Человек восстает против Бога

Шахнович Михаил Иосифович

Книга профессора, доктора философских наук М. И. Шахновича рассказывает о том, что такое религия, какова ее роль в современном мире; знакомит с историей атеистической мысли, с развитием и формированием научных знаний в борьбе против религиозных суеверий.

 

К читателю

Шестьдесят лет назад три ленинградских пионера: я, будущий автор этой книги, Саша Клибанов, теперь известный историк, лауреат Государственной премии СССР, и Лева Иссерлин — он погиб в 1941 году в горящем танке в бою под Ленинградом — написали письмо ответственному редактору газеты «Безбожник» Емельяну Ярославскому.

Мы рассказали выдающемуся пропагандисту ленинской партии о том, как вожатая проводила с нашим пионерским отрядом антирелигиозные беседы: «Сколько лет Земле?», «Как вещество стало существом», «Жил ли Адам?», «Откуда взялись боги и дьяволы?», и о том, как пионеры в своем клубе создали «Уголок безбожника», где развесили на стенах сатирические плакаты художника Дмитрия Моора (Орлова).

Написали мы и про то, что каждый месяц выпускаем стенную газету «Икар». А назвать ее так ребята решили потому, что всем очень понравился древнегреческий миф о Дедале и Икаре, который прочитала на сборе наша вожатая.

…Жил когда-то знаменитый архитектор и скульптор Дедал. Он высекал из белого мрамора такие дивные статуи, что их принимали за живых людей, Дедал выстроил на острове Крит дворец Лабиринт с запуганными ходами, из которого невозможно было найти выход. Царь Минос заключил в Лабиринт Минотавра — чудовище с телом человека и головой быка. Много дней прожил Дедал на Крите, но когда захотел покинуть остров, чтобы вернуться в родной город Афины, царь не пожелал отпустить знаменитого зодчего. Дедал долго думал, как бежать, и наконец нашел способ освободиться от неволи. Он набрал перьев, скрепил их льняными нитками и воском и изготовил из них четыре больших крыла. Дедал и его сын Икар привязали крылья на спины, продели руки в петли, укрепленные на крыльях, взмахнули ими и поднялись в воздух, как птицы. Отец предупредил сына, чтобы он не поднимался близко к солнцу: оно растопит воск, и не спускался низко к морю: соленые брызги морских волн намочат перья. Но Икар забыл наставления Дедала. У смельчака мелькнула гордая мысль: проверить, есть ли на небе боги? Сильно взмахнув крыльями, он взлетел высоко под самое небо, ближе к лучезарному солнцу. Палящие лучи растопили воск, скрепляющий перья крыльев. С огромной высоты рухнул Икар вниз и погиб в морской пучине.

О многом написали мы тогда Емельяну Ярославскому. Вспомнили и про один смешной случай, произошедший с первоклассниками. Когда они пришли из Зоологического сада, то заявили, что теперь перестали бояться водяного, так как он оказался попросту «бидимотом».

В ответ на наше письмо Емельян Ярославский опубликовал в 1925 году в газете «Безбожник» статью «Боги и пионеры». Он писал:

«Я получил несколько писем из разных городов России о том, как пионеры борются с религией. Вот идет по улице отряд пионеров со своим знаменем. Весело отбивает дробь барабан, льется задорная песня. А навстречу им выходят из церкви старики и старушки. Они крестятся в страхе и ругаются: «Ах, антихристы! Вот черти-то вас будут мучить в аду!». Смеются пионеры: не страшны им черти. Почему? Да потому, что они знают, что ни богов, ни чертей нет.

Если верующие родители и надерут уши пионеру за то, что он стал безбожником, это не велика беда. Отец или мать потом призадумается: а ведь сын, пожалуй, более прав, этот самый молокосос, у которого молоко на губах не обсохло, и им будет стыдно перед сыном. Придет время, когда верующие родители поймут, что между религиозным и научным объяснением мира лежит пропасть.

Религия внушает, что всем миром управляет бог, от воли бога будто бы и зависит все на земле: война и мир, безработица и бедность. Но если это так, то зачем же бороться против войны, голода, бедности? Религия учит покорности: страдай и терпи: «рабы да повинуются господам своим».

Наука исследует небо и землю и знает, что там нет никаких сверхъестественных «чистых и нечистых сил». В 1924 году в Туркестан прилетела саранча. Муллы говорили, что ее убивать нельзя, потому что саранчу послал Аллах, и на крыльях ее написано, что она послана в наказанье людям за грехи. Когда верующие пытались прочитать, что написано на крыльях саранчи, и не могли, потому что там ничего не написано, муллы говорили: «значит, у вас есть какой-нибудь грех».

Пионеры должны знать правильные объяснения явлений природы и общества и, конечно, верные объяснения самой религии.

Вместо «закона божьего», который учили в старой школе, мы не предлагаем ввести «закон антибожий» в новой школе, но мы хотим., чтобы все предметы, изучаемые в ней, вся система образования и воспитания разрушала религиозные верования, формировала научные взгляды на мир.

Пионер! К борьбе против суеверий — будь готов! Но это не значит, что ты будешь изгонять из своих рядов верующих детей, не примешь в отряд тех, кто пришел в него из религиозной семьи. Нет, ты будешь терпеливо убеждать их в правоте знаний, а не веры.

Из пионера должен вырасти настоящий целостный человек, настоящий ленинец, который не боится, никаких богов, святых, ангелов и чертей, знает, что их нет».

Пионеры, к которым в 1925 году обратился Емельян Ярославский, выросли, стали рабочими, инженерами, учителями, врачами, артистами.

В нашей стране давно изменились содержание и формы пропаганды научных знаний по сравнению с двадцатыми годами. В общеобразовательной школе вы узнаете гораздо больше, чем те, кто учился тогда.

Путешествие по стране знаний помогает формировать научное мировоззрение, то есть систему верных обобщенных представлений о мире в целом, о совершающихся в нем природных и общественных явлениях, об отношении к ним человека. Потребность в истолковании сущности мироздания, смысла и ценностей жизни, стремление получить ответы на вопросы: «Кто я есть, чем хочу быть и что могу дать людям?» рождаются в золотую пору отрочества.

Только революционное учение марксизма-ленинизма дает правильное миропонимание, верно отвечает на мировоззренческие вопросы, в том числе и на вопросы о религии. Отношение его к ней неизменно, потому что коммунисты стоят за науку, а всякая религия несовместима с наукой. Коммунисты — атеисты, но они с уважением относятся к тем, кто глубоко верит в бога.

Замечательный советский педагог Василий Александрович Сухомлинский писал: «Без понимания религии невозможен настоящий атеизм. А без атеизма, без настоящего свободомыслия невозможна коммунистическая идейность, убежденность в справедливости благородных идеалов человечества. Я старался, чтобы к отрицанию бога мои воспитанники пришли, поняв религию».

Эта книга и познакомит вас с азбукой научного атеизма, с тем, как человек выдумал бога и как он освобождается от веры в него.

 

Глава I

Семь загадок Акбара

 

 

Падишах Акбар и вольнодумец Бирбал

В средние века самым знаменитым властителем Индии был падишах Джель-ад-дин. Его прозвали Акбаром, то есть Великим Он покорил во второй половине шестнадцатого столетия много племен и народов, раздвинул пределы своего государства от границ Тибета на севере до реки Годавари на юге, от богатой провинции Гуджарат с ее портами на западе до Бенгальского залива на востоке.

Между покоренными племенами и народами, исповедовавшими различные религии, происходили кровавые столкновения. Страну раздирали смуты и волнения. Люди разных исповеданий отказывались вместе пить и есть. Индусы-земледельцы скорее готовы были умереть от жажды, нежели напиться воды в мусульманском дворе. Они призывали к восстанию против крупных землевладельцев-мусульман, которые в союзе с индийскими князьями и предводителями племен грабили народ. Мусульманская беднота создавала тайные организации для борьбы против феодалов и купцов.

Акбар подавил восстание. Он мечтал превратить свою Могольскую державу, как ее называли европейцы, в сильную централизованную империю, где бы не было междоусобных войн Падишах хотел добиться сплочения мусульманских и индийских феодалов. Поэтому он пригласил во дворец известного буддийского монаха, славившегося ученостью, и спросил у него:

— Как прекратить все распри?

— Владыка мира! — сказал монах. — Когда-то жители правого берега реки Ганга, поклонявшиеся Брахме, враждовали с пришельцами с левого берега — огнепоклонниками, чтившими Ахурумазду. Жителей правого берега посетил знаменитый волшебник и пообещал: «Я дам вам все, что пожелаете, но с условием: пришельцы на левом берегу получат вдвое больше». В ответ маг услышал такие слова: «Выколи у каждого из нас один глаз». Они хотели, чтобы у жителей левого берега выкололи два глаза.

Монах помолчал и добавил:

— Огонь ненависти потухнет только тогда, когда все люди познают свет Будды.

Эти слова не понравились Акбару. Буддизм уже много веков был забыт в Индии. Падишах приказал позвать к себе шейха Салима, которого мусульмане почитали святым, и задал ему тот же вопрос:

— Как помирить наши народы и племена?

— Велик Аллах! — воскликнул шейх. — Распри прекратятся, когда все неверные примут законы Мухаммеда.

Акбар был мусульманином, но остался недоволен ответом. Он давно стал сомневаться в истинности своей веры. Только четверть его подданных принадлежала к разным направлениям ислама. Они люто враждовали между собой. Падишах еще в 1577 году приказал прекратить чеканить на монетах символ мусульманства: «Нет бога, кроме Аллаха…», отменил запреты на вино и свинину.

И тогда Акбар обратился за советом к «царю поэтов» и «князю острословов» — вольнодумцу Бирбалу. Когда-то тот был бедным певцом, которого за ум и находчивость Акбар приблизил к себе. Бирбал не осмелился ответить, что если бы исчезли все религии, то не было бы и религиозной вражды. Он спросил у придворных:

— Знаете ли вы, что я хочу сказать?

— Нет, не знаем, — отвечали все.

— Ну, тогда мне с вами не о чем и толковать! — произнес Бирбал. Акбар вскричал:

— Они ошиблись. Они знают!

— Ну, если знают, зачем я буду говорить об этом.

Тогда придворные решили перехитрить Бирбала. Одни утверждали: «Знаем!», а другие: «Нет, не знаем!»

— Очень хорошо1 — обрадовался Бирбал и добавил: — Пусть же те, кто знает, расскажут тем, кто не знает.

Но Акбар приказал Бирбалу ответить на вопрос: прекратит ли Аллах распри среди людей? Мудрец лукаво посмотрел на шейха Салима и рассказал такую легенду:

— Некогда жил великий аскет. Жители приносили ему богатые дары, чтобы он молился за спасение людей. Праведник неустанно возносил хвалу богу: «Беспредельна твоя доброта к смиренным сынам человеческим!» Однажды он отправился в другую страну. По дороге отшельник увидел высокую гору. Он взобрался на нее. Какое страшное зрелище открылось ему! Перед ним — огромная равнина, покрытая тысячами трупов мусульман и индусов. Орлы и коршуны вырывали друг у друга куски человеческого мяса. Праведник услышал крик коршуна: «О господь! Сколь беспредельна доброта твоя к орлам и коршунам. Ты причина того, что убивают друг друга на войне, обеспечивая нам пиры».

Шейх Салим очень обиделся и сказал Бирбалу:

— Такие небылицы может сочинять только осел, каким и я был в твои годы.

— Вы прекрасно сохранились, — с поклоном ответил Бирбал.

Шейх не остался в долгу:

— Чудный сон привиделся мне вчера ночью. Будто бы мы с тобой умерли. Меня вознесли ангелы в рай за праведность в бочке с медом, а тебя джинны бросили в помойную яму за вольнодумство.

— И я видел вчера такой же сон, — заметил Бирбал. — Только мой-то сон на этом не кончился. Оба мы вернулись на землю, а по дороге я стал облизывать вас, а вы — меня.

Акбар был возмущен легендой Бирбала. Он считал, что если народ перестанет верить в бога, то не будет слушаться его посланника на земле — падишаха, и решил проучить вольнодумца.

Падишах Акбар. С индийской миниатюры.

Ночью, когда Бирбал слал во дворце, Акбар явился к нему, надев на себя страшную маску многоликой индусской богини Махакали. Проснувшись, мудрец увидел «грозную богиню» и начал смеяться над ней.

— Грешник! — спросила «богиня». — Почему ты смеешься, когда должен трепетать от страха?

— О мать вселенной! Я подумал: у меня только одна голова, один нос и две руки, а у вас десятки голов, десятки носов и тоже только две руки. Когда у меня случается насморк, я устаю утирать свой нос двумя руками, а если у вас насморк, каково же вам утирать себе десятки носов?

Падишах захохотал и сбросил с себя маску. Он понял намек вольнодумца: что проку от богов и богинь, если их перестанут бояться?

 

Жестокий опыт

Через несколько дней Акбар сказал придворным:

— Мы воздвигнем ибадат ханэ (молитвенный дом) для богословов разных религий. Там они будут объяснять тайны бога, отвечать на мои вопросы и спорить между собой. Мы найдем истинную веру, чтобы ее исповедовали все люди. Тогда прекратятся распри между ними.

Вскоре в столице средневековой Индии — Фатехпуре (Город побед), построенном из красного песчаника и разноцветного мрамора двадцатью тысячами рабов, появился дом с голубой крышей. В нем каждую пятницу собирались богословы. Посередине зала стоял трон, на котором восседал падишах. Справа от него сидело мусульманское духовенство. Слева — индийские жрецы — брахманы.

Каждая группа богословов других исповеданий располагалась отдельно на своем месте. Монсеррате, глава делегации католического духовенства, приглашенный из Португалии, с ненавистью смотрел на нехристиан. Споры часто доходили чуть не до драк.

Акбару надоели перебранки богословов и он сказал:

— О мудрые! Мы установим на земле сольх и кулл (всеобщий мир). Мы осчастливим народы, ниспослав им одну веру. Они будут прославлять нас, праведного правителя. Один бог, один шахиншах — «царь царей». Скажите: на каком языке первые люди молились богу, чтобы мы приказали славить нас на этом языке?

Брахман Деви промолвил:

— Первый язык был тот, на котором написаны гимны Веды.

Наступила очередь шейха Салима.

— Твой отец был отцом лжеца, потому что первый человек, когда появился, произнес великое слово «Аллах».

Его перебил Монсеррате:

— Не слушайте некрещенного. Первый человек Адам молился на языке Библии.

Тогда жестокий падишах приказал взять у двенадцати матерей двенадцать младенцев мужского пола в тот самый час, когда они родятся. Это были дети из индийской, китайской, иранской, арабской и других семей.

Новорожденных заточили в башне и приставили к ним немых кормилиц. Под страхом казни никто, кроме этих женщин, не должен был приближаться к месту их заточения.

Через несколько лет Акбар созвал в свой дворец богословов. Он воскликнул:

— Клянусь небом, сейчас мы узнаем, кто прав!

Падишах в сопровождении богословов пришел к башне и собственноручно открыл дверь ключом, который хранил у себя на груди. Дети встретили его рычанием и криком. Акбар приказал им:

— Говорите.

Но никто из этих несчастных никогда не слыхал человеческой речи. Они издавали только нечленораздельные звуки и не могли произнести ни одного слова. У детей нет врожденной веры в бога, она может появиться только тогда, когда ее внушат.

— Ребенок рождается с пятью пальцами на руке, — сказал Бирбал, — но без понятия о боге.

Каждый богослов объявлял чужую религию выдумкой людей, а свою собственную «откровением бога». Акбар не мог понять: кто же прав? Однажды он воскликнул:

— Если не перестанете грызться, как свирепые псы, я прикажу бросить всех в воды Ганга.

Бирбал сделал вид, что собирается уходить.

— Куда ты? — удивился Акбар.

— Учиться плавать, — ответил мудрец.

Брахман Деви стал прославлять священную реку Ганг, смывающую грехи.

— Разве ворона может стать лебедем, — спросил Бирбал, — если искупается в Ганге?

— Когда бог Шива окропил водой Ганга отрубленную голову десятиглавого демона, — сказал другой брахман, Пуркхотама, — то она вновь приросла к его телу.

— Владыка мира! — обратился Бирбал к Акбару. — Пусть брахманы докажут чудодейственность священной воды Ганга. Деви отрубит голову Пуркхотаме, а затем воскресит его, обрызгав этой водой.

Но жрецы отказались выполнить предложение вольнодумца.

— Колдовская вода язычников — мерзость дьявола, — вмешался Монсеррате. — Только вода, освященная крестом, не портится.

— Это потому, что опускают в нее серебряный крест, — сказал Бирбал. — Алхимики погружают серебряную палочку в воду, и она долго остается чистой и прозрачной.

— Младенец, окропленный святой водой во время крещения, — продолжал Монсеррате, — обретает вечное спасение. Святые изгоняют бесов святой водой.

— А наши святые, — съехидничал Салим, — творят чудеса и без водички.

Во время спора Бирбал незаметно стащил у Акбара туфлю. Вечером Бирбал распустил слух, что недалеко от городской помойки похоронен знаменитый мусульманский святой Якиншах. На его могиле происходят поразительные чудеса: слепые прозревают, немые говорят, больные исцеляются.

Акбар посетил могилу Якиншаха. Там муллы едва успевали принимать дары от сотен богомольцев. Падишах приказал перенести останки Якиншаха на более достойное место. Но сколько ни рылись слуги Акбара в земле, они ничего не могли обнаружить, кроме одной-единственной туфли падишаха…

Когда выяснилось, кто зарыл туфлю Акбара, шейх Салим потребовал казнить Бирбала. Но падишах простил своего любимца.

 

Медальон Акбара

В 1582 году падишах приказал снести молитвенный дом. Он понял, что нет истины ни в исламе, ни в буддизме, ни в иудействе, ни в христианстве. Акбар последовал советам друга своего мудреца Абдулы Фазали, предложившего создать новую веру.

Когда запрягают лошадей, им часто надевают наглазники (шоры), для того чтобы они не смотрели по сторонам, рассуждал падишах. Лошади видят тогда только одну точку и покорно идут к ней, управляемые кнутом. «Мы наденем один наглазник на всех людей, — решил Акбар, — чтобы никто из них не видел ничего, кроме того, что я хочу».

Он предписал всем народам и племенам Индии принять «божественную веру» — дин и илахи — смесь из разных религий: индуизма, джайнизма, маздаизма, ислама, христианства.

Из множества веревок, накинутых на шею народа, свили один толстый канат. Акбар провозгласил себя главой новой религии, приказал поклоняться ему не только как падишаху, но и как духовному владыке мира, земному воплощению солнца.

Спустя три года Акбар обнаружил, что большинство его подданных тайно придерживается старых верований и обрядов. Тогда после долгих раздумий он опять собрал богословов разных исповеданий и сказал:

— Мы хотим знать: сколько вер на свете? Чья вера истинная? Что такое религия? С чего она началась? Кому поклонялись люди? Почему возникла вера в духов? Откуда взялось многобожие?

Семь дней спорили богословы, пытаясь разгадать эти загадки. Падишах приказал послать купцов в разные страны, чтобы они привезли оттуда сочинения о религиях. Через семь лет купцы предстали перед Акбаром. Они привели за собой множество слонов. На каждом были уложены тысячи книг и свитков рукописей, в которых описывались религиозные верования, обряды, обычаи, ритуалы, жертвоприношения, богослужения, праздники и посты разных племен и народов.

Увидев горы книг и рукописей, Акбар воскликнул, обращаясь к богословам:

— У меня нет времени слушать чтение этих сочинений. Какова их суть? Повелеваем изложить ее для меня и моих потомков.

Богословы со своими помощниками принялись за работу. Спустя семь лет падишаху были доставлены сотни томов рукописей на одном слоне. Акбар пришел в ярость:

— Жизнь моя подходит к концу. Пусть Бирбал сократит их до трех слов, чтобы я узнал сокровенную тайну всех богов.

Бирбал покинул дворец, чтобы в уединении прочитать эти рукописи. Брахманы уверяли, что боги помешали ему выполнить поручение падишаха и он умер, не вернувшись во дворец. Но вольнодумцы рассказы вали, что мудрец посетил Акбара через несколько лет, в 1605 году.

— Поторопитесь, — шепнул слуга Акбара, — падишах умирает.

Бирбал стал утешать падишаха:

— Владыка владык! Не отчаивайтесь. Когда вы здесь — смерти нет. Когда смерть здесь — вас нет. Все люди умирают.

Акбар грозно взглянул на мудреца. Тот быстро поправился:

— Я хотел сказать, почти все…

Бирбал протянул владыке кусочек пергамента. Там стояли всего три слова и какое-то число. Акбар не умел читать. Он вложил кусочек пергамента в золотой медальон и повесил его себе на грудь Вскоре падишах умер. Наследник Акбара Джахагир по требованию мулл сразу после вступления на престол обезглавил мудреца Абдулу Фазали и запретил «божественную веру».

Прошло несколько веков. Ученые давно отгадали загадки Акбара, узнали, что написал Бирбал на пергаменте. Попробуем и мы ответить на семь вопросов Акбара.

 

Сколько вер на свете

Человек выдумал бесчисленное множество суеверий. Большинство их давно исчезло. Составлен многотомный словарь живых и мертвых религиозных предрассудков, в котором описано их 500 тысяч.

Люди создали 50 тысяч больших и малых религий. Одно только христианство породило 3 тысячи сект, то есть групп верующих, отделившихся от господствующей церкви.

В 1985 году из 4,5 миллиардов населения нашей планеты было свыше 3 миллиардов верующих 3 тысяч различных исповеданий. Это 2 миллиарда нехристиан: мусульман, буддистов, конфуцианцев, синтоистов и других и миллиард христиан: католиков, протестантов, православных.

Распространенность религий нисколько не доказывает их истинности. До Коперника все думали, что Земля неподвижна, а Солнце вращается вокруг нее. Но разве от повсеместного распространения этого взгляда он переставал быть заблуждением?

Почему возникли различные религии? Потому что люди жили и трудились среди неодинаковой природы, имели несходственный социально-экономический и политический строй.

В. И. Ленин писал: «В религии ищут утешения». В капиталистическом мире слишком несчастны народные массы, чтобы не быть религиозными. На нашей планете больше миллиона людей живет в постоянной нужде. Из них около 400 миллионов обречены на смерть от голода. Сегодня в мире насчитывается 824 миллионов неграмотных.

Религиозная вера неизбежна в обществе, в котором господствуют волчьи законы, классовый гнет, эксплуатация, бесправие и унижение народных масс. Капиталисты используют религию как «темную воду», которой ослепляют народ, чтобы держать его в рабстве. Страшный омут буржуазного образа жизни, моральный распад, духовная опустошенность и одиночество людей заставляют их искать забвения от невыносимой действительности в религиозных иллюзиях.

Известны племенные, национальные и мировые религии. Племена Австралии и Африки почитают духов, предков-покровителей, поклоняются силам природы. Наиболее крупные национальные религии — индуизм, конфуцианство, даосизм, синтоизм, иудаизм.

Индуизм — совокупность сект, верящих в высших и низших богов, добрых и злых духов. Брахманы проповедуют божественное установление кастового строя, карму — воздаяние, которое человек будто бы получает в сансаре — в переселении его души после смерти в тело какого-нибудь другого человека или животного в зависимости от выполнения им предписаний касты, к которой он принадлежал. Брахманы внушают, что человек, когда умирает, должен переплыть реку в царство смерти, но это он может сделать лишь держась за хвост той коровы, которую подарил при жизни брахману.

Конфуцианство и даосизм — религии Китая. Основатель конфуцианства Кун-Фу-цзы, живший в VI веке до нашей эры, требовал почитания неба, стихий природы, предков, соблюдения обрядов. В основе даосизма — вера в сверхъестественную силу — дао, поклонение богам и духам.

Синтоизм (путь богов) — религия японцев. Она состоит из почитания сил природы и предков, культа императора — микадо.

Иудаизм — религия евреев, возникшая во II тысячелетии до нашей эры в Передней Азии. Иудаизм проповедует веру в бога Яхве — творца неба и земли, в богоизбранность израильского народа, в существование пророков, бессмертия души и посмертного воздаяния, обещает пришествие небесного спасителя. Он будто бы явится в золотом одеянии, на белом коне, украшенном розами. Перед людьми расстелются два моста — железный и бумажный. По железному пойдут грешники и провалятся в бездну, по бумажному — праведники и удостоятся блаженства. Ангелы будут кормить их вкусными блюдами из сладкой рыбы Левиафана и белого мяса быка — великана Шорхабора, лежащего на тысячах гор.

Еще в старину критиковались подобные верования. Рассказывают, что как-то заспорили три мудреца: кто из них искуснее обманет. Один сказал: «Придет спаситель». Другой изрек: «Воскреснут мертвые». Победил третий. Он произнес: «Тише, бог услышит».

Мировые религии — буддизм, ислам, христианство. Они распространены во многих странах у разных народов.

Буддизм возник в VI веке до нашей эры. Легендарный индийский царевич Сиддахартх Гаутама, которого назвали Буддой (просветленным), якобы открыл путь спасения от страданий. Человек не должен роптать на свою горькую участь, ему не следует бороться за лучшую жизнь, а нужно избавляться от всех желаний, погрузиться в нирвану — блаженное небытие.

«Ислам» по-арабски — «покорность». Возник он в конце VI века на Аравийском полуострове. Мусульмане (преданные), обращаясь лицом в ту сторону, где расположена Мекка — «священный город» Саудовской Аравии, — восклицают: «Нет бога, кроме Аллаха, и Мухаммед — посланник его». Священная книга ислама — Коран (чтение) учит, что Аллах, сотворивший мир, будто бы заранее предопределил все события, все поступки людей. Мусульмане верят в существование ангелов и бесов, рая и ада, ожидают страшного суда и воскресения мертвых.

Еще в VII веке ислам раскололся на два основных направления: суннизм и шиизм. Девять десятых мусульман — сунниты (почитатели предания), одна десятая — шииты (от слова «шиа» — «группа»). Сунниты и шииты помимо Корана почитают «священное предание», состоящее из рассказов о Мухаммеде и его изречений, но шииты принимают из «священного предания» лишь то, что передано двоюродным братом Мухаммеда — халифом Али и его сторонниками.

Арабские вольнодумцы отвергали веру в предопределение. Тысячу лет назад мудрец Ашари рассказал такую историю. Ученик задал вопрос учителю: «Жили три брата: праведник, грешник и малый ребенок, еще не совершивший ни доброго, ни злого дела. Куда они попали после смерти?» Учитель ответил: «Праведник — в рай, грешник — в ад, а дитя не получило воздаяния». Ученик заметил: «А если ребенок спросит Аллаха, почему он не дал ему возможности подрасти и добрыми делами заслужить рай, что ответит бог?» Учитель усмехнулся: «Всемогущий скажет: „Я отнял у тебя жизнь, потому что знал: если ты вырастешь, то станешь грешником и попадешь в ад”». Ученик возразил: «А тогда грешный брат в отчаянии возопит: „Господи! Почему ты не умертвил меня ребенком и не помешал мне стать грешником?” Что ответит Аллах на это?» Учитель не мог найти ответа.

Христианская религия, так же как мусульманская, заставляет верить в невероятные вещи под страхом вечного проклятия. Христиане должны почитать троицу: бога — отца Саваофа, сына божьего Иисуса Христа и святого духа. Спаситель Иисус Христос якобы сошел с неба на землю, чтобы искупить грехи людей. О нем рассказывают, что он родился от девы Марии, совершил множество чудес, был распят на кресте, воскрес из мертвых и вознесся на небо.

Христианские богословы не могут решить головоломки своего вероучения: что же это за бог, призванный спасти людей от страданий, если он сам не смог их избежать? Что это за бог, который заставил людей убить бога, чтобы они признали бога? Как бог мог предать смерти бога, чтобы искупить грехи людей принесением в жертву самого бога?

Христиане ожидают второго пришествия спасителя, конца мира и страшного суда. Они чают воскресения мертвых, вечного блаженства для праведников и вечных мук для грешников. Английский писатель Джонатан Свифт в своей знаменитой книге «Путешествия Гулливера» остроумно высмеял подобные верования. Он рассказал, что лилипуты хоронят умерших, кладя тело головою вниз. Такой обычай вызывается убеждением, что через одиннадцать тысяч лет мертвые воскреснут. В это время земля перевернется вверх дном, а поэтому мертвые при своем воскресении встанут прямо на ноги.

В XI веке христианство разделилось на две церкви — западную (римско-католическую) во главе с римским папой и восточную (греко-православную), управляемую патриархами.

Католицизм отличается от православия некоторыми догмами и обрядами. Так, например, католики верят в то, что, прежде чем попасть в рай или ад, душа умершего пребывает в чистилище. Православные в это не верят. У католиков крещение совершается через обливание водой, а у православных — через погружение в воду.

В XVI веке из католицизма выделился протестантизм (от латинского слова protestans — «возражающий»), Возникли два главных его направления: лютеранство и кальвинизм. Они называются по фамилиям их основателей — Мартина Лютера и Жана Кальвина. Эти реформаторы отвергли власть римского папы, отказались от многих обрядов, почитания святых и монашества.

Постепенно в протестантизме появились разные секты. Приверженцы каждой из них очень хорошо замечают вымыслы и нелепости других вероучений, но зато слепы по отношению к своим предрассудкам. Последователи каждой религии считают истинной только свою веру, а все другие объявляют ложными. Они ведут между собой бесконечные споры, пытаясь доказать, что только их бог, только их вера истинны.

 

Чья вера истинная

Лев Николаевич Толстой рассказал об одном споре, который произошел в знаменитом порте империи Акбара, в городе Сурате. Там была кофейная, куда сходились многие прохожие и иноземцы. Зашел туда и иранский ученый-богослов — он всю жизнь изучал сущность божества и писал о том книги. Был у этого богослова раб-африканец, ходивший за ним повсюду. Когда его хозяин вошел в кофейную, африканец остался во дворе и уселся на камень на самом солнцепеке. Он сидел и отгонял от себя мух. А богослов лег на диван в кофейной и стал курить опиум. Вскоре иранец позвал раба и спросил его:

— Презренный раб, скажи мне: есть бог или нет?

— Разумеется есть! — ответил раб и тотчас достал из-за пояса маленького деревянного идола. — Вот мой бог, который меня хранит с тех пор, как я живу на свете. Он сделан из сука священного дерева, которому поклоняются все в нашей стране.

Посетители, бывшие в кофейной, слышали этот разговор и очень удивились. Странным показался им вопрос господина и еще более странным — ответ раба.

Один брахман сказал рабу:

— Несчастный безумец! Разве может бог находиться за поясом у человека? Есть только один бог — Брахма. Он больше всего мира, потому что сотворил весь мир. Брахма — великий бог, в честь которого построены все храмы на берегах реки Ганга. Это бог, которому служат брахманы. Только они знают истинного бога.

Так сказал брахман, но ему тут же возразил иудей.

— Нет, храм истинного бога не в Индии. И бог покровительствует не брахманам. Истинный бог не бог брахманов, а бог Авраама, Исаака и Иакова. И покровительствует он только одному своему народу израильскому. Бог с начала мира, не переставая, любил и любит один наш народ… Бог восстановит чудо древности, иерусалимский храм, и поставит Израиль владыкой над всеми народами.

Так сказал иудей, но его перебил итальянец.

— Неправду вы говорите, — сказал он иудею. — Вы приписываете богу несправедливость. Бог не может любить один народ больше других… Бог не оказывает предпочтения никакому народу, а призывает всех в лоно римско-католической церкви, вне которой нет спасения.

Так сказал итальянец. Но протестантский пастор, побледнев, отвечал католику:

— Как можете вы говорить, что спасение только в вашем исповедании? Спасены будут только те, кто служит богу по закону Иисуса.

Тогда турок, работавший в суратской таможне, который тут же сидел с важным видом и курил трубку, обратился к обоим христианам.

— Напрасно вы так уверены в истине своей веры, — сказал он. — Ваша вера уже около шестисот лет тому назад заменена истинною верою Мухаммеда. Она все больше и больше распространяется. Спасутся только верующие в последнего пророка божия, Мухаммеда. И то только сунниты, а не шииты. Они неверные.

При этих словах иранский богослов-шиит хотел возразить турку, но в кофейной уже разгорелся спор между всеми находившимися тут посетителями разных вер и исповеданий: абиссинскими христианами, тибетскими ламами, мусульманскими сектантами-измаилитами и зороастрийскими огнепоклонниками. Все спорили о сущности бога и о том, как нужно поклоняться ему. Каждый утверждал, что только он знает, как надо почитать бога.

Смысл рассказа Толстого состоит в том, что бесчисленное множество вероисповеданий претендовало и претендует на обладание истиной. Каждый проповедник религии утверждает, что только его бог истинный, а другие боги лживы. Нет такой религии и церкви, которая не считала бы свои верования и обряды наилучшими и на этом основании не порицала бы другие исповедания. Католики в Риме осуждают тех, кто не верит в Христа, а мусульмане в Мекке — тех, кто верит в него. Вера в Аллаха означает неверие в Будду, а вера в Будду — неверие в Аллаха.

Многовековой опыт человечества показал, что правильный путь не в поисках истинного бога, а в отказе от веры во всякого бога. Говорят, что религиозная вера объединяет людей. Нет, она не столько сплачивает, сколько разобщает людей; а если и сплачивает, то лишь для того, чтобы противопоставить их друг другу. Религии, церкви и секты разъединяют людей, внушая измышления о мнимом превосходстве одной веры над другой. Трудящимся нужно не разделение, а единение. Нет для них большего врага, чем предрассудки и суеверия, выгодные эксплуататорам.

Раньше многие народы верили, что только им открылся бог, что только он благословил их. Не было ни одного древнего народа, которого жрецы не воспитывали бы в убеждении, что боги именно его больше любят и ему предопределяют особую роль. Так, в Древней Мексике ацтеки верили, что на них возложена великая обязанность — предотвращать гибель солнца с помощью крови, проливаемой во время жертвоприношений. Завоеватели Древней Индии утверждали, что только они — «высшая» раса избранных людей, а покоренные племена — «нечистые», осужденные богами быть вечными рабами.

Иудейская религия проповедует, что только те, кто почитает ее бога, «священный народ», избранный творцом мира, а президент Египта Садат поучал мусульман: «Мы, согласно завету Аллаха, избранный народ, высший из всех народов».

Христиане также называют себя «избранным народом божиим». Американский президент Рейган заявил: «Американская нация находится под покровительством бога. Он избрал нашу страну, для чего поместил ее между двух океанов». Американцам со школьной скамьи внушается мысль об их превосходстве над всеми народами. Звонкий голос диктора вещал когда-то в радиопрограмме для детей «Джек Армстронг, всеамериканский мальчик»: «Скажите мальчикам и девочкам Соединенных Штатов, что этот мир принадлежит им. Мы — избранная богом нация. Все богатства достанутся нам».

Нет никаких «избранных» и «неизбранных» народов. Вымыслу о «богоизбранности», превосходстве одного народа над другими противостоит содружество людей труда различных национальностей, верность рабочего класса любой страны интересам и целям международного пролетариата.

Проповедь о «богоизбранных народах» связана с расизмом, внушающим, будто бы существует «высшая» раса господ и «низшие» расы рабов, жизнь людей якобы зависит от их расовых особенностей.

Наука опровергает расизм. Декларация Организации Объединенных Наций провозгласила: «Всякая теория расового различия или превосходства в научном отношении предосудительна и в социальном отношении несправедлива и опасна».

Человеческий род един. Основные признаки человека у всех людей одинаковы, но люди, оказавшись в разных климатических и географических условиях, постепенно образовали различные расы, то есть группы людей, обладающих наследственной общностью некоторых физических особенностей (цветом кожи, волос, формой головы и так далее). Все расы равноценны по физическому строению и психическим способностям.

Белые люди имеют светлую кожу, потому что их предки в течение десятков тысяч лет жили в бессолнечных туманных странах, а темная кожа африканцев — результат длительного воздействия жаркого климата, жгучих лучей тропического солнца, которым подвергались их предки. Цвет кожи зависит от сочетания двух химических веществ, имеющихся у всех людей, но в различных сочетаниях: от каротина, дающего желтый оттенок, и меланина, окрашивающего кожу в смуглый цвет.

В южных штатах Америки белые христиане закрыли перед неграми двери храмов, не желая молиться вместе с черными. Негр не может безнаказанно войти в церковь, где молятся тому же христианскому богу белые. Белые и черные имеют разные церкви. В городе Бирмингеме была подложена бомба под ступени негритянской церкви. В ней шел урок воскресной школы. Вдруг раздался взрыв. Четыре девочки были убиты, двадцать три школьника ранены.

Сионисты — сторонники националистических взглядов еврейской буржуазии, связанной с американскими империалистами, — распространяют вымыслы о «богоизбранности еврейской расы». Генеральная ассамблея Организации Объединенных Наций в 1975 году определила сионизм как «форму расизма и расовой дискриминации».

Нельзя без величайшего гнева, негодования и возмущения слышать о сионистских злодеяниях в Ливане. Сколько тысяч маленьких ливанцев и палестинцев обожжены напалмом или убиты пулями! Израильские самолеты, пролетавшие над полыхающим Бейрутом, сбрасывали бомбы, замаскированные под детские игрушки. Враги ливанского народа разжигают вражду между мусульманами и христианами. Они нередко убивают друг друга. В ирано-иракском военном конфликте, начавшемся в 1980 году, уже погибло полмиллиона суннитов и шиитов.

Религия и раньше часто служила поводом для разобщения людей, для их столкновений и войн. В XVI веке в Западной Европе вспыхнула опустошительная война между католиками и протестантами. Свифт писал в книге о Гулливере, что поводом к войне были споры о таинстве причащения хлебом и вином — телом и кровью Христа: является ли тело хлебом или хлеб телом, является виноградный сок кровью или вином? Описывая войну, которую вели жители Лилипутии с соседним государством Блефуску, Свифт рассказывал, что она началась из-за религиозного спора о том, с какого конца разбивать яйцо. Священный догмат лилипутов гласил: «Все истинно верующие да разбивают яйцо с того конца, с которого удобней». Однако одни считали удобным острый конец, другие — тупой. Возник церковный раскол, шесть мятежей — и одиннадцать тысяч фанатиков-тупоконечников были казнены.

Боги разных религий. Рисунок Д. Моора. 1923 г.

Пережитки религиозных войн не исчезли и сейчас. В октябре 1968 года протестантские банды напали на католические кварталы Лондондерри — второго по величине города после столицы Ольстера (Северной Ирландии) — Белфаста. С тех пор в Северной Ирландии рвутся бомбы, погибают тысячи людей. Однажды в Белфасте из развалин дома, разрушенного бомбой, вытаскивали трупы детей. Тут же валялась какая-то книга. Это оказался катехизис, по которому дети учили «закон божий» в школе. На странице раскрытого катехизиса было написано: «Бог всемогущ и милосерден»…

Причины современных религиозных столкновений в острых классовых противоречиях. Северная Ирландия — с середины XVII века «белая колония» Англии. Британские войска, оккупировав Ольстер, поддерживают протестантов — потомков колонизаторов, переселенцев из Англии. Рознь и враждебность, насаждаемая британским империализмом, разделили страну на две части: зажиточных протестантов и бедных католиков. Протестанты живут в протестантском квартале, католики — в католическом. Протестант отправляет детей в государственную школу, а католик — в церковную. Дети католиков часто не учатся. «Она нам ни к чему, эта школа! — говорят подростки. — Все равно мы никогда не получим работу, потому что мы католики».

Тысячелетиями спорили люди о том, какой бог более способен помочь в бедах и несчастьях. Но ни один из богов не помог народу избавиться от его страданий. Какое спасение принес Христос трудящимся, если он не спас их ни от эксплуатации, ни от войн? Где правая вера? Искать ее — дело безнадежное. Нет религиозной веры правой и неправой. Все они ложны. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, надо отгадать третью загадку Акбара.

 

Что такое религия

Истинной религиозной веры нет и быть не может, потому что всякая религия учит верить в то, чего не существует: в богов и духов. У богов этих разные имена: Ахурамазда, Брахма, Яхве, Саваоф, Христос, Ункулункулу… Добрые боги и злые. Богини и их сыновья. Ангелы и бесы. Верующие убеждены, что помимо единственно существующего мира имеется еще мир иной, загробный. Но ни один умерший человек не вернулся из загробного мира и не сообщил, что он — есть.

Сверхъестественный мир будто находится вне «естества», как называли в старину природу. Это то, чего нет и чье существование нельзя доказать. А раз никто не может доказать наличие сверхъестественного мира, — значит, и верить в него не надо.

Один знаменитый французский астроном говорил: «Я обшарил весь звездный мир и нигде не нашел ни малейшего следа божества. Мне возражают: «Как же вы, созерцая солнце, луну и звезды, не видите там высшего существа?» Я на это отвечаю: «Я вижу, что есть солнце, луна, звезды и что вы — простак».

Слово «религия» перешло в языки современных народов из латинского языка, на котором говорили древние римляне, и буквально означает «связь». Это мнимая связь, которую придумал человек, связь между тем, что есть, и тем, чего нет, между миром существующим, естественным и миром вымышленным, сверхъестественным.

Религии отличаются необычайным разнообразием своих верований, обрядов и праздников. Но какая бы ни была религия, древняя или современная, она учит верить мифам — вымыслам о сверхъестественных силах, духах и богах. Слово «миф» восходит к греческому понятию «мюо» — «закрываю глаза». В Древней Греции в первоначальной форме «мютос» означало стремление сосредоточиться, задуматься над смыслом окружающего мира.

Кому не приходилось слышать от детей вопросов: отчего гремит гром, почему небо синее, зачем светят звезды? Если ребенок не получает правильных ответов, он пытается сам объяснить загадочные для него явления.

Один мальчик, воспитанный в религиозной семье, придумал настоящий миф. Гром гремит оттого, говорил он, что бог играет на трубе, которую ему подарили на именины.

Древние люди были любознательны, как дети. Обо всем, что им было неизвестно, они складывали мифы. Откуда, например, взялась Луна? Бушмены в Африке объясняют это так. Однажды после дождя колдун сел у костра, снял мокрые сандалии и положил их слишком близко к огню. Вскоре он увидел, что от одной сандалии остался пепел, а другая сгорела наполовину. Колдун рассердился, взял полусгоревшую сандалию и бросил ее вверх. Она взлетела высоковысоко, долетела до ночного неба и стала Луной.

Мифология содержит поразительные догадки и чудовищные заблуждения, истинную правду и нелепые вымыслы. Со школьной скамьи мы знаем о мифах Древней Греции. В чем художественная сила этих удивительных и прекрасных мифов? В том, что в них реалистически воплощена борьба человека с природой, отражены предания о походах и битвах, воспеты подвиги героев. Вспомните, например, двенадцать подвигов Геракла (у римлян — Геркулеса). Он задушил свирепого льва-людоеда, связал дикого вепря, умертвил многоголового змея, очистил от грязи Авгиевы конюшни и так далее. Сказание о Геракле, вступившем в единоборство со смертью, чтобы вырвать у нее душу царицы Алкестиды, говорит о беззаветной храбрости и мужестве, дружбе и любви. Мифы стали пленительными творениями искусства, когда потеряли связь с религией, когда в них перестали верить.

Мифы отличаются от сказок. Герои волшебных сказок Кощей Бессмертный, Снегурочка, феи и гномы — сверхъестественные существа, но они не имеют отношения к религии. Почему? Потому что в их существование никто не верит. Им никто не поклоняется. «Живая вода» сказок и «святая вода» христианских мифов, казалось бы, тождественны. Они якобы обладают волшебными свойствами. Но в существование «живой воды» никто не верит, поэтому она — сказочный образ, а от «святой воды» христиане ждут чудес, вымыслы о ней — религиозные мифы.

Помните мудрую сказку «Мужик и медведь», доказывающую превосходство человека, предвидящего результаты своего труда, над животными. Медведь всегда остается в дураках: от ржи ему достаются корешки (солома), а от репы вершки (ботва). Сказка наделяет медведя действиями, подобными действиям человека, однако ничего религиозного в этом олицетворении нет. Никто не верит, чтобы медведь сеял вместе с мужиком рожь и репу. Другое дело — мифы о медведе, связанные с культом этого зверя.

Религиозный культ (почитание) состоит из обрядов и праздников. Наиболее чудовищный религиозный обряд — жертвоприношение людей. Сотни тысяч погибли на алтарях богов. В 1446 году в Мексике принесли в жертву семьдесят тысяч военнопленных. Один из жрецов разрезал грудь пленного огромным ножом, вырывал из нее сердце и подносил его идолу. Такие обряды исчезли очень давно. Но многие другие еще сохранились.

Вспоминается такой случай. В 1887 году в Казани гимназисты готовились наблюдать солнечное затмение и для этого коптили стекло. Один очень набожный портной часто молился, крестился, глядя на темные иконы, кланялся земле, ударяясь лбом о половицу. Он зло высмеял ребят:

— Кто может знать, что будет с солнцем? Все ваши астроломы — вруны, а вы, дураки, верите! Только одному богу известно, что будет завтра!

Но что сделалось с портным, когда среди ясного утра вдруг стало темнеть и вскоре наступили вечерние сумерки? Он побледнел, бросил работу и в ужасе забился под верстак, ожидая конца мира, «светопреставления»…

— Господи! — шептал портной. — Помилуй мя, грешного.

Испуганные женщины, выбегая из домов, молились, крестились, выносили иконы на улицы, плакали, упрашивая бога прекратить затмение. Старики-евреи прыгали около своей молельни, заклиная: «Как я не могу допрыгнуть до светила, так никто не может схватить его». Мусульмане собрались возле мечети. Они кричали и исступленно били в сковородки, тазы и кастрюли: хотели испугать джинна — злого духа, похищающего солнце. После окончания затмения священники и муллы служили благодарственные молебствия. Они говорили, что бог послал людям грозное знамение, призывая их к смирению и покорности. Религиозная вера и ее культ породили у людей чувство мнимого общения со сверхъестественными силами.

Итак, религия — сложное общественное явление. Она состоит из пяти частей: мифологии, культа, переживаний, нравоучения и организации (церкви и ее служителей). Религия может переплетаться с моралью или искусством, ведь голова у человека одна и сознание у него одно, но всегда сама религия — вера в сверхъестественное.

 

С чего началась религия

Отгадать четвертую загадку Акбара было бы нетрудно, окажись у нас машина времени, описанная английским писателем Гербертом Уэллсом, и имей мы возможность перенестись на ней в прошлое на сотни тысячелетий. Тогда бы мы оказались среди людей, не имевших никакой религии. Ведь она не извечна. Человечество существует 3–4 миллиона лет, а археологические находки свидетельствуют о наличии первых религиозных культов самое большое 80–40 тысяч лет. Религия — искаженное, фантастическое отражение мира в сознании людей. Поэтому она могла появиться только тогда, когда человек, пытаясь объяснить непонятные явления природы, начал воображать то, чего в реальности нет.

Вооруженный примитивными орудиями труда, первобытный человек был беспомощен в борьбе с хищными зверями, с голодом и болезнями. Что мог противопоставить он хоботу слона, когтям льва, рогам буйвола? Бессилие человека в борьбе с природой и породило религию. Он верил, что вокруг него действуют могучие и грозные таинственные силы, наказывающие людей голодом и болезнями.

Известно древнеримское изречение: «Страх создал богов». Древние римляне чувствовали себя настолько беспомощными перед грозными силами природы, что почитали тридцать тысяч камней, просили у них помощи, беседовали с ними, как с живыми людьми.

Ответить на вопрос, с чего началась религия, казалось бы, просто. С поклонения богам. Еще древние римляне говорили: «Религия есть поклонение богам». Однако ученые доказали: первобытные люди не поклонялись богам.

Религия началась с того, что предметы и явления природы наделялись помимо тех естественных свойств и качеств, которыми они обладали, еще сверхъестественными. Древние германцы зимой в лесу просили помощи у елок, пели и плясали вокруг них. Обычай украшать новогоднюю лесную красавицу восходит к поклонению вечнозеленому дереву. Теперь в этом обычае не осталось ничего религиозного.

Вера в чудодейственные свойства предметов и явлений природы, поклонение им называется фетишизмом. В XVII веке португальские моряки называли фетишами (от португальского слова «фетико» — «зачарованная вещь») африканские талисманы и амулеты. Талисман якобы приносит счастье, а амулет оберегает от бед и неудач. Нет такого предмета, хотя бы самого пустякового, вроде камушка, ракушки или пера, который не мог быть амулетом. Он якобы способен предохранить от болезней, вызвать дождь, наполнить море рыбами.

Рассказывают, что один колдун подвергся нападению разбойников. Он спасся только с помощью людей, прибежавших на его крики. Колдун сказал им, снимая амулет с шеи: «Благодарю за спасение. Вот в награду амулет, оберегающий от разбойников».

Когда-то амулеты носили почти все от мала до велика. Но находились люди, которые в них не верили. Советский этнограф В. Г. Богораз-Тан вспоминал, что в конце прошлого века он знал на Крайнем Севере несколько чукчей, не имевших амулетов. Как-то молодой чукча Пьчоп сбросил при нем свою меховую рубаху. Ученый заметил, что на шее юноши не было ни одного талисмана.

— Где же твой хранитель? Почему ты не носишь его? — спросил Богораз-Тан.

Пьчоп засмеялся:

— Он маленький, а я большой… Разве может маленький защищать большого? Я очень хотел подраться с духами. Все ходил по берегу морскому, искал, вызывал, но никто не пришел…

Православные и католики носят на шее крест. Это тоже амулет. Он будто бы предохраняет от бесов. «От беса — крестом, а от свиньи — пестом», — говорили когда-то. Почитание креста возникло в глубокой древности, когда люди поклонялись орудию, с помощью которого добывали огонь, — двум перекрещенным деревянным брускам.

Задолго до христианства крест изображался на различных вавилонских, египетских, индийских, греческих предметах. В Месопотамии на берегу реки Тигр был обнаружен каменный столб, стоявший когда-то в древнем ассирийском дворце. На столбе высечено изображение ассирийского царя Шамши-Абаба, жившего за восемьсот с лишним лет до того времени, когда возникло христианство. На груди у царя на длинной цепи висит большой четырехконечный крест.

Почему человек надеялся, что амулеты могут ему помочь? Он верил, что эти фетиши обладают колдовской силой. Вера в нее сохранилась в сказках. Помните, сколько приключений происходит с Емелей, знающим колдовское «щучье слово». Дурачок заставляет реку течь вспять, печь превращает в вездеход.

В детстве вы, наверное, пробовали «поколдовать» с помощью «волшебной палочки». Рисовали вокруг себя магический круг, но помнили, что это игра. Все происходило как бы «понарошку». Игра с мячом и кругом также была когда-то колдовским обрядом. Люди верили, что при помощи колеса или мячика, круглого, как солнце, можно воздействовать на могучее светило. Они ошибочно полагали, что предметы могут влиять друг на друга по внешнему сходству, что «подобное стремится к подобному»: круглое — к круглому, вода — к воде. Если обрызгать землю водой, брызги притянут воду из туч.

В Африке человек, затаивший злобу против своего соседа, собиравшегося жениться, нанимал колдуна — «делателя дождя»: ведь неожиданный ливень наверняка испортит свадьбу. Колдун знал местные признаки приближения дождя. Если они есть, то чародей влезал на крышу хижины и лил оттуда из чаши воду, приговаривая: «Дождь, дождь, сюда дождь! Сейчас будет дождь!»

Христианский молебен о дожде с окроплением поля «святой водой» — это тот же древний обряд вызывания дождя. Сущность богослужения и колдовских манипуляций ничуть не меняется от того, что они называются по-разному: велика ли на самом деле разница между молитвами о дожде и колдовскими заклятиями?

В Непале верят, что от колдовских чар маленькой богини Кумари зависит благоденствие этой страны. Жрецы избирают повелительницу природы из девочек в возрасте от трех до пяти лет, родившихся в семьях ювелиров. Будущая живая богиня должна провести ночь в помещении, уставленном изваяниями страшных голов животных. Та из претенденток, которая не испугается и не заплачет, обязана отвечать тридцати двум требованиям (по числу зубов у человека). Если она выдержит все испытания, то получает имя Кумари и на семь лет поселяется в трехэтажном здании на площади столицы — Катманду, где высятся храмы и каменные статуи богов.

Ежедневно утром жрецы определяют цвет платья, в которое должна быть одета богиня. Зеленое якобы принесет урожай, голубое — вызовет дождь. На девочку надевают диадему, ожерелье и браслеты весом в десять килограммов. На лбу у нее рисуют третий глаз. Двумя глазами она будто бы видит внешний мир, а третьим — то, что у людей на душе.

В октябре во время праздника небесная королева разъезжает по столице в золотистом платье, в золотой карете, сверкая драгоценными камнями.

Когда Кумари исполняется четырнадцать лет, ее изгоняют из храма. Она считается умершей. Все избегают несчастную отшельницу. Вероятно, в древности ее отравляли. После выбора новой богини жрецы торжественно провозглашают: «Кумари воскресла из мертвых! Кумари возвратилась!»

Вера в колдовство постепенно исчезает, потому что люди убеждаются в его бесполезности. В 1982 году на чемпионате мира по футболу в Испании команду из Камеруна сопровождал колдун Амене Акета Бунке. Несмотря на все его заклинания, сборная Камеруна не смогла забить ни одного гола. Зато правительство африканского государства Дагомея издало указ, запрещающий колдунам рассыпать «чудодейственный порошок» на футбольных полях…

В Кении двести колдунов решили отказаться от своей профессии на многолюдном собрании. Старшего колдуна Камунде Гачуки спросили:

— Может ли корова околеть от заклятий?

— Конечно может, — ответил он. — Если к ним добавить немного стрихнина.

В 1961 году в Гвинейской Республике подростки и юноши восстали против власти колдунов. В южной части страны, в Лесной Гвинее, тайные общества колдунов уводили в «священные» леса и рощи мальчиков в возрасте 8–16 лет для посвящения в полноправные члены племени. Женщинам говорили, что их детей проглотил верховный дух Поро. Посвящаемые в течение шести-семи лет трудились на колдунов, выполняли сельскохозяйственные работы, охотились, изготовляли ремесленные изделия. Подростков подвергали болезненным испытаниям, запугивали духами лесов, которых изображали колдуны в страшных масках. «Владыки леса» — колдуны избивали посвящаемых, не разрешали больным лечиться у врачей.

Правительство Гвинейской Республики в результате ожесточенной борьбы с «владыками леса» добилось сокращения срока проведения посвящений до трех месяцев и приурочило их к каникулам в школах. Большинство «священных рощ» было превращено в плантации бананов и кофе, а многие маски стали экспонатами музея в Конакри.

В Гвинейской Республике колдуны вынуждены были отказаться от своей доходной профессии, так как не смогли доказать, что могут превращаться в крокодилов. Дело в том, что в 1975 году там был принят закон, разрешающий колдовать только тому, кто выдержит публичный экзамен, доказав свое умение обернуться в какого-нибудь зверя. Правительство, чтобы искоренить колдовство, потребовало от колдунов того же, чего герой книги «Принц и нищий» добивался от колдуньи.

Помните, как рассказывает об этом Марк Твен?

Одну бедную женщину, бродившую со своим маленьким ребенком в поисках милостыни, приговорили к сожжению на костре за то, что она будто бы вызывала бурю, снимая с ноги чулок. Нищий Том Кенти, случайно оказавшийся королем Англии, помешал сожжению колдуньи. Он приказал бедной женщине вызвать бурю, за что ей и ее ребенку даруется свобода; если же она не сможет этого сделать, то их ожидает сожжение на костре. Нищенка упала к ногам юного короля, умоляя его отменить приговор, так как она не умеет вызывать бурю. Но король оказался неумолим. Нищенке пришлось исполнить волю короля и снять чулок, но бури не было. Тогда Том Кенти обратился к толпе со словами:

— Эта женщина лаже под страхом смерти не может вызвать бурю, значит, она невинна и ее оклеветали.

Нищенка была оправдана.

 

Кому поклонялись люди

Древнее колдовство было связано с культом животных, зверей-оборотней и четвероногих богов, пернатых и пресмыкающихся богинь. Вспомните романы Фенимора Купера. Храбрый Бизон, Серый Бобр, Черный Орел… Откуда взялись такие имена? Это названия предков-покровителей — тотемов (от слова индейцев алгонкинов «ототем», буквально — «его род»). У индейцев каждый род назывался именем тотема: орла, змеи, черепахи и так далее. Тотемы воспрещалось употреблять в пищу.

Вера в сверхъестественное родство группы людей с тотемами называется тотемизмом Она возникла потому, что первобытный человек не выделял себя из природы, отождествляя себя с животными, деревьями, камнями, наивно полагая, что люди могут оборачиваться в них. «Не послушался братец Иванушка сестрицы Аленушки, испил воды из козьего копытца и обратился в козленочка…»; «Ударилась лебедушка об землю и обернулась красной девицей».

Известный советский путешественник Владимир Арсеньев рассказывал в книге «В дебрях Уссурийского края», что его отважный проводник охотник-нанаец Дерсу Узала называл тигров, кабанов, ворон людьми, но только одетыми в другие рубашки. Деревья — это были «люди», скалы — «люди».

Пережитки тотемизма сохранились в обожествлении зверей. Население Древнего Египта почитало около ста различных животных. В V веке до нашей эры эту страну посетил греческий историк Геродот. Он писал о древнеегипетских храмах: в них висят таинственные, вышитые золотом занавесы, украшенные драгоценными каменьями и надписями. Если приблизишься к занавесу, намереваясь увидеть изображение бога, то к тебе выходит навстречу жрец. Он поет гимн и приподнимает немного занавес. Что ты видишь? Клетку, а в ней — крокодила, или большую змею, или какое-нибудь другое животное. Это боги, которые ползают или прыгают на пурпурных коврах. Геродот рассказывал, что одна женщина растила крокодила вместе со своим сыном. Она не только не пожалела сына, когда крокодил съел его, а, наоборот, была счастлива, что он сделался жертвой домашнего бога.

Древние египтяне особенно почитали быка и корову. Рогатый скот был истинным благодетелем людей. На быках пахали землю, коровы давали молоко. На берегах Нила поклонялись «двурогому владыке» Осирису и его супруге богине Исиде. До нас дошли ее изображения разных времен. На более ранних она запечатлена в образе коровы или женщины, у которой в головном уборе остались коровьи рога, и уже значительно позднее — в образе матери, кормящей грудью младенца.

Крылатый бык. Ассирийская скульптура. VIII в. до н. э.

Древние египтяне поклонялись черному бычку с белыми метинами на лбу и боках. Его называли Апис и молились ему, как богу. Этот бык жил в особом дворце или храме Жрецы ухаживали за Аписом. В праздники надевали на него драгоценные украшения. Между рогами укрепляли золотой круг, изображавший солнце, и с гимнами водили вокруг храма, при большом стечении народа. Бык возвещал удачу или беду, в зависимости от того, в какое отделение своего храма он вступал в часы прорицания. Жрецы незаметно направляли его, а затем толковали предсказания рогатого пророка. Когда священный бык умирал, его с большими почестями хоронили в богатой усыпальнице. Народ постился и плакал до тех пор, пока не находился новый Апис.

Культ быка существовал во многих странах. В Древней Греции быка почитали в образе Зевса, а корову в образе волоокой Геры. В современной Индии часто быка и корову называют отцом и матерью. Лучший комплимент индийской девушке — назвать ее коровой. В стране множество алтарей с коровоподобными статуями богов. Их украшают венками из цветов, обливают молоком, которое пьют потом как священный напиток. На ярких цветных плакатах можно увидеть изображение священной коровы, якобы совершающей разные чудеса.

В Индии пасется двести миллионов неприкасаемых быков и коров. Кто убьет корову, поучают брахманы, тот будет столько лет мучиться в аду, сколько у нее было волос. Убой коровы карался в старину смертной казнью. В 1967 году, когда власти пытались принять закон, разрешающий убой скота, толпы фанатиков собрались в Дели около здания парламента и чуть не разгромили его.

Фараон под защитой богини — небесной коровы. Древнеегипетский рисунок.

На городских улицах и поныне никто не осмеливается тронуть быков и коров пепельного цвета с раззолоченными рогами, свободно разгуливающих среди автомобилей, пусть это даже мешает движению транспорта. Однажды на стартовой полосе аэропорта в Бомбее появилось стадо заблудших коров. Служители аэропорта не решались их прогнать. Прилетевшие в Бомбей самолеты не могли совершить посадку. Выдворить животных удалось только с помощью магнитофонной ленты, срочно доставленной из зоопарка: на ней был записан рев тигра…

«Зверопоклонство было у язычников, — скажет христианский богослов. — Истинный бог, о котором говорится в священном писании — в Библии, — святой дух». Но почему Библия называет бога быком, описывает, как он восседает на небе среди крылатых быков — херувимов? (Слово «херувим» буквально означает «бык».) В Библии рассказывается, что изображения бога отливали в виде золотого тельца, то есть молодого быка, и перед ним ставили жертвенник. Объясняется все это тем, что библейского бога когда-то почитали в образе быка. Мнимому основателю иудейской религии, пророку Моисею, первоначально поклонялись, как божеству, связанному именно с этим культом. В Библии говорится, что «лик Моисеев был украшен рогами». Поэтому знаменитый итальянский скульптор Микеланджело изобразил Моисея с рогами.

 

Почему возникла вера в духов

Представление о боге как о духе-невидимке — пережиток первобытной веры в духов. Люди выдумали духов, потому что не знали строения своего тела, не могли правильно объяснить причины сна и смерти. Человеку мерещилось, что у него есть душа — дух, который покидает его тело во время сна и смерти. По старому поверью, уснувшего нельзя было поворачивать лицом вниз, чтобы не затруднить душе обратный путь. В Индии считалось, что человек совершил убийство, если разрисовал лицо уснувшего. Ведь тогда душа не узнает его и спящий не проснется. От веры в «исход души» сохранилось выражение «душа ушла в пятки». В Индии, если кто-то зевал, то громко щелкал пальцами, чтобы испугать душу и помешать ей выскочить через открытый рот. Когда-то православные быстро-быстро крестили при зевке рот, чтобы бес не проникнул туда и не завладел душой.

В давние времена небо и земля, леса и болота казались человеку населенными добрыми и злыми духами. Духи будто бы следуют за человеком по пятам, летают над его головой, копошатся под ногами. В Японии верили, что существует миллион духов на земле, миллион их в воздухе и миллион — под водой. Доброжелательны духи-родичи, духи предков, а от духов-чужаков можно ожидать всякого зла.

Вот несколько ребятишек бегают по двору, догоняя друг друга. Вдруг один из них, уже почти настигнутый, кричит: «Чур меня!» — то есть не тронь меня. А знаете ли вы, что это древнее колдовское заклятие: «Чур, спасите меня!» Возникло оно в Древней Руси среди славян, почитавших умерших предков — чуров. Они были хранителями домашнего очага. Обрубок дерева, поленце, с помощью которого разжигался огонь очага, называли чуркой, а деревянное изображение самого духа — чурбаном. Его ставили на стражу земельного владения. Человек, переходящий границу — межу, где стоял чурбан, — переходил «через чур». Отсюда слово «чересчур». «Чураться» значило «проводить черту», «охранять себя границей», «сторониться», «избегать чего-либо». Впоследствии чура — хранителя домашнего очага стали называть дедушкой домовым. Невысокий старик в синем кафтане с красным поясом будто бы жил за печкой, сторожил избу, берег скот.

В старину крестьяне верили, что в лесу живет леший, в доме — домовой, в воде — водяной. В рассказе И. С. Тургенева «Бежин луг» двое мальчиков спорят о лешем:

«Цапля опять прокричала над рекой.

— Эк ее! — невольно произнес Костя, — словно леший кричит.

— Леший не кричит, он немой, — подхватил Ильюша, — он только в ладоши хлопает да трещит…

— А ты его видал, лешего-то, что ли? — насмешливо перебил его Федя.

— Нет, не видал, и сохрани бог его видеть; но а другие видели. Вот на днях он у нас мужичка обошел: водил, водил его по лесу, и все вокруг одной поляны… Едва-те к свету домой добрался.

— Ну, и видел он его?

— Видел. Говорит, такой стоит большой, большой, темный, скутанный, и этак словно за деревом, хорошенько не разберешь, словно от месяца прячется, и глядит, глядит глазищами-то, моргает ими, моргает…»

Суеверия мешали людям познать мир. Человек, скованный верой в духов, когда наталкивался на непонятное ему явление, не говорил: «Я этого не знаю». Он думал: «Это от духов». Вера в них усыпляла ум. Неверующий произносит: «Я этого пока не знаю, но это надо узнать». Мысль у него начинает работать и не успокаивается до тех пор, пока не докопается до истины.

Верят там, где не могут знать. Кто ничего не знает, тому поневоле приходится верить во всякие вымыслы. Кто научился размышлять, тому трудно верить. Робинзон Крузо, герой романа Дефо, рассказывал, что Пятница не знал, отчего ружье стреляет. Бедняга трепетал при каждом выстреле. Он считал ружье злым духом, несущим смерть. Проходя мимо ружья, Пятница шептал заклинания, умоляя ружье не лишать его жизни. Но когда Пятница понял устройство ружья и научился стрелять, он перестал его бояться Там, где начинается знание, кончается суеверие.

Суеверия приносят много бед. У чукчей, например, существовало такое поверье: если человек тонет, — значит, его схватили водяные духи. Отнимать у них жертву нельзя. Когда же у чукчи переворачивалась лодка, он безропотно тонул, даже не пытаясь спастись. Товарищи, охваченные ужасом, спешили скорее удалиться от места катастрофы. Они считали, что упавший в воду, принадлежит могучему духу моря, бороться с которым бесполезно и опасно. Люди страшились собственных выдумок и поклонялись тому, чего нет.

Многие племена изображали духов в виде маленьких кукол. У якутов, когда рождалась девочка, ей дарили тряпичную куклу. Девочка «кормила» и «поила» ее, обращалась к ней за помощью, как к своему духу-по-кровителю. У эскимосов, когда умирал человек, то изготовлялась кукла. Ее называли именем умершего. В кукле делалось углубление, куда вкладывали волосы умершего, в которых якобы находилась его бессмертная душа. Так и выросло идолопоклонство.

В Индии в храмах Шивы находятся идолы, изображающие этого бога, его детей, их родственников. Боги-куклы все время «едят и пьют», а толстеют от этого только их служители. Рано утром жрецы входят в спальню богов, одевают скульптурные изображения их в нарядные одежды. Затем боги «завтракают»: к их губам подносят фрукты, рис. Они «пьют» соки. Вместе с ними завтракают и жрецы. В десять часов боги отходят ко сну.

В старину в Африке почитали божков, сделанных из черного дерева. Они были утыканы гвоздями, шляпки которых как бы одевали идолов чешуей, но совсем не для украшения. Гвозди вбивали, чтобы вывести божков из оцепенения, заставить их прислушаться к просьбам, обращенным к ним. Вбивая в божка гвоздик, человек думал: «Покуда он будет чувствовать боль от гвоздя, он будет помнить мою просьбу». В первую мировую войну в Берлине была воздвигнута колоссальная деревянная фигура Гинденбурга, командующего немецкими войсками. Берлинцы вбивали в нее гвозди, требуя победы.

Помог ли этот деревянный божок тем, кто вбивал в него гвозди?

Многие племена наказывали идолов, били их, — как дети своих кукол. Божков шлепали, если молитвы, обращенные к ним, не приносили результатов. В Китае в жаркое лето горожане выносили идолов из храмов на солнцепек: пусть боги узнают, как тяжело приходится людям в жару. Когда в течение нескольких дней лил дождь, то божков, предварительно выпоров, ставили в середину луж под дождь.

Католики нередко обращаются со своими статуями святых так же, как китайцы с божками. В 1893 году в Сицилии была страшная засуха. Население усердно молилось в церквях. У алтарей день и ночь горели свечи. Когда богослужения не помогли, крестьяне, потеряв терпение, решили расправиться со статуями святых, не внявших их молитвам. Жители города Палермо выкинули из церкви резную деревянную фигуру святого Иосифа на улицу: пусть он на себе испробует жару. В других городах итальянцы наказывали статуи святых так, как в школах поступают с провинившимися детьми: их поворачивали лицом к стене, носом в угол. Бывало, что гипсовые изваяния святых окунали в грязные лужи. Статую святого Анджело высекли, сковали цепями и грозились повесить, если не будет дождя. «Дождь или виселица!» — кричали разгневанные крестьяне. И вот мы подошли к последней, седьмой загадке Акбара.

 

Откуда взялось многобожие

Родословная богов ведет к миру тотемов и духов. Духи — безликая, безымянная масса. У них нет «биографий». А боги — это духи, имеющие имена, о них сложены мифы.

Вначале человек создал в своем воображении богов по образу животных. Затем выдумал богов, подобных себе. У американских индейцев они краснокожие, у китайцев — желтолицые. Африканцы наделяли своих добрых богов черной кожей и курчавыми волосами, злых же богов представляли белыми. Древние люди, носившие бороду, верили, что и бог имеет бороду, в которой таится его всемогущая сила. Поэтому говорили: «Схватить бога за бороду».

Боги не были лишены недостатков людей: они ссорились, обманывали, воевали между собой. Человек наделял богов всем тем, чем хотел обладать сам: всемогуществом, бессмертием. Бог очень умен, — значит, у него несколько голов, очень ловок — у него много рук. В Индии всемогущие боги изображаются с десятками ног, всевидящие — с десятками глаз. Там слово «многорукий» означает «могучий»; «тысячеглазый» — «всевидящий». Ламаистское грозное божество Самвара имеет четыре синих лица и семьдесят четыре руки. Древнеиранский бог Митра якобы обладал десятью тысячами глаз и одной тысячью ушей, а бог балтийских славян Перевит — пятью головами. В XV веке в Западной Европе Иисуса Христа изображали иногда с тремя устами, тремя носами и четырьмя глазами. На некоторых православных иконах Христос также изображен трехликим.

Люди не могут создать комара, но они тысячами сотворили добрых и злых богов. При раскопках библиотеки ассирийского царя Ашурбанипала был найден огромный список богов. Им поклонялись жители Древнего Двуречья. В списке более двух с половиной тысяч имен. В индийских гимнах Веды говорится о 3399 богах. Древние мексиканцы почитали 2000 божеств. У древних римлян было 30 ООО богов и богинь. О детстве ребенка заботились, например, 43 римские богини. Специальная богиня заставляла ребенка издавать первый крик, другая учила его первому слову; кто помогал пить, кто есть; особая богиня ведала пеленками.

Множественность богов объясняется тем, что человек не сразу научился мыслить отвлеченно. Общие понятия он представлял себе в виде наглядных образов. В Древнем Риме мир, война, правосудие, любовь, смерть почитались как боги и богини. Стихии природы в древности воспринимались в виде существ, обладающих сознанием, чувствами и способностями совершать разумные действия.

Земледельцы и скотоводы особенно поклонялись богам солнца, дождя, земли. У североамериканских индейцев-ирокезов был бог дождя Хено — могучий громовик с волшебным пером на голове, с пучком сверкающих молний в руке. Древние греки почитали бога-громовержца Зевса, древние римляне — Юпитера, германцы — Тора, финны — Укко, славяне — Перуна.

Военные дружины славян считали Перуна своим предводителем, верили, что он, вооруженный палицей или луком с огненными стрелами, разъезжает по небу на колеснице, запряженной крылатыми конями.

Каких только страшных и злобных богов не придумали люди! В группе Липарских островов, раскинувшихся в Тирренском море, есть островок Вулькано, большую часть которого занимает гора. В очень отдаленные времена люди видели, как из вершины горы вырываются клубы черного дыма, языки пламени, на огромную высоту взлетают раскаленные камни. Древние римляне решили, что на этой горе живет бог огня и кузнечного ремесла Вулкан. По имени этого бога все огнедышащие горы стали называться вулканами.

Трехликий Шива.

Боги олицетворяли не только солнце, огонь, воду, грозу, но и власть. Имя финикийского бога Адониса означает в переводе «господин», а вавилонского бога Ваала — «владыка». Слово «господь» происходит от слова «господин». Люди не понимали, откуда взялось разделение на эксплуататоров и эксплуатируемых, на богатых и бедных. Многие верили, что это определяется богами. В нашем языке слово «бог» связано со словом «богатый». Бог будто бы одаривает своих избранников богатством. Славянское слово «бог» имеет смысл «податель бога», «господин». Славянский бог солнца Даждь-бог означал «Дай богатство». Князья считались «внучатами могучего Даждьбога», каких называет «Слово о полку Игореве».

Сравните эти изображения Древнегреческий бог Зевс (слева) и христианский бог-отец Саваоф.

Вера в небесного царя появилась после возникновения царской власти на земле. Страдания угнетенных, их чувство бессилия в борьбе с угнетателями заставляли склоняться перед небесными владыками, созданными по образу и подобию земных деспотов. Могущество царей земных было перенесено на царей небесных Имя вавилонского бога Мелек означает в переводе «царь», а санскритское слово «бхога» (бог) — «государь».

В рабовладельческих государствах верили в то, что цари — величайшие из богов или же их сыновья. Египетские фараоны внушали, что они родились от брака богов с царицами. Китайские богдыханы называли себя «сыновьями неба». Главные боги в религии японцев, синтоизме, — умершие микадо-императоры, «сыновья солнечной богини Аматэрасу».

В древности людей заставляли верить, что цари после смерти превращаются в богов. Такое превращение называлось по-гречески «апофеоз». Интересно, что слово это вошло в наш язык, но в ином значении.

Супруга первого римского императора Августа Ливия буквально осыпала золотом одного догадливого сенатора за то, что тот объявил, будто бы своими глазами видел, как ее умерший муж поднимается на небо, чтобы стать там богом. Римский философ Сенека насмехался над апофеозом императора в сочинении «Отыковление». В нем рассказывалось, что император Клавдий после смерти превратился не в бога, а в… тыкву.

Большинство царей небесных давно забыто. Исчезла вера в бога солнца Амон-Ра в Египте, в тучегонителя Зевса в Греции. Однако вера в существование христианского бога Саваофа сохранилась. По православным представлениям, Саваоф (бог воинства) — это царь царей, богородица — царица небесная, сын божий — престолонаследник, чины ангельские — придворные чиновники. Русские крестьяне говорили о боге как о небесном царе: «Господня воля — наша доля», «На волю божью просьбы не подашь».

Как у царя были министры, так у бога — святые: Георгий Победоносец ведал военным делом; Пантелеймон-целитель — здравоохранением; Илья-пророк — погодой; Флор и Лавр — коневодством. В старину возникла пословица: «Через святых — до бога, через людей — до царя». Измученные тяжелым трудом, крестьяне часто восклицали в отчаянии: «Высоко бог, далеко царь, нам правды не найти!»

«Господа! Сколько противоречий!» Рисунок Д. Моора. 1924 г.

В буржуазном обществе представление о боге — небесном царе постепенно вытесняется отвлеченным понятием о нем как о «великом духе», «мировом разуме». Однако оно столь же абсурдно, как и идея о боге, имеющем телесный образ, потому что духовные атрибуты бессмысленны без телесных. Современные богословы стараются сделать представление о боге более абстрактным, туманным. Ему остригают седую бороду, шьют новый костюм, но верить в любого бога в эпоху космических полетов так же нелепо, как верить в существование Деда Мороза. Вера в бога затемняет разум, смиряет сердце и парализует волю.

Христиане молятся: «Верую во единого бога». Но так ли это? Они почитают бога, будто бы имеющего три лица: бога-отца, бога-сына и бога — святого духа. Каждый из них существует сам по себе, но все они объединены в одном боге. Бог, мол, пребывает в трех лицах и все-таки остается в единственном числе. Трижды один равен единице. Какое же это единобожие? Это трехбожие.

Истоки веры в троицу уходят в глубокую древность. У самых первобытных племен счет велся до трех. Число «три» означало «много», «все» и почиталось волшебным. Заклятия и заговоры для придания им колдовской силы произносились трижды.

В давние времена люди выделяли в окружающем мире три плоскости: верхний мир солнца, луны, звезд и птиц; нижний, земной мир, в котором живут люди и звери; и подземный мир воды, где плавают рыбы и обитают змеи. Следы представлений о птичьем, зверином и рыбьем мирах сохранялись у многих племен и народов. Они изображали мир в образе духов или богов, один из которых олицетворял небо или свет, другой — землю или воздух, третий — воду или огонь. Вавилоняне поклонялись богу неба Ану, богу земли Мардуку и богу подземного мира Эа. Индусы почитали троицу: Брахму — небесный свет, Вишну — воздух между небом и землей и Шиву — огонь под землей. В христианской троице бог-отец — владыка неба; святой дух — воздуха; сын божий — земли.

Боженька. Рисунок Д. Моора. 1923 г.

Ранние христиане олицетворяли в образе святого духа мать Христа — Марию. Ее священной птицей считался белый голубь. Древневавилонская Иштар, финикийская Астарта, древнегреческая Афродита также изображались с голубками. Об этих богинях рассказывалось, что они превращались в голубей. На христианских иконах святой дух ходит в голубиных перьях. В православных храмах святого духа имеются изображения этого пернатого бога из металла или глины. В Польше католики в праздник святого духа выпускают в костелах голубя. Рассказывают, будто бы однажды ксендз по ходу службы возгласил:

— Съянты дух, зойди с неба!

В это время полагалось выпускать голубя. Но он не появился. Повторил ксендз возглас — никакого результата. И вдруг раздался голос причетника:

— Пане ксендже! Съянта духа кошка зъела…

Было время, когда человек верил во многих богов. Настанет время, когда никто не будет верить ни в одного бога.

…Теперь, когда вы узнали ответы на семь загадок Акбара, можно раскрыть секрет его золотого медальона. Какие же слова хранил спрятанный в нем кусочек пергамента?

Бирбал поведал Акбару сокровенную тайну всех богов, начертав число «нуль». А под нулем написал изречение знаменитого древнеиндийского вольнодумца Брихаспати: «Религия — черный туман».

Знак нуля впервые открыли в Индии. Его назвали «щунья» — «пустое», «дыра». В древнеиндийском языке — санскрите — кружок, который изображает нуль, символизирует небо. Он означает дыру, то есть ничто, указывает на то, что на небе пусто, ничего нет. Все боги и богини, восседающие на небесных тронах, — это шунья — пустое. Поклоняться им — значит поклоняться вымыслу, созданному человеческой фантазией, воображением, а значит, поклоняться тому, чего нет. Сон разума породил богов. Пробудившись ото сна, человек восстает против них.

Вот что хотел сказать Брихаспати. Религия — царство тьмы. Она мешает людям ясно видеть мир, обрекает их на жизнь во мраке суеверий.

 

Глава II

Книга-призрак

 

 

Свет с Востока

История человечества протекала не только во мраке религиозных заблуждений. Еще в древности пытливый человеческий разум стал сомневаться в существовании богов.

В Древней Индии религия причиняла столько бед народу, что именно здесь впервые мудрецы стали отрицать бытие богов. Этих мудрецов называли чарваками. «Чар» означает «четыре», «вак» — «слово». Чарваки учили, что мир не сотворен богами, а состоит из четырех первоэлементов: воды, огня, воздуха и земли.

По тайным преданиям, первым чарваком был Брихаспати. Неизвестно, когда он жил. Брахманы считали, что Брихаспати — это полубог, посланный на землю для изгнания демонов. Он научил их отрицать существование богов, чтобы боги, обиженные этим, истребили злых духов. Брахманы уничтожили все рукописи Брихаспати. Но до нас дошли его изречения: «Самое лучшее в мире — знание, самое худшее из несчастий — невежество», «Обманщик, лжец и плут сочинили священные книги», «Когда тело обращается в золу, нет больше ничего», «Луна и без брахмана взойдет».

Эти афоризмы близки индийским народным изречениям: «Знание уничтожает незнание, как свет изгоняет мрак», «День кончается ночью, радость — горем, горе — радостью».

Сколько смешных историй рассказывали чарваки о своих врагах — брахманах! Один жадный брахман накопил большой горшок ячневой крупы и хранил его в ожидании голода, рассчитывая тогда получить за крупу 100 рупий Брахман мечтал о разных спекуляциях, в результате которых превратит эти деньги в тысячу рупий. Тогда он женится на дочери богатого брахмана и у него будет сын. Представив себе, как он станет бить непослушного сына, брахман ударил со всей силы по горшку и разбил его вдребезги.

Взгляды Брихаспати называли «солнечным учением радости». Он призывал жить счастливо, отрицал общественное неравенство людей, так как все люди равны от природы.

В древнеиндийских сочинениях упоминаются ученики Брихаспати — «ниспровергатели богов». Мудрецы спрашивали: «Кто видел бога Индру? Где он?» — и отвечали: «Нет его».

Чарваки ошибочно предполагали, что религию выдумали хитрые колдуны и жадные жрецы. Они обманывали верующих, выдавая свои фокусы за чудеса. Но почему люди становились жертвами лицемерных обманщиков? На этот вопрос мудрецы не могли ответить. Тогда еще не было известно, что религия возникла и держится потому, что люди придавлены стихийными силами природы и социальным гнетом, не знали истинных причин природных и общественных явлений.

Несмотря на то что воззрения чарваков были наивными, они распространялись во многих странах и помогали людям освободиться от гнета суеверий и предрассудков.

В Древней Греции мудрецы, отрицавшие существование богов, назывались атэосами, то есть безбожниками. Это слово происходит от слова «атеизм». В переводе на русский язык с древнегреческого оно означает «безбожие». Атэосы вдохновлялись сказанием о Прометее. В его образе был воплощен протест народных масс против небесных и земных владык, стремление к освобождению от их тирании.

 

Огонь Прометея

Имя Прометей пришло в Грецию из Индии — прародины древних греков, славян и других индоевропейских народов. Там прометиусами называли тех, кто добывал огонь с помощью вращения палок и сверла. Санскритское слово «Прометей» в русском переводе означает «вертящаяся палка», «сверлитель». Корень слова «Прометей» — «мед», «размышлять», «познавать», «предвидеть». Отсюда и значение слова «Прометей» как «провидец».

Сказание о Прометее восходит к мифу об открытии огня. Во всех преданиях о том, как люди овладели огнем, его всегда похищают. Многие народы верили, что огонь похитил у лучезарного солнца орел-«громовик». Древние греки также рассказывали, что орел, который служит царю богов Зевсу, носит в когтях молнию. Они прикрепляли орла к крыше, считая, что молния не может попасть в него. Фронтон греческого храма называли «аэтос» — «орел». Когда впоследствии стали объяснять, почему орел пригвожден к кровле, то сочинили миф: эта птица прикована богом к крыше в наказание за то, что похитила огонь с неба.

В Древней Греции ежегодно устраивались празднества в честь титана Прометея. Юноши состязались в беге с восковым факелом, зажженным от священного огня, горевшего в предместье Афин в академии философов. Факел передавали из рук в руки как эстафету. Хоры мужчин и мальчиков воспевали Прометея, рассказывали о нем:

«Зевс мучил людей, требуя от них бесконечных жертвоприношений. Прометей решил помочь людям. Он предложил Зевсу самому выбрать, какую часть убитого животного человек должен отдавать богам, а какую оставлять себе. Разрубив тушу быка на куски, титан сложил из них две кучи, Одна — съедобное мясо, прикрытое сверху косматой шкурой животного. Другая — кости, скрытые кусками белого жира. Зевс, прельстившись на жир, выбрал вторую кучу. Разгневанный бог, обнаружив обман, задумал истребить людей. Он отнял у них огонь. Люди вынуждены были жить во тьме и холоде. Тогда Прометей похитил огонь с Олимпа. Титан вынес горящий уголек в пустом тростнике и отдал его людям.

Он научил их добывать в недрах земли металл и обрабатывать его в пламени огня под ударами молота. Он смирил дикого быка и надел на него ярмо, чтобы люди могли пользоваться его силой при обработке полей; впряг коня в колесницу и сделал его послушным человеку; построил первый корабль, оснастил его и распустил на нем льняной парус, чтобы корабль быстро нес человека по морю. Прометей открыл силу лекарств и научил людей побеждать болезни. Он посоветовал наблюдать движения светил и по ним вести точный счет времени, показал человеку искусство счета, чтения и письма, познакомил с тайнами ремесел и наук.

Велик был гнев Зевса, когда он с Олимпа увидел пламя костра, зажженного человеком от похищенного титаном угля. Зевс решил отомстить людям и их благодетелю. Он заключил все горести и бедствия в ларец и подарил его необычайно любопытной красавице Пандоре. Прометей понял назначение ларца и предостерегал людей от любопытства Пандоры. Она же, сгорая от нетерпения узнать, что в ларце, открыла его. Но как только поднялась крышка, из ларца вылетели все несчастья и бедствия и обрушились на людей. На дне осталась только надежда.

Зевс приказал богу-кузнецу Гефесту приковать Прометея к скале в пустынных горах Кавказа. Гордое молчанье хранил титан, пока Гефест тяжелыми оковами стягивал его тело. Страшные муки терпел Прометей, но ни единого стона не вырвалось из его груди. Он не сдавался и не просил пощады. Зевс проткнул копьем грудь Прометея и послал к нему Гермеса узнать, не смирился ли гордый титан.

«Я ненавижу всех богов, — отвечал Прометей посланнику, — знай, что мне лучше быть прикованным к скале, чем стать слугой тирана Зевса».

Прометей знал, какая кара ждет его за дерзкий ответ, но не испугался. «Вот, сидишь ты на светлом Олимпе, мечешь громы и молнии, — воскликнул титан, — погоди, придет время, и ты будешь свергнут во мрак». Разъяренный Зевс подверг скованного Прометея новым пыткам.

В горах Кавказа на высокой, неприступной скале, нависшей над морем, есть пещера. День и ночь море с ревом плещет у подножия. Дрожит и трясется скала, покрытая белой пеной, далеко разносится гул бушующих волн. Среди грохота ясно слышно, как в пещере гремят железные цепи. Точно кто-то пытается их разорвать. Там, в глубине пещеры, прикован к скале Прометей. Каждый день прилетает свирепый орел — любимая птица Зевса. Он садится на грудь титана, железными когтями и острым клювом раздирает его живот и клюет печень. Страшная боль терзает тело Прометея, в исступлении рвет он свои путы. Но несокрушимы цепи и нет конца его мукам. За ночь заживают раны, и вновь вырастает истерзанная печень, а чуть только забрезжит утро, снова прилетает орел и садится на грудь Прометея.

Тридцать тысяч лет мучился скованный Прометей, пока человек не отплатил ему за все благодеяния. Могучий герой Геракл, странствуя по миру, забрел на край света. С ужасом увидел Геракл мучения Прометея и с состраданием выслушал его горькую повесть. Послышался шум могучих крыльев. Орел летел терзать Прометея. Геракл вынул из колчана смертоносную стрелу и убил орла, потом разбил цепи и освободил отважного титана».

В сказании о Прометее прославлен труд и разум людей, их любовь к свободе и стойкость в борьбе с угнетателями. Прометей сам носил знак рабства: венец из прутняка, из которого делались веревки для связывания непокорных рабов. Этот защитник людей от произвола богов стал символом мудрости, основоположником науки и философии, революционного просвещения, борьбы света против тьмы религиозных суеверий.

Советский Союз — единственная страна в мире, где воздвигнут памятник Прометею. 7 ноября 1923 года на одной из площадей Днепродзержинска на высоком постаменте установили скульптуру, изображающую богоборца, разрывающего свои цепи. В руке у него огненный факел, у ног — поверженный орел, веками терзавший титана. Памятник посвящен революционерам, свергнувшим царизм и власть помещиков и капиталистов, героическому рабочему классу.

Осенью 1941 года фашистские оккупанты взорвали постамент памятника, приказали вывезти статую Прометея, отлитую из чугуна, на склад металлолома. Но рабочим удалось ее спасти. 1 Мая 1944 года памятник был восстановлен и торжественно открыт. На площади за ним была возведена каменная стела со словами: «Вы миру свет подарили — мир вам бессмертие дарит».

Прометею установлен монумент и в Ленинграде, на проспекте Просвещения. Титан изображен с огнем в руке. Он смело защищается от огромного орла, прислужника Зевса.

Советский народ ценит древнегреческую философию, символом которой был Прометей, давший людям огонь разума и свет истины.

 

Штурм Олимпа

В Древней Греции критиковали религию, освящавшую власть рабовладельческой знати. Аристократия выводила свое происхождение от богов, будто бы вступавших в браки с земными женщинами. В амфитеатрах разыгрывались комедии, высмеивающие этих богов, их позорные и мелкие страстишки. Зевс — лжив, не прочь украсть; Гермес — обжора; Посейдон — взяточник.

Распространение научных знаний разрушало веру в мифы.

В трагедии Эврипида «Электра» хор поет гимн о том, что Зевс однажды изменил движение Солнца и Луны, и заключает: «Так рассказывают, но трудно этому поверить. Мифы — обман. Они доходны для храмов и жрецов».

В трагедии Эврипида о Беллерофонте говорится, что этот богоборец пытался на чудесном коне Пегасе взобраться на Олимп, чтобы убедиться в отсутствии богов:

На небе боги есть… Так говорят! Нет, нет, их нет, и у кого крупица Хотя бы есть ума, не станет верить Сказаньям старым…

Возникновению атеизма в Древней Греции способствовало появление материалистической философии.

Материализм (от латинского слова materialis — «вещественный») утверждает, что вся природа состоит из материи с различными свойствами. Материя, природа, бытие, первична, а дух, сознание, мышление, вторичен.

Материализм неотделим от атеизма, потому что отвергает сотворение мира богом.

Владимир Ильич Ленин считал, что древнегреческий философ Гераклит (544–483 гг. до н. э.) очень хорошо изложил начала диалектического материализма, когда написал: «Мир, единый из всего, не создан никем из богов и никем из людей, а был, есть и будет вечно живым огнем, закономерно воспламеняющимся и закономерно угасающим». Гераклит учил: мир существует сам по себе, без вмешательства богов.

Великого мыслителя прозвали «Плачущим философом», потому что он горько плакал, когда видел, как богомольцы умоляют идолов помочь им в беде. Он сетовал на то, что люди верили обманщикам жрецам.

Другого знаменитого философа-материалиста Демокрита (460–370 гг. до н. э.) называли «Смеющимся философом», потому что он смеялся, когда ему рассказывали о чудесах, вещих снах и ложных приметах. Демокрит полагал, что весь мир состоит из мельчайших неделимых частиц — атомов. Различное сочетание их приводит к возникновению предметов и явлений природы. Вера в богов и загробный мир произошла из страха людей перед грозными и непонятными для них явлениями природы.

Демокрит.

Взгляды Демокрита развивал Эпикур (341–270 гг. до н. э.). Он очень любил детей. Сохранилась его полуистлевшая записка одной девочке, в которой философ заботится о ее здоровье, советует ей слушаться родителей. Он был против того, чтобы детей запугивали вымыслами о богах: «Зевс все видит», «богиня Афина может учиться», «бог накажет».

Эпикур разрушал эту веру во вмешательство богов в человеческую жизнь. Философ учил: «Нечего бо яться богов», открыто нападал на религию за то, что она делает людей несчастными и лишает их всех радостей земной жизни.

Первый список атеистов составил африканец Клитомах Карфагенский. Он был во II веке до нашей эры ректором философской Академии в Афинах. В списке значились Критий, Продик, Диагор и другие Критий (460–403 гг. до н. э.) учил: вера в богов основана на обмане. Она выдумана хитрыми законодателями, чтобы внушить людям страх, подчинить их властям. Продик в V веке до нашей эры утверждал, что «богов нет»: они возникли из олицетворения всего того, что было полезно людям.

Поэта и ученого Диагора, жившего в Афинах в конце V века до нашей эры, прозвали «безбожником» за то, что он называл религию обманом. Однажды Диагору в одном из греческих храмов показали большое количество посвящений, написанных на досках. Их сделали люди, спасшиеся от кораблекрушений. Жрецы спросили Диагора:

— Какое доказательство существования богов еще необходимо?

Диагор ответил:

— Жаль, что здесь нет посвящений от тех, кто погиб во время кораблекрушений, — таких посвящений было бы гораздо больше!

Как-то, не найдя дров, Диагор расколол деревянную статую Геракла, совершившего двенадцать подвигов. Бросив дерево в огонь, Диагор воскликнул:

— Ну-ка, Геракл, выполни тринадцатый подвиг — свари мне обед!

Афинский суд приговорил мудреца за атеистические убеждения к смертной казни. Ему удалось бежать в Коринф.

Философа Анаксагора (500–428 гг. до н. э.) изгнали из Афин за то, что он учил: Солнце — это не бог Гелиос, огибающий небосвод на своей золотой колеснице, а огненный сгусток огромной величины. Жрецы преследовали философа Федора Киренского за то, что он «вконец разбил все мнения о богах».

Протагор, учитель философии и красноречия, начал свое сочинение «О богах» фразой: «Я не знаю, есть ли боги, или их нет». Все его сочинения были сожжены. Семидесятилетний мыслитель бежал из Афин и погиб на пути в Сицилию.

Книги передовых мыслителей уничтожали не только древнегреческие жрецы. Христианское духовенство огнем и мечом истребляло великое наследие античной культуры как «языческое» Были разбиты замечательные скульптуры Фидия, Скопаса, Праксителя, сожжены сотни тысяч книг. В Александрии, в Египте, в величайшей библиотеке древнего мира хранилось 700 000 рукописей. В 391 году значительная часть библиотеки была разрушена толпой христиан по приказанию патриарха Феофила. В 415 году фанатики, вдохновляемые епископом Кириллом, растерзали замечательную ученую Гипатию, написавшую много трудов по философии, математике и астрономии.

Эпикур.

Довершил уничтожение Александрийской библиотеки халиф Омар. Он приказал сжечь все уцелевшие книги. «Если книги содержат то же, что и Коран, — говорил халиф, — то они излишни. Если же в них есть то, чего нет в Коране, тогда они вредны. В обоих случаях книги заслуживают того, чтобы их сожгли». Халиф распорядился поделить рукописи между александрийскими банями. Полгода все бани города топились книгами. Сжигали книги и во многих других местах.

В пламени библиотек исчезли великие творения человеческой мысли. Черный дым пожарищ плотной стеной застилал от искателей истины со чинения философов, критиковавших религию, но никакие гонения не могли помешать смелым мудрецам распространять знания о мире.

Выдающийся древнегреческий сатирик Лукиан (120–180 гг.) написал диалог «Икароменипп, или Заоблачный полет». Отважный философ Менипп на птичьих крыльях взлетел в небеса, поднялся на Луну и на Олимп Он рассказал Зевсу о том, что философы разрушают веру в олимпийцев, и сам осмеял ее. По приказу Зевса Гермес доставил Мениппа на Землю и отобрал у него крылья, чтобы человек никогда не мог летать на небо и спорить с богами. Разгневанный владыка Олимпа решил истребить всех философов, но они успели сказать людям правду о богах.

 

«Обманы пророков»

Атеизм прошел долгий путь развития: от критики религий передовыми мыслителями древности до массового научного атеизма, основанного на марксистско-ленинской философии.

В средние века арабские ученые познакомили Западную Европу с великим научным наследием древнего мира, перевели уцелевшие сочинения греческих философов, математиков и врачей. Мудрецы внесли сомнения в умы людей, слепо поклонявшихся Библии и Корану. Как можно верить Корану, спрашивали они, когда там рассказывается, что Мухаммед совершил ночное путешествие по небу из Мекки в Иерусалим на Бураке — белом коне с человеческим лицом и крыльями на ногах, а оттуда достиг по лестнице всех семи небес и вернулся назад.

Вольнодумцы заинтересовались размерами рукавов халата Мухаммеда. Согласно Корану, пророк снял с неба луну и пропустил ее через рукава своего халата, а затем снова водрузил на прежнее место. Ширина рукава его халата должна была бы быть не меньше диаметра Луны, то есть 3476 километров.

Спорили они и о тайне парящего гроба основателя ислама. Муллы уверяли, что в городе Медине, где он родился и похоронен, в мечети Харам неподвижно висит в воздухе гроб с останками пророка Мухаммеда, ибо земля недостойна держать на себе «посланника божьего». В течение многих веков паломники шли поклониться его гробу. За большие деньги можно было удостоиться посмотреть на него в небольшое окошко. Но все видели там только зеленый занавес, а тем, кто хотел проникнуть в мечеть, — отрубали голову.

Одни мыслители говорили: гроб висит в воздухе, потому что он железный, а в потолке мечети огромный магнит. Он привезен с магнитного острова, мимо которого не может проплыть ни одно судно: все железные гвозди и скобы вырываются и корабль разваливается. Другие утверждали, что это выдумки. Не существует магнитного острова. Нельзя изготовить магнит, под которым бы устойчиво висело железное тело.

В 1853 году в Медину приехал молодой английский лейтенант Ричард Бертон с целью раскрыть тайну «парящего гроба Мухаммеда». Рискуя головой, Бертон, переодевшись паломником, проник в «святая святых», в мечеть Харам. Он увидел обыкновенный склеп. Никакого железного гроба не было и в помине…

Вольнодумцы возмущались тем, что муллы преследовали искусство.

Еще в средние века родились арабские пословицы: «Аллах дает орех тем, у кого нет зубов», «Осел, если и в Мекке побывает, останется ослом», «Сначала привяжи осла, а уж потом поручи его Аллаху», «У кого нет ослиных ушей, тот для ослов — еретик».

Происходили диспуты, на которых свободно спорили о вере. Под их влиянием возникла народная притча о трех волшебных перстнях.

Султан Саладин призвал к себе одного известного мудреца и сказал:

— Почтенный муж, я желал бы узнать от тебя, какую из трех вер ты считаешь истинной: мусульманскую, иудейскую или христианскую?

Мудрец произнес:

— Государь мой, ответ на вопрос, который вы мне задали, вы найдете в такой истории. В одной восточной стране жил когда-то очень богатый человек. Умирая, он завещал своему сыну перстень с драгоценным камнем, сказав, что владелец кольца будет наследником всех его богатств. Тот, кому достался перстень, соблюдал такой же порядок относительно наследства своим потомкам. Перстень переходил из рук в руки ко многим наследникам. Наконец он попал к человеку, у которого было трое сыновей. Отец не желал никого из них обидеть, поэтому велел искусному мастеру изготовить два других перстня. Ювелир сделал такие кольца, которые невозможно отличить от старого перстня. Обрадованный отец тайно дал всем трем сыновьям по кольцу и умер. Каждый из сыновей пожелал получить наследство. Но доказать, какой перстень настоящий, было невозможно. Сыновья нашли ювелира, изготовившего два кольца. Он признался, что не только оба перстня фальшивые, но и тот, с которого он их делал, имел также поддельный камень.

Эту притчу использовал итальянский писатель Джованни Боккаччо (1313–1375). В своей книге «Декамерон» он высмеивал мнимые чудеса католической церкви, ханжество и корыстолюбие монахов. Боккаччо излагал в смягченной форме историю о трех кольцах: один из перстней настоящий, а два фальшивых. Поэтому даже предполагали, что Боккаччо принадлежит идея знаменитого трактата «О трех обманщиках», в котором изобличалась ложь основателей иудейства, христианства и ислама.

Первоначально было известно только название этого сочинения. Оно воскрешало воззрения древнеиндийских мудрецов на религию как на обман. Иудейское, христианское и мусульманское духовенство учило, что Моисей, Христос и Мухаммед беседовали с богом, получили от него откровение. А заглавие трактата подразумевало: это обман.

Впервые идея трактата «О трех обманщиках» родилась не в Италии, а в мусульманских странах. В X веке там появилось несколько тайных сочинений хакимов (мудрецов). Они доказывали, что великие пророки, основавшие иудейство, христианство и ислам, — хитрые обманщики.

Известен автор одного из таких трактатов — выдающийся иранский философ, врач и химик Абу Бакр Мухаммед ибн Закария ар-Рази (864–925) из города Рея (близ современного Тегерана). Он учил, что все люди должны быть равны, потому что рождаются одинаковыми. За всю историю средних веков никто так смело не критиковал религию, как этот замечательный последователь учения Демокрита и Эпикура. Однажды во время спора с ар-Рази религиозные фанатики нанесли ему тяжелые увечья за то, что он доказывал вечность материи и множественность миров. Ученый ослеп.

Он написал 238 сочинений. Многие из них был и сожжены за вольнодумство. Поэтому до нас не дошел его знаменитый трактат «Обманы пророков». В нем утверждалось, что всякий, кто изучает философию, идет по пути истины. Все религии противоречат истине, ибо истина одна, а религий множество. Они ложны, потому что основаны на обманах пророков, выдававших себя за богочеловеков. Ар-Рази отрицал, что пророки могут предсказывать будущее и творить чудеса. Он указывал на противоречия в Библии и Коране, писал, что фанатики с помощью небылиц из священных книг сеют вражду между людьми, в результате чего возникают войны. «Если книга должна быть авторитетом, — писал мыслитель, — то книги по основам геометрии, логики, медицины более достойны быть авторитетом, чем Коран, который не приносит никакой пользы».

Сочинения ар-Рази читали руководители карматов. Карматами называли себя кочевники, беднейшие земледельцы и ремесленники, восставшие в конце IX — первой половине X века в Сирии, Иране и Йемене против мусульманских феодалов. Многие карматы считали иудейство, христианство и ислам обманом, отвергали священные книги, не молились и не постились. Предводитель карматов Абу-Тахир Сулейман говорил: «Были три человека, принесшие людям горе: пастух, лекарь и погонщик верблюдов». Под пастухом Абу-Тахир Сулейман понимал Моисея, под лекарем — Иисуса Христа, под погонщиком верблюдов — Мухаммеда.

Известны арабские мыслители, соглашавшиеся с воззрениями Абу Бакра Мухаммеда ибн Закария ар-Рази и Абу-Тахира Сулеймана. Их идею о трех пророках, обманувших людей, отстаивал философ и поэт Абу-ль-Ала (973–1057) из сирийского городка Маарри близ Алеппо. Он писал: «Христиане, мусульмане и иудеи одинаково заблуждаются. На свете есть два рода людей. У одних — разум, но нет веры, у других вера, но нет разума».

Выдающийся философ, математик и врач Ибн-Рушд (Аверроэс) был сторонником учения о трех обманщиках. Он родился в 1126 году в Кордове, крупнейшем центре арабо-испанской культуры. Ибн Рушд развивал воззрения великого древнегреческого философа Аристотеля, считавшего, что мир вечен и что вера в сотворение его из ничего нелепа. Ибн Рушд отрицал божественное откровение и чудеса, не верил в бессмертие души, загробный мир и воскресение мертвых. Он говорил: «Эти басни только развращают ум народа, в особенности детей».

Муллы признали Ибн Рушда еретиком. Кордовский халиф Абу Юсуф Якуб приказал сжечь на площади сочинение смелого вольнодумца. Христианские богословы называли его «секретарем ада», «собакой, лающей на бога». Ибн Рушд был изгнан из Кордовы. Его сочинения, переведенные на латинский язык, оказали влияние на развитие научных знаний в XII–XVI веках в Испании, Франции, Италии, Германии. Двор императора Германии и короля Сицилии Фридриха II (1194–1250) в Палермо был центром аверроизма. Говорили, что там жили сыновья Ибн Рушда.

Папа Григорий IX писал о Фридрихе II, боровшемся с ним за власть: «Этот король-чума открыто провозглашает, будто мир был обольщен тремя обманщиками — Моисеем, Иисусом и Мухаммедом… Он утверждает, что душа погибает вместе с телом. Он говорит, что человек должен верить только тому, что согласно со здравым смыслом».

Полагали даже, что Фридрих II сочинил книгу «О трех обманщиках». Но в XIII веке ее еще не было в европейских странах. Была лишь легенда о существовании загадочной «книги-призрака». Молва о ней возникла под влиянием жизнерадостного арабского свободомыслия, питавшегося древнегреческой философией. Оно и подготовило в Западной Европе появление материализма и антирелигиозного вольнодумства.

 

Устная книга мудрецов

В средние века в Западной Европе крестьяне и ремесленники часто восставали против дворянства и духовенства. Многие из восставших верили в существование «Трактата о трех обманщиках». Наиболее смелые вольнодумцы рассказывали, что эта книга, как призрак, появляется всюду, где вспыхивал бунт против небесных и земных владык. В ней говорится, что власть короля и папы, князей и епископов основана на обмане. Монахи проповедовали, что эту «черную книгу» написал слуга дьявола, называли людей, сомневавшихся в христианской вере, «чернокнижниками», поклонниками сатаны, призывали найти неуловимую книгу, окропить святой водой, а затем сжечь.

Слухи о «книге-призраке» особенно распространялись во время «праздника осла», отмечавшегося в средние века во многих французских городах за неделю до пасхи в память о въезде Иисуса Христа в Иерусалим на ослице. Разряженного осла торжественно приводили в храм, ставили у алтаря и в честь него шутники служили особую мессу — пародию на католическую обедню: «Вот большеухий осел, господин осел»… Затем осла с пением и плясками водили по городу.

Народ давно мстил священникам и монахам, обличая и высмеивая их в сказках, песнях и пословицах. Известны были басни о Ренаре-Лисе, перехитрившем знатного феодала — волка Изергима, жадного архиепископа — осла Бернара. В этой сатире высмеивалось паломничество Лиса в Рим, церковная служба над телом Лиса, притворившегося мертвым. В рукописных книгах религиозного содержания неожиданно появлялись карикатуры на духовенство. Вы открываете какой-нибудь манускрипт XIII века — и первая буква, инициал, с таким вкусом орнаментированный и расцвеченный, включает сценку: монах с ослиными ушами с жадностью пьет из бочки вино.

Во Франции на соборных порталах и хорах помещались иногда сатирические барельефы «дурных пастырей» — волков и лисиц в рясах. В церкви города Сен-Турен д’Эвре на хорах вырезана из дерева такая группа: лиса в рясе монаха читает проповедь. Ее слушают курица и утенок. С какой воровской осторожностью посматривает лиса на своих прихожан. Вот она нападает на них, поедает и… околевает от обжорства.

Антицерковный фольклор был тесно связан с рассказами вольнодумцев о знаменитом трактате. Его идеи близки воззрениям французского философа и поэта Пьера Абеляра (1079–1142).

Мыслитель учил: «Нельзя верить тому, что предварительно не постигнуто разумом. Непрерывное исследование — вот источник мудрости. Через сомнение мы приходим к исследованию. Через исследование к истине». Абеляр написал сочинение, в котором рассказывал, как к нему во сне явились философ, иудей и христианин и сказали: «Один из нас довольствуется разумом. Другие же двое имеют писания. Мы обращаемся к твоему суду, чтобы решить наши споры». В уста философа Абеляр вложил свои убеждения: «Самое главное для философа — отыскивать истину при помощи разума и следовать во всем не мнению людей, а доводам разума».

В другом сочинении «Да и нет» Абеляр собрал 158 богословских вопросов, на которые привел 1800 ответов из «священного писания» и книг «отцов церкви». Оказалось, что по каждому вопросу имеются противоречивые суждения разных «авторитетных» церковных источников. Читатель убеждался, что церковь, этот «столп и утверждение истины», ее-то и не знает.

Духовенство объявило Абеляра еретиком. Папа Николай II приказал сочинения Абеляра сжечь, а его заточить в монастырь с обетом вечного молчания.

Идеи Абеляра распространились в Парижском университете, где часто проходили философские диспуты. Профессор этого университета Симон говорил: религия не нужна людям. Он утверждал, что нет бога, а его пророки Моисей, Христос и Мухаммед — обманщики. Эти слова тайно передавались из уст в уста.

В 1210 году духовенство обвинило десять профессоров этого университета в том, что с их помощью «царь бесов внушает ужасные греховные мысли»: «Христианская религия мешает чему-либо научиться», «Речи богословов основаны на баснях», «Мир вечен», «Душа умирает вместе с телом». Все десять еретиков погибли на костре. Их слова, близкие к тому, что говорилось в трактате «О трех обманщиках», передавались вольнодумцами в разных странах.

В середине XV века в Италии возник кружок молодых ученых. Они тайно собирались в римских подземельях, чтобы изучать древнегреческую философию. Послы при дворе папы Павла II доносили, что эти ученые утверждали: «бога нет», «не существует иного мира, кроме этого, а когда человек умирает, то вместе с телом погибает также и его душа», «Моисей своими законами обманывал людей, Христос был лжепророком, а Мухаммед хитростью завлек народ. Поэтому не надо следовать законам и правилам этих обманщиков, а жить согласно своему разуму». В 1468 году философы были арестованы по обвинению в заговоре против папы Павла II, который заявил: «Религия должна уничтожить науку, ибо наука — враг религии».

В 1546 году на одной из площадей Парижа по обвинению в издании антирелигиозных книг был сожжен ученый Этьен Доле. Говорили, что Доле опубликовал трактат «О трех обманщиках». Его якобы сочинил друг Доле — знаменитый писатель, врач Франсуа Рабле (1494–1553).

Слух этот возник потому, что в великом романе французского Возрождения «Гаргантюа и Пантагрюэль» владыка мудрости и смеха, как называли Рабле, обличал жадных священников и лицемерных тунеядцев-монахов. Герои романа посетили острова Папаманов (католиков) и Папефигов (протестантов, показывающих папе фигу), а также Звучащий остров, населенный прожорливыми священными птицами. Там обитают папего (папа), карденго (кардиналы), эвего (епископы), монаго (монахи). Со всех концов земли текут к ним «лакомые кусочки». Слух о том, что Рабле автор трактата «О трех обманщиках», не подтвердился.

В XVI веке во Франции книга «О трех обманщиках» будто бы передавалась среди ученых из рук в руки. Рассказывали, что ее видели у известного математика Петра Рамуса. Он погиб в Париже в ту самую Варфоломеевскую ночь (в канун праздника святого Варфоломея — 24 августа 1572 года), в которую католики вырезали 30000 протестантов-гугенотов.

1 июня 1593 года в Англии в местечке Дептфорд, недалеко от Лондона, был убит известный поэт Кристофер Марло. Он лежал в постели, когда агент тайной полиции заколол его кинжалом. Многие религиозные проповедники, узнавшие о смерти молодого поэта, говорили, что его постигла небесная кара за то, что он «отрицал бога, его сына Иисуса Христа, доказывал, что спаситель — обманщик, а Моисей — фокусник и колдун, что Библия есть собрание нелепых сказок, а религия — изобретение обманщиков». Поводом к таким обвинениям послужило то, что в одной из своих пьес Марло назвал религию выдумкой хитрых властей.

В течение столетий в Европе не было рукописи трактата «О трех обманщиках». Вероятно, до XVI века он оставался устным сочинением. Поэтому как ни охотились за ним инквизиторы, найти его не могли. Происхождение знаменитого сочинения оставалось окутанным непроницаемой тайной.

 

Костры инквизиции