Рваное Лицо с беспокойством смотрел на юг. Но времени, чтобы все как следует обдумать, уже не оставалось: тихие возгласы товарищей вернули его к действительности. Он взглянул на вершину холма. Наблюдатель давал знаки! Черный Волк начинал охоту. Рваное Лицо тяжело вздохнул. Он поднял правую руку, а затем махнул ею вниз.

Охотники сходу пошли в галоп и вскоре были уже на вершине холма. Наконец-то они увидели бизонов! Огромная равнина чернела ими. Упоенные этим зрелищем, охотники непроизвольно остановили коней.

На востоке, за морем черно-серых хребтов поднялось облако пыли, которое в мгновение ока начало превращаться в длинную полукруглую линию, тянувшуюся по степи как змея. Теперь охотники Рваного Лица должны были окружить бизонов с противоположной стороны, чтобы запереть стадо в большом кольце, созданном двумя группами. Это был индейский способ охоты на бизонов, применяемый со времен получения лошадей. Он свидетельствовал о прекрасном знании повадок этих животных. Испуганное стадо всегда бросалось бежать, но дезориентированное большим числом людей, окружавших его со всех сторон, глупело и устремлялось внутрь круга вместе с охотниками. Благодаря этой тактике пораженные стрелами животные падали на сравнительно небольшой площади, что позднее облегчало разделку добычи и доставку ее в лагерь .

Хитрый Змей горящими глазами смотрел на бизонов. Они все еще паслись спокойно, словно погруженные в летаргический сон. Их пока не пугал вид галопирующих коней охотников Черного Волка. Сильно наклонившиеся к шеям мустангов наездники были почти невидимы. Табуны диких лошадей часто паслись по соседству с бизонами и никогда не угрожали им. Вот и теперь близорукие бизоны, привыкшие к мустангам, не чувствовали опасности.

Рваное Лицо окинул взглядом равнину. Идущее с востока облако пыли становилось все ближе. Откладывать охоту было больше нельзя. Если бизоны бросятся наутек, используя брешь в создаваемом охотниками кольце, остановить их будет уже невозможно. Рваное Лицо еще раз посмотрел на юг. Там ничего не происходило, и он поднял руку. Охотники устремились вперед. Не сдерживаемые седоками мустанги быстро набирали скорость. Наездники скакали наискосок, вдоль склона, один за другим, образуя все более длинную шеренгу. Так они начали окружать стадо с западной стороны, но Рваное Лицо быстро понял, что у него слишком мало охотников, чтобы запереть такое большое количество животных. Поэтому, увидев подходящее место, он повернул мустанга на восток, прямо на бизонов. Благодаря этому, группа Рваного Лица разделила стадо на две части, но окружила только одну из них. Рваное Лицо подумал, что другая часть стада, убегая на юг, может сорвать боевые планы пауни, если они еще там были. Эта мысль обнадежила, он уже видел перед собой спину последнего охотника из группы Черного Волка. Значит, бизоны окружены. Он ударил лошадь арканом и начал высматривать самок бизонов.

Хитрый Змей мчался на своем проворном скакуне за Рваным Лицом. Ему по-прежнему не давала покоя стрела пауни. Хитрому Змею казалось, что Рваное Лицо совершил ошибку, не отправив разведчиков на юг сразу же после обнаружения стрелы врага. И он хотел сказать это командиру, но события разворачивались столь стремительно, что сделать этого не удалось. Сейчас Хитрый Змей скакал за Рваным Лицом, желая поделиться с ним своими сомнениями. Однако стадо, окружаемое охотниками, уже начало проявлять беспокойство. То здесь, то там слышались хриплые рыки. Топот быстро набирал мощь. Круг, созданный вахпекутами, заволокли туманы пыли. Наконец, бизоны заметили опасность и бросились бежать. Они устремились в круг вместе с охотниками, и вот уже на землю упали первые самки, пораженные стрелами.

Охота на бизонов была страстью индейцев. Азарт быстро овладел и Хитрым Змеем. Неподалеку он увидел молодую самку. И забыл о пауни. Спустя минуту он находился уже среди стада, подъехав к самке слева. Чтобы вытащить из колчана лук и стрелы потребовалась минута. Вздохнула тетива… И почти все острие погрузилось под левую лопатку животного, которое тем не менее продолжало бежать. Тогда Хитрый Змей пронзил ее бок второй стрелой. По хвосту самки потекла кровавая пена. Сделав несколько неуверенных шагов, она рухнула на землю. Хитрый Змей тотчас же помчался за следующим бизоном.

Наполовину дикий мустанг Хитрого Змея прекрасно справлялся во время шальной погони. Он молниеносно отскакивал от низко опущенных лбов бизонов, вооруженных острыми рогами, смело подбегал к выбранной жертве, причем так близко, что потом галопировал с ней бок о бок, и Хитрый Змей мог легко дотронуться до хребта животного. Вскоре он убил четырех бизонов. И продолжал высматривать добычу.

Тем временем, охота становилась все опаснее. Взбешенные бизоны теперь бежали вслепую. Шерсть вздыбилась на их хребтах, короткие вытянутые хвосты торчали вверх. Сквозь лохматые космы грив блестели налитые кровью глаза, морды были покрыты хлопьями пены. Некоторые животные, нашпигованные стрелами, еще пытались уйти от преследователей. Но, сдавливаемые со всех сторон охотниками, шалели и шли на мустангов, пытаясь распороть рогами их животы. Теперь преследовавшие бизонов вахпекуты могли в любую минуту стать преследуемыми взбешенными зверями.

Однако обезумевшее стадо не представляло для опытных охотников серьезной угрозы. Сухая степь, изрытая рогами бизонов и копытами лошадей, покрылась маревом пыли. Она затрудняла дыхание, слепила охотников и лошадей. Наполовину дикие мустанги, возбужденные охотой, не выбирая дороги летели по степи, заросшей окостеневшими кустами дикого шалфея и продырявленной норами прериевых собачек, барсуков и волков. Случайное попадание ноги мустанга в нору означало и для него, и для наездника страшную смерть под копытами обезумевшего стада. Ослепленные пылью охотники полностью полагались на своих мустангов, которые инстинктивно обходили подземные ловушки и проворно отскакивали от рогов.

Теперь Хитрый Змей мог оценить выносливость своего коня. Кожа мустанга была липкой от пота, морда — в пене, однако жеребец предусмотрительно и ловко избегал рогов животных, чтобы тотчас же устремиться за выбранным зверем.

Сейчас Хитрый Змей преследовал огромного бизона, в левом боку которого уже торчали две стрелы. Из всклокоченной шерсти под лопаткой выступали их концы с перьями. Кровь хлестала из глубоких ран, из ноздрей и пасти текла кровавая пена. Бизон, вывалив язык, тяжело дышал, его короткий хвост взметнулся, а из-под взлохмаченной гривы зловеще смотрели налитые кровью глаза. Хитрый Змей убил уже пять самок. И теперь охотился за шестой, которая, хоть и раненная дважды, все еще, казалось, не теряла сил. Именно в эту минуту Хитрый Змей размышлял, стоит ли тратить последнюю стрелу, чтобы добить зверя.

Много вахпекутов окончило охоту. Уцелевшие от погрома животные убегали через бреши в кольце, устремляясь на юг. Туманы пыли начали рассеиваться. Хитрый Змей заметил, что небо на горизонте покрылось тяжелыми, темными тучами. Надвигалась гроза.

Хитрый Змей решил быстро закончить охоту. Он легко ударил коленями мустанга, который ускорил бег к уже раненому бизону. Теперь охотник и животное мчались почти бок о бок. Хитрый Змей достал последнюю стрелу. Однако, прежде чем он успел натянуть тетиву, бежавший из последних сил бизон вдруг снизил скорость. Хрипло рыкнув, зверь повернулся к преследователю и наклонил голову. Его острые рога почти коснулись живота мустанга. К счастью, смертельно раненный бизон уже не был так ловок и быстр. Поэтому бдительный мустанг в последнюю минуту успел отскочить в сторону. Хитрый Змей, который как раз заправлял стрелу, опасно качнулся. Чтобы не упасть, он отпустил ее и вцепился в гриву лошади. Охотник не упал, но потерял стрелу.

Это была последняя попытка бизона защитить себя. Сделав несколько» шагов, животное остановилось. Некоторое время оно стояло тихо, неподвижно, потом зашаталось и рухнуло на землю.

Хитрый Змей вскоре оказался на том участке прерии, который был свободен от охотничьей сутолоки. Неподалеку на холме собирались вахпекуты. Одни все еще сидели на мустангах, другие стояли рядом с лошадьми, держа их на привязи. Хитрый Змей приближался к товарищам. Они беседовали, оживленно посматривая на юг.

Хитрый Змей сперва подумал, что вахпекуты наблюдали за убегавшими бизонами. Однако почему они проявляли беспокойство? Заинтересовавшись, он оглянулся. Потом сразу же повернул мустанга, осадил его арканом, и, затаив дыхание, начал смотреть прямо перед собой.

Далеко на юге, в нескольких местах одновременно, из земли поднимались клубы черного дыма. В летний зной в прерии часто возникали пожары, но в таких случаях огонь распространялся в одном месте. А сейчас не было сомнений, что чьи-то руки в нескольких местах подожгли сухую траву.

«Пауни», — подумал Хитрый Змей. Сделав полукруг, он хлестнул арканом коня и поскакал к своим.

У Черного Волка уже находились Рваное Лицо, Два Удара и Ловец Орлов. Другие солдаты «Сломанной Стрелы» все еще охотились.

Хитрый Змей остановился рядом с группой солдат и соскочил с коня.

— Это, наверное,. пауни поджигают прерию! — взволнованно воскликнул он.

Посмотрев на него, Черный Волк ответил:

— Так считает и Рваное Лицо, который известил нас о твоей находке.

— Почему смердящие койоты это делают? — вмешался Два Удара.

— Они хотят уничтожить не только плоды нашей охоты, но и нас самих, — мрачно ответил Рваное Лицо.

— Огонь, кажется, нам не угрожает, ведь ветер не дует в сторону нашего лагеря, предположил Ловец Орлов. — Однако если им удастся повернуть стадо бизонов на нас, нам будет плохо.

— Я разделяю опасения моего брата, — сказал Черный Волк. — Над нами нависла грозная опасность. Голос Койота с пешими охотниками наверняка находятся где-то поблизости. За ними следуют женщины и дети, чтобы помочь нам доставить добычу в лагерь. Они идут по открытой прерии между холмами.

Воцарилось красноречивое молчание.

Хитрый Змей сверлил глазами горизонт на юге. Он смотрел долго, после чего хрипло воскликнул:

— Обратите внимание на края пожара на востоке и западе!

Вахпекуты напрягли зрение. Пожар в прерии, казалось, не распространялся, но на его краях можно было видеть яркие блестки.

— Кто-то подает нам сигналы , — сказал Рваное Лицо.

— Но почему одновременно с двух мест? — удивился Два Удара.

— Это не сигналы! — возразил Черный Волк. — Разве мои братья не заметили, что в каждом из этих двух мест можно видеть по нескольку вспышек сразу?!

— Черный Волк хорошо говорит! Это не сигналы! — согласился Смелый Сокол, который как раз подъехал с группой охотников и теперь прислушивался к разговору. — Кто-то хочет испугать стадо.

— Смелый Сокол уверен в этом? — спросил Черный Волк.

— Это старый способ пауни. Я сам не раз так делал. Направление стада бизонов на врагов позволяет пауни уничтожать их без риска для себя.

— Даже самая гладкая белая кожа не дает такого блеска! — заметил Ловец Орлов.

— Пауни получили от белых людей тонкие, блестящие и хрупкие дощечки, в которых все отражается так же точно, как и в воде чистого ручья. Направление этих дощечек на солнце и дает такой блеск, — объяснил Смелый Сокол.

— Хо! Это невозможно! — возмутился Два Удара.

— Я видел такие предметы у чиппева, — отозвался Хитрый Змей. -Женщины чиппева смотрят в них, когда причесываются, а воины, когда красят лица.

— Удивительные вещи вы рассказываете! — поразился Два Удара.

Хитрый Змей заслонил рукой глаза. Напрягая зрение, он даже наклонился вперед. Ему показалось, что на фоне черных клубов дыма от земли поднимается туман пыли. Спустя минуту сердце в его груди начало биться как молот. Он повернулся к товарищам.

— Стадо бизонов повернуло прямо на нас! — возбужденно воскликнул он.

Все молча смотрели на юг.

— Хо! Теперь вижу и я! Проклятые псы гонят стадо в нашу сторону! — взволнованно сказал Черный Волк.

По степи ползло огромное облако пыли. С юга доносился мощный топот и глухой басовый рык, похожий на гул отдаленного грома. Тысячи копыт поднимали с земли тучи пыли. Огромное взбешенное стадо, подобно страшному урагану, неслось на северо-запад, прямо на холм, где стояли оробевшие вахпекуты. Прямо за этим холмом, среди возвышенностей, вилась полоса ровной степи, которая вела в лагерь вахпекутов. Все сразу поняли, что им угрожает. Если испуганное стадо окажется на естественном равнинном тракте между холмами, то уничтожит все, что встретит на своем пути. Тем временем топот копыт и глухие рыки с каждой минутой становились все сильнее.

— Мы все погибнем! — отозвался Два Удара.

Черный Волк отряхнулся, будто вышел из воды. Быстро окинув взглядом воинов, он подозвал Длинное Копье.

— Скачи что есть сил на сунка вакан к Голосу Койота. Пусть немедленно соединит свою колонну с женщинами и детьми. Может, им еще удастся подняться на какой-то холм повыше!

Длинное Копье ударил мустанга арканом и поскакал по склону к равнине.

— Поздно, им не удастся спастись! — воскликнул Рваное Лицо. -Я вижу их вдали! Они идут по открытой равнине!

— Черный Волк! — сказал Смелый Сокол. — Надо любой ценой повернуть бизонов на восток! Это единственный путь к спасению!

— Как мы можем заставить бизонов бежать на восток? — недоверчиво спросил Черный Волк.

— Если кому-нибудь удалось бы подойти к проводнику стада, тогда, наступая на него на сунка вакан, можно было бы заставить его изменить направление бега. И стадо наверняка направится за проводником, — объяснил Смелый Сокол.

— Наши сунка вякан утомлены охотой, — возразил Ловец Орлов. — Это верная смерть, которая никому не принесет пользы!

— И все-таки стоит попытаться! Ведь речь идет обо всем нашем племени, — сухо сказал Черный Волк.

— Значит, я попытаюсь! — воскликнул Смелый Сокол.

Рваное Лицо сразу же направил своего мустанга на него и смерил холодным взглядом.

— Нет, пытаться будешь не ты! Это дело «Сломанных Стрел». Провинился я, потому что не выследил врагов, мне и исправлять свою ошибку!

— Я иду с Рваным Лицом! — закричал Хитрый Змей. — Если один из нас погибнет, может, другому удастся повернуть стадо!

— Сунка вакан устали, у вас нет опыта, вы оба неминуемо погибнете, — порывисто сказал Смелый Сокол.

— «Сломанные Стрелы» выполнят свой долг! — ответил Рваное Лицо. — Мы не боимся смерти.

— Мне не определено Великим Духом погибнуть под копытами бизонов, — добавил Хитрый Змей. — Дайте мне несколько стрел!

Вахпекуты с суеверным страхом смотрели на внука могущественного шамана. Поговаривали, что молодой человек тоже был наделен сверхъестественной силой. Несколько воинов подали ему стрелы. Хитрый Змей вложил их в колчан, потом дал знак Рваному Лицу. Ударив арканом мустанга и запев песню смерти, он пустил лошадь в галоп.

«Куна согоби, куна яна вакара…» -спустя минуту песнь растворилась в надвигавшемся гуле.

Два солдата «Сломанной Стрелы», погоняя мустангов, скакали навстречу взбешенному стаду. Топот тысячи копыт и рык бизонов усиливались с каждой минутой. Вскоре Хитрый Змей уже видел животных, бежавших во главе стада. По обеим сторонам огромного быка мчались два самца поменьше. За ними, будто огромный, широко раскрытый веер, летела большая группа бизонов, а далее следовала громада черных хребтов в облаках ослеплявшей пыли.

Великолепный жеребец Хитрого Змея навострил уши и испуганно заржал. Он хотел было повернуть, но наездник безжалостно ударил его по голове арканом и заставил устремиться прямо на стадо. Примерно за пятьдесят шагов перед первой линией бизонов Хитрый Змей крикнул что-то Рваному Лицу и дал рукой знак, что нужно повернуть. Оба мустанга поспешно выполнили маневр. Теперь уже наездники сдерживали лошадей, чтобы быки, бегущие во главе стада, сами приблизились к ним.

Хитрый Змей все сильнее чувствовал смрад, исходящий от потных тел бизонов. Он слышал громкое сопение, хриплые рыки, тонущие в топоте копыт. Хитрый Змей то и дело поворачивался. Рваное Лицо наклонился чуть вправо, но тотчас же понял, что надо атаковать быков с левой стороны. Он уже поравнялся с бизоном, бежавшим слева от проводника.

Хитрый Змей ударил коленями мустанга. Тот сразу же наискосок начал приближаться к быку. Спустя минуту бизон и конь бежали бок о бок. Хитрый Змей вытащил стрелу, наклонился и натянул лук. Стрела угодила под левую лопатку бизона и вошла по украшенное перьями острие. Видимо, она попала прямо в сердце, потому что животное упало, как подкошенное.

На мгновение все вокруг Хитрого Змея превратилось в бурлящий котел. Глухие звуки мощных ударов, хриплые рыки и стоны заглушили топот копыт.

Хитрый Змей направил своего мустанга в бок крепкому проводнику. Они уже мчались рядом. Рваное Лицо тоже удачно прорвался между двух быков, возглавлявших стадо.

Холмы, с которых вахпекуты, затаив дыхание, следили за разъяренными бизонами, приближались с головокружительной быстротой. Рваное Лицо делал знаки руками, настаивая, чтобы Хитрый Змей наклонился к лошади и надавил на нее коленями. Мустанг еще приблизился к быку. Хитрый Змей уже ногой дотягивался до его взлохмаченной гривы. Бизон не обращал внимания ни на коня, ни на едва видимого на его хребте всадника. Поэтому Хитрый Змей все сильнее и сильнее напирал на проводника. Однако силы мустанга начали в конце концов иссякать. Хитрый Змей чувствовал, как дрожит тело лошади. Пот тек по ее коже, с морды летели хлопья пены.

«Что будет, если сунка вакан упадет?» — молнией пронеслось в голове смельчака. Прямо за его спиной мчалась смерть, ощетинившаяся рогатыми лбами, топочущая тысячами копыт.

«Куна согоби, куна…» -он замолчал на полуслове, потому что справа услышал отчаянное ржание лошади. Он взглянул в сторону. Конь Рваного Лица падал передом на землю. Рваное Лицо летел, как камень, выпущенный из пращи. Мгновение, и он скрылся в траве. Офицер «Сломанных Стрел» даже не крикнул. Стадо бизонов прошло по нему и его лошади.

Ледяной холод охватил Хитрого Змея. То, как упал конь Рваного Лица, не оставляло сомнений, что мустанг попал ногой в одну из бесчисленных нор, которыми кишела равнина.

Хитрый Змей мужественно подавил отчаяние и стон. Теперь ему в одиночку предстояло спасти свое племя от гибели. Он бешено пошел конем на бизона. Несколько секунд мустанг и бык напирали друг на друга телами, словно создавая одно неразрывное целое, пока, наконец, бизон не начал слегка поворачивать на восток. Хитрый Змей оглянулся., Лавина черных хребтов слепо следовала за проводником.

Радость охватила Хитрого Змея. Что значит смерть Рваного Лица, его, когда речь шла о существовании всего племени?! Под напором мустанга проводник последовательно поворачивал на восток, увлекая стадо. Теперь с бравадой и презрением к смерти Хитрый Змей наступал на проводника. Вскоре он потерял из поля зрения северную часть неба, затянутую оловянными тучами. Стадо удалялось на восток от холмов, где стояли воины-вахпекуты. Хитрый Змей уже имел право думать, как выбираться из клещей смерти.

Мустанг мчался из последних сил. Пар валил от его перетруженного тела. Голова клонилась все ниже, с морды текли хлопья пены. Хитрый Змей с беспокойством ловил его хриплое тяжелое дыхание. К счастью, силы бизонов тоже иссякали, стадо бежало из последних сил.

Хитрый Змей не торопил мустанга, постепенно отдаляясь от проводника. Вскоре несколько бизонов опередили смертельно уставшего коня. Тогда Хитрый Змей снова ударил его арканом. Некоторое время он мчался наискосок на восток, чтобы уйти от стада, убегавшего на юг.

Мустанг тяжело дышал и болезненно стонал. Хитрому Змею казалось, что прошла целая вечность, прежде чем он выбрался на свободное пространство. Теперь и его охватила страшная усталость. Он увидел кучку карликовых деревьев. Там наверняка тек ручей. Подойдя к зарослям, мустанг остановился, широко расставив ноги и низко опустив голову. Он дрожал, как в лихорадке. Хитрый Змей тяжело спешился. Ноги подгибались под ним. В эту минуту мустанг тихо заржал и повалился боком на землю.

Неожиданный порыв ветра чуть было не перевернул Хитрого Змея. Он посмотрел на небо. Черные пухлые тучи задернули уже половину небосвода. Приближалась гроза. Хитрый Змей начал искать укрытие.

Сильные грозы, сопровождаемые громом, столь характерные для Великих равнин, всегда производили необыкновенное впечатление на суеверных индейцев. Едва волоча ноги, Хитрый Змей искал убежище среди карликовых верб; полностью лишившись сил, он упал на спину и распростер руки. Нос и рот были забиты пылью. Раздраженные глаза слезились. Становилось все темнее. Хитрый Змей слышал затихающий топот убегавших бизонов и стоны мустанга.