В лагере у наполовину высохшего болота с утра царил необыкновенный переполох. Племя вахпекутов готовилось в дальнюю дорогу на осеннюю охоту на бизонов. Женщины сворачивали лагерь. Еще кое-где можно было видеть торчавшие шесты для складных типи рядом с грудой шкур для их покрытия. Тут же были разбросаны деревянные миски, каменные молотки, черпаки из рога, сумки с едой и шкуры бизонов. Все это быстро исчезало в толстых узлах. Индеанки ловко привязывали шесты для шатров к бокам собак и вьючных лошадей, укладывали узлы на волоки. Уже запряженные собаки лежали, высунув языки, и лениво сопели. Мальчики гонялись за дворнягами, пытавшимися избежать этой участи. Всюду можно было слышать ворчливые голоса старух и крики детворы вперемешку с собачьим лаем. Только невозмутимые воины спокойно сидели на земле у гаснувших костров, держа в руках арканы, которые были наброшены на стоявших рядом скакунов.

Разведчики отправились еще до рассвета. Несколько солдат кружили по лагерю и кричали:

— Женщины-вахпекуты, слушайте! К вам обращаются «Сломанные Стрелы»! Хорошенько погасите костры! Трава сухая! Засыпьте огонь землей! Следите за маленькими детьми! Женщины, хорошенько закрепите волоки, тщательно уложите поклажу, чтобы она не упала в дороге. Следите за детьми! Скоро отправляемся в дорогу!

В то время, как одни воины наводили порядок в лагере, другие давали указания мужчинам:

— Все воины, слушайте! К вам обращаются «Сломанные Стрелы»! Щадите в дороге сунка вакан, ведь вы будете охотиться с их помощью. Стадо уже близко, сунка вакан должны быть полностью готовы к охоте. Никому нельзя уходить в одиночку. Все должны выполнять приказы «Сломанных Стрел»!

Вскоре солдаты начали формировать колонну. Сперва, как передовое охранение, отправились несколько воинов. На некотором расстоянии от них шли женщины с домашним скарбом и колыбельками с младенцами, а также дети постарше, которые вели лошадей и собак, тянувших волоки с поклажей. У вахпекутов еще не было достаточного количества вьючных лошадей, поэтому индеанки, тащившие на плечах домашний скарб, с завистью поглядывали на немногочисленных избранниц, сидевших на мустангах. Среди последних была и Мем'ен гва — жена Хитрого Змея, ждавшая в недалеком будущем рождения ребенка. Она ехала на лошади, тянувшей тяжело нагруженные волоки. За ней жены Красной Собаки вели двух навьюченных лошадей и несколько запряженных собак.

В середине колонны шагали старейшины племени. Это были еще крепкие мужчины. Они уже не ходили в военные походы, однако пользовались всеобщим уважением благодаря возрасту и большому опыту. Среди них находились члены совета старейшин во главе с шаманом и вождем мира Красной Собакой. Они шли степенно, укутанные в теплые белые шкуры.

По обе стороны, колонны шагали небольшими группами вооруженные воины. Они вели на привязи скакунов. Стаи собак бегали по степи вместе с мальчиками, вооруженными детскими луками. За племенем по прерии тянулось облако пыли.

Хитрый Змей находился среди разведчиков, которыми командовал Рваное Лицо. Разведчики шли пешком, ведя своих мустангов.

— В любую минуту мы можем встретить следы бизонов, — сказал Рваное Лицо.

— Пока я не заметил ничего, что свидетельствовало бы о пасущемся стаде, — заметил Хитрый Змей, острота зрения которого была всем хорошо известна.

— Бизоны собираются на юго-западе среди холмов, поэтому отсюда их еще не видно, — возразил Рваное Лицо.

— Бизоны находились там два дня назад, — вмешался в разговор Два Удара, который вместе с Рваным Лицом накануне выслеживал бизонов. — Надо бы проверить, не ушли ли они дальше.

— Проверим, но сперва следует убедиться, нет ли поблизости врагов. Наверное, на осеннюю охоту отправилось много племен, — ответил Рваное Лицо.

— Мой брат говорит правильно, — согласился Два Удара. — В выслеженном нами стаде много самок. Они нужны не только вахпекутам. Кожа быков слишком толста и тверда для выделки.

Вскоре разведчики обнаружили широкую полосу земли, разрытой копытами. Вокруг было много отходов бизонов, похожих на высохшие, овальные лепешки. Теперь разведчики все чаще встречали следы бизонов, которые вели на юго-запад. Неподалеку раздавался лающий свист прериевых собачек; иногда, испуганные людьми, убегали врассыпную быстроногие антилопы-вилороги. В воздухе, как зловещие тени, парили дикие птицы, высматривавшие добычу.

Вахпекуты внимательно оглядывались, наконец, Рваное Лицо остановился и сказал:

— Пока мы не встретили следов людей. Наверное, их нет поблизости, раз здесь столько животных. А теперь убедимся, там ли бизоны, где мы их видели.

Разведчики сели на коней и отправились на юго-запад. Некоторое время они скакали галопом, но вскоре оказались на волнистой равнине и придержали мустангов. Многочисленные подъемы не позволяли высмотреть стадо, а неожиданное появление наездников могло вспугнуть бизонов. Теперь они остановились у подножья довольно высоких холмов, после чего один из них поднялся на вершину, чтобы осмотреть местность.

Рваное Лицо и Хитрый Змей стояли у своих коней, наблюдая, как Два Удара осторожно поднимается на холм. Разведчик высунулся из травы на вершине, заслоняя ладонью глаза, после чего снова исчез в траве. Потом побежал по склону, махая белой кожей, которую снял с плеч.

— Два Удара увидел стадо! — сказал Рваное Лицо.

— Да, и дает нам знаки, — повторил Хитрый Змей.

Вскоре Два Удара был уже рядом с ними. Переводя дух, он воскликнул:

— Есть бизоны, они там, где мы их накануне выследили! Их пришло очень много! Это большое стадо! Красная Собака верно сказал, что охота будет удачной!

— Красная Собака — могучий шаман! — с признанием заметил Рваное Лицо. — А теперь поспешим к нашим братьям с радостной вестью!

Как только небо на востоке начало светлеть, вахпекуты приступили к подготовке к охоте. Они ходили молча по еще темному лагерю: из-за близости бизонов охотники даже не развели на ночь костры, чтобы не вспугнуть стадо. Мужчины, одетые только в набедренные повязки, проверяли оружие и успокаивали лошадей, привязанных неподалеку от типи. Как и обычно, перед сражением и охотой мужчины не ели. Сытость делала человека отяжелевшим, менее ловким, из-за этого труднее было лечить раны. В это утро обычно сварливые старухи и дети не устроили суматохи. Все были охвачены каким-то высоким, серьезным, даже набожным чувством, которое вахпекуты неизменно испытывали во время коллективной охоты, определявшей дальнейшую судьбу племени.

Вскоре в лагере послышались призывы солдат:

— Все вахпекуты, внимательно слушайте! К вам обращаются «Сломанные Стрелы»! Никому нельзя покидать лагерь без приказа «Сломанных Стрел»! Все сохраняют тишину! Бизоны близко! Не разводить костров! Все собираются на южном краю лагеря, где ждет Черный Волк. Пешие выйдут чуть позднее, их поведет Голос Койота!

Еще не отзвучали призывы солдат «Сломанной Стрелы», а охотники с мустангами уже собирались в назначенном месте. Здесь командовали Черный Волк и Рваное Лицо. Собралось около пятидесяти наездников. Черный Волк позвал Хитрого Змея и Два Удара.

— Вы пойдете первыми, — сказал он. — Когда увидите стадо, остановитесь и дайте нам знак. Будем следовать на некотором расстоянии от вас. Ну, трогайтесь!

Разведчики исчезли за первой возвышенностью прерии. Черный Волк сел на коня. По этому знаку все вскочили на мустангов. Черный Волк поднял правую руку, в которой держал палку удара, потом махнул ею вперед. Наездники поскакали по степи за командиром. Мустанги, которых держали на привязи всю ночь, рвались в галоп, но солдаты «Сломанной Стрелы» никому не позволяли опередить колонну. Резкие звуки свистулек призывали недисциплинированных к порядку. Черный Волк сознательно держал медленный темп, чтобы лошади сохранили как можно больше сил к тому времени, когда начнется охота.

Два разведчика, скакавшие впереди остальных, то исчезали в оврагах, то появлялись снова, когда въезжали на холмы. Наконец, Хитрый Змей остановил коня.

— За этим холмом должны быть бизоны! — сказал он на языке знаков.

— Я присмотрю за сунка вакан, а ты проверь, — ответил Два Удара.

Они находились у большой возвышенности. Хитрый Змей соскочил с коня. Два Удара взял мустанга за аркан. Молодой воин поднялся на холм и осторожно высунулся из высокой травы.

Куда ни кинь взгляд, прерия чернела от бизонов. Животные спокойно паслись, подметая землю длинными бородами, или лежали в траве, пережевывая корм. То тут, то там бизоны копытами и рогами рыли ямки, где вскоре появлялась болотная вода. Потом они ложились в эту яму и начинали вертеться, все глубже погружаясь в болото, чтобы спастись от жары и оводов. Когда один бизон выходил из болота, его место сразу же занимал другой. После этого купания на телах животных появлялась твердая грязная скорлупа, которая под воздействием солнца крошилась и опадала только через некоторое время. В стаде было много молодняка. Телята играли друг с другом, делая забавные прыжки. Во многих местах на краю стада можно было видеть стоявших на страже бизонов.

Некоторое время Хитрый Змей наблюдал за бизонами и осматривал местность. Наконец, осторожно начал спускаться. Исчезнув из поля зрения животных, индеец остановился на склоне и заслонил от солнца глаза. Он смотрел на север до тех пор, пока не увидел ползущий по прерии столб пыли. Это приближались вахпекуты. Сняв с плеч белую гладкую шкуру бизона, Хитрый Змей начал размахивать ею над головой. Лучи солнца, отражавшиеся от гладкой кожи, были быстро замечены подходившими охотниками, которые сразу же погнали лошадей.

Хитрый Змеи сбежал со склона на равнину, где его ждал Два Удара.

— Они подъезжают! Я предупредил их, что бизоны близко, — сказал он на языке знаков.

— Направляемся к ним! — ответил Два Удара тоже на языке знаков.

Хитрый Змей вскочил на коня. Мустанги сразу же пошли в галоп, и вскоре разведчики были уже с Черным Волком.

— За высоким холмом пасется большое стадо, — сообщил Хитрый Змей. — Только с запада равнину перекрывает полоса крутых холмов.

— Хорошо, мы разделимся на две группы. Надо окружить стадо. Рваное Лицо поведет одну группу на запад от стада, а я окружу его с востока, — решил Черный Волк.

Хитрый Змей оказался в группе, которой командовал Рваное Лицо. Вскоре они были уже в пути.

Солдаты «Сломанной Стрелы» внимательно следили за тем, чтобы никто не уходил вперед. Сперва Рваное Лицо вел охотников на запад, но когда они приблизились к полосе крутых холмов, то повернули на восток, к стаду. Теперь вахпекуты ехали степью, сдерживая лошадей.

Хитрый Змей смотрел на юго-запад. С той стороны должен был 'подойти Черный Волк со своей группой. Вскоре молодой воин увидел бежавших койотов, а за ними двух белых волков. Это был верный знак, что бизоны близко. Хищники всегда рыскали неподалеку от стада. Подъехав к Рваному Лицу, Хитрый Змей тихо сказал:

— Вскоре мы увидим бизонов. Надо ехать медленней, чтобы они не заметили нас, прежде чем Черный Волк даст условный сигнал.

Рваное Лицо стегнул по-прежнему рвавшегося вперед мустанга, взял в рот свистульку из крыла орла. Раздались три тихих свистка, сразу же повторенные другими солдатами. Сдерживаемые арканами кони гневно трясли головами, приседали, бросались в сторону. Наездники были так же нетерпеливы, как и скакуны.

Вахпекуты приближались к склону пологого холма. Вдруг в нескольких шагах от них из высокой травы взлетело несколько сипов. Мустанги подняли головы, беспокойно шевеля ноздрями. Конь Рваного Лица, находившегося впереди колонны, тихо заржал, остановился, а потом начал пятиться.

Неподалеку чернело тело мертвого бизона. Трава вокруг была уже вытоптана. Рядом валялись куски вырванной кожи и шерсти. Бок, живот и внутренности уже сожрали хищники и птицы. Смердящую падаль облепили тысячи больших черных сверчков.

Взмахом руки Рваное Лицо подозвал Хитрого Змея.

— Осмотри этого бизона вблизи.

Охотники окружили командира. Хитрый Змей соскочил с мустанга и направился к падали. Он внимательно осматривал каждый клочок земли, но кроме следов волков и койотов ничего не обнаружил. Наконец, молодой воин подошел к мертвому животному. Благодаря туче подвижных больших сверчков казалось, что частично съеденный, разлагавшийся на жаре бизон все еще подрагивает в предсмертных конвульсиях. Хитрый Змей собирался уже было повернуть к товарищам, но, ведомый инстинктом, еще раз присмотрелся к смердевшим останкам. Вдруг он вздрогнул и напряг зрение. Ему показалось, что из-под обнаженной левой лопатки животного что-то выступает. Он тотчас же взял горсть сухой травы. Сдерживая дыхание, подошел к бизону и отогнал метелкой сверчков с подозрительного места. Теперь сомнений уже не оставалось. Из кости выступал кончик древка стрелы. Он не заметил его из-за облепивших падаль сверчков. Заинтригованный, Хитрый Змей вытащил нож. Несколько точных и глубоких надрезов обнажили древко. Хитрый Змей ухватился за него и начал вытаскивать. Стрела, правда, наполовину сломалась, но того, что осталось в руке, хватило, чтобы убедиться, кем был охотник, ранивший бизона.

Хитрый Змей сразу же понял важность открытия. То обстоятельство, что животное уже разложилось, позволяло предположить, что его подстрелили четыре-пять дней назад. Значит, враги все еще могли находиться где-то поблизости! Организуя разведку, Рваное Лицо осмотрел территорию севернее и западнее места будущей охоты. Однако враг тем временем мог притаиться на юге, за стадом. Уяснив это. Хитрый Змей сразу же поспешил к товарищам. Без слов подал командиру найденную стрелу. Рваное Лицо внимательно осмотрел ее, после чего вопросительно посмотрел на Хитрого Змея.

— Пауни! — кратко ответил Хитрый Змей. — Они ранили бизона самое большее четыре или пять вечеров назад.

Рваное Лицо молча кивнул и посмотрел на юг, поняв, что в ходе разведки совершил непростительную ошибку. Его лицо стало серым.

— Нужно как можно быстрее предупредить Черного Волка! — хрипло сказал он.

— Теперь это уже невозможно! — ответил Хитрый Змей. — Черный Волк в любую минуту может дать сигнал к началу охоты. Однако надо предостеречь мужчин, идущих пешком, и тех, кто остался в лагере, а там сейчас находятся женщины, старики и дети.

— Расторопность говорит устами моего брата, — озабоченно сказал Рваное Лицо.

Он тотчас же подозвал двух солдат и кратко объяснил обстановку. Одного солдата Рваное Лицо отправил к Голосу Койота, который вел пеших. Предупредив Голос Койота, воин должен был спешить далее в лагерь. Другому солдату Рваное Лицо поручил подняться на холм и следить за сигналом к началу охоты.