Апачи привели лошадей к стенам пуэбло. Томек уже взялся за поводья Ниль'хи, как вдруг из-за ближайшего поворота показалась группа всадников. Увидев апачей, они издали пронзительный клич и вихрем полетели на них.

Закипел ужасный бой. Это были вакеро из ранчо дона Педро и пришедшие им на помощь соседи. Освобожденные по настоянию Томека несколько дней тому назад метисы возглавили погоню. Ведь они прекрасно знали, что нужно было апачам, и легко догадались, где их искать. Они стремились отомстить за смерть мексиканца и разорение ранчо. Ошеломленные апачи и навахи в первый момент бросились врассыпную, но как только увидели, с кем имеют дело, не глядя на численный перевес врага, кинулись в самую схватку.

Черная Молния первый увидел своих недавних пленников. Его охватила неописуемая ярость. Он вскочил на своего мустанга, и с томагавком в руке устремился на метисов. Один из них сразу же упал на землю замертво. Черная Молния налетел на второго. Блестящий томагавк сверкнул в воздухе. Вдруг его мустанг споткнулся и вместе со всадником упал на землю. Апачи с яростным воем бросились на помощь вождю. Клубок из людей и мустангов прижался к стенам пуэбло.

Боцман отчаянно бился. Он уже понял, что дело принимает худой оборот, поэтому подбежал к Томеку, защищавшему Салли и крикнул:

- Бери девчонку, прыгай на Ниль'хи и скачи отсюда!

Томек понял, что другого выхода нет. Жители пуэбло могли ударить с другой стороны, и тогда пришлось бы совсем плохо. Кроме того, сторонники дона Педро имели численный перевес.

- Да скорее, черт возьми! Не видишь, что творится! - кричал боцман. - Скорее! Погубишь Салли!

Новая группа всадников мчалась прямо на них. Томек прикусил губу, вскочил на Ниль'хи, быстро наклонился, обхватил Салли, посадил перед собой и крикнул:

- Ниль'хи!

Лошадь рванулась с места. Несколько вакеро отделились от группы и погнались за ними. Томек выхватил револьвер. Повернулся и два раза нажал на курок. Один из вакеро схватился за плечо и сразу же придержал коня. Остальные продолжали гнаться за Томеком, но Ниль'хи набрала скорость. Преследователи стали отставать.

В первый момент Томек не задумывался, куда скакать. Только потом, когда шум битвы остался позади, внимательно огляделся и повернул Ниль'хи на север, к границе.

- Томми, я ужасно боюсь за дядю боцмана. Черную Молнию и всех апачей, - сказала Салли и заплакала.

- Я тоже боюсь.

- Почему же мы сами спасаемся, а их бросаем?

- Я бы никогда не оставил друзей, если бы не моя обязанность спасти тебя, - ответил Томек.

Неожиданно невдалеке показался конный отряд. Томек придержал Ниль'хи. Неужели мексиканцы? К счастью, заплаканная Салли, сидевшая лицом к нему, не могла видеть новую опасность.

- Это все из-за меня... - плакала она. - Столько храбрых людей жертвуют из-за меня жизнью, а я ничем... не могу... помочь.

- Теперь нам надо думать о другом. Если бы ты погибла, твоя мама умерла бы с горя, - утешал ее Томек, стараясь сквозь облако пыли рассмотреть всадников. Он уже готов был повернуть лошадь на восток, как вдруг порыв ветра отнес в сторону пыль. Томек ясно увидел широкополые серые шляпы, синие мундиры и сверкающее оружие. Солдаты. Они ехали по три в ряд. Всадник, ехавший посредине в первом ряду, держал в руках флаг.

- Звездное знамя! Американская кавалерия! - крикнул Томек.

Прежде, чем Салли сообразила, что присходит, всадники уже окружили их.

- Hallo, young man! - слышалось отовсюду.

- Томми, это что за юная леди? - воскликнул подъехавший капитан Мортон.

Совершая по приказанию губернатора Нью-Мексико разведывательную операцию, он неожиданно наткнулся на Томека и Салли, которую уже считал погибшей.

- Что за счастливый случай вас привел сюда? - поспешно воскликнул Томек. - Мы нашли Салли Аллан. Ее похитили индейцы зуни, которых подговорил дон Педро. К несчастью, дон Педро в схватке убит. Потом я все расскажу, а сейчас надо скорее спешить на помощь, потому что мой друг боцман Новицкий и наши союзники индейцы, помогавшие отбить Салли, ведут бой с бандой вакеро дона Педро. Если мы не поможем, они все погибнут. Боцман приказал мне спасать Салли...

- Господин капитан, дорогие! Спасите боцмана, Черную Молнию и храбрых апачей!.. - воскликнула Салли, вновь разразившись громким плачем.

- Что вы говорите, юная леди? Черная Молния?! - изумился Мортон.

- Спасите, спасите их! - рыдала Салли. Мортон изумленно вытаращил глаза, но, как бывалый воин, не стал терять времени на объяснения.

- Где идет бой? - кратко спросил он.

- У пуэбло зуни, - ответил Томек. - Я покажу дорогу!

- Вперед галопом! - скомандовал Мортон, пришпоривая коня.

Отряд помчался наперегонки с ветром. На полном скаку они развернулись лавой. Впереди, рядом с Мортоном и Томеком, мчался кавалерист с флагом Соединенных Штатов. Вскоре послышался шум боя. Мортон отдал приказ. Звуки трубы дали сигнал к атаке.

Увидев печальное положение, в каком очутились его друзья, Томек ужаснулся. Храбрые апачи и навахи защищались на вершине холма близ пуэбло. Вакеро осыпали их градом пуль. Если бы не помощь - перебили бы всех до одного.

Кавалеристы, как ураган, бросились на вакеро. Теперь уже мексиканцы с криками ужаса стали скрываться в зарослях кактусов. Капитан Мортон погнался за ними со своими солдатами, а Томек и Салли остались с друзьями. Боцман и союзники-индейцы выбились уже из сил, и не могли поверить, что Нах'тах ни йез'зи в последний момент привел помощь.

Первым пришел в себя боцман. Он выглядел, как демон разрушения. Лицо, грудь и все тело было опалено огнем и покрыто кровью. В правой руке он держал тяжелый томагавк. Медленно подошел к Томеку и Салли, пораженным его видом.

- Вот приперли было к стенке!.. - тяжело дыша, сказал он. - В самый раз пришли на подмогу, ничего не скажешь...

Начали сносить раненых и убитых. Несколько храбрых воинов уже не подавали признаков жизни. В самом начале боя, спасая Черную Молнию, погиб отважный вождь Зоркий Глаз. Рядом с ним на земле лежали Порезанное Лицо и другие. Красный Орел и Палящий Луч молча склонились над тяжело раненым Черной Молнией. Взволнованные, припали к нему Томек и Салли. Вождь еще не потерял сознания, но видно было, что это его последние минуты.

Кавалерийский отряд вернулся из преследования. Капитан Мортон соскочил с лошади, подошел к умирающему вождю и остановился рядом с Томеком и стоявшей на коленях, плачущей Салли.

Черная Молния долго смотрел на своего белого друга - Нах'тах ни йез'зи. О чем думал в этот момент грозный вождь мятежников, поклявшийся убивать всех белых захватчиков, а теперь умирающий за белого друга и белую девушку - Белую Розу, навсегда останется тайной. Так и оборвалась мечта индейца о свободе...

Томек встал на колени рядом с вождем. Осторожно взял уже стынущую руку. Черная Молния слабо улыбнулся...

- Томагавк... для врагов, сердце... для друзей, - прошептал он.

Томек не пытался скрыть слез, струившихся по лицу.

- Если можешь, прости меня, Черная Молния. Наша дружба не принесла тебе счастья...

- Не говори так, Нах'тах ни йез'зи... прошептал индеец срывающимся голосом. - Настоящая... дружба... это сокровище...

Его голова бессильно упала на колени Красного Орла. Дух великого, благородного индейца отлетел в Страну Вечной Охоты. Только теперь он обрел утерянную свободу.

Капитан Мортон снял шляпу и стоял, опустив на грудь голову. Никто не узнал, о чем думал этот непримиримый враг краснокожих. Верно невеселые были это мысли. Лицо его помрачнело. Кавалеристы обнажили головы.

Палящий Луч запел военную песню апачей...

* * *

После памятной битвы под пуэбло зуни в доме шерифа Аллана состоялось важное совещание. Нападение и уничтожение ранчо дона Педро взволновали умы врагов индейцев. Благодаря влиянию повсеместно уважаемого шерифа, дознание было на некоторое время приостановлено, но многие ранчеро требовали созвать специальную комиссию для расследования всего события.

При таком повороте дела дальнейшее пребывание пылких поляков в Соединенных Штатах стало нежелательным. Умный шериф посоветовал им возвращаться через Мексику. Миссис Аллан сразу же согласилась на это, да и оба наших друга сочли это наилучшим выходом из затруднительного положения.

Но ведь не только им грозили неприятности. Главная атака была направлена против индейцев, укрывающихся на территории Мексики. Обитателям затерянного каньона пришлось подумать о своей безопасности, поэтому на совет прибыли вожди Хитрый Лис и Палящий Луч.

Хитрый Лис проявил благоразумие и находчивость. Когда шериф стал ломать себе голову, как помочь краснокожим друзьям, вождь спросил у Томека, не отказался ли он от мысли пригласить группу индейцев для выступлений в Европе. Получив утвердительный ответ, он сказал:

- Так пусть воины, принимавшие участие в битве, поедут с Нах'тах ни йез'зи и Разящим Кулаком в Европу. Угх!

Таким образом, была решена последняя проблема. Нах'тах ни йез'зи заверил апачей, что их не заставят носить одежду белых людей. Он даже уговаривал их взять с собой все имущество вместе со старым типи. Шериф подарил индейцам хороших мустангов, ведь им же придется показывать лихую верховую езду и дрессировку лошадей.

Только один Палящий Луч грустно молчал. Смерть не была для него такой милостивой, как для Черной Молнии. Теперь он надеялся про себя, что вызванный в свое время на поединок Разящий Кулак прервет его жизнь. Боцман, будто чувствуя настроение младшего вождя, подошел к нему и сказал:

- Советую тебе ехать с нами, браток. Зачем вешать нос на квинту?

- Разве Разящий Кулак забыл о том, что я вызвал его на смертный бой? - спросил Палящий Луч.

- А-а! Кто там будет помнить о такой ерунде!.. - весело ответил боцман. - Мы же с тобой плечом к плечу дрались с зуни, да с вакеро, а теперь что, прикажешь зарезать тебя, как...

Боцман в последний момент спохватился, что готов ляпнуть глупость, спешно поискал в памяти нужное слово и добавил:

- ...медведя!

Храбрость боцмана во время битвы завоевала ему большое уважение среди индейцев. Палящий Луч знал, что ему не равняться силой с боцманом. И все же он предпочитал погибнуть, чем проститься с Горным Цветком, как с невестой бледнолицего.

Но моряк был далек от кровожадных мыслей. Он добродушно потрепал индейца по плечу и сказал:

- Чтобы была у нас с тобой вечная дружба, я хочу тебя кое о чем попросить. Позови-ка ты меня дружкой на свадьбу с Горным Цветком. Согласен?

- Но ведь она выбрала тебя...

- Балда ты, а не Палящий Луч! Это же ее благородный папаша таким манером сохранил мою голову. Она любит только тебя!

* * *

В затерянном среди кактусовой рощи каньоне, на площадке, сделанной из срубленных деревьев, покоился в открытом гробу вождь апачей и навахов - Черная Молния. Рядом с ним были погребены вождь Зоркий Глаз и все воины, павшие в битве под пуэбло зуни.

Около могилы вождя стояли его белые друзья: Салли, Томек и боцман. Они пришли проститься с вождем.

Томек подумал, что героическая смерть на поле боя была для гордого индейца единственным спасением от несправедливости на земле. Ведь мечты Черной Молнии не могли осуществиться. Его эпоха ушла в далекое прошлое. Резервации были слишком тесны для вождя, жаждущего подлинной свободы, борьба за которую заранее была обречена на неудачу.

- Ну, что ж, нам пора, - сказал боцман, взглянув на Салли и Томека.

- Да, пора, - как эхо повторил Томек.

Он еще раз окинул грустным взглядом могилу Черной Молнии и соседние могилы апачей.

Салли нежно взяла его под руку и потянула к лошадям. Боцман помог ей сесть на коня и они поехали вниз по каньону. Вскоре они очутились среди группы индейцев, готовых в путь.

Они направились к ближайшей железнодорожной станции, откуда вместе с миссис Аллан должны были выехать в порт Веракрус.

* * *

Боцман пришпорил коня и неумышленно приблизился к Салли и Томеку. Невольно прислушался к их беседе.

- Если только позволит время, посетим Мехико, столицу этой страны, - говорил Томек. - Хотелось бы побывать в знаменитом музее древностей. Ты, Салли, понятия не имеешь сколько там собрано старинных вещей. Кроме того, столица Мексики расположена выше всех других больших городов и столиц мира...

- Парень опять за свое, - буркнул про себя боцман. - Гм, но эта кроха смотрит на него, как зачарованная! Хороша парочка, ничего не скажешь.