Долго еще Смелый Сокол и Хитрый Змей сидели не двигаясь и смотрели на исчезающее облако пыли на юге. Им казалось, что они все еще слышат хриплые крики шайенских наездников, которые мчались, словно ветер, почти касаясь их. Хитрый Змей, впервые увидевший такую большую группу воинов на лошадях, пришел в восторг, забыв об осторожности. Он охладел немного, когда почувствовал руку на своем плече.

— Хо! Счастье было на нашей стороне! Шайены на своих землях чувствуют себя в безопасности. Гнали, как сумасшедшие. Если бы они ехали медленней, то наверняка бы почуяли нас! — сказал Смелый Сокол.

— Только бы сейчас они не встретили подходящих чиппева. В таком случае им удастся вовремя предостеречь поселок. Тогда рухнут и наши планы, — озабоченно заметил Хитрый Змей.

— Напрасное опасение! Шайены поехали на юг. Наверное, отправились на охоту. И не вернутся быстро! В то время как чиппева, по нашим расчетам, должны прибыть сюда двумя вечерами позже нас, то есть послезавтра. Они не будут медлить с атакой. Такое большое число чужаков вблизи поселка могло бы выдать их присутствие. Чиппева должны совершить нападение на рассвете следующего дня. На то, чтобы разобраться в обстановке, у нас целый вечер. А теперь подберемся к поселку.

Они шли очень медленно. Быстроглазый Хитрый Змей шагал первым, внимательно присматриваясь к территории. Смелый Сокол следовал за ним, уничтожая следы. Только около полудня они добрались до холма, откуда смогли с близкого расстояния осмотреть поселок шайенов. Укрывшись в скупых зарослях, они начали наблюдение.

Большой поселок был выстроен на берегу реки, которая в этом месте создавала нечто вроде полуострова, выдвинутого на север в обширной излучине Шайен. Остро срезанные края берега спускались в воду почти перпендикулярно. Откосы были очень высокими. Благодаря этому доступ в поселок был почти полностью перекрыт природой. Только южная часть полуострова переходила открытой равниной в широкую волнистую степь, но в этом месте шайены предохранили себя высоким земляным валом.

Поселок состоял из нескольких десятков больших округлых многосемейных землянок с овальными крышами . Рядом находились погреба, где хранилось продовольствие. Между оборонным валом и холмом, на котором притаились вахпекуты, были разбросаны поля, засеянные кукурузой, дынями, фасолью и подсолнечником. На полях кое-где можно было видеть маленькие платформы на столбиках. С них женщины или дети криком либо треском погремушек отпугивали птиц, ищущих легкую добычу. Вдоль берега реки росли карликовые фруктовые кусты. Там женщины и дети собирали урожай.

— Большой, очень большой поселок, — шепнул Смелый Сокол. — Прекрасное место для обороны. Чиппева будет нелегко.

— Большой и красивый поселок, — повторил Хитрый Змей. — Они суетятся, но отсюда слишком далеко, чтобы все хорошо рассмотреть.

— Мы подойдем ближе, когда женщины уйдут с полей, -сказал Смелый Сокол. -Взгляни! Поля кукурузы доходят почти до вала, окружающего поселок. Укрывшись в них, мы легко проберемся в него.

— Кукуруза уже подоспела. Хорошо, что они не приступили к сбору урожая , — прошептал Хитрый Змей.

— Еще до наступления ночи мы должны узнать, где шайены пасут сунка вакан, — сказал Смелый Сокол. — А пока будем наблюдать за поселком.

Время тянулось медленно. Наконец, солнце начало клониться к западу. Поля постепенно пустели. Женщины возвращались домой. Они шли, низко наклонившись. Почти каждая несла на спине корзину из ивовых прутьев, наполненную плодами. Корзинки держались на поясе, протянутом через голову на уровне лба. Молодые индеанки несли колыбельки с младенцами. Дети постарше шли рядом с дынями в руках.

Смелый Сокол коснулся плеча товарища.

— На полях остались лишь пугала, — пошутил он. — Давай накинем волчьи шкуры и попытаемся подойти ближе к поселку.

Вскоре два «волка» уже спускались с холма к ближайшим зарослям кукурузы. Они шли крадучись, припадая к земле всякий раз, когда раздавался треск погремушек, отпугивавших птиц, которые кружили над посевами.

Смелый Сокол первым добрался до гущи зелени, осмотрительно раздвинул свисающие длинные листья, после чего проскользнул в кукурузу. Минуту спустя Хитрый Змей был уже рядом с ним. Они ползли медленно, не касаясь стеблей. Много времени прошло, прежде чем воины увидели большой поселок вблизи.

Им сразу же бросилось в глаза, что женщин и детей здесь значительно больше, чем взрослых мужчин. Немного воинов находилось в поселке. Оставаясь дома, шайены держали под рукой своих любимых лучших лошадей на случай необходимости. Они привязывали животных к жердям у землянок. Сейчас жерди были пусты.

Вернувшись с полей, женщины занимались хозяйством. Готовились к вечерней, основной трапезе, лепили посуду из глины или плели корзины из ивовых прутьев. Женщины постарше шили одежду и мокасины, украшая их коготками, волосками и колючками дикобраза, что отличало шайенов среди жителей Великих равнин. Пожилые мужчины перед землянками делали луки и стрелы, наблюдая за игравшими детьми.

Вахпекуты, укрывшись в зарослях кукурузы, медленно ползли вдоль вала. Через некоторое время они еще раз убедились, что в поселке взрослых мужчин не так уж и много. Наконец, разведчики увидели, что насыпь обрывается. Высокие бревна, уложенные сбоку, вероятно, служили для того, чтобы перекрыть вход в случае опасности. Однако сейчас он был открыт, через него можно было наблюдать за поселком. Не успели разведчики притаиться, как послышались ржание и фыркание лошадей. Тотчас же появилось несколько наездников. Это были юноши. Их было двое. Они сидели на лошадях, тянувших волоки с поклажей. Наездники проскакали мимо разведчиков и направились на северо-восток.

Смелый Сокол сразу же прекратил наблюдение за поселком. Взмахом руки он приказал товарищу идти за ним. Они пробирались по краям полей, издалека обходя сторожевые посты. Только когда наступили сумерки, разведчики вышли из зарослей кукурузы в открытую степь. После того, как холм заслонил поселок и поля, Смелый Сокол поднялся и перебросил через плечо волчью шкуру. Хитрый Змей последовал его примеру.

— Молодые шайены, наверное, отправились на пастбище, где пасутся сунка вакан, с провиантом для сторожей. Мы должны отправиться за ними. Они приведут нас к лошадям, — решил Смелый Сокол.

— Они направились вдоль берега. Шайены держат сунка вакан где-то поблизости от воды, — сказал Хитрый Змей. — Если бы мы не пришли сюда кратчайшей дорогой, то сами бы обнаружили пастбище.

— Зато теперь нам известно, что большинство мужчин находится на охоте. Это значительно облегчает захват сунка вакан.

Разведчики спустились к берегу прежде, чем степь окутала ночная мгла. После этого они пошли вниз по течению реки. Звезды уже блестели на небе, из-за горизонта показался серебряный месяц. Вскоре вахпекуты увидели горящие костры. Теперь они повернули на юг. Отойдя от берега и снова надев волчьи шкуры, разведчики начали подходить со стороны степи, двигаясь против ветра. Вскоре их отделял от табуна мустангов один выстрел из лука.

При виде нескольких десятков вожделенных лошадей глаза разведчиков заблестели радостью. Присев в скупых карликовых зарослях, вахпекуты сперва присмотрелись к пастухам, сторожившим лошадей. Они, расположились на берегу реки. Это были мальчики постарше. Сев у огня, юные шайены развлекались игрой в «мокасины». Каждую минуту раздавались веселый смех и вздох разочарования. Несколько сильных и худых собак — помесей овчарок с волками — кружили у огня, рыча, скалясь и жадно вытягивая морды к большим кускам мяса, которые жарились над костром.

На губах Смелого Сокола появилась презрительная улыбка. Повернувшись к Хитрому Змею, он сказал:

— Если бы я был шайеном, то приказал бы их высечь, а потом погнал бы работать вместе с женщинами.

Хитрый Змей кивнул:

— Опасны только собаки. Мы должны внимательно следить за ними.

— Ветер дует от них. Собаки не чуют нас, — успокоил его Смелый Сокол. — Не получив объедков, они не уйдут от костра. Собаки злые, потому что их раздражает запах мяса.

Разведчики замолчали. Хитрый Змей с любопытством наблюдал за пастухами. Потом прошептал, заинтригованный:

— Хитрые эти шайены. Никто не следит за мясом, которое само вертится над огнем.

— Это старый обычай шайенов, особенно живущих к югу от Миссури, — объяснил Смелый Сокол. — Они хвастливо утверждают, что «хитрый мужчина должен уметь заставить солнце и ветер работать на него» .

Тем временем у костра начался неописуемый переполох. Полудикие собаки, устав ждать еду, вцепились друг другу в глотки. Ожесточенно сражаясь, они перевернули деревянную миску, в которую стекал жир от поджариваемого мяса. Горячий жир попал на взбешенных зверюг. К ожесточенному рычанию добавился жалобный вой.

Шайены прервали игру в «мокасины». Несколько мальчиков схватили бичи, сделанные из ремней. Сильно побитые псы разбежались по степи. Сторожа не возобновили игру. Кое-кто схватил лошадей, две из которых были запряжены в пустые волоки. Вскоре группа пастухов помчалась в поселок. Остальные уселись вокруг вертела. Старший разрезал мясо на равные части и разделил между товарищами. Они ели молча. Вечно голодные собаки подошли к пастухам. Помня о хлестких ударах, они расселись в нескольких шагах от мальчишек, жадно следя за их движениями.

Разведчики не спускали глаз с пастбища. Прежде всего они пересчитали оставшихся сторожей. Двенадцать-тринадцать мальчиков и юноша, должно быть, вожак. Они были вооружены луками и ножами, только у старшего было ружье.

Ржание лошадей заставило разведчиков обратить внимание на табун. Только сейчас они заметили, что два мустанга, пощипывая траву, подошли слишком близко к их укрытию в зарослях. Один находился буквально в нескольких шагах. Он проявлял заметное беспокойство: поминутно вытягивал шею, поднимал голову, шевелил ушами и втягивал воздух огромными ноздрями. Вдруг мустанг поднялся на задние ноги и начал сильно бить копытами о землю. Потом громко заржал. Остальные лошади, услышав пароль, бросились врассыпную, направившись к реке и увлекая за собой весь табун.

Смелый Сокол тотчас же начал отходить. Время торопило. Сторожа, обеспокоенные поведением мустангов, прервали еду. Они схватили оружие и принялись звать собак, которые прожорливо набросились на остатки мяса. Крики сторожей и лай постепенно стихли. Разведчики повернули на север, направившись берегом к убежищу вахпекутов. Только на рассвете они услышали ответ на уханье степной совы. Минуту спустя разведчики оказались среди товарищей. Они сразу же увидели Длинное Копье, который вместе с Желтым Животом должен был проследить за появлением чиппева на берегах Шайен и Буа де Сиу.

— Хорошо, что Смелый Сокол вернулся, — приветствовал их Черный Волк. — Длинное Копье принес очень важные вести.

— Пусть мой брат Длинное Копье говорит, — сказал Смелый Сокол.

— Мы не успели подойти к месту слияния Шайен с Буа де Сиу, — начал свой рассказ Длинное Копье. — Намного раньше нам встретились чиппева. Наверное, они шли быстро деньги ночь. Вскоре чиппева будут здесь. Желтый Живот следит за их передовым отрядом. Надо дождаться его возвращения.

— Значит, чиппева появятся на один вечер раньше, чем мы полагали, — сказал Смелый Сокол. Надо ускорить захват сунка вакан. Чиппева, должно быть, атакуют завтра на рассвете. Они не могут позволить себе терять время, если хотят застать шайенов врасплох. Мы уведем сунка вакан сегодня ночью, опередив нападение чиппева на поселок.

— Пока мы не получили известий от Длинного Когтя и Маленького Медведя, — заметил Черный Волк.

— Может, чиппева идут одним отрядом? — предположил Два Удара.

— Если они собираются окружить поселок, «то должны разделиться, — ответил Смелый Сокол. — Только бы Длинный Коготь и Маленький Медведь не дали бы себя отрезать от нас. Когда солнце будет в зените, мы отправимся на пастбище.

— Длинный Коготь и Маленький Медведь не позволят застать себя врасплох, — успокоил товарищей Черный Волк. — Если они не успеют вернуться, то присоединятся к нам на обратном пути.

— Пусть Черный Волк расставит караульных, — распорядился Смелый Сокол. — Нам надо обдумать план действий.

Длинный Коготь и Маленький Медведь вернулись еще до полудня. Они также не дошли до Буа де Сиу. Разведчики встретили чиппева, следовавших на запад. Вскоре прибыл и Желтый Живот, который в свою очередь сообщил, что противник притаился в прибрежных кустах неподалеку от убежища вахпекутов. Чиппева отправили разведчиков в сторону поселка. В доказательство Желтый Живот принес два выброшенных мокасина врага.

Смелый Сокол сразу собрал вокруг себя всех вахпекутов, потом, рисуя пальцем план местности на песке, начал говорить:

— Это излучина Шайен. Здесь находимся мы. На этом отвесном мысу лежит поселок, отгороженный валом со стороны степи. Почти до самого вала раскинулись поля кукурузы. Шайены еще не приступили к основному сбору урожая. Здесь, на восток от поселка они держат сунка вакан. Несколько десятков мустангов. Их охраняют двенадцать подростков и один юноша. Вооружены они луками и ножами. У старшего есть ружье. Это недотепы, у нас с ними трудностей не будет.

— Легко добудем тринадцать скальпов, — обрадовался Зеленый Лист.

Смелый Сокол укоризненно посмотрел на горячего воина и сказал:

— Нет, мальчиков мы убивать не будем. Отберем у них оружие и позволим уйти, чтобы они подняли тревогу в поселке.

— Хо! Разве Смелый Сокол забыл, что чиппева ударят только на рассвете? — напомнил Рваное Лицо. — Смелый Сокол хочет забрать сунка вакан ночью, поэтому шайены успеют отправить за нами погоню.

— Нет, погоню они за нами не отправят! — уверенно ответил Смелый Сокол. — Большинство воинов-шайенов отправились на охоту. Мы видели, как в полдень они поскакали в открытую степь. Вернутся они не скоро. В поселке остались пожилые мужчины, женщины и дети. Мы можем легко увести сунка вакан. Дав возможность молодым пастухам убежать с пастбища, мы позволим им поднять на ноги всю округу, затруднив тем самым нападение чиппева на шайенов. Так мы оставим с носом обо, их наших врагов.

— Хо! Хо! Хо! — раздались крики удивления и радости.

Отважный план нападения, представленный Смелым Соколом, прямо-таки ошеломил вахпекутов. Как и всем индейцам Великих равнин, им нравились боевые операции, которые отличали мужество, хитрость и быстрота, граничащая с дерзостью.

Смелый Сокол из-под полуопущенных век с удовольствием наблюдал за энтузиазмом вахпекутов. Спустя минуту, он сказал:

— А теперь пусть мои братья внимательно слушают. От точного выполнения моих заданий зависит успешное окончание нашего похода. Неопытные мальчики, стерегущие лошадей, нам не страшны. Мы должны их обезоружить и прогнать. Это я поручаю Рваному Лицу. С ним пойдут Хвост Быка, Ном'па апа, Зеленый Лист, Порхающая Птица, Сломанное Весло, Крик Филина, Моргающий Глаз, Два Лица и Серые Глаза. По мере возможности мальчиков надо пощадить. Куда опаснее их собаки. Убейте их, чтобы не мешали. Рваное Лицо поведет воинов на запад пастбища и притаится в прибрежных кустах. Они совершат нападение только после того, как услышат трехкратный крик совы. Это будет знак, что остальные уже захватили табун. Это задание я беру на себя. Мустанги очень пугливы, легко начинают паниковать. Со мной пойдут Хитрый Змей, Желтый Живот, Длинное Копье и Маленький Медведь. Они проследят за тем, чтобы сунка вакан не разбежались бы по степи. Когда мы овладеем табуном, Рваное Лицо обезоружит пастухов. Черный Волк и Длинный Коготь останутся здесь. Они будут охранять нас со стороны степи. Ваши глаза и уши должны быть широко открыты. Чиппева уже близко. Они не должны застать нас врасплох. После того, как табун будет захвачен, а пастухи обезоружены, все сядут на мустангов. Табун поведу я, мои братья будут следовать по бокам и сзади. Рваное Лицо и Черный Волк все хорошо запомнили?

— Хо! Я готов! — подтвердил Рваное Лицо.

— Хо! — эхом повторил Черный Волк.

— Теперь старательно уничтожьте следы стоянки. Мы сейчас уходим! — приказал Смелый Сокол, стирая нарисованный на песке план местности.

Они шли один за другим, внимательно всматриваясь в степь и в заросли. Черный Волк, идущий последним, заметал следы. Только перед наступлением сумерек вахпекуты оказались поблизости от пастбища и притаились в овраге. Смелый Сокол снова отправился на разведку. На этот раз он взял с собой Рваное Лицо и Черного Волка. На период своего отсутствия Смелый Сокол передал командование Желтому Животу.

Хитрый Змей сидел, не двигаясь, среди молчавших товарищей. Он закрыл глаза. В воображении юноша видел себя на вожделенном сунка вакан, мчавшимся наперегонки с ветром по широкой степи. Как мечтал он о скакуне, которого не смог бы обогнать ни один конь! Неужели же сегодня исполнится его самое страстное желание? Взволнованный, он начал молиться:

«Всемогущий Ви! Мне нужна Твоя помощь! Прошу Тебя, помоги мне сейчас! Я хочу добыть великолепного сунка вакан! Если Ты выслушаешь мою просьбу, Ви, то во время обряда „Танец Солнца“ я совершу священный жертвенный танец!»

Он молился долго и горячо, но на этот раз напрасно ждал шума крыльев золотистого орла, в облике которого уже несколько раз появлялся его Дух-Покровитель.

Движение, начавшееся среди участников похода, вернуло его к действительности. Он открыл глаза. И еще не вполне придя в себя, увидел перед собой Смелого Сокола. Он понял, что вернулись разведчики. И сбросил с себя сонливость. Лунный свет серебрил степь. На небе мерцали звезды.

Смелый Сокол присел на корточки перед Хитрым Змеем, рядом с командиром были Маленький Медведь, Желтый Живот и Длинное Копье.

— Ты спал? Это хороший знак. Значит, ты не волнуешься перед операцией, — тихо сказал Смелый Сокол. — Теперь слушай внимательно. Я выследил вожака стада. Это горячий жеребец со светлой шерстью, усеянной темными пятнами. На его заду с левой стороны нарисован красный знак — открытая ладонь с растопыренными пальцами. Ты поможешь мне обуздать его. Помнишь, как я учил тебя? Нижнюю челюсть надо перевязать ремнем. Не будешь бояться?

— Постараюсь выполнить задание, — ответил Хитрый Змей.

— Ты умеешь обходиться с сунка вакан, — сказал Смелый Сокол. — Мой конь быстро проникся к тебе доверием. Ты будешь хорошим наездником. Однако сейчас нам придется иметь дело с чужими лошадьми. Надо подходить к ним уверенно, без опаски. Они это сразу чувствуют. Если нам удастся завладеть вожаком стада, с остальными все пройдет гладко.

— Я не подведу Смелого Сокола, — прошептал Хитрый Змей, гордый тем, что его выделили.

— Я верю в тебя, приготовь арканы! Рваное Лицо и Черный Волк уже отдают приказы воинам. Сейчас приступаем!

По сигналу Смелого Сокола первой отправилась группа Рваного Лица, которая должна была обезоружить молодых шайенов. Ей предстояла самая длинная дорога: нужно было пробраться к берегу реки с запада.

Хитрому Змею ожидание казалось бесконечным. Его охватило беспокойство. Почему Дух-Покровитель не дал знать, что просьба молодого воина была выслушана? Неужели обещанная жертва оказалась недостаточной? А может…

Размышления Хитрого Змея прервал Смелый Сокол:

— Мы можем идти! Черный Волк и Длинный Коготь пусть идут позади и предохраняют нас со стороны степи. Когда услышите топот табуна, приготовьтесь. Хитрый Змей будет скакать последним с сунка вакан для вас.

Они быстро, гуськом пошли через степь и вскоре услышали ржание лошадей. Припав к земле, вахпекуты крались далее на четвереньках. Наконец, они оказались в карликовых кустах на краю пастбища.

Неподалеку несколько мустангов щипали траву. Чуть дальше лошади паслись уже группами. Рядом с самками резвились жеребцы. Некоторые мустанги кувыркались в траве, бесились.

Как и прошлой ночью, на берегу горел костер. Одни молодые шайены беседовали у огня, другие, завернувшись в попоны, спали. Судя по всему, пастухи только что поужинали. Собаки лежали поблизости от костра.

Смелый Сокол тронул за плечо Хитрого Змея и кивком показал на табун. Оба поднялись, не спуская глаз с шайенов у огня. В эту минуту один из стражников поднялся, подошел к дереву, у которого лежало ружье, взял оружие и свистнул собакам. Потом медленно отправился на обход.

Смелый Сокол и Хитрый Змей укрылись в зарослях. На языке знаков Смелый Сокол поручил Хитрому Змею и Маленькому Медведю надеть волчьи шкуры, сам же внимательно следил за стражником. Спустя минуту, он дал знак Желтому Животу и Длинному Копью отойти глубже в заросли.

Стражник медленно шел вокруг пастбища. За ним лениво брела собака. Они все ближе подходили к кустам. Смелый Сокол наклонился к «волкам».

«Вы — собаку, я — стражника» — сказал он на языке знаков, потом с величайшей осторожностью начал пробираться сквозь кусты, правее от «волков».

Стражник спокойно прошел мимо зарослей. Но собака, которая плелась за ним, вдруг остановилась. Подняв морду, она начала принюхиваться. Потом осторожно, шаг за шагом пошла к кустам. Шерсть на ее шее вздыбилась. Она увидела притаившихся «волков». Будучи сама наполовину дикой обитательницей прерий, она не раз встречала в степи волков и даже иногда охотилась вместе с ними. Индейцы не заботились о кормлении собак, стороживших коней на пастбище. Вечно голодные псы должны были сами искать себе добычу. И теперь, увидев волков, собака перестала скалиться, даже дружески повиляла хвостом, но все еще оставалась в нерешительности. От волков доносился хорошо знакомый запах человеческого тела. «Волки» отошли в кусты, будто заманивая собаку к себе. Она снова махнула хвостом и, наконец, сунула длинную морду в заросли. Маленькому Медведю, изображавшему волка, это и надо было. Поднявшись, он молниеносно схватил пса за горло. Жилистые твердые руки сжались, как клещи. Почти задохнувшаяся собака дернулась, но Маленький Медведь не ослабил захвата. И хриплый вой сразу замер, поскольку Хитрый Змей накинул на голову псу волчью шкуру и всей тяжестью своего тела придавил к земле. Правой рукой он вытащил нож из ножен за поясом. Стальное острие по рукоятку вошло под левую лопатку животного. Собака еще несколько раз в конвульсиях царапнула землю когтями, потом стала неподвижной. Маленький Медведь и Хитрый Змей затащили ее подальше в кусты.

Тем временем Смелый Сокол обезвредил стражника. Услышав барахтанье, тот обернулся к зарослям; Смелый Сокол напал на него сзади и ударил по голове короткой дубинкой. Стражник упал как подкошенный. Желтый Живот и Длинное Копье внимательно наблюдали за быстро разворачивающимися событиями. Поэтому сразу же бросились на помощь Смелому Соколу. Вместе с ним они отнесли оглушенного парня в заросли и положили рядом с мертвой собакой.

— Связать и сунуть в рот кляп, — тихо приказал Смелый Сокол. — Быстрее, сейчас он придет в себя.

Желтый Живот сунул в рот стражнику горсть сухой травы, в то время, как Длинное Копье связывал ему руки и ноги.

Смелый Сокол наклонился над лежавшим без сознания стражником. С его шеи он снял ожерелье из сухих растений, которое при движении издавало тихий треск.

— Теперь оставьте его! — приказал он. — Идем за сунка вакан. Хитрый Змей со мной, вы двое — за нами. Возьмите ружье шайена. Оно лежит там, где я оглушил его.

Он пошел первым. У края зарослей остановился. Посмотрел сперва в сторону костра, потом на табун. Огонь на берегу был от них на расстоянии трех или четырех выстрелов из лука, табун же пасся в нескольких шагах. Большинство стражников уже спало у огня. Только четверо еще о чем-то беседовали. Рядом дремали собаки. Смелый Сокол улыбнулся. Ничего не заметили! Лошади тоже не проявляли беспокойства. Смелый Сокол кивнул Хитрому Змею. Крадучись, они направились к стаду. Желтый Живот и Длинное Копье следовали за ними на некотором расстоянии.

Смелый Сокол и Хитрый Змей уже подходили к мустангам, которые паслись неподалеку от зарослей. Первая лошадь обеспокоенно подняла голову. Смелый Сокол легко потряс ожерельем шайена. Тихий знакомый треск успокоил мустанга, и он опустил голову. Смелый Сокол продолжал идти медленно, но уверенно, тряся ожерельем. Мустанги расхаживали по пастбищу и не обращали на него внимания. Вдруг Смелый Сокол остановился и придержал товарища.

— Смотри! Вон там рядом с кобылой с жеребцом, — прошептал он, рукой указывая направление.

Конь со светлой шерстью, усеянной темными пятнами, терся лбом о шею белой кобылы, рядом с которой резвился жеребец.

— Иди за мной, — прошептал Смелый Сокол. — И приготовь аркан.

Смелый Сокол подошел к кобыле с противоположной от скакуна стороны. Кобыла начала елозить передними ногами, но Смелый Сокол, спокойно протянув руку, начал ласково гладить ее шею. Одновременно он незаметно передвигался к голове лошади, которая теперь доверчиво ткнулась мордой в его плечо. Скакун тихо заржал и начал бить передними ногами о землю. В любую минуту он мог поднять весь табун. Смелый Сокол не спускал с него глаз. Нежно поглаживая левой рукой кобылу, он медленно приближался к скакуну. Вдруг он решительно шагнул вперед и правой рукой закрыл ему ноздри. Скакун аж присел, а потом попытался было встать на дыбы, но Смелый Сокол стиснул руку, сдавливая ноздри, а другой держал нижнюю челюсть.

— Т-с-с-с, т-с-с-с… — мягко успокоил он мустанга, после чего тихо сказал: — Перевяжи ремнем нижнюю челюсть.

Хитрый Змей выполнил поручение. Руки молодого воина слегка дрожали. Когда он коснулся морды лошади, то по его телу прошел приятный трепет.

— Т-с-с-с, т-с-с-с… — шептал Смелый Сокол, принимая аркан из рук товарища.

Конь все еще бил ногами, но вскоре прекратил сопротивление. Смелый Сокол сразу же отвел его к ближайшей группе мустангов. Длинное Копье и Желтый Живот шли за ним. Обуздание остальных лошадей заняло значительно меньше времени: при виде покорного вожака мустанги не проявляли страха.

Вскоре из глубины пастбища раздалось громкое трехкратное уханье прериевой совы , считавшейся индейцами «сестрой злого духа». На этот раз крик хищницы действительно предвещал несчастье.

Не успел прозвучать зловещий голос, как на берегу разыгралось сражение. Визг пораженных стрелами собак слился с боевыми кличами. Это Рваное Лицо со своими воинами ураганом ударил по стражникам шайенов. Ожесточенная схватка продолжалась недолго. Испуганные мальчишки, которых вахпекуты избили их же собственными бичами, побежали без оглядки к поселку.

А Смелый Сокол уже гарцевал на коне среди обеспокоенного криками табуна, загоняя лошадей в одно стадо. Рваное Лицо и другие воины тоже вскоре сели на коней.

Смелый Сокол, искусно направляя мустанга ударами колен, медленно направился к зарослям. Кобыла и жеребец шли за скакуном. Остальные лошади, которых вахпекуты гнали с боков и сзади, устремились за своим проводником. Постепенно они образовали одно большое стадо. Смелый Сокол поминутно оглядывался, желая убедиться, что воины хорошо управляются с мустангами. Табун замыкал Хитрый Змей с двумя свободными лошадьми. Кони обошли заросли. Хитрый Змей увидел Черного Волка и Длинного Когтя. Они тоже заметили его. Юноша подал им арканы, которыми вел лошадей. Минуту спустя три вахпекута уже следовали за табуном.

Звезды бледнели на небе, а Смелый Сокол все еще вел табун шагом. Он хотел предоставить воинам возможность освоиться с лошадьми.

Наконец заалел рассвет. И тогда с западной стороны степи послышался приглушенный боевой клич. Прежде чем он утих, раздались выстрелы. Доносившийся с запада гул битвы усиливался с каждой минутой. Вдали, на сером фоне утреннего неба уже клубились черные тучи дыма, пронизываемые снопами красных искр.

Услышав шум сражения, Смелый Сокол снова оглядел табун. Кони шли шагом, тесным строем. В сером свете утра можно было видеть вахпекутов, следовавших по бокам табуна. Убедившись, что воины выполняют его распоряжения, Смелый Сокол громко крикнул, поднял правую руку, после чего быстро опустил ее на высоту плеча, показывая на восток. Тотчас же послышались пронзительные крики наездников. В воздухе с сухим треском мелькнули бичи. Смелый Сокол тоже хлестнул своего жеребца по заду. Табун с ходу бросился в галоп, поднимая шлейф пыли.

Хитрый Змей с Черным Волком и Длинным Когтем скакали на небольшом расстоянии от табуна. Ветер, бьющий в лицо, заставлял сильнее биться их сердца. Они упивались убегавшей из-под копыт землей. Наконец-то бескрайние равнины были открыты для них. Теперь они действительно почувствовали себя владыками степи.

Хитрый Змей, умевший лучше управлять лошадьми, опередил товарищей. Он жмурил глаза, ослепленный пылью, поднятой табуном. Понукая коня, он постепенно приближался к заднему охранению вахпекутов.

Неожиданно справа послышались выстрелы. Одна из пуль почти коснулась затылка Хитрого Змея. Он наклонился и обеими руками схватил коня за гриву. Это спасло его от падения: испуганный мустанг бросился в сторону. В эту минуту мимо Хитрого Змея в бешеном темпе пролетел Черный Волк, которого стремительно нес его скакун. Черный Волк с трудом держался на нем. Тут Хитрый Змей услышал за собой стон лошади и глухой удар о землю. Он взглянул через плечо. Конь Длинного Когтя валялся на земле, жалобно ржал и неловко перебирал ногами. Рядом с умирающей лошадью неподвижно лежал Длинный Коготь. Справа к нему уже бежали чиппева. Их триумфальный крик разносился по степи.

Хитрый Змей быстро оценил обстановку. Индейцы Великих Равнин шли даже на крайний риск, чтобы забрать с поля битвы павшего товарища. Оставить его значило отдать в руки мстительных врагов, которые могли искалечить тело. И тогда мертвый переходил в Страну Великого Духа изуродованным и вынужден был вести вечную ущербную жизнь среди духов умерших предков. Воспринятые с детских лет поверия побудили Хитрого Змея тотчас же пришпорить лошадь и повернуть обратно. Резкими ударами он заставлял жеребца совершать максимальные усилия.

А чиппева тем временем опережали его. Горящими глазами Хитрый Змей определил расстояние. Он знал, что успеет первым. С его губ вырвался дикий воинский клич дакотов:

— Хокка-хей! Хадрее, кадрее, суккоме, суккоме! Мы пришли сюда, чтобы выпить вашу кровь!

Спустя минуту он осадил коня у неподвижного тела товарища. Затем соскочил на землю, не выпуская аркана из рук. Первым, размахивая ружьем, бежал высокий чиппева. За ним следовали двое, а дальше — еще несколько. Хитрый Змей схватил колчан, быстро вытащив лук и стрелы. Громко охнула стремительно спущенная тетива. Стрела глубоко вошла в грудь чиппева. Он упал, раскинув руки. Почти тотчас же просвистела вторая стрела . Пораженный в живот враг громко закричал. Третий чиппева, обескураженный смелостью противника, остановился и оглянулся. Бежавшие сзади чиппева тоже остановились, чтобы зарядить ружья.

Хитрый Змей воспользовался замешательством врага. Он наклонился над Длинным Когтем. На его теле не было видно ни раны, ни следов крови. Потрясенный падением лошади, Длинный Коготь в эту минуту открыл глаза и глубоко вздохнул.

Хитрый Змей схватил товарища под мышки и поднял. Длинный Коготь быстро пришел в себя. Увидев своего коня павшим и двух чиппева, лежавших почти рядом, он сразу оценил ситуацию.

Хитрый Змей вскочил на мустанга.

— Садись рядом! — крикнул он, помогая Длинному Когтю взобраться на скакуна.

Мустанг, обремененный двойной тяжестью, медленно тронулся с места. И тут же просвистел аркан. Лошадь пошла в галоп. Прежде чем чиппева успели перезарядить ружья, всадники были вне пределов досягаемости пуль.