После долгой беседы с Черной Молнией Томек направился в типи, где содержали боцмана. Предупрежденные вождем воины, не чинили Томеку препятствий, поэтому он свободно вошел внутрь и с отчаянием взглянул на связанного ремнями друга.

- Ну что же вы наделали, боцман? - с упреком обратился Томек к узнику. - Я же вас просил ждать меня в ранчо?

- Твоя правда! Дал промашку, но верь мне, браток, не искал я стычки с этими индейцами, - спокойно ответил боцман, глядя на расстроенного друга.

- Знаю, знаю, только положение-то безвыходное и, что всего хуже, так это то, что я же косвенно виноват в нашей беде.

Томек рассказал боцману о встрече с Черной Молнией на Горе Знаков, о совещании в таинственном каньоне и о том, что вождь обещал помочь найти Салли.

- После того, как на совете выкопали военный топор, Палящий Луч с несколькими индейцами отправился на Гору Знаков, сообщить дружественным племенам, что племя Черной Молнии вступило на тропу войны. Одновременно он должен был потребовать от союзников лошадей. Тут-то индейцы случайно и наткнулись на вас, а что из этого получилось, это вы сами знаете.

- Да, заварил я кашу, - признал боцман. - Но раз индейцы обещали найти Салли, то наша взяла!

Томек внимательно взглянул на боцмана. Неужели он не сознает ужаса положения? Нет, моряк выглядел несколько удрученным, но страха не заметно. После недолгого размышления Томек решил, что он не может больше оставлять боцмана в неведении, и потому произнес решительным, хотя и грустным голосом:

- К сожалению, мы уже ничем не сможем помочь бедной Салли.

- Это еще почему, браток? Неужели индейцы отказались участвовать в поисках? Ха, не ожидал я от них такого. Ребята они, вроде, порядочные.

- Нет, нет, не отказались, но когда мы оба погибнем у столба пыток, то они одни не отправятся на поиски, - разъяснил Томек, раздраженный непонятливостью боцмана.

- Ах, сто дохлых китов им в зубы! Что-то у меня со слухом неладно! - воскликнул растерянный и одновременно взбешенный боцман. - А от тебя-то им что надо? Я был уверен, что убить должны только меня!

Томек на миг остолбенел. Значит боцман прекрасно знал, что ему грозит! И его ничуть не пугают будущие мучения и смерть? У Томека на глазах навернулись слезы.

- И вы думали, что я предоставлю вас своей судьбе? Если уж вам и впрямь придется погибнуть, то погибнем вместе, плечом к плечу, как положено друзьям.

Боцман резко рванул связанные на спине руки, так что затрещали сухие ремни, распрямился, хотя ремни врезались в тело, и крикнул:

- Не говори ерунды! От имени твоего отца, которого я здесь заменяю, я тебе запрещаю! Я по собственной глупости влез в эту катавасию и сам заплачу за это головой! На тебе лежит святая обязанность спасти несчастную Салли. Помни, что ты потерял бы мою дружбу, если бы поступил иначе! Говорю как друг, попечению которого ты отдан своим отцом, понимаешь?

Томек отшатнулся от яростного взгляда обычно добродушного боцмана.

- А что сказали бы отец и Смуга, если бы я сложа руки смотрел, как индейцы вас пытают? - с ужасом прошептал Томек. - Как бы я мог смотреть им в глаза? Нет, нет, боцман, вы на моем месте так бы не поступили, и не требуйте этого от меня.

Боцман хмуро молчал.

- Настоящие друзья познаются в беде. Я не покину вас, хотя мне очень жаль бедную Салли... Кроме того, вы должны знать еще одно. Черная Молния осведомлен о том, что нас связывает. Перед тем, как придти сюда, я рассказал ему это и заявил, что погибну вместе с вами.

- И что этот дьявол ответил? - угрюмо спросил боцман.

- Сказал, что так и должен поступить благородный воин, которого апачи и навахи назвали своим братом.

- Ха, вот, стало быть, какие они, твои друзья!

- Не судите строго Черную Молнию, - возразил Томек. - Чувство дружбы и чести сильно развито у индейцев. Если бы я теперь оставил вас в беде, они потеряли бы ко мне всякое уважение.

- Вот тебе и на! И из-за этого тебе надо погибнуть вместе со мной! - опечалился боцман. - Не будет мне в могиле покоя. А как же наша несчастная синичка?

- Меня охватывает отчаяние, когда я думаю о Салли и миссис Аллан... - тихо сказал Томек. - Салли наверняка ждет от нас помощи.

- Не говори так, браток, а то у меня все нутро от горя переворачивается. Теперь ты сам видишь, что должен поторопиться к ней на помощь. В мои годы человек уже не очень-то цепляется за бренное житие. Ведь мне уже не из одной печи приходилось есть хлеб. Бывал на коне, бывал и под конем. Ничего не поделаешь! "Таскал волк - потащили и волка". Не бойся, браток, твой закадычный друг и глазом не моргнет у их столбика. А ты возьми себя в руки и ищи Салли.

- Нет уж! Или оба спасемся, или вместе погибнем, - твердо ответил Томек. - Иначе и быть не может!

- Да ты подумай, скольким людям принесет горя твоя смерть? Подумай об отце, о Смуге, миссис Аллан, шерифе, не говоря уже о крошке Салли и о твоей семье в Варшаве. А по мне плакать некому.

- Я вижу вы совсем забыли о своих родителях. А все, кого вы назвали, одинаково оплакивали бы как меня, так и вас.

- Гм-м, ты думаешь? Приятно знать... Но ничего не поделаешь, так что думай только о Салли. Это твоя святая обязанность.

Томек молча смотрел на друга, прикидывая все возможности освободить боцмана, но ничего путного придумать не мог. Разрезать ремни нетрудно. Но что бы это дало? Считаясь с этим, индейцы расставили часовых не только вокруг типи, но и вокруг всей деревушки, хотя уже само положение каньона делало невозможной любую попытку к бегству. Томек пришел к выводу, что в теперешнем положении есть только один-единственный выход - женитьба на вдове Пересмешника. Но удастся ли сломить упорство друга?

- Дорогой боцман, - после длительного молчания произнес Томек, - вы и в самом деле хотите помочь Салли?

- Хочу ли я помочь?! - изумился моряк. - Да ведь я только из-за этого и впутался в это дело! Как ты можешь сомневаться в этом?

- Потому что есть возможность выпутаться, но к сожалению, для этого требуется ваша самоотверженность...

- О чем ты опять?

- Да женитесь на этой индианке, как предлагал Черная Молния! - выпалил Томек.

Вопреки предположению, боцман не рассвирепел, а остался сидеть, опустив на грудь голову и раздумывая. Наконец он спокойно и твердо сказал:

- Ради тебя и Салли я бы даже женился на этой уродливой индианке. Но есть причина, почему я не могу этого сделать: я же убил ее мужа. Может у краснокожих так водится, но я не индеец и такого не сделаю. Раз уж нет другого выхода, я выбираю столб пыток. Но зато ты обязан исполнить мою последнюю волю, то есть отправиться с индейцами на поиски Салли. Ха! Хоть бы глоток рома!

- У меня есть! Я на всякий случай прихватил с собой бутылочку. И даже принес ее сюда, подумав о вас, - торопливо ответил Томек, радуясь, что боцман переменил тему.

И, достав из кармана плоскую бутылку, он приложил ее горлышко к губам друга.

Боцман сделал большой глоток, причмокнул языком и растянулся на шкурах своего ложа.

- А теперь, дорогой, ступай и спокойно подумай обо всем, - сказал боцман. - Опекун из меня получился никудышный, значит и советовать тебе ничего не буду. Ты сам лучше знаешь, что делать, чтобы освободить Салли. Спать хочу. Вздремну немного перед этим индейским гуляньем. Кланяйся от меня миссис Аллан, поцелуй Салли, поклонись своему батюшке, Смуге... Спокойной ночи, дружище, и... не сердись на меня...

Томека душили слезы. Хотел было еще что-то сказать, но боцман и впрямь закрыл глаза. Через минуту он уже храпел во всю глотку. Когда моряк повернулся на бок, Томек тихо вышел из типи.

Уже смеркалось. Деревушка как будто опустела, только часовые бодрствовали. Томек решил еще раз поговорить с вождем. Вошел в помещение совета старейшин. У огня на шкурах сидела молодая индейская девушка. Томек узнал ее. Это была Горный Цветок, дочь вождя.

- Где вождь Черная Молния? - спросил Томек.

Индианка встала и робко подошла к нему.

- Черная Молния беседует с духами великих предков, - тихо ответила она на правильном английском языке.

- И долго он там будет? - спросил Томек, грустно улыбнувшись.

- Этого Горный Цветок не знает. Ты, Нах'тах ни йез'зи, хочешь увидеть его?

- Да, у меня к нему срочное дело.

- Когда индеец беседует с духами предков, лучше ему не мешать. Вождь молит духов помочь ему найти молодую белую скво. Черная Молния - большой друг Нах'тах ни йез'зи.

Томек внимательно посмотрел на юную девушку. Она была красива и обаятельна. Томек знал, что вообще-то индианки неохотно вступают в беседы с чужими мужчинами. Неужели Горный Цветок хочет сказать ему что-то важное? Поколебавшись, он сказал:

- Великий вождь напрасно молит духов предков о помощи, потому что мы не сможем отправиться на поиски белой скво.

- Почему? Неужели из-за этого бледнолицего, который убил Пересмешника? - сочувственно прошептала индианка.

Томек утвердительно кивнул головой, и тогда Горный Цветок наклонилась к нему и сказала:

- Нах'тах ни йез'зи оказал огромную услугу не только Черной Молнии, но и всему племени. У Нах'тах ни йез'зи здесь много друзей. Пусть Нах'тах ни йез'зи доверится Черной Молнии...

В словах индианки было столько благожелательства, что у Томека появилась тень надежды.

- Я не сомневаюсь в благородстве великого вождя. Но ведь завтра мой друг станет у столба пыток, - быстро сказал он.

- Пусть Нах'тах ни йез'зи больше ни о чем не спрашивает, - ответила Горный Цветок. - Добрые духи обычно дают советы великим воинам во время сна. Пусть же мой белый брат идет спать и не беспокоит теперь Черную Молнию.

Томек поблагодарил девушку дружеским кивком и вышел из типи. Он не сомневался, что Горный Цветок хотела ободрить его. Неужели она посвящена в тайные планы отца?

В задумчивости Томек медленно шел вдоль рядов типи в глубину каньона, где за деревушкой было расположено кладбище, которое индейцы зовут "круг предков". Лунный свет серебрил голые скалы. Томек остановился, поискал взглядом...

Грозный, гордый вождь апачей и навахов сидел на земле, в центре большого круга из разложенных на земле человеческих черепов, положив руки на колени скрещенных ног. Белели между ними и крупные черепа бизонов и лошадей. На краю круглой площади были насыпаны кучки земли, а в них торчали жерди, увешанные человеческими скальпами.

Время от времени Черная Молния обращался к одному из черепов, что-то говорил ему, а потом замолкал, словно слушая ответ. Томек бесшумно перебежал за толстый, колючий кактус. Он знал, что индейцы прерий хоронят своих покойников на платформах, сооруженных на деревьях, или на специальных подмостях из толстых жердей. И только после полного разложения трупа семья покойника забирает его кости из временной могилы. Черепа вождей и заслуженных воинов они укладывают в круг на избранном месте, остальные кости хоронят в насыпях. Время от времени, особенно когда предстоит принять важное решение, индейцы приходят на кладбище, чтобы спросить совета у своих великих предков, доверяют черепам покойников свои заботы, просят дать указание. Конечно, человеческие останки оставались немыми свидетелями этих признаний и просьб, но суеверные индейцы читали их советы в полете или крике птиц, в расположении туч на небе или просто в снах.

Томеку приходилось слышать и об обычаях лесных индейцев, которые приходят на могилы своих родственников, чтобы в их память разложить на могиле небольшой костер. Если дым поднимался прямо к небу, это служило явным знаком, что покойник счастливо "обитает" в Стране Вечной Охоты.

Теперь Томек был свидетелем длительного совещания Черной Молнии с духами предков. Лунный диск далеко переместился к западу и скрылся за отвесной стеной каньона, когда индеец встал с земли. Томек вспомнил слова Горного Цветка, предупреждавшей его, чтобы не мешал вождю совершать обряд. Поэтому он быстро удалился в деревушку и вернулся в свой типи. Он был так измучен пережитым за день, что как только лег рядом с Красным Орлом на шкуры, так сразу же уснул.

* * *

Утро встало солнечное, жаркое и душное. Едва Томек вышел из типи, как ему бросилось в глаза всеобщее волнение. На площади совета был уже вкопан большой толстый столб, вокруг которого подростки складывали связки хвороста. Воины раскрашивали тела в боевой цвет и готовили оружие.

Увидев эти приготовления, Томек встревожился снова. Вчера, после разговора с Горным Цветком, он еще надеялся, что индейцы не будут пытать боцмана, но сегодняшняя жестокая действительность эту надежду отняла.

Мрачные предчувствия снова овладели Томеком, когда на этот раз его не допустили к пленнику. Испуганный и взволнованный, он немедленно направился в типи совета старейшин, где застал вождя в окружении вооруженных воинов.

К сожалению, ему не удалось поговорить наедине с Черной Молнией, а официальный ответ на его вопрос был:

"Закон нашего племени должен быть соблюден! Пленник отверг предложение совета старейшин, поэтому он должен погибнуть у столба пыток".

Томек в отчаянии вернулся в свой типи. Трагический, решающий момент приближался. Сейчас они оба погибнут, и некому даже будет передать, что все это произошло не по вине его легкомыслия. Слезы застилали ему глаза, когда он думал о горе отца и Смуги; странная боль сжимала сердце при воспоминании о трагической судьбе Салли. И все же, несмотря на это, он не мог оставить в беде такого друга, как боцман. Что же он мог еще сделать?

В мрачном молчании решившийся на все Томек надел пояс с револьверами, проверил, легко ли они выдергиваются из кобуры, и, наконец, старательно зарядил свой безотказный штуцер.

Вооруженный и готовый к самому страшному, Томек вышел из типи и слился с толпой индейцев. Краснокожие не скрывали своего любопытства, но никаких неприязненных жестов или взглядов Томек не заметил.

К полудню жители затерянного каньона собрались на площади совета. Вскоре там появился Черная Молния в окружении младших вождей. Оглядевшись и увидев в толпе Томека, он послал к нему одного из младших вождей. Когда Томек подошел к Черной Молнии, тот сказал:

- Пусть мой юный брат Нах'тах ни йез'зи останется рядом со мной. Отсюда видно все. Сейчас начнут пытать пленного.

Томек промолчал и встал слева от вождя. Как только воины вывели из типи боцмана Новицкого, раздался женский плач и детский крик. Индианки с детьми забрасывали боцмана песком, пытались бить пленного прутьями, но воины окружили боцмана плотным кольцом, и так подвели его к столбу пыток.

Моряк, в одной рубашке и штанах, шел уверенно, не обращая внимания на угрозы и насмешки. Так же равнодушно смотрел на воинов, привязывавших его к столбу.

По древнему обычаю первыми мстить имели право вдова Пересмешника и его дети. С криком подбежали они к боцману и принялись бить его прутьями и забрасывать камнями, но продолжалось это недолго. По знаку Черной Молнии индейцы удалили женщин и детей из центра площади. Под бой барабанов вооруженные индейцы начали танец войны. Пробегая мимо пленника, они стреляли в него из луков, бросали томагавки и ножи. И стрелы, и томагавки, и ножи вонзались в столб рядом с боцманом, но пока что ни разу не задели его: это было еще только испытание мужества пленного.

Гордый вид боцмана и равнодушие с каким он принимал все пытки вызывали удивление и признание индейцев. Эти неустрашимые воины больше всего ценили мужество и отвагу. Томагавки все ближе и ближе впивались в столб, а боцман спокойно ожидал смерти.

Пытка приближалась к концу. По знаку Черной Молнии воины придвинули хворост к самому столбу. Один из младших вождей подбежал с горящей головней и поджег сухой хворост. Согласно обычаю, Палящий Луч, как воин, пленивший боцмана, имел право нанести ему решительный и смертельный удар. Произойти это должно было в тот момент, когда огонь охватит тело пленника.

Палящий Луч тщательно выбрал стрелу с острым металлическим наконечником. Попробовал тетиву - ведь надо поразить боцмана с первого выстрела. Иначе можно стать посмешищем. Стрела должна попасть прямо в сердце. Минуты тянулись. Наконец Палящий Луч положил стрелу на тетиву, и, готовый выстрелить, обратился к Черной Молнии, ожидая приказа.

Дым от костра уже касался лица боцмана. Бесстрашный моряк из Варшавы понял, что настала последняя минута его жизни. С тихим вздохом взглянул он на небо, вспомнил своих стариков-родителей в Варшаве, вспомнил друзей, пожалел несчастную Салли, и, чтобы отогнать печальные мысли, громко запел:

Хоть буря все вокруг крушит И волны рвутся в пляс, Нас ураган не устрашит, Сломать не сможет нас. Смелей и веселей вперед, Хоть вихрь наш парус рвет!.. Смелей, друзья, смелей вперед, Хоть ураган ревет!..

Среди воинов раздались восхищенные голоса - белый человек пел во время пыток, перед самой смертью. На такое геройство в былые времена способны были только некоторые прославленные индейцы. Даже Палящий Луч опустил натянутый лук.

Как вдруг произошло нечто неожиданное. Принятый в члены племени белый брат, Нах'тах ни йез'зи, бросил свой штуцер к ногам Черной Молнии и, прежде чем вождь сумел удержать его, побежал к столбу пыток. Перепрыгнув через пламя, Томек заслонил собой боцмана.

- Я не могу воевать с моими краснокожими братьями, потому что я выкурил с ними трубку мира, но я могу умереть от ваших рук. Я сказал, что погибну вместе с моим другом и сдержу свое слово! - воскликнул Томек. - Ну давай, Палящий Луч! Целься метко!

Но еще не смолкли его слова, как вдруг стройная девушка выскочила из круга онемевших от изумления индейцев, быстро подбежала к столбу и, сдернув со своей шеи платок, накинула его на голову боцмана.

Индейцы замерли. По древнему обычаю индейская девушка, накидывая на голову истязуемого пленника платок, объявляла тем самым, что берет его в мужья и просит даровать ему жизнь. Все повернулись к Черной Молнии - окончательное решение принадлежало вождю племени. Взгляды всех на площади выражали напряженное ожидание, ведь о помиловании бледнолицего просила дочь вождя, Горный Цветок.

Черная Молния медленно подошел к столбу. Боцман, не знающий индейских обычаев, ожидал смертельного удара. Поступок Томека взволновал его до глубины души. За собственную жизнь незадачливый моряк совсем не беспокоился, но сознание того, что вместе с ним должен погибнуть и Томек, было невыносимо. Кто же тогда поможет Салли?

Боцман думал, что индейская девушка набросила ему на голову платок из жалости, чтобы он не видел как Палящий Луч нацелит на него смертельную стрелу. Каково же было его удивление, когда вдруг ему сняли платок. Он сообразил, что произошло нечто необычное. Рядом с ним стояли Томек, индианка, Черная Молния, заслоняя его от Палящего Луча, державшего натянутый лук.

Вождь Черная Молния сурово смотрел на узника. Это по его приказанию красавица Горный Цветок спасла бледнолицему жизнь, хотя давно уже любила Палящего Луча. Черная Молния догадывался, что происходило в сердце его дочери и молодого краснокожего воина. Вождь знал все - и все же не колебался. Ведь он почти всю ночь провел на кладбище среди великих предков, храбрость и справедливость которых снискали им бессмертную славу. Когда прощаясь с предками, он наклонился к их останкам, из-за пояса его выпал нож, и Черная Молния, пытаясь поймать его на лету, невольно коснулся рукой висевшего на шее мешочка с трубкой мира. Разве это не было знаком того, что он должен сохранить мир со своими белыми друзьями? Суеверный индеец эту случайность воспринял как знамение высших сил. Поэтому и пожертвовал дочерью, хотя желал ей счастья.

- Горный Цветок набросила тебе на голову платок, - произнес он. - Это значит, что она хочет стать твоей женой, и просит сохранить тебе жизнь. Хочет ли бледнолицый жениться на индианке и стать членом нашего племени?

- Сто дохлых китов вам в зубы! Да что вы, умереть человеку спокойно не даете! - крикнул разгневанный боцман. - Что вы пристали со своим сватовством?

В этот момент Томек подошел к боцману и сказал ему по-польски:

- Неужели вы такой эгоист, что намерены погубить себя, меня и несчастную Салли? Разве вы не понимаете, что благородный вождь любой ценой хочет спасти нас от смерти? Он жертвует для нас своей дочерью!

- Гм-м, я и не ожидал, что у него такая красивая дочка! - пробурчал боцман, сконфуженный этим известием. - Да пойми ты, браток, что не хочу я жениться! Для моряка жена что якорь...

- Довольно, перестаньте! - возмущенно перебил его Томек. - Вы не имеете права губить Салли своим упрямством. До свадьбы еще далеко, сначала еще будет поход. Кто знает, что за это время произойдет?

- Ты уверен, что меня не заставят жениться сейчас? - тихо спросил моряк.

- Ну конечно! Вы только посмотрите на Палящего Луча и сразу поймете, что потом мы найдем разумный выход из этого положения, - тихо добавил Томек.

- Ах, если бы ты мне дал глоток бальзама! - вздохнул боцман. - И впрямь, похоже, что нам удастся выкарабкаться.

- Так что примите предложение вождя и поблагодарите его!

Боцман вздохнул, как кузнечный мех, и сказал:

- Я принимаю твое предложение, Черная Молния. Благодарю и Горный Цветочек за, доброе сердце! По-видимому, мне еще не суждено отправиться в вашу Страну Вечной Охоты!

Вождь серьезно кивнул головой и приказал дочери перерезать ремни, связывающие пленника. Горный Цветок достала из-за пояса небольшой нож. Через минуту боцман уже растирал онемевшие руки.

- Теперь мы пойдем в типи совета, чтобы выкурить трубку мира, а потом отправимся в поход, - решил Черная Молния.

Но тут перед боцманом очутился Палящий Луч, держа в руках дротик. Угрожающе взглянув на белого великана, он воскликнул:

- Если нам удастся благополучно вернуться из похода, мы с тобой будем биться не на жизнь, а на смерть!

С этими словами, как вызов на поединок, он бросил дротик под ноги боцману. Как положено человеку чести, боцман поднял дротик и точно так же бросил его индейцу.

- Как тебе угодно, Палящий Луч, - ответил он. - Хотя я думаю, что вздорить нам не придется. Ты молодчага, браток!

- Угх! Мои братья могут биться друг с другом после похода, - разрешил Черная Молния. - Воины имеют право поступать по своей воле.

Томек облегченно вздохнул.