Когда он открыл входную дверь, его встретил запах жаркого. Хэкет потянул носом воздух, рот его наполнился слюной. Бросив в прихожей портфель и спортивную сумку, он направился в кухню.

Сью, стоя у плиты, помешивала что-то в большой кастрюле.

— Ну как? — приветливо спросила она.

И Хэкета приятно удивила легкость ее тона. Розовая футболка, облегающие джинсы — одежда выгодно подчеркивала ее формы, откровенно обрисовывая их.

Сью повернулась к Хэкету и улыбнулась.

Ему показалось даже, что он ошибся: попал не в тот дом.

И время повернуло вспять.

Она помыла голову, волосы ее, казалось, светились в лучах солнца. Глаза были чуть-чуть подкрашены, и каким-то чудесным образом с лица исчезли морщинки. Она выглядела даже на двадцать, а не на двадцать пять. И когда она улыбнулась ему, у него перехватило дыхание.

Ему показалось, будто он вновь обрел что-то давным-давно утерянное.

Он шагнул к ней, поцеловал и удивился тому, что она тут же оставила свою кастрюлю, обхватила его голову обеими ладонями и притянула к себе. Их губы сомкнулись, и он ощутил, как ее язык приоткрыл его зубы, проникая все дальше. Он страстно откликнулся на ее зов, его рука скользнула вниз по ее спине и сжала упругую ягодицу. На секунду оторвавшись от него, чтобы перевести дыхание, она прижалась бедром к его паху и улыбнулась, когда почувствовала, как твердеет его пенис.

— Подгорит жаркое, — пропела она, касаясь указательным пальцем его губ.

Хэкет попятился и сел, слегка сбитый с толку.

Что за внезапная перемена?

Он смотрел на нее и улыбался.

— Я спросила, как прошел день? — подала голос Сью.

Он рассказал ей, решив не вдаваться в подробности, о выходках Крэйвена на поле для регби. Она внимательно слушала его, накрывая на стол. Во время ужина он поглядывал на нее и замечал на себе ее взгляд. Смущение Хэкета по поводу разительной перемены в поведении Сью переросло в радость и облегчение.

Неужто поворотный момент?..

— А чем ты занималась? Как прошел день у тебя?

— Я закончила уборку. Спальни выглядят прилично. Я убрала твою одежду. Осталось только кое-что снести на чердак.

— А визит к врачу? Что он сказал?

— Все хорошо, — ответила она и встала, чтобы убрать пустые тарелки в раковину.

— Он прописал тебе какие-нибудь таблетки?

— Да, снотворное. Но не беспокойся, я не стану наркоманкой. — Она улыбнулась.

Хэкет нагнулся к ней и притянул к себе. Она не сопротивлялась и даже позволила усадить себя на колени. Она обвила руками его шею, почувствовав его крепкое объятие. Он порывался что-то сказать ей — о перемене, о том, как нравится ему эта перемена в ней. Но слова словно застряли в горле. Он боялся: а вдруг слова спугнут ее, и она снова станет такой, какой была последнее время. Он был и счастлив, и напуган одновременно ее новым обликом.

Истинным лицом или маской?

Она поцеловала его, и он не мог усомниться в искренности этого поцелуя.

Его простили?

Он не очень в это верил, но не хотел спрашивать, а просто наслаждался моментом, упиваясь переполнявшими его ощущениями.

Он так ее хотел!

Когда ее рука скользнула ему в пах, он понял, что она хочет того же.

Она поглаживала сквозь брюки внутреннюю поверхность его бедер, сжимала пальцами пенис сильнее и сильнее сквозь брюки. Она взяла его руку и положила себе на грудь, давая почувствовать собственное возбуждение. Он нежно мял ее грудь, ощущая набрякший сосок. Она слегка застонала, и губы их слились в глубоком жадном поцелуе. Сью соскользнула с его колен, уселась перед ним на полу и расстегнула «молнию» его брюк, выпустив на волю пенис. Наклонив голову, она сомкнула губы вокруг его выпуклой головки, позволив большей части члена скрыться у нее во рту.

У Хэкета перехватило дыхание, когда ее язык обернулся вокруг головки, а ее рука стала нежно мять его яички. Он расстегнул пуговицу на талии и стянул брюки, стараясь не тревожить ее, а она продолжала ласкать его, пока он через голову стягивал ее футболку.

Она стояла перед ним на коленях, слегка откинувшись назад, позволяя ему дотянуться до ее грудей, мять их и пощипывать пальцами твердые соски.

Она встала, расстегнула джинсы, выскользнула из них и осталась обнаженной.

Хэкет тоже встал, освободившись от одежды, позволив Сью расстегивать его рубашку.

Обнаженные, они обнялись, ее рука твердо сжимала его пенис, подталкивая в свою увлажнившуюся щель, побуждая войти в нее.

Она отступила назад и прижалась лопатками к стене, приподнявшись на цыпочках, чтобы ему было удобнее.

Хэкет слегка протолкнул член во влагалище, чуть задержал его там, потом вынул и потер головкой о затвердевший клитор. Сью ахнула, и мужчина, зарычав, вошел внутрь.

Почти забытое наслаждение.

Она подняла одну ногу, обвила ею сзади его икры, помогая глубже проникнуть в нее, не в силах больше терпеть муку ожидания, она судорожно сжала его ягодицы. Он принялся ритмично двигаться, входить в нее длинными медленными толчками, от чего у обоих перехватило дыхание. Потом он склонил голову к ее груди, поочередно обхватывая губами соски и надавливая языком на эти набухшие бутоны, пока они не заблестели от слюны.

Сью смотрела в его глаза остекленевшим взглядом, словно находилась в состоянии транса, сосредоточившись исключительно на движении его пениса и тех ощущениях, которые вызывали у нее эти движения.

Она прижалась головой к его плечу, когда он подходил к концу акта. Ее глаза на секунду расширились.

«Я жду вашего визита...»

Она знала, что находится в объятиях своего мужа, но чувствовала в себе другого.

«Я жду вашего визита...»

Кёртис.

Возбуждение нарастало, и она губами произнесла его имя. Одними губами, беззвучно.

Чувствуя приближающийся оргазм, она закрыла глаза и представила себе, что в ней Кёртис. Это он такое делает с ней.

Она услышала произнесенное шепотом свое имя, но голос казался ей неясным, отдаленным.

Достигнув оргазма, она закричала и сжала пальцами его припухшие яички.

Хэкет чувствовал, как ее тело дрожит от наслаждения, слышал ее стоны, ее восторг. Потом, когда ее рука нежно сжала его внизу, он также почувствовал подступавший оргазм и усилил толкательные движения, пока не излил в нее густую жидкость.

Почувствовал, что он кончает, она снова застонала.

Образ Кёртиса заполнил ее. Это его плоть пульсировала в ней. Его семя излилось в нее.

"Я жду вашего визита... "

Хэкет медленно выходил из нее, часто и шумно дыша. Оба они покрылись потом, и когда он попытался отодвинуться от нее, она крепко обхватила его и прижала к себе, жадно приникнув к его рту.

Затем она стала лизать ему грудь, опускаясь все ниже, водя языком по животу, пока не добралась до его опавшего органа, мокрого от выделений. Она взяла его в рот, попробовала на вкус. Лизала, сосала, мастурбировала.

Она хотела еще.

И Хэкет откликнулся. Удивляясь своим возможностям, он ощутил внизу растущую твердость.

Она повела его, почти потащила в гостиную, и они снова занялись любовью. На этот раз медленнее, но с большей страстью.

Хэкету казалось, что ночь превратилась в нескончаемые часы и минуты восхитительного совокупления.

Все остальное не имело никакого значения. Он нашел в себе такие силы, о которых просто не подозревал, и продолжал удовлетворять ненасытную Сью. А она не знала усталости.

— Я люблю тебя, — шептал Хэкет, когда она лежала рядом, положив голову ему на грудь и утирая капли пота с его тела.

Глаза ее были открыты, дыхание оставалось глубоким. Она не ответила ему. Она могла думать только о Кёртисе.

И все повторилось снова.