— Я уверена, это не они увели твою машину, Тедди. Элви уверяла, будто они не собираются делать ничего противозаконного.

Виктор обменялся взглядами с Ди-Джеем, пока Карен пыталась успокоить полицейского. Тедди Брансуик по-настоящему разбушевался, когда услышал от Ди-Джея, что в комнате Мейбл пусто и женщины исчезли. Всей компанией они выскочили на улицу и обнаружили исчезновение патрульной машины, которую Тедди оставил на подъездной дорожке. Коп ругался на чем свет стоит, пока все рассаживались в машины Виктора и Харпера, а потом добирались до парка, где проходила ярмарка.

Карен жутко не повезло. Она попалась им на глаза, когда возвращалась к своей машине, чтобы забрать из нее очередную коробку с пирогами, а мужчины как раз в этот момент заезжали на стоянку. Заметив ее, Тедди выскочил из машины Виктора и с пеной у рта накинулся на бедную женщину.

— Им просто захотелось поехать на ярмарку, — продолжила Карен. — Они сначала задумали улизнуть из дома через лоджию в комнате Элви и доехать на моей машине. Но в ней оказалось мало места со всеми этими пирогами. Я не знала, что делать. И тогда они отправили меня вперед, а сами решили добраться своим ходом.

— А потом взяли и угнали мою машину! — Тедди колотило от злости.

— Я уверена, это не так. Элви сказала, что они не станут делать ничего противозаконного, — еще раз повторила Карен.

— Значит, соврала! — отрезал Брансуик.

— Как грубо, Тедди, — с упреком сказал Майк и, словно поддерживая жену, обнял ее за талию. — Элви и Мейбл не из тех, кто обманывает и ворует. Судя по всему, они просто позаимствовали твою машину. И вернут ее после ярмарки.

Видя, что Тедди собирается выдать еще одну тираду, Виктор решил вмешаться.

— Где они сейчас, Карен? Полагаю, уже добрались сюда. Ведь патрульная машина стоит здесь.

— Ну да, конечно. — Карен с облегчением улыбнулась ему, радуясь возможности повернуться спиной к Тедди. — Они в своем павильоне.

— В каком еще павильоне? — возмутился Ди-Джей. — Мейбл должна лежать в постели.

— Сначала Мейбл собиралась торговать пирогами, но то, что делает Элви, пользуется огромной популярностью. Поэтому Мейбл решила помогать ей, а пирогами буду торговать я, — объяснила Карен. — Но они тоже сорвут куш, уверяю вас.

— Так как называется и где он, этот павильон? — Виктор проявлял чудеса терпения.

— Он называется «Павильон укусов», только там не... — Карен замолчала на полуслове, потому что Виктор резко повернулся и зашагал в парк. Мужчины следовали за ним по пятам.

— Поверить не могу, что она все еще кусает людей, зная, что нарушает закон! — возмущался Харпер, пока они торопливо шагали через толпу в поисках павильона Элви. — И Мейбл туда же! Ты же объяснил ей, что это запрещено, Ди-Джей?

— Да. — Ди-Джей был краток.

— Ее обычное место в заднем правом углу, — доложил Брансуик, стараясь не отставать.

— Покажи где. — Виктор пропустил его вперед, и все двинулись дальше.

Стараясь не выпустить Тедди из поля зрения среди многочисленных посетителей ярмарки, Виктор не смотрел по сторонам, и только когда Эдвард неожиданно расхохотался, он с любопытством огляделся.

— Что?.. — Виктор не договорил, увидев павильон, на который указывал Эдвард. Сам павильон с его владелицами плохо просматривался из-за наплыва толпы. Зато отлично виднелась реклама, висевшая над ним. Слово «укусов» в ней зачеркнули жирной черной чертой, а поверх написали «поцелуев». Таким образом, теперь это был «Павильон поцелуев».

— Ну что ж, — мягко заметил Эдвард, — полагаю, нам можно больше не беспокоиться, что дам обезглавят за такую проделку.

— Черта с два! — выругался Виктор и двинулся за Брансуиком, рассекая толпу. Он продрался сквозь кучку мужчин, стоявших у входа, не обращая внимания на возмущавшихся и ругавшихся, но здесь ему пришлось остановиться.

За стойкой он увидел Мейбл. Она держала в руках планшет, в котором ставила галочки, задавая вопросы мужчине, стоявшему в начале очереди. Виктор услышал, как с облегчением вздохнул Ди-Джей, который пробрался сюда следом за ним и увидел свою половину. Виктор поискал глазами Элви и нашел ее.

Она находилась в глубине павильона. Как раз в этот момент Элви вынула иглу из вены глядевшего на нее с вожделением молодого парня, потом протянула ему печеньице и маленький стакан сока. Легко поцеловав его в губы, она перешла к другому мужчине, сидевшему на одном из трех стоявших здесь донорских кресел.

Зарычав, Виктор шагнул ко входу, но на его пути неожиданно выросла Мейбл.

— Извини, Виктор. Тебе здесь нечего делать, — весело заявила она. — Нам не нужна твоя кровь. Ни крови, ни поцелуев. Пожалуйста, освободи проход. Мы заняты.

— Мейбл! — Ди-Джей взял ее за руку, потянул в сторону и начал что-то быстро шептать. Он был спокоен, потому что видел: Мейбл ни с кем не целовалась. А вот Виктор был вне себя.

— Теперь можете идти, — мило улыбнулась Элви второму мужчине, выдергивая иглу и прикладывая к ранке клочок ваты. — Только потерпите секунду, я налеплю пластырь.

Она повернулась и столкнулась с Виктором.

— О! — В ее голосе прозвучала тревога. — Виктор! Что ты тут делаешь?

— Гораздо важнее понять, что ты тут делаешь? — Виктор мрачно смотрел на нее. Потом схватил ее за руку и потянул в сторону от трех сидевших здесь мужчин.

— Я работаю, — коротко объяснила она и нервно оглянулась. — Тедди тоже здесь, да? Он знает, что?..

— Что вы угнали машину? — сухо закончил он за нее. — Да, знает. Просто рвет и мечет.

— Мы ее не угоняли, — быстро возразила Элви. — Мы ее позаимствовали.

— Уверен, Тедди думает по-другому, — многозначительно сказал Виктор. — Он не прыгает от счастья. Я — тоже.

— Мне все равно. Ты и раньше не прыгал от счастья при виде меня, — равнодушно сказала она. — По тому, как ты орал на меня, я поняла, что ты считаешь меня безмозглой дурой.

— Неправда! — возмутился Виктор, ругая себя последними словами за то, что позволил тогда накричать на нее. В следующий момент он почувствовал замешательство и удивился, почему именно себя он признал неправым. Ему не удалось прийти к какому-нибудь определенному выводу, потому что появился Брансуик в сопровождении остальных.

— Эллен Стоун, — объявил он, помахав наручниками, — вы арестованы за угон автомобиля.

— Интересно, почему, когда злишься, ты называешь меня девичьим именем? — едко поинтересовалась она. Ее совершенно не смутило, что при этом он крутил наручниками. — Убери, пожалуйста, свои идиотские штуки. Ты не можешь меня арестовать.

— Могу — и с удовольствием это сделаю! — заверил ее Тедди.

— Тогда тебе придется арестовать себя по подозрению в киднепинге, — сухо заметила Элви. Когда пораженный Тедди отшатнулся, она продолжила: — И не отпирайся, пожалуйста. Мы все слышали, переходя в мою комнату, что ты говорил на кухне. — Сделав свирепое лицо, Элви изобразила его: — «Мы просто скажем, что им нельзя ехать на ярмарку. А если они начнут сопротивляться, запрем в холодной комнате». — Она приподняла бровь и осведомилась: — Если это не похищение, тогда по меньшей мере насильное удержание.

— Но у нас не было даже возможности запереть вас, — быстро парировал он.

— А я тоже не угоняла твою машину. Я просто воспользовалась ею. Держи ключи. — Она вытащила из кармана связку ключей и сунула ему в руку. — Спасибо, что оставил их для меня в машине. Она сейчас на стоянке.

— Ты оставил ключ в зажигании? — Виктор не мог поверить своим ушам.

— Сарай полыхал, — смущенно забормотал Тедди. — Я даже не помню, что вырубил двигатель. Просто припарковал машину, выпрыгнул и помчался на пожар. — Он поморщился. — И не вспомнил про ключ, пока машины не оказалось на месте.

— В отчете это будет выглядеть расчудесно, — неожиданно вступила в разговор Мейбл. Все головы повернулись к ней и стоявшему рядом Ди-Джею. Парочка держалась за руки. Виктор решил, что они уже все уладили между собой. Ему тоже хотелось восстановить отношения с Элви и вернуться домой, где она будет под защитой. Руганью ничего не добьешься, это и так понятно. Он решил апеллировать к ее разуму.

— Элви, — успокоившись, заговорил он, — Ди-Джей поможет Мейбл здесь. Пожалуйста, давай поедем домой.

Сначала ему показалось, что его слова подействовали. Выражение ее лица и поза смягчились. Но потом она покачала головой:

— Я не могу, Виктор. Я нужна здесь.

Он недовольно фыркнул.

— Из того, что я узнал за минувшую неделю, ты участвуешь в каждом городском мероприятии. От тебя не убудет, если ты не досидишь до конца на одном мероприятии.

— Убудет, — холодно сказала она, снова заупрямившись. — На всякий случай, если ты не заметил, они расплачиваются не деньгами.

— Тебе ни к чему петь за ужин на потеху всему городу, как какой-нибудь певчей птичке! — резко возразил Виктор, понимая, что так с ней говорить нельзя. Элви уже собралась отойти, но, услышав его слова, остановилась и повернулась к нему. Она странно посмотрела сначала на Эдварда, потом на него.

— На потеху всему городу? — тихо переспросила она.

Лицо Виктора окаменело, но он продолжил:

— По крайней мере, это выглядит именно так. Они обеспечивают тебя кровью, а ты мчишься к ним, как только тебя позовут. Они устраивают спектакли, ярмарки, представления, а ты выступаешь на них, как дрессированный медведь.

Виктор увидел, как кровь отхлынула у нее от лица, и пожалел о своих словах. Но сказанного не воротишь. Помимо того, это была правда. Ее образ жизни постоянно давал поводы думать так. Например, она ненавидела имя «Элви», но не запрещала людям называть себя так, чтобы не огорчать их. Она признавалась, что терпеть не может одежду, в которой ей приходилось появляться в ресторане и на подобных мероприятиях, — типа черных блестящих платьев, которые были сейчас на ней и Мейбл, — но надевала их, потому что именно этого ждали от нее. Ей не нравилась затея с укусом на день рождения, но она не отказывалась от нее, чтобы не обидеть людей. А тут еще лихорадочная подготовка к ярмарке с выпечкой пирогов, как будто, не прими она в ней участие, случится конец света. У него сложилось впечатление, что Элви боится: вдруг они перестанут сдавать кровь, если она будет держать себя по-другому?

Хотя, конечно, можно было бы подобрать более дипломатичные выражения. Виктор понял это, когда увидел, как холодность сменило выражение боли на ее лице. Увидел и пожалел. Но она коротко кивнула и произнесла ледяным тоном:

— Было интересно узнать, как вы на самом деле относитесь ко мне.

— Элви. — Он потянулся, чтобы взять ее за руку, но она отдернула ее.

— Нет. Вы высказались вполне откровенно. Вам не удалось прочесть мои мысли, и поэтому вы решили, что я — ваша половина. Думаю, это не так. Вы не понимаете меня, Виктор. Вы считаете меня дурочкой, которой нужен сторож. Я ни для кого не собираюсь быть потехой. В том числе и для вас. А сейчас извините, у меня много работы.

Отвернувшись, она отошла к ожидавшим ее донорам. Виктор беспомощно смотрел ей вслед, понимая, что все испортил, и не зная, как все исправить.

— Ушам не верю! — неожиданно взорвалась Мейбл. — Ты твердил ей, будто она твоя половина, а сейчас обзываешь городской потехой и дрессированным медведем?!

— Мейбл! — Ди-Джей потянул ее за руку, но она отмахнулась от него, не спуская глаз с Виктора.

— К твоему сведению, всю эту ярмарку устроили специально для вас.

— Как? — изумился Виктор.

— Мейбл говорит правду, — устало подтвердил Тедди. Его злость улеглась. — Мы устроили ярмарку, чтобы собрать больше донорской крови... для тебя и остальных гостей.

Услышав их протесты, он поднял руку, призывая к тишине.

— Вас здесь пятеро. Мы обеспечиваем вас кровью неделю. Это означает, что пятинедельный запас крови для Элви ушел вот так. — И он щелкнул пальцами.

— На самом деле, — добавила Мейбл, — это даже не пятинедельный запас, а гораздо больше. Вы — мужчины и потребляете крови больше, чем Элви. Нам потребовалось пополнить запас, чтобы она не страдала из-за вашего визита.

Тедди кивнул:

— Мы вовремя это сообразили, а когда решили пригласить вас, устроили ярмарку и организовали на ней сбор крови. Правда, в тот момент мы ничего не стали говорить об этом Элви. Она думает, что это еще одна из постоянных ярмарок, которые проходят у нас каждым летом. Можно сбиться со счета. Но в этот раз у нас определенная цель — собрать кровь так, чтобы ее хватило на целую неделю.

— Да, — мрачно подтвердила Мейбл. — Поэтому вместо того, чтобы оскорблять Элви, вам следовало сказать ей спасибо. Вы не поете за ужин. Вместо вас мы с Элви занимаемся этим. Хотя, — добавила она, — наверное, надо было бы заставить вас попеть. Тогда вы лучше поняли бы Элви и перестали лезть со своими скоропалительными суждениями. — Развернувшись на каблуках, Мейбл отошла от них и присоединилась к подруге.

— Ты не прав. Элви не потеха, — тихо сказал Брансуик, наблюдая, как женщины работают. — Мы все в Порт-Генри искренне любим и беспокоимся о ней. Она одна из нас. Только поэтому она участвует в этих мероприятиях, а не оттого, что все хотят поглазеть на нее, как на прирученную зверушку.

Виктор замялся, зная, что весь город видит ее именно такой, не замечая других важных деталей. Наконец он спросил:

— Ты действительно уверен, что она по доброй воле ходит на каждое такое мероприятие?

— Почему бы нет? — удивился Тедди. — Я, например, хожу.

— Это твоя работа, Брансуик. Чтобы быть уверенным, что в округе все спокойно. А ее работа — ресторан и пансионат, а не выступления в роли городского вампира и не «Павильон укусов», или чем она там занималась эти пять лет. Почему ей нельзя просто посидеть с книгой в кресле у огня, чтобы насладиться тишиной и спокойствием? Или что-нибудь в этом роде?

Тедди был в недоумении.

— Она могла бы отказаться, если ей не по душе...

— Разве такое возможно? — возразил Виктор. — Послушай, большинство бессмертных получают кровь из «Банка крови Аржено». Все доноры анонимные. У них нет ни лица, ни имени, они никогда не пересекаются с бессмертными. Кровь даже развозит служба доставки. Мы потребляем такую кровь, не ощущая никакого чувства вины. У Элви абсолютно другая ситуация. Они живет среди своих доноров, встречается с ними, смотрит им в глаза. Практически каждый из вас вложился в то, чтобы она выжила. Это великодушный и в самом деле удивительно добрый поступок с вашей стороны. А для нее это груз вины. Как она будет себя чувствовать, если возьмет и скажет людям, которым обязана самой жизнью: «Нет, я что-то не в настроении поприсутствовать тут или там»?

Ди-Джей кивнул и добавил:

— Ей бы проще жилось все эти пять лет, если бы она могла просто заказывать кровь, как делаем мы.

— Откуда нам было знать, что кровь можно заказывать? — стал оправдываться Брансуик. — И ей не в чем себя винить. Это мы фактически заставили ее отправиться в то чертово путешествие. Мы настаивали. Если бы не мы, она не превратилась бы в вампира и ей не требовалась бы кровь в первую очередь. Как вы думаете, почему все так охотно сдают кровь? Обычно доноров днем с огнем не сыщешь. Но стоит только упомянуть, что Элви требуется больше крови, как все, начиная с Дон из универсама и кончая Джимми из автосервиса, выстраиваются в очередь, чтобы отдать ей кровь. Потому что все уговаривали ее. Она не могла подойти к кассе в магазине без того, чтобы кассирша не заговорила о путешествии. Поэтому мы чувствуем себя в долгу перед ней. И ведь она — одна из нас, и о ней нужно заботиться.

— Не сомневаюсь, она благодарна вам за это, — заверил его Виктор. — И я тоже. За то, что вы сберегли ее для меня, чтобы я ее нашел. Но вы должны понять, что, сохраняя ей жизнь, вы одновременно забираете ее. Ее жизнь больше не принадлежит ей. Она проводит время между рестораном, где ждут ее появления, и постоянными мероприятиями, участием в которых она расплачивается за получаемую кровь. Кстати, сейчас она рискует своей жизнью, присутствуя на ярмарке ради удовольствия других. Это неправильно, Тедди.

Брансуик с несчастным видом наблюдал, как работали подруги.

— О черт! — Ди-Джей обвел взглядом мужчин-смертных, которые толпились вокруг Элви и Мейбл, желая сдать кровь, чтобы сделать им приятное. — Почему бы нам просто-напросто не позвонить Бастьену и не заказать им годовой объем крови с доставкой на дом? Тогда им не для чего будет торчать здесь.

— Мы не можем позвонить Бастьену, — покачал головой Виктор.

— Почему?

Виктор угрюмо посмотрел на молодого бессмертного.

— Потому что Бастьен сразу же доложит об этом Люциану.

— Тогда да, — приуныл Ди-Джей.

Мужчины, казалось, не поняли, в чем тут дело. Они с любопытством ждали, что будет дальше. Первым тишину нарушил Харпер:

— Ну так что?

— Первый вопрос, который задаст Бастьен, будет: «Как продвигается следствие?» — сказал Виктор и добавил: — Я не хочу отвечать на этот вопрос.

— О каком следствии идет речь, и почему ты не хочешь отвечать на такой вопрос? — Брансуик напомнил о своем существовании.

Виктор нахмурился. Ему не хотелось рассказывать о настоящей причине его приезда сюда. Вместо него это в конце концов сделал Эдвард.

— Я полагаю, речь идет о работе Виктора в качестве исполнителя воли Совета.

— Что значит «исполнителя»? — Тедди удивленно вскинул брови и с интересом спросил: — Он вампирский коп?

— Что-то вроде того, — согласился Эдвард. — Его посылают охотиться за отступниками.

— Отступниками? — Глаза у Тедди превратились в щелочки. — Это те, которые нападают на простых смертных, да?

Виктор поморщился.

— Да, — снова ответил Эдвард, поняв, что Виктор не раскроет рта. — Конечно, дело, порученное ему, осложнилось, когда он приехал сюда и обнаружил, что не может прочитать Элви. Она оказалась его половиной.

— Половина, половина, половина! Что, черт возьми, означает это слово? — взорвался Тедди. — Все бросаются им, как хотят. Мейбл половина для Ди-Джея. Элви половина — или, по ее словам, не половина! — для Виктора. Вы все с ума посходили, что ли?

— Это слово означает то, что означает, — просто объяснил Виктор. — Нашу другую половину. Женщину, которую немыслимо трудно встретить и которая становится твоей реальной половиной. Женщину, которую мы не можем ни прочитать, ни проконтролировать и которая восполняет собой наши недостатки.

— Они делают нас цельными, — тихо сказал Харпер. — И избавляют от одиночества, которое накладывает наш образ жизни.

Брансуик переварил услышанное, а потом спросил:

— И Элви является вот всем этим для тебя?

Виктор хмуро посмотрел на него, потом перевел взгляд на других мужчин и нехотя признался:

— Кажется, она может быть этим самым для всех нас.

— Н-да, что-то похожее недавно говорил Ди-Джей, — поморщился Тедди. — Значит, вместо половины мы нашли Элви целый гарем?

— Нет, — прервал его Эдвард. — Бывали случаи, когда два бессмертных не могли прочитать одну женщину. Это значит, что они подходили ей оба, но такое бывает исключительно редко. И не имеет отношения к нынешней ситуации. По крайней мере я... — Он обвел глазами мужчин. — Я смог прочитать ее. Она не моя половина.

— Тогда какого черта ты еще здесь? — разозлился Виктор. — Почему ты не уехал в ту же минуту, когда понял это?

— У меня эта неделя свободная, — пожал плечами Эдвард. — Кроме того, мне стало любопытно, чем все обернется. Это прямо как в сериале. Совет отправляет большого крутого посланца на поиски отступника. Но бродяга оказывается женщиной. И вдобавок половиной этого самого исполнителя воли Совета. Так что же ему делать, как поступить? — Он развел руками. — А городок такой чудесный... И она такая прелестная... Да тут еще столкновение других интересов. — Он снова пожал плечами.

Виктор смотрел на него открыв рот и не знал, что сказать. Потом перевел взгляд на Ди-Джея, который отреагировал самым естественным образом:

— Ну что ж, одним конкурентом меньше.

— Вообще-то двумя, — заявил Алессандро, привлекая внимание к своей персоне. — Я тоже смог прочитать bella Элви.

— У тебя тоже выпала свободная неделя? — осведомился Ди-Джей.

— Помимо всего прочего, — подтвердил Алессандро.

— Тогда остаешься только ты, Харпер, — объявил Тедди.

Виктор повернулся к немцу:

— Полагаю, ты смог прочитать ее, но остался тут из-за дармовой крови и чтобы посмотреть, чем все закончится.

— Вот уж нет, — заявил Харпер и вдруг признался: — Я даже и не пытался прочитать ее.

Виктор сдвинул брови.

— Не пытался?

— Нет, — холодно подтвердил немец. — Меня это совершенно не интересовало, после того как я не смог прочитать Дженни Харпер.

Брансуик застыл на месте.

— Дженни Харпер, нашу почтальоншу?

— Да. В первый вечер в ресторане я подошел к ней, чтобы поблагодарить ее и ее компанию за то, что они поменялись с нами столиками. Вы помните?

Когда мужчины утвердительно покивали головами, он продолжил:

— Мы сначала поболтали об интересном совпадении ее фамилии с моим именем. Ну и... — Он пожал плечами.

— Но ты увивался вокруг Элви, — оборвал его Виктор. — Зачем?

— Если быть точным, я не увивался. Я приехал сюда по ее приглашению — или по приглашению Мейбл, как это оказалось на самом деле, — и отдавал дань вежливости, поддерживая с ней общение, пока неделя не закончится. К тому же хотелось воспользоваться удобным случаем, чтобы приручить Дженни, а уж потом заявить на нее права, — объяснил он. — И еще, тебе ведь требовались помощники, чтобы приглядывать за Элви, пока кто-то охотился за ней.

— Что, кстати, пока актуально, — напомнил Эдвард. — Хотя тут есть еще одна дополнительная проблема: надо помочь тебе не потерять ее. А потом придумать так, чтобы Совет не стал требовать ее головы. — Он как-то удивленно улыбнулся. — Надо же, для вампира, которому две тысячи лет от роду, тебе не хватает ловкости в обращении с женщинами. Это производит отвратительное впечатление.

— Что ты собираешься предпринять насчет Совета? — не дожидаясь, пока Виктор отреагирует на выпад Эдварда, спросил Тедди.

Виктор вздохнул, плечи у него поникли.

— Понятия не имею. Целую неделю пытался придумать, как поступить, но меня постоянно отвлекало... что-нибудь, — промямлил он в конце концов. Главным его отвлечением была Элви. И действительно, встреча со своей половиной сокрушительно подействовала на бессмертного.

Уныние овладело Тедди.

— Что Совет конкретно имеет против нее?

— Нас отправили сюда конкретно по объявлению, опубликованному в газете, и из-за слухов, которые ходят по Торонто, — сказал Виктор.

Брансуик свирепо сверкнул глазами, услышав, в чем состоит вина Элви.

— Не вешай мне лапшу на уши! Если бы не объявление, ты никогда бы не встретился с ней. Вдобавок они не могут наказать ее ни за то, ни за другое. Ты же знаешь, что разговоры пошли по клубам, после того как мы с Барни побывали там, а объявление дала Мейбл. Они не могут обвинять ее в этом.

— Конечно, он прав, Виктор. — На помощь Тедди пришел Харпер. — Они не смогут обвинить и наказать ее за то, что сделали другие.

— Верно, — согласился Виктор. — Но они еще кое в чем могут обвинить ее. Она не старалась жить уединенно и избегать огласки. Элви — городская знаменитость. Хотя в таком маленьком городке трудно не быть знаменитостью. И кусала смертных, что серьезнее всего. Так как это прямое нарушение нашего закона.

— Элви не знала, что нарушает ваши законы. Они, конечно, учтут это? — заспорил Тедди.

Виктор поднял брови.

— Значит, ты отпустишь любого смертного, который станет утверждать, будто не заметил, как превысил скорость, или не знал, что тем самым нарушил закон?

— Черт! — выругался Тедди и опустил глаза.

— Мы что-нибудь придумаем, — успокоил его Ди-Джей. — Виктор умный и влиятельный, а его брат — глава Совета. Он разберется, что к чему.

Виктор постарался взять себя в руки и не вздрогнуть. У него не появилось ни единой мысли, как разрулить ситуацию. Да, конечно, Люциан его брат, но это совсем не значит, будто он проявит снисхождение. У Люциана Аржено репутация самого хладнокровного мерзавца во всей Америке. И вполне заслуженная. Инстинкт подсказывал Виктору хватать Элви и бежать. Скрыться, например, где-нибудь в Европе, куда Совет не дотянется до них.

— Вот поэтому, — продолжал Ди-Джей, — Виктор и не хочет заказывать кровь сюда. Он пытается избежать контактов с Советом или с любым, кто имеет отношение к Совету, пока не придумает самый приемлемый способ, как представить это дело.

— Все, наконец я понял. — Харпер пребывал в задумчивости. — Значит, мы теперь тоже вынуждены зависеть от милости жителей города, чтобы не умереть с голоду.

— А так же от Элви и Мейбл, — напомнил Эдвард. — Если только мы не спустимся на землю из своего воздушного замка и не поможем им. Элви с Мейбл поют за наш ужин... Или целуют за него, как это происходит сейчас.

— Нет! — возмущенно воскликнул Алессандро. — Они не будут петь. Я отказываюсь посылать женщин на панель, чтобы они зарабатывали мне на прокорм. Лучше я сам пойду на панель.

— И я тоже, — пробормотал Харпер.

Виктор глянул на Брансуика.

— Что теперь? Как мы сможем помочь?

Тот нерешительно потоптался, оглядывая лужайки, заполненные людьми.

— Пойдемте со мной. Надо найти Карен и Майка. Они входят в комитет, который решает эти проблемы.

Двинувшись вслед за ним, Виктор замедлил шаг, когда к нему сбоку пристроился Эдвард и тихо заговорил:

— Как только мы решим это дело, мне кажется, нужно обсудить, как помочь тебе завоевать прекрасную Элви. Одному тебе не справиться.

— Он прав, — поддакнул Харпер с другого бока. — Мы сядем рядком и придумаем план. Только не беспокойся.

Непонятно почему, но от таких слов у него не стало спокойнее на душе.