и ели руками горячую жареную картошку. Перед их лицами витали клубы пара, мокрый бумажный пакет сминался у Кэрри в руках, в нос бил резкий запах уксуса. Мэтт забросил в рот картофельный ломтик, и Кэрри мысленно поежилась. Странно, но ее возбуждало даже то, как он ел.

— Поела? — спросил Мэтт, когда она отложила в сторону свой пакет.

Кэрри с трудом собралась с мыслями.

— Что? А, да.

Мэтт скомкал пустую обертку, глаза его весело блеснули.

— Я рад, что тебе понравилось.

О Господи, лучше бы он не подмигивал! Впрочем, когда он улыбался, мрачно сдвигал брови, негодовал, когда он был с ней нежным и ласковым, эффект получался тот же самый: Кэрри буквально сходила с ума от вожделения. Лучше бы Мэтт просто испарился. Но если это случится, она его больше никогда не увидит. Ужасная правда состояла в том, что Кэрри по уши втрескалась в Мэтта. С тех пор как она вернулась из ночного клуба, ею владело лишь одно желание — переспать с Мэттом. С этим желанием Кэрри боролась ежеминутно. Она хотела его даже больше, чем когда-то хотела Хью. Или просто забыла, что такое сильное влечение? Может быть, когда они только познакомились с Хью, она испытывала то же самое, но его предательство затмило и исказило все воспоминания, и она уже не доверяла своим чувствам. Эта поездка должна была изменить ее жизнь, и изменила, но не совсем так, как Кэрри себе представляла.

— Знаешь, Мэтт, — сказала она, — можешь думать что хочешь, но я вовсе не хотела, чтобы ты из-за меня ввязывался в драку.

Мэтт пожал плечами:

— Все в порядке.

— Но у Наташи испорчено платье, и она не разрешает мне за него заплатить.

— Она уже забыла об этом, — недовольно бросил он.

— Я не знала, что этот тип начнет ко мне приставать, — продолжала Кэрри.

— Ну, хватит об этом. — Его лицо смягчилось. — По правде говоря, я давненько не участвовал в хорошей потасовке. В последний раз это было в универе, на футбольном матче, когда один форвард попытался ударить меня локтем в лицо. Нападающему пришлось оттащить нас друг от друга. У меня треснула скула, и я был отстранен от игры на три матча, — гордо поведал он.

— А что случилось с твоим соперником? — поинтересовалась Кэрри.

Мэтт смотрел на нее, не отрываясь.

— Он бросил футбол и занялся балетом. Завтра утром я уйду на пробежку, но к десяти часам вернусь. Будь готова.

— К чему?

— К прогулке на яхте.

Он удерживал ее взгляд, ожидая ответа, но от растерянности Кэрри не знала, что сказать. Она восприняла это как вызов: Мэтт вынуждал ее уступить.

— Ну, так что? — Он вопросительно изогнул брови, видя, что она колеблется.

— Наверное, придется согласиться. Как я понимаю, выбора у меня нет?

— Ни малейшего, — подтвердил он, вскакивая на ноги.

 

Глава 36

— Вон она, «Просперо». — Мэтт показывал в дальний конец причала.

Даже отсюда яхта бросалась в глаза. Она оказалась гораздо больше, чем представляла себе Кэрри. Блестящие серебристые бока, белый корпус, начищенные деревянные палубы. Туристы бросали на яхту восхищенные взгляды, а видавшие виды местные жители равнодушно пожимали плечами.

У входа на пристань Кэрри увидела знакомое лицо.

— Ты не говорил, что Лола тоже едет с нами, — прошептала Кэрри, когда они помахали друг другу.

— Я подумал, что ты будешь чувствовать себя свободней, если мы отправимся в плавание компанией, а не парами.

Кэрри чувствовала бы себя свободно, если бы лежала в постели, ела кукурузные хлопья и читала последние обозрения в журнале «Сцена». Какая может быть свобода, когда плывешь на одной яхте с влюбленной в тебя девушкой, а другая твоя спутница спит и видит, как бы половчее скинуть тебя за борт?

— Ты уверен, что она хочет меня видеть?

— В последнее время я вообще ни в чем не уверен, но, наверное, тебе стоит с ней поговорить. Здесь тебе наверняка предоставится такая возможность.

— А тебе никогда не говорили, что ты слишком активно вмешиваешься в чужие дела?

— Мне все время об этом твердят, но я ничего не могу с собой поделать — такая уж у меня натура.

Вдали остановилось такси, из него вышел мужчина и вразвалочку пошел по причалу.

— Смотри, это Роберт?

Мэтт прищурился на солнце.

— Иди-ка вперед. Я скоро тебя догоню.

— Привет, — тихо поздоровалась Лола, когда Кэрри подошла ближе.

— Привет, — ответила Кэрри, улыбнувшись чересчур широко. — А где Спайк и остальные?

— Они собирались в Перранпорт. Тебе надо как-нибудь поехать с нами.

Наташа избавила Кэрри от необходимости отвечать.

— Приве-е-етик! Добро пожаловать на нашу утлую лодчонку! — крикнула Наташа с палубы.

Похоже, к ней вернулось хорошее настроение. Наташа принялась хвастаться яхтой, которая, по мнению совершенно обалдевшей Кэрри, и впрямь была великолепна. Они с Лолой поднялись по трапу и увидели, что Наташа одета именно так, как подобает одеваться на морскую прогулку: белые обрезанные джинсы, полосатый топик от «Бардо» и шарфик от «Эрме», повязанный вокруг головы — Кэрри выбрала из своего обширного гардероба, еле уместившегося в рюкзаке, короткую маечку и новую юбку. Эту длинную пышную юбку она купила в минуту слабости в магазинчике для хиппи в Сент-Айвзе, надеясь, что в ней она будет немного похожа на цыганку. Но под высокомерным взглядом Наташи Кэрри почувствовала себя шлюшкой из портовой таверны.

— Чудесно выглядишь, молодец! — одобрила Наташа, послав ей воздушный поцелуй. — Совсем другой вид — я бы сказала, богемный. А ты, наверное, Лола? Мэтт мне все про тебя рассказал.

— Правда? — испуганно спросила Лола.

— Давайте, сначала я покажу вам яхту, — разливалась соловьем Наташа. — Пойдемте в салун.

При слове «салун» Кэрри представила пивную на Диком Западе, но увиденное помещение абсолютно не походило на заплеванный, посыпанный опилками притон для ковбоев. Вообще, если уж говорить откровенно, Кэрри еще никогда в жизни не бывала в таком шикарном месте, как яхта «Просперо». Обстановка напоминала джентльменский клуб или один из особняков Элтона Джона. Она буквально сочилась роскошью, от полированной деревянной мебели до кожаных диванов.

— Ну как? — сияя, спросила Наташа.

— Bay! — выдохнула Лола.

— Совершенно согласна, — пробормотала Кэрри. Лола подняла глаза и принялась удивленно разглядывать обтянутый кожей потолок.

— Это яхта твоей тети? — поинтересовалась она.

— Крестной, милая.

— Она, наверное, страшно богата?

— Она была управляющей страховым фондом, но заработала так много денег, что ушла на пенсию в тридцать пять лет. Сейчас живет в Антигуа, но держит «Просперо», чтобы было где остановиться во время визитов на родину.

Наташа распахнула обшитую деревом дверь.

— Это хозяйская каюта, — объявила она.

Увидев огромную кровать с закругленным изголовьем, Кэрри постаралась не думать о хозяине и Наташе, прыгающих в этой королевской постели.

— Здесь, конечно, нет удобств, но если вам захочется в туалет, то, пожалуйста, в соседнюю дверь — там главная ванная, — мимоходом сообщила Наташа. Кэрри тут же захотела опробовать яхтенную уборную, но Наташа увлекла их дальше. — Вуаля! Это камбуз. Маленький, но удобный.

Они сделали несколько шагов и снова очутились на открытой палубе. Мэтт с мрачным лицом стоял за штурвалом. Роберт, скривив губы в усмешке, развалился на сиденьях. Кэрри за несколько метров учуяла запах виски.

— Привет, Роб, — сказала Наташа, чмокнув Роберта в щечку, и поспешно отошла в сторону.

— Привет, дамы, — ответил он и сделал не слишком удачную попытку подмигнуть. — Кэролайн, рад тебя видеть! Симпатичная маечка, но лучше было бы без нее. А это кто? — спросил он, плотоядно глядя на Лолу, которая испуганно вжалась спиной в переборку.

— Это Лола. Подруга Мэтта, — представила Наташа.

— Лола? Лола ло-ло-ло-ло лола…

— Не обращайте на него внимания, — бросил Мэтт.

— Я просто развлекаюсь. Лола ло-ло-ло-ло лола…

— Роберт, заткнись! — рявкнул Мэтт.

— Сам заткнись, Мэтт!

— Давайте выпьем? — радостно предложила Наташа.

Роб схватился за штурвал.

— А я поведу яхту, — вызвался он.

— Ты, конечно, шутишь? — спросил Мэтт.

Пару секунд они мерили друг друга сердитыми взглядами, потом Роб пожал плечами и сказал:

— Ладно, как хочешь. Наташа, мне, пожалуйста, двойной скотч.

Вслед за хозяйкой яхты они спустились на камбуз.

— У тебя есть ромашковый чай? — прошептала Лола. — И можно мне сходить в туалет?

Пока Лола была в уборной, Наташа достала из холодильника две бутылки шампанского.

— Это все, что я смогла купить в местном супермаркете, но, думаю, нам хватит. В буфете наверху есть кое- какая закуска.

Кэрри нашла коробку хлебных палочек и очень вкусные чипсы из пастернака и свеклы.

— Больше таких нет?

Наташа сморщила носик:

— Нет. Конечно, это пища не для гурманов, но мне удалось купить в гастрономе у пристани гуакамоле и оливки. Они наверняка отвратительные, но за неимением лучшего сойдет и это. Ну что, откроем шампанское? Бокалы на полочке над телевизором.

Кэрри взяла бокалы, а Наташа сняла проволоку с первой бутылки и поддела большими пальцами пробку, которая с приглушенным хлопком выскочила из горлышка.

— Бокал, пожалуйста! — закричала она, когда из бутылки полезла пена, и, снова сморщив носик, рискнула отхлебнуть шипучий напиток. — На, попробуй.

Наташа наполнила бокал. Кэрри сомневалась, что сможет сегодня отличить хорошее шампанское от дешевки, но театрально покрутила бокал в руке, сунула в него нос, потом глотнула и причмокнула.

— Ну как? — Наташа вопросительно выгнула брови.

— По-моему, немного отдает пробкой, да и урожай явно не из лучших. — Кэрри протянула бокал. — Мне надо выпить еще, чтобы как следует распробовать.

Застучали двигатели: Мэтт вывел яхту из порта.

— Кажется, поплыли, — сказала Наташа, заново наполняя бокалы. — Ну что, ты уже переспала с Мэттом?

От неожиданности Кэрри захлебнулась и закашлялась, шампанское брызнуло у нее изо рта и разлилось по кожаным сиденьям. Она видела сквозь слезы, как Наташа спокойно достала салфетку.

— Судя по реакции, да.

В душе Кэрри проснулся злой чертик. Ей захотелось помучить Наташу.

— Мы провели несколько недель в тесном автофургоне…

— Знаю, дорогуша, но ты действительно с ним спала?

— А ты? — спросила Кэрри.

— Ты либо феерически наивна, либо притворяешься дурой, — усмехнулась Наташа и хлебнула шампанского, одобрительно ахнув.

— Вообще-то, Наташа, это совершенно не твое дело, но я все-таки отвечу: нет, я не спала с Мэттом.

Наташа издала тихий вздох удовлетворения.

— Я так и думала. Ты, конечно, считаешь меня стервой, но, уверяю тебя, ты не права. Подай мне, пожалуйста, вон те терракотовые блюда. Видишь ли, милочка, мне знаком твой тип женщин. Ты — убежденная сторонница моногамии.

Кэрри в бешенстве стукнула чашками по столу.

— Ты меня совсем не знаешь, Наташа.

— Нет, знаю. Ты пыталась сорвать свадьбу своему бывшему, и не говори мне после этого, что ты не хочешь стабильных отношений.

— Спасибо за оценку, но ты ошибаешься. Мы с Мэттом — просто друзья.

Наташа звонко расхохоталась.

— Я уверена, что вы замечательные друзья, милочка. Может быть, вы с ним больше ничего и не хотите. Послушай, что я тебе скажу: Мэтт никогда не остепенится. Ему нужен риск и, если уж говорить совсем откровенно, нужно разнообразие. Он кажется добрым и заботливым — и не только кажется, он на самом деле такой, но он никогда не раскроется до конца.

— Ты знаешь это по собственному опыту? — спросила Кэрри, раздраженно наливая шампанское в остальные бокалы.

Наташа обиженно выпятила губки.

— Дорогуша, я говорю это только для того, чтобы избавить тебя от мучений. Мэтт — не тот человек, который поможет тебе забыть Хью. Можешь спать с ним сколько хочешь, но не будь дурой — не вздумай в него влюбиться!

Терпение Кэрри лопнуло. Если она просидит здесь еще секунду, то совершит убийство в открытом море. Взяв поднос с напитками и идиотскими закусками, Кэрри направилась к выходу, пошатываясь из стороны в сторону. Яхту качало сильнее, и, очутившись на палубе, Кэрри увидела на волнах больше белых бурунов.

— Дай я тебе помогу, — предложила Лола, беря с подноса два бокала.

За ее спиной появилась Наташа с блюдами, наполненными гуакамоле и оливками. Роберт схватил бокал.

— Это не виски? Ну ладно, выпью вашу шипучку, хотя на вкус она, наверное, как лимонад.

Кэрри села рядом с Лолой и попыталась успокоиться, сделав несколько глубоких вдохов. Наташа стояла рядом с Мэттом, как преданный помощник капитана. Впрочем, Кэрри подозревала, что Мэтт не слишком уверенно чувствует себя в этой роли. Похоже, обязанности рулевого его несколько напрягали. Наташа то и дело поглаживала его руку и даже положила ладонь на задний карман его джинсов и похлопала Мэтта по попке, как бы говоря: «Руки прочь! Он мой, дорогуша!» Мэтт не отвечал на ласки Наташи. Он смеялся над ее шутками, был вежлив и приветлив, но не убирал рук со штурвала.

Когда Наташа пошла в салун за кардиганом, Мэтт вдруг взглянул на Кэрри и открыл рот, как будто хотел что-то сказать. Но тут вернулась Наташа, и момент был упущен. Хозяйка яхты внимательно посмотрела на Кэрри и нахмурилась.

Это было как в плохом фильме, в котором жена узнает, что ее муж спит с горничной. «Я чувствую себя развратной горничной, — подумала Кэрри. — Хоть и не сделала ничего плохого».

— А где был Роб? — спросила она, желая отвлечь внимание присутствующих на фигуру, которая в коматозном состоянии лежала на сиденьях.

— Ночевал у одного парня, с которым познакомился на медицинской конференции, только, боюсь, Роб уже ничего не помнит, — быстро ответил Мэтт, и Кэрри услышала в его голосе явное облегчение.

— Хватит на меня наговаривать! Я помню — не все, но кое-что. А сейчас, между прочим, я вижу альбатроса! — неожиданно сообщил Роб.

— С ним все в порядке? — спросила Лола.

— Если повезет, он вырубится ровно через минуту, — сказал Мэтт, не взяв на себя труд понизить голос. — Вообще-то, мне кажется, тебе лучше спуститься вниз, Роб. Там тебе безопасней. А то катаешься здесь на сиденьях — того и гляди, свалишься за борт.

Как ни странно, Роб послушался дельного совета и, почти не привлекая к себе внимания, ушел вниз. Вскоре он уже крепко спал в роскошной отдельной каюте.

Наташа без умолку болтала с Мэттом, пока яхта огибала прибрежную линию, проплывая мимо пляжей и низких каменистых мысов.

Поскольку Наташа и Мэтт не впускали ее в свой разговор, Кэрри принялась болтать с Лолой о серфинге. Это была единственная безопасная тема, которая пришла Кэрри на ум, однако вскоре она переключилась на путешествия и любимые развлечения. Вино возымело свое действие, и Кэрри постепенно расслабилась, вновь наслаждаясь обществом Лолы.

— Я сейчас схожу за выпивкой, — вызвалась Кэрри, увидев, что бокал Лолы опустел. — Ты что будешь — шампанское? Кажется, я видела внизу полный коктейль-бар. Если хочешь, я принесу тебе «Маргариту».

— И совершенно гадкую закуску? — прошептала Лола, подражая манерному выговору Наташи.

Кэрри не ожидала, что Лола способна над кем-то ехидничать, и засмеялась, а потом, спохватившись, зажала рот рукой, но было поздно: они успели привлечь Наташино внимание. Наташа вытянула шею, слегка напомнив жирафа, и это развеселило их еще больше. Стрельнув в них неодобрительным взглядом, она опять обернулась к Мэтту, который что-то ей рассказывал, и принялась энергично кивать.

Кэрри потерла глаза и попыталась встать. Лола ласково тронула ее за руку.

— Мэтт сказал тебе, да? — тихо спросила она.

Кэрри очень хотела избежать этого разговора, но понимала, что он неизбежен, поэтому вымученно улыбнулась и ответила:

— Да, сказал.

— Я действительно нравлюсь тебе как подруга?

— Ну, раз уж ты об этом заговорила, то да, — совершенно искренне сказала Кэрри.

— А если бы ты была лесбиянкой, ты бы меня полюбила? — с печальной улыбкой спросила Лола.

— Да, конечно. Даже не сомневайся, — запинаясь, пролепетала Кэрри.

— Не надо смущаться. Я знала, что не интересую тебя как женщина. Ты встречалась со Спайком, но я все равно надеялась, выжидала момент.

— А я думала, что ты без ума от Мэтта, — сказала Кэрри.

— Это действительно так — он впечатлил меня своими человеческими качествами. — Лола хихикнула. — Он замечательный врач. Он рассказывал тебе, чем он занимался в Тамане?

— Немного, — отозвалась Кэрри, вспомнив ночь после спектакля в театре «Минак». — Он рассказал мне про аварию, но в подробности не вдавался. Я поняла, что ему неприятно об этом говорить. И вообще, он не любит быть в центре внимания.

Лола озадаченно нахмурилась.

— Про какую аварию? — спросила она.

— Он ничего не говорил тебе об этом?

— Нет. Ты тоже можешь не говорить, если не хочешь. — Лола хитро улыбнулась. — Но я все равно считаю его чудесным. Если бы я увлекалась парнями, я бы обязательно в него влюбилась. Он такой красивый!

Кэрри испуганно напряглась: ей вдруг показалось, что Лола сейчас уподобится Наташе и начнет выспрашивать, спадали она с Мэттом. Но потом Кэрри поняла, что ее собеседница слишком тактична и никогда не позволит себе подобного хамства. А что касается красоты… Мэтт стоял, положив одну руку на штурвал, а в другой держа бутылку с пивом, и со смехом слушал Наташу. Между тем Кэрри знала, что он только изображает веселость. Прожив с ним бок о бок несколько недель, она научилась угадывать его настроение и сейчас видела, что он чересчур часто откидывает волосы с глаз и чересчур громко смеется над Наташиными шутками — это выдавало его неловкость.

В его позе и в самой атмосфере чувствовалась какая-то натянутость. Кэрри не могла понять, в чем дело. Наташа тараторила без остановки, сопровождая каждую фразу шуткой и явно переигрывая. Сердце Кэрри вдруг кольнуло от жалости. Теперь она испытывала не только острое желание, но и сочувствие — к Наташе. «Мы обе страдаем по нему, — шепнул Кэрри внутренний голос. — Обе хотим невозможного».

Лола покачала головой:

— Он великолепен, и даже не пытайся это отрицать!

Кэрри засмеялась и прошептала, копируя Наташу:

— Даже не пытаюсь отрицать, милая. Пойду, принесу нам всем выпить. Раз ты не говоришь, чего хочешь, я выберу на свой вкус.

Выслушав все заказы, Кэрри ушла на камбуз и остановилась там перевести дух. Из отдельной каюты доносился храп Роба, сверху долетал нервный смех Наташи. Мэтт действительно был великолепен. Жесткий и бескомпромиссный снаружи, но в душе такой ласковый и нежный… вот только не каждый мог проникнуть к нему в душу.

Когда Кэрри вернулась с напитками на палубу, Наташа вопила:

— Нет, я не могу! Мы налетим на скалы. Мэтт, нет!

— Не говори глупости, — успокаивал ее Мэтт. — У тебя все получится. Ты должна научиться управлять яхтой.

Она держалась за штурвал, а Мэтт стоял у нее за спиной.

— Я хочу научиться, но тебе придется меня держать, милый, — проворковала Наташа.

— Не бойся, Таша, ты не разобьешь яхту, и мы не налетим на скалы. Я схожу, проведаю Роба — посмотрю, жив ли он. Если тебе понадобится помощь, покричи меня или обратись к Кэрри и Лоле.

Сказав это, Мэтт отправился вниз, в салун.

— Кажется, у меня получается! — заявила Наташа, с победной улыбкой взглянув на Кэрри. — Я талантливая ученица.

 

Глава 37

Был ранний вечер, когда Кэрри и Мэтт возвращались пешком из гавани в кемпинг. Разговор не клеился. Мэтт был молчаливым, даже угрюмым, его явно что-то тревожило. Может, все дело в Наташе? Кэрри видела его лицо, когда он стоял у Наташи за спиной возле штурвала, однако в остальном он вел себя по отношению к ней совершенно нормально. Скорее всего, решила Кэрри, главная проблема Мэтта — это брат. Роб протрезвел, только когда они повернули обратно и поплыли в порт.

В верхней части города Мэтт взял Кэрри за руку и подвел к каменному ограждению. Кэрри затрепетала от прикосновений его пальцев. Они стояли, разглядывая город и пристань. Густые облака закрыли солнце, и в некоторых окнах, несмотря на ранний час, горел свет.

— Я рад, что ты поговорила с Лолой, — сказал Мэтт.

— Да, мы поговорили. Она — чудесная. Я хотела бы с ней дружить.

Мэтт кивнул, но ничего не сказал. Кэрри была разочарована. Она не ждала похвалы, но надеялась, что он раскроется чуть больше, поэтому предприняла еще одну попытку:

— Я подумала, что лучше все откровенно обсудить, хотя разговор был, конечно, не из легких. — У нее взволнованно забилось сердце при виде его улыбки. Кэрри знала: на яхте что-то произошло; это была поворотная точка в их отношениях. — Но о таких вещах не стоит молчать, правда? Если держать их в себе, возникает какая-то неловкость.

Мэтт смотрел на Кэрри не отрываясь, и, в конце концов, ей захотелось отвести взгляд. Когда Мэтт заговорил, в его голосе сквозило нечто похожее на сожаление:

— Если ты ждешь от меня каких-то откровений, то можешь расслабиться.

Он сказал «откровений» таким тоном, как будто речь шла о какой-то болезни или слабости. Кэрри невольно улыбнулась.

— Я ничего от тебя не жду, Мэтт, а тем более откровений, — заверила она.

— Мне кажется… — мягко произнес он и ласково дотронулся до ее щеки, от чего по всему телу Кэрри побежали мурашки. Она затаила дыхание, думая, что сейчас он скажет ей о своих чувствах, но он словно окунул ее в ледяную воду. — Мне кажется, нам пора возвращаться домой. Думаю, мы оба получили от этой поездки все, что хотели. Я прав?

«Домой». Это слово резануло Кэрри по сердцу, точно острый нож. Она еще не готова возвращаться. Она хочет еще немного побыть здесь.

— Кэрри, ты больше не любишь Хью?

Она уже знала, что ответить — поняла это неделю назад, а может, гораздо раньше.

— Я не забыла его и до сих пор злюсь на него и Фенеллу за то, что они так жестоко обошлись со мной, но я больше не желаю тратить на них свои душевные силы. Да, я хотела ему отомстить, но теперь уже не хочу. Весь мой гнев куда-то пропал. — Она замолчала и судорожно сглотнула. — Я действительно любила Хью. И, наверное, какая-то часть моей души отдана ему безвозвратно.

— Но ты его больше не любишь? — осторожно спросил Мэтт.

— Пожалуй, нет. Было бы безопасней думать, что я до сих пор к нему неравнодушна, но я подозреваю, что наши чувства были вовсе не такими сильными, как мне когда-то казалось. Скорее всего, со временем наши отношения превратились в чисто деловое партнерство — ферма, наш образ жизни, финансовые вопросы… Знаешь, даже если бы я могла, я не стала бы поворачивать время вспять. Я не хочу, чтобы он вернулся в мою жизнь — даже таким, каким он был до встречи с Фенеллой. Он мне больше не нужен.

— Значит, ты исцелилась.

«От любви к Хью — возможно, — подумала Кэрри. — Но теперь передо мной встала новая проблема в виде высокого статного красавца».

— А ты? — спросила она, превозмогая волнение.

— Что я?

— Ты получил от этой поездки то, что хотел?

Он помолчал, потом ответил:

— Когда меня отправляли домой из Тамана, мне приказали четыре месяца валять дурака — ничего не делать и скучать до отупения. Но ты, Кэрри, прекрасно знаешь, что я выполнил этот приказ с точностью до наоборот.

Он протянул ей руку, призывая двигаться дальше — во всех отношениях. Она понимала, что больше ничего от него не добьется, поэтому не стала продолжать разговор. Ей хотелось сказать, что, избавившись от привязанности к Хью, она не избавилась от влечения к мужчине и что мужчина, к которому ее влечет, — это как раз он, Мэтт. Но, разумеется, она никогда бы не осмелилась на подобные признания.

 

Глава 38

На следующее утро они загрузили вещи в Долли и пустились в долгий обратный путь из Корнуолла в Оксфордшир. Ехали утомительно медленно. Долли выжимала не больше пятидесяти миль в час, а некоторые дороги были сложными и извилистыми. Несколько миль они тащились за трактором, не в состоянии его обогнать. Почти всю дорогу Мэтт барабанил пальцами по рулевому колесу и тихо ругался сквозь зубы. Как поняла Кэрри, он терпеть не мог, когда на его пути возникали препятствия. Зато ее саму нисколько не раздражала их черепашья скорость. Напротив, Кэрри была даже рада, что путешествие затягивается.

К концу дня они доехали только до северного Девона. Изнемогая от жажды и голода, они, наконец, остановились отдохнуть у края эстуария. Мэтт расхаживал взад-вперед, а Кэрри сидела на ограде и жевала пирог с мясом. Потом она взглянула на часы. Надо ехать, иначе они попадут в час пик, и за их фургоном выстроится очередь из сердитых жителей пригорода, которые потянутся с работы домой. Автомобилисты будут яростно сигналить и орать, не выказывая никакого уважения к почтенному возрасту Долли. Кэрри уже хотела предложить Мэтту расположиться где-нибудь на ночлег, когда он бросил в урну банку из-под кока-колы и запрыгнул на пассажирское сиденье.

— Поехали, — прорычал он, пристегнувшись. Перед самым бампером Долли припарковался минивэн, и было не так-то просто выехать на дорогу. Кэрри знала: чтобы освободить место для маневра, надо сначала подать назад. Она установила огромный ржавый переключатель скоростей на реверс и нажала на педаль акселератора.

Сзади раздался громкий удар.

— Твою мать! Мы все делаем не так! — заорал Мэтт. Кэрри зажмурилась, прекрасно понимая, что произошло.

— Кажется, я врезалась в ограду, — еле слышно произнесла она.

Ни слова не говоря, Мэтт отстегнул ремень безопасности и выскочил из фургона. Кэрри вцепилась в руль, потрясенная неожиданным столкновением и странными словами Мэтта. Наконец, придя в себя, она выбралась из машины, чтобы осмотреть повреждения. То, что Кэрри увидела, было ужасно. Мэтт сидел на корточках и разглядывал покалеченную Долли. Хромированный бампер смялся, точно одноразовый поднос из фольги, а когда-то безупречное оранжевое покрытие было испещрено уродливыми черными царапинами.

— О, Боже! Нелсон меня убьет…

— Он убьет меня, а не тебя. Я должен был тебя контролировать, — сказал Мэтт. — Ты покорежила задний бампер и багажник.

— Я? Если бы ты не орал на меня, ничего бы не случилось!

— Я на тебя не орал. — Он замолчал, поднял на Кэрри глаза и взъерошил волосы руками. — И вообще, какая разница, кто виноват? Главное, что Долли пострадала.

— Мы не можем привезти ее обратно в таком виде. У Нелсона случится инфаркт, — сказала Кэрри.

Мэтт задумчиво почесал в затылке, потом улыбнулся.

— Фургон все еще на ходу. Садись, я поведу.

Полчаса спустя Мэтт сидел за компьютером в ближайшем туристско-информационном центре и искал в Интернете специалистов по ремонту «фольксвагенов». Кэрри маячила у него за спиной. Через несколько минут Мэтт закрыл поисковую систему, схватил Кэрри за руку и чуть ли не силком выволок ее из центра.

— Специалист по ремонту недалеко отсюда, примерно в пятнадцати милях к северу по побережью, — сообщил Мэтт, — Сейчас четыре часа. Если поторопимся, то успеем до закрытия.

Он резко надавил ногой на педаль газа, и Долли шумно возмутилась. Сердце Кэрри подпрыгнуло к самому горлу, но не из-за сумасшедшей езды. Ей не давали покоя слова, которые Мэтт прокричал сразу после аварии. Интересно, что он имел в виду?

— А что мы делаем не так, Мэтт? — спросила Кэрри.

— Все. Едем домой, играем в эти глупые игры, хотя оба прекрасно понимаем, что нам до смерти хочется переспать друг с другом.

Он отвел глаза от дороги и наградил ее таким вожделенным взглядом, что она невольно сдвинула колени.

— Мэтт, осторожно!

Фургон вильнул в сторону, объезжая тандем. Оставшиеся позади круглолицые велосипедисты лихорадочно крутили руль, выравнивая свое транспортное средство.

— Разве ты меня не хочешь? — спросил Мэтт, еще сильнее выжимая газ.

Душа Кэрри ликовала и пела. Эх, если бы у Долли выросли крылья!

— Конечно, хочу. С самого начала нашего путешествия. Слушай, ты не мог бы немного прибавить скорость?

Харви, механик из сервисного центра по ремонту «фольксвагенов», присвистнул, увидев покореженный бампер Долли.

— Ничего себе! Здорово вы влетели! — выдал он, наконец.

— Вы можете починить машину? — с надеждой спросила Кэрри.

— Да, но это займет какое-то время. Я смогу заказать детали только завтра утром, но сразу предупреждаю, что у поставщика сейчас нет в наличии нового бампера. Я пока выправлю кузов, но вам придется ждать бампер в течение трех дней.

Мэтт, сидевший возле открытой дверцы, довольно улыбнулся.

— Значит, мы расстанемся с Долли на целых три дня? — воскликнула Кэрри, чуть не запрыгав от радости.

— Боюсь, что да, — подтвердил Харви. — Впрочем, вы можете перегнать фургон домой и попытаться отремонтировать его там. Если же вы все-таки оставите машину здесь, я потороплю поставщиков и, возможно, закончу работу раньше.

— Спасибо, приятель, — перебил Мэтт, похлопав механика по плечу, — но спешка ни к чему. Три дня нас вполне устроят.

— Хорошо. Пойдемте в офис, я зарегистрирую вашу заявку, — сказал Харви, явно удивленный такими покладистыми клиентами. Они проследовали за ним в ветхий вагончик, где он записал регистрационный номер Долли в заляпанный маслом журнал. — Ну вот, готово! — бодро возвестил Харви. — Ремонт обойдется вам фунтов в пятьсот, может, чуть больше.

«Пятьсот фунтов, — подумала Кэрри. — Этих денег хватило бы, чтобы оплатить коттедж за несколько недель. Ну и пусть! Зато я целых три дня проведу в постели с Мэттом!»

Харви усмехнулся.

— Можете сразу оставить машину здесь или пригнать ее завтра — как хотите. Я открываюсь в семь утра.

— Мы ее оставляем, — без колебаний сказал Мэтт. — А ты не порекомендуешь нам какой-нибудь отель, где можно остановиться на несколько дней?

— В городе есть пара гостиниц «В&В», если вас устроит простое жилье. Еще есть отель-усадьба на краю утеса, довольно дорогой, — добавил механик, но Кэрри видела, что он не сомневается в их платежеспособности.

— Вот это подойдет, — заявил Мэтт так уверенно, что у Кэрри подогнулись колени.

Харви опять усмехнулся.

— Отлично. Если хотите, я могу вас туда подбросить. Я езжу домой той же дорогой.

Через двадцать минут они выскочили из автофургона Харви — шоколадно-коричневой модели по имени Деннис — на гравийный дворик перед отелем «Хартленд-Мэнор», внушительным гранитным зданием, увешанным табличками с обозначением его звездного статуса и перечислением наград.

— Вам лучше взять номер в кредит, — посоветовал Харви, оставив Мэтта и Кэрри стоять перед каменной лестницей, ведущей к входной двери.

Кэрри была в шортах и короткой майке, а вечернее солнце скрылось за облаком. Мэтт, ни секунды не медля, обнял Кэрри и нежно поцеловал. Она положила голову ему на грудь, чувствуя щекой тепло его хлопчатобумажной футболки и сильное ровное биение его сердца.

— Я уже не встречаюсь с Наташей, — сказал он. Кэрри подняла голову и посмотрела ему в лицо. — Мы с ней давно знакомы и с самого начала знали, что наши отношения несерьезны, — добавил он, глядя на Кэрри сверху вниз.

— Я рада, что ты мне это сказал, — откликнулась Кэрри. Она могла бы добавить, что сожалеет, но не хотела так откровенно лгать.

Значит, тогда, на яхте, интуиция ее не обманула. И все же Кэрри сомневалась, что Наташа разделяет мнение Мэтта.

— Она сказала, что встречается с одним парнем с работы, но я все равно положил бы конец нашим отношениям. Я обманывал и себя, и ее, — сказал Мэтт, поглаживая Кэрри по голове.

— И меня, — прошептала Кэрри, все еще не веря, что она в объятиях Мэтта и что они скоро будут заниматься любовью.

Его красивое лицо дышало чувственностью, зрачки блестели в вечернем свете.

— Иди вперед, а я понесу сумки.

У стойки администратора Мэтт настойчиво позвонил в звонок. Кэрри чуть не приплясывала от нетерпения. Женщина в строгом платье, сидевшая в огромном кожаном кресле, неодобрительно взглянула на них поверх стильных очков. Пожилой мужчина в блейзере опустил газету и плотоядно покосился на Кэрри.

— Вам с двумя односпальными кроватями или с одной двуспальной? — спросила администраторша.

— С одной двуспальной, — без колебаний ответил Мэтт.

Администраторша отвернулась, чтобы найти ключ, и Кэрри почувствовала руку Мэтта на своих бедрах.

— Хорошо, что ты разбила Долли, — шепнул он ей. — Мне бы не хотелось, чтобы наша первая ночь прошла в автофургоне.

— Это ты заставил меня ее разбить, — пошутила Кэрри, чуть не лопаясь от предвкушения.

— Ты будешь со мной спорить, Кэролайн?

Она хихикнула.

— А если и буду, что ты со мной сделаешь?

— Скоро увидишь, — весело отозвался Мэтт, хлопнув ее по попке.

— Ой!

Старичок поспешно уткнулся в газету, а женщина громко зацокала языком. Администраторша обернулась, ее лукавый взгляд говорил о том, что она все слышала.

— Ваши ключи, сэр, — сказала она Мэтту. — Желаю приятного отдыха.

Затем она поманила его рукой и, когда он нагнулся, что-то тихо проговорила ему на ухо, многозначительно поглядывая на Кэрри.

— Я чувствую себя героиней Джулии Роберте из «Красотки», — прошептала Кэрри, когда Мэтт повел ее по дубовой лестнице наверх, в номера.

— Что ты имеешь в виду?

— Я одета совсем не так, как подобает одеваться благородной даме из замка.

— На мой взгляд, ты выглядишь чертовски сексуально.

— Вряд ли чертовски сексуальный вид подходит для «Хартленд-Мэнора». Я чувствую себя проституткой.

— Это просто замечательно, — одобрил Мэтт и, ускорив шаг, потащил ее за руку по коридору.

Они остановились перед самой дальней дверью, и Мэтт вставил ключ в замок. Кэрри тихо охнула от удивления.

— Прости, но выбора не было, — сказал он, поворачивая ключ в замочной скважине. — Отель полон. Это все, что у них осталось.

— Какая ирония, — пробормотала Кэрри, оторвав взгляд от медной таблички у двери с надписью «Номер для новобрачных».

Внутреннее убранство комнаты превзошло все ожидания. Деревенский стиль был дополнен большим мягким диваном с высокой спинкой и совершенно традиционной (и совершенно чудесной) кроватью на четырех столбиках, застеленной ситцевым покрывалом.

Мэтт удивленно хмыкнул:

— Хм-м. Этот отель явно придерживается традиций старой школы. Хочешь, я перенесу тебя через порог? — предложил он.

Кэрри едва держалась на ногах и решила, что это неплохая идея, однако не удержалась от шутки:

— Я не хочу, чтобы ты заработал грыжу.

Он засмеялся:

— Думаю, я ее заслужил. Не знаю, как ты, но я больше не могу ждать.

Кэрри и сама не понимала, как у нее хватило сил так долго ждать — не часами, а неделями. Он такой красивый, такой сексуальный, такой уверенный в себе мужчина! Ей безумно хотелось поскорее лечь с ним в постель. Дрожащими руками Кэрри начала его раздевать, наотрез отказавшись от помощи. Он покорно поднял руки, и Кэрри стянула с него майку, а потом провела языком по его обнаженной груди. Он втянул живот. Кэрри сгорала от нетерпения, но желала сполна насладиться минутами близости. Возбужденная и натянутая как пружина, она испытывала восхитительное томление, потребность задержаться на каждой мышце, на каждом дюйме его тела.

Она опустилась на пол, ощутив под коленями бархатисто-мягкий ковер, расстегнула металлическую пуговицу на его джинсах, потом «молнию». Он откинул голову назад и приоткрыл от удовольствия рот. Кэрри ликовала, чувствуя себя всесильной и хрупкой одновременно. Она стянула вниз его брюки и трусы, оставив их у колен. Его член, очень твердый и очень большой, оказался прямо у ее лица. Она закрыла глаза и поцеловала его, благоговейно и нежно. Лола, конечно, имела в виду не это, но она совершенно права: Мэтт, в самом деле, великолепен.

— Прекрати, — простонал он.

— Тебе не нравится?

Он покачал головой, как будто не мог подобрать слова, потом сказал:

— Это выше моих сил.

Нагнувшись, он помог Кэрри встать, потом откинул в сторону свои брюки и трусы, снял с нее футболку и медленно провел теплыми руками по обнаженной спине, затем расстегнул бюстгальтер и высвободил груди. Так же проворно расправившись с ее шортами и трусиками, он схватил Кэрри в охапку, и они упали на кровать. Она догадывалась, что их первое соитие будет слишком бурным и торопливым, но это ее нисколько не огорчало. У них впереди много времени для неспешных ласк, исследований и открытий, а в распоряжении — большая кровать, на которой можно всем этим заняться.

 

Глава 39

На следующее утро Мэтт лежал на диване совершенно голый, если не считать гостиничного справочника, закрывавшего его колени, и читал вслух, подражая старым дикторам телевидения:

— «Уникальная обстановка отеля «Хартленд-Мэнор» доставит разборчивым посетителям исключительное удовольствие». Что ж, это верно. Я получил совершенно исключительное удовольствие.

Кэрри сушила волосы мягким полотенцем. Она почти не спала, но чувствовала себя невероятно бодрой и свежей — впервые за последние месяцы. Прожив почти месяц в автофургоне, она соскучилась по комфорту и мягкой мебели.

Мэтт демонстративно перевернул страницу.

— Ага, вот и меню. Какую кухню предпочитает дама — традиционную английскую или континентальную? И какие яйца вам заказать — пашот, глазунью или вкрутую?

— А нам обязательно надо что-то заказывать? — спросила Кэрри, не в силах отвести глаз от его тела.

Она уже видела Мэтта в шортах, но сейчас, когда он был абсолютно нагим, просто сходила с ума от вожделения.

Он неодобрительно посмотрел на нее:

— Это что, намек? Неужели дама опять собралась меня развращать?

Встав на колени между его раздвинутыми ногами, она отложила в сторону справочник.

— Боюсь, что ты и так развращен дальше некуда.

Секс на завтрак — это прекрасно, но он не заменяет настоящую пищу, поэтому Мэтт и Кэрри решили выпить кофе в открытом кафе на территории отеля. Они выбрали столик на маленькой террасе с видом на море, которое в это утро было темно-синего цвета с белыми пенными бурунами.

Поднявшись по наклонной лужайке, к ним подошел официант с подносом, на котором поблескивало столовое серебро. Хихикать было неудобно, поэтому они сидели с серьезными лицами и ждали, пока их обслужат.

— Какой у вас номер? — спросил официант, с великой церемонностью выставив на столик содержимое подноса.

— Не знаю, — пожал плечами Мэтт.

— Номер для новобрачных, — подсказала Кэрри. Официант растянул губы в едва заметной улыбке.

— Поздравляю.

— Спасибо, — чопорно ответил Мэтт.

Когда официант ушел, Мэтт обернулся к Кэрри.

— За вами поухаживать? Дама желает имбирное печенье?

— Пожарный Гэв был прав. Ты, в самом деле, надутый индюк, — засмеялась она.

Мэтт пролил кофе на стол.

— На первый раз прощаю, — снисходительно бросил он. — Сливки?

— Да, и побольше, пожалуйста. Мне надо подкрепить силы.

Она смотрела, как он помешивает в ее чашке густые сливки.

— Знаешь, я ведь могу к этому привыкнуть, — произнесла Кэрри.

В этот момент Мэтт ставил эксперимент — пробовал запихнуть в рот имбирное печенье целиком, — поэтому ответил не сразу:

— Да, это вызывает зависимость.

— Потому что мы знаем, что это скоро кончится, — сказала Кэрри и посмотрела вдаль.

Рано или поздно им обоим придется вернуться к реальной жизни. Она останется в Пакли, а Мэтт уедет работать на другой конец света. Но в данный момент размышлять о будущем — все равно, что пытаться заглянуть за горизонт: она знала, что там, но не могла этого увидеть.

Мэтт сморщил нос, разглядывая оставшееся печенье, и выбрал слоеное кольцо в ярко-розовой глазури.

— Черт возьми, я уже много лет не ел такого печенья! Мы с Робом любили его в детстве, но мама не покупала. Она говорила, что в нем полно вредных красителей, а мне кажется, дело в другом: оно продавалось только в «Теско», а в «Уэйтроуз» его не было. Мальчишкой Роб клялся, что, когда он уйдет из родительского дома, он будет питаться только этим печеньем.

— И что, он сдержал свою клятву?

— Конечно, нет. Он питается пивом, люля-кебабами и тем, что соизволит приготовить его очередная девушка. Может, мой брат и блестящий хирург, но кухонным ножом он пользоваться не умеет.

— Ты думаешь, у него проблемы с алкоголем? — спросила Кэрри, побуждая Мэтта к разговору о Робе.

— Я не думаю, я знаю. Да, у него проблемы с алкоголем.

— А ты не пытался ему помочь?

— Нет, это бесполезно. Ему нравится пить. Он и меня все время пытается в это втянуть, так что, если я предложу ему помощь, он назовет меня лицемером.

— Может быть, он просто переживает за тебя, — с запинкой проговорила Кэрри.

«А ты очень переживаешь за него», — хотела добавить она, но решила не озвучивать свое мнение.

— Роберт возьмется за ум, когда сам этого захочет. В один прекрасный день он решит бросить пить и тогда обратится за помощью. Знаешь, я уже даже не пытаюсь его понять. Мы с ним совершенно разные люди. Иногда мне кажется, что наша мама согрешила с молочником. Не может быть, что мы с Робом рождены от одного отца.

Кэрри подумала, что на самом деле они больше напоминают две половинки одного человека, но промолчала. Голос Мэтта ворвался в ее мысли:

— Ты еще хочешь есть?

— Нет, — ответила она, поспешно заглатывая остатки заварного крема.

— Тогда давай вернемся в постель и получим максимум удовольствия за те деньги, которые мы заплатили за номер для новобрачных.

Они пробыли в номере до тех пор, пока не настало время «коктейлей на террасе», заявленных в гостиничном справочнике. После секса Кэрри вышла из ванной — второй раз за день. За ней тянулось облако ароматного пара: она воспользовалась всеми бесплатными туалетными принадлежностями фирмы «Молтон Браун», выставленными на полочках. Позже, после очень вкусного обеда в ресторане с видом на море, она лежала с закрытыми глазами и слушала шум прибоя. За окнами постепенно темнело.

Мэтт настоял на том, чтобы они оставили шторы не задернутыми и занялись любовью при лунном свете. Она в шутку назвала его эксгибиционистом, но, по правде говоря, ей нравилось оставаться нагой при открытых окнах и втайне представлять, что кто-нибудь пройдет мимо (например, лунатик или браконьер) и увидит, как они трахаются. Она лежала на Мэтте, прижавшись грудью к его спине.

— Мне нравится твоя попка, — прошептала она, оседлав его и поцеловав в поясницу.

Его голос был приглушен подушкой.

— Твоя тоже ничего.

— Ничего? И только? — Кэрри игриво, но довольно энергично шлепнула его по заду.

— У тебя очень симпатичная попка, — громко сказал Мэтт.

— Этого мало! — засмеялась она и отвесила новый шлепок.

— Ну, хорошо. У тебя самая лучшая попка в мире. Я должен посвятить ей поэму. Ой! Сдаюсь!

— Так-то лучше!

Нагнув голову, она прошлась поцелуями по его позвоночнику, затем двинулась вверх, рисуя языком узоры и оставляя на спине Мэтта влажные блестящие следы.

Проснувшись, Мэтт посмотрел на Кэрри. Судя по ее ритмичному дыханию и легкому трепетанию ресниц, она крепко спала. Ее спутанные волосы разметались по подушке, а нежная щечка манила его пальцы прикоснуться к этой восхитительно мягкой и теплой коже. Потом Кэрри, сладко застонав, повернулась на другой бок и поджала колени. Его взгляду открылись плавные изгибы ее спины. Мэтт встал с кровати и босиком прошлепал к окну, чтобы полюбоваться на море, синеющее за садами. Только на этот раз он сначала обмотал бедра полотенцем: при свете дня он был уже не таким смелым, как ночью.

Он вернулся к кровати и опять скользнул под простыню, понимая, что должен именно сейчас сказать Кэрри о своих чувствах — другого шанса не будет.

— Я хочу, чтобы ты знала: я люблю тебя.

Мэтт произнес это тихо, как будто стесняясь самого себя.

Кэрри даже не пошевелилась, но на какое-то мгновение он перестал ощущать ее теплое дыхание на своей груди. Она ничего не отвечала, но он уже горько жалел о своих словах. Может, засмеяться и сказать что-то вроде: «Дорогая, я тебя обожаю!» — с томным придыханием, как актеры в тех черно-белых фильмах, которые так любит смотреть его мама? Или спросить: «Ты счастлива, Кэролайн?» — и притвориться, что это всего лишь игра, что он вживается в старомодную романтическую обстановку отеля и этого пошлого ситцевого номера для новобрачных.

Но Мэтт не мог этого сделать, потому что знал, что Кэрри его сразу раскусит. Актер из него никудышный, она сама ему об этом говорила.

— Мэтт… — прошептала Кэрри.

Его поразило, как сильно она изменилась с момента их встречи на свадьбе у Хью. Тогда он увидел женщину, которая страдает от обиды и отчаянно пытается справиться со своей болью. Теперь же Кэрри была совершенно спокойна и уверена в себе.

— Ты помнишь дискотеку для первокурсников? — спросил он.

— Да, помню. Вы с Хью смотрели, как мы с Ровеной танцуем. Знаешь, что студенческий женский союз предупреждал нас о мужчинах-хищниках?

— И это правильно, потому что мы с Хью как раз вышли на охоту в поисках новой жертвы и тут увидели вас.

— Но мы тоже вас заприметили.

— И ты выбрала Хью?

Мэтт знал, что она ничего не ответит, но он уже начал этот разговор и решил довести его до конца.

— Мне стыдно говорить об этом, — произнес Мэтт, поглаживая ее волосы, — но ты понравилась нам обоим.

— А как же Ровена?

— Ровена была… хорошенькой, но тогда, на дискотеке, мы оба запали на тебя. Хью решил, что я соперничаю с ним из чистого упрямства. Он уверял меня, что на самом деле я к тебе равнодушен и просто хочу отбить тебя у него. Мы поспорили, никто из нас не собирался уступать, и тогда…

Кэрри приподнялась на локте.

— Что же было дальше? — спросила она. Мэтт печально вздохнул и нехотя продолжил:

— Мы пошли в туалет и бросили монетку, чтобы узнать, кому из нас достанется право за тобой приударить.

— Какие нахалы! — Она села и сердито посмотрела на него.

Но Мэтт знал, что она не держит на него зла и готова проявить снисхождение.

— Ты, наверное, уже догадалась, что Хью победил. Конечно, это было несправедливо. Если бы удача тогда улыбнулась мне…

— Все было бы по-другому? — мягко подсказала Кэрри.

— Нет, я так не думаю. Мне кажется, все было бы точно так же. Ты бы ответила мне отказом и все равно сошлась бы с Хью. Вы бы стали жить вместе, а потом расстались бы. Я привык трезво смотреть на вещи, Кэрри. — Он протянул руку и коснулся пальцами ее щеки. — И я понимаю, что даже сейчас, после того, что между нами было, после нашего чудесного секса, ты не изменила свое мнение обо мне.

Кэрри молчала. Ее тело слегка напряглось, и Мэтт понял, что в этот момент она лихорадочно подбирает слова для ответа.

— Не надо ничего говорить, — попросил он. — Я не жду от тебя никаких объяснений. И не вздумай просить прощения за то, что ты не испытываешь ко мне ответных чувств. Но послушай, Кэрри, я скоро уеду, и, возможно, мне больше никогда не представится случай с тобой объясниться. Наверное, я поступаю эгоистично, ведь ты, скорее всего, до сих пор любишь Хью, но я ничего не могу с собой поделать.

Кэрри лежала, положив голову на грудь Мэтта, и сердце ее бешено колотилось. Она не знала, что сказать. Последние несколько месяцев были самым страшным периодом ее жизни, но она выстояла. Однако этот новый поворот оказался ей не под силу. Она любила Хью целых десять лет, и чем это кончилось? А теперь вдруг появился Мэтт с его чувствами, такими внезапными и такими сильными… Она хотела заниматься с ним любовью, хотела поближе узнать его, понять характер, но его признание в любви превзошло все ее ожидания. В душе Кэрри царила полная неразбериха.

— Это не эгоизм, — наконец, прошептала Кэрри. — Я бы на твоем месте сделала то же самое. К тому же ты ошибаешься. Я уже не люблю Хью и по-другому отношусь к тебе — не так, как в студенческие времена, и не так, как в начале нашей поездки.

Она приподнялась, чтобы увидеть лицо Мэтта, но тут же пожалела об этом. Он был потрясающе красив, а его глаза излучали нежность.

— Знаешь, Мэтт, в настоящий момент меня до смерти пугает мысль о том, чтобы опять вступить с кем-то в серьезные отношения — тем более с человеком, который собирается жить на другом конце света. Это просто невозможно. Ты и сам все прекрасно понимаешь.

Он помолчал, потом запрокинул голову и расхохотался.

— Почему ты смеешься?

— Мне показалось смешной сама ситуация. Ты, вся такая разумная и сдержанная, вежливо просишь меня не быть идиотом. Кто мог представить себе такое, когда я чуть ли не силком вытаскивал тебя из церкви?

Они вновь занялись любовью, а потом Кэрри попыталась вспомнить, когда именно он ее покорил. Совсем как Элизабет Беннет и мистер Дарси, Кэрри не могла назвать точный день и час. Ее чувства развивались постепенно. Может, это началось, когда Мэтт поцеловал ее в проулке за ночным клубом? Или когда отвлек ее от Спайка и повел в театр? А может, раньше, когда отругал ее на автостраде? Кэрри улыбнулась. Как знать? Вдруг все закрутилось еще раньше — в тот момент, когда они столкнулись в церкви и Мэтт не дал ей испортить букет?

— Он сделал это, потому что я ему понравилась, — прошептала Кэрри и, спохватившись, затаила дыхание.

— Что? — пробормотал Мэтт, еще не пришедший в себя после оргазма.

— Нет, ничего.

Надо молчать. Мэтт уезжает в другую страну, но это неважно, куда — хоть на луну. Кэрри собирается начать новую жизнь и не готова ради мужчины отказаться от только что обретенной свободы. Мэтт же ради нее никогда не бросит работу врача. Кэрри так сильно его любит, что испытывает физическую боль. Когда он лежит рядом — небритый, сонный и нагой, — у нее ноет все тело, до самой последней косточки. Но Кэрри никогда не скажет ему об этом — так будет легче им обоим. Они должны расстаться.

 

Глава 40

Кэрри сделала глубокий вздох и набрала номер Ровены. Кэрри сидела на скамейке в гостиничном парке, а Мэтт грузил их вещи в фургон. Сегодня утром Харви пригнал Долли, снова красивую и безупречную.

— Алло. Ровена Кинкейд слушает.

— Это я.

— Привет, милая. Что случилось?

— Я просто хочу сказать, что сегодня вечером приеду домой. Погода испортилась, а мне надо готовиться к учебе, да и у Мэтта есть кое-какие дела, и потом, у меня закончились чистые трусики…

— Что случилось? — подозрительно переспросила Ровена.

— Ничего, говорю же тебе. Просто мне уже надоело отдыхать.

— А как Мэтт?

— Нормально. Он хочет провести несколько дней со своими коллегами в Лондоне, а потом у него будет какое-то совещание.

Ровена молчала, и Кэрри поспешила заполнить паузу, не дожидаясь дальнейших вопросов:

— А у тебя как дела? Наслаждаешься гламурной жизнью звезды «мыльной оперы»?

— Куда там! Чертовски тяжелая работа. Провожу на съемках по четырнадцать часов в сутки. Большую часть времени приходится сидеть сиднем, потом учу текст. Все лицо покрылось прыщами из-за дурацкого грима, а еще я жутко боюсь набрать лишний вес. Стервозная администраторша больницы вчера заявила, что я толстая. Прикинь, вот уродина! А ведь мы еще не на экране. Один Бог знает, что будет, когда сериал запустят на телевидении. Нервный срыв мне гарантирован.

— Может, тебе лучше отказаться от съемок? — ехидно предложила Кэрри.

— Отказаться? Ты с ума сошла? Мне нравится эта работа!

Внезапно в телефоне послышался стук, потом чьи-то громкие охи.

— Ровена?

— О Боже!

— Что происходит?

— Я умерла и попала в рай! Нет, ты не поверишь! Это просто фантастика! Это…

— Говори же!

— Только что на съемочной площадке появилось само божество — Дэвид Тениант. Он приехал на операторской тележке! Дорогая, мне пора. Возможно, меня попросят раздеть его или искупать в ванне. Позвони мне позже, когда приедешь домой.

Кэрри отключила телефон и положила его на каменную скамью. Нет, Ровена никогда не поймет, почему Кэрри отказывается от любви Мэтта. Подруга не привыкла усложнять себе жизнь. Она точно знает, чего хочет, и решительно идет к своей цели.

Кэрри и Мэтт без приключений вернулись в Оксфордшир. Кэрри всю дорогу притворялась спящей, а Мэтт внимательно слушал радиотрансляцию футбольного матча. Им предстояло нелегкое объяснение с Нелсоном по поводу аварии, но Кэрри гораздо сильнее переживала близкую разлуку с Мэттом. Беззаботный отдых закончился.

— Как ты думаешь, он заметит? — спросила она, когда Долли, облегченно вздохнув, остановилась перед запертым гаражом Нелсона.

Мэтт выключил двигатель и посмотрел в лобовое стекло.

— Ничего ему не рассказывай. Я возьму вину на себя.

Кэрри покачала головой:

— Не надо. Я сама с ним поговорю.

Мэтт протянул Кэрри руку, и она чуть не умерла от желания — ей захотелось его прямо здесь и сейчас.

— Поговорим вместе, — сказал Мэтт.

 

Глава 41

Через неделю после того, как Мэтт улетел в Таман, Кэрри постучала в дверь фермерского дома в Пакли. Был октябрь, и Кэрри уже начала учиться в местном колледже. Несколько недель назад, только приступая к учебе, Кэрри пережила давно забытые страх и волнение — то же самое она испытывала, уезжая из дома в университет.

Еще она решила, наконец-то, разобраться с Хью в финансовых делах.

Кэрри упорно старалась не обращать внимания на кадку с увядающей геранью, которая стояла у двери. Похоже, эти цветы не поливали целый месяц. Кэрри знала, что дверь не заперта, но уже не имела права входить без стука. Этот дом стал для нее чужим.

Дверь открыла Фенелла — даже не открыла, а рванула так, что чуть не сорвала ее с петель. Не поднимая глаз, Фенелла пыталась вывезти за порог сумку-тележку. Колесико застряло между старым сапогом и метлой.

— Твою мать! — выругалась Фенелла. — Это не дом, а сарай с рухлядью! Вот, держите, а я пойду за второй сумкой. Проклятие, ремень порвался! О Боже, через полчаса отходит мой поезд на Хитроу! Господи, это ты?

— Да, я.

Фенелла вытаращилась на Кэрри, как будто она была инопланетянкой с фиолетовыми щупальцами. Кэрри смотрела на Фенеллу как на скорпиона, неожиданно заползшего ей в сапог. Вообще-то Хью обещал, что когда Кэрри придет, этой гадины дома не будет.

— Я думала, это таксист, — пробормотала Фенелла. Кэрри решила обуздать свой гнев и показать Фенелле, что у нее тоже есть чувство собственного достоинства.

— Ты ошиблась. Но какое-то такси только что свернуло на подъездную дорожку.

— Слава Богу! Надеюсь, он довезет меня до вокзала вовремя. Если нет, я не стану ему платить. А ты, наверное, пришла к Хью по поводу денег?

— Тебе помочь? — холодно спросила Кэрри. Когда-то она и помыслить не могла о том, чтобы предложить помощь разлучнице, которая увела у нее Хью, но сейчас это воспринималось ею как обычная вежливость. К тому же Фенелла собиралась покинуть ферму.

— Нет, спасибо. Хью должен был меня проводить, но он опять торчит в своем дурацком коровнике. Одна из его драгоценных коров заболела или сошла с ума — точно не знаю. Так что тебе придется поискать его. — Фенелла тряхнула головой, и ее блестящий черный хвостик мелко задрожал. — Слушай, сделай одолжение, передай ему, что я вернусь через три недели, и пусть он к этому времени наймет в деревне уборщицу, иначе ему очень не поздоровится.

Кэрри не имела желания выполнять грязную работу Фенеллы. Впрочем, ответа не требовалось: Фенелла уже торопливо шла через двор, волоча за собой сумку-тележку и с руганью обходя многочисленные навозные кучки. Один ее каблук все-таки испачкался в коричневой жиже, к другому прилипла солома, на чулке виднелась спущенная петля, а сзади висел отпоротый подол юбки. Фенелла была худой как щепка и совсем не выглядела беременной.

Подъехало такси, волитель открыл дверцу.

— Сколько можно вас ждать, черт возьми?! — заорала Фенелла, но таксист, явно привычный к подобным сценам, только равнодушно пожал плечами, потом не спеша выбрался из машины и подошел к Фенелле, чтобы взять сумку-тележку и ноутбук.

Когда шофер загрузил вещи в машину, Фенелла вдруг обернулась и неожиданно сказала:

— Знаешь, мы не хотели. Все получилось само собой.

Кэрри сдержала бранное слово, понимая, что любая бурная реакция с ее стороны доставит Фенелле незаслуженное удовольствие.

— Я тоже не хотела, — безразлично проговорила Кэрри, — но это случилось, и ничего здесь не поделаешь.

Фенелла пожала плечами и села в такси, но как только заработал двигатель, окно плавно опустилось вниз, и она крикнула:

— Ты, наверное, меня смертельно ненавидишь.

— Было бы что ненавидеть, — бросила Кэрри, когда такси отъехало.

Фенелла ее уже не слышала, но это и не имело значения. Кэрри пересекла двор, прекрасно зная, где искать Хью. Как она и думала, он был в коровнике с фермером Сэмом и девушкой-ветеринаром Триш Харрингтон. Кэрри даже узнала корову, которая стояла опустив голову и жалобно мычала.

— Блюбелл?

Хью удивленно поднял глаза.

— Молочная лихорадка? — спросила Кэрри, похлопав Блюбелл по крестцу.

— Да. Бедная девочка! Но ничего, она скоро поправится. Триш дала ей кальций.

— Ну, я пошла, — сказала ветеринар, подхватив свою сумку.

— Спасибо, Триш, — поблагодарил ее Хью.

— Не за что. Если не будет улучшений, звони. — Она одарила Кэрри приветливой улыбкой и взглядом, в котором читалось сразу многое: сочувствие, злость на то, что произошло, и удовольствие от встречи. — Привет, Кэрри. Рада тебя видеть.

— Привет, Триш. Как твои успехи?

— Хорошо. На ферме Пакли всегда порядок.

Сэм пробурчал «привет», но потом, к удивлению Кэрри, весело подмигнул. У нее перехватило дыхание. Она вдруг поняла, что скучала по ферме, по людям и даже по коровам почти так же сильно, как по Хью. Конец их отношений перевернул всю ее жизнь, затронув не только их двоих. Кэрри еще долго придется восстанавливать утраченное. Мэтт, конечно, здорово помог ей в этом, однако она больше никогда не сможет доверить все, что имеет, одному человеку.

— Я присмотрю за Блюбелл, босс, — пообещал Сэм. Хью вытер лоб рукой, испачканной в навозе.

— Спасибо. Потом можешь идти домой. На сегодня хватит.

Триш погрузила свой чемоданчик в «вольво» и уехала, а Кэрри вышла следом за Хью из коровника и вернулась во двор. Поля сверкали под лучами предвечернего солнца: свет отражался от мокрой травы и луж.

— Может, немного поговорим здесь? — предложила Кэрри. — Мне хочется опять увидеть девочек.

В глазах Хью мелькнула радость. Он выглядел усталым и измученным. Впрочем, он часто бывал таким. Ферма налагала большую ответственность и отнимала много сил. Кэрри не хотела думать, что его заездила Фенелла — это было бы слишком прямолинейно, и потом, их отношения ее уже мало волновали. Они остановились у калитки, ведущей в поле, и Кэрри вспомнила просьбу Фенеллы.

— Я застала Фенеллу, когда она выходила из дома…

— Черт!

— Все в порядке, Хью, обошлось без драки. Мы не катались по двору, вцепившись друг другу в волосы.

— Она должна была уехать полчаса назад. Теперь ей придется поторопиться. Кэрри, мне очень жаль, что все так произошло.

— Ты уже просил прощения, только напрасно. Меня это больше не волнует. Я пришла сюда, чтобы поговорить о будущем. Давай на этом и сосредоточимся.

Увидев знакомые лица, коровы начали подтягиваться к калитке.

— Они, как всегда, любопытны, — заметила Кэрри.

— Это потому, что они тебя узнали.

— Возможно.

Они оперлись о калитку и некоторое время молча наблюдали за стадом. Потом Хью сказал:

— Фенелла на пару недель уехала в Нью-Йорк.

— Она сказала мне, что на три недели.

Он нахмурился.

— Ах да, на три. Там ей предстоит несколько важных встреч. Ее бизнес процветает.

Протянув руку, Кэрри погладила грубую морду Миллисент. В ответ корова лизнула ей пальцы мокрым языком.

— Большое спасибо, Милли, — засмеялась Кэрри.

— Пойдем в дом, тебе надо вымыть руки, — предложил Хью. — Фен на твоем месте уже вопила бы во все горло, требуя дезинфицирующие средства. Не подумай, что она не любит коров, просто она выросла в другой среде.

— Не стоит ее винить, Хью. Фермерская жизнь подходит не каждому.

Кэрри удивлялась самой себе: подумать только, она защищает Фенеллу! Просто не хотелось, чтобы Хью подумал, будто Кэрри не одобряет его выбор. Конечно, она его не одобряла, но…

— Да, Фен не создана для такой жизни, но у нее есть свои планы. Думаю, в ближайший год мы с ней будем редко видеться: она такая занятая!

Кэрри так и подмывало спросить, не беременна ли Фенелла, но она решила, что уже знает ответ. Жена Хью выглядела утомленной, но по ней не было заметно, что она страдает от утренней тошноты.

— Пойдем в дом, — повторил Хью. — Мне нужно выпить.

Он повел Кэрри на кухню. Несмотря на холодный октябрьский вечер, камин был пуст. На обеденном столе громоздились горы кастрюль, газет, писем и банок с кошачьим кормом. Посреди всего этого безобразия восседал Макавити, с интересом взирая на Кэрри.

— Мак потолстел, — заметила она.

— Он бездельник. В сараях полным-полно мышей, а Фен пичкает его готовыми кормами. Может, именно поэтому он ее обожает.

«Предатель!» — мысленно сказала Кэрри коту.

— Может, начнем разбираться в делах?

— Конечно. Не возражаешь, если я выпью пива?

Хью полез в холодильник, достал оттуда банку «Гиннесса» и банку «севен-ап».

Кэрри улыбнулась, когда Хью протянул ей напиток, но он вдруг смутился.

— Прости, мне надо было спросить, что ты хочешь. У нас есть еще кока-кола и травяной чай.

— Я по-прежнему люблю «севен-ап». Не думай, что я стала совершенно другим человеком. Я такая же, как прежде.

— По-моему, не совсем такая, — мягко возразил Хью.

— Ну, будем здоровы! — Кэрри подняла банку и бодро улыбнулась, хоть и не совсем искренне.

В течение следующего часа они обсуждали деловые вопросы. Ситуация осложнялась тем, что на бумагах, имеющих отношение к ферме и дому, не значилось имя Кэрри. Раньше они не придавали этому значения, так как не допускали и мысли о том, что их отношения когда-нибудь закончатся. Хью разговаривал с семейным адвокатом, и они сошлись на том, что Кэрри получит право на дом, а Хью его выкупит. Ферма Пакли оценивалась в значительную сумму, и доли Кэрри, пусть и небольшой, хватит на то, чтобы внести приличный взнос за квартиру или выкупить часть коттеджа Ровены, которая теперь почти все время жила в Лондоне.

— А Фенелла не будет возражать? — спросила Кэрри, скорее просто из любопытства.

— Не будет, — мрачно отрезал Хью. — На следующей неделе мы встретимся с адвокатом и все окончательно уладим. Ну что, выпьем за успешное решение наших дел?

Он принес бутылку солодового пива, налил немного Кэрри, себе плеснул побольше, и чокнулся с ее стаканом.

— За будущее!

— Да, за будущее, — отозвалась Кэрри.

Ей вдруг показалось, что Хью слегка покраснел. Или это эффект вечернего освещения?

— Кэрри, это не мое дело, и, если хочешь, можешь меня послать куда подальше, но я слышал, что вы с Мэттом Ландором ездили отдыхать в одном трейлере.

Она улыбнулась.

— Не в трейлере, а в фургоне марки «Фольксваген». Если еще точней, это был «сплитти» 1967 года выпуска с кентерберийской конверсией.

Во взгляде Хью отразилась полнейшая растерянность.

— Не вижу отличия от трейлера. Как бы то ни было, вы с Мэттом провели вместе целый месяц…

— Больше месяца, — усмехнувшись, поправила Кэрри.

— Значит, у вас роман? — спросил Хью.

По его лицу было трудно что-либо понять. Интересно, он спрашивает из любопытства или из ревности?

— Мы просто друзья, — сказала Кэрри, и это было правдой. Они договорились писать друг другу по электронной почте, когда у Мэтта будет возможность. После того, что между ними было, это казалось такой малостью! Кэрри впилась ногтями в ладонь, заставив себя вернуться к прерванному разговору. — Хью, не сочти меня невежливой, но давай уже закругляться. Мне надо писать реферат на тему «Преподавание и оценки».

— Ах да, твоя учеба! Никогда не представлял тебя в роли учительницы. Но мне кажется, ты справишься. Уверен, из тебя выйдет отличная…

Кэрри наслаждалась его неловкостью.

— Спасибо.

Они направились к выходу, пробираясь сквозь залежи старых сапог и журналов по фермерскому делу. Когда Кэрри взялась за ручку двери, Хью неожиданно сомкнул пальцы на ее кисти. Его глаза подозрительно блестели, и Кэрри испугалась, что он вот-вот расплачется. К горлу подкатил комок. Но она подготовилась ко всему, особенно к тому, что Хью начнет сожалеть и ей придется проявить суровость. А когда-то Кэрри так этого хотела! Так мечтала, что он попросит ее вернуться! Однако сейчас, когда они стояли на пороге, она не испытывала ничего, кроме тупого оцепенения.

— Кэрри, если бы все было по-другому…

— Но все и так по-другому. Ты выбрал себе в спутницы другую женщину, а я выбрала другой образ жизни.

— Я до сих пор не пришел в себя после того, что случилось. Я не хотел причинить тебе боль, прости.

Она осторожно убрала руку и открыла дверь.

— Хью, не пойми меня превратно, но я ни о чем не жалею. Да, кстати, вспомнила: Фенелла просила передать, чтобы ты нашел в деревне уборщицу, иначе тебе очень не поздоровится.

 

Глава 42

Кэрри сделала глубокий вздох и вышла из дамской комнаты сельского клуба. Театральное общество Пакли ставило спектакль «Оливер», и на этот раз Кэрри исполняла обязанности режиссера. Прошло больше года с тех пор, как она распрощалась с Мэттом. За этот год ее жизнь изменилась до неузнаваемости, но, как сказала бы Ровена, шоу продолжается.

Маленький артист подергал ее за рукав:

— Мисс Браунхилл! Мисс Браунхилл!

— Успокойся, Дэниел. И потом, за пределами школы можешь звать меня просто Кэрри, как все остальные.

Дэниел учился в седьмом классе местной средней школы, где несколько недель назад начала преподавать Кэрри. Кроме того, он был талантливым актером, вот почему она дала ему роль Оливера. Дэниел крутил в руках кепку.

— Но, мисс Браунхилл, скажите, пожалуйста, когда я убегаю из работного дома, мне надо по-настоящему ударить мистера Бамбла или только сделать вид?

— Можешь слегка ударить, — разрешила Кэрри.

Она недолюбливала мистера Бамбла. К тому же Дэниел вряд ли нанесет ему серьезную травму. А Кэрри как-никак режиссер спектакля и может делать все, что ей хочется.

Довольный Дэниел убежал, на его месте возникла Хейли.

— Кэрри, у нас проблема с костюмами, — запричитала она. — Привезли платья служанок, но они слишком маленькие.

— Хозяйка, что будем делать с декорациями?

— Стойте, не все сразу! Я — режиссер, а не фокусник. Давайте немного передохнем, а потом можете спрашивать меня о чем угодно. Но только по одному! — крикнула Кэрри, пытаясь пресечь поток вопросов.

Позже, когда репетиция закончилась, Кэрри сидела на ступеньках заднего крыльца клуба и жадно дышала холодным осенним воздухом. Ей вспомнился тот февральский вечер, когда они с Ровеной стояли перед театром «Старлайт». Сейчас «Старлайт» арендован другой театральной студией, поэтому им пришлось довольствоваться сельским клубом, но это далеко не самое большое отличие прошлого от настоящего. Тогда Кэрри собиралась стать женой и деловой партнершей Хью, но жизнь распорядилась иначе: она работает учителем в школе. Получив свою долю фермерского бизнеса, Кэрри купила часть коттеджа и начала выплачивать ипотечный кредит. Ровена редко бывала дома, так что большую часть времени Кэрри чувствовала себя полновластной хозяйкой.

С того дня, когда она пыталась сорвать свадьбу Хью, утекло много воды. Но если Кэрри казалось, что, отпустив Мэтта, она сумеет разобраться в своих чувствах к нему, то это явно было ошибкой. Каждый раз, когда Кэрри открывала свою страничку на сайте «Фейсбук», сердце трепетало от предвкушения. Нередко Кэрри ловила себя на мыслях о Мэтте, даже во время уроков.

По электронным письмам и фотографиям она составила картину его жизни в Тамане. Она знала имена некоторых его пациентов и коллег, видела снимки деревенских жителей, которые сидели в каноэ и стояли перед своими хижинами. Сегодня вечером, до репетиции, Кэрри получила очередное сообщение от Мэтта, которое сильно ее взволновало. Она достала распечатку из кармана джинсов и перечитала текст в свете окон, не в силах поверить.

«Привет, Кэрри!

Прости, что не писал тебе несколько недель. Я подцепил одну неопасную (но не слишком приятную) инфекцию, к тому же здесь большие сложности с выходом в Интернет.

Как у тебя дела? Ты, наверное, уже начала преподавать в школе. Что ж, желаю тебе удачи. Или удачи надо пожелать детям? Бедные маленькие шалопаи — им придется учиться у мисс Браунхилл! Шучу. Я знаю, что из тебя получится отличная учительница, и даже жалею, что никогда не попаду в твой класс. Мне бы хотелось, чтобы ты отчитывала меня и хмурилась, при этом желательно, чтобы на тебе были обтягивающая кофточка и очень короткая юбка. Упс! Не знаю, что на меня нашло. Это, наверное, из-за жары.

Какое-то время я буду вне досягаемости: мы (я и еще несколько моих коллег) поедем в одну из дальних деревень открывать там социальную клинику. Это довольно далеко, придется лететь самолетом: туда можно добраться только на «сессне», но игра стоит свеч. В последний раз, когда мы туда прилетели, нас приветствовали толпы деревенских жителей, мне пришлось каждому пожать руку. Одна семья предложила мне остановиться в их деревянном доме. Они были очень гостеприимны, даже застрелили в мою честь дикого кабана. Ты никогда не делала такого ради меня.

Прости, мне пора. Говорят, может опять сломаться генератор, а нам надо до захода солнца сделать еще несколько операций.

Кстати, мне дали отпуск, так что в конце этого месяца я, возможно, на недельку-другую прилечу домой.

Целую.

Мэтт».

Она осторожно сложила листок с распечаткой электронного письма и опять убрала его в карман джинсов. Мэтт прилетает домой! Всего на неделю, и все же… Неужели они скоро увидятся? Она вспомнила фотографию, которую Мэтт прикрепил к письму: камера запечатлела его в хирургической робе со стетоскопом на шее. По его словам, он просто хотел доказать, что на самом деле работает врачом. Кэрри призадумалась. Когда Мэтт вернется домой, она все ему скажет, и будь что будет! Прошел уже год с тех пор, как они расстались, а она его любила все также сильно, и никак не могла избавиться от этого чувства.

Несколько дней спустя Кэрри вбежала в сельский клуб. Ее распирало от радости. Сегодня — генеральная репетиция «Оливера»! Вся актерская труппа стояла на ушах, но Кэрри ликовала.

— Всем добрый вечер! — крикнула она.

— У тебя счастливый вид, — заметила Хейли. Кэрри картинным жестом размотала шарф.

— Потому что этот спектакль будет иметь огромный успех.

— Ты, в самом деле, так думаешь? У мистера Бамбла синяк на ноге, он отказывается работать с Дэниелом. Костюмы все еще плохо подогнаны, а мужчина, который живет в соседнем доме, говорит, что если мы не перестанем шуметь, он пожалуется в городской совет, — выпалила Хейли.

— Я поговорю с мистером Бамблом, с костюмами тоже решим, а соседу скажите, чтобы обращался со всеми претензиями лично ко мне.

— Bay! — округлила глаза Хейли. — Что это с тобой сегодня?

Сегодня все мысли Кэрри были заняты высоким темноволосым красавцем доктором, но она не могла сказать об этом Хейли.

— Ничего. Просто я подхожу к делу позитивно, — ответила Кэрри и громко хлопнула в ладоши. — Ладно, ребята, давайте начнем. Покажите мне все, на что вы способны. «Оливер» должен стать нашим лучшим спектаклем!

Кэрри изо всех сил старалась не слишком радоваться из-за электронного письма Мэтта, но у нее ничего не получалось. Спектакль добавил ей в кровь адреналина, и она бурлила, как бутылка лимонада, которую хорошенько встряхнули. Остальная труппа заразилась ее энтузиазмом, и впервые репетиция шла как по маслу. В антракте, когда Кэрри беседовала со звукорежиссером, подбежала запыхавшаяся Хейли в костюме служанки. Ее грудь чуть не вываливалась из лифа. «Надо будет попросить костюмерный цех переделать платье, — мысленно взяла на заметку Кэрри. — Иначе у зрителей глаза вылезут из орбит».

— Там, в кухне, тебя ждет какой-то парень. Кажется, его зовут доктор Лансер, — возбужденно хихикая, сообщила Хейли.

— Что?

Сейчас только конец октября. Не может быть, чтобы Мэтт вернулся так рано! Мысли в голове у Кэрри закружились волчком.

— Как он выглядит? — пролепетала она. Хейли пожала плечами.

— Высокий, темноволосый, красивый и немного пугающий, как Билл Сайке, если ты понимаешь, что я имею в виду. Я чуть не спросила его, не хочет ли он поучаствовать в нашем конкурсе моделей. Мы ищем парней для календаря «Милые пустяки», хотя, если честно, его лицо нам не совсем подходит. Кэрри?

Кэрри влетела в кухню и увидела Роба Ландора, стоявшего возле титана с кипяченой водой. Строгий костюм Роба выглядел неуместно в окружении шляп-цилиндров, кринолинов и лохмотьев беспризорников. Кэрри попыталась скрыть свое разочарование. В конце концов, Роб не виноват в том, что он не Мэтт.

— Привет, зачем пожаловал? Желаешь заранее приобрести билет? — весело спросила она, когда он поцеловал ее в щечку.

— Подойди сюда, сядь, — сказал Роб, беря ее за руку. Как только он до нее дотронулся, Кэрри ощутила озноб, как будто в клубе открыли все двери, впустив в помещение ночной холод.

— Что-то случилось с Мэттом?

Роб кивнул:

— К сожалению, да. Он пропал.

 

Глава 43

У Кэрри скрутило живот, во рту появился металлический привкус, а ноги ослабели.

— Давно? — спросила она.

— Больше сорока восьми часов назад. Мне позвонили вчера вечером, но я ждал последних новостей из медицинской благотворительной организации, прежде чем сообщить тебе. Как я понял, он полетел на легком самолете в какой-то дальний поселок.

— На «сессне». Он написал мне о своих планах в последнем электронном письме.

— Самолет не долетел до места назначения, связаться по радио не удалось, поэтому была объявлена тревога.

Военные направили из столицы поисково-спасательный самолет, но пока ничего не обнаружили.

— Но их по-прежнему ищут?

— Да, конечно.

Роб рассказал все, что знал. К сожалению, информации было ничтожно мало: Мэтт и пилот сели в самолет, на полпути сообщили о своем местонахождении, а потом пропали.

— Спасательная бригада будет вести поиски до тех пор, пока есть шанс их найти.

Кэрри заметила, как подпрыгнуло его адамово яблоко, и поняла, что Роб лжет.

— Как ваша мама? — поинтересовалась она, представляя, как тяжело сейчас миссис Ландор: она наверняка страдает не меньше Кэрри.

— Мне кажется, она еще не верит в то, что случилось. Она приставала ко мне с вопросом: уверен ли персонал медицинской базы в том, что Мэтт сел в самолет. Мне пришлось показать ей фотографию, на которой запечатлен момент посадки, только после этого мама мне поверила.

— Но мы не должны терять надежду, — сказала Кэрри, с ужасом услышав в своем голосе отчаяние.

Роб тепло улыбнулся:

— Да, пожалуй.

Вокруг титана толпились и перешептывались актеры и другие члены труппы, но Кэрри едва замечала их присутствие.

— Налить тебе чаю? — предложил Роб.

Она покачала головой:

— Нет, спасибо. Мне надо продолжать репетицию. Меня ждут.

— Да, конечно. Может, тебе будет легче, если ты займешься делами.

«Ты врач, — подумала Кэрри. — И не знаешь, что мне посоветовать?» Но тут до нее дошло, что он действительно не знает.

— Наверное, об исчезновении передадут в новостях, — продолжил он. — Скоро СМИ подхватят эту историю, но я бы не стал уделять большое внимание их словам. Если мне что-нибудь сообщат из благотворительной организации или из консульства, я тебе позвоню.

— Обещаешь?

— Кэрри, я обязательно передам тебе все, что узнаю. Если понадобится, разбужу тебя среди ночи.

— Тебе не придется меня будить, — твердо сказала она.

— Но ты же не можешь бодрствовать сутками.

«Могу!» — мысленно возразила Кэрри.

— Спасибо, что пришел и все рассказал. Было бы хуже, если бы я услышала это по телевизору.

Они пошли к запасному выходу. Кэрри проводила Роба до машины, с трудом представляя, как она выдержит вторую часть спектакля, и предстоящую ночь, и последующие дни… Кэрри вообще с трудом понимала, как жить дальше. Машина Роба свернула на улицу, рев мощного двигателя нарушил деревенскую тишину. Глядя вслед уезжавшему автомобилю, Кэрри передернулась от холода и страха. На тротуаре искрился иней, небо было усыпано звездами, и она чувствовала себя бесконечно одинокой. Горло сдавило от рвущихся наружу рыданий. Но Кэрри не могла плакать: десятки людей ждали, когда она вернется и скажет им, что делать, где стоять и как двигаться.

В клубе пара человек поинтересовались, как у нее дела, но она отказалась от сочувствия, объяснив лишь, что узнала плохие новости про старого друга и что с ней все в порядке. Однако Хейли крутилась вокруг с таким встревоженным видом, что Кэрри решила не скрывать от подруги правду и рассказала об исчезновении Мэтта.

— Поезжай домой, ты ужасно выглядишь. Я сама проведу репетицию. Конечно, у меня не получится так, как у тебя, но твое геройство совершенно ни к чему. Никто не ждет, что ты останешься с нами после того, что ты сейчас услышала, — заявила Хейли, выказав на удивление трезвый подход к делу.

— Я остаюсь не ради кого-то, а ради себя, — откликнулась Кэрри, тронутая ее заботой.

— Хочешь, я позвоню Ровене?

Кэрри вскинула подбородок.

— Роб уже позвонил, спасибо. А теперь пойдем, приступим к репетиции второй части. Я всерьез подумываю о том, чтобы дать роль бульдогу Билла Сайка.

Кэрри приехала домой далеко за полночь и увидела возле коттеджа Ровену, которая выходила из такси.

— Есть какие-нибудь новости? — спросила Ровена, крепко обняв подругу.

— Нет. Только то, что ты уже знаешь, — ответила Кэрри, старательно сдерживая слезы — еще не хватало испачкать новый пиджак Ровены!

Ровена достала из своей сумки бутылку бренди.

— Я купила это в медицинских целях — в магазине напротив вокзала, — гордо объявила она.

В три часа ночи они обе еще не спали — щелкали кнопками на телевизионном пульте, переключая с одного новостного канала на другой.

— Ложись спать, Кэрри. Утром тебе в школу.

— Я не пойду в школу.

— Нет, пойдешь! — вскинулась подруга.

— Нет, не пойду. Завтра у нас курсы.

— Какие еще курсы?

— Курсы повышения квалификации для учителей. Мы сами будем целый день на занятиях и в школу к детям не пойдем.

— Неплохо вы устроились, как я посмотрю! Только и делаете, что отлыниваете от работы! Одних каникул сколько… — попыталась пошутить Ровена.

Но Кэрри ее почти не слушала. Она дала волю воображению, которое рисовало самое худшее: Мэтт лежит посреди обломков самолета, весь израненный, без сознания или даже мертвый. Она вспомнила их первую ссору в фургоне. Потом этих ссор было много… Как бы Кэрри хотелось, чтобы Мэтт сейчас был рядом и чтобы они опять могли поскандалить! Она готова пройти по горячим углям, лишь бы еще раз увидеть его, пусть даже насмешливого и раздражающе высокомерного.

— Ровена… — прошептала Кэрри.

— Да?

— Я люблю Мэтта.

Ровена поставила свой бокал, подошла к креслу, в котором сидела Кэрри, и протянула к ней руки.

— Дорогая, мне кажется, на этот раз мой план сработал.

* * *

Уже почти рассвело, когда она проснулась, замерзшая и затекшая, на маленьком диванчике, накрытая пальто. Ровена сидела в кресле и смотрела телевизор с выключенным звуком, уплетая шоколадное печенье. Поморгав, Кэрри, наконец, поняла, где находится.

— Роб не звонил? Есть новости? Почему ты позволила мне заснуть? — набросилась она с вопросами на Ровену.

Подруга переключала каналы.

— Во-первых, я не позволяла тебе засыпать. Ты сильно устала и отключилась. Во-вторых, никто не звонил, иначе я бы тебя разбудила. На канале «Скай ньюс» сообщили, что пропали английский врач и французский пилот. Но имен не называли. Наверное, существует какой-то протокол, в котором оговариваются подобные вещи.

Кэрри откинулась на спинку дивана и вспомнила старую пословицу: «Отсутствие новостей — уже хорошая новость».

— Наверное, — согласилась Кэрри. — А тебе не надо ехать в студию, Ровена?

Ровена стряхнула с колен крошки.

— В двенадцать у меня грим, так что скоро я отправлюсь на вокзал, но сначала приготовлю тебе завтрак.

— Вряд ли я смогу есть.

— Успокойся, дорогая. Когда Мэтт вернется домой, твой изможденный вид не доставит ему удовольствия.

Ровена уехала, пообещав вернуться, как только удастся вырваться со студии. Фантазия Кэрри лихорадочно работала. Ей очень хотелось, чтобы зазвонил телефон, и в то же время она безумно боялась звонка. Единственным делом, которым она могла заниматься, как ни странно, была стирка. К середине утра переполненная корзина с грязным бельем опустела, а автоматическая сушилка едва не взорвалась от перегрузки. Монотонность процесса давала ощущение комфорта и успокаивала. В душе Кэрри появились даже проблески оптимизма. «Возможно, сейчас, — подумала она, — Мэтт сидит на какой-нибудь военной базе, раненый, но живой, и шутит, что израсходовал последнюю из своих девяти жизней…»

В этот момент раздался звонок в дверь. Кэрри чуть не выронила утюг и со всех ног бросилась в коридор. Сердце стучало, как отбойный молоток.

 

Глава 44

У крыльца возникла ссутулившаяся фигура. Кэрри узнала Наташу. Под глазами у нее были темные круги, нос распух и покраснел — наверное, от слез.

Ошеломленная, Кэрри помогла гостье подняться на порог.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила она.

— А что, по мне не видно, милочка? Я трезвонила в дверь минут десять, но никто не открывал.

— Прости, у меня работала стиральная машина.

— Какая ты хозяйственная, с ума сойти! Ну что, впустишь меня в дом? — Она сморщила носик. — Чем это пахнет? Что-то горит?

— Блин! — вскрикнула Кэрри. — Это, наверное, утюг!

Так и есть — на ее любимой футболке спереди появилось четкое прожженное пятно в форме утюга. Кэрри бросила испорченную вещь в корзину и вернулась в гостиную.

— Метод отвлечения? — спросила Наташа, оглядывая кипы аккуратно сложенного белья на диване и креслах.

— Что-то вроде того, — согласилась Кэрри.

— И как, помогает, милая?

— Не совсем.

Наташа со вздохом опустилась на диван.

— Я должна быть на работе, но сказалась больной. Фенелла наверняка подумает, что у меня похмелье, ну и плевать! Брайони меня прикроет.

— Хочешь кофе? — предложила Кэрри, не зная, что еще сказать.

Наташа скривилась:

— Черт возьми, нет! Я уже выпила несколько галлонов. Есть какие-то новости?

Кэрри покачала головой:

— Нет. Роб звонил мне вчера, и с тех пор ничего. А у тебя?

Наташа сбросила туфли, забралась с ногами на диван и обняла подушку. У Кэрри упало сердце. Она и так места себе не находила, а тут еще Наташа со своей тревогой. Нет, это выше ее сил! Кэрри хотела продолжить гладить, но обнаружила, что в корзине не осталось белья.

— Может, все-таки чего-нибудь поешь или выпьешь? — предприняла она новую попытку.

— Ничего не хочу. Ты не возражаешь, если я немного посижу здесь? Я чуть с ума не сошла у себя в квартире. Хотела пройтись по магазинам, но боялась оторваться от телевизора — а вдруг появятся новые сообщения? Милый Мэтт! Я постоянно о нем думаю.

Наташа шумно шмыгнула носом, и Кэрри протянула ей коробку с бумажными носовыми платками, на всякий случай вытащив один для себя.

— Я тоже, — призналась Кэрри. — Мне кажется, что он вот-вот войдет сюда и спросит, что мы здесь делаем.

— А мне кажется, что он лежит покалеченный в разбитом самолете в дебрях этих ужасных джунглей, — всхлипнула Наташа.

— Не говори так. Мы же не знаем, что с ним. Может, он цел и невредим, — сказала Кэрри, хотя в голове бродили точно такие же мысли, как у Наташи.

— Надо реально смотреть на вещи. Разумеется, он погиб. Авиакатастрофы в тех краях — обычное дело. Роб сказал, что за последние полтора года там было шесть крушений. Грунтовые взлетные полосы утопают в грязи, а эти легкие самолеты — форменные развалюхи.

— Наташа, пожалуйста, прекрати!

— Я просто готовлюсь к самому худшему. Я предупреждала тебя, чтобы ты не заводила роман с Мэттом. Я говорила, что тебе будет плохо, но ты