По улицам Хинкстона Кёртис ехал медленно, но, выбравшись на дорогу, ведущую к его дому, слегка увеличил скорость.

Массивное здание почти скрылось во мраке, однако в окнах второго этажа горел свет. По мере того как Кёртис приближался к дому, его очертания все яснее выступали на темном фоне ночи.

Доктор свернул на подъездную аллею, подвел машину к парадной двери и выключил двигатель.

Он сидел какое-то время с опущенной головой, потом вышел из машины, запер дверцы и медленно побрел к дому.

Войдя в прихожую, двинулся по скользкому паркету в гостиную. Замедлив шаги перед лестницей, ведущей наверх, он задумчиво посмотрел туда, куда ему предстояло подняться.

Прислушался, нет ли каких-то признаков движения.

Ни звука!

Дом окутывала тишина.

Кёртис вошел в гостиную и ощутил тепло, идущее от тлеющих в камине углей. Раскаленные докрасна, они мерцали за каминной решеткой, и Кёртис двинулся к ним, чтобы согреть окоченевшие руки. В багровых отблесках его лицо выглядело так, словно его заливала кровь.

— Что она сказала?

Голос неожиданно раздался сзади, из-за высокой спинки обитого кожей стула, стоящего рядом с камином. Кёртис не заметил сидевшей в нем фигуры, когда вошел в комнату, и неожиданно раздавшиеся слова заставили его вздрогнуть.

Он глубоко вздохнул, задержал взгляд на своем компаньоне, но тут же снова повернулся к нему спиной и протянул руки к камину.

— Женщина горит желанием, — сказал он. — Как и вначале. Но муж сопротивляется.

Кёртис выпрямился и прошел к богато инкрустированной горке с напитками. Плеснул себе виски. Подняв бокал, пригласил своего собеседника присоединиться.

Тот кивнул, и Кёртис передал ему второй наполненный бокал.

— Насколько он осведомлен? — услышал Кёртис вопрос.

— Он знает об Уэллере, — сообщил Кёртис и сделал приличный глоток виски.

— Ты ведь ожидал этого, не так ли? Убийство и самоубийство в таком городке, как этот, всегда становятся достоянием общественности.

Кёртис вопросительно поднял брови.

— Убийства, но не исчезновения, — задумчиво произнес он.

— Хэкет знает, что Уэллер убил свою семью. Чего он не должен знать, так это почему.