Что надеть для обольщения

Робинс Сари

Зачем скромной, добродетельной леди Эдвине Росс соблазнять знаменитого лондонского повесу Прескотта Дивейна?

Он – единственный, кому под силу не просто выдать себя за жениха леди Росс, но и помочь ей вывести на чистую воду таинственного и жестокого шантажиста, угрожающего жизни девушки.

Однако очень скоро игра в соблазн становится реальностью, – и Эдвина понимает, что в сетях обольщения запутался не только Прескотт…

 

Глава 1

Лондон, Андерсен-Холл

Лето 1811 года

Прескотт Дивейн шел по тропинке к домику для гостей сиротского приюта Андерсен-Холл. Ярко светило солнце, беззаботно пели птицы, вокруг приятно пахло хвоей. Но молодой человек ничего этого не замечал. Увидев стоящего на крыльце лакея в ливрее фиолетового цвета с ярко-оранжевыми лацканами, он выругался себе под нос.

С тех пор как Прескотт спас из пожара маленькую сиротку Иви, ему приходилось буквально отбиваться от посетительниц. Дамы докучали ему, являясь с визитом в дом, где прошло его детство, – единственное пристанище, где он мог чувствовать себя относительно спокойно.

Но черт побери, ни одна из этих дамочек ничуть его не интересовала.

Горькая правда состояла в том, что он изменился. Начало этих изменений Прескотт заметил в себе еще одиннадцать месяцев назад. Это случилось на дне рождения его тогдашней любовницы Лилит, леди Уиллис. Празднество проходило в Гайд-парке. Именинница попросила Прескотта принести ей стакан лимонада, а когда он вернулся, то случайно услышал ее разговор с одной из подруг.

– Больше всего в Дивейне меня привлекают простота и незатейливость натуры, его близость к природе, – нараспев говорила Лилит. – Мне нравится, когда звериная часть его существа проявляется в постели, если ты понимаешь, о чем я.

Подруга понимающе хихикнула.

– Только беда в том, что его аппетиты не ограничиваются пределами спальни. Кто бы мог подумать, что он окажется таким гурманом? Этому сиротке низкого происхождения определенно нравится шампанское с икрой. Ест он за троих и с такой жадностью, как будто каждый кусок – последний. Хотя, я полагаю, эта грубость и неотесанность вполне естественны для…

Лилит не договорила: она увидела, что Прескотт уже здесь и все слышал. Леди Уиллис вспыхнула и опустила глаза. Но в остальном продолжала вести себя как ни в чем не бывало. И черт побери, Прескотт не нашел ничего лучшего, как тоже сделать вид, что ничего не случилось.

Он оставался на торжестве до самого конца, как всегда нося на лице маску вежливости и благодушия и стараясь не утратить своего неизменного обаяния. Хотя внутри у него все кипело. Одно дело – понимать, что он никогда не станет равным этим людям, другое – испытывать унижение, ощущая презрительное отношение к себе дам из высшего света, присутствующих на празднике. А он-то думал, что небезразличен Лилит! Как он заблуждался!

Весь остаток вечера Прескотт был погружен в грустные мысли. На память пришли даже незначительные мелочи, которые до этого ускользали от внимания. Презрение к его персоне и намеки на неблагородное происхождение, сквозившая в манерах окружающих неколебимая уверенность в том, что Прескотт здесь для того, чтобы служить, угождать и выполнять их прихоти.

После того злосчастного пикника он смотрел на все другими глазами. Тем не менее Прескотт по-прежнему продолжал появляться в обществе в качестве очаровательного сопровождающего светских дам. Но он стал более придирчив, выбирая, кого ему сопровождать в свете. И более избирательно относился к тем, с кем можно делить ложе. Казалось, Прескотту было трудно расстаться со своими привычками.

Но потом случилось большое несчастье: ушел из жизни директор детского приюта Данн – человек, которого Прескотт почитал, как отца. И с этого момента Прескотт стал совершенно другим. Он ощущал себя потерянным, убитым горем. Никогда раньше он не был так одинок, как сейчас. У него осталась только Кэт…

Но она поднялась наверх, удачно выйдя замуж.

Прескотт не мог больше оставаться распутным компаньоном светских дам – повесой, дамским угодником. Шумная толпа раздражала молодого человека. Он потерял вкус к изысканной еде. Откровенная призывная чувственность дам больше не манила его. В свои двадцать семь лет он чувствовал себя пресыщенным жизнью стариком.

Прескотт постарался отогнать невеселые мысли. Вот уже несколько недель он ходил как в воду опущенный. Сейчас он решил направить свой гнев вовне, на непрошеного гостя.

Даже не взяв на себя труд изобразить на лице безразличие, Прескотт, кивнув румяному лакею, торопливо поднялся по ступенькам крыльца.

Гневно сверкая глазами, он ворвался в домик для гостей.

На диване сидела незнакомая дама и самым возмутительным образом рылась в его бухгалтерской книге, из которой можно было узнать о новом рискованном предприятии, благодаря которому – если все получится – Прескотту не придется больше исполнять унизительную роль дамского угодника.

– Ах! – Увидев его, незнакомка вскочила с места как ужаленная. Бухгалтерская книга с грохотом упала с ее колен на пол. – Прошу прощения! Я вовсе не собиралась шпионить и совать нос в чужие дела! Я просто сидела на диване и ждала вас, но тут… э-э… Мне надоело сидеть на одном месте, я поднялась и взяла… э-э… первое, что мне попалось на глаза… Знаю, это нехорошо… Но понимаете, я не собиралась этого делать! Я просто… просто… Мне правда очень жаль! Извините меня!

Судя по гладкой, без единой морщинки коже, даме скорее всего недавно минуло двадцать лет. Ее можно было бы, пожалуй, назвать хорошенькой, если бы не чересчур строгая прическа, которая ей совсем не шла. Да и прямой большой нос был довольно тяжеловат для ее худого лица.

Зато глаза были замечательные – такие темные и блестящие, что они казались почти черными. В них светился живой острый ум. Когда Прескотт посмотрел в эти восхитительные глаза, его сердце учащенно забилось – он сам не знал почему.

Интересно, много ли дамочка успела прочесть в его бухгалтерской книге? Что ей удалось выведать? К коммерции и любой профессиональной деятельности люди из высшего общества относились с изрядной долей презрения. Вряд ли эта женщина станет мешать его начинанию. Так почему же в таком случае для него важно, что ей удалось узнать? Да потому, что он вложил в это дело все свои сбережения, до последнего пенни.

Дама наклонилась, подняла с пола бухгалтерскую книгу и протянула ее Прескотту.

– Прошу извинить меня, мистер Дивейн. Я не имела права раскрывать эту книгу. Я не успела там прочесть ни слова. Стоило мне ее открыть, как в тот же миг вы вошли.

Голос незнакомки звучал взволнованно. От смущения ее бледные щеки покрылись румянцем. А в ее бархатных темных глазах Прескотт видел искреннее раскаяние. Но он, как никто другой, знал, что внешность обманчива.

Не выказывая никаких признаков тревоги, Прескотт изобразил на лице равнодушие, гордо вскинул голову и подошел к барышне, собираясь забрать у нее бухгалтерскую книгу. Он давно уже усвоил важное правило – всегда и везде скрывать свою уязвимость: хищников высшего света запах чужой крови неудержимо притягивал.

– Ах, Боже мой! Простите! Ваши руки… Я же слышала, что, спасая девочку из огня, вы получили ожоги. – Дама поспешно подошла к столу и положила на него бухгалтерскую книгу. – Наверное, под перчатками вы скрываете свои перебинтованные руки?

Он гневно сверкнул глазами, но не удостоил незнакомку ответом.

Она нахмурилась:

– Как я понимаю, я все перепутала. А я так надеялась, что наше знакомство состоится при благоприятных обстоятельствах.

– Наше знакомство не состоялось, – резко произнес Прескотт, даже не пытаясь скрыть досаду и раздражение.

– Разумеется. Ведь мы с вами не были друг другу представ…

– …из чего следует, что, оставаясь со мной наедине, вы ведете себя неподобающе. – Прескотт отступил на несколько шагов от незваной гостьи и показал ей на входную дверь. – А теперь попрошу вас удалиться.

Дама недоуменно захлопала ресницами.

– Но вы даже не выслушали меня…

– Я никого не принимаю.

– Но леди Помфри приезжала сюда и встречалась с вами. И миссис Брайт тоже. А так же миссис Хеймаркет…

Что? Она за ним шпионила? Ну и пусть. Какая разница? Прескотт снова указал рукой на дверь.

– Больше, – сказал Прескотт, делая ударение на этом слове, – я никого не принимаю.

У незнакомки было такое лицо, словно она не сразу поняла, о чем он говорит. Последовала пауза, показавшаяся ему раздражающе долгой. После этого гостья гордо вскинула голову:

– Скажите, это все потому, что я недостаточно хороша собой?

– Да, поэтому, – равнодушно ответил он. – Как вам нравится, так и считайте. Но соблаговолите оставить меня. Ступайте же!

Молодая женщина застыла на месте, уподобившись фарфоровой кукле из коллекции леди Помфри. Единственным признаком того, что она живая, был странный блеск в ее темных глазах.

Только в этот момент Прескотт понял, какую оплошность он допустил. О Господи! Он не настолько жесток, чтобы намеренно наносить удар по женскому самолюбию. Он просто хотел, чтобы незнакомка поскорее ушла. А теперь придется утешать рыдающую даму. Час от часу не легче!

– Должна вам признаться, – едва слышно проговорила женщина дрожащим голосом, – что вы совсем не такой, каким я вас представляла.

– Нет, ну что вы! На самом деле я гораздо хуже, – пробурчал Прескотт, лихорадочно соображая, как бы поскорее из всего этого выпутаться. Он рассеянно запустил пальцы в свою шевелюру, но его остановила пронизывающая боль в руке. Из-за ожогов ему придется отказаться от некоторых своих привычек. – Послушайте, я имел в виду совсем не то, что вы подумали, – наконец сказал он довольно неуверенно.

Молодая дама грустно улыбнулась в ответ:

– Не стоит извиняться, мистер Дивейн. Сама знаю, что я не красавица. Тут уж ничего не поделаешь.

Прескотт старался сообразить, имеет ли смысл это оспаривать. Разумеется, с ее немодными черными как смоль волосами и темными глазами, эта женщина едва ли могла называться «прекрасной английской розой». К тому же она слишком худая, что тоже не соответствовало современным канонам красоты. Конечно, крупные черты лица можно было бы смягчить, сделав другую прическу, с ниспадающими на лицо крупными локонами. Но все же исключительной красотой эта дама не отличалась.

Хотя…

– Вы поверили бы мне, если бы я сказал вам, что это не так? – осторожно спросил Прескотт, понимая, что для женщины, которая считает, что ее могут отвергнуть из-за того, как она выглядит, внешность наверняка имеет большое значение.

Одно долгое мгновение незнакомка молча смотрела на Прескотта, как бы изучая его и о чем-то размышляя.

– Нет. И я бы предпочла, чтобы вы были честны со мной и впредь, во всех наших с вами делах.

Прескотт стиснул зубы. Хотя его обрадовало, что женщина не потеряла присутствия духа, это вовсе не означало, что он собирается ей уступать во всем.

– Послушайте, мадам, возможно, я не столь проницателен и не слишком разбираюсь в этих вопросах, но…

– Ах, неужели? – Она скрестила руки на груди и игриво приподняла бровь. – Еще мгновение – и я бы подумала, что передо мной сам генеральный прокурор Дагвуд.

Когда дама иронично сравнила его с самым честолюбивым человеком в правительстве, Прескотт с трудом сдержал улыбку. Мысленно похвалив ее за остроумие, он сделал над собой усилие и сурово насупил брови.

– Как бы там ни было, я хочу, чтобы вы ушли.

Незнакомка гордо расправила плечи и подняла острый подбородок, упрямо сжав розовые губки. Ее взгляд выражал решимость и непреклонность. Она снова подошла к дивану и села. Она сидела, неестественно прямо держа спину и скрестив руки на груди.

– Мне рано уходить, мистер Дивейн. Я еще не завершила то, за чем пришла.

Прескотт удивленно заморгал, огорошенный прямотой незнакомки.

– Это мой дом.

«По крайней мере, до тех пор, пока Кэт и ее муж не вернутся из свадебного путешествия», – подумал он.

– В таком случае будьте так добры, постарайтесь притвориться гостеприимным.

Осторожно, чтобы не потревожить раны, Прескотт тоже скрестил руки на груди, пытаясь определить, кто она – сумасшедшая или просто избалованная нахалка.

– Вы, конечно, можете силой вынести меня отсюда, но предупреждаю: я буду пинаться, брыкаться и визжать.

Метнув на упрямицу гневный взгляд, Прескотт понял, что если бы он действительно попытался так с ней поступить, вне всяких сомнений, она подняла бы шум.

– Не мечите в меня громы и молнии и не мерьте оценивающим взглядом, как будто собираетесь продавать на рынке, – нахмурясь, выговаривала ему настойчивая барышня. – Мы оба знаем, что вы никогда не совершите ничего грубого и не поведете себя не по-джентльменски.

– Это почему же? Я не дворянин!

– Да, но у вас есть принципы!

Она произнесла это с такой уверенностью, что Прескотт не нашел что ответить. Кто же эта женщина, ставящая его в тупик? И какого черта ей надо от него?

В ее поведении и словах не было требовательной мольбы или демонстрации эмоций, столь обычных для дам, которые проявляли к нему интерес. В ее голосе не слышалось ни намека на вкрадчивую многозначительность и амурный подтекст. Женщина вела себя деловито, а изъяснялась с подкупающей прямотой и откровенностью.

На самом деле она очень сильно отличалась от большинства знакомых ему дам. Взять хотя бы ее платье. Прекрасно скроенное, из дорогой ткани, тем не менее оно было строгим и неброским, более подходящим для степенной квакерши, нежели для элегантной светской дамы.

Большинство особ женского пола, с которыми Прескотт общался, одевались в струящиеся шелка, украшенные оборочками, бантиками и рюшами. Что касалось незнакомки, на ее скромном коричневом платье не было ни намека на все эти женские штучки.

Под стать одежде, выражение лица его неожиданной гостьи было спокойным и сдержанным. Как будто все природные проявления необузданности характера давным-давно были укрощены и подавлены. Она напоминала ему школьную учительницу, которая добросовестно смотрела за детьми, не понимая свойственной им живости и не разделяя их веселья.

Однако то, как женщина себя вела, выдавало присущую ей силу духа, целеустремленность и уверенность в себе.

Прескотт почувствовал, как что-то шевельнулось в его душе. Незваная гостья возбудила его любопытство, которое он уже давно ни к кому и ни к чему не испытывал. Он раздраженно отмахнулся от этих мыслей, зная наперед, что, несмотря на все видимые отличия от остальных женщин, в конце концов она поведет себя как любая другая светская дама – постарается использовать его для своих целей, а потом выбросит, как ненужную вещь. Есть один верный и простой способ, чтобы в этом убедиться.

– Что вам от меня нужно? – прямо спросил Прескотт.

– В данный момент – чтобы вы выслушали меня.

– Выслушал – и все? Больше вам ничего от меня не нужно? – с иронией в голосе спросил он.

Бледные щеки незнакомки покрылись пятнами.

– Не говорите со мной в подобном тоне.

– Я только хотел предоставить вам благоприятную возможность изложить наконец то самое дело, из-за которого вы пришли и упорно не желаете уходить. – Прескотт проговорил это, не скрывая своего раздражения. Его терпение было на исходе. – Вы явились, надеясь нанять меня в качестве сопровождающего?

Ее глаза сверкнули. Женщина пришла в замешательство из-за того, что Прескотт потребовал от нее прямого ответа и тем самым расстроил ее планы. Ну что ж, это даже к лучшему!

Она еще выше подняла голову.

– Да. Но все не так просто, как может показаться на первый взгляд.

Прескотт с удивлением обнаружил, что разочарован ее ответом. С чего бы это? Разве он мог ожидать чего-то другого? Ради Бога, да кто он такой? Презренный мальчик по вызову, постоянный спутник замужних дам. И он не заслужи вает ничего другого. Да, он был таким! Но все это осталось в прошлом, напомнил он себе. Теперь все будет по-другому. Та часть его жизни благополучно завершена.

– Меня это не интересует, – сказал Прескотт и, видя, что женщина хочет возразить, поднял руку, останавливая ее. – И ваша внешность здесь совершенно ни при чем. Попроси меня сейчас об этом хоть сама Венера Милосская – мой ответ был бы тем же самым.

– Но это будет больше, чем просто договоренность. У меня особый случай. Вы нужны мне для особых целей. И то, что я вам предлагаю, – нечто необычное.

Прескотт рассмеялся. Он понимал: то, что он скажет, возможно, прозвучит жестоко. Но его это не слишком заботило.

– Каждая женщина считает себя особенной, ни на кого не похожей. Думает, что ее предложение – бесценный дар, достойный королей. – Прескотт скрестил руки на груди и отвел глаза. – Кроме того, я не сплю с женщинами за вознаграждение. И не имеет значения, насколько уникально то, что вы мне предлагаете.

Сжимая кулаки, дама поднялась с дивана.

– Я очень нуждаюсь в ваших услугах, мистер Дивейн. Это правда. Но я не хочу, чтобы вы со мной спали. Даже мысли такой не должно у вас возникать.

– Так о чем же тогда идет речь? Вы просто хотите заставить вашего мужа ревновать? – Прескотт отрицательно покачал головой: – Не-ет! Даже слышать ничего не хочу об этом!

– Послушайте, каково бы вам было, если бы я решила воспользоваться сведениями из этой бухгалтерской книги, – женщина показала на стол, – в своих целях?

Прескотт с гневом посмотрел на незнакомку. Она округлила глаза, опасаясь, что он неправильно ее понял, и стала сбивчиво объяснять:

– Ну что вы, право… Я не способна на такую низость! У меня и в мыслях не было… Я даже толком не поняла бы, что там написано!

– В таком случае почему вы об этом упомянули? – процедил он сквозь зубы, с трудом держа себя в руках.

– Ну… Мне показалось, что вам не хотелось, чтобы я что-то узнала из этих счетов. И еще… – она начала нервно кусать губы, – потому что… меня кто-то шантажирует! И чтобы остановить этого негодяя, мне необходима ваша помощь!

 

Глава 2

Когда Эдвина выдавила из себя это признание, она почувствовала, что ей стало нечем дышать. Чтобы мистер Дивейн не заметил, как дрожат у нее руки, она с силой стиснула кулаки. Сердце отчаянно билось, щеки пылали огнем. Эдвина не могла предположить, что общаться с этим человеком будет настолько трудно. И еще что он произведет на нее такое сильное впечатление. Во всем его облике чувствовалась такая сила, что даже воздух в комнате казался наэлектризованным, как во время грозы.

Каждый раз, когда Эдвина встречалась с ним взглядом, от волнения у нее начинало сосать под ложечкой. От его низкого голоса по коже пробегали мурашки. Эдвина не ожидала, что, несмотря на все его раздражение, мистер Дивейн окажется весьма учтивым и воспитанным. До этого, представляя их встречу, она предполагала, что голос у Дивейна должен быть грубый, с хрипотцой, что речь выдает его низкое происхождение. Однако у него был великолепный, безупречный выговор и мелодичный, бархатный голос, возбуждавший ее воображение.

Ее растревожил мужественный, мускусный запах его одеколона, будивший в ней глубоко запрятанные животные инстинкты. Дивейн двигался с ленивой грацией молодого льва – властного, уверенного в своей силе и опасного. Его гладкая кожа имела красивый золотистый оттенок. Образ завершала великолепная грива волос медного цвета.

И так же как царь зверей, защищающий свою территорию, он был горд, неуступчив и великодушен к слабым.

«Это человек, с которым нельзя не считаться», – промелькнуло в голове у Эдвины. Она понимала, что именно поэтому ей нужен только он – и никто другой.

Эдвина ясно осознавала, что, если сейчас она упустит момент и не изложит суть дела, пока Дивейн не пришел в себя, он может выставить ее за дверь. В отличие от других знакомых ей мужчин, Прескотт Дивейн был человеком дела. Она ловила себя на мысли, что невольно думает о том, каково это – попасть в его объятия…

Эдвина постаралась унять свое разыгравшееся воображение и продолжила:

– Мистер Дивейн, меня шантажируют. Я не могу определить, кто этот ужасный человек. Но я уверена, что с вашей помощью я смогу это сделать, получу обратно компрометирующие меня материалы и остановлю этого негодяя.

Задумчиво почесав подбородок, Прескотт кивнул, сделав вид, что обдумывает ее слова. Возможно, бедняжка сбежала из Вифлеемской психиатрической больницы и ему следует обращаться с ней как можно осторожнее, пока она не скроется с глаз долой. «Спокойствие» – это было излюбленное слово его наставника, директора Данна, при общении с людьми с болезненной, неустойчивой психикой.

– Я вижу по вашему лицу, что вы не поверили ни единому моему слову, мистер Дивейн. Вы думаете, что я спятила. Но я уверяю вас, что нахожусь в здравом уме и твердой памяти и моя голова работает нормально. Более того, я со всей серьезностью утверждаю, что намерена остановить шантажиста. Мне нужен сопровождающий, который бы отвлекал внимание и охранял меня, в то время как я постараюсь выяснить, кто же этот мерзавец.

В душу Прескотта закралось сомнение. Незнакомка изъяснялась вполне разумно. Она говорила искренне. Кроме того, женщина держалась чертовски уверенно. Не плакала, не жаловалась ему. Относилась к случившемуся как к ситуации, которую необходимо преодолеть. И Прескотт был заинтригован.

Он недоумевал, какую компрометирующую информацию мог шантажист использовать против этой сдержанной, разумной и рассудительной особы. Прескотт никогда бы не подумал, что ее могут чем-то шантажировать. Хотя разве можно судить по внешнему виду? Несмотря на то, что дама не была изысканно одета, нельзя сказать, что на нее неприятно смотреть. А если убрать тугой пучок и распустить ее черные волосы, эта женщина может превратиться в дикую кошку, готовую пустить в ход свои острые коготки.

– Почему вы выбрали меня? – спросил он неожиданно для себя самого.

– Я обратилась к вам, мистер Дивейн, потому что директор Данн был о вас очень высокого мнения.

Прескотт вздрогнул, и боль потери обожгла его сердце с прежней остротой.

– Что вы такое говорите?

– Директор Данн никогда не оставлял того, кто попал в беду. Мне нужна ваша помощь.

Нет, она не сумасшедшая. И ни капли не трогательная. Перед ним обычная стерва, привыкшая манипулировать людьми!

Когда Прескотт заговорил, его голос напоминал хриплый шепот.

– Директор Данн никогда бы не одобрил то, о чем вы просите меня. – Прескотт ощутил досаду и стыд. Он всегда мечтал, чтобы Данн гордился им, как некоторыми другими своими подопечными – такими, как Ник Редфорд или Кэт. Прескотту было тягостно сознавать, что Данн умер, будучи разочарованным в нем и в том, какой образ жизни он вел. Ему так и не представилась возможность доказать, что усилия его старого наставника не пропали даром.

Прескотт отвернулся.

– Не смейте использовать имя директора Данна в своих корыстных целях!

– Директор Данн всегда боролся за справедливость.

– Какое все это имеет отношение к вам и вашему вопросу?

Молодая женщина подошла к нему ближе, и Прескотт почувствовал благоухание ландышей – неожиданный для нее выбор духов. Слишком нежный запах для такой упрямой дамочки, как она.

– Чтобы вершить черные дела, подлец скрывает свое имя. Так он чувствует себя в безопасности. – Голос незнакомки звучал бесстрастно и убедительно. – Если вы мне поможете, я смогу выяснить, кто он такой, и остановить его. Он будет не в силах продолжать свой шантаж.

Прескотт поднял голову, и их взгляды встретились. Темные глаза молодой дамы возбужденно блестели. Этот блеск в глазах, свойственный правдоискателям, Прескотту был хорошо знаком. Директор Данн всегда призывал своих подопечных бороться за справедливость со всем энтузиазмом, не жалея сил. Однако сам Прескотт считал, что от фанатизма больше вреда, чем пользы, и не одобрял излишнего рвения.

– Вы собираетесь остановить этого человека в одиночку? – Он скептически поднял бровь.

– У меня есть друзья. У вас…

Подумав о Нике Редфорде, Прескотт отрицательно покачал головой.

– Почему бы вам не нанять для расследования кого-нибудь из сыщиков с Боу-стрит? – Сам того не сознавая, он уже начал обсуждать с женщиной ее проблему. Причину этого Прескотт видел исключительно в огромном воодушевлении, с которым незнакомка относилась к своему плану. От возбуждения у нее блестели глаза, щеки покрывал румянец цвета вишни, грудь высоко вздымалась.

В ответ дама махнула рукой.

– Не могу же я вращаться в обществе в компании тупоголового верзилы с полицейской дубинкой? С сожалением могу отметить, что все сыщики полицейского суда, с которыми я общалась, были несуразны и неуклюжи, как слоны в посудной лавке, и не отличались большой проницательностью. – Женщина приблизилась к Прескотту и добавила, понизив голос: – А вы в отличие от них, насколько я знаю, чувствуете себя в обществе как рыба в воде, что меня всегда в вас восхищало. Мое дело весьма щекотливого свойства и требует тонкого и деликатного подхода. Совершенно необходимо, чтобы мы с вами полностью слились с той средой, где ведем поиск злоумышленника.

– Вы же сказали, что вам неизвестно, кто это.

– Да. Но тем не менее первый контакт с шантажистом произошел на концерте, а второй – на пикнике. Приглашены были только избранные – так сказать, сливки общества. Это навело меня на мысль, что негодяй не новичок в высшем свете.

– Вы уже платили шантажисту?

Дама округлила глаза.

– Я пыталась поймать этого мерзкого и гадкого типа… Ах, извините, всякий раз, когда я думаю о шантажисте, я выхожу из себя.

Эта женщина изъяснялась как школьная учительница, и Прескотт снова поймал себя на мысли, что недоумевает, чем же тот человек может ее шантажировать. Он заставил себя улыбнуться.

– Не обращайте внимания.

– Хорошо. Шантажист чрезвычайно хитер и изворотлив. Несмотря на то, что я постоянно была начеку, как только он получил деньги, его и след простыл.

Прескотт представил, как дама подглядывала, спрятавшись за портьерой.

– Вы его видели?

– Только его спину, когда он убегал с деньгами. И я уверена, что на голове у него был надет парик. – Она показала на свою аккуратную прическу. – Это был, знаете ли, такой старомодный напудренный парик. Но больше всего мне врезались в память его туфли.

– В самом деле? Они так необычны?

– Ну да. Туфли были весьма приметные. – Женщина подняла ногу и показала на подошву своей туфельки. – На подметке была изображена весьма примечательная красная фигура, похожая на изображение трефовой масти в картах. Я раньше никогда не видела такой обуви. А вы?

– Гм… – Прескотт задумался. На самом деле однажды ему встречались похожие туфли. Всего один раз. Туфли и впрямь весьма редкие. Их изготавливает в Париже знаменитый обувной мастер Франсуа Миллисан. Такая обувь может дать нить для поисков злоумышленника. Разумеется, если Прескотт все же решит этим заниматься. В чем он до сих пор не был уверен.

Леди поморщилась и вздохнула.

– Поэтому теперь я ищу человека, на подошве туфель у которого имеется особый красный знак. Все было бы хорошо, если бы мои розыски в настоящее время не зашли в тупик.

Не удержавшись, Прескотт переспросил:

– Зашли в тупик?

Молодая женщина расправила плечи и еще раз тяжело вздохнула:

– Видите ли, мой отец распустил слух, что я богата и собираюсь повторно выйти замуж.

– Ах вот оно что, – хмыкнул Прескотт. – В таком случае, как я полагаю, вы не можете пожаловаться на невнимание со стороны мужчин. Светские львы наверняка проявляют к вам интерес.

– Я бы сказала, нездоровый интерес. Но на самом деле у меня нет никакого желания снова выходить замуж.

Незнакомка опять прямо и откровенно выражала свои мысли, не проявляя излишних эмоций. Как будто то, что она говорила, было в порядке вещей.

Глядя на Прескотта, она натянуто улыбнулась.

– Ваше присутствие рядом со мной избавило бы меня от назойливых поклонников. Тогда мне было бы легче выявить, кто является шантажистом.

– Возможно, я слишком недогадлив, но только я никак не возьму в толк, каким образом мое присутствие рядом с вами может повлиять на молодых людей, имеющих на вас виды. Кто из этих господ благородного происхождения сможет увидеть во мне настолько большую угрозу их планам, что решит отказаться от матримониальных притязаний? – Подойдя к окну, Прескотт уставился неподвижным взглядом на деревья, которые росли вокруг дома. – Не понимаю, что изменится, если я буду исполнять роль вашего спутника. Какой в этом смысл?

– Ну… Если бы вы были… не просто моим сопровождающим… – Эдвина опустила глаза и тихо кашлянула в кулачок.

Прескотт раскрыл рот от удивления.

– Надеюсь, вы не предлагаете мне…

– Я притворюсь, что влюблена в вас по уши. И настолько потеряла голову от любви, что приняла ваше предложение руки и сердца.

Прескотт недоуменно взглянул на даму и покачал головой. Чем больше он узнавал об этой маленькой интриге, тем сильнее убеждался, что может увязнуть в ней по уши. Все как-то слишком запутанно. Впрочем, как бы там ни было, его это совершенно не касается. Он не собирается в это впутываться. Весь этот замысел – сплошное безумие. Вместе с тем Прескотта охватило любопытство.

– Но почему ваш выбор пал именно на меня? – снова спросил он.

– Как я уже вам сказала, благодаря директору Данну. Из-за обостренного чувства справедливости, которое было ему свойственно. Из-за его трепетного отношения к вопросам чести… – Бледные щеки дамы покраснели. – И разумеется, ваше происхождение будет только способствовать…

– Ах вот в чем дело! – Прескотт прищурился и понимающе закивал. – Я нужен вам, потому что не принадлежу к числу благородных джентльменов!

Она пожала плечами и, отведя взгляд, тихо проговорила:

– Ваше положение дает вам определенные преимущества…

– Вы хотите сказать, помимо возможности запятнать свою репутацию, у моего положения имеются другие плюсы?

Незнакомка смело взглянула ему прямо в глаза:

– Вы сильный и стойкий человек. Сильнее, чем многие мои знакомые молодые люди. Вам доводилось сталкиваться с трудностями, и вы умеете противостоять неблагоприятным обстоятельствам. Вы легки на подъем и умеете преодолевать препятствия.

– Скажите лучше, что вам нужен человек, способный воровать, лгать… не особенно щепетильный в вопросах чести!

– Это совсем не так. Я навела о вас справки и узнала, что в существенных для меня вопросах вы честны. Мне известно, что вы никогда не отворачиваетесь от того, кто в вас нуждается. Что, однажды дав слово, вы им дорожите. Что вы встаете на защиту тех, кто не способен защитить себя сам.

Прескотт был ошеломлен услышанным. Скрестив руки на груди, он холодно спросил:

– И что еще вам удалось обо мне выведать?

У молодой дамы еще сильнее вспыхнули щеки.

– Я внимательно изучала вашу личность. Мне хотелось как можно больше узнать о вашем характере. – Эдвина отвела взгляд и убежденно подытожила: – Вы идеально подходите для этой работы. Мне это сердце подсказывает.

– Вы ошиблись, делая ставку на меня. Изучая мою персону, вам следовало бы заметить, что я никогда не лезу на рожон и не собираюсь ради кого бы то ни было бросаться в омут головой и рисковать своей жизнью. Это идет вразрез с моими внутренними убеждениями, которые вы – и, надо признаться, совершенно справедливо – мне приписываете.

– А как же малышка Иви? – только и спросила она.

Наступило тягостное молчание. Прескотт отвернулся и тупо уставился в окно. Он не мог отрицать, что, когда увидел, как на маленькой девочке горит платье, у него что-то шевельнулось в душе. В тот миг, когда Прескотт бросился голыми руками тушить огонь на оцепеневшем от ужаса ребенке, он не думал о себе. Молодой человек готов был отдать свою правую руку, лишь бы девочке не было больно. Раньше Прескотт и не подозревал, что способен на такой поступок. Но это вовсе не значит, что он готов стать участником безумного замысла какой-то сумасбродки!

– Иви мне не чужая, – резко ответил он. – А вас я в первый раз вижу. – Прескотт покачал головой, удивляясь, почему он вообще согласился выслушать свою незваную гостью, и уверенным тоном добавил: – Я не собираюсь связываться с вами и участвовать в этом безумии. И какой бы аргумент вы ни привели сейчас, это меня не переубедит!

Эдвина отвернулась и направилась в дальний угол гостиной, на ходу обдумывая, какие еще можно привести доводы в пользу своего замысла. Она еще раз внимательно посмотрела на мистера Дивейна, отчаянно надеясь, что в последний момент ее посетит озарение и она что-нибудь придумает.

– Это будет увлекательно, – сказала она, как утопающий за соломинку, хватаясь за последнюю надежду.

Прескотт вопросительно поднял бровь, насмешливо глядя на собеседницу.

Она смущенно подняла руку к скромному вырезу своего строгого коричневого платья. Собираясь на встречу с мистером Дивейном, Эдвина выбирала наряд с особой тщательностью, стараясь произвести на него впечатление особы серьезной и основательной. Но ее скучная старомодная одежда не произвела эффекта, на который она рассчитывала.

Стараясь не обращать внимания на то, как от досады и разочарования у нее засосало под ложечкой, она попыталась объяснить свои слова:

– Я имела в виду возможность остановить зарвавшегося злодея. Я хотела сказать, что сорвать с него маску так увлекательно и захватывающе…

– Можете не продолжать. – Прескотт шумно вздохнул. – Мне очень жаль, но для осуществления вашего замысла вы выбрали совсем не того человека. – Говоря это, он даже не взял на себя труд притвориться, что хоть чуть-чуть огорчен.

– Но…

– Довольно с меня ваших нелепых россказней! Свой ответ я вам сообщил. А теперь сделайте милость и оставьте меня.

– Но я даже не…

В этот момент в дверь постучали, и спустя мгновение Эдвина увидела чью-то голову с блестящей лысиной.

– Ах вот вы где, Прескотт! Я пришел, чтобы осмотреть ваши руки… – Увидев гостью Прескотта, обычно улыбчивый доктор Майкл Уиннер недовольно нахмурился: – Извините меня за бесцеремонность, леди Росс, но какого черта вы здесь делаете? Одна, без сопровождения, в доме мистера Дивейна?

Леди Росс? Прескотт несказанно удивился.

– Так, значит, вы дочь графа Вуттон-Баррета?

Дама вспыхнула и гордо вскинула голову:

– Она самая. Собственной персоной.

Прескотт изумленно поднял брови:

– Дочь человека, который так печется о чистоте своей родословной, что лишил племянника наследства, предположив, что тот мог родиться в результате внебрачной связи его невестки? Связи, которой, возможно, на самом деле никогда не существовало?

В горле у Эдвины встал комок, и она произнесла глухим голосом:

– Да, того самого человека.

Прескотт от души рассмеялся. Он смеялся в первый раз за последние несколько недель.

– До этого я не был уверен. Но сейчас все сомнения отпали сами собой. Теперь я точно знаю, что вы сумасшедшая!

– Но как я вам уже объяснила…

Качая головой, Прескотт перебил ее:

– Знаете что, миледи? Сами кашу заварили – сами ее и расхлебывайте!

– И вы вот так возьмете и скормите меня волкам? – с негодованием воскликнула Эдвина.

– С удовольствием, миледи. С превеликим удовольствием!

 

Глава 3

– Как вам не стыдно, Прескотт! – Доктор Уиннер укоризненно покачал головой и перевел взгляд на Эдвину Росс. Она растерянно улыбнулась, пытаясь прийти в себя после злого выпада мистера Дивейна. – Как вы осмелились назвать эту даму сумасшедшей?! Леди Росс – уравновешенная и на редкость благоразумная леди…

– Которая только что попросила моей руки! – проговорил мистер Дивейн с леденящим душу спокойствием.

Эдвине захотелось его растерзать после этих слов. Добродушный доктор с упреком взглянул на молодого человека:

– Прескотт, такими вещами не шутят. – Повернувшись к леди Росс, доктор развел руками: – Прошу покорно извинить мистера Дивейна, миледи. В последнее время ему многое пришлось пережить.

Выразительно посмотрев на Уиннера, Прескотт округлил глаза.

– Прошу вас, доктор!

– Я имею в виду внезапную кончину директора Данна. – Доктор Уиннер снова повернулся к Эдвине и объяснил: – Для нас это очень большая потеря, а особенно страдают дети…

– Я не ребенок, – процедил сквозь зубы мистер Дивейн.

– Директор Данн неизменно был их спасителем, их единственным советчиком, – продолжал доктор Уиннер, не обращая никакого внимания на то, что мистера Дивейна раздражают его слова. – Он служил для всех нас компасом в океане жизненных бурь… Несчастный случай с Иви и ожоги, которые получил Прескотт… От всего этого боль потери ощущается еще острее… – Доктор замолчал, не в силах совладать с собой. В горле у него встал комок. Он сделал над собой усилие, чтобы продолжить. – Это… это трудно объяснить словами. Просто ужасно… ужасно тяжело. – На глазах у расчувствовавшегося доктора заблестели слезы, и он низко опустил голову.

Взгляд мистера Дивейна потеплел. Он достал из кармана носовой платок и протянул Уиннеру. Доктор вытер слезинку в уголке глаза и с благодарностью посмотрел на мистера Дивейна. Эти едва различимые признаки взаимной симпатии и привязанности не бросались в глаза, но проницательная Эдвина обратила на них внимание.

Мистер Дивейн повернулся, и они с Эдвиной обменялись взглядами. Глядя в изумрудно-зеленые глаза Дивейна, она снова испытала смутное волнение. Его взгляд обжигал ее и манил. Этот человек, безусловно, имел над ней некую власть. Черт возьми, как ему это удается? Ей надо взять себя в руки.

Прескотт, кивнув, сказал:

– Это была неудачная шутка, прошу прощения, если я вас обидел.

В горле у Эдвины встал комок. Мистер Дивейн давал ей возможность с достоинством завершить разговор, представив все как глупую выходку с его стороны. В глубине души она понимала, что нужно этим воспользоваться. Однако то, как мистер Дивейн вел себя сегодня, все больше и больше убеждало женщину, что он как раз тот человек, который ей нужен. То есть, мысленно поправила она себя, тот человек, который нужен для осуществления ее замысла. Однако как убедить в этом его самого?

Внезапно ее осенило. Между этими двумя людьми, по всей видимости, существуют доверительные отношения. Стоит рискнуть и пойти ва-банк.

– Мистер Уиннер, мистер Дивейн вовсе не шутил. Я действительно предложила ему жениться на мне.

От изумления глаза у доктора Уиннера чуть не вылезли из орбит.

– Но это же… Это же…

– Нелепо, смешно, абсурдно, – с готовностью подсказала Эдвина. – Особенно если учесть, что я только что познакомилась с ним. Однако что правда, то правда.

Мистер Дивейн взглянул на Эдвину – настороженно и оценивающе, как будто пытался разгадать, что она собирается еще выкинуть. Ну что ж, она сама этого захотела!

Эдвина кусала губы.

– Вы с таким восхищением отзывались о мистере Дивейне, рассказывая о том, как он спас маленькую девочку, что я решила познакомиться с ним лично.

– Ах вот кого я, оказывается, должен благодарить за этот неожиданный визит, – недовольно пробурчал мистер Дивейн.

– На самом деле это ваши поступки послужили причиной того, что я решила с вами встретиться, мистер Дивейн. – Повернувшись к доктору, Эдвина скрестила руки на груди. – Видите ли, доктор Уиннер, я хочу, чтобы мистер Дивейн исполнял роль моего жениха. По крайней мере, некоторое время, пока я буду выслеживать человека, который меня шантажирует.

Доктор Уиннер раскрыл рот от удивления.

– Ч-что вы сказали? – Он недоуменно переводил взгляд с Прескотта на миссис Росс, а с нее – снова на Прескотта. – Это правда? Она… Она…

Мистер Дивейн пожал плечами:

– Вот видите? А вы утверждали, что она нормальная.

Доктор побледнел.

– Вас шантажируют?

Эдвина подошла к доктору и схватила его за руку.

– Может быть, вы присядете, доктор?

Он проглотил комок в горле и с трудом выдавил из себя:

– Нет, благодарю вас.

Эдвина вздохнула.

– Мне нужна помощь мистера Дивейна, чтобы поймать за руку негодяя. Я думала, что в память о своем наставнике директоре Данне он поддержит мои усилия. А то, как героически повел себя мистер Дивейн, спасая из огня маленькую Иви, еще раз убедило меня в том, что такой человек не способен оставить в беде тех, кто нуждается в его помощи!

– Мы сейчас не на пожаре, – заметил мистер Дивейн. – И чем бы тот негодяй ни шантажировал вас, вы сами дали ему повод, тем самым вложив в его руки оружие, которым он умело воспользовался в преступных целях. Во всем, что сейчас с вами творится, виноваты вы сами.

– Так что же, по-вашему, мне делать? Прикажете платить этому негодяю, пока он не оберет меня до нитки? И все это время жить, зная, что над головой висит дамоклов меч? Молясь, чтобы негодяй не нарушил свое слово и не погубил меня? У него нет ни капли совести! Его необходимо остановить!

Доктор Уиннер, который к этому моменту наконец пришел в себя, хмуро посмотрел на Дивейна:

– Прескотт, почему бы вам и в самом деле не помочь этой леди? Где ваша честь, молодой человек?

Мистер Дивейн прищурился. Ему совсем не нравилось, что он вынужден оправдываться.

– Во-первых, я пока не в форме. Я еще не полностью поправился после пожара…

– Ожоги почти зажили. Это не может послужить препятствием.

– Вы поверили леди на слово. А если все это – глупые выдумки?

– Помилуйте, голубчик! Какой смысл леди Росс лгать? Эта история может погубить ее репутацию. Кроме того, я знаком с леди Росс много лет и могу поручиться, что она не склонна к выдумкам. Это искренний и правдивый человек, не способный на ложь и притворство.

Мистер Дивейн долго смотрел доктору Уиннеру в глаза, словно хотел что-то возразить ему.

– Да, кстати, а откуда вы с леди Росс знаете друг друга?

– Я лечил покойного супруга леди Росс, сэра Джеффри. Упокой Бог его душу! – объяснил доктор Уиннер. – И я хорошо знаю ее семью. – Тут он спохватился и с нескрываемым интересом спросил Эдвину: – Д что обо всем этом думает ваш батюшка, миледи?

Проглотив комок в горле, Эдвина глухо проговорила:

– Моему отцу ничего не известно о том, что меня шантажируют. Я не могу его посвящать в эту историю.

Мистер Дивейн поднял бровь и насмешливо спросил:

– А как он отнесется к тому, что вы обручитесь с алчным охотником за приданым, с человеком сомнительного происхождения?

Эдвина поморщилась, услышав это резкое замечание. Без сомнения, он прав: именно так отец и отнесется к мистеру Дивейну. Впрочем, как и все светское общество. Как будто молодой человек мог выбирать, в какой семье ему родиться. Как будто его чувства не могли быть вызваны ничем другим, кроме материальной выгоды. Не то чтобы Эдвина втайне надеялась, что у Дивейна на самом деле когда-нибудь появятся к ней какие-то чувства… Дело было вовсе не в этом: просто ее возмущала вопиющая несправедливость и предвзятость такого суждения о мистере Дивейне.

Но она прекрасно понимала, что ее отца не изменишь. Точно так же и высшее общество, где главным критерием считалось наличие хорошей родословной, никогда не станет другим. Это ценилось даже в большей степени, чем деньги, которые тем не менее подчас некоторым образом компенсировали недостаточно высокое происхождение.

Эдвине, которая выросла в семье, где огромное значение придавали происхождению и гордились своими предками, внезапно пришло в голову, каково это ничего не знать о том, кто твои родители, как это было в случае с мистером Дивейном. Каково это чувствовать себя безродным, лишенным корней? Каковы бы ни были отличительные черты, присущие ее семье, они давали Эдвине чувство принадлежности к своему роду. Испытывал ли хоть раз Прескотт Дивейн что-то похожее на это чувство?

– Здесь я не могу не согласиться с мистером Дивейном, – прервал размышления Эдвины доктор Уиннер. – Уверен, ваш батюшка ни за что на свете не одобрит такой союз. А это может быть чревато очень большими неприятностями.

Эдвина тяжело вздохнула и согласно кивнула:

– Да, это так.

– В таком случае не стоит ли вам проявить благоразумие и отказаться от вашего замысла? – осторожно предложил доктор Уиннер. – Честно говоря, я не понимаю, зачем вам все эти осложнения.

– Мне нужен человек, который бы отгонял от меня моих поклонников. Человек, которому можно было бы доверять, который помог бы мне сбросить личину с грязного шантажиста. К тому же, ну, как вам сказать… – Эдвина отвернулась и, потупив взор, продолжила: – Я должна раз и навсегда дать понять моему отцу, что он не имеет права грубо вмешиваться в мою жизнь и приказывать мне. Я не собираюсь подчиняться его диктату и выходить замуж за джентльмена, которого хочет навязать мне отец в качестве жениха – виконта Белвуда. – Она пожала плечами и подытожила: – Я считаю, что это самый эффективный способ дать ему понять, что я никогда не выйду замуж.

Доктор Уиннер был неприятно поражен этим неожиданным заявлением.

– Ну да, конечно, – заметил мистер Дивейн, почесывая подбородок. – Уж лучше пусть дочка останется незамужней, чем разбавит голубую кровь знатного рода кровью какого-то никчемного простолюдина!

Эдвина отметила про себя, что мистер Дивейн обладает острым умом и проницательностью в гораздо большей степени, чем это утверждали его многочисленные поклонницы. И это неудивительно: просто яркая, привлекательная внешность этого человека мешала увидеть все остальные достоинства, которыми он обладал.

Эдвина вскинула голову:

– Да будет вам известно, мистер Дивейн, что я не разделяю мнение отца по этому вопросу. Но не скрою, именно так он и воспримет эту ситуацию.

– И согласно вашему замыслу, как только шантажиста остановят, помолвка будет немедленно разорвана?

– Да. После какой-нибудь ссоры или чего-то в этом роде мы прекратим наши отношения.

Доктор Уиннер ужаснулся:

– Разве вы не понимаете, что этой связью вы запятнаете свою репутацию? Настолько, что никогда не сможете выйти замуж за приличного джентльмена.

– Разумеется, я это понимаю. И тогда моему отцу ничего другого не останется, как прекратить оказывать на меня давление. Он не будет стараться насильно выдать меня замуж. В конце концов, ему придется оставить меня в покое. Именно на этот исход событий я и рассчитываю, доктор Уиннер.

Мистер Дивейн только улыбнулся и покачал головой, и Эдвина снова испытала на себе силу его неотразимых чар.

– Весьма занятно, надо признать. Вы придумали довольно интересный план, леди Росс. Снимаю перед вами шляпу.

Доктор Уиннер задумчиво почесал блестящую лысину.

– Сказать по правде, я немного обескуражен всей этой ситуацией. Шантаж, разумеется, – это ужасно. Однако затеять эту интригу для того, чтобы манипулировать вашим отцом… Хотя, не отрицаю, граф Вуттон-Баррет может быть чересчур… ах… – Доктор в замешательстве замолчал, и его щеки покрылись ярким румянцем.

– Можете не продолжать, доктор Уиннер. Я привязана к своему отцу, но он может быть чересчур… Порой папа упрям как бык.

Доктор Уиннер заметно успокоился, однако по-прежнему выглядел немного озабоченным.

– Однако вы отдаете себе отчет в том, какое сильное потрясение испытает ваш батюшка, когда увидит вас в такой… э-э… нежелательной компании?

– Благодарю вас за комплимент, доктор, – насмешливо вставил мистер Дивейн.

Доктор Уиннер метнул в него гневный взгляд:

– Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду, Прескотт. Я люблю вас, как сына. Но в глазах графа Вуттон-Баррета вы не самая выгодная партия для его обожаемой дочери.

– Все в порядке, доктор. Я просто пошутил. Кроме того, у меня создалось впечатление, что граф Вуттон-Баррет – совсем не тот человек, которого я хотел бы видеть своим тестем. – На губах мистера Дивейна заиграла озорная улыбка.

Эдвина снова перевела взгляд на доктора Уиннера.

– Основная моя цель – во что бы то ни стало остановить шантажиста. А мысль доказать свои права отцу возникла по ходу дела. Я хочу… так сказать… убить одним выстрелом двух зайцев. – Эдвина поморщилась, но решила говорить о своих намерениях без обиняков. – Воспользоваться ситуацией для того, чтобы извлечь из нее пользу для себя: ведь, как говорится, нет худа без добра. Но повторяю: в конечном итоге присутствие рядом со мной мистера Дивейна мне необходимо для того, чтобы мы могли вместе противостоять шантажисту и пресечь зло. Сколько я ни пыталась разоблачить его в одиночку, всякий раз ему удавалось меня перехитрить и ускользнуть. Он забирал деньги и был таков. Для передачи денег он всегда выбирал светские рауты.

– Вот это да! Выходит, шантажист вхож в высшее общество? – Доктор Уиннер нахмурил брови. – Что за черт!

Эдвина кивнула:

– Он любит совершать свои грязные сделки на концертах, балах и тому подобных светских мероприятиях. Назойливые претенденты на мою руку и сердце мешают мне как следует взяться за поиски злоумышленника и избавиться в конце концов от его мерзкой власти. Необходимо дать им понять, что у них нет никаких шансов преуспеть на этом поприще. – Эдвина перевела взгляд на мистера Дивейна. – В одиночку мне не справиться.

– Не могу с вами не согласиться, миледи. Вам нельзя бороться с этим негодяем в одиночку! – воскликнул доктор Уиннер, бросая в сторону Прескотта выразительный взгляд.

– Вы лучше спросите леди, почему она выбрала именно меня, – холодно посоветовал Прескотт. – Пусть она скажет, почему считает, что я способен справиться с этим делом.

Доктор Уиннер вопросительно посмотрел на леди Росс.

Эдвина заговорила не сразу. Она отчетливо понимала, что для благополучного исхода дела ей нужно выбирать выражения с особой осторожностью, говоря на эту щекотливую тему.

– Единственной причиной, по которой эта достойная дама выбрала именно меня, является полное отсутствие у меня чести, – с вызовом заявил мистер Дивейн.

– Это неправда, – возмущенно возразила Эдвина. – Меня как раз и привлекает в вас то, что у вас есть принципы. Вы поможете мне остановить этого подлого человека, а когда все решится, вы сдержите ваше слово и оставите меня в покое. Вы идеально подходите для осуществления моего замысла, потому что вы на самом деле совсем не… – Она осеклась, внезапно поняв, как ужасно то, что чуть не слетело у нее с языка.

– Вы хотели сказать, потому что я совсем не гожусь вам в женихи? – закончил ее фразу Прескотт. Его голос был полон ядовитой иронии. – Ну разумеется! Разве может безродный сирота метить к вам в мужья? Ему и в голову не придет возноситься так высоко!

– Прошу вас, Прескотт, – увещевал его доктор Уиннер, который выглядел не на шутку обеспокоенным. – Вы же и в самом деле не горите желанием стать мужем леди Росс!

– Я не стал бы им ни за какие сокровища на свете, – резким тоном заявил мистер Дивейн. Его слова раздосадовали Эдвину, однако она сдержала свое раздражение. Она понимала, что в мистере Дивейне сейчас говорило его уязвленное самолюбие.

– В таком случае вы должны помочь леди Росс. Этого требует долг чести, – изрек доктор Уиннер, подняв указательный палец вверх. – Она сменит прическу, купит себе новые платья…

– При чем тут платья? – с хмурым видом спросил мистер Дивейн.

Эдвина автоматически дотронулась до своего шиньона. Щеки доктора Уиннера порозовели.

– Ну, мне кажется, когда женщины влюблены, они всегда так поступают… К тому же вы ведь настоящий франт, голубчик. Уверен, что Фанни возьмется за леди Росс и как следует подготовит ее. Чтобы презентация и само представление прошли успешно.

Мистер Дивейн повернулся к Эдвине и спросил:

– Что вы собираетесь сделать с шантажистом, когда узнаете, кто этот человек?

Эдвина задумалась, застигнутая врасплох столь резкой сменой темы.

– У меня есть связи в порту, и этот негодяй вскоре окажется без гроша в кармане на борту корабля, плывущего к отдаленным берегам.

– В порту? – переспросил мистер Дивейн и нервно облизнул губы.

У Эдвины появилось странное чувство, что ее последняя фраза произвела на него гораздо большее впечатление, чем все остальное, вместе взятое.

– Да, в лондонском порту. Мой муж выполнял обязанности директора порта. Знаю, для настоящего аристократа считается чем-то постыдным иметь отношение к любому ремеслу. А уж для леди тем более. – Щеки Эдвины вспыхнули от стыда, когда она вспомнила о совете доктора Уиннера улучшить свою внешность: сменить прическу и обновить гардероб. – Признаю, меня никогда особенно не заботило впечатление, которое я произвожу на окружающих, и я не обращала должного внимания на свой внешний вид. – «К большому неудовольствию моего отца», – добавила она про себя. – Ну так вот, за годы замужества у меня появились кое-какие знакомства на службе у моего мужа. Эти люди сделают все, о чем я их попрошу.

– Позвольте мне проводить вас к вашему экипажу, – неожиданно предложил мистер Дивейн, подходя к леди Росс и протягивая ей руку.

Эдвина недоуменно взглянула на него. Она не понимала, почему слова о лондонском порте вызвали у него такую странную реакцию.

– Но…

– По дороге мы можем продолжить нашу беседу и обсудить детали вашего замысла.

Ободряюще взглянув на Эдвину, доктор Уиннер вежливо поклонился:

– Приятного вам дня, миледи. И дай вам Бог успеха… – он заметно сконфузился, подыскивая подходящие слова, – в ваших усилиях, – закончил он.

Взяв под руку мистера Дивейна, Эдвина почувствовала дрожь в коленях. Волнующий запах мускуса, прикосновение руки Дивейна и бесспорное обаяние этого мужчины – все вместе это действовало на Эдвину опьяняюще. Ей показалось, что у нее кружится голова.

Господи, что еще за глупости! Да стоит ли так волноваться! Он всего лишь провожает ее до экипажа. Эдвина взяла себя в руки и вместе со своим неотразимым провожатым направилась к двери гостиной.

Когда рука об руку они с Прескоттом спустились с узкого крыльца домика для гостей, Эдвина затаила дыхание. Она стала размышлять о том, не играет ли она с огнем, вовлекая мистера Дивейна в осуществление ее замысла. Вдруг роль этого мужчины в ее жизни не ограничится только этим? А что, если все закончится совсем не так, как она предполагает? Как странно: она чувствовала, что, когда он с ней рядом, она перестает быть той самой Эдвиной Росс, уверенной в себе женщиной, которой до сих пор все в жизни удавалось. У нее начинало учащенно биться сердце, кружилась голова. Она испытывала замешательство и даже… робость, ощущая себя слабой женщиной, которая нуждается в защите.

Сначала эта мысль ужаснула Эдвину. А затем со свойственным ей здравомыслием она стала искать своему состоянию разумное объяснение. Видимо, причина в том, что уже давно она не находилась рядом с привлекательным мужчиной, который к тому же был неглуп. В горле у нее встал комок. Хорошо, что проницательный мистер Дивейн не может догадаться, о чем она думает сейчас.

То, какие эмоции вызывал у нее мистер Дивейн, не имело ровно никакого значения. Эдвина надеялась, что со временем привыкнет к присутствию рядом с ней Прескотта и он не будет волновать ее так сильно, как сейчас.

Эдвина так глубоко задумалась, что даже не заметила, как они подошли к конюшням, где ждал ее экипаж. Они же так ни о чем и не договорились! Неужели мистер Дивейн просто хотел отделаться от нее, как от назойливой торговки?

– Нам нужно многое обсудить, мистер Дивейн, – проговорила она, кипя от возмущения.

Он, казалось, немного удивился.

– Ах да.

Увидев, что возле конюшен снуют слуги, Дивейн замедлил шаги.

– Только не здесь. Тут нас могут услышать. Пожалуйста, пойдемте со мной, миледи.

По коже у Эдвины побежали мурашки, но она позволила мистеру Дивейну повести ее в сторону леса, который начинался сразу за конюшнями.

 

Глава 4

Некоторое время Эдвина и мистер Дивейн шагали по лесной тропинке. Наконец Прескотт остановился и, оставив свою спутницу, прислонился спиной к толстому стволу старого дуба. Подняв на него глаза, Эдвина увидела, что мистер Дивейн бесцеремонно ее разглядывает. От его откровенно оценивающего взгляда ей стало не по себе. У нее появилось ощущение, что она без одежды. Эдвина смутилась и положила руку себе на плечо, словно стараясь закрыться от этого бесстыдного взгляда. Господи, что это с ней? Почему ей так неловко? Почему ей не по себе? Эдвина постаралась сделать вид, что с ней все в порядке, и вести себя как ни в чем не бывало.

Ее сердце учащенно билось, во рту пересохло. «Это, разумеется, от быстрой ходьбы», – успокоила она себя и тихо откашлялась.

– Я сразу перейду к самой сути, мистер Дивейн. Мне нужна ваша помощь. Вы находитесь в более выигрышном положении и можете сообщить мне ваши условия. Мне показалось, что вы заинтересовались, когда я упомянула про лондонский порт. Я могу чем-нибудь быть полезна вам в этой связи?

Прескотту едва удалось скрыть свое удивление, когда леди Росс задала этот вопрос. Он ответил не сразу. Он был сейчас на распутье. Ни в судьбу, ни в удачу Прескотт больше не верил. Он знал, что у любой удачи имеется оборотная сторона. Однако его поразило, что леди Росс предлагала ему то, чего он безрезультатно добивался на протяжении последних нескольких недель. Прескотту было жизненно необходимо складское помещение в порту. Но стоило ли место для его товаров риска, связанного с безрассудным планом этой женщины?

Из-за нее ему придется вернуться к той жизни, с которой Прескотт – как он надеялся – распрощался навсегда. Прескотт был готов перевернуть новую страницу в книге своей жизни и опасался, что, если он хоть на миг вернется к своему прежнему существованию, его засосет обратно. Будь сейчас жив директор Данн, он бы назвал эту ситуацию своего рода испытанием, которое укрепит его характер и закалит волю. Если бы только директор Данн был жив! Но его больше нет… При этой горькой мысли глубокая печаль снова овладела Прескоттом. И эта печаль была еще сильнее оттого, что, Прескотт знал, его наставник захотел бы, чтобы он помог этой женщине.

Когда он представил на миг, что эта молодая женщина борется с негодяем шантажистом в одиночку, ему стало не по себе. Да, директор Данн не одобрил бы, если бы Прескотт отказался выручить эту женщину. К тому же, если бы Прескотт отказался помочь человеку, который нуждается в помощи, это противоречило бы его собственным нравственным принципам.

Что бы там ни говорил об этой даме доктор Уиннер, интуиция подсказывала Прескотту, что леди Росс не сказала ему всей правды. Естественно, кто-то прибегнул к шантажу, потому что эта женщина совершила что-то предосудительное. И Дивейн хотел знать, что скрывает эта дама, что именно она могла натворить. Он понимал, что любопытство не должно повлиять на его решение, однако ничего не мог с собой поделать.

Глядя куда-то в сторону, Прескотт сказал уклончиво:

– Даже если я попрошу вас помочь мне с одним дельцем в порту, я по-прежнему считаю, что в вашем плане больше прорех, чем в одежде жалкого нищего.

Леди Росс нахмурилась, и Прескотт видел, что замечание задело ее, но она старается этого не показывать.

– После того, как я объясню свой план во всех подробностях, я уверена, вы измените свое мнение. – Она пожала плечами. – И я предполагаю, раз уж вы согласились на мое предложение…

Его позабавило, что женщина говорит об этом, как о деле решенном: эта аристократка обладает настоящей деловой хваткой!

– В целом я одобряю то, как вы решили действовать в отношении этого человека.

Дальше наступило молчание. Слышно было только, как листва деревьев шелестит на ветру.

Эдвина затаила дыхание. Злясь на себя из-за того, что не может справиться с эмоциями, она вздохнула, пытаясь взять себя в руки.

– Я собирался все круто изменить в своей жизни, – медленно произнес мистер Дивейн, и его глубокий голос от волнения стал хриплым. – Хотел стать приличным, респектабельным человеком. Роль мальчика на побегушках у богатых дам мне претит. Я не желаю, чтобы мною помыкали. Мне надоело делать вид, что, вращаясь в высшем свете, я нахожусь на своем месте. Ведь я знаю: меня там никогда не примут. – Прескотт тихо кашлянул. – Я хотел стать достойным уважения человеком, которым мог бы гордиться директор Данн. Черт возьми, да я сам хочу себя уважать и собой гордиться! Хочу стать самостоятельным, добиваться всего сам!

В этот момент Эдвине стало понятно, почему мистер Дивейн так решительно и настойчиво отказывался от ее предложения. Это вовсе не было проявлением упрямства, как ей казалось вначале. До нее дошли слухи, что после смерти директора Данна мистер Дивейн больше не показывался в обществе с женщинами. Уединенно жил здесь, в приюте Андерсен-Холл, где прошло его детство. Но Эдвина и представить не могла, что молодой человек решил круто поменять свою жизнь. А она явилась сюда с намерением заставить его вернуться в то самое общество, которое он с презрением отринул, и принудить его снова оказаться на побегушках у знатной дамы. Более того, своей безрассудной затеей Эдвина подвергала мистера Дивейна определенному риску, степень которого не была до конца ясна даже ей самой. И Дивейн абсолютно не был заинтересован в ее деле. Эдвина поняла, на что она толкает этого человека, и ее охватило чувство вины.

Но если мистер Дивейн не поможет ей, что же в таком случае делать? Как помочь подруге, которая живет в постоянном страхе? В страхе, который лишает сна и отравляет существование.

Эдвина взяла себя в руки.

– Может быть, вас больше устроило бы, если бы мы с вами четко оговорили срок, в течение которого будет действовать наша договоренность? Если к определенному времени мы не поймаем шантажиста… ну что ж, в таком случае мы все равно расстанемся. Как вы на это смотрите?

Он поджал губы.

– О каком именно сроке идет речь?

– Всего-навсего шесть недель… – Увидев выражение лица Дивейна, она поправилась: – Ну хорошо – всего три недели.

Мистер Дивейн вздохнул с облегчением.

– Затри недели, надеюсь, мы управимся. А после этого вы такая же вольная птица, как сейчас. А ваша деловая жизнь тем временем пойдет в гору.

Она терялась в догадках, что мистеру Дивейну могло понадобиться в порту, но полагала, что вскоре это выяснится.

Она чувствовала, что он вот-вот согласится, и внутренне ликовала.

– Деловая жизнь, может быть, и пойдет в гору, – заметил мистер Дивейн, серьезно глядя на леди Росс. – Чего нельзя сказать о моей репутации, миледи. Ведь вы предлагаете мне лгать, притворяясь тем, кем я не являюсь в действительности. И одному Богу известно, что там еще входит в ваш хитроумный замысел!

Эдвина не могла не отдать ему должное – этот человек прекрасно умеет вести деловые переговоры.

– Но все это ради доброго дела. К тому же, если уж речь зашла о вашей репутации, мистер Дивейн, все поверят в то, что я полюбила вас, однако тем не менее вы предпочли меня оставить. Эта маленькая уловка позволит людям считать вас человеком, которого нельзя привязать к себе при помощи денег. Вас от этого только сильнее будут уважать.

– Хорошо, а как же ваша собственная репутация, миледи? Кому-кому, а мне хорошо известно, каково это – запятнать свое имя. Имеете ли вы об этом какое-нибудь представление?

Боль, которая промелькнула у него в глазах, тронула Эдвину до глубины души. Прескотт отвел взгляд и постарался придать своему лицу невозмутимое выражение. Однако по тому, как работали на скулах его желваки и как были напряжены его плечи, Эдвина поняла, что его мучают сомнения.

В горле у нее встал комок, сердце забилось учащенно. Стараясь успокоиться, Эдвина сказала:

– Я вдова, а не какая-нибудь там молоденькая девушка, озабоченная поисками жениха. Я не опасаюсь за свое реноме. Кроме того, у меня есть друзья. Они мне преданы по-настоящему и ни за что не отвернутся от меня.

Мистер Дивейн покачал головой:

– Вы сами не представляете, на что себя обрекаете. Когда все закончится, о вас будут говорить как о глупышке, которая отдала свое сердце ничтожеству и пожертвовала своей честью ради пустяка.

Эдвина гордо выпрямилась.

– Это для меня не пустяк, и попрошу вас не умалять значение, которое я придаю этой ситуации.

– Наверное, этот человек знает о вас действительно что-то ужасное. Какой-то ваш страшный секрет.

Эдвина вспыхнула, но не опустила глаза. Она только еще выше подняла голову, продолжая смотреть на мистера Дивейна открыто и смело.

Он пожал плечами:

– Мне кажется, у меня есть право знать…

Она в гневе отшатнулась от него.

– Никакого права у вас нет! Непорядочно с вашей стороны спрашивать меня об этом!

– Прошу учесть: на карту поставлена моя безопасность… – заметил Прескотт.

– И моя репутация! – вскричала леди Росс, гневно сверкая глазами. – Не забывайте, я смиренно встаю в длинный ряд женщин, которые были с вами! – Этот факт ее ужасно раздражал, и она сама не понимала почему.

В глазах мистера Дивейна вспыхнуло негодование. Подойдя к Эдвине, он воскликнул:

– А что, разве успех у женщин – это преступление?

Она подалась вперед, всем видом показывая, что не боится его.

– Эти меры предосторожности не помогут вам вернуть доброе имя, мистер Дивейн.

– Вернуть доброе имя! – процедил он сквозь зубы и стиснул кулаки. – О чем вы говорите? О каком таком добром имени идет речь? У меня никогда его не было! А значит, мне и терять нечего! А ведь признайтесь: именно поэтому вы ко мне и пришли, да? И именно поэтому захотели меня с самого первого мгновения, как увидели!

– Да вы с ума сошли! Я вовсе не хочу вас!

Глаза Прескотта горели. Он подошел к ней вплотную и, глядя на нее в упор, проговорил вкрадчивым голосом, от которого по коже у Эдвины побежали мурашки:

– Неужели? Вы уверены?

– Абсолютно! – Она сделала шаг вперед. Теперь они с Дивейном стояли лицом к лицу. Возмущенно глядя на него, леди Росс гордо заявила: – Я ни капельки вас не хочу!

– Вы лжете! – с вызовом бросил ей Прескотт.

– Да как вы смеете даже намекать на то, что я…

Леди Росс пришлось замолчать, потому что он закрыл ей рот поцелуем.

В тот же момент в глазах у нее потемнело. Ей показалось, что наступило затмение солнца. Птицы перестали щебетать, ветер затих. Все исчезло в тот же миг. Эдвина не замечала ничего вокруг – она чувствовала только жаркие губы, которые прижимались к ее губам, и ощущала манящий аромат одеколона обольстительного мистера Дивейна. Это было что-то восхитительное!

Первой ее реакцией было крайнее изумление. Затем она ощутила приятно возбуждающую волну тепла, которая окатила ее с головы до ног, отчего ей стало так хорошо, что закружилась голова.

Оказывается, она и вправду хочет его! До умопомрачения. Ее руки опустились ему на грудь, и она почувствовала, как где-то там, под ладонью, гулко бьется его сердце.

Его поцелуй был дерзок и полон сладкой муки. Она ответила ему, бесстыдно впившись губами в его губы, желая от него все больше и больше.

Не прерывая поцелуя, Прескотт обнял ее и еще сильнее прижал к себе.

В ушах у Эдвины зашумело, казалось, земля уходит из-под ног. Ее тело отвечало стройным хором чувственных ощущений, гармонично сливающихся в одну изумительно красивую мелодию, какой она никогда не слышала раньше.

Раньше… Сэр Джеффри… Ее покойный муж! Разом опомнившись, Эдвина резко открыла глаза и, к своему крайнему изумлению, обнаружила, что прижимается к мистеру Дивейну как… как какая-то падшая женщина.

Внутри у нее все оборвалось. Она застыла в оцепенении, но тут же пришла в себя и в ужасе отпрянула от него. Мистер Дивейн сразу же, не сказав ни слова, отпустил Эдвину.

Сердце бешено стучало, грудь тяжело вздымалась. Леди Росс постепенно возвращалась к реальности. Ей не показалось: все вокруг и в самом деле потемнело. Подняв глаза, она увидела на небе свинцовые тучи. Через мгновение раздался оглушительный раскат грома. Начиналась гроза. И это как нельзя лучше соответствовало ее внутреннему состоянию. В душе у Эдвины бушевала буря. Продолжая тяжело дышать, она старалась овладеть собой.

– Я совсем не такая, как те женщины, с которыми вы были знакомы. – Дрожащий голос выдавал ее волнение.

– Вижу, я не слепой, – пробормотал сквозь зубы озадаченный мистер Дивейн, с тревогой глядя на стоящую перед ним женщину.

Слезы заблестели у нее на глазах. Больше всего на свете ей в этот миг хотелось провалиться сквозь землю.

Оказалось, что в гордости, впитанной дочерью графа Вуттон-Баррета с молоком матери, есть толк. Чувство собственного достоинства заставило ее, собравшись с силами, заявить:

– Извините, все это было ошибкой. – Ошибкой, о которой ей пришлось бы жалеть всю свою оставшуюся жизнь. Обратиться к мистеру Дивейну было крайним безрассудством и верхом глупости с ее стороны.

– Что?

– Мне очень жаль, что я побеспокоила вас!

Жаль – не то слово! Он даже представить себе не мог, насколько она раскаивалась!

– Вы больше не хотите, чтобы я вам помог?

– Нет.

– А что вы будете делать с шантажистом?

Эдвина отвела взгляд.

– Даже не знаю, о чем я думала, когда решила приехать сюда.

– Наверное, старались защитить себя и хотели остановить негодяя.

– Это идиотский план.

– А что будет с моим бизнесом?

В горле у нее встал комок. Затем она проговорила глухим голосом:

– Пошлите письмо моему управляющему. А мне нужно идти. – Она подхватила юбки и решительно направилась прочь. Ее единственной мыслью было бежать куда глаза глядят.

– Миледи! – Мистер Дивейн схватил Эдвину за руку.

– Отпустите меня! – воскликнула она. В этот момент сверху на них упали крупные дождевые капли.

– Но вы идете совсем в другую сторону. Ваш экипаж стоит возле конюшен, а они находятся вон там. – Прескотт указал в противоположную сторону.

– Ах да. – Эдвина почувствовала себя еще более глупо.

– Вы плачете?

– С чего вы взяли! Разумеется, нет! – Она провела рукой по лицу. – Просто идет дождь.

Леди Росс повернулась, собираясь идти к экипажу, но Прескотт не отпускал ее.

– Вы не можете так просто взять и уйти, миледи. Вы уже втянули меня, посвятив в свои проблемы. Вы не можете закрыть передо мной дверь.

– Я ошиблась, мистер Дивейн. Разве вы не видите? – в панике вскричала она. – Сейчас я оставлю вас, и вы никогда меня больше не увидите.

– Слишком поздно. Вы меня уже втянули.

– Не совсем.

– Мне уже известно о шантаже. Я знаю о вашем плане. Я не могу просто взять и забыть обо всем этом.

– Это было бы только к лучшему.

– Для кого? Для шантажиста?

«Для меня!» – подумала Эдвина, зная, что лжет самой себе, но не видя другого выхода. Она по-прежнему считала, что только этот человек сможет ей помочь, но в один миг все пошло прахом. Все пропало, и теперь ничего не исправишь!

– Я согласен на четыре недели, – неожиданно объявил мистер Дивейн. – Но это все. Вам не добиться от меня большего. Даже не пытайтесь.

Эдвина захлопала ресницами, не понимая, что он имеет в виду.

– Что… Что вы такое говорите?

– Я говорю, что с вами очень тяжело вести деловые переговоры, но все же четыре недели я вам предоставить согласен. А в обмен мне нужно помещение под склад в лондонском порту и, разумеется, вы будете держать меня в курсе того, как продвигаются наши дела.

Эдвина покачала головой. Она была окончательно сбита с толку.

– Так, значит, вы это сделаете?

– У вас четыре недели, и ни днем больше!

Эдвина воспрянула духом, ощутив проблеск надежды.

– Я предлагаю вам вернуться в домик для гостей и переждать дождь, миледи.

Тем временем стало лить как из ведра, и тут только она заметила, что промокла до нитки.

Мистер Дивейн учтиво наклонил голову и галантно протянул Эдвине руку, как будто они находились сейчас где-то на балу, а не в лесу под проливным дождем.

– Вы позволите? – почтительно спросил мистер Дивейн.

Она приняла его руку.

– Очень хорошо. В таком случае мы договорились. – Он кивнул. С промокшими волосами и блестящими глазами мистер Дивейн выглядел таким восхитительным, что Эдвине стоило большого труда перестать пялиться на него с щенячьим восторгом, как влюбленная школьница. – На четыре недели, леди Росс, я в вашем распоряжении и сделаю все возможное, чтобы вы выпутались из неприятностей.

– В моем распоряжении… – как эхо повторила она, по-прежнему чувствуя себя так же неуверенно, как раньше. – Это очень… очень хорошо.

– А насчет тех туфель вы совершенно правы, миледи. Они могут дать нам нить к расследованию.

Леди Росс удивленно вскинула на него свои темные глаза:

– Они вам знакомы?

– Они изготовлены в Париже известным сапожником по имени Франсуа Миллисан. Из-за введенного экономического эмбарго и войны с Наполеоном мало кто в высшем свете может позволить себе носить такие туфли. Это чрезвычайно важная улика.

Эдвину охватило волнение.

– Я догадывалась… Но я так рада, что теперь знаю это наверняка.

Пока в глубоком молчании они шли к домику, настроение Эдвины постепенно начало улучшаться. Она постаралась забыть тот бесстыдный поцелуй и сосредоточиться на успехе, которого ей удалось достичь во время переговоров. Все-таки она убедила мистера Дивейна ей помочь! С этого момента на ее стороне сражается солдат, воодушевленный благой целью заманить в ловушку низкого и грязного шантажиста! Общение с этим человеком уже принесло свои первые плоды: те самые туфли действительно являются существенной деталью и могут дать ключ к разгадке. Франсуа Миллисан… Париж… Эдвина почувствовала, что уже продвинулась вперед в раскрытии тайны шантажиста – ей это подсказывало сердце!

Впервые за долгое время у Эдвины появилась надежда. И в первый раз в жизни она чувствовала себя… не такой одинокой.

 

Глава 5

Попыхивая сигарой, сэр Ли вошел в игральный зал известного лондонского клуба «Брукс». Он разочарованно окинул взглядом полупустые столики. Видимо, сегодня ему не удастся перекинуться с кем-нибудь в карты.

В дальнем углу комнаты лорд Уилмингтон со своим закадычным другом мистером Форманом, как обычно, были поглощены игрой в двадцать одно. А в центре зала мистер Оглторп и мистер Харрис азартно резались в крибидж, подзадоривая друг друга едкими насмешками.

Сэр Ли вздохнул. Он понял, что пришел слишком рано. Весь день ему казалось, что время тянется бесконечно долго. Ему было уже за семьдесят, и по старческой привычке он просыпался в ранние предрассветные часы, а после девяти вечера начинал клевать носом.

Он собирался уже повернуться и уйти, как вдруг увидел в дверях знакомую фигуру. Этого рослого человека с большим животом, седыми волосами и румяными щеками можно было принять за Рождественского деда. Ирония заключалась в том, что за благообразной внешностью доброго дедушки скрывался самый расчетливый и бессердечный человек, которого когда-либо встречал сэр Ли за всю свою жизнь. Кому-кому, а сэру Ли это было прекрасно известно: ведь он сам обучил Тристрама Уитона всему, что необходимо знать и уметь королю шпионов.

Лицо сэра Ли неожиданно расплылось в улыбке. На сердце у него потеплело. Он вспомнил славные времена, когда работал в министерстве иностранных дел: охотничий азарт, постоянную необходимость быть умнее противника и просчитывать его шаги наперед, стремление быть впередивсех. СэруЛи доставляло огромное удовольствие быть ответственным за получение разведывательных сведений о каждом подозрительном иностранце, находящемся в Англии. После смерти дочери работа стала смыслом его жизни, единственным убежищем от печали, лучшим лекарством. К тому же он был асом в своей области и ужасно любил работу.

Когда Уитон увидел в зале сэра Ли, его густые брови поползли вверх. Как раз в этот момент лорд Уилмингтон и мистер Форман, закончив игру, спокойно поднялись и ушли.

Уитон подошел к столу в углу комнаты и, аккуратно расправив полы фрака, сел на освободившийся стул.

Спрятав в уголках губ довольную улыбку, сэр Ли прошел между столами и сел рядом со своим бывшим учеником.

Слуга поставил перед ними два бокала портвейна и исчез также незаметно, как и появился.

– Давненько вас здесь не было видно, Уитон. – Сэр Ли с удовольствием откинулся на спинку стула.

– Я был слишком занят, – процедил сквозь зубы Уитон, поднося бокал с портвейном к пламени свечи, как будто оценивая цвет напитка.

Сэр Ли постарался не показывать, как ему интересно услышать от Уитона подробности.

– В самом деле? Что-то увлекательное?

– Так, разные раздражающие мелочи – надоедливые, как мошкара.

– Когда мошек целый рой, они могут быть просто невыносимы. – У сэра Ли возникло легкое подозрение, что Уитон нуждается в его помощи и хочет что-то у него выведать. Он прекрасно знал, что без выгоды этот человек и пальцем не пошевельнет. Не будь у него скрытых мотивов, он бы не пришел в «Брукс» так рано: он знал, что в это время застанет здесь бывшего руководителя.

– В этом вы правы, черт возьми. – Уитон нахмурился и откинулся на спинку стула. – Но что делать, если наследуешь ошибки своего предшественника!

Сэр Ли покачал головой:

– Боюсь, всегда так кажется, независимо от того, насколько талантлив предшественник. Будь он хоть гениален.

– Талантлив? Гениален? – усмехнулся Уитон. – Вероятно, в вашем преклонном возрасте вам изменяет память.

– У меня прекрасная память, дружище. И вы знаете об этом как никто другой.

Воцарилось молчание. Каждый из мужчин мысленно оценивал другого.

Первым заговорил Уитон. Отпивая вино из бокала, он смотрел куда-то в сторону.

– Ну что ж, раз вы утверждаете, что у вас хорошая память, возможно, вы вспомните человека, которого вы определили в отдел к Жерару Вальмону.

– Я его туда не определял. Его принял на работу Хендрикс. И этого человека звали… – Почесывая подбородок, сэр Ли уставился в резной потолок. – Куинн или Куик. Нет, Куинс. Да-да, Куинс.

– Вы уверены?

– Конечно, уверен. Александр Куинс.

– Вы с ним встречались?

Сэр Ли нахмурился:

– Вы же прекрасно знаете, что встречался.

– Но ведь в тот момент он не знал, кто вы. Как и то, что на этой встрече вы его оцениваете.

– Разумеется, нет. Вам же известно, что таков порядок. Это обычная процедура. Хватит ходить вокруг да около! Выкладывайте, в чем дело.

Уитон чуть заметно пожал плечами:

– Ну ладно. Полагаю, раз уж все это безобразие началось при вас, я смогу получить какие-нибудь полезные сведения.

Сэру Ли вдруг пришло в голову, как воспринимается подчиненными Уитона его холодная и бесстрастная манера общения, его черствость и бессердечность в отношениях с людьми. Разумеется, офицерами разведки по большей части работают люди жесткие, с твердым характером и несгибаемой волей. Тем не менее им крайне необходимо умелое, деликатное обращение. Будучи на службе короля и отечества, они ведут нелегкую, полную мучительных испытаний жизнь, требующую огромного нервного напряжения. Хороший шеф и наставник шпионов должен уважать и щадить чувства каждого агента. Интересно, а как обстоят дела у Уитона по этой части?

Сэр Ли сознательно заставил себя отбросить неуместную критику. Старик понимал, что, возможно, эти мысли объясняются просто: он всего-навсего завидует человеку, который занял его место. Ведь, положа руку на сердце, сэр Ли сейчас бы все отдал – лишь бы поменяться с ним местами.

– Я слышал, Жерар Вальмон умер в одном из парижских борделей. У бедняги не выдержало сердце.

Глаза Уитона заблестели.

– Я догадывался, что вы в курсе всего, что происходит.

– Неудивительно: я хоть и стар, но все еще жив. – Сэр Ли оглянулся и понизил голос: – Почему у вас внезапно возник интерес к этому Куинсу, который за последние несколько лет ничем себя не проявил?

Уитон не спешил с ответом. Он не торопясь потягивал свой портвейн, еще больше интригуя собеседника. Сэр Ли вздохнул:

– Вы же знаете, Уитон, если вам когда-нибудь понадобится моя помощь, я всегда готов к вашим услугам. – Сэру Ли было известно, что его бывший ученик не любил никого просить. – И это не значит, что вы будете мне чем-то обязаны. – Он улыбнулся. – Ну, вовсе не обязательно должно значить.

– Жерар Вальмон был королем секретов. Черт возьми, именно благодаря своей способности манипулировать влиятельными людьми, шантажируя их какими-то нелицеприятными пикантными подробностями из их жизни, он смог так долго продержаться в Англии.

– Хотя после публикации им того идиотского памфлета, в котором высмеивался его величество, Вальмона уже ничто не могло спасти. – Сэр Ли укоризненно покачал головой. – Не понимаю, о чем он тогда думал.

– Теперь этого уже никто не узнает. Да и кому это сейчас интересно? Вы правильно тогда сказали: что ни делается, все к лучшему – одной проблемой у нас стало меньше. Однако сейчас эта самая проблема снова напоминает о себе. И эта проблема – наш старый знакомый Александр Куинс.

– Как это?

– Один влиятельный человек, который время от времени оказывал мне содействие, ни с того ни с сего вдруг уехал в глухую деревню и не отвечал на мои послания, в которых я требовал немедленного возвращения в Лондон. Я два дня добирался в Тмутаракань, где он скрывался. Встретившись с ним, я с трудом его узнал. Он совершенно пал духом. После долгих уговоров он наконец признался, что скрывается в деревенской глуши, надеясь, что беда не достанет его там. Эта беда, похоже, шантажист, которому известны о нем какие-то отвратительные секреты.

– Вы считаете, Куинс продолжает дело Вальмона?

– Да. После смерти Вальмона несколько человек из высшего общества стали заниматься шантажом.

– Несколько человек?

– Мне известно, что по крайней мере есть еще один человек. Подозреваю, что имеются и другие.

– Так организуйте передачу денег и схватите шантажиста с поличным в момент совершения сделки. В этом нет ничего трудного.

– В действительности это не так-то просто. Шантажист очень изобретателен. Он назначает встречи там, где схватить его труднее всего – на балах, концертах, модных вечеринках и тому подобных светских раутах. Обычно сообщает об условиях передачи денег, когда вечеринка в самом разгаре. Он передает записку своей жертве в самый неожиданный момент. Хитроумен и изворотлив, как тысяча чертей. – Уитон хмыкнул. – После этого он оставляет как бы ненароком разные компрометирующие мелочи – маленькие пикантные знаки, напоминающие об известном ему секрете. – Уитон шумно вздохнул и поднял глаза на сэра Ли. – Но в конечном счете это все не так страшно. Никакой угрозы для короля и нашей страны этот шантажист не представляет. – Он презрительно скривил губы. – А его жертвы – представители аристократических кругов.

– Вы никогда не отличались умением общаться с аристократией.

– Мне это и не нужно, – заявил Уитон.

– И если память мне не изменяет, вы всегда считали, что люди, которых шантажируют, сами во всем виноваты, потому что дают для этого повод.

– А кто же в этом виноват, как не они сами?

Сэр Ли нахмурился:

– У каждого имеются свои маленькие семейные секреты, так сказать, скелеты в шкафу, Уитон. И немного сочувствия и сострадания к людям вам бы не повредило.

– Не могу с вами согласиться. В моей работе секреты, тщательно оберегаемые от посторонних, приносят огромную пользу… если распорядиться ими с умом. – Он медленно отпивал портвейн из бокала, не сводя глаз с сэра Ли. – Но вернемся к нашему случаю. Самое удивительное заключается в том, что никто не знает, как выглядит этот Куинс. – Уитон еще более пристально стал вглядываться в своего бывшего шефа. – Никто, кроме вас.

– Уитон, я встречался с ним восемнадцать лет тому назад. Это было всего один раз. Да и видел его я всего одну секунду. Ему было лет двадцать, не больше. Наверняка сейчас, когда ему под сорок, он изменился внешне. А кроме того, с чего вы взяли, что это именно он? Может быть, шантажист – кто-то из слуг или какой-нибудь друг Вальмона?

– Поппет пропал. И Уиггинс – тоже.

У сэра Ли участилось сердцебиение, что было тревожным сигналом для человека в преклонном возрасте.

– И тот и другой давно уже не работают у нас.

Уитон улыбнулся. От его внимания не ускользнуло, что старик по-прежнему не отделяет себя от бывшего места своей работы. Подбросив поленьев в огонь, Уитон сказал:

– Поппет и Уиггинс были единственными нашими работниками, которые встречали Куинса в то время, когда он работал в Лондоне. Единственными из тех, кто остался в живых. Не считая вас. – Он поднял густую бровь. – Как вы думаете, у вас есть причина для беспокойства?

– Едва ли. Куинс не догадывался, что я за ним наблюдаю. – Сэр Ли горестно покачал головой. Ему живо вспомнились оба этих талантливых агента, и у него стало тяжело на душе. Фред Поппет, отец двоих детей. Он просто мастерски умел незаметно передавать записки в оживленных местах, где толпилась куча народу. Веселый балагур Тимоти Уиггинс, у которого всегда находилась наготове шутка, чтобы самый пугливый информатор почувствовал расположение и проникся к нему доверием. Запрещая себе поддаваться эмоциям, сэр Ли спросил бывшего подчиненного: – Что вы мне предлагаете, Уитон?

– Выследить Куинса и привести его ко мне.

Какое-то время сэр Ли сидел неподвижно. Он так давно мечтал о чем-то подобном! С тех самых пор, как ушел в отставку и расстался с разведывательной работой. Он представлял, что его снова призовут на службу, как героя, как единственного человека, которому по плечу любое трудное и опасное задание, требующее присущих только ему одному талантов. Но он, конечно, не ожидал, что его услуги вновь понадобятся отечеству в результате столь печальных обстоятельств – бесследного исчезновения двух агентов, которые на протяжении многих лет добросовестно трудились под его руководством.

– Сколько человек вы мне в состоянии предоставить?

– Ни одного. Мы не можем засветить никого из наших людей и обнаружить нашу причастность к этому делу. Это было бы чревато весьма неблагоприятными последствиями: так происходит всегда, когда в деле замешан кто-то из высшего света. Но я нанял пару знакомых мне сыщиков полицейского суда, чтобы прикрывали вас.

– Как трогательно, – процедил сквозь зубы сэр Ли. – Разве можно лондонских полицейских сравнить с профессиональными офицерами разведывательного отдела? Если пропало двое ваших людей, вам следовало бы найти возможности для дополнительной поддержки.

– Они не мои люди, – сказал Уитон ледяным тоном, глядя равнодушно на бывшего наставника. – Большего я не могу вам предоставить. К тому же должен напомнить вам, что ситуация требует деликатного подхода. Сами понимаете, речь идет о высшем обществе, и следует разгребать эту навозную кучу с большой осторожностью.

Уитон вынул из кармана два сложенных листа бумаги.

– Здесь – имя моего информатора, которого шантажируют. Я хочу, чтобы он вернулся в город и выпутался из этой неприятности. Вы должны любой ценой защитить его репутацию. – Он протянул бумагу сэру Ли. – Итак, вы в игре?

Сэр Ли глубоко вздохнул и взял листок. Развернув его, он увидел, что предусмотрительный Уитон написал имя информатора большими печатными буквами, чтобы старик мог прочесть его без очков. Когда он увидел это имя, его брови удивленно поползли вверх.

– Он оказывает нам большую помощь, – невозмутимо пожал плечами Уитон и через несколько секунд спросил, показывая глазами на листок: – Вы позволите?

Сэр Ли согласно кивнул и протянул бумагу обратно.

Уитон поднес листок к пламени свечи и сжег его, внимательно следя за тем, как бумажка горит, постепенно превращаясь в пепел. Затем он протянул старику другой листок бумаги.

– Это список людей, кого, по моему мнению, могут шантажировать. Я полагаю, что некоторых из них можно привлечь на свою сторону. Я не гарантирую, что они не действуют заодно с шантажистом. – Уитон усмехнулся. – Внимательно изучите их и людей, с которыми они связаны. Они могут вывести вас на Куинса. Делайте все, чтобы мой сотрудник смог вернуться в Лондон. Он может быть мне полезен.

Сэр Ли внимательно изучал список.

– Этот листок можете оставить себе, – предложил Уитон.

– А что я должен делать, когда найду Куинса?

– Используйте воображение. Главное – сделайте так, чтобы он больше не докучал мне. – Уитон поднял бокал с портвейном: – За отечество.

Сэр Ли подхватил тост, поднимая свой бокал:

– За отечество.

Мужчины молча осушили бокалы, после чего Уитон поднял со стула свое грузное тело.

– Займитесь этим, сэр Ли. Нужно разгрести эту кучу и вернуть в дело моего человека. – Уитон усмехнулся и серьезно добавил: – Выполните это задание любой ценой.

Так же серьезно сэр Ли кивнул:

– Выполню. Чего бы это мне ни стоило.

 

Глава 6

– Он согласился мне помочь! – торжественно объявила Эдвина, ворвавшись в библиотеку Общества образования и развития женщин, трем своим подругам.

Леди Дженел Бланкетт подняла глаза от толстенной книги, которая лежала перед ней на письменном столе, и строго взглянула на Эдвину в монокль:

– Кто согласился тебе помочь и в чем?

Ни на секунду не забывая о том, что дверь у нее за спиной открыта, Эдвина прошептала:

– Он! Сама знаешь кто. Тот, кто идеально подходит для этого дела… – Плотно прикрыв за собой тяжелую деревянную дверь, Эдвина оглянулась и увидела свое отражение в зеркале. Она с ужасом обнаружила, что из ее тугого шиньона выбились пряди волос и она выглядит как настоящее пугало. Представив, что мистер Дивейн – Прескотт, как она старалась привыкнуть его называть, – видел ее в таком неприглядном виде, леди Росс почувствовала неловкость.

Но этот прискорбный факт не мог омрачить радость Эдвины. Ведь мистер Дивейн великодушно согласился помочь в осуществлении ее грандиозного замысла. Поэтому, несмотря на то, что в ушах у нее звучал недовольный голос матери, которая требовала немедленно привести себя в порядок, Эдвина решила, что, находясь среди друзей, можно пренебречь условностями и не обращать внимания на такие мелочи, как аккуратная прическа.

– Ты похожа на мокрого цыпленка, – насмешливо заметила пятидесятилетняя Дженел, поправляя седеющие белокурые пряди, – и к тому же изрядно проголодавшегося.

Ну, может быть, Эдвина слегка погорячилась, назвав их всех своими друзьями.

– Я и вправду заморила бы червячка перед ужином, – согласилась Эдвина. Даже Дженел не могла испортить ей сегодня настроение. Она чувствовала себя на седьмом небе от счастья.

– Не стоило так беспокоиться из-за меня, Эдвина. – Леди Женевьева Энсли, в узком кругу известная как Джинни, положила вышивку на колени и поднялась с места. Хотя она по-прежнему оставалась красивой женщиной с блестящими голубыми глазами и превосходным цветом лица, из-за седых волос и вызванной артритом шаркающей старушечьей походки она выглядела намного старше своих сорока пяти лет. – Это моя личная проблема, и я не хотела бы впутывать тебя в это дело.

Эдвина презрительно фыркнула.

– Позволить этому мерзавцу одержать верх? Ни за что на свете! – Она подошла к горящему камину, протянула озябшие руки к огню и погрузилась в сладостные воспоминания о несравненном Прескотте Дивейне и его обольстительных губах.

О Господи! Что это был за поцелуй! Мистер Дивейн – настоящий маэстро в таких делах. Эдвина вспомнила, с каким пылом отвечала на его поцелуй и с какой страстью прильнула к Прескотту.

Интересно, понял ли Прескотт Дивейн ее состояние? Разумеется, являясь знатоком в вопросах страсти, он не мог не заметить ее порыва. Ее страшный секрет наверняка раскрыт.

Эдвина постаралась сосредоточиться на том, что случилось после злосчастного поцелуя. Они с Прескоттом пошли обратно в домик для гостей. По дороге они оживленно спорили, обсуждая ее план. Эдвина вспоминала, с какой серьезностью Прескотт Дивейн взялся за дело, согласившись участвовать в ее затее. Судя по всему, этот мужчина умен, проницателен, способен проникнуть в самую суть вещей. Он отважен, в конце концов. Да, мистер Дивейн идеально подходит для этой роли. О, как это приятно – убедиться, что она не ошиблась, делая на него ставку!

– Эдвина, я очень признательна тебе за то, что ты хочешь мне помочь. – Джинни подошла к подруге и встала рядом. – Но ты и так уже много сделала для меня. Я не желаю, чтобы этот ужасный человек причинил тебе вред.

Эдвина пожала руку Джинни.

– Я не могу оставаться в стороне, когда на карту поставлено все, чем ты дорожишь. – Она улыбнулась. – Кроме того, ты же знаешь, что я делаю это ради себя. Я не люблю проигрывать.

В этом Эдвина была похожа на своего отца, чем и объяснялись их частые ссоры.

– Ну, в таком случае не делай ничего, что тебе не по душе.

Несмотря на то, что Джинни старалась образумить подругу, было видно, что у нее отлегло от сердца. И Эдвина могла это понять: Джинни была не из тех, кто смог бы противостоять негодяю в одиночку. Для этого она слишком добрая и милая.

– Я считаю, что наш долг – остановить этого мерзавца, – заявила Эдвина.

Еще три года назад, когда Эдвина основала свое женское общество, она решила, что взаимовыручка будет главным принципом его членов.

Еще совсем недавно она осознавала, что плывет по течению. Ее жизнь проходила скучно и бесцельно. Словно Эдвина ждала чего-то, сама толком не зная, чего именно. У нее появилось предчувствие, что должны произойти какие-то перемены. Однако Эдвина была уверена, что не станет выполнять волю отца и не выйдет замуж за кого-нибудь из родственников покойного супруга. Но когда подруга Эдвины попала в беду, разочарование, вызванное планами отца, и смятение чувств отошли для нее на задний план. И если все пойдет так, как она запланировала, проблемы с отцом отпадут сами собой. По крайней мере повторное замужество ей не будет грозить.

Дженел нахмурилась:

– Я по-прежнему не в восторге от твоей затеи, Эдвина. Скорее всего, твой план чреват опасностями. Прежде всего для тебя и для твоей репутации.

Дженел никогда не упускала случая поспорить по любому поводу и постоянно вставляла ей палки в колеса, не желая смириться с тем фактом, что Эдвина занимает пост президента общества, в то время как такая заслуженная особа, как она, исполняет обязанности вице-президента. Главным аргументом в пользу того, что Эдвина не подходит на должность президента, был ее возраст – всего двадцать три года. По мнению Дженел, руководитель должен быть старше. Но к несчастью для Дженел, остальные члены общества не поддерживали ее мнение.

– Я ценю твою заботу, Дженел, – ответила Эдвина, заставляя себя не забывать о том, что Дженел приходится нелегко. Ее муж, лорд Бланкетт, больше интересовался своими лошадьми, чем женой, и большую часть времени проводил, подыскивая будущих победителей кубка Дерби. Дочь Дженел жила далеко и редко отвечала на письма матери. Сын был печально известен в Лондоне как заядлый картежник, кутила и любитель горячительных напитков. – Но моя репутация – это только мое дело, и я сама могу о ней позаботиться.

Дженел погрозила ей пальчиком:

– А репутация твоей семьи? И в частности, твоего батюшки?

Эдвина отвернулась к огню, стараясь не обращать внимания на чувство вины, охватившее ее. Она заставила себя вспомнить, с каким презрением отец с ней обращался. Он постоянно бранил ее за то, что она имела наглость открыть женский клуб, и с подчеркнутой издевкой высмеивал благотворительную деятельность, которой она занималась.

Когда же она начала возражать против повторного брака, отец назвал ее ловкой плутовкой, которая охотится за мужем. Охотится за мужем! Что за чушь!

Эдвина гордо расправила плечи и снова повернулась к Дженел:

– Мой отец уехал и в ближайшие несколько месяцев не вернется. К тому времени, когда до него дойдут какие-либо слухи, все уже давно закончится.

И обручение с виконтом Белвудом не состоится, подумала она.

Темноволосая красавица миссис Люси Томас с круглыми печальными глазами нацарапала записку на листочке бумаги. Менее года назад после тяжелой изнурительной болезни у нее умер муж. Когда ее лежащий на смертном одре супруг потерял дар речи, она необъяснимым образом тоже утратила способность говорить. Люси обычно тихо сидела в сторонке и слушала и время от времени общалась с дамами при помощи записок. На первый взгляд можно было решить, что она писала что-то действительно заслуживающее внимания. Однако чаще всего в записках был всякий вздор, вроде вопроса, понравился ли ее новый модный гребешок для волос.

Эдвина подошла и прочла вслух записку Люси:

– «Кто он?» – Она улыбнулась: – Вопрос по существу, Люси. Это мистер Прескотт Дивейн.

– Мистер Дивейн?! – с негодованием воскликнула Дженел. – Ради всего святого, он же все равно что мальчик по вызову!

– Некоторые могут поспорить с тем, что быть милым и очаровательным компаньоном на балах, вечеринках, пикниках и других светских мероприятиях для кого-то является родом занятий, – возразила ей Джинни. Ее бледно-голубые глаза загорелись. Розовощекая матрона очень любила оспаривать чьи-нибудь доводы, независимо от того, что она сама думала на этот счет. – По крайней мере дама сохраняет полный контроль за своими средствами и за условиями взаимоотношений. У нее появляется неотразимый сопровождающий – вот и все.

Дженел укоризненно покачала головой:

– Любая договоренность, при которой один человек использует другого, является оппортунистической и аморальной. А этот мужчина не кто иной, как паразит.

– Он просто сопровождающий, – поправила ее Эдвина. – Можно подумать, что он – любовник! Он же не спит с женщинами ради материальной выгоды. – Хотя Эдвина не могла не признать, что список любовниц Прескотта весьма внушителен, и от этого у нее почему-то засосало под ложечкой.

– Он прослыл настоящим распутником…

Эдвина скрестила руки на груди, стараясь не обращать внимания на то, как у нее вспыхнули щеки.

– Насколько я слышала, барышни сами вешаются ему на шею, а не наоборот. А разве можно осуждать мужчину за то, что он не отказывается от плотских утех, которые дамы сами ему предлагают?

Джинни поджала губы и посмотрела томно и мечтательно.

– Однажды я знавала одного профессионала сопровождающего. Он был такой миленький, и у него были очень большие руки…

– Да-да, насколько я знаю, насчет рук у тебя – пунктик, – прыснула со смеху Дженел. – Может быть, именно поэтому ты и попала в затруднительную ситуацию.

– Дженел! – воскликнула Эдвина, заметив с тревогой, что в глазах Джинни промелькнула обида.

Люси замахала своей запиской, и Эдвина обрадовалась возможности перевести разговор на другую тему.

– Люси права. Я должна сообщить вам, почему мистер Дивейн – именно тот человек, который нам нужен.

– Нам… – В глазах у Джинни заблестели слезы. – Когда я прочла первое письмо шантажиста, я подумала, что моя жизнь кончена. Я не могла допустить, чтобы Джудит узнала правду. И если бы кто-нибудь узнал обо мне и Жераре… В этом случае жених Джудит, вне всяких сомнений, разорвал бы помолвку и мы с Джуди… стали бы изгоями. Моя дочь никогда бы мне этого не простила. И я сама ни за что не смогла бы себя простить!

Джинни грустно улыбнулась.

– Но ты дала мне надежду, Эдвина. Надежду на то, что мы сможем со всем этим справиться. Может быть, я слишком наивна? – Прикрыв рот рукой, она пробормотала: – Надо же, как меня угораздило попасть в такую переделку?!

Эдвина схватила ее за руку:

– Мы все очень хорошо рассчитали, Джинни. Мистер Дивейн поможет нам выяснить, кто этот человек, найдет его, выведет на чистую воду, а затем вернет твои письма Жерару Вальмону…

– Так, значит, теперь ты превратилась в жалкую квартирную воровку? – съязвила Дженел.

Эдвина бросила на Дженел ледяной взгляд:

– Эту акцию нельзя назвать воровством. Это акт справедливого возмездия.

– Воровством называется сам процесс. И не важно, чью собственность украли.

Люси махала запиской и нетерпеливо стучала кулаком по столу. Пусть безутешная вдова утратила дар речи, но она знала, как заставить других прислушаться к ней, когда она этого хотела.

Эдвина должна была признать, что в высшем обществе обсуждение любого вопроса сводилось к тривиальным упражнениям в ораторском искусстве. Более того, прения только замедляли решение вопросов. Она прочла вслух записку Люси:

– «Расскажи, какие у Дивейна руки». Сейчас не время для шуток, Люси. – Эдвина отложила листок в сторону.

Сморкнувшись в носовой платок, Джинни взяла себя в руки и выпрямилась.

– Независимо от того, какие у него руки, я хочу знать, что побудило Эдвину нанять именно мистера Дивейна, а не кого-то другого. – Она подошла к окну. – Особенно учитывая то, что сначала Эдвина была категорически против его кандидатуры.

– Насколько я помню, ты считала, что его личность не внушает доверия. – Дженел, расправив плечи, поднялась со своего места. Она стала мерить шагами комнату, и при каждом ее шаге длинные белые перья ее лавандового тюрбана подпрыгивали. – Как ты сама тогда справедливо заметила, мы не можем быть уверены, что он не использует тайну Джинни против нее самой.

Джинни скомкала платок и убрала его в потайной кармашек юбки.

– А еще ты опасалась, что стесненность в средствах и отсутствие выгодных связей подтолкнут его на то, чтобы использовать в корыстных целях связь с тобой, Эдвина. К тому же могу добавить от себя лично, что ему следовало бы гордиться вниманием такой красивой, утонченной…

Эдвина подняла руку, прерывая речь Джинни, зная, что подруга смотрит на нее сквозь розовые очки.

– Прескотт Дивейн имеет богатый опыт общения со светскими дамами. И многие из них были гораздо привлекательнее меня. – И почему только от этой мысли на душе у нее кошки скребут?

– Как мы можем быть уверены, что он не будет пытаться использовать фиктивную помолвку ради личной выгоды? – спросила Дженел. – На его честь рассчитывать нельзя: ведь он не благородного происхождения.

Эдвина покачала головой:

– Высокое происхождение не гарантирует наличие благородного характера. Так же как и низкое происхождение не является свидетельством…

– Однако согласись, если мужчина по рождению является джентльменом, это и в самом деле в некотором роде указывает на то, что он обладает галантными манерами, что он блестяще образован и имеет прекрасные виды на будущее. А что касается Дивейна… Помилуйте, он же воспитывался в детском приюте!

– Он вырос в Андерсен-Холле, – напомнила Джинни, которая всячески поддерживала это заведение. – И если директор Данн имел на него хоть какое-то влияние, мистер Дивейн и впрямь заслуживает доверия.

– Наверное, спасение лондонских сироток и превращение их в полноценных членов общества стало целью всей жизни директора Данна, – заметила Дженел подбоченясь. – Однако люди, добивающиеся успеха, паразитируя за счет других, едва ли могут когда-нибудь стать полноценными членами общества. А тем более не могут быть подходящими кандидатами в женихи Эдвине. Но давайте вернемся к действительному положению дел. – Лицо Дженел приняло высокомерное выражение. – Эдвина желает добиться внимания со стороны отца. И для нее это единственный способ получить желаемое.

Джинни раскрыла рот от удивления.

Эдвина стиснула кулаки и прищурилась.

– Ты ведешь себя как капризный маленький ребенок. – Дженел притворно вздохнула, словно жалела бедняжку. – Эдвина, подоплека твоих поступков для меня не секрет. Ни для кого не секрет. Ты просто желаешь возбудить интерес к своей персоне, тебе всегда надо быть в центре всеобщего внимания.

– Верно, – язвительно проговорила Эдвина. – И мне надоела твоя…

– Прошу тебя, не надо, Эдвина! – Джинни выступила вперед, глядя на подругу умоляющими глазами. Если бы не Джинни, Эдвина давно бы выгнала Дженел из своего женского общества. Однако Джинни по какой-то неизвестной причине любила Дженел, как сестру, и умоляла Эдвину проявлять терпимость.

В то же время Джинни почему-то никогда не просила Дженел сдерживаться и вести себя в рамках приличий. Но леди Росс снова справилась со своим гневом. Она расправила плечи и решила делать то, что больше всего выводило Дженел из себя: отвернулась к Джинни и Люси и вела себя так, словно не замечала присутствия Дженел. Джинни смотрела на Эдвину с нескрываемой благодарностью.

– Причиной, по которой я изменила свое мнение о мистере Дивейне, было то, что он, рискуя жизнью, спас из огня маленькую девочку.

– Господи! Это и в самом деле многое говорит о его характере, – разволновалась Джинни.

– У малютки загорелось платье, и она непременно погибла бы, если бы мистер Дивейн не потушил пламя голыми руками.

– Какой ужас!

Дженел прищурилась:

– Девочка была из влиятельной семьи? Он получил вознаграждение за свой героический поступок?

– Ради Бога, о чем ты?! Она бедная сиротка! Разве можно быть настолько циничной и расчетливой?

– Откуда такие точные сведения? – поинтересовалась Дженел.

– Я беседовала с доктором Уиннером.

– Он великодушный человек и прекрасный доктор, – подтвердила Джинни.

– Но можно ли доверять его мнению? – с сомнением в голосе спросила Дженел и скрестила руки на груди. – Может быть, работая врачом в Андерсен-Холле, он пристрастен?

Эдвина призвала на помощь всю свою выдержку.

– Я сама беседовала с мистером Дивейном. Я сама расспрашивала его, и должна признаться, его личность произвела на меня неизгладимое впечатление.

Дженел повела плечом.

– Так, значит, на тебя произвела впечатление именно его личность, а не что-то другое?

– Дженел, перестань! – одернула ее Джинни.

– Этот план просто идиотский, а тот, кто его придумал, – настоящий…

– Если ты не можешь предложить ничего дельного, то лучше помолчи! – Джинни захлопала ресницами, как будто то, что она сказала, было неожиданностью для нее самой.

Все дамы, находящиеся в комнате, замерли, ошеломленные.

Джинни опустила голову, огорченная своей несдержанностью.

– Извини. Просто я так расстроена тем, что происходит…

Эдвина и Дженел посмотрели друг на друга. Они были близки к перемирию. Джинни была единственной, кто мог объединить этих двух женщин.

Эдвина обняла Джинни за плечи.

– Мистер Дивейн великодушно согласился помочь нам, Джинни. И у меня сложилось впечатление, что он как раз тот человек, который прекрасно со всем справится.

Дженел округлила глаза и благоразумно воздержалась от комментариев.

– На самом деле, – добавила Эдвина, – он уже пролил свет на привлекший наше внимание таинственный знак на обуви шантажиста, Как я и предполагала, его туфли могут послужить прекрасной уликой. Они изготовлены во Франции знаменитым мастером Франсуа Миллисаном. Маловероятно, что в Лондоне у кого-то могут быть такие же туфли. Поэтому у нас уже есть кое-что, с чего можно начать расследование. – Она кусала губы. – Правда, есть один нюанс: мистер Дивейн думает, что шантажируют не тебя, а меня, Джинни.

Джинни ахнула и прикрыла рот рукой.

Брови Люси удивленно поползли вверх.

Запрокинув голову, Дженел громко и визгливо расхохоталась.

 

Глава 7

На следующее утро доктор Уиннер снял желтоватые бинты с рук Прескотта. В комнате запахло цветками календулы и оливковым маслом, из которых была приготовлена целебная мазь.

– Ну что ж, – довольно заметил доктор, – вы уже можете обходиться без бинтов, Прескотт. Ожоги на руках зажили очень быстро.

– Неудивительно: ведь вы так заботливо за мной ухаживали. – Прескотт стал сгибать и разгибать пальцы, проверяя подвижность суставов.

– Слава Богу, что вы подоспели вовремя, когда с Иви произошло это несчастье. Иначе бы… – Сердобольный доктор сокрушенно покачал головой.

– Похоже, с Иви все будет хорошо. – Прескотт поднялся и подошел к комоду. Открыв один из ящиков, он стал рассматривать перчатки, выбирая, какие из них надеть. В результате он остановил свой выбор на прочных коричневых перчатках из английской кожи. – Я понял, что девочка пошла на поправку, когда она попросила меня стащить для нее немного конфет.

– Дети и правда очень быстро выздоравливают… – Вздохнув, доктор Уиннер собрал с кровати бинты и положил их в медицинский саквояж. – А вчера она спросила меня, сколько лет ей нужно ждать, чтобы выйти замуж. – Он улыбнулся. – По-моему, маленькая Иви влюблена в вас без памяти.

– Да, согласен, она настроена романтически. Но это из-за того, что мы читаем «Красавицу и чудовище». – Прескотт натянул на руки перчатки.

Последнее время Прескотт скрывался от высшего света в приюте. Светское общество пугало его и раздражало. Но в Андерсен-Холле он не мог избежать одной вещи, которая приносила ему гораздо более сильные страдания, чем ожога. Прескотту везде чудился приятный запах мыла с ароматом лимона, который напоминал ему о Кэтрин. И его сердце съедала тоска.

А это еще одна причина, по которой Прескотт должен был согласиться помочь леди Росс… Эдвине, как он приучал себя ее называть. В его распоряжении четыре недели до того, когда в Лондон прибудет его товар. Четыре мучительные недели, в течение которых надо заставить себя не думать о Кэт. И общение с Эдвиной поможет ему развеяться.

Тот поцелуй был таким неожиданным! И таким приятным…

О, разумеется, он постарался скрыть от Эдвины то, как подействовал на него этот поцелуй. Но когда остался наедине с собой, не мог не вспоминать каждое мгновение, стараясь понять, что его так пленило.

Он не собирался целовать леди Росс. Но в этой женщине было что-то такое соблазнительное, что он не мог ничего с собой поделать. Искушение было слишком велико. Это было, как в жаркий летний день искупаться в прохладной воде лесного озера. То, что он сделал, казалось в тот момент самой естественной вещью на свете.

В тот миг он словно почувствовал обновление. Эдвина была такой теплой и нежной в его объятиях. Такой, какой и должна быть настоящая женщина. Но в ней еще было что-то особенное, что заставляло Прескотта удивляться и восхищаться ею. Никто так пылко не отвечал ему, как ответила на поцелуй Эдвина.

Разумеется, она и до него знала мужские ласки, ее отклик не был похож на реакцию невинной девушки.

Однако…

Однако она отозвалась на его поцелуй так пылко, так бесхитростно и страстно, что при одном воспоминании об их поцелуе Прескотта бросило в жар. Он всегда безошибочно чувствовал, когда женщина держала себя под контролем, когда все было рассчитано до мелочей и делалось в нужный момент. В Эдвине же не было ни капли притворства и фальши. Все происходило так естественно.

Прескотт понимал, что Эдвина была охвачена порывом… Что на одно короткое мгновение она потеряла голову от его поцелуя. Он, всеми признанный, пресыщенный женской лаской сопровождающий замужних дам, был совершенно сбит с толку этим поцелуем. Вначале ему показалось, что все вокруг исчезло – остались только он и прелестная женщина в его объятиях. Затем поцелуй преобразился во что-то значительно большее, чем это. Прескотт почувствовал себя так, словно он шел через раскаленную от зноя пустыню и не представлял, насколько сильна его жажда. Пока не сделал один глоток из чистого прохладного источника.

Раскаты грома, от которых, казалось, сотрясалась земля, внезапно начавшийся проливной дождь, пышная зелень леса, взволнованный рассказ Эдвины об угрожающей ей опасности и тот факт, что он так долго был лишен женского общества, – все это, вместе взятое, вызвало неожиданный эффект, заставило его увидеть в Эдвине что-то особенное.

Прескотт это прекрасно понимал, однако все равно был заинтригован.

– Ах, Прескотт… – Доктор Уиннер озадаченно почесал затылок, очевидно, желая начать разговор на тему, которая его очень беспокоила.

Прескотт затаил улыбку в уголках губ: он ждал, что добродушный доктор рано или поздно начнет расспрашивать его, что именно вчера произошло с Эдвиной, и непременно поинтересуется, собирается ли Прескотт ей помогать. Директор Данн всегда говорил, что доктор Уиннер любопытен, как ребенок.

– Мне до сих пор не верится, что наша милая Кэтрин – дочь дворянина, – начал доктор Уиннер. – А Джаред… ну и ну – наш Джаред оказался бароном. Вот это да!

Лучше бы вместо этого доктор Уиннер спросил его об Эдвине! Прескотт упал духом. Чтобы доктор ничего не заметил, он отвернулся и стал смотреть в окно, но ничего не видел перед собой. Его душевные раны до сих пор не зажили. Любое упоминание о Кэт он воспринимал очень остро и болезненно. Прескотт не мог говорить о ней даже с доктором Уиннером.

Однако, не замечая состояния Прескотта, доктор Уиннер продолжал:

– Я всегда понимал, что в нашей Кэтрин есть что-то особенное, то, что нельзя увидеть глазами.

Многие работники Андерсен-Холла в последнее время твердили тоже самое. Говорили, что они предполагали нечто подобное. Однако единственным человеком, который обо всем знал, был директор Данн. Но он никому не доверил эту тайну. Так же как и Кэтрин.

В Прескотте все кипело от возмущения. Он внимательно смотрел на дрожащие на ветру листья деревьев, стараясь взять себя в руки. В последнее время ему очень трудно было справляться с раздражением и гневом, которые выплескивались наружу, неподвластные его воле. С юного возраста он сознавал, что чересчур вспыльчив, и постоянно боролся со своим недостатком. Даже подумал было, что одержал над ним окончательную победу. Но теперь вдруг обнаружилось, что противник и не собирался сдаваться, а, наоборот, стал еще сильнее.

С улицы доносились смех и радостные крики. Это были волшебные звуки безмятежного детства, в котором всегда царят радость и веселье. Прескотт подошел к окну и посмотрел в сторону сада. Дети играли в войну, прячась в густой траве. Когда-то давным-давно, когда он впервые попал в Андерсен-Холл, эта игра была его любимым времяпрепровождением. Она давала хорошую возможность проявить себя маленькому сердитому чудовищу, каким он тогда был. Здесь можно было вволю покричать, побегать и поучаствовать в драке. В этих играх он очень часто одерживал верх, и победы воодушевляли его на новые подвиги.

Он вспоминал, что Кэт не очень много играла. Она была слишком робкой и застенчивой и боялась подвести своих боевых товарищей. Кэт с детства считала, что отвечает за всех и вся. Ее чувство ответственности всегда восхищало Прескотта.

Но Кэт нравилась ему не только из-за этого. Когда им было почти четырнадцать, он начал замечать, что, если он опаздывает в столовую, она стережет для него за столом местечко рядом с собой. Она обычно не говорила ему ни слова, однако место рядом с ней всегда пустовало. А кроме него, никто больше не опаздывал. Прескотта очень часто наказывали. Господи, да что там говорить: он рос настоящим озорником!

Когда Прескотт задумывал очередную шалость, именно Кэт удерживала его от опрометчивых поступков. А он очень часто испытывал ее терпение. Она снова и снова становилась мишенью для его самых дерзких выходок. Даже когда ей по логике следовало бы рассердиться на него, выражение ее лица было кротким и ангельским. Как будто она заранее прощала Прескотту все его многочисленные проделки. Бывало, она только грустно вздохнет и промолчит. Словно понимает, что его проказы – проявление натуры и Прескотт ничего не может с собой поделать.

Директор Данн, от внимания которого не могло укрыться происходящее, в конце концов однажды отозвал Прескотта в сторонку и, глядя серьезно ему прямо в глаза, спросил:

– Ты хочешь, чтобы Кэтрин тебя возненавидела?

– Н-нет, – удивился мальчик. – С чего вы взяли?

– Значит, ты хочешь, чтобы она была твоим другом?

– Ага…

– Надо говорить «да», а не «ага», – спокойно напомнил директор Данн. – Скажи, что тебе нравится в Кэтрин?

Застигнутый врасплох, Прескотт ляпнул первое, что пришло ему в голову:

– Она красиво говорит.

После этого случая директор Данн попросил Кэтрин давать Прескотту уроки грамотной речи. Вскоре Прескотт оценил все преимущества этих занятий: какой бы дорогой костюм ни был надет на человеке, стоит ему открыть рот, и все поймут, откуда он родом и из какой он семьи. И Прескотт чувствовал, что помощь Кэт в филигранной отделке его речи давала ему счастливый шанс на дальнейший успех и процветание.

Сначала Кэт отнеслась к их занятиям с изрядным скепсисом. Но когда увидела, с каким рвением Прескотт взялся за улучшение своей речи, она поверила в ученика.

В то время как Прескотт был готов прошибить лбом стену, лишь бы в дальнейшем попасть в высшее общество, его драгоценная подруга к этому высшему свету принадлежала по рождению. Она по-настоящему была там своей, а Прескотт – чужаком. Искусным притворщиком, вторгнувшимся в чужие владения дикарем и разбойником.

– Мне следовало бы давно догадаться, что она что-то скрывает, – задумчиво пробормотал Прескотт. Она всегда избегала обсуждать с ним серьезные вещи, как он ни старался завести с ней разговор начистоту. Недосказанность тяготила его.

– Не надо так переживать из-за этого, Прескотт, – ласково проговорил доктор Уиннер, захлопывая свой медицинский саквояж. – Даже директор Данн узнал обо всем совершенно случайно. Она даже ему ни в чем не признавалась.

Надо же! После этих слов доктора Прескотту стало немного легче.

– Бедняжка считает, что это она виновата в том, что его убили, – вздохнув, добавил доктор Уиннер.

– Что за бред! – Прескотт повернулся и удивленно уставился на доктора. – Ее проклятые родственники представления не имели, что она и Джаред живы.

Уиннер задумчиво почесал затылок.

– Кэтрин говорила, что, если бы не она, с ним ничего бы не случилось. И с этим трудно спорить.

Прескотта охватила ярость. Он непроизвольно стиснул кулаки.

– Никто не имеет права обвинять ее в преступлении, которое совершили эти грязные подонки! Кэтрин делала все, чтобы скрываться от них. Черт возьми, она даже отказалась от наследства! Она сделала бы все, чтобы остановить негодяев!

– И Кэтрин не виновата в том, что родилась в такой семье, – согласился доктор Уиннер.

– Разумеется. Ей приходилось прятаться от своих родственников, чтобы спастись самой и спасти своего брата.

– Получается, для нее было жизненно важно сохранить все в тайне…

В этот миг Прескотт понял, в чем хотел убедить его доктор.

– А что бы вы сделали, если бы узнали правду? – не унимался Уиннер. – Вы смогли бы оставаться в стороне, не предпринимая никаких действий, как этого хотела она?

Прескотт покачал головой. Он по-прежнему не мог говорить, потому что внутри его клокотал гнев. Кэт поступала правильно. Он не имеет права осуждать ее. Попадись ему в руки этот мерзавец – ее дядя Дикки Кэддихорн, он бы его убил. За то, что тот пытался избавиться от Кэт и ее младшего брата, поместив их в Бедлам, а сам в это время похитил принадлежавшее им состояние… Руки Прескотта сами собой сжались в кулаки.

– Если главный прокурор Дагвуд не сможет справиться со своей задачей…

– О, будьте уверены, Прескотт, Кэддихорна обязательно повесят. Вместе с его гнусными соучастниками. Но довольно об этом. Давайте поговорим о вашем будущем, Прескотт. Кэтрин и Маркус возвратятся через десять дней и, вне всяких сомнений, пожелают жить здесь. У вас есть какие-нибудь идеи насчет того, что вы будете делать? Может, у вас появились какие-то задумки?

Ах вот к чему хитрец доктор затеял весь этот разговор! Он постепенно подобрался к самому главному, что его интересовало.

Прескотт пожал плечами, напустив на себя безразличный вид.

– Может быть, поступлю на военную службу.

Доктор Уиннер выпрямился.

– Даже не пытайтесь тягаться с Маркусом Данном. Вы и он совершенно разные люди.

Прескотт с трудом сдержал стон.

– У меня и в мыслях нет с ним тягаться… Это была шутка… Я решил начать собственное дело, которое обещает стать очень выгодным предприятием. – «А если дело прогорит, я останусь без гроша в кармане», – подумал он с тоской.

– Но как вы решили поступить с леди Росс? – продолжал свои расспросы Уиннер. – Ведь она попала в настоящую переделку.

Прескотт скрестил руки на груди.

– Да как вам могло даже в голову прийти, доктор, что я могу оставить ее в беде?

Засияв от радости, доктор Уиннер пожал Прескотту руку.

– О, я никогда не сомневался в вас, мой мальчик! Ни на одну секунду! Мне не терпится как можно скорее рассказать обо всем Фанни.

– Вам нельзя ничего рассказывать мисс Фигботтом о леди Росс!

Доктор Уиннер отмахнулся:

– Не волнуйтесь. Я собираюсь сказать ей не о шантаже, а о том, что есть одна потенциальная клиентка, которой необходимо выбрать новый гардероб и все такое прочее. – Карие глаза Уиннера возбужденно заблестели, яркий румянец покрыл щеки. – У Фанни есть… вкус. А еще она так очаровательна! Такая живая и восхитительная! – Доктор вздохнул. – Каждое мгновение, которое я нахожусь с ней, я переживаю как волнующее приключение.

– Да ну? Похоже, вы влюблены, доктор, – с иронией сказал Прескотт. Тем временем они вышли из спальни и прошли в гостиную.

– Похоже, я подхватил вирус любви. Сначала Кэтрин и Маркус, потом мы с Фанни. Любовь – странная штука: настигает тебя тогда, когда ты меньше всего ждешь.

В этот момент послышалось презрительное фырканье, и в дверях домика для гостей появилась миссис Найджел. Прескотт улыбнулся:

– Здравствуйте, миссис Найджел.

Поправляя шляпку, дама раздраженно заявила:

– Вы прекрасно знаете, что я не из тех, кто обсуждает подобные вещи. Однако я считаю своим долгом предостеречь вас, доктор Уиннер. Эта женщина вам не ровня.

Щеки доктора вспыхнули от гнева.

– Послушайте, миссис Найджел. Мисс Фигботтом – самая лучшая девушка, которую я встречал за всю свою жизнь. Если вы считаете по-другому – значит, я должен заявить вам, что вы основываете свое мнение на нелепых слухах, а мисс Фигботтом – невинная жертва оговора и клеветы.

– Она же актриса. – Последнее слово миссис Найджел произнесла таким тоном, как будто заявляла, что девушка больна проказой.

– Если быть до конца точным, она бывшая актриса, – поправил пожилую даму Прескотт. – И я почел бы за честь видеть ее на подмостках. Говорят, она в самом деле обладает редким талантом.

– Уж кому-кому, а вам, миссис Найджел, не пристало обвинять человека за то, что тот старается заработать на жизнь своим трудом, – защищал девушку доктор Уиннер. – Тем более что теперь у мисс Фигботтом – другая профессия.

– Неужели? – Миссис Найджел с высокомерным видом подняла бровь и ядовито заметила: – Даже представить не могу, какое применение она нашла своим… так сказать, талантам.

– Да-да, расскажите мне о ее новом занятии, доктор Уиннер, – поспешил на выручку доктору Прескотт. – Мне очень интересно.

Доктор посмотрел на молодого человека с благодарностью.

– Она помогает людям… – он сделал неопределенный жест рукой, видимо, подыскивая нужные слова, – производить благоприятное впечатление на окружающих. Знаете ли, учит их правильно держаться, ориентирует в вопросах моды и тому подобных вещах.

– Что за глупое занятие! – презрительно фыркнула матрона. – Это очень деликатные вопросы, и другие люди не вправе указывать кому-то, как себя вести и как одеваться. И вообще, внешность не главное в человеке. Главное, что у него внутри, в его душе.

– Хорошо сказано, миссис Найджел, – согласно кивнул Прескотт. – И если бы с нами был сейчас директор Данн, он бы непременно пригласил мисс Фигботтом в Андерсен-Холл, чтобы познакомиться с ней поближе.

Доктор Уиннер тихо кашлянул в кулак, стараясь скрыть свою довольную улыбку.

– Кажется, сейчас дети проходят трагедию Шекспира «Гамлет»? – поинтересовался Прескотт, зная, что дети – это любимый конек миссис Найджел. – Как было бы здорово, если бы мисс Фигботтом поставила для ребят спектакль.

– Из мисс Фигботтом получилась бы великолепная Офелия! – с воодушевлением подхватил доктор Уиннер. – Бьюсь об заклад, она с удовольствием возьмется за это дело! – Влюбленный доктор наткнулся на колючий взгляд миссис Найджел и добавил: – Детям определенно нужны какие-то развлечения…

Миссис Найджел скрестила руки на груди и повела плечом.

– Полагаю, это надо предварительно обсудить. Я поговорю об этом с Кэтрин, когда она приедет. Нам следует соблюдать осторожность и ни в коем случае нельзя делать ничего, что бы бросило тень на Андерсен-Холл. – Переведя ледяной взгляд на Прескотта, она добавила: – И в связи с этим я решила, Прескотт… Нам нужен новый учитель латыни. Вы подумаете над этим предложением?..

Прескотт поперхнулся.

Доктор подошел к молодому человеку и похлопал его по спине.

– С вами все в порядке, мой мальчик?

Прескотт молча кивнул и постарался отдышаться.

– Вы, верно, шутите?

Миссис Найджел недовольно взглянула на него:

– Нужно же придумать вам какое-нибудь полезное занятие!

– Я искренне признателен вам за заботу, миссис Найджел. Однако боюсь, что в ближайшее время я буду очень занят. – Прескотт подошел к шкафу, достал оттуда шляпу и надел ее. – Сообщите миссис Найджел радостные новости, доктор. А я уезжаю, чтобы навестить свою невесту.

Прескотт вышел за дверь и спустился по ступенькам крыльца. Он улыбался, мысленно представляя, какое сейчас удивленное лицо у миссис Найджел.

 

Глава 8

Прескотт направлялся на Джерард-стрит, сто восемьдесят три. Этот адрес дала ему Эдвина.

Подойдя к выкрашенной в ярко-красный цвет двери с золоченой табличкой с номером 183, Прескотт заметил, что в нескольких футах от этой двери расположена другая, точно такая же алая, но с табличкой 183А. Занятно. Вспоминая их вчерашний разговор, Прескотт с трудом мог представить, что у леди Росс может появиться необходимость извлекать доход, сдавая часть собственного дома.

На него произвело большое впечатление, что у Эдвины и в мыслях не было притворяться, что она презирает ремесло любого рода. Напротив, когда она говорила о предпринимательской деятельности и делах своего покойного супруга, ее глаза блестели, а голос звучал взволнованно. Да, за внешней холодностью манер и сдержанностью в этой женщине угадывалась страстная натура.

Торопливо поднявшись по ступенькам, Прескотт приблизился к первой алой двери, но не успел он поднять руку, чтобы постучаться, как услышал за спиной топот копыт. Оглянувшись, он увидел, что возле дома остановился первоклассный черно-белый экипаж. Но к сожалению, этот экипаж принадлежал не Эдвине. Лакей в коричневой ливрее открыл дверцу и, протянув руку, помог пассажиру выйти.

Сначала показалась рука в перчатке цвета слоновой кости, а затем из экипажа вышла дородная дама почтенного возраста с седеющими каштановыми волосами и с тяжелым взглядом карих глаз. На ней было серое платье для прогулок и экстравагантная серая шляпка с кружевными ленточками. Образ завершала угрюмая физиономия.

– Ах, вы уже здесь! – Дама презрительно скривила губы. – Мне прекрасно известно, кто вы такой и что вам здесь надо! Вашим злым козням не суждено осуществиться. Я вам это обещаю!

* * *

На верхнем этаже, в библиотеке, Эдвина, ожидая прихода Прескотта, уже в который раз подходила к окну.

– О нет! – воскликнула она, прикрыв рот рукой.

– В чем дело? – К ней подбежала Джинни, за которой следовала Дженел, а сзади ни на шаг не отставала Люси.

– Вдовствующая графиня… Пенелопа, леди Росс… моя свекровь! – лепетала охваченная паникой Эдвина. Вот уже больше года Эдвина не виделась с этой женщиной, и надо же было графине пожаловать к ней с визитом именно сейчас, когда приехал Прескотт Дивейн! – Мне срочно нужно спуститься! – Эдвина подхватила юбки и стремглав выбежала из библиотеки.

– Она никогда мне не нравилась, – призналась Джинни, глядя на то, как Дивейн вежливо раскланивался с высокопоставленной особой, в то время как престарелая дама в бешенстве размахивала тростью прямо перед его носом. Ее гневную тираду заглушал шум, доносившийся с улицы, но можно было догадаться, что вдовствующая графиня кипит праведным гневом. – Эта леди и раньше не слишком жаловала Эдвину, – заметила Джинни.

– Что-то мне подсказывает, что Эдвина тоже была не в восторге от своей свекрови, – пробормотала себе под нос Дженел и встала у окна рядом с Джинни. Глядя вниз на улицу с высоты четвертого этажа, она ехидно заметила: – Может быть, Эдвина сама виновата в том, что у них с вдовствующей графиней неважные отношения. Невестки часто недолюбливают свекровь.

Джинни укоризненно посмотрела на подругу:

– Иногда ты бываешь несносна.

Дженел пожала плечами и припала к стеклу.

– Крики вдовствующей графини похожи на душераздирающие вопли кошки, которой прищемили хвост.

– Ну разве это не ужасно? – воскликнула Джинни, нервно кусая губы. – Как ты думаешь, что нашло на эту даму? Похоже, она разошлась не на шутку.

– О, наверное, из-за того, что авантюрист Дивейн – настоящий змей-искуситель, охотник за богатыми вдовушками. Хотя старухе лучше приберечь ругательства для своей сумасбродной невестки, из-за которой и начался весь этот сыр-бор.

– Но как вдовствующая графиня могла узнать о помолвке Эдвины? Непонятно… – Джинни, округлив глаза, пристально посмотрела на подругу. – Неужели это ты ей обо всем сообщила? Дженел, как ты могла?

– Ну и что из этого? Рано или поздно старуха графиня все равно бы узнала. По крайней мере так она услышала об этом раньше всех.

Потянув Джинни за рукав, Люси показала на окно.

Они увидели, как Эдвина сбежала вниз по ступенькам крыльца – без шляпы, без перчаток, и даже не успев набросить на плечи шаль, – и встала между свекровью и Дивейном.

– Словно она хочет его защитить, заслонив своим телом, – ехидно заметила Дженел. – Как трогательно и как забавно!

Джинни стиснула пальцы в замок, не зная, что ей делать. Она была наслышана о крутом нраве вдовствующей графини и беспокоилась за свою подругу. Эдвину надо было срочно выручать.

– Пойдем поможем ей.

– Ну уж нет, дудки! – твердо заявила Дженел и прищурилась, продолжая наблюдать эту сцену, казавшуюся ей комичной. – Это семейное дело. Кроме того, похоже, Эдвина и одна неплохо справляется… Ай-ай! – Дженел поморщилась. – Наверное, это неприятно и больно.

Джинни ахнула.

– Неужели эта женщина посмела ударить Эдвину? Она настоящее чудовище! Я должна пойти к ним! – Джинни решительно повернулась и поспешила на помощь Эдвине.

Люси тронула Дженел за руку и указала на пожилую пару, которая стояла, откровенно пялясь на эту возмутительную сцену.

Дженел сделала недовольную гримасу.

– Эдвина умеет из всего устраивать спектакль. – Люси показала жестом, что им следует выйти на улицу. – Ну что ж, пошли, Люси. Эдвина, как всегда, заварила кашу, а нам приходится ее расхлебывать.

Прескотт обнял Эдвину за плечи и встал между ней и пожилой женщиной. Повернувшись к лакею гостьи, он приказал:

– Забирайте свою хозяйку и уезжайте. Сию же минуту!

– Я еще не разделалась с тобой! Я еще не закончила! – шипела вдовствующая графиня, грозно размахивая тростью.

– А с нас уже достаточно! – Не обращая внимания на разъяренную гарпию, Прескотт вместе с Эдвиной поднялись вверх по ступенькам парадного крыльца и подошли к красной двери с номером 183. Дворецкий открыл дверь и впустил их в дом.

От перенесенного нервного потрясения Эдвину била дрожь. После того как вдовствующая графиня дала ей пощечину, Эдвина не могла прийти в себя. Что касается Прескотта, это маленькое происшествие его ничуть не удивило. Пожилая дама относилась к тому типу людей, которые, руководствуясь ложным мнением о том, что им и их самолюбию принесен непоправимый вред, способны на все.

– Заприте за нами дверь, – приказал Прескотт мрачному дворецкому.

Слуга был одет в фиолетовую униформу с оранжевыми лацканами. Он немедленно запер входную дверь на ключ, потом прошел в соседний холл и запер соседнюю дверь.

«Как странно, – подумал Прескотт. – Два холла, находящиеся рядом, с общей дверью, которая их соединяет». Это возбудило его любопытство, но сейчас Прескотта занимали более важные дела.

– Как… – выдохнула Эдвина, – как вам удается сохранять ледяное спокойствие, когда с вами обращаются так… так отвратительно?

– Обычно в таких случаях я использую маску.

– Маску? Какую маску?

– Люди видят только фасад.

– А что находится за этим фасадом?

– Это мое личное дело, – уверенно сказал Прескотт.

В вестибюле появилась седовласая румяная матрона.

– Ты цела, дорогая? Я все видела. Проклятая злая бестия! Так бы и убила это чудовище!

Эдвина захлопала ресницами, и ее взгляд потеплел.

– Джинни!

В глазах у Джинни была тревога. Женщина подлетела к Эдвине и, взяв ее руку, сжала в своих ладонях.

– Я еще с ней поквитаюсь, вот увидишь, – искренне пообещала она Эдвине. – Она свое получит. Ее предадут публичной анафеме. Вымажут в дегте и обваляют в перьях.

В ответ Эдвина пожала руку подруги.

– Вдовствующая графиня собирается написать письмо моему отцу. Будет настаивать, чтобы он как можно скорее приехал в Лондон.

– Ты же сама всегда говорила мне, что мы найдем способ преодолеть все трудности, – напомнила ей Джинни. – Не волнуйся, дорогая, мы что-нибудь придумаем. Мы справимся с этим.

В комнату важно вплыла похожая на цаплю дама с седеющими светлыми волосами и с зеленовато-голубыми глазами.

– Ну и чем же мы сейчас недовольны?

Эдвина напряглась всем телом и обиженно поджала губы.

Позади высокой дамы семенила молодая женщина с бледным, как белый мрамор, лицом. Она была одета в черное, и ее печальные очи напоминали глаза мадонн на полотнах Рафаэля.

– Ты сама хотела, чтобы граф Вуттон-Баррет обо всем узнал, – торжествующим тоном проговорила похожая на цаплю дама. – Однако было бы наивно с твоей стороны предполагать, что граф узнает о твоей помолвке после того, как она будет расторгнута.

– Давай обсудим это позже, когда поднимемся в библиотеку, Дженел, – сквозь зубы процедила Эдвина.

– Зачем? – Дженел улыбнулась и развела руками. – Ты же так любишь выставлять себя напоказ.

Эдвина сжала кулаки.

Рассчитывая немного разрядить обстановку, Прескотт поклонился дамам.

– Не помню, имел ли я честь быть представленным вам…

Дженел гордо вскинула голову и демонстративно отвернулась, пропустив слова Прескотта мимо ушей, а после долгой паузы надменно заявила:

– Знакомиться с таким человеком, как вы, ниже моего достоинства!

– Дженел! – прикрикнула на нее Джинни и сделала страшные глаза.

Дама в черном молча положила свою руку на плечо Дженел, но та резко ее убрала.

– Нет, Люси! Я все равно выскажу все, что об этом думаю, и буду вести себя так, как считаю нужным. Занимаясь этим делом, Эдвина утратила чувство благоразумия, а я, слава Богу, – еще нет.

– Ты же обещала, Дженел! – воскликнула Джинни, глядя на нее умоляющими глазами.

– Я сделаю так, как решила. Мне жаль, но я не могу сидеть сложа руки и молча наблюдать за тем, как Эдвина губит нас всех.

– Ничего подобного! Она нас не губит! Напротив…

– Когда речь заходит об Эдвине, ты становишься слишком благодушной и не замечаешь очевидного. Эдвина – недостаточно зрелая личность и не в состоянии принимать трезвые, взвешенные решения.

– Следи за своими словами, Дженел, – предупредила Эдвина дрожащим голосом. – Я моложе тебя, но это вовсе не значит, что я неразумное дитя. А также это не означает, что я позволю тебе обращаться со мной без должного уважения.

– Прошу вас, перестаньте спорить! – крикнула Джинни, сжимая перед собой руки в замок и глядя на своих подруг испуганными глазами. – Может быть, нам лучше подняться в библиотеку и выпить по чашечке превосходного чая?

– Я не допущу, чтобы этот человек переступил порог нашего Общества образования и развития женщин! – непримиримо заявила Дженел. – Это просто возмутительно! И если бы Эдвина действительно хорошо выполняла обязанности президента общества, она бы разделяла мое чувство негодования!

«Президента? Это какое-то общество?»

Эдвина бросила на Дженел выразительный взгляд:

– Тебе прекрасно известно, в какой роли здесь выступает мистер Дивейн и почему его присутствие здесь…

– Это вопиющее безобразие! – вскричала Дженел, поднимая вверх указательный палец. – Вся твоя затея – абсолютный бред! Только мои врожденные доброжелательность и великодушие удерживали меня все это время от того, чтобы резко не выступить против твоего безумного плана.

– Доброжелательность и великодушие! – презрительно фыркнула Эдвина. – Хорошо сказано!

– Даже из бурной встречи со своей свекровью ты не сделала никаких выводов для себя!

– Ну почему же? Один вывод я все-таки сделала: кто-то ей все разболтал, – резко бросила Эдвина, гневно сверкая глазами. – И преподнес ей ситуацию в самом невыгодном для меня свете – совсем не так, как мы договаривались.

Дженел вплотную подошла к Эдвине и наклонилась, глядя на нее свысока.

– Согласно твоему хваленому плану, помолвка должна была получить широкую огласку. Ну что ж, теперь ты добилась того, чего хотела. И не говори, что тебе это не по вкусу.

Эдвина гордо вскинула голову.

– Оставим в стороне этот неприятный эпизод. Даже ты не сможешь помешать мне принять мистера Дивейна у себя дома.

Дженел прищурилась:

– Я всегда выступала против того, чтобы наше Общество образования и развития женщин размещалось в твоем доме. Теперь я начинаю понимать, почему ты так упорно настаивала на этом.

Не обращая никакого внимания на Дженел, Эдвина повернулась к Прескотту и взяла его за руку.

– Пойдемте наверх, мистер Дивейн.

Мгновение Прескотт размышлял. Дама в черном по имени Люси, кусая губы, с несчастным видом смотрела на своих ссорящихся подруг. Джинни в ужасе заламывала руки. Казалось, она, того и гляди, расплачется от досады.

Дженел готова была разразиться еще одной гневной тирадой. Было видно, что нервы у Эдвины натянуты как струна. Судя по тому, что дамы общались друг с другом без особых церемоний, несмотря на нешуточную словесную перепалку, они, вероятий, были очень близки и даже, может быть, по-своему любили друг друга.

Прескотт счел разумным не вмешиваться в их взаимоотношения. Кивнув Эдвине, он предложил ей руку, и они вместе направились к лестнице.

Дженел, расправив плечи, с грозным видом загородила им дорогу.

– Я костьми лягу, но помешаю вашему плану!

 

Глава 9

За всю свою жизнь Эдвина ни разу никого не ударила. Однако в этот миг ее охватила такая злость на Дженел, что у нее просто руки чесались.

Поймав себя на этой мысли, Эдвина ужаснулась. Как она может даже думать о подобных вещах?! Ведь она совсем не такая, как ее свекровь. От воспоминания о пощечине Эдвина залилась краской стыда.

Продолжая тяжело дышать, она то сжимала, то разжимала кулаки. У нее появилось ощущение, что она находится на боксерском ринге и противник наносит ей удар за ударом, швыряя ее то на сетку, то в угол.

Она должна действовать решительно и положить этому конец. Прощание подруг и без того затянулось.

Эдвина повернулась к Джинни и, качая головой, сказала:

– Знаю, что тебе неприятно видеть, как мы ссоримся, Джинни, но даже ради тебя я не намерена сносить нападки Дженел и ее змеиный язык. – Сказав это, Эдвина снова повернулась к Дженел и со спокойным достоинством заявила: – Учитывая все это, мне не остается ничего другого, как воспользоваться своим правом президента и исключить леди Дженел Бланкетт из членов общества.

Ошеломленная Дженел попятилась назад.

– Ты не посмеешь!

– К сожалению, ты не оставила мне выбора. – Переведя взгляд на Джинни и Люси, Эдвина спросила: – Вы поддерживаете данное предложение?

Наступила гробовая тишина.

Прескотт пододвинулся к Эдвине и, наклонившись, прошептал ей на ухо:

– Часто приходится жалеть о том, что сделано сгоряча. Поверьте мне на слово: я знаю это из собственного опыта.

Эдвина опустила глаза.

– Вы не понимаете.

– Я только хочу напомнить вам, что, вне всяких сомнений, это очень серьезное решение, которое следует принимать только в спокойном состоянии, после долгих размышлений, а не сразу после того, как вас вывела из себя старая карга, слишком много о себе возомнившая.

– Вы не знаете, Прескотт, это не единичный случай… – Эдвина не могла ему всего объяснить и только покачала головой.

Прескотт обвел взглядом присутствующих дам и проникновенно сказал:

– Мне больно видеть, что самое жгучее желание свекрови Эдвины сбывается.

– О чем вы? – с интересом спросила Джинни, ближе подходя к мистеру Дивейну.

Эдвина подняла на него удивленные глаза. Прескотт шумно вздохнул.

– Слышали бы вы, какие нелицеприятные вещи она говорит о вашем уважаемом обществе. Она утверждает, что его члены и организаторы – «синие чулки», чванливые, лишенные изящества женщины, чья заурядность толкнула их на создание общества, ставящего своей целью повсеместно насаждать вульгарность и вопиющую безвкусицу.

– О нет! Она не могла такое сказать про нас! – ахнула Джинни.

Ошеломленная услышанным, Эдвина заткнула уши.

– Прошу вас, не повторяйте за ней эти ужасные вещи!

Но Прескотт не унимался и, не обращая внимания на слова Эдвины, вдохновенно продолжал:

– Вдовствующая графиня называла вас идиотками с искаженным понятием о милосердии, прикрываясь которым вы общаетесь с отбросами общества и всякими подонками.

Лицо Дженел вспыхнуло от негодования.

– Она смела поносить мою программу преобразования тюрем? Да известно ли ей, сколько женщин с нашей помощью прошли обучение различным профессиям, с тем чтобы после выхода на свободу честно зарабатывать себе на жизнь?

Подняв глаза, Эдвина горячо прошептала:

– Это был камень в мой огород. Ни к одной из вас это совершенно не относится…

– А еще она заявила, что женщины, которые основали это общество – она говорила во множественном числе, – невоспитанные, самонадеянные нахалки.

– Это мы-то невоспитанные нахалки! – подбоченясь, воскликнула Дженел. – Ну попадись мне эта толстозадая старуха!

Качая головой, Прескотт заметил:

– Вне всяких сомнений, любой разброд в рядах вашего общества вдовствующая графиня встретит со злорадством. – Он вздохнул. – А разлад между вами ей только на руку. Это – как бальзам на ее душу. Неужели вы доставите ей такое удовольствие?

– Нет. Ни в коем случае! Мы не можем этого допустить, – твердо заявила Джинни. – Это было бы просто ужасно.

Люси подняла руку и стала трясти кулаком, выражая необходимость сплотить ряды и не дать злопыхателям одержать над ними моральную победу.

Поджав губы, Дженел пробормотала:

– Это, несомненно, было бы предательством идеалов, ради которых мы столько трудились.

– Знаете, – проговорил Прескотт, обращаясь к Дженел, – вы напоминаете мне одну из тех женщин, которыми я восхищаюсь больше всего на свете. – Бросив на Эдвину многозначительный взгляд через плечо, Прескотт спокойно указал рукой на Дженел: – Леди Бланкетт похожа на миссис Найджел из Андерсен-Холла. Я знаю, сегодня утром вы виделись с ней только мельком, но разве их сходство не очевидно?

Эдвина округлила глаза. Она оценила усилия Прескотта помирить подруг и разрядить обстановку. Но считала, что сравнение Дженел с чопорной наставницей сиротского приюта принесет скорее вред, чем пользу. На Дженел едва ли произведет благоприятное впечатление тот факт, что миссис Найджел настолько сильно заботилась о своем бывшем подопечном, что настояла на личном знакомстве с невестой Прескотта. Дженел будет оскорблена до глубины души подобным сравнением.

Прескотт снова повернулся к Дженел:

– Миссис Найджел всегда нам твердила, что чувствует, будто все ее увещевания словно глас вопиющего в пустыне. Мы неизменно оставались глухи к слову мудрости, которое она неустанно несла нам, своим воспитанникам.

Дженел прищурилась, взглянув на Прескотта оценивающе.

– И даже вы, мистер Дивейн?

Ни секунды не сомневаясь, что Дженел сейчас задаст жару бедному Прескотту, так что только пух и перья полетят, Эдвина осторожно положила руку ему на плечо.

– Да будет вам, Прескотт… – Но молодой человек остановил ее взглядом, который выражал уверенность и непреклонность.

– Я понимаю, как близко к сердцу принимала миссис Найджел пренебрежение ее советами, – продолжал он. – В то время как она точно знала, что будет лучше для тех, кому она искренне желает помочь.

– Похоже, эта ваша миссис Найджел – настоящий кладезь мудрости и женщина, заслуживающая всяческой похвалы и доверия, – нехотя пробормотала Дженел.

Эдвина не могла поверить своим ушам. Что это? Неужели Дженел, вместо того чтобы разорвать Прескотта на куски, прислушивается к нему?

Дженел опустила очи долу. Ни на кого не глядя, она проговорила задумчиво:

– Безусловно, я могу понять, что чувствовала эта бедная женщина!

Прескотт сокрушенно покачал головой:

– Теперь-то я понимаю, как она намучилась с нами, проклятыми неудачниками! А мы никогда по-настоящему не ценили ее усилий, направленных на то, чтобы нам помочь.

Дженел кивнула:

– Я тоже часто чувствую, что все мои старания остаются неоцененными. – Все ее возмущение как рукой сняло. В голосе Дженел слышались грусть и сожаление.

Ошеломленная Эдвина стояла затаив дыхание.

– Взять хотя бы моих детей… – проговорила Дженел, как бы размышляя вслух. – Я пытаюсь говорить с сыном, пишу дочери письма, однако у меня создается впечатление, – тут она горько вздохнула, – что каждое мое слово воспринимается ими в штыки. А я только хочу… Я только хочу им помочь – и все! Мне хочется быть частью их жизни…

Эдвина неожиданно вспомнила, как ее впервые представили вдовствующей графине. Девушка мечтала поскорее обнять новых родственников, но грузная дама с кислой физиономией обвела ее недобрым взглядом и холодно сообщила ей, что для их семьи Эдвина является лишь источником увеличения дохода, средством для расширения связей – и ничем больше. Девушка была так потрясена, что в ответ не могла вымолвить ни слова. Вскоре она убедилась, что престарелая аристократка не шутила. Эдвина старалась убедить себя, что горькая правда лучше, чем сладкая ложь, и чем радужнее ожидания, тем более сильное разочарование тебя ждет. Однако горечь от того, что ее не приняли в новой семье, у нее осталась навсегда.

Сердце у Эдвины защемило. Ее гнев на Дженел мгновенно испарился. Прескотт увидел и показал ей то, чего Эдвина не замечала: Дженел ощущала свою ненужность и страдала от этого. Дети не ценили ее усилий. Мужа не заботило ничего, кроме скачек и призовых скакунов. Единственным островком радости для нее было Общество образования и развития женщин, которое основала она. Но Эдвина взяла за привычку игнорировать Дженел, которая, в свою очередь, утверждала, что Эдвина жаждет быть в центре внимания. Возможно, на самом деле она говорила о себе самой. Прескотт кивнул:

– Как все остальные дети-сироты в Андерсен-Холле, я никогда по-настоящему не дорожил миссис Найджел, пока мы не лишились ее.

Дженел вскинула на него грустные глаза:

– Она умерла?

– Нет, слава Богу. Я имел в виду то время, когда однажды зимой миссис Найджел захворала. Когда она слегла, мы нежданно-негаданно освободились от женщины, которую считали проклятием всей нашей жизни.

Прескотт сокрушенно покачал головой и погрузился в воспоминания.

– Конечно же, мы не могли открыто радоваться ее болезни. Но некоторые из нас по своей глупости думали, что, если миссис Найджел не будет нас ругать за проступки, наша жизнь станет лучше. К своему удивлению, мы обнаружили, что миссис Найджел была человеком, связующим, скрепляющим вместе наши жалкие жизни. Мы никогда не замечали усилий, которые она предпринимала изо дня в день, чтобы мы были сыты, одеты и здоровы. – Он тихо рассмеялся. – Когда она в первый раз после болезни поднялась с постели, мы ужасно развеселились! Не могу описать своей радости, когда она стала прежней строгой воспитательницей. – Прескотт скривил губы в улыбке. – Я чуть не расцеловал ее.

Слушая его рассказ, Эдвина мысленно представила, каким был Прескотт в детстве – милым, игривым мальчиком-непоседой с озорной смешинкой в зеленых глазах.

– Директор Данн всегда советовал учиться на своих ошибках. – Прескотт приложил руку к сердцу и слегка поклонился Дженел. – Если вы позволите, я бы с удовольствием выслушал вашу точку зрения и ваши мудрые замечания. Могу только выразить надежду, что это поможет избежать ненужных осложнений.

В наступившей тишине Дженел произнесла:

– По-моему, я недооценила степень влияния на вас директора Данна, мистер Дивейн. – Повернувшись к дворецкому, она сказала: – Мы будем пить чай в библиотеке.

У Эдвины, которая все это время затаив дыхание наблюдала за происходящим, отлегло от сердца.

Прескотт вышел вперед и галантно предложил руку Дженел:

– Я – к вашим услугам…

– Леди Бланкетт, – подсказала Дженел, принимая руку Прескотта. Вглядываясь в его красивое лицо, она добавила: – Я не предполагала, что вы такой проницательный человек, мистер Дивейн. Может быть, замысел Эдвины не такой безрассудный, как мне показалось на первый взгляд.

Эдвина округлила глаза и открыла рот от удивления. Прескотт кивнул:

– Я стараюсь, леди Бланкетт. Но зачастую я страдаю из-за своего невежества и недостатка воспитания.

– Чепуха, мистер Дивейн, – махнув рукой, проворковала Дженел. – Здравомыслие – это врожденное качество ума. Никакое воспитание не заменит остроту ума и трезвый взгляд на вещи.

Джинни и Люси поспешно отошли в сторону, и странная парочка направилась к лестнице, ведущей в библиотеку.

Джинни схватила Эдвину за руку и горячо прошептала ей на ухо:

– Видит Бог, это самый неотразимый мужчина из всех, кого я встречала за всю свою жизнь. Я сражена наповал. Не представляла, что у него такая тонкая и глубокая натура.

Эдвина, которая все еще находилась под впечатлением всего произошедшего, завороженно провожая взглядом Дженел и мистера Дивейна, только покачала головой в ответ:

– Кажется, в этой ситуации мистер Дивейн дал мне сто очков вперед.

Джинни обняла подругу за плечи:

– Не будь слишком строга к себе. Поведение Дженел было просто ужасно. Нет ничего удивительного, что гнев застилал тебе глаза. Нужно поистине ангельское терпение, чтобы за непроницаемой броней, которую она носит, увидеть несчастную, страдающую женщину.

Эдвина еще раз убедилась в том, что поступает правильно, решив во что бы то ни стало спасти Джинни – эту поистине святую женщину.

– Мне нужно забрать назад предложение об исключении Дженел из нашего общества.

– Не беспокойся об этом. Лучше оставить все, как есть.

– Думаешь, лучше сделать вид, что ничего не было, и навсегда забыть об этом предложении?

– Дженел не собирается больше бороться против тебя. Ты – тоже. – Джинни потянула Эдвина за руку к двери, ведущей на лестницу в библиотеку. – Мне не терпится послушать, что Дженел собирается рассказать мистеру Дивейну.

Послушавшись подругу, Эдвина поймала себя на мысли, что ей, как это ни странно, хочется того же самого.

 

Глава 10

– О, леди Росс, вам нужно нечто большее, чем просто пара новых платьев, – уверенно заявила мисс Фигботтом, когда Эдвина приехала к ней на следующий день. Ее звонкий мелодичный голосок напоминал Эдвине зазывную песнь весенней пташки.

Вдобавок ко всему мисс Фигботтом и выглядела как диковинная заморская птица. У нее были вызывающе рыжие волосы, крашенные ярко-алой помадой губы и белое напудренное лицо. Впечатление усиливали оливково-зеленый костюм и ярко-зеленые перья в волосах.

– Вам, несомненно, необходимо сделать новую прическу. – Покачивая роскошными бедрами, мисс Фигботтом порхала по богато украшенному красно-золотому будуару, пол которого покрывал пушистый ковер в багровых тонах. Ее оливково-зеленое платье было расцвечено причудливыми фиолетовыми завитками, которые приковывали к себе взгляд. Эдвина не могла отделаться от ощущения, что попала в мастерскую художника, который сам по себе является произведением искусства. – Затем, разумеется, следует подумать о перчатках и обуви – словом, нужно проделать очень большую работу. Эдвина кусала губы.

– О, я не большая поклонница походов по магазинам, мисс Фигботтом.

– Моя портниха прибудет сюда примерно через час. Она всегда приезжает с парой-тройкой новых платьев, почти готовых.

– Почти готовых? – Эдвина в который раз за день убедилась в том, что поступила правильно, объединив свои усилия с тем человеком, чьи вкусы так сильно отличаются от ее собственных. Она узнала много интересного.

– На самом деле основных типов фигуры не так уж много, – продолжала поражать Эдвину своими глубокими познаниями Фанни. – А Майкл – доктор Уиннер – в общих чертах описал мне ваш тип телосложения. Видимо, вы уже сегодня сможете кое-что присмотреть для себя.

Доктор Уиннер говорил о ее телосложении? Этой новостью Эдвина была неприятно поражена. «Но в конце концов, – успокаивала она себя, – он ведь доктор и смотрел на меня как врач, не имея в виду ничего предосудительного. У него, разумеется, и в мыслях не было неприличных намерений!» Вот если бы какой-то другой мужчина посмотрел на нее, имея неприличные намерения…

– Вам дурно? – с тревогой спросила Фанни. – У вас лицо красное.

– Ах нет, что вы… Я хорошо себя чувствую… – Эдвина заставила себя отвлечься от мыслей о мистере Дивейне… Прескотте…

– Майкл также описал мне ваш цвет лица, – сообщила Фанни. – Поэтому я выбрала ткани, которые подойдут вам лучше всего.

Эдвина захлопала ресницами.

– Может, все-таки я сама?..

– Леди Росс, это моя обязанность, и мой вкус никогда меня не подводил.

Эдвина с сомнением окинула взглядом красно-золотой будуар и напомнила себе, что обещала доктору Уиннеру скрупулезно следовать советам опытного специалиста в вопросах красоты и моды, мисс Фигботтом. Эдвине было не по себе, но она покорно кивнула.

– Что касается остального ансамбля, – продолжала неугомонная мисс Фигботтом, – продавцы, с которыми я имею дело, прекрасно знают мои вкусы и предпочтения, и я работаю только с самыми лучшими производителями. Все будет в лучшем виде. Ах, и зовите меня Фанни. Все мои клиенты зовут меня по имени.

Все это время Эдвину не покидало ощущение, что она находится внутри экипажа без кучера и лошади мчат во весь опор в неизвестном направлении. Но как остановить этот экипаж, не обидев рьяно взявшуюся за дело мисс Фигботтом, она не знала. В конце концов, Эдвина решила про себя, что следование советам Фанни ей ничем страшным не грозит. В худшем случае она приобретет несколько платьев, которые никогда не наденет. А в лучшем случае – может почерпнуть что-нибудь полезное для себя. Она признавала, что мода никогда не была ее коньком.

– А теперь посмотрим, что можно сделать с вашими волосами. – Фанни, прищурившись, внимательно изучала ее лицо, и Эдвина чувствовала себя маленьким жучком, которого разглядывает под микроскопом пытливый ученый-биолог.

Фанни повернулась к слуге, который стоял в углу, и жестом велела ему поставить стул перед зеркалом в золоченой оправе.

После того как слуга поставил стул, Фанни начала барабанить пальцами по своему круглому подбородку, а потом приказала:

– Джон, пошлите за Мэгги. И скажите, чтобы нам приготовили чаю. Похоже, закончим мы не скоро.

У Эдвины тоскливо засосало под ложечкой.

После того как слуга удалился, Фанни показала на стул:

– Прошу вас, Эдвина. Можно мне так вас называть?

В сложившихся обстоятельствах у Эдвины едва ли был выбор.

– Да, конечно, – сказала она и покорно села на стул.

Фанни встала у Эдвины за спиной и начала вынимать шпильки из ее прически. От запаха розовых духов Фанни у Эдвины защипало в носу.

– Волосы у вас действительно роскошные, – заметила Эдвина.

– Не стоит кривить душой, мисс… Фанни. Я сама знаю, что красавицей меня не назовешь.

Фанни выпрямилась, продолжая держать в руках шпильки.

– С чего вы взяли? Кто вам это сказал?

– Ну… Все так говорят… Из всей нашей семьи только моя сестра уродилась красивой.

– Послушать вас – так вся красота, которая выпала на долю вашей семьи, досталась исключительно вашей сестре! – с негодованием заметила Фанни, сверкая глазами. – Сама эта мысль кажется мне нелепой.

– Но Адриана и в самом деле просто прелестна. У нее длинные золотистые волосы, ярко-синие глаза, дерзкий вздернутый носик. – Эдвина смущенно потрогала свой нос, который нельзя было назвать маленьким. – Вот она в самом деле совершенная английская роза.

– Забудьте об этом. Такого понятия не существует. В англичанах перемешано много кровей. – Фанни сделала неопределенный жест рукой. – После всех этих иноземных вторжений и войн трудно представить, что существует хоть один род, где не было смешанных браков по меньшей мере в десятом колене.

Эдвина не могла удержаться от улыбки.

– Только не вздумайте произносить нечто подобное в присутствии моего батюшки. Он превозносит чистоту нашего древнего, не испорченного чуждыми кровями рода.

Фанни презрительно фыркнула.

– Мне жаль было бы его разочаровывать, но его родословная кажется чем-то необыкновенным только потому, что он ее отслеживает. – Судя по тону Фанни, было непохоже, что ей на самом деле хоть чуточку жаль. – Взгляните повнимательнее в основание вашего фамильного древа и во все его ответвления – и вы заметите, так сказать, «отклонения от чистоты породы».

– Согласна. Когда речь заходит о чистоте родословной, мой отец становится очень… близорук. Но он, безусловно, не единственный в Англии, кто печется о святости понятия «английская голубая кровь».

Фанни рассмеялась:

– Боже мой! «Чистота крови», «совершенная английская роза»! Что за вздор! Все это не что иное, как иллюзия, созданная людьми, которые желают подчеркнуть исключительность верхушки общества и сами решают, кого принимать в свой круг, а кого – нет. – Она улыбнулась. – Но создание иллюзии – это тоже мой конек, и скоро вы в этом убедитесь.

Отложив в сторону шпильки, Фанни запустила пальцы в прическу Эдвины и освободила волосы от тугого шиньона. Густые пряди упали на плечи.

– Гм… – пробормотала Фанни, поджав алые губки. – А теперь скажите мне, что вы видите в зеркале.

Эдвина тяжело вздохнула и стала критически рассматривать свое отражение.

– Глаза черные, как угли. Кожа, как крестьянский сыр…

– Сейчас я раскрою вам одну страшную тайну, – проговорила Фанни. – Быть красивой – это всего лишь фокус, ловкий трюк. И половина успеха этого фокуса – поверить самой в то, что ты красива.

– Но как быть, если это не соответствует действительности?

– Ш-ш! Вне всяких сомнений, это правда! Правда чистейшей воды! И вы должны быть твердо уверены в том, что в самом деле красивы. А теперь, – медленно проговорила Фанни, – закройте глаза, расслабьтесь и расскажите мне о том мужчине.

На секунду Эдвина замерла. У нее учащенно заколотилось сердце. Неужели доктор Уиннер рассказал Фанни о шантажисте?

– Я слыхала, он писаный красавчик, – заметила Фанни. – Конечно, мне не выпало счастье знать его лично…

У Эдвины отлегло от сердца.

– Ах, вы о Прескотте… – рассеянно пробормотала она.

Фанни на секунду остановилась.

– О ком же еще я могу вас спрашивать?

В горле у Эдвины встал комок.

– Конечно, ни о ком другом вы не можете меня спрашивать. – «Не забудь, все должны думать, что ты влюблена в него», – напомнила она себе. – Ну… он очень красивый…

– Ясное дело. Это само собой разумеется. Меня интересуют подробности, мелкие детали. И пожалуйста, закройте глаза.

Эдвина послушно закрыла глаза и представила, каким был вчера Прескотт в их женском клубе. Вдумчивым и понимающим, глубоко проникающим в душу другого человека. Он, безусловно, обладает тактом опытного дипломата. Когда Прескотт сидел вчера в библиотеке общества и пил чай, он держался так естественно и непринужденно, что можно было подумать, что он был здесь своим. Прескотт так деликатно вел беседу, обходя острые углы, что больше не возникало никаких конфликтов.

– Он просто настоящий мастер…

– Мастер?.. – переспросила Фанни.

Эдвина открыла глаза и удивленно захлопала ресницами. Боже! Неужели она произнесла это вслух? Фанни понимающе улыбнулась.

– Расскажите мне, как он выглядит. Какое у него лицо. Руки… Закройте глаза, я хочу сделать вам сюрприз.

Эдвина снова закрыла глаза и облизнула губы.

– Ну… ах… Его волосы красивого каштанового цвета с легким медным оттенком. Волнистые. Такие восхитительные рыжевато-каштановые волны…

Эдвине было приятно, когда Фанни массировала ей голову и колдовала над прической. Руки и ноги у Эдвины стали тяжелыми. Она откинулась на спинку стула и вздохнула.

– Его глаза сверкают, как изумруды на солнце. – «И от его взгляда у меня перехватывает дыхание». – Особенно когда он сердится.

Фанни на мгновение остановилась.

– Майкл – доктор Уиннер – упоминал, что у него вспыльчивый характер. Надеюсь, он никогда не поднимал на вас руку?

– О нет, ну что вы! Сомневаюсь, что он на такое способен. Он совсем не такой человек.

– Это хорошо. Я таких терпеть не могу. – Фанни продолжала свои манипуляции. – Он высокий? Кажется, я слышала, что его отец занимался физическим трудом. У таких людей хорошо развита мускулатура…

Продолжая держать глаза закрытыми, Эдвина нахмурилась:

– Никто точно не знает о его настоящем происхождении. Одни говорят, что его мать была прачкой, а отец – лорд – умер, оставив все состояние своим законнорожденным сыновьям. Другие рассказывают, что он – побочный сын герцога. Некоторые утверждают, что он из семьи торговцев, которые разорились и умерли от болезни легких.

– Гм… Майкл говорит, что директор Данн никогда не настаивал, чтобы дети рассказывали о себе все. Он считал, что лучше ребятам оставить в прошлом то, что с ними происходило раньше. Поэтому, возможно, мистер Дивейн – единственный, кто знает о себе всю правду до конца?

Эдвина призналась себе, что хочет узнать о происхождении Прескотта как можно больше. Правда, она считала, что это не имеет никакого значения, но все, что касалось Прескотта, возбуждало ее любопытство. Эдвине всегда хотелось подружиться с кем-нибудь, чья жизнь была совсем не похожа на ее собственную.

– Без сомнения, он не похож ни на одного из мужчин, с которыми я когда-либо была знакома, – пробормотала она.

– Так всегда происходит, когда влюбляешься, милая.

Эдвина набралась мужества, чтобы спросить Фанни о том, что после встречи с Прескоттом беспокоило ее так сильно, что она не могла спокойно спать по ночам.

– Можно… Можно задать вам вопрос весьма деликатного свойства? Даже, можно сказать… не очень приличный?

– О, ради Бога! Чем более неприличный, тем лучше, – рассмеялась Фанни. – Можете говорить со мной прямо, Эдвина.

– Да, конечно. Говорят, актрисы… имеют немалый опыт в отношениях с мужчинами…

– Это верно. – Фанни продолжала работать, не останавливаясь ни на секунду. – Возможно, это из-за склонности к драматизации, которая так сильна у нас.

– Так вот, вы не всегда… Я хотела сказать… Каким образом вы узнаете, как… ну… как угодить мужчине?

– А я думала, что вы вдова. Разве вы не были замужем?

– Да. Была. – Эдвина почувствовала, как у нее вспыхнули щеки. – Забудьте о том, что я спросила.

– О, я, кажется, поняла, что вас беспокоит! У вас был только один мужчина, а Прескотт Дивейн знал многих женщин. Но не волнуйтесь об этом, милая. Я слышала, что его прозвали идеальным лондонским любовником. Поэтому успокойтесь, вы в хороших руках. Кроме того, имейте в виду: с теми женщинами он всего лишь развлекался, а женится он на вас.

– Ах, благодарю вас. – Вымученно улыбнувшись, Эдвина солгала: – У меня просто камень с души свалился.

Фанни закончила свои манипуляции и торжественно произнесла:

– Ну вот, готово. Можете взглянуть.

Эдвина послушно открыла глаза.

– О Боже мой! – воскликнула она и прикрыла рот рукой.

– А теперь давайте подготовимся к визиту вашего жениха.

Каждое движение Фанни было исполнено неизъяснимой грации. Как будто все ее тело было предметом искусства. В тот день, сидя в уютной гостиной бывшей актрисы, Эдвина смотрела на женщину как завороженная и не могла ею не любоваться. Фанни опустилась в кресло светло-зеленого цвета, поправила юбки цвета морской волны и раскрыла кружевной черный веер.

– Перестаньте ерзать. И не трогайте свои брови. Они выглядят безупречно.

Эдвина покорно опустила руку, поднялась с места и подошла к камину. Вздохнув, она стала вглядываться в языки пламени, стараясь унять нервную дрожь во всем теле!

Хотя рассудком Эдвина понимала, что мнение Прескотта о ней и о ее внешности не имеет значения, она вынуждена была признаться себе, что ей хочется ему нравиться. Хотя бы чуть-чуть. «Это необходимо для успешного осуществления нашего замысла», – убеждала она себя.

– У этой женщины, Мэгги, и впрямь настоящий талант, – проговорила Эдвина, потому что не знала, что сказать. Она снова коснулась своих изящных бровей. – Должна признаться, я не догадывалась, что женщины идут на такие ухищрения.

– Настоящая женщина знает, что она не может целиком полагаться на природу. – Фанни фыркнула и взмахнула кружевным веером. – Природу нужно улучшать.

Эдвина еще не решила для себя окончательно, стоит ли полностью доверять этому суждению Фанни. Однако она не могла не признать, что ее внешность кардинально улучшилась. Она смотрела в зеркало – и не узнавала себя.

Эдвина уловила в воздухе едва заметное благоухание мускуса – скорее намек, чем сам запах, и, хотя, стоя к двери спиной, не видела Прескотта, она почувствовала на себе его взгляд, который был как дуновение горячего ветра в знойный полдень.

Собравшись с духом, она повернулась.

Прескотт удивленно округлил глаза:

– О… Боже мой!

 

Глава 11

Сердце у Прескотта забилось быстрее. Он смотрел на Эдвину и не мог оторвать от нее взгляд. Она поправила прическу.

– Вам не нравится?

Чтобы скрыть смущение, Прескотт поклонился.

– Нет, что вы! Вам все очень идет, Эдвина. Мне очень нравится.

Головку Эдвины украшали тщательно уложенные черные как смоль локоны, придавая лицу привлекательность и правильные пропорции. Изящная форма темных бровей делала более выразительными ее блестящие глаза.

Эффект в итоге получался поразительный. Эдвина была словно диковинная птица, которая приковывала к себе взгляд ярким оперением, очаровывала природным великолепием.

Однако нельзя было не отметить некоторые недостатки в новом внешнем облике Эдвины. Прескотт не одобрил слишком яркие краски на щеках и губах Эдвины. Хотя румяна и помада были нанесены весьма искусно, со знанием дела, на взгляд Прескотта, это были ненужные излишества, которые только портили впечатление.

Эдвина одернула рукав платья.

– Это платье так сильно отличается от того, что я привыкла носить. Мне еще нужно к нему привыкнуть.

– Оно великолепно, – сказал Прескотт.

Платье было соблазнительным, наводящим на мысль о щедротах, которые скрываются под тканью, но без намека на пошлость и доступность. Элегантный покрой подчеркивал изящный изгиб ее лебединой шеи, белизну покатых плеч, высокую зрелую грудь и тонкую талию. Кроме того, васильковый оттенок платья идеально выделял ее прелестную кожу, а до гладкого шелка так и хотелось дотронуться. Разумеется, с самыми невинными целями.

– Мистер Прескотт Дивейн, как я полагаю? – раздался певучий голосок Фанни.

Оторвав взгляд от Эдвины, Прескотт оглянулся, только в этот момент заметив даму в платье цвета морской волны. Женщина обладала грацией, которую приобретают актрисы, покорившие сцену. А огненно-рыжие волосы и алые губы усиливали производимое впечатление, не оставляя сомнений в роде ее деятельности.

– Я полагаю, вы – мисс Фигботтом. – Он поклонился. – К вашим услугам.

– О Боже мой! А вы намного привлекательнее, чем о вас рассказывали, дорогой мой. – Вне всяких сомнений, мисс Фигботтом и в искусстве флирта также была мастерицей. Она подплыла к зеленоватому диванчику и грациозно села, поправляя свои юбки в оборочках. Затем раскрыла кружевной черный веер и стала небрежно помахивать им возле своих пухлых алых губок. – Если бы мое сердце уже не было занято, я бы, пожалуй, нарушила свое правило не иметь никаких дел с рыжеволосыми мужчинами.

– У него не рыжие волосы, – пробормотала Эдвина, теребя кружево на своем рукаве, – а медно-каштановые.

– Не вижу большой разницы, – проворковала мисс Фигботтом.

Прескотт приложил руку к груди:

– Я польщен, мисс Фигботтом.

– Фанни, дорогой мой, – поправила она его, широко улыбаясь. – Вы должны называть меня Фанни. Я так много слышала о вас, что у меня такое чувство, будто я знаю вас целую вечность.

В гостиную вошел доктор Уиннер.

– Как я рад снова видеть тебя, Фанни, дорогуша! – Подойдя к диванчику, доктор наклонился над рукой, которую ему протянула актриса, и коснулся ее губами. Выпрямившись, он сказал: – Прошу меня простить великодушно за опоздание. Фанни, твой дворецкий, Стэнли, порезал палец на кухне, и я делал ему перевязку.

В тот же миг позабыв о кокетстве, мисс Фигботтом спросила с тревогой:

– Стэнли хорошо себя чувствует?

– О, прекрасно, – заверил ее доктор Уиннер. – Порез был довольно глубоким, но скоро все заживет.

Прескотт обратил внимание, что доктор долго не отпускает руку Фанни.

Бывшая актриса, облегченно вздохнув, откинулась на спинку дивана.

– Спасибо, Майкл. Я признательна тебе за то, что ты оказал ему помощь. И я настаиваю, чтобы ты позволил мне заплатить за твои услуги.

– Ну что же, очень хорошо, – с готовностью согласился доктор Уиннер, что несколько удивило Прескотта. Но затем лицо доктора расплылось в счастливой улыбке. – Я, пожалуй, соглашусь выпить немного коньяка, о котором вы мне говорили, но чуть позже.

– Конечно, милый.

Прескотт отдал должное этой женщине: у Фанни, несомненно, были золотые руки. Кроме того, даже обстановка комнаты была призвана произвести впечатление и служила прекрасными декорациями, на фоне которых хозяйка представала в самом выгодном свете. Все в гостиной – стены, мебель, даже ковер – являло собой разные оттенки зеленого цвета, гармонируя с одеждой актрисы.

Бедный доктор Уиннер! При таком раскладе у него не было ни малейшего шанса устоять против женщины, которая пустила в ход все средства, чтобы заманить его в свои сети. Однако, судя по выражению щенячьей радости у него на лице, непохоже, чтобы он хоть что-то имел против этого.

Переключив внимание на Эдвину, доктор Уиннер воскликнул:

– Вот это да! Я не сразу узнал вас, леди Росс. Вы так красивы! – А затем, снова переведя взгляд на актрису, он добавил: – Фанни, ты просто гений!

Фанни, просияв, нарочито скромно сказала, потупив взор:

– Я всего лишь скульптор…

– Это невероятно! Разница очевидна! – искренне восхитился доктор Уиннер. – Что скажете, Прескотт?

Прескотт вскинул голову и прищурился, словно обдумывая, что ему сказать.

– Прогресс очевиден. – Он не удержался от того, чтобы немного не поддеть Эдвину: – Разумеется, имелась острая необходимость в улучшении.

Эдвина гневно сверкнула на Прескотта глазами. Как раз в этот момент в дверях показался Стэнли, ведя в комнату двух слуг.

– Как вы себя чувствуете, Стэнли? – с тревогой в голосе спросила Фанни.

Рослый рыжеволосый дворецкий улыбнулся ей с таким видом, как будто их с Фанни связывало нечто большее, чем обычные официальные отношения между слугой и хозяйкой.

– Прекрасно, благодарю вас. – Он кивнул доктору. – Еще раз спасибо, доктор Уиннер, я вам очень признателен.

– Какие пустяки, – отмахнулся доктор. – Главное – держите рану в чистоте.

– Я прослежу за этим. – Фанни закудахтала над Стэнли как клуша.

Стэнли повернулся и сделал знак слугам, чтобы они подавали чай.

Прескотт подошел к камину, в котором ярко горел огонь. В гостиной сильно пахло розовыми духами. Прескотт предположил, что это были духи Фанни, потому что был уверен, что Эдвина никогда не стала бы злоупотреблять парфюмерией. Ему стало интересно, не сменила ли она аромат. Он подошел к ней ближе и, к радости своей, обнаружил, что от нее по-прежнему пахнет ландышами.

– Как дела, миледи? – тихо спросил Прескотт, увидев, что доктор Уиннер и Фанни поглощены беседой.

– Хорошо, благодарю вас, – выдохнула она.

– Похоже, вы чувствуете себя немного не в своей тарелке.

Она подняла на него глаза и неуверенно улыбнулась:

– Просто все это… ну… немного непривычно. – Она показала на свою прическу. – По-моему, это чересчур, вам не кажется?

Имея дело с дамами, Прескотт взял за правило никогда не высказываться неодобрительно по поводу женской внешности. Но по какой-то причине его так и подмывало сказать Эдвине все, что он думает.

– Вы желаете услышать от меня правду?

Кусая губы, она кивнула:

– Да, прошу вас.

– Платье отличное, и прическа вам идет. Однако налицо излишек пудры и румян. А ваши брови красивые, хотя и немного тонкие, на мой взгляд.

Эдвина захлопала ресницами.

– Вы определенно очень обходительный молодой человек.

Прескотт невозмутимо пожал плечами и гордо вскинул голову.

– Вы сами меня попросили.

– Ну предположим, попросила, – нахмурилась Эдвина. – Вы всегда так прямолинейны? Если это так, то в следующий раз, когда мне придет в голову спросить ваше мнение, придется набраться побольше мужества.

Прескотт улыбнулся, желая что-то сказать, однако в этот момент раздался звонкий голосок Фанни:

– А теперь извольте выпить чаю, пока он не остыл. Яблочный пирог был восхитителен, так же как и чай.

Прескотт удивлялся, насколько успешным был бизнес этой женщины, связанный с проведением презентаций, учитывая, что за кулисами не маячил богатый спонсор. Доктор Уиннер не похож на доверчивого дуралея, которых обычно подыскивали себе такие женщины, как мисс Фигботтом. Глядя на то, какими нежными взглядами обменивались эти двое, трудно было предположить, что финансовый вопрос играл в их отношениях хоть какую-то роль.

Фанни, доктор Уиннер и Прескотт обменялись любезностями, обсудили погоду и сплетни. Все это время Эдвина сидела молча, в лучшем случае время от времени давая односложные ответы, если ее о чем-то спрашивали. Неужели она обиделась на его откровенно высказанное суждение о ее внешности?

Фанни поднялась.

– Господа, вы позволите нам с Эдвиной ненадолго оставить вас? С вашего разрешения, нам нужно перекинуться парой слов.

Мужчины мгновенно вскочили с места.

– Разумеется.

Эдвина поставила чашку и встала из-за стола.

Доктор Уиннер как завороженный провожал взглядом Фанни, которая грациозно плыла по комнате, покачивая бедрами. Эдвина, напротив, двигалась как автомат.

Наконец дамы вышли за дверь и исчезли из виду. Через пару минут доктор Уиннер пришел в себя и выглянул за дверь.

– Их не видно. Должно быть, свернули за угол. – Он подошел к камину. – Вы должны что-то сделать с леди Росс, Прескотт.

Прескотт откинулся на спинку зеленого дивана.

– Что вы имеете в виду?

– Вам нужно что-то предпринять, чтобы она не чувствовала себя скованно в вашем присутствии. Если она не будет общаться с вами естественно и непринужденно, вам не удастся создать впечатление счастливой влюбленной пары.

Озадаченный Прескотт почесал лоб.

– Очевидно, у этой дамы нет актерского опыта. Возможно, ваша Фанни может дать ей несколько советов.

У доктора Уиннера покраснели щеки.

– Она не «моя» Фанни. – Он повернулся и стал вышагивать взад-вперед по комнате.

– Нет – так будет.

Уиннер остановился и поднял на Прескотта блестящие орехово-коричневые глаза.

– Вы так думаете?

– Вне всяких сомнений.

В глазах доктора промелькнула тревога.

– Но я не богат, Прескотт…

– Похоже, эта женщина не нуждается в материальной поддержке. Более того, заметно, что она серьезно вами интересуется.

У доктора Уиннера был вид радостного школьника, которого отпустили на летние каникулы.

– Признаюсь, я надеялся на это…

– То, что Фанни влюблена в вас, видно невооруженным взглядом. – Прескотт вздохнул и грустно добавил: – Не то, что Эдвина…

Уиннер нахмурился:

– Вы должны что-то с этим сделать, Прескотт. Хотя леди Росс выдали замуж родители, она очень глубоко привязалась к своему супругу. Последние дни перед его кончиной она почти не отходила от его постели. Не спала ночами, ничего не ела. Леди Росс была по-настоящему ему предана и верна. В наше время такая горячая преданность – большая редкость для женщины. – Доктор Уиннер шумно вздохнул. – Леди Росс – тонко чувствующая натура, способная на сильные прочные чувства. Об этом говорит то, что она не допускает даже мысли о повторном замужестве. Не сомневаюсь, что ей нелегко было пойти на эту интригу.

– Такой даме, как она, это было, конечно, нелегко. Что нельзя сказать обо мне – ветреном, легкомысленном сопровождающем замужних дам…

Уиннер взглянул на него с упреком:

– Не драматизируйте, Прескотт.

Шумно вздохнув, Прескотт кивнул:

– Да, думаю, надо что-то с этим делать… – Вдруг в голове у него промелькнула одна мысль. – Я поговорю с ней. Посмотрим, что у меня получится. – Он улыбнулся. – Надеюсь, меня посетит вдохновение.

Фанни крутилась вокруг своей клиентки.

– Я велела вам проявлять сдержанность со своим женихом, а не шарахаться от него как от чумного!

Не глядя на Фанни, Эдвина бесстрастно заметила:

– У нас прекрасные взаимоотношения.

– Вы хотите удержать жениха или нет?

– Конечно, хочу.

– Кому нужна такая невеста, как вы? Скованная, которая сидит и молчит, будто кол проглотила. Холодная как ледышка. Обаятельная, как солдат в юбке!

– Хорошо, я поняла, что вы имеете в виду. – Эдвина посмотрела на свое платье, пытаясь объяснить: – Наверное, в этом платье я не чувствую себя… самой собой. Все кажется таким искусственным, таким… фальшивым…

Было заметно, что Фанни раздражена.

– Это всего лишь фасад. Вы сами не меняетесь. В этом и заключается красота: вы держите под контролем то, как вас воспринимают другие.

– Я хочу, чтобы обо мне судили по тому, что у меня здесь, – Эдвина прижала руку к груди, где было сердце, а затем приложила ее к виску, – и здесь. А не по форме моих бровей. Говоря по правде, я отношусь к типу женщин, которые ценят эти вещи больше, чем броскую внешность.

Подбоченясь, Фанни спросила, подняв бровь:

– А к какому типу женщин, по-вашему, отношусь я?

Эдвина побледнела.

– Подождите… Нет… Не думаете же вы, что я имела в виду…

– Так что же вы в таком случае имели в виду, Эдвина? С моей точки зрения, то, что вы сейчас сказали, – полная чушь.

– Не знаю, – чуть не плача, ответила Эдвина. – Я сама ничего не понимаю, Фанни…

Фанни прищурилась. Она смотрела на Эдвину, покусывая алую губку. Вдруг глаза у Фанни расширились, как будто ее внезапно осенило.

– Когда в последний раз земля уплывала у вас из-под ног?

Эдвина захлопала ресницами, не понимая, о чем идет речь.

– Господи Боже мой! – Фанни картинно простерла руки к небу. – Оказывается, Прескотт Дивейн вам нужен больше, чем я думала.

– Что вы… Что вы хотите сказать?

Фанни схватила Эдвину за руку.

– Остается надеяться, что в постели он и вправду так хорош, как о нем говорят.

В этот момент у Эдвины было ощущение, что Фанни говорит на каком-то незнакомом языке. Должно быть, ее замешательство отразилось у нее на лице, потому что Фанни объяснила:

– Думаю, вам, Эдвина, сможет помочь только безумно страстная ночь в постели с мужчиной.

Лицо Эдвины мгновенно вспыхнуло. Она стала с опаской озираться по сторонам, не слышал ли кто слова Фанни.

– Мы с Прескоттом договорились… не заниматься… такими вещами до свадьбы.

– Ах, ради Бога, не надо! – отмахнулась Фанни, не обращая никакого внимания на слова Эдвины. – Ради всего святого, вы же не школьница! – Она игриво подмигнула Эдвине. – Что плохого в том, чтобы немного поразвлечься друг с другом, перед тем как прозвонят свадебные колокола?

– Ах… ну… мы же с ним договорились…

– Но если вы всерьез собираетесь выйти замуж, вам нужно как-то раскрепоститься, – продолжала Фанни, игнорируя все возражения Эдвины. – Иначе ваш жених не поверит, что вы увлеклись им настолько, что готовы стать его женой.

«И все окружающие тоже не поверят!» При этой мысли Эдвина невольно вздрогнула.

– Ах, дорогая Фанни… – Она замолчала, осознавая всю важность последнего замечания Фанни. Эдвине нужно сделать так, чтобы ее помолвка с Прескоттом казалась всем правдоподобной. Чтобы ни у кого из окружающих не возникло ни малейшего сомнения в их с Прескоттом искренности! Она пододвинулась к Фанни и прошептала: – Что я должна делать?

Фанни озадаченно потирала подбородок, обдумывая ситуацию.

– Следуйте за ним везде и всюду. Садитесь с ним рядом, где это только возможно. Позвольте ему дотрагиваться до вас при любом удобном случае. Будьте обольстительны.

Эдвина кусала губы.

– Боюсь, я не слишком сильна в искусстве обольщения…

Барабаня пальцами по подбородку, Фанни пробормотала:

– Вам нужно будет выпить бокал коньяка.

– Я не пью…

– Ну что ж, самое время начать.

Фанни выпрямилась и приняла позу главнокомандующего, от решения которого зависит исход войны.

– Бал у Бонов будет вашим первым совместным выходом в свет. У вас два дня на то, чтобы снять нервное напряжение и помочь самой себе обрести ваше новое «я». А затем, перед самым балом, я заеду к вам и помогу одеться так, чтобы предстать на балу во всем блеске. Клянусь, Прескотт Дивейн и все мужчины из высшего общества вывернут себе шеи, поворачивая головы, чтобы полюбоваться на вас. Или мое имя не Фанни Фигботтом!

– Я думала, это ваше сценическое имя…

Сделав большие глаза, Фанни со стоном проговорила:

– О, сцена – мое призвание.

 

Глава 12

– Она опаздывает, – бормотал Прескотт, сидя в пустой комнате и допивая второй бокал бренди. – Терпеть не могу, когда дамы заставляют себя ждать.

Фанни впорхнула в гостиную Эдвины в оливковых оборочках и черных кружевах, неся с собой, как букет, облачко аромата розовых духов.

– О, уверяю вас, сегодня у Эдвины есть полное право задерживаться. Сегодня вечером она будет царицей бала.

– Только в случае, если мы когда-нибудь доберемся до места, – вяло парировал Прескотт. Он нервничал и пытался это скрыть за напускным равнодушием. Вообще обычно его мало заботило мнение о нем окружающих. Но сегодня был особый случай. Сегодня свету станет известно, что он обручен. И не с кем-нибудь, а с дочерью графа Вуттон-Баррета.

В горле у него встал комок. И во что он только ввязался? Хотя в обществе он чувствует себя как рыба в воде, это совсем другой уровень игры. А если Эдвина не сможет раскрыть в себе талант актрисы, вся затея может обернуться дешевым фарсом.

Эдвина!

Похоже, он воспринимал ее несколько односторонне. Она как алмаз. Стоит повернуть его к свету разными гранями – он тут же заиграет новыми цветами. Вне всяких сомнений, она истинная леди, изысканная и утонченная. Но как она могла решиться противостоять шантажисту? К тому же она не гнушается занятием торговлей. А еще она президент и основатель женского общества, которое борется за образование для женщин! Автор благотворительных проектов, занимающаяся поиском спонсоров для финансовой поддержки обучения женщин!

Последним начинанием общества была программа помощи тюрьмам. Члены общества снабжали одеждой и обеспечивали финансовую поддержку женщин, которые только что вышли из долговой тюрьмы, и помогали им пройти профессиональное обучение, которое дало бы возможность устроиться на работу. Занятия вели сами дамы, а также они привлекали к преподаванию своих слуг. Пройдя обучение, бывшие узницы находили работу швей, работниц молочных ферм, посудомоек. Эта деятельность женского клуба впечатляла Прескотта, напоминая ему о милосердии дорогого его сердцу директора Данна.

Данн, несомненно, приветствовал бы помощь Прескотта Эдвине. Впервые за несколько недель, которые прошли после смерти директора приюта, Прескотт испытывал радость.

Фанни подошла к Прескотту, распространяя вокруг запах розовых духов.

– Сегодняшний вечер, возможно, окажется для вас с Эдвиной вызовом, брошенным всему обществу.

Прескотт поставил на столик пустой бокал и повернулся к Фанни:

– Разве только один этот вечер?

– Я и вы абсолютно чужие люди, поэтому я буду говорить начистоту. – Фанни вскинула голову. – Они никогда вас не примут. – Фанни не обязательно было объяснять Прескотту, что, говоря «они», она имела в виду английское аристократическое общество.

– Разумеется, не примут. Но это не имеет никакого значения, потому что они будут вынуждены мириться с моим присутствием.

– Здесь вы не правы: это всегда будет иметь значение. Потому что при всей своей исключительности Эдвина – создание этого самого общества и, что еще более важно, она дочь графа Вуттон-Баррета. Хотя девочка старательно притворяется независимой особой, она страстно жаждет любви и одобрения отца.

– Как и любой человек, – пожал плечами Прескотт. – Знаю по собственному опыту, что уважение и одобрение близких людей придает сил в жизни.

– Значит, вы все понимаете.

– Да. – Однако тонкости взаимоотношений Эдвины и ее отца Прескотта не касаются. Его задача – вывести на чистую воду и остановить шантажиста. И если все пойдет по плану, Прескотт никогда не встретится с графом Вуттон-Барретом. – Я уверен, что мы с Эдвиной прекрасно справимся со всем, с чем нам сегодня придется столкнуться.

– Нисколько не сомневаюсь. Майкл говорит, что вы, Прескотт, не робкого десятка и вам палец в рот не клади.

– По-моему, это комплимент…

– Но только не забывайте, что ядовитые стрелы, для защиты от которых у вас имеется непроницаемая броня, могут глубоко ранить Эдвину.

– Какие еще стрелы могут меня ранить? – неожиданно услышали они голос Эдвины.

Прескотт повернул голову и посмотрел на Эдвину. От волнения у него перехватило дыхание.

Эдвина стояла на пороге. Она была похожа на ангела, сошедшего с иконы, чтобы принять участие в пиршестве с простыми смертными. И как у настоящего ангела, ее одеяние было смелым в своей простоте.

На Эдвине было девственно-белое полупрозрачное платье с блестящими белыми шелковыми лентами, собранными как раз в нужных местах, чтобы привлечь взгляд к ее рельефной фигуре типа «песочные часы». Первая лента в выгодном свете показывала ее лебединую шею. Следующая – находилась под грудью, подчеркивая щедроты, которые любой мужчина мечтал бы исследовать. Остальные ленты акцентировали грациозную узкую талию и роскошные бедра. Такая же блестящая белая лента была вплетена в черные как смоль локоны Эдвины, а на обеих ее перчатках – от запястья к локтю – тоже были полоски белого шелка. В ушах у нее красовались простые, но изысканные бриллиантовые серьги. На ней не было ни ожерелья, ни других украшений, кроме белого кружевного веера, который висел у ее талии. Этой женщине не хватало только крыльев за спиной – и она вознеслась бы в небо, своим неземным очарованием увлекая туда мужчину.

Но несмотря на впечатление невинности, которое производил этот наряд ангела, спустившегося с небес, черные как ночь глаза Эдвины светились совсем не невинным светом. В них отражалась не искушенность, а интеллект, который перечеркивал образ непорочного ангела. И все это вкупе с ее прелестно изогнутыми бровями, аристократическим носом, пухлыми губами и заостренным подбородком придавало ей исключительное очарование. Ее прямой смелый взгляд выдавал силу характера, и, глядя на нее, никто не сомневался, что перед ним настоящая женщина из плоти и крови.

Прескотт понимал, что именно сочетание всех этих черт рождало неизгладимое впечатление от ее образа, которое усиливал тот факт, что одетую как ангел вдову сопровождал жених. И этот жених был далеко не святой.

Прескотт перевел дыхание и покачал головой, все еще не веря своим глазам. Поклонившись, он тихо произнес:

– Вы сегодня обворожительны, миледи.

– Благодарю вас, Прескотт, – произнесла Эдвина дрожащим от волнения голосом.

Затем Прескотт повернулся к Фанни:

– Снимаю перед вами шляпу, Фанни. Вы – настоящая мастерица своего дела.

Актриса улыбнулась, как довольная кошка, которая только что съела канарейку.

– Меня посетило вдохновение.

– Ни одна юная барышня на своем первом балу не выглядела бы так же соблазнительно-целомудренно, – расплываясь в улыбке, заметил Прескотт. Он неожиданно поймал себя на мысли, что с волнением предвкушает продолжение вечера. Эксцентричные выходки были его стихией. Он обожал откалывать шутки, шокирующие чинное светское общество. – Уже представляю, как у всех глаза вылезут из орбит и как все откроют рты от удивления. Мы станем главным скандалом сегодняшнего бала, миледи.

– Не скандалом, – спокойно поправила его Фанни, – а главным украшением бала. Вам все будут завидовать, Прескотт. Увидев, как вы изменились, Эдвина, все дамы будут восхищаться вашим очарованием, а все мужчины будут мечтать ухаживать за вами. – Фанни хитро улыбнулась. – Ручаюсь, вы получите огромное удовольствие от всего этого.

– Удовольствие… – эхом повторила Эдвина и облизнула губы. – Интересная перспектива.

– Вас ждет именно это. Но сначала один превосходный напиток. – Фанни подошла к буфету. – Так, куда ваши слуги поставили мой?.. Ах вот он где! – Она открыла шкафчик и достала хрустальный графин, наполненный темно-коричневой жидкостью. Актриса поставила его на поднос рядом с тремя узорчатыми хрустальными бокалами.

Глядя на Прескотта, Эдвина проговорила одними губами:

– Мне кажется, это чересчур.

– Правда? – так же одними губами переспросил он.

Она кивнула.

– Это просто великолепно, – сказал Прескотт. – Вы будете самой прелестной дамой на балу у Бонов.

Услышав его слова, Эдвина гордо расправила плечи, а потом оглядела Прескотта с ног до головы. Ее взгляд скользнул к его черным туфлям, затем поднялся вверх по его черным панталонам, по серебристо-серой жилетке, галстуку цвета слоновой кости и черному фраку. Когда Эдвина встретилась с Прескоттом глазами, на лице у нее было написано одобрение.

– Вы также очень мило сегодня выглядите.

– «Очень мило»? – Фанни округлила глаза. – Эдвина, вы кокетливы, как монашка.

– Просто Эдвина прекрасно знает, что грубой лести я предпочитаю искренность и простодушие, – уверил Прескотт, которому тем не менее была приятна скупая похвала Эдвины.

Он сегодня с особой тщательностью готовил костюм, остановив выбор на более сдержанной гамме цветов, чем обычно. Они с Эдвиной и так будут привлекать достаточно внимания. Теперь, увидев, как одета Эдвина, он понял, что чутье его не подвело.

Подойдя к столику красного дерева, Фанни поставила на него поднос и наполнила бокалы.

– Вы не уйдете, пока я не скажу тост и пока мы не выпьем моего особенного коньяка.

– Коньяка… – пробормотал Прескотт, заинтригованный. Он никогда не пробовал этот напиток: из-за войны с Наполеоном его ввоз в страну был запрещен.

– Но это же, наверное, незаконно… – пробормотала Эдвина. – Я хотела сказать, скорее всего его привезли контрабандным путем, правда?

– Вы снова говорите как монашка, Эдвина, – насмешливо заметила Фанни, протягивая им бокалы. – Кому-кому, а вам непременно нужно выпить, чтобы немного расслабиться. Поэтому, прошу вас, держите свое мнение при себе и молча наслаждайтесь божественным напитком.

Бедная Эдвина! Никто не упускает возможности поддеть ее за то, что она нервничает. Эдвина понюхала напиток.

– Пахнет дымком, как будто горят дубовые ветки.

Прескотт сделал маленький глоток.

– Богатый вкус. И не в буквальном смысле. Не в значении «дорогой».

Фанни подняла свой бокал, Прескотт и Эдвина сделали то же самое.

– За вашу помолвку. – У Фанни заблестели глаза. – Желаю вам произвести на свет многочисленное потомство.

Встретившись глазами с Эдвиной, Прескотт не удержался от улыбки.

– Золотые слова.

Эдвина метнула на него взгляд великомученицы.

– Гм… По-моему, есть какая-то любопытная легенда о коньяке, – сказала она, облизывая губы. Прескотт сразу же представил, какие они нежные и мягкие, и подумал, что, если сейчас поцеловать Эдвину, ее губы будут иметь вкус коньяка…

Эдвина вскинула голову.

– Насколько я помню, там говорилось что-то о неверности.

Лицо Фанни сразу же стало серьезным, как будто она вспомнила что-то очень грустное.

– Да. О неверности. – Тут же взяв себя в руки, Фанни приободрилась и снова стала живым воплощением неистощимой жизнерадостности. – Легенда о неверности или об убийстве. Что вам больше нравится?

– О, я бы предпочел послушать про убийство, – сказал Прескотт, потягивая коньяк и отвлекаясь от мыслей о губах Эдвины. – Это более честное и откровенное дело.

– Мы должны выбрать что-то одно? – спросила Эдвина и подошла к камину. Комнату наполнил нежный запах ландышей.

– Ну что ж, в легендах, которыми окутан этот божественный напиток, есть и то и другое, – начала Фанни рассказ своим певучим голосом, которым рассказываются все самые лучшие истории на свете. – Как говорится в легенде, было это в шестнадцатом веке. Жил-был один рыцарь. Он думал, что когда-нибудь сгорит в аду: один раз – зато, что убил свою неверную супругу, а второй раз – за убийство ее любовника.

– Поэтому он дважды поджег свое вино, – кивнул Прескотт, стараясь сосредоточиться на рассказе. – Эту историю я слышал.

– Да, и он поставил его в самый дальний угол своего винного подвала. И вскоре позабыл об этом.

– Он раскаялся? – спросила Эдвина. Ее щеки немного порозовели. Каким-то образом ее нос, который раньше казался чересчур большим, и подбородок, который был слишком острым, не портили ее, и даже придавали характер и особое выражение лицу. Но это не было простым результатом удачной смены прически. Скорее всего, это объяснялось тем, что Прескотт больше узнавал ее как человека.

– Нет, как раз наоборот. – Фанни широко улыбнулась. – Через несколько лет рыцарь наткнулся в винном погребе на свою бутылку и отведал вина. И оценил его исключительный вкус.

С трудом оторвав взгляд от лица Эдвины, Прескотт пожал плечами:

– Из этого рассказа можно сделать вывод, что хорошая выпивка победила страх быть сожженным в аду.

– Да. – Фанни указала на бокал в своей руке. – И говорят, таким образом скверное кислое вино родилось заново и превратилось в благородный коньяк.

Эдвина улыбнулась:

– Разумеется, эта история вымышленная. Как и большинство легенд.

– Такая же фальшивая, как родословная леди Хортон, – объявила Фанни, имея в виду бывшую оперную певицу, которая заполучила мужа-аристократа, а вместе с ним и титул.

– А как все было на самом деле? – Эдвина подняла голову, и в ее темных, как оникс, глазах промелькнул неподдельный интерес.

– Вино сожгли, чтобы стало больше места для других грузов при перевозке, – фыркнула Фанни. – И какому-то чудаку пришло в голову, что чем старше вино, тем оно лучше на вкус.

Приблизив бокал к пламени свечи, которая стояла на столе, Эдвина смотрела, как янтарная жидкость играла на свету.

– А сколько лет этому коньяку?

– Двадцать пять.

Прескотт восхищенно присвистнул.

– Это и вправду превосходный напиток.

– Да, – проворковала Фанни. – Помолвку такой замечательной пары, как ваша, следует отмечать только самым лучшим, что есть на свете.

Прескотт встретился взглядом с Эдвиной и увидел, как озорно заблестели ее глаза. Она подняла свой бокал и торжественно проговорила:

– За моего суженого Прескотта Дивейна. Пусть он произведет на свет множество сыновей.

Прескотт с трудом удержался от улыбки. Эдвина произнесла старинный тост. Такой тост наверняка должен был раздражать президента Общества образования и развития женщин.

Прескотт тоже поднял свой бокал.

– Я горю нетерпением произвести на свет множество сыновей, моя дорогая. Могу я уточнить, сколько же именно сыновей вы желаете родить – девять или десять?

Эдвина чуть не поперхнулась коньяком. Ее лицо мгновенно вспыхнуло, а глаза округлились от ужаса.

– Что?.. Десять?

– Ах, мне кажется, я ошибся. Вы обещали мне всего семерых мальчиков. И, учитывая, что вам уже не семнадцать лет, думаю, лучше всего начать прямо сейчас, не откладывая дело в долгий ящик.

Подойдя к Прескотту, Эдвина натянуто улыбнулась:

– Мы, кажется, договорились начать заниматься этим вопросом только после свадьбы, дорогой.

– Ах, как же нелегко быть женихом дамы с передовыми взглядами! – посетовал Прескотт, и его лицо расплылось в довольной улыбке. – Я вынужден прямо сейчас испросить на это ваше особое разрешение.

– Вы бессовестный! Вам известно об этом?

Прескотт приложил руку к сердцу:

– Ах, ну что вы, миледи! Вы мне льстите!

Фанни с любопытством наблюдала эту комичную сценку. Отставив в сторону свой бокал, Прескотт протянул Эдвине руку:

– Пойдемте, моя дорогая. Пора представить всему свету ослепительную невесту Прескотта Дивейна.

Эдвина выплеснула через плечо остаток коньяка. На счастье.

– Да поможет нам Бог!

 

Глава 13

Экипаж замедлил ход.

– Наверное, мы уже подъезжаем к особняку Бонов, – заметно нервничая, пролепетала Эдвина и посмотрела в окно, наполовину закрытое занавеской. Уличный фонарь слабо осветил ее бледное лицо, отчего оно казалось еще более неземным.

– У нас есть еще несколько минут, – заверил ее Прескотт, выглядывая в окно, чтобы узнать, где они находятся. – Мы еще на Арджент-стрит.

В горле у Эдвины встал комок. Она вздохнула, вцепившись в лежащий перед ней веер, как будто это был якорь, а она – качающийся на волнах корабль.

– Честно говоря, я не горю желанием быть представленной хозяевам дома и подниматься по длинной лестнице дома под взглядами всех присутствующих.

– О, в таком случае у меня есть план…

Эдвина вскинула на него удивленные глаза:

– План?

– А вы думали, что только вы можете разработать план, миледи? – насмешливо спросил Прескотт.

– Нет, что вы. Разумеется, нет. А как вы считаете, из моей затеи что-нибудь выйдет?

– Как я полагаю, у вас пока не было новых вестей от шантажиста?

– Нет. Иначе я бы немедленно сообщила вам об этом. Тем не менее я не могу избавиться от тягостного чувства, что этот мерзкий тип находится сейчас где-то среди высокопоставленных гостей, наблюдает за происходящим и выжидает подходящий момент.

– Будем надеяться, что он уже на балу. И мы сможем узнать шантажиста по его особым приметам – обуви от Франсуа Миллисана.

И снова Прескотт недоумевал, какой тайной мог шантажировать Эдвину тот человек, которого они должны найти. Неожиданно образ Кэт встал у него перед глазами. Прескотт по-прежнему чувствовал обиду на нее за то, что она не поделилась с ним своей тайной и не рассказала об опасности, которая ей грозила. Раз она не до конца доверяла ему – значит, не любила! Но вот рядом с ним в экипаже сидит женщина, которая из всех людей выбрала именно его. Чтобы они вместе боролись с ее неприятностями. Может быть, Эдвина увидела в нем что-то, чего не заметила Кэт?

Отбросив неуместные мысли, Прескотт постарался сосредоточить внимание на соблазнительной Эдвине Росс, с которой он мог бы развеять свою печаль. Ему хотелось еще раз убедиться, что поцелуй Эдвины и в самом деле нечто особенное, как ему показалось в первый раз. Так что же он сидит, чего ждет? Ее согласия в письменном виде?

– Как забавно, в самом деле… – задумчиво пробормотала Эдвина.

– Что вам кажется забавным?

– После смерти мужа я поклялась никогда больше не выходить замуж, и вот полюбуйтесь, готова еще раз надеть на себя брачное ярмо. – Но тут же, спохватившись и осознав, как нелепо было то, что она произнесла, поправилась: – Я имела в виду: так могут подумать окружающие.

Эдвина прикусила язык. Боже, только бы не ляпнуть опять какую-нибудь глупость! Она сидит как на иголках. А как тут не нервничать, когда уже целых пятнадцать минут она находится наедине с Прескоттом Дивейном в таком тесном пространстве! А этот красавчик бросает пламенные взгляды, от которых у бедной женщины мурашки бегают по коже.

– Кажется, здесь немного жарко, – пролепетала она, ни жива ни мертва.

– А на мой взгляд, в самый раз, – нежно промурлыкал Прескотт, и от его приятного голоса сердце у Эдвины забилось еще сильнее.

Ах, этот мужчина, сам того не замечая, буквально источает любовные флюиды! А что случится с Эдвиной, когда он будет на глазах у всех исполнять роль ее жениха? Разумеется, Прескотт будет просто притворяться, делать вид, что он заботлив и внимателен к ней. Однако подумать только: она будет держать его под руку, скользить с ним по бальному залу в танце, случайно прикасаться к нему…

– Что с вами? – с тревогой спросил Прескотт, прервав ее мысли.

– Ах… Да так, ничего… Почему вы вдруг спросили меня об этом?

– Вы только что тихонько ойкнули, как будто у вас что-то болит.

– Правда? Нет, что вы! Я великолепно себя чувствую. – Эдвина скромно потупила взор. Господи, чуть не выдала себя с потрохами! Слава Богу, что он не умеет читать мысли! А если бы умел… Какой кошмар! Все, не надо больше об этом думать…

До этого часы напролет Эдвина предавалась воспоминаниям о том поцелуе. Это было как навязчивая красивая мелодия, которая постоянно вертелась в голове и от которой невозможно было избавиться. Вот и сейчас Эдвина представила, как Прескотт прикоснулся к ее губам своими нежными теплыми губами, как она прильнула к его широкой мускулистой груди… Раз Прескотт – ее жених, он будет?

Никаких поцелуев! Ничего подобного она больше не допустит! «Сэр Джеффри!» – призвала она на помощь покойного мужа. Нужно думать о сэре Джеффри!

Прескотт наклонился к Эдвине:

– Вижу, вы хмуритесь. Умоляю вас, скажите, что вас тревожит, Эдвина?

– Я… Ах… Я просто… – «Ну что же ты, Эдвина! Думай, соображай скорее!» – Просто я беспокоюсь о том, что я – плохая актриса, и… еще я размышляю о том, что, возможно, вы дадите мне какие-нибудь рекомендации на этот счет? – Эдвина судорожно сглотнула.

– Ну что ж! Я полагаю, что самое лучшее – подхватывать мою инициативу, чутко прислушиваться ко мне и делать все, как я скажу.

Эдвина сразу же выпрямилась.

– Тот факт, что я несколько неопытна в искусстве притворства, не дает вам права, так сказать, помыкать мной!

– Не считайте это проявлением моей гордыни, Эдвина. Все это необходимо для успешного осуществления нашего замысла.

Стиснув перед собой руки в замок, она спросила, скривив губы:

– Вот как?

– Разве мы с вами не договорились, что вы должны притворяться, что влюблены в меня?

– Да, договорились. Но это не означает, что я должна стать вашей комнатной болонкой.

– Послушайте, Эдвина, влюбленная женщина обычно ведет себя одним из трех способов. – Объясняя, Прескотт принялся загибать пальцы. – Либо она намеренно игнорирует возлюбленного, чтобы держать их отношения в тайне или чтобы манипулировать своим любовником. Либо дама публично делает все наперекор своему возлюбленному и насмехается над ним – опять же в попытке вертеть им как хочет. Или же есть третий вариант: она делает все, чтобы ублажить своего любимого, потому что его удовольствие радует влюбленную женщину. Либо она опять же делает это для того, чтобы воздействовать на любовника и тайком управлять им.

– Послушать вас – всегда и везде подоплекой отношений являются тайные манипуляции, – недовольно пробормотала Эдвина. Но тем не менее она немного успокоилась. У Прескотта и в мыслях нет командовать ею, а в его наблюдениях ив самом деле есть доля истины. Тактику, которую он описал, Эдвина изучила на примере своей семьи. Она четко прослеживалась в отношениях между отцом и матерью Эдвины.

– Женщины ничего с этим не могут поделать: тайное управление возлюбленным, похоже, их вторая натура. – Прескотт пожал плечами, как будто то, что он сказал, было само собой разумеющимся.

– Что? Тайное манипулирование мужчиной у нас в крови? Здесь я не могу с вами согласиться. Но знаете, если я буду делать вид, что не замечаю вас, мы нисколько не продвинемся с нашим планом. А публично насмехаться над вами… Ну, боюсь, у меня не хватит актерских способностей, чтобы изображать из себя стервозную особу. Не говоря уже о том, что такое глупое поведение противоречит моей природе.

– Согласен. – Прескотт широко улыбнулся, показав ослепительно белые зубы. – Вы не подходите для такой роли.

Эдвина с благодарностью кивнула ему:

– По крайней мере я очень надеюсь, что не подхожу.

Чарующая улыбка Прескотта нежно обволакивала ее, как теплое мягкое одеяло. Глядя на него, Эдвина тоже не удержалась от улыбки. Господи! Неужели она флиртует? Надо же! И ей это даже нравится!

Экипаж внезапно остановился, и Прескотт посмотрел в окно. Сердце у Эдвины учащенно забилось. Как он хорош собой! И не важно, что окружающим не видны другие его достоинства. Просто все остальное заслоняет его яркая внешность – блестящие темно-рыжие волосы, непринужденная улыбка… И эти восхитительные чувственные губы…

– Кроме следования вашему примеру, есть еще какие-нибудь тонкости? Что делает влюбленная женщина, когда находится рядом со своим… гм… мужчиной?

Прескотт медленно кивнул.

– Есть еще один важный нюанс. Я бы сказал… Женщина часто бросает пылкие взгляды на своего возлюбленного. Только не так… откровенно. Это скорее взгляды украдкой или что-то в этом роде.

– Взгляды украдкой… – как эхо, повторила Эдвина и кивнула. – Понимаю… Хорошо, я это запомню. Что-нибудь еще?

– Расстояние между нами. Когда вы стоите или сидите рядом со мной, вы должны находиться ближе, чем это обычно принято. И разумеется, нужно прижиматься ко мне.

– Прижиматься?

– Ну да. Давайте я покажу, как это делается. – Прескотт приподнялся со своего места, отставил в сторону трость и подвинулся к Эдвине. От того, что он оказался так близко, мурашки побежали у нее по спине. Но усилием воли Эдвина заставила себя не отодвигаться.

«Он притворяется, – напомнила себе Эдвина. – Он делает это для того, чтобы успешно осуществить наш замысел».

– Смотрите на меня. – Прескотт бережно приподнял ее подбородок и заглянул в глаза.

Когда она встретилась с ним взглядом, от волнения у нее перехватило дыхание. Страсть в глазах Прескотта заставила Эдвину затрепетать. «Просто он исключительно талантливый актер», – пронеслось у нее в голове.

– А теперь вы должны нежно прижаться ко мне.

– Прижаться? – переспросила Эдвина и рассердилась на себя за то, что ее голос предательски задрожал.

– Да, вы должны прильнуть ко мне вот так. – Он обнял Эдвину за плечи и нежно, но властно привлек к себе. – А теперь запрокиньте голову.

– Но вы же не… – «Поцелуй…» – промелькнула у нее мысль. – Я хочу сказать, нас же могут увидеть… – «Поцеловаться…» – вертелось у нее в голове. – Это же неприлично…

– Поцелуй украдкой, – прозвучали у нее в ушах его слова. – Запомните, – проговорил Прескотт хриплым голосом, – влюбленные всегда обещают друг другу…

– Что обещают? – скороговоркой спросила Эдвина, сбиваясь на шепот.

– …поцелуй. – Прескотт так низко наклонился над ней, что она уже почти почувствовала вкус его пахнущих коньяком губ.

Этого не должно случиться! Этого ни в коем случае нельзя допустить! Прескотт не может желать…

Из уголков ее памяти неумолимо возникло воспоминание о сэре Джеффри. То, как ее муж с отвращением отшатнулся от нее как от чумной, восклицая:

– Сейчас же прекрати! Прекрати, кому я сказал! Это же неприятно для нас обоих. Давай обойдемся без этой чепухи.

– Че… чепухи? – переспросила тогда она.

– Этим делом мужчине и женщине не обязательно заниматься.

– Этим делом? Ты имеешь в виду… поцелуи? – Юная Эдвина не могла скрыть своего разочарования: ведь она мечтала после свадьбы вдоволь насладиться поцелуями своего мужа.

Сэр Джеффри отвернулся тогда от нее.

– Ты говоришь как шлюха.

Эдвина оправдывалась:

– Но ради Бога, ты же мой муж! Нет ничего дурного в том…

– Дурно то, как ты это делаешь, – перебил ее муж. – Ты сама не понимаешь, что вытворяешь. Если ты хоть раз попытаешься это снова проделать со мной, боюсь, я никогда уже не смогу смотреть на тебя теми же глазами, как прежде. Ты поняла меня? Ты этого хочешь?

– Нет, – прошептала Эдвина, чуть дыша, и на глазах у нее заблестели слезы унижения. Если своими поцелуями ей удалось вызвать у супруга такое отвращение, значит, она целуется хуже всех на свете!

Запах коньяка вернул Эдвину к действительности. Прескотт еще ниже нагнулся над ней. Она ахнула и в ужасе отшатнулась от него. Он тут же отпустил Эдвину.

– Мое прикосновение так неприятно вам, миледи?

– Нет. Конечно же, нет.

– Так почему же вы отскакиваете от меня как ошпаренная? Шарахаетесь как от прокаженного? – В голосе Прескотта прозвучала обида.

– Вы тут ни при чем. Дело во мне.

Он отодвинулся от нее на самый конец скамьи и скрестил руки на груди.

– Не надо лукавить. Мне прекрасно известно, что на самом деле стоит за этими словами.

– Это правда. И я совсем не похожа на других ваших знакомых дам, – промямлила она довольно неубедительно.

«Другие ваши дамы не вызывали отвращение у мужчины, которых они мечтали соблазнить».

– Вы повторяетесь. Я уже слышал это, когда мы были в лесу.

При этих словах Прескотта Эдвина вспыхнула.

– Ах… Я просто хотела сказать, что раз мы взялись за серьезное и трудное задание, чтобы справиться с ним, мы должны относиться к нему серьезно и ответственно – словом, по-деловому.

– По-деловому? – переспросил Прескотт, скривив губы. И в голосе его слышалось такое презрение, что Эдвине сделалось не по себе. Она заерзала на сиденье и постаралась развить свою мысль.

– Вот именно. Мы ведь, так сказать, деловые партнеры и должны думать прежде всего о деле.

– Так вот чего вы хотите? Чтобы мы, изображая жениха и невесту, вели себя как деловые партнеры?

– Да, – кивнула Эдвина. – Так будет для нас лучше всего.

– Что за чушь вы несете! А впрочем… Раз вы этого действительно хотите… Как вам будет угодно! Поступайте как знаете! – Прескотт поправил шляпу и, сунув трость под мышку, схватился за ручку дверцы, намереваясь выпрыгнуть из экипажа на полном ходу.

– Что вы делаете? – в страхе закричала Эдвина.

– Выхожу.

Эдвину охватила паника.

– Но мы еще не приехали!

Не обращая внимания на ее слова, Прескотт поднялся и приоткрыл дверцу экипажа. Он был вне себя от гнева.

– Мы еще даже не остановились!

Через приоткрытую дверцу Прескотт внимательно осматривал улицу.

– Вам же не хотелось, чтобы о нашем прибытии объявляли. Вы не желали, чтобы все на нас глазели, когда мы будем подниматься по парадной лестнице. Поэтому мы с вами выйдем таким вот образом. Это входит в мой план. Или у моей деловой партнерши возникли какие-то трудности?

Он сказал «мы». Так, значит, Прескотт не бросает ее! Но он хочет, чтобы она выпрыгнула из движущегося экипажа? Экипаж замедлил ход, а затем плавно остановился. Прескотт повернулся и протянул Эдвине руку:

– Прошу вас, миледи.

Сердце у Эдвины готово было выскочить из груди, во рту пересохло. Он позволил себе некоторые вольности! Так сказать, перешел границы дозволенного… Так почему же в таком случае Эдвина чувствует себя такой виноватой? Потому что, сама того не желая, она его обидела. А Прескотт этого совсем не заслужил! Ах, как бы ей хотелось, чтобы она сделала все как надо! Господи, все идет кувырком! Она терпеть не могла, когда у нее появлялось это ужасное ощущение беспомощности.

– Ну же! – торопил ее Прескотт.

– А как же мой кучер и мои лакеи? – в нерешительности мямлила Эдвина.

– Я сообщу им, когда мы выйдем. Они будут только рады, что быстрее освободились. – Прескотт продолжал стоять, протягивая Эдвине руку в лайковой перчатке. – Так вы идете со мной или нет?

Доверяет ли она ему? Желает ли она следовать за Прескоттом Дивейном?

Все еще пребывая в крайнем смятении, Эдвина нерешительно подала Прескотту руку.

 

Глава 14

По-прежнему держа Эдвину за руку, Прескотт выскочил из экипажа на булыжную мостовую. В ту же секунду он ловко обхватил Эдвину за талию и, как пушинку подняв ее на руки, поставил на землю. Затем Прескотт отпустил ее и отошел, чтобы переговорить с кучером.

Эдвина так растерялась, что ей понадобилось время, чтобы перевести дух. Никогда еще она не выходила из экипажа подобным странным образом.

Стараясь отдышаться, Эдвина не слышала, что сказал Прескотт кучеру Джозефу. Она только увидела, что Джозеф, кивнув Прескотту, приложился рукой к котелку и дал лошадям команду трогаться.

Прескотт вернулся к Эдвине.

– Вы готовы, миледи? – спросил он и протянул ей руку.

Прескотт говорил с ней, еле сдерживая гнев. А Эдвина продолжала терзаться чувством вины, испытывая при этом смутную тревогу от того, что вынуждена доверяться человеку, который так сердит на нее.

– О да, конечно, – кивнула она.

Прескотт вывел Эдвину на тротуар, и они пошли вдоль длинной вереницы экипажей, которые ждали своей очереди, чтобы, подъехав ближе, остановиться возле особняка Бонов.

Прескотт с хмурым видом шел рядом с Эдвиной и молчал. И от этого печаль теснила ее грудь. Эдвину мучили тревога и чувство вины. Неужели она все испортила? И ее план находится под угрозой, еще даже не начав осуществляться? Однако отступать слишком поздно: слухи об их помолвке уже поползли по городу. Помимо визита вдовствующей графини, к Эдвине уже приезжали любопытные приятельницы, не понимающие, что происходит. И ее верная подруга Джинни отчаянно нуждается в помощи. Но как спасти отношения с Прескоттом?

– Ах, Прескотт, я не хотела вас обидеть, – пробормотала раздосадованная Эдвина. – Просто… по нашей договоренности мы должны изображать влюбленных только на глазах у людей.

– А может быть, я счел, что вам нужно больше практиковаться? – съязвил он.

Эдвине внезапно вспомнилось, как когда-то оттолкнул ее сэр Джеффри, и она рассердилась на Прескотта.

– Да как вы смеете?! Я же вдова! Я была замужем! – Ее голос дрожал от гнева. «Это неплохо, – размышляла она про себя, – лучше чувствовать гнев, чем угрызения совести». – Если у вас отсутствуют моральные принципы, это не значит, что все на свете так же беспутны и распущенны, как вы!

Свет из окон освещал лицо Прескотта. И Эдвина вдруг увидела, какая неподдельная обида вспыхнула у него в глазах, прежде чем он успел ее скрыть. Прескотт резко остановился. Его лицо словно потемнело.

Он выпрямился и расправил плечи. Его губы плотно сжались и превратились в тонкую линию. Куда исчез тот милый и приятный в общении молодой человек? Перед Эдвиной был решительно настроенный, жесткий и непримиримый мужчина, который способен заставить с собой считаться.

Отпустив ее руку, Прескотт повернулся и посмотрел Эдвине прямо в глаза. Ее поразило застывшее у него на лице свирепое выражение. Как у льва, подумала Эдвина. Она ясно осознавала, что этого зверя нельзя посадить в клетку или приручить. И тем более с ним нельзя играть и шутить. Эдвина в страхе отшатнулась от Прескотта.

– Меня могут сколько угодно оскорблять сотни других людей, – рычал он, свирепо надвигаясь на Эдвину. – Но я не собираюсь терпеть это от вас! – Прескотт повернулся, намереваясь уйти.

– Подождите! – крикнула она, схватив его за плечо. Убрав ее руку, он направился прочь от особняка Бонов. Эдвина подхватила юбки и бросилась вперед, преградив Прескотту дорогу. Она положила руки ему на грудь и застыла в этой позе. Как будто старалась сдвинуть с места каменную балюстраду.

Прескотт на мгновение замер. Затем бросил гневный взгляд на ее руки.

– Я думал, вам противно даже прикасаться ко мне.

– Прошу вас, дайте мне только одну минуту, чтобы все вам объяснить.

Видимо, в нем все-таки осталось что-то похожее на великодушие, потому что, к огромной радости Эдвины, он не двинулся с места. Он стоял, широко расставив нога, сжав руки в кулаки, напрягаясь всем телом. Как боксер, в любую минуту готовый к бою. Эдвина медленно попятилась назад, лихорадочно соображая, как ей можно исправить положение.

– Извините меня, – пробормотала она. – То, что я сказала… На самом деле я так не думаю. Вы этого не заслужили.

Ее извинение сопровождалось скрипом колес проезжавших мимо колясок и топотом лошадиных копыт.

Судорожно сглотнув, Эдвина сказала:

– Я не хотела обижать вас, Прескотт.

– Разве есть право обижаться у меня – никчемного безродного сироты? Мы же сделаны из другого теста, чем вы, аристократы! – сказал он язвительно.

Румянец стыда покрывал щеки Эдвины.

– Просто вы меня очень сильно удивили – вот и все. – Она покачала головой. – Я понимаю… Теперь я поняла… Вы не собирались меня целовать. То есть… это было не по-настоящему. Вы только хотели мне помочь стать более убедительной, когда мы с вами изображаем влюбленных. Вы хотели как лучше. – Эдвина потупила взор. – Возможно, мне и вправду нужно больше практиковаться.

Эдвина стояла и с тревожно колотящимся сердцем ждала, что скажет Прескотт. Она ожидала от него хоть какого-то отклика на ее слова. Но никакого отклика не последовало. Он стоял рядом с ней не шевелясь, словно каменное изваяние.

Эдвина нерешительно подняла голову и посмотрела на Прескотта. Их взгляды встретились. Его глаза гневно сверкали. Эдвине потребовалось все ее мужество, чтобы не отвести взгляд – так ей было стыдно.

– Я умоляю вас отнестись снисходительно к тому, как глупо я себя вела… И продолжить мне помогать.

– Почему?

– Что – почему? – недоуменно спросила Эдвина.

– Если одно мое присутствие вам противно, почему вы вообще выбрали меня для осуществления вашего плана? И не мелите вздор насчет того, что я идеально подхожу для этой миссии. Согласно вашему плану, мы должны изображать страстных любовников. Однако вы шарахаетесь от меня, как пуганая ворона, стоит мне только дотронуться до вас!

– Полагаю… я выбрала именно вас, потому что знала, что ваше постоянное присутствие рядом со мной не будет мне противно.

Его сердитый взгляд выражал недоверие.

– Нет, я говорю правду, Прескотт. Я уважаю вас и знаю точно, что не смогла бы притворяться, если бы это было не так.

– В жизни не слыхал подобной чепухи! – Прескотт обошел вокруг Эдвины и зашагал прочь.

– Я действительно вас очень уважаю! – Эдвина догнала Прескотта и пошла рядом, приноравливаясь к его шагу. – Уважаю, что вы вышли из самых низов, однако не стыдитесь своего прошлого. Что вы сами принимаете решения и несете за них ответственность. Что можете быть самим собой и не собираетесь за это ни перед кем извиняться. Я поражена, как вам удается ладить с людьми. В то время как я зачастую, наоборот, порчу отношения с теми, кто мне дорог. – Эдвина нервно облизнула губы. – Только потому что я в самом деле вас уважаю, я чувствую, что смогу решить эту задачу, сохранив некое подобие уважения к себе. Потому что у меня есть ощущение, что себе в союзники я выбрала действительно надежного человека.

Прескотт остановился на секунду, глядя на Эдвину горящими от злости глазами.

– Так, значит, вы представляете меня таким? Надежным?

Она прижала руку к груди и попыталась успокоиться.

– Даже больше… С вами я словно чувствую себя… – она судорожно сглотнула, – слабой и беззащитной…

– Слабой и беззащитной? У вас есть семья, деньги, друзья! Вы принадлежите к высшему обществу. Черт возьми, да весь мир у ваших ног!

– Да, это так. Но этот шантаж… Так много сразу легло на мои плечи… – Эдвина ссутулилась, согнувшись под бременем заботы о Джинни и ее дочери. Что станет с Джудит, если тайна Джинни откроется? – Если мой замысел потерпит фиаско… Ну в общем, я должна сделать все, чтобы мой план увенчался успехом. Я чувствую себя похожей на плотину, которая с трудом сдерживает поток воды. Я не так сильна, как кажется… И я отчаянно нуждаюсь в вашей помощи!

Эдвина сомкнула перед собой руки в молчаливой мольбе.

– Вы нужны мне, Прескотт! Да, если хотите, вы идеально подходите для этой работы. Потому что уж если я должна притворяться чьей-то невестой, то только вашей, и ничьей больше! Я не могу представить, чтобы на вашем месте был кто-то другой!

– Полагаю, я должен быть польщен, – сказал он с ядовитой иронией.

– Что касается ваших прикосновений… Ну что же… – Эдвина стыдливо потупила взор. – Я говорила вам правду. Я не похожа на остальных ваших знакомых дам. Просто я не создана… – она осеклась, – не создана для страсти. Знаете ли, это не мой конек. – Она поморщилась.

Прескотт нахмурился:

– «Не создана для страсти»? В первый раз об этом слышу! Что за вздор!

– Но это правда. И честно говоря, я немного всем этим обескуражена и смущена.

Она хотела обойтись без этого убийственного признания, но ей не удалось его избежать. Эдвина закрыла глаза. Ну вот, теперь все пропало… Она выложила Прескотту Дивейну все как на духу – всю голую, неприглядную правду о себе.

Прескотт хотел что-то сказать, но передумал. Вместо слов он взял Эдвину за руку и потянул в тонувшую в кромешной тьме нишу.

Схватив Эдвину за талию, он крепко прижал ее к себе.

Сердце у нее бешено подпрыгнуло в груди, во рту пересохло.

– Ах… Что вы делаете?

– Считайте это… экспериментом.

Прескотт наклонился над изумленной Эдвиной и – поцеловал.

Она замерла, со страхом и волнением ожидая, что сейчас он с отвращением отшатнется.

– Эдвина, вы так перепуганы, как будто вам сейчас должны удалить зуб. – Прескотт нежно касался своими мягкими губами ее губ. – Расслабьтесь, не думайте ни о чем и просто наслаждайтесь моментом.

Легко сказать! Как тут расслабишься, если она мысленно приготовилась, что сейчас ее ждет ужасное унижение!

Прескотт начал гладить Эдвину по спине, отчего ей стало очень-очень хорошо. Эдвине нравился запах Прескотта – мускусный, мужской и чуть-чуть коньячный. Его губы были такими мягкими и теплыми! Эти поцелуи и в самом деле настоящее удовольствие. Эдвина трепетала от восторга. Все это было как какое-то упоительное наслаждение. Это просто восхитительно…

Вдруг она почувствовала желание. Это было как внезапный удар молнии. От неожиданности Эдвина ахнула. А Прескотт принялся целовать ее еще более исступленно, продолжая гладить спину. Эдвина все сильнее прижималась к нему. Все ее тело пылало.

Горячее, сильное, всепоглощающее желание охватило Эдвину. Все как будто плавилось у нее внутри. Она была как огонь. Никогда в жизни Эдвина не чувствовала себя так необыкновенно, так фантастично.

Мир обрушился, и остались только темнота и горячие объятия этого мужчины и их полный страсти поцелуй.

Прескотт гладил ее грудь, еще крепче прижимая Эдвину к себе. Тяжело дыша, Эдвина положила голову ему на плечо. Ее тело горело, а сердце бешено колотилось. Ей хотелось от него большего. Отбросив стыд, она взяла в ладони лицо Прескотта и притянула к себе, снова ища его губы. Горячие, влажные, они возбуждали в Эдвине жажду, о существовании которой она раньше не подозревала.

Неожиданно Прескотт схватил Эдвину за плечи и, продолжая тяжело дышать, отодвинул ее от себя.

– Я не хотел, чтобы все зашло так далеко… – выдохнул он.

Она недоуменно захлопала ресницами. Ее разум был все еще затуманен, сердце гулко стучало, а тело словно сжигали на медленном огне.

– Так далеко?..

В наступившей тишине было слышно только их учащенное дыхание.

– Так вы утверждаете, что не созданы для страсти, да? – спросил Прескотт, пытаясь отдышаться.

– О Господи! – Эдвина моргнула, стараясь вернуться к действительности.

Он выпрямился.

– Просто, моя дорогая Эдвина, – сказал Прескотт довольным тоном, – я предпринял попытку опровергнуть ваше утверждение.

– Вы не оставили от него камня на камне, – пробормотала она смущенно.

Он улыбнулся и, схватив Эдвину за руку, потянул ее обратно на улицу.

– Ну а теперь можно смело отправляться на бал.

– На бал? Думаю, мне лучше сейчас присесть. – А еще лучше, если он снова ее обнимет…

Повернув Эдвину к свету, Прескотт внимательно осмотрел ее лицо и поправил одежду.

– Ну вот, все в порядке. Выглядите вы прекрасно. На вид вы ничуть не пострадали.

«Ничуть не пострадала?» Да только что весь мир чуть не перевернулся!

Довольный собой, как кот, который съел хозяйскую сметану, Прескотт звонко чмокнул Эдвину в лоб.

– Пойдемте, Эдвина. Пора ловить шантажиста.

Джинни! Как она могла о ней забыть!

Плетясь рядом с Прескоттом, Эдвина больше ни капли не сомневалась: связавшись с Прескоттом, она влипла по самую макушку.

Но теперь уже поздно идти на попятную – они направляются в самое логово злодея.

 

Глава 15

Прескотт вел Эдвину к особняку Бонов, из окон которого уже доносились звуки начавшегося бала. Окна ярко светились. Голоса оживленных гостей и аккорды менуэта перемешались с цокотом копыт и хриплыми голосами кучеров и слуг во дворе дома.

Эдвина заметила, что Прескотт замедлял шаг, чтобы она могла поспевать за ним. «Наверное, он делает так всегда, сопровождая дам», – пронеслось у нее в голове. И неизвестно почему, эта мысль огорчила ее.

Ввязываясь во все это, она знала, на что идет. Понимала, что Прескотт Дивейн – не святой. Более того, возможно, именно благодаря его богатому опыту общения с женщинами ему удалось разжечь в ней неведомую доселе страсть.

Очевидно, и поцелуй, от которого у нее уплывала из-под ног земля, для самого Прескотта ничего не значил.

И Эдвина не могла решить для себя, радовал ее этот факт или огорчал.

Как бы там ни было, ей нужно помнить, зачем она пришла сюда. Как это делает Прескотт. Непохоже, чтобы поцелуй, который так сильно взбудоражил чувства Эдвины, на него хоть в какой-то мере подействовал. Слава Богу, что Прескотт при любых обстоятельствах в состоянии сохранять трезвую голову, не терять бдительности и не упускать из виду главное, ради чего он здесь вместе с Эдвиной, – поиски шантажиста. Эдвине до него далеко: в пылу страсти, когда Прескотт ее целовал, все мгновенно вылетело у нее из головы.

Она даже на миг забыла о том, что ее поцелуи не могут быть приятны мужчине. Более того, в голове у нее теперь вертелся вопрос. Может быть, она все же создана для страсти? Желанна и привлекательна для мужчины? Тем более что мужчина, который был сегодня с ней, знал толк в плотской любви и сексуальном желании. В желании, от которого затмевало разум, кружилась голова и подкашивались ноги…

О Господи! Если бы этот поцелуй продлился хоть немного дольше, она бы, наверное, потеряла рассудок и не смогла бы принести Джинни ни капли пользы.

Эдвина собрала всю свою волю в кулак и приказала себе забыть об этом волнующем эпизоде и не обращать никакого внимания на то, что сейчас она нечаянно касается своими юбками бедра Прескотта…

Джинни! Ей надо думать о Джинни.

Прескотт вел Эдвину в сторону аллеи, расположенной у особняка Бонов.

Звуки улицы у них за спиной постепенно становились все тише, а сверху из окон было слышно, как оркестр заиграл веселый шотландский танец.

– Надеюсь, вы не собираетесь провести меня через черный ход, которым пользуются слуги? – поморщившись, спросила Эдвина. В праздничный вечер там будет толпиться столько же народу, как в воскресный день на базарной площади, и они с Прескоттом окажутся под прицелом сотен любопытных глаз.

– Нет, – разуверил ее Прескотт, и у Эдвины отлегло от сердца. – Там слишком оживленно и нам не укрыться от назойливого внимания посторонних. – Прескотт повел Эдвину в отдаленную часть дома. Они остановились возле какой-то двери. Прескотт поднял руку и тихонько постучал.

Пока они молча стояли в темноте и ждали, Эдвина почувствовала странное волнение. То, как они выскочили из экипажа, их поцелуй в темноте ниши, потайной вход в дом – от всех этих запретных действий и непредсказуемых, опрометчивых поступков веяло… увлекательным приключением. Это щекотало Эдвине нервы и возбуждало в ней вкус к авантюре.

Послышались чьи-то тяжелые шаги и звук открывающейся щеколды. Дверь с сильным скрипом медленно открылась, и в глаза Эдвине внезапно ударил яркий свет.

В дверях стояла чья-то огромная фигура, загораживая свет, падающий изнутри. Эдвина попятилась, но Прескотт крепко держал ее за руку, прижимая к себе.

В голове у Эдвины пронеслась безумная мысль: она сейчас одна в темной аллее с Прескоттом и верзилой незнакомцем. Во что она ввязалась?

– Не волнуйтесь, миледи, – прошептал Прескотт. – Это друг.

Эдвина вздохнула с облегчением, успокоенная его ласковым голосом. Однако в глубине души она сомневалась, правильно ли поступает, и твердо решила ни на секунду не терять бдительности.

– Привет, Томлин, – поздоровался Прескотт.

Рослый незнакомец шагнул навстречу. Эдвина никогда не видела людей такого гигантского роста. Мужчина был по меньшей мере на две головы выше Прескотта. У него были взъерошенные, густые, черные как смоль волосы. Он был в изящном белом кепи, сидевшем на его курчавой голове как белая птица на черном разворошенном гнезде, и белой униформе, единственным украшением которой являлась вышивка золотом на высоком жестком воротнике и рукавах. Увидев Прескотта, верзила просиял от удовольствия.

– Батюшки святы! Да это же знаменитый Прескотт Дивейн собственной персоной! – радостно пробасил он.

Своей громадной ручищей Томлин похлопал Прескотта по спине, отчего тот едва удержался на ногах.

– Когда Вэл сказал мне, что ты придешь, я так громко рассмеялся от радости, что моя новенькая нарядная униформа чуть не лопнула по швам. – Он показал на свой вышитый золотом китель. – Ну как? Нравится?

– Представляю, как ворчит Салли, когда ей приходится выводить с твоей униформы пятна от шоколада, – заметил Прескотт.

– Мою униформу теперь стирает прачка его светлости. И Салли не нарадуется, что теперь это не ее обязанность. Говорит, что с тех пор у нее каждый день праздник.

Прескотт кивнул, и его глаза потеплели.

– Вижу, дела у тебя пошли в гору, Томлин.

Верзила пожал плечами:

– Сегодня – лучше, чем вчера, но, сам знаешь, всегда хочется…

– …чтобы завтра стало еще лучше, – подхватил Прескотт, кивая.

От внимательного взгляда Эдвины не укрылось, что в общении между этими двумя людьми была особая легкость и непринужденность, которой Эдвине ни разу не довелось наблюдать, когда Прескотт беседовал с доктором Уиннером или Фанни. Ей стало любопытно, откуда эти двое знают друг друга.

Томлин посерьезнел.

– А почему ты не пришел на мой день рождения?

– Я тогда немного… прихворнул.

Несмотря на то, что у Прескотта имелась вполне уважительная причина для отсутствия – ожоги, полученные во время спасения маленькой девочки, – похоже, он не придавал большого значения своему смелому поступку. Эдвине это показалось занятным.

Томлин поднял вверх указательный палец.

– Значит, придешь на следующий год. И больше никаких отговорок я не приму. Нам с тобой есть что вспомнить.

– На следующий год я ни за что не пропущу твой праздник, Томлин.

Верзила объяснил Эдвине:

– Я очень многим обязан Прескотту. Это он уговорил меня вернуться обратно на кухню, когда все дразнили меня Тарталетка Томлин и давали другие обидные прозвища, которые я не могу произнести сейчас, щадя ваши нежные ушки. Прескотт сказал, что те, кто сейчас поднимает меня на смех, скоро будут умолять позволить им облизать крошки с моей тарелки.

– Ах, я догадалась, кто вы! – воскликнула Эдвина. – Вы – Малыш Том, известный кондитер!

– Вы слышали о нем? – удивился Прескотт. Эдвина знала, как восхищалась Дженел Малышом Томом.

– Одна моя подруга говорит, что такого даровитого кондитера днем с огнем не сыщешь. Она рассказывала, что ваш торт был похож на римский Колизей. И такой вкусный, что пальчики оближешь!

Лицо добродушного великана расплылось в счастливой улыбке.

– Я его испек для важного приема у Луистонов. Это было месяц назад.

– Это что! Если бы вы попробовали торт, который Томлин приготовил ко дню рождения директора Данна, вы бы еще не то сказали! – Прескотт заметно оживился. – Это была точная копия Андерсен-Холла: ворота, конюшни, молочная ферма. В жизни не видел ничего подобного! – Прескотт покачал головой, искренне восхищаясь. – А из марципанов он сделал сотрудников Андерсен-Холла. Да он настоящий гений!

Томлин залился довольным смехом.

– Труднее всего было придать лицу миниатюрной миссис Найджел обычное для нее кислое выражение!

– А помнишь, как директор Данн съел самого себя? Дети визжали от восторга. – Прескотт и сам, вспоминая это, радовался как ребенок. Он посветлел лицом, а его глаза задорно сияли.

– Чудесное было время, – кивнул Томлин, улыбаясь. А потом сразу погрустнел и тяжело вздохнул. – Да, теперь уже его не вернешь…

Они оба стояли и молча смотрели друг на друга, объединенные общими воспоминаниями о горькой утрате. Прескотт первым отвел взгляд и тихо кашлянул.

– Я заглянул к тебе на минутку, старина Томлин, и совсем позабыл о вежливости. – Не глядя на Эдвину, он представил ей Томлина. – Леди Росс, познакомьтесь с Томлином Берком, выдающимся кондитером.

Томлин поклонился:

– К вашим услугам, миледи.

Эдвина кивнула:

– Знаю, возможно, это прозвучит банально, но все, кто знал директора Данна, не могут не скорбеть о нем.

Добродушный великан кивнул:

– Он был таким добрым человеком, миледи, таким славным… – Томлин сочувственно взглянул на Прескотта: – Я слышал о Кэтрин.

Эдвина почувствовала, как под его взглядом Прескотт весь словно сжался.

– Я был потрясен. Хотя в глубине души о чем-то таком догадывался. Как ты…

– Спасибо, Томлин, что позволил нам пройти через свою дверь, – перебил его Прескотт. – Я не хотел, чтобы о моем приезде объявляли. Ты же знаешь, я не люблю привлекать к себе внимание.

Добродушный увалень кивнул, очевидно, с пониманием относясь к нежеланию Прескотта продолжать разговор о Кэтрин.

– Ах, я очень рад тебя видеть, Дивейн. Несмотря на то, что ты, как обычно, решил проникнуть туда, куда тебя не приглашали. – Томлин улыбнулся другу. – Послушай, мне нужно возвращаться. У меня суфле в духовке. Салли все время про тебя спрашивает. Когда ты к нам заглянешь?

– Через несколько недель у нее будет день рождения. Вот и повод зайти.

Увалень погрозил Прескотту пухлым пальцем.

– Ловлю тебя на слове, Прескотт Дивейн.

– Я обязательно приду, Томлин. Только если готовить будет Салли, а не ты. Я не собираюсь есть ту бурду, которую ты называешь едой.

– О, не беспокойся, пожалуйста. Дома Салли не пускает меня на кухню. Только здесь, на работе, я король в своих владениях. А дома меня не допускают даже к мытью посуды, – жаловался Томлин, однако сам в это время так и светился от счастья.

Подняв бровь, Прескотт спросил:

– Ты не забыл про суфле, за которым тебе надо смотреть?

Томлин развел руками:

– Мне и правда нужно идти. Ступайте по этому коридору, затем поверните налево и поднимитесь по лестнице. А потом идите прямо на звуки музыки – там будет танцевальный зал. – Повернувшись к Эдвине, Томлин указал большим пальцем на Прескотта: – Поосторожнее с этим парнем, миледи. Он будет подбивать вас на авантюры, от которых у вас дух захватит.

Широко улыбнувшись, Томлин отправился на кухню. Качая головой, Прескотт улыбался.

– Ах, мой старый дружище Томлин!

Эта абсолютно новая для нее сторона личности Прескотта приятно удивила Эдвину. Разгадывание его характера напоминало Эдвине очистку лука – снятие слоя за слоем, только без слез. Чем больше она узнавала о его характере и о его прошлой жизни, тем большее любопытство в ней возбуждал этот необычный человек.

– Томлин тоже вырос в Андерсен-Холле?

– Да, и Салли, его жена, тоже. Они прекрасные люди.

– А Кэтрин? Она тоже воспитывалась в приюте вместе с вами?

Лицо Прескотта приняло непроницаемое выражение, и он сказал, не глядя на Эдвину:

– Если вам так уж необходимо это знать, Кэтрин работает в Андерсен-Холле. Точно так же как миссис Найджел.

Эдвине как-то не верилось, что Кэтрин «совсем как миссис Найджел». То, как Прескотт реагировал на любые невинные вопросы о ней, до предела возбудило любопытство Эдвины. Какое-то неприятное, незнакомое чувство свернулось клубком в ее сердце.

– Тем не менее вы называете ее по имени.

Одно мгновение Прескотт молчал. Затем вздохнул, поняв, что его приперли к стенке.

– Вы, миледи, очень настырны. И также проницательны. Миссис Найджел навсегда останется для меня строгой наставницей, которая была готова в любой момент, когда я плохо себя вел, пройтись по моей голове метлой. Что, я должен признаться, случалось довольно часто. Что касается Кэтрин, она тоже воспитывалась в Андерсен-Холле, а теперь помогает вести там дела. Поэтому трудно привыкнуть называть ее… миссис Данн.

Миссис! Так, значит, она замужем! У Эдвины отлегло от сердца, и ей сразу стало лучше. Неужели это было так важно для нее?

– Данн? Она родственница директора Данна?

– Да, она замужем за его сыном. – Считая разговор оконченным, Прескотт показал на открытую дверь. – А теперь хватит робеть и тянуть время. Пойдемте в зал. Ну, что же вы? Вперед, смелее!

Мгновение Эдвина смотрела на открытую дверь. Внезапно она представила, что им обоим предстоит, и смущенно поправила прическу.

– Томлин – единственный здесь великан-людоед, Эдвина, – поддразнивал ее Прескотт. – Честное слово. – Он картинно приложил руку к сердцу. – И пока я рядом, никто не посмеет вас сожрать.

Она на миг позабыла о беспокойстве и улыбнулась.

– Боюсь, что я не привыкла изображать из себя беззащитную барышню…

– О, вам придется постараться, Эдвина. Потому что веселое приключение начинается! Во всех сказках есть дама, которую необходимо спасти. Это дает герою возможность занять себя чем-то полезным. Иначе ему придется просидеть весь вечер за выпивкой и игрой в кости. А что в этом увлекательного?

О да! Пылкие поцелуи украдкой, выпрыгивание из экипажа на полном ходу, потайные ходы и сказочные великаны-кондитеры… Томлин прав. Пребывание рядом с Прескоттом похоже на забавное приключение и головокружительную авантюру. И если для Прескотта этот вечер – всего лишь веселая и дерзкая проделка, тогда, возможно, все будет хорошо. Сопровождающий у Эдвины и в самом деле замечательный…

Кивнув, Эдвина позволила Прескотту провести ее в дом.

 

Глава 16

– Ах, вот и ты, Эдвина!

Она оглянулась.

– Джинни! Как мне приятно тебя видеть!

Следом за Джинни шла Дженел, размахивая, словно оружием, своим кружевным веером.

– Мы разыскиваем тебя по всему танцевальному залу, а ты прячешься от нас?

– Просто мне хотелось немного побыть в тишине, – объяснила Эдвина.

Дженел поправила свой лиловый тюрбан.

– Что? Потягивать шампанское, кушать омаров и принимать поздравления для тебя слишком утомительно?

– Ах, не обращай внимания на Дженел, – махнула рукой Джинни. – Просто она расстроилась из-за того, что здесь Бакстер.

– Понятно, – поморщилась Эдвина. – Ну и как ваш сын?

– Прекрасно, просто… прекрасно, – ответила Дженел раздраженно.

Джинни грустно покачала головой.

– Ты хочешь, чтобы мы ушли, Эдвина? Чтобы ты наконец побыла в тишине?

– Нет, что вы! Конечно же, нет. – Эдвина схватила подругу за руку. – Я очень рада вас видеть.

– Я же предупреждала тебя, – напомнила Дженел. – Какими бы качествами ни обладал мистер Дивейн, все будут рассматривать вашу помолвку как ужасный мезальянс. Ради всего святого, он – простолюдин с пустыми карманами, а ты – дочь графа!

– О, вы мне льстите! – За спиной Эдвины раздался насмешливый голос Прескотта, и Эдвина покраснела до корней волос.

Прескотт шел, неся в руках поднос с двумя стаканами лимонада. Остановившись перед дамами, он вежливо поклонился, ухитрившись не пролить ни капли.

– Добрый вечер, леди Энсли и леди Бланкетт. Вы обе выглядите сегодня просто замечательно.

Дженел показала веером в сторону танцевального зала, откуда доносились звуки котильона.

– Я говорила об их отношении.

– А твое? – не удержавшись, спокойно спросила Эдвина.

Шумно вздохнув, Дженел пожала плечами:

– А что я? Мне-то прекрасно известно, что все это не по-настоящему.

– Тише! – шикнула на нее Джинни, с опаской озираясь по сторонам. – Нас могут услышать.

Эдвина взяла протянутый ей Прескоттом стакан и стала потягивать тепловатый лимонад.

– Насколько я понимаю, все идет по плану? – шепотом спросила Джинни.

– Я просмотрела по меньшей мере пятьдесят пар обуви. Но именно ту пару, которая нам нужна, так и не нашла до сих пор. – Эдвина поджала губы. – Мне срочно нужно придумать какую-то новую уловку. Иначе люди подумают, что я стала страшно неуклюжей: уже раз тридцать за этот вечер роняла носовой платок и веер.

Джинни повела бровью и поинтересовалась:

– А как твои поклонники? Не мешают тебе?

Эдвина улыбнулась:

– Мои поклонники ретировались. А значит, хотя бы в этом отношении мой расчет оправдался: мы с Прескоттом заставили всех поверить, что обручены.

– А как дела у вас, мистер Дивейн? – осведомилась Дженел. – Вы уже вдоволь наслушались оскорблений?

– О, не волнуйтесь за меня, леди Бланкетт. Я и не то смогу выдержать.

Джинни недоуменно взглянула на подругу:

– Оскорблений?

Прескотт невозмутимо пожал плечами и объяснил, как будто речь шла о чем-то само собой разумеющемся:

– Ну, о том, что я охотник за богатым приданым и все в этом роде…

Эдвина поморщилась:

– О, мне так жаль, Прескотт, что вам пришлось выслушивать всякий вздор!

Однако Прескотта, напротив, все это только веселило. Озорно улыбнувшись, он успокоил Эдвину:

– Ну что вы! Не стоит мне сочувствовать. На самом деле мне очень интересно наблюдать за происходящим. Больше всего меня забавляют люди, которые пока не решили, как ко мне относиться. Они просто кивают и шарахаются от меня как от прокаженного.

Эдвина хитро прищурилась:

– Готова побиться об заклад, что в детстве вы не были пай-мальчиком.

– Вы угадали. Я был настоящим сорвиголовой и обожал всяческие проделки. – Прескотт и Эдвина, улыбаясь, смотрели друг на друга.

Дженел, нахмурившись, указала веером на Эдвину:

– Вижу, исполняя роль невесты мистера Дивейна, ты быстро освоилась. Хотя чему тут удивляться?

Джинни схватилась за голову:

– Да замолчишь ты наконец? Нас могут услышать!

– Не надо так нервничать. – Дженел одернула рукав платья. – Никто ничего не услышит. А если и услышит, то что из этого? Все равно никто не поверит – слишком уж это нелепо!

Джинни вздохнула:

– О, ради Бога, прошу тебя, перестань!

Прескотт приблизился к Дженел и сказал заговорщически:

– Как захватывающе, правда? Мы единственные, кто знает правду.

Дженел кивнула:

– Это и в самом деле приятно. Это дает какое-то чувство превосходства над всеми…

– В таком случае мы же не хотим испортить себе удовольствие?

Дженел вынуждена была согласиться:

– Разумеется, нет.

«Тогда держи язык за зубами», – подумала Эдвина. Раньше она бросила бы эти слова Дженел в лицо и сейчас не могла не удивляться произошедшим с ней переменам.

– Черт возьми, вот вы где! – раздался мужской голос. Все четверо разом повернули головы и посмотрели на стеклянную дверь в сад.

– Генри! – воскликнула Эдвина.

К ним приближался ее двоюродный брат. Лицо у него было чернее тучи.

– Ради всего святого, скажи мне, что это неправда! Этот алчный охотник за богатыми невестами не посмеет сломать тебе жизнь!

– О, мне кажется, нам пора удалиться в дамскую комнату, – заявила Джинни, хватая Дженел за руку. – Пойдем, дорогая.

Дженел отмахнулась.

– Можешь идти. А я буду ждать тебя здесь, на этом самом месте.

– Но мне нужна твоя помощь. У меня болит нога, и мне трудно одной пробираться сквозь толпу.

Джинни тянула Дженел за руку. Дженел неохотно, с выражением крайнего разочарования на лице, позволила подруге увести себя прочь.

– Ну вот, на самом интересном месте…

Эдвина нервничала, готовясь к неприятному разговору с кузеном. Одно дело – водить за нос своих знакомых, и совсем другое – обманывать Генри. Но ни при каких обстоятельствах он не услышит от нее правду. Ничего сколько-нибудь похожего на правду. Несмотря на искреннюю привязанность к брату, Эдвина сознавала, что Генри обладает вспыльчивым нравом и склонен к опрометчивым поступкам и суждениям. А вот способностями к дипломатии, напротив, похвастать не может.

Стараясь скрыть волнение, Эдвина пододвинулась к Прескотту.

– Мистер Дивейн, разрешите представить вам моего кузена, мистера Бланчарда. Генри, это мистер Прескотт Дивейн, мой… жених.

Лицо Генри сначала побледнело, а затем побагровело от ярости.

– Он же проклятый волокита, Эдвина!

Эдвина старалась держать себя в руках.

– Знаю, ты говоришь так, потому что желаешь мне добра, Генри. Но прошу тебя не оскорблять моего жениха.

Он сокрушенно качал головой.

– Эдвина, если бы ты послушалась меня и вышла замуж за виконта Белвуда, ты бы не оказалась в столь незавидном положении!

Эдвина прищурилась. Ее лицо приняло то решительное и упрямое выражение, которое стало уже хорошо знакомо Прескотту.

– Повторяю тебе в сотый раз, Генри: у меня нет ни малейшего желания выходить замуж за виконта Белвуда…

– Ты сама не знаешь, во что ввязываешься, Эдвина!

Эдвина положила руку на плечо кузену.

– Генри, – проговорила она твердо. – Я уже давно не школьница. Уж кому-кому, а тебе должно быть известно, что я в состоянии думать своей головой.

– Но…

– Хватит, Генри. Если я выбрала мистера Дивейна, значит, я сделала это обдуманно, взвесив все «за» и «против». Оценив его как своего потенциального партнера, я пришла к выводу, что стать его невестой – в моих интересах. Я признательна тебе за твою заботу, но желаю, чтобы ты больше доверял моему суждению.

Спокойные слова Эдвины пришлись по душе Прескотту.

Чего нельзя было сказать о кузене Генри. Его лицо покрылось красными пятнами, он то сжимал, то разжимал кулаки. Своей наружностью двоюродный брат Эдвины напоминал германца: у него были светло-голубые глаза, светлая кожа и белокурые волосы, постриженные коротко, на греческий манер. Для Генри была также характерна чисто немецкая педантичность. В его облике нельзя было найти никакого намека на нудную напыщенность, свойственную английским джентльменам.

Через мгновение Генри вскинул голову и кивнул в знак согласия:

– Как тебе будет угодно.

Очевидно, Генри уважал Эдвину. И Прескотт не мог не отдать должное его здравомыслию.

Одарив Генри благодарным взглядом, который способен был растопить и каменное сердце, Эдвина повернулась к Прескотту:

– Итак, еще раз, мистер Дивейн, познакомьтесь с моим двоюродным братом, мистером Бланчардом. Генри, это мистер Дивейн, мой жених.

Прескотт вежливо кивнул Бланчарду, решив воздержаться от рукопожатия. Хотя раз выяснилось, что Эдвина привязана к своему кузену, Прескотт будет стараться относиться к нему с должным почтением. Если только Генри сам своим поведением все не испортит.

– Как продвигаются наши дела в Кембридже, Генри? – поинтересовалась Эдвина, очевидно, пытаясь сменить тему. – Все идет так, как мы планировали?

– Разве сейчас уместно обсуждать дела, Эдвина? – сказал Генри, которому было неловко от вопросов Эдвины.

– Я не стыжусь своего участия в деловых предприятиях. А ты стыдишься?

Генри, видимо, стало еще больше не по себе.

– Нет, что ты. Разумеется, нет.

– Ну и как, сделка совершилась? – спросила Эдвина, не скрывая своего нетерпения. – Мы получили землю в собственность?

«Мы»! Значит, Эдвина и Генри вместе занимаются куплей-продажей земли. Они партнеры по бизнесу. А может, ее кузен рассчитывает на нечто большее? Нет – учитывая, что он хотел, чтобы она вышла замуж за Белвуда.

Генри понурил голову и тяжело вздохнул:

– Все пропало. Полетело псу под хвост.

– Ах! – Эдвина постаралась не показать виду, что расстроена этой новостью. Но Прескотт видел, что она ожидала совсем другого ответа. – Но договор был у нас почти в кармане! Что именно там произошло?

Бланчард скрестил руки на груди и повел плечом.

– Что я им ни говорил – все не так. Они с самого начала приняли меня в штыки. – Генри поморщился от досады и скривил губы. – Как такое могло случиться? Мы же столько времени успешно вели с ними переписку! Казалось, что все на мази. – Бланчард с недовольной миной покачал головой. – Я уверен, что тот самый парень – Линер – имел на меня зуб. Как только я приехал, он предложил пойти с ними в таверну. Наверняка они хотели подпоить меня, чтобы вывести из игры.

– О Господи, Генри! – раздраженно воскликнула Эдвина. – Неужели ты отказался пойти с ними в таверну?

– Разумеется. Я пришел туда по делу, а не для того, чтобы напиться и веселиться с людьми, стоящими ниже меня на социальной лестнице. – При этих словах кузен Эдвины мрачно взглянул в сторону Прескотта.

– Генри, следи за тем, что говоришь, – предупредила Эдвина.

Увидев расстроенное лицо Эдвины, ее кузен воскликнул:

– Только, пожалуйста, не пытайся убедить меня в том, что эти люди пошли на попятную и не заключили со мной соглашение из-за того, что я не захотел вместе с ними пьянствовать! Это вздор чистейшей воды!

Эдвина посмотрела на Прескотта, ища у него поддержки. Отвернувшись и глядя в сторону, на залитый лунным светом сад, Прескотт невозмутимо заметил:

– Есть такие люди, которые не продадут тебе и тощей хромоногой кобылы, покаты с ними не выпьешь. Это неписаное правило. Совместная выпивка рассматривается как проявление взаимного уважения и доверия между сторонами.

– Проявление уважения? – презрительно фыркнул Бланчард. – Какое все это имеет отношение к делу? – Он поднял вверх указательный палец. – Самое главное, от чего зависит совершение сделки, выгодно ли это сторонам в финансовом плане. Если выгодно, то договор заключается. Если нет – сделка не состоится. Уважение здесь ни причем.

Эдвина продолжала расспросы:

– Ты не выяснил, имелись ли у них другие покупатели, Генри?

– Мы были единственными претендентами на эту землю. Что делает их решение еще более нелепым.

– В таком случае, возможно, еще не все потеряно… – Эдвина задумалась, кусая губы.

– Ты знаешь, Эдвина, чем больше я размышляю над этим, тем больше склоняюсь к мнению, что мы вполне сможем обойтись и без этой земли, – заявил Бланчард. – Я понимаю: ты очень долго вынашивала свои планы. Но не слишком ли это крупное вложение капитала?

– Да. Но прибыль от этого вложения ожидалась немалая. Очень немалая, Генри, – решительно возразила Эдвина. – Не говоря уже о том, что мы принесли бы огромную пользу обществу. Кембридж – место перспективное, стремительно развивающееся. Нужда в жилищном строительстве там огромна. Этот проект полезен для всех. А больше всего – для нас с тобой. – Эдвина отвернулась, стараясь не показывать, как сильно она расстроена. – Давай продолжим этот разговор завтра. Когда у нас будет время все тщательно взвесить и наметить новые шаги.

Бледные щеки Бланчарда вспыхнули. Указывая пальцем на Прескотта, он заявил:

– Я предпочел бы поговорить с тобой о том, как ты… – он замешкался, подыскивая нужное слово, – докатилась до того, что связалась с этим…

– Генри… – с угрозой в голосе проговорила Эдвина.

Бланчард снова скрестил руки на груди – видимо, это была его любимая поза.

– А что такого? Он явно не нашего круга! Так что вопрос резонный.

– Я сама выбрала мистера Дивейна, – заявила Эдвина решительным тоном, – придя к выводу, что мне пора выйти замуж во второй раз. Мистер Дивейн – достойный человек с прекрасным характером…

– Ты предпочла его? – спросил Бланчард потрясение – Если тебе так приспичило снова выскочить замуж, я готов был бы сам на тебе жениться.

От улыбки, которой одарила его Эдвина, повеяло холодом.

– Как это мило с твоей стороны, Генри.

– И это все, что ты можешь мне сказать?.. – ахнул Бланчард. У него был такой жалкий вид, что Прескотт от души посочувствовал ему.

– Что бы ты там ни говорил, я выбрала именно мистера Дивейна. В нем есть нечто большее, чем внешний лоск и показная мишура. Он надежен и обладает здравомыслием.

Прескотт с удовольствием слушал, как Эдвина защищает его перед кузеном. И что Прескотта особенно порадовало: она говорила не о его природном обаянии и умении красиво танцевать, что обычно привлекало к нему остальных женщин. Эдвина оценила качества его ума и благородство его характера. Как приятно, когда о тебе так отзываются! Пусть даже это всего-навсего искусная игра – и ничего больше…

– Кроме того, – невозмутимо продолжала Эдвина, – мистер Дивейн хорошо ко мне относится, и я признательна ему за заботу и внимание. Он человек прекрасной души – добрый и отзывчивый, верный и порядочный. В чем ты сам сможешь убедиться, как только познакомишься с ним поближе.

– Познакомлюсь поближе? – У Бланчарда был такой вид, как будто его, того и гляди, хватит апоплексический удар.

– Не мне тебе говорить, какой вред могут нанести репутации злые языки. Надеюсь, свое мнение о мистере Дивейне ты будешь основывать не на слухах и сплетнях, а предоставишь ему возможность доказать тебе, что за человек он на самом деле.

Черт возьми, плутовка Эдвина хорошо вошла в роль! Эти ее слова прозвучали так искренне, что Прескотт сам начал верить тому, что Эдвина так высоко его ценит. Это даже немного пугало Прескотта… Но в то же время в его душе что-то шевельнулось.

– А о своем отце ты подумала? – не унимался Бланчард. – Когда он обо всем узнает, у него будет разрыв сердца. Он и без того волнуется за тебя, беспокоится из-за твоего общества «синих чулок», намеренных спасти мир. – Театральным жестом схватившись за голову, Бланчард заявил: – Увольте меня! Я не скажу графу ни слова. Он застрелит любого, кто принесет ему эти ужасные вести.

– Своего отца я беру на себя.

– Смотри, Эдвина. Будь осторожна, – погрозил ей пальцем Бланчард. – Одно дело – противоречить графу Вуттон-Баррету за глаза. Но бросить ему вызов в лицо намного труднее. Сама знаешь, когда старик хочет кому-то навязать свою волю, сопротивляться бесполезно.

– Спасибо тебе за заботу, кузен. Но я думаю, что на самом деле мне абсолютно не о чем беспокоиться, – заявила Эдвина, однако тревога в глазах и весь ее вид свидетельствовали об обратном. Ее губы были плотно сжаты, брови насуплены. Сердце переполняли дурные предчувствия. Чтобы скрыть волнение, Эдвина с такой силой вцепилась в свой веер, что у нее задрожала рука.

– Я заеду к тебе завтра, дорогая кузина, – сообщил Бланчард, – и мы продолжим разговор.

Уходя, Генри метнул в сторону Прескотта выразительный взгляд.

Когда стук его каблуков по каменной веранде затих, Эдвина повернулась к Прескотту:

– Извините, что мой кузен так отвратительно вел себя с вами.

– О, не стоит извиняться. – Прескотт с опаской посмотрел на стеклянные двери веранды. – Мне почему-то начинает казаться, что на сегодня мне достаточно сердечных поздравлений от ваших родственников и знакомых.

– Вижу, ваша обычная маска снова на прежнем месте. Наблюдательность Эдвины удивила Прескотта.

– Да, наверное, вы правы.

Эдвина вздохнула.

– Едва ли я могу вас укорять за эту маску. В какой-то мере я даже немного завидую, что вам удается так хорошо скрывать ваши чувства. Однако думаю, что это дается нелегко. Должно быть, вы одиноки.

– С этим свыкаешься, – солгал Прескотт.

– Я бы, наверное, так не смогла. У меня бы не хватило терпения.

Он вскинул голову:

– Для этого требуется не терпение, а изрядная доля высокомерия. Я не всякому дозволяю видеть мое настоящее лицо.

 

Глава 17

Сэр Ли сидел на скамейке в парке, попыхивая сигарой, привезенной из далекой Вест-Индии, и нежился на теплом послеобеденном солнышке. Он знал, что его старые больные кости как никогда нуждаются в тепле, и прекрасно понимал, что природа для него – лучшее лекарство.

Хотя сэр Ли почувствовал чье-то присутствие рядом с собой еще до того, как услышал хруст гальки на дорожке парка, он даже не повернул головы.

– Добрый день, Уитон.

Ответа не последовало, но через мгновение, обойдя вокруг скамейки, перед ним появился его бывший подопечный, Тристрам Уитон, и сел на скамью рядом.

– Почему вы выбрали именно это место, черт возьми?

– Солнышко сияет, птички поют – здесь так хорошо! – мечтательно произнес старик и вздохнул.

– Вы пригласили меня, чтобы побеседовать о красотах природы?

– Разумеется, нет. Но иногда человеку требуется на время отвлечься от суеты жизни, чтобы увидеть, как прекрасен мир.

– А вы становитесь сентиментальным, сэр Ли. Наверное, это признак старости, – заметил Уитон и прищурился, глядя на собеседника. – В последнее время вы стали неважно выглядеть. Переживаете из-за того шантажиста?

– Конечно же, нет. – Сэр Ли нахмурился, понимая, что на этот раз Уитон как в воду глядел. Старик и вправду устал.

Дает о себе знать груз его семидесяти с лишним лет, ноют и болят суставы. – Меня доконали эти проклятые балы! До рассвета не смыкать глаз, а потом весь день отсыпаться! Это противоестественный образ жизни, скажу я вам! Что касается меня, то, во сколько бы я ни лег спать, поднимаюсь неизменно с рассветом. Расписание светских раутов… чересчур утомительно.

– Вижу, с годами вы становитесь сварливы.

– По-моему, в моем возрасте это позволительно.

– Однако в каком бы настроении вы ни пребывали, вид этого дома его не исправит. – Уитон указал тростью в сторону здания напротив парка.

Уитон относился к числу тех немногих, кому было известно, что в больнице для бедных, которая стояла напротив и на которую он только что указывал тростью, умерла дочь сэра Ли – оставшаяся без единого пенни, одинокая как перст. И рядом с ней не было родных, которые бы ее поддержали.

– Не могу ничего с собой поделать: снова и снова прихожу сюда. – Сэр Ли тяжело вздохнул. – Это место всегда напоминает мне, что, кроме работы, у меня ничего в жизни не осталось. Ни семьи, ни наследников – ничего! И еще это место учит меня не предаваться гордыне. На закате жизни гордыня – плохой советчик.

– Ваша дочь сама приняла решение покинуть семью…

– После того, как я поставил ей ультиматум… – Сэр Ли сокрушенно качал головой. Даже спустя много лет он не мог вспоминать об этом без стыда.

– Вы обвиняете себя в ее смерти?

– Нет, Уитон. Я обвиняю себя в том, что, несмотря ни на что, продолжаю жить. А ее больше нет. И еще я терзаюсь тем, что не знаю, как прожить остаток моих дней, чтобы я мог хоть чуть-чуть уважать себя.

Сэр Ли повернулся к своему бывшему подопечному.

– Именно здесь мне пришла в голову мысль, как заманить в ловушку нашего общего знакомого – печально известного мистера Куинса. Выслеживая его на балах и светских вечеринках, мы ничего не добились. Он осознает себя хозяином положения, а мы в очередной раз терпим фиаско. Мы должны заманить его к себе.

– Заманить к себе? – Брови Уитона удивленно поползли вверх.

– Я организую грандиозную вечеринку в одном загородном доме и приглашу на нее кое-кого из вашего списка предполагаемых жертв и потенциальных подозреваемых. Сам я предстану выжившим из ума старым господином, который и мухи не обидит.

Уитон задумался.

– Заманить рыбку в бочку?

– Так нам проще всего будет понять, какая из рыб протухла.

– А за это время вам удалось что-нибудь разузнать об этих самых рыбках?

– О, я кое-что разузнал о некоторых персонажах, которые значатся в списке. Да, кстати, вы когда-нибудь слышали об Обществе образования и развития женщин?

– Нет. А что это такое?

– Полагаю, это место, где собираются дамы, чтобы вместе заниматься общественно полезным трудом. Одна дама из вашего списка входит в это самое общество.

– Думаете, это как-то связано с Куинсом?

– Не могу сказать ничего определенного, пока у меня не появится достаточно информации. Однако я предполагаю, что там имеются все возможности для тайной деятельности. Разве можно придумать что-то лучшее, чем спальня или столовая для того, чтобы незаметно собрать необходимые сведения или, действуя исподтишка, посеять семена раздора или вселить в кого-то беспокойство? В это самое общество могут вступать дочери графов, жены виконтов, матери баронов. Идеальное прикрытие для тайных делишек.

Уитон рассмеялся и откинулся на спинку скамейки.

– Представляю, как вы огорчены тем, что не вам первому пришло в голову использовать для этих целей клуб.

Сэр Ли невозмутимо повел плечом.

– Я тоже могу организовать какое-нибудь общество для того, чтобы впоследствии использовать его для своих целей.

– Вам всегда мастерски удавалось извлекать из предателей пользу для дела. Этого у вас не отнимешь. – Уитон прищурился, задумчиво глядя вдаль. – Гм… Хотя, если уж речь зашла о семенах, они посеяны не кем иным, как вашим покорным слугой.

– Я не спорю, Уитон. – Сэр Ли пожал плечами. – В нужный момент все полученные сведения я передам вам.

Уитон кивнул:

– В таком случае очень хорошо. Но вернемся к вашей вечеринке в загородном доме. Откуда такая уверенность в том, что Куинс проглотит наживку и попадется на вашу удочку?

– Я пошлю письма нескольким избранным лицам из вашего списка. Они, безусловно, прибудут на этот светский раут. И если Куинс так хитроумен, как я предполагаю, думаю, он позаботится о том, чтобы на вечере присутствовали и несколько фигурантов, в которых он лично заинтересован. – Сэр Ли облизнул пересохшие губы. – Но чтобы мой план сработал на сто процентов, желательно, чтобы на этом мероприятии ваш человек тоже присутствовал. От такого соблазна Куинс вряд ли сможет отказаться.

– Ни в коем случае! – Уитон сделал решительный жест, разрубая воздух ребром ладони. – Это слишком рискованно…

– О каком риске вы говорите? Бог с вами, Уитон! Вы же сами хотели, чтобы все закончилось как можно быстрее. Этот способ – самый быстрый и надежный.

– Послушайте, сэр Ли, мне известно, с какой тщательностью вы планируете подобные вещи…

– …а также то, каких исключительных результатов я достигаю!

– И это тоже. Но даже если я лично поддержу ваш замысел, мой человек ни за что не согласится в нем участвовать.

– Разве он не хочет, чтобы неприятности поскорее закончились?

– Хочет. Но заметьте, он удалился в глушь, в свое имение. Какой веский довод вы сможете привести, чтобы убедить испуганного до смерти человека появиться в самый разгар сезона на какой-то там домашней вечеринке? Разве что хозяином этой вечеринки будет сам его высочество?

Сэр Ли взял газету, которая лежала рядом с ним на скамейке, и молча протянул ее Уитону.

– Прочтите это.

Вынув из кармана монокль, Уитон развернул газету.

– Это же колонка глупых светских сплетен!

– Да вы прочтите это сначала.

Уитон погрузился в чтение, а через минуту опустил газету и уставился неподвижным взглядом куда-то вдаль.

– Неплохо, ничего не скажешь…

– Неплохо? Да это просто великолепно! Это послужит для него веской причиной посетить светский раут. Все произойдет очень быстро. Хорошо организованная операция закончится в течение ближайших десяти дней.

– Учитывая сложившиеся обстоятельства, для нас это самый крайний срок.

Сэр Ли улыбнулся:

– Знаю. Поэтому руководить операцией буду я сам. Я должен лично держать под контролем все, вплоть до мельчайших деталей.

Уитон кивнул:

– Ничего не могу вам обещать…

Сэр Ли наклонился вперед. Он был заметно взволнован.

– Но вы попросите своего человека? Убедите его сотрудничать?..

– Это я, конечно же, сделаю. Но от вас мне нужны гарантии, что с моим человеком ничего не случится.

Сэр Ли, улыбаясь, откинулся на спинку скамейки.

– Даю вам слово. Я очень хорошо все спланировал. Все, кто мне нужен, примут приглашение, и Куинс клюнет на это. Совсем скоро он будет у нас на крючке. Рыбка сама попадет в бочку.

Уитон протянул газету сэру Ли.

– Вы заметили это случайно?

– Да, и считаю это знаком того, что я двигаюсь в правильном направлении. Всем известно: агенты очень подозрительны по натуре.

– Так вы не родственники и никак не связаны?

– Нет. Он сирота. Из Андерсен-Холла. Я попробую еще что-нибудь про него раскопать. Но по-моему, это напрасная трата времени.

– Ну что ж, удачи вам. – Сказав это, Уитон удалился. Под ногами у него хрустел гравий.

Сэр Ли закрыл глаза и с наслаждением вдохнул воздух, приятно пахнущий хвоей. Он поздравил себя с тем, что пункт номер один его плана удачно завершен.

Через мгновение сэр Ли Дивейн открыл глаза. Он был настроен решительно и готов приступить к выполнению пунктов номер два, три и четыре.

Старик поднялся и, опираясь на трость, направился вдоль по дорожке парка к противоположному выходу. Подойдя к краю парка, он остановился и, повернувшись лицом к больнице, прочитал молитву, в очередной раз попросив Бога о прощении. Остаток своих дней он посвятит добрым делам, чтобы хотя бы частично искупить вину. Только бы мил осердный Боже отпустил ему на это достаточно времени.

 

Глава 18

Где бы Эдвина ни появлялась рука об руку с Прескоттом, она замечала любопытные взгляды и шепоток за спиной. Но Прескотт держался великолепно и пытался отвлечь ее внимание интересными беседами.

– Господи, как здесь душно! – воскликнула Эдвина. – Как же в высшем свете любят большие шумные сборища! Не могу взять в толк почему.

– Это служит для них стимулом, миледи. Толпа будоражит чувства и возбуждает.

Так же как и его мускулистое тело, пахнущее мускусом!

После того поцелуя на улице, в нише дома, Эдвина стала словно одержимая. Снова и снова она прокручивала в памяти каждое мгновение. Жар его тела, прикосновения Прескотта, его ласки…

При одной мысли об этом Эдвина вспыхивала как спичка от охватывавшего ее тело желания. Каждую секунду она грезила о новом поцелуе, готовая воспользоваться для этого любой возможностью.

Но благоприятный момент так и не подвернулся. Все последние дни Прескотт проводил в Андерсен-Холле, вместе с доктором Уиннером и малышкой Иви, которая, к несчастью, слегла с высокой температурой. Эдвина с пониманием отнеслась к тому, что Прескотт отважился оставить Иви только тогда, когда убедился, что ей стало лучше. И вот сегодня они с Прескоттом увиделись снова. Но они ни одной минуты не провели наедине: на весь вечер вниманием Прескотта наглым образом завладели дамы из женского общества. Завладели настолько сильно, что Эдвине никак не удавалось выдрать бедного Прескотта из их когтей. А когда она попыталась намекнуть, что пора подышать свежим воздухом, Джинни, Люси и Дженел восприняли это как приглашение всем вместе погулять в парке и увязались за Эдвиной и Прескоттом. В глубине души Эдвину, конечно, не могло не радовать то, что ее подруги приняли Прескотта с восторгом. А с другой стороны, в голове у Эдвины вертелась только одна мысль: что может произойти между ней и ее так называемым женихом в тот миг, когда они наконец останутся наедине.

Но сейчас вокруг них были сотни любопытных глаз.

Прескотт наклонился к Эдвине, щекоча своим дыханием ее шею, отчего по коже у нее сразу же побежали мурашки.

– Хотя вечер еще только начинается, нам необходимо все время искать те самые туфли. Если только, конечно, их обладатель сегодня здесь присутствует. По-моему, нам лучше начать поиски с зала для игры в карты.

– О да, – ответила Эдвина, чувствуя стыд из-за того, что, погрузившись в грезы о поцелуе, забыла о деле. Хотя находится здесь для того, чтобы заниматься поисками безжалостного шантажиста. – Да, надо действовать, пока господа сидят за столами. Это хорошая мысль.

– Прикройте меня, Эдвина. Я не хочу сталкиваться с миссис Уоррен.

Пока они пробирались сквозь толпу, Эдвина возмущалась вслух:

– Неужели эта женщина сама не понимает, насколько бестактно засыпать человека градом вопросов?

Прескотт невозмутимо повел плечом.

– Ей просто хочется понять, что могла такая обворожительная дама, как вы, найти в таком корыстолюбивом жалком черве, как я.

Лестные слова о ее удачно обновленной внешности были приятны, но…

– Не говорите так уничижительно о себе, Прескотт. Он внимательно разглядывал толпу.

– Что кривить душой? Тут уж ничего не поделаешь! Моя репутация такова, что эта характеристика мне вполне подходит.

– Она подходит вам так же, как алое платье подходит краснолицей леди Картридж, – недовольно пробормотала Эдвина.

Прескотт посмотрел на нее, удивленно вскинув бровь:

– Что я слышу, миледи! Вы только что попытались сострить?

Она скривила губы.

– Удивительно, не правда ли?

Он рассмеялся – да так весело, что Эдвина не удержалась и тоже рассмеялась в ответ, сразу же почувствовав себя безумно остроумной, очаровательной женщиной и… почти красавицей.

– На нас смотрят, – шептал Прескотт, пока они продолжали свой путь сквозь толпу. – Все хотят посмеяться вместе с нами вашей шутке.

Смех подействовал на Эдвину благотворно: ее тревога разом улетучилась. Осталась только радость от того, что сейчас она рядом с Прескоттом. Рядом с ним Эдвина ни о чем не беспокоилась – ее сейчас не заботило, что скажет отец, какая судьба ожидает Джинни и что ей предстоит преодолеть на пути к своему счастью. Сейчас она просто наслаждалась моментом, купаясь в своем блаженстве.

Какая-то дама с кислой физиономией выгнула шею, стараясь подслушать, о чем беседовали Эдвина и ее новоиспеченный жених. В ожерелье на ее толстой шее блестело больше бриллиантов, чем было веснушек у нее на лице.

– Прескотт, вы обладаете счастливым даром делать так, что люди вокруг вас чувствуют себя легко и непринужденно.

Он пожал плечами:

– Возможно. Никогда не задумывался об этом.

Эдвину удивляло, что Прескотт имел обыкновение отмахиваться от похвалы в свой адрес, как от чего-то не заслуживающего внимания. А может быть, просто он не считал заслуживающим внимания самого себя?

– Я имею в виду не ваш талант расколдовывать и приручать драконов, – пояснила она. – Я говорю о вашем даре принимать людей такими, какие они есть. По-моему, вы никого не судите строго, правда?

– Только себя самого, – ответил он. – Но зачастую это просто необходимо.

Прескотт вел Эдвину в сторону столовой, а вокруг них текла толпа. В воздухе витали ароматы лилий, роз, гвоздик, лаванды и французской фиалки, сливаясь воедино в удушающую смесь запахов, которые даже отдаленно не напоминали свежие цветы.

Эдвина только сейчас осознала, что Прескотт ведет ее по бальному залу таким образом, чтобы она, по возможности, не проходила мимо дам.

– Почему вы стараетесь, чтобы я избегала встреч с дамами? Потому что мужчины обычно не так любопытны?

– Просто для того, чтобы закрепить детали туалета, многие дамы используют булавки. – Прескотт торжествующе улыбнулся и посмотрел на Эдвину. – Не хочу, чтобы вы укололись.

– Ах! – Эдвина заморгала, поражаясь предусмотрительности Прескотта. И его трогательной заботе. Ей неожиданно пришла на ум древняя притча, которую однажды рассказал ее банкир. Наклонившись к самому уху Прескотта, она спросила: – Вы когда-нибудь слышали предание об иудейском проповеднике по имени Хиллель?

Он отрицательно покачал головой.

– Однажды к нему пришла группа язычников. Они сказали, что готовы обратиться в его религию, если он прочтет им все иудейское учение, стоя на одной ноге.

В глазах Прескотта промелькнул интерес, и Эдвина продолжила:

– Тогда проповедник встал на одну ногу и сказал: «Поступайте с другими людьми так же, как хотите, чтобы они поступали с вами. Все остальное является не чем иным, как толкованием этого мудрого изречения».

Лицо Прескотта озарила улыбка. Эдвина тоже улыбнулась, довольная тем, что ей удалось его позабавить.

– Вы именно так и поступаете, – заметила она. – И это очень… очень по-джентльменски.

Он по-прежнему продолжал улыбаться, однако от внимательного взгляда Эдвины не ускользнуло, что его глаза сразу потухли, и Прескотт мгновенно стал каким-то чужим и отстраненным.

– Я… я сказала что-то не так?

– Нет. Конечно же, нет. – Прескотт отвернулся и принялся внимательно рассматривать толпу вокруг них. – По-моему, мы уже пришли.

– Прескотт!

– Что?

– Пожалуйста, посмотрите мне в глаза.

Он шумно вздохнул, как будто хотел унять боль, и спокойно взглянул на Эдвину.

– Да, что?

– Извините меня, если я чем-то вас обидела. Я этого не хотела.

– Вы не обидели меня, – проговорил он сухо.

– Почему же у меня такое чувство, как будто вы только что мысленно хлопнули дверью?

Одно мгновение Прескотт пристально смотрел на нее, хмуря брови. Как будто эта женщина представляла для него некую загадку, которую он хотел разгадать. Затем его взгляд потеплел и он сказал:

– Уверяю вас, миледи, вы не обидели меня. Просто вы сказали… Просто я никогда не относил к себе понятие «джентльмен». Поэтому… – он пожал плечами, – мне стало немного не по себе.

Прижав ладонь к сердцу, Эдвина торжественно произнесла:

– Клянусь своей честью, что никогда больше не оскорблю вас, назвав джентльменом.

К ее величайшей радости, его взгляд еще больше потеплел, и Прескотт весело рассмеялся – именно такой реакции она и ждала от него. Затем он покачал головой:

– Должен признаться, миледи, вы совсем не такая, какой я вас представлял.

– Вот как? – Эдвина затаила дыхание, ругая себя зато, что для нее так важно его мнение.

– Ну, прежде всего у вас есть чувство юмора, и это прелестно. Когда я впервые вас встретил…

– Я показалась вам похожей на настоящую ведьму. Только помела мне не хватало.

Прескотт усмехнулся:

– Что-то в этом роде. Вы казались такой… ну… сдержанной и непроницаемой.

– Я такой и была, – сказала Эдвина, а потом спохватилась: – Я хотела сказать, я такая и есть! – У нее вспыхнули щеки. – Я имею в виду, что когда я с вами, я становлюсь другой.

Его красивое лицо расплылось в счастливой улыбке, от которой у нее стало светло на душе.

Поджав губы, она проговорила строго:

– Но я не позволю вам, Прескотт, отвлечь меня от главной цели. Я хочу сказать вам комплимент, чего бы мне это ни стоило…

Он округлил глаза, изображая удивление.

– Если это так необходимо…

– О да, это крайне необходимо. Хотя я не смею называть вас джентльменом, я со всей ответственностью хочу заявить, что другие люди чувствуют себя легко в вашем присутствии, потому что вы ведете себя как настоящий рыцарь.

Прескотт картинно приложил руку к сердцу:

– О, вы льстите мне, миледи.

– Это не лесть. Это похвала, которую вы заслуживаете.

Прескотт тепло улыбнулся Эдвине.

– Знаете, Эдвина, что меня в вас поражает? Вы умеете найти нужные слова…

– Однако совсем недавно я, сказав вам кое-что, попала впросак.

– Ну и что? Всем свойственно ошибаться. Однако вы умеете все сгладить. У вас ловко это получается.

– Благодарю вас, Прескотт. По крайней мере я стараюсь.

Они с нежностью смотрели друг на друга, и Эдвине показалось, что Прескотт только что приоткрыл ей завесу своей души. Как ни мало это было, она отдавала себе отчет, что едва ли он открывал кому-нибудь другому так много, как ей, и осознавала важность этого момента.

– Здравствуйте, леди Росс! – Дорогу им загородил тучный мужчина в ярко-синем фраке. Его белые бриджи имели такой покрой, что лучше смотрелись бы на более стройной, чем у него, фигуре. Лицо было угрюмым и неприветливым. – Добрый день, мистер Дивейн!

В тот же миг все разговоры вокруг прекратились. Всеобщее внимание было мгновенно приковано к Фредерику Милсборо, барону Оксли, и к намеченной им жертве. Этот влиятельный человек имел в светских кругах дурную славу самого злостного сплетника. Соперничать с ним по этой части могла разве что его старшая сестра виконтесса Лэнгстон. Брат и сестра даже внешне походили друг на друга. У обоих были длинные лошадиные лица, непокорные желтовато-коричневые волосы и кустистые брови, нависающие над карими глазами, от пристального взгляда которых становилось не по себе.

Лорд Милсборо гневно смотрел на Эдвину сквозь свой монокль.

– Слыхал, что вас, голубушка, можно поздравить. Но, признаюсь, меня несколько шокировал ваш выбор. Вы с вашим избранником не одного поля ягоды!

Все вокруг притихли, и наступила неловкая тишина. Прескотт повернулся к Эдвине:

– А знаете, этот человек прав. Из сирот обычно получаются неважные мужья, Эдвина.

– Вот видите? – Лорд Милсборо взмахнул тростью. – Даже он сам это понимает.

Возможно, присутствие Прескотта вдохновило Эдвину. Сама удивляясь своему ледяному спокойствию и уверенности в себе, Эдвина подхватила игру:

– Вот как? Я заинтригована. Ради всего святого, объясните мне, мистер Дивейн, возможные подводные камни такого замужества. Почему нежелательно выходить замуж за сироту? Возможно, послушав вас, я изменю свою точку зрения.

Прескотт задумчиво поскреб подбородок.

– Ну, скажем, во-первых, раз у меня нет родственников, некому будет приезжать и гостить у нас месяцами. К глубочайшему сожалению, в доме будет тихо и спокойно. Во-вторых, у меня нет страдающих старческим слабоумием престарелых тетушек и дядюшек, которым необходимы забота и внимание и которые нуждаются в общении с нами.

– Так, значит, мы не сможем вести с ними увлекательные разговоры о былых временах и по многу раз надень слушать одни и те же старые анекдоты? Это весьма прискорбно, дорогой.

– В-третьих, у меня нет племянниц, которых надо вывозить в свет и подыскивать им выгодную партию, а также племянников, которых, пустив вход связи, необходимо пристроить на выгодную должность.

– Да, это ужасно, милый. – Эдвина раскрыла веер и начала рассеянно им обмахиваться. – Неужели и вправду нас ждут такие безрадостные перспективы?

Притворно вздохнув, Прескотт покачал головой:

– Боюсь, все эти прелести семейной жизни я не в состоянии вам обеспечить, миледи.

Лорд Милсборо удивленно разглядывал их в свой монокль, переводя взгляд то на Эдвину, то на Прескотта.

– Гм… – Закрыв веер, Эдвина принялась постукивать им по своей ладони. – Значит, в праздники мы избежим ссор по поводу того, чьих родителей поедем навещать?

– Боюсь, что да, мое сокровище. И это значит, что нам придется в два раза чаще навещать вашу родню.

Обмахиваясь веером, Эдвина подняла глаза на Прескотта:

– Есть ли у брака с сиротой еще какие-нибудь недостатки и подводные камни, о которых мне следовало бы знать, милый?

– Ну, после моей смерти все отойдет либо нашим детям, либо вашим родственникам.

– Но разве это плохо?

– Нет. И некому будет оспаривать завещание. Жаль только, бедняг адвокатов оставим без куска хлеба.

Эдвина похлопала Прескотта по плечу:

– О, дорогой, вечно вы печетесь о благе других. Думаю, адвокаты разыщут что-нибудь, что можно было бы оспорить и за что можно выставить астрономический счет. Не правда ли, лорд Милсборо?

– Гм… Ну да, эти черти проклятые всегда найдут что оспорить. Ах… – Лорд Милсборо тихо кашлянул. – Да, кстати, вы прелестно выглядите, голубушка.

Эдвина стала взбивать локоны, прихорашиваясь.

– Разве вы не согласны, ваша милость, что новая прическа, а также помолвка, совершенная с умом, творят с женщиной настоящие чудеса?

Лоб лорда Милсборо покрылся испариной, и Эдвине стало даже немного жаль его. Но не слишком – пусть впредь не сует свой нос в чужие дела!

– С умом… Я… ах… Мне нужно идти, голубушка. Я… ну… Примите мои поздравления.

Взволнованный лорд Милсборо стал торопливо пробираться сквозь толпу.

Эдвина вздохнула с облегчением и стряхнула с платья невидимые пылинки. Шутка удалась. Однако в глубине души она не могла не чувствовать легкое сожаление из-за того, что им с Прескоттом приходится терпеть все это. Эдвина не могла понять, как Прескотту удается постоянно держать наготове свою маску. Она знала: это не так-то просто.

– Встречаемся возле дамской комнаты, – шепнули Эдвине на ухо. Подняв голову, она увидела впереди, в толпе, спину поспешно удаляющейся Дженел и сиреневое перышко ее тюрбана.

Эдвина похолодела. Наверняка шантажист снова дал о себе знать.

– Ах, мне нужно оставить вас ненадолго, Прескотт.

Прескотт прищурившись посмотрел на Эдвину:

– Да-да, конечно, идите.

Она, затаив дыхание и обмирая от страха, стала пробираться к дамской комнате.

– Эй!

От неожиданности Эдвина вздрогнула. Из-под большого папоротника вышла Дженел. Прижимая руку к бешено колотящемуся сердцу, чуть живая от страха, Эдвина пролепетала:

– Это слишком… мелодраматично. – У нее на языке вертелось другое слово, но она воздержалась от более крепких выражений. – Прескотт не дурачок! Он Мог тебя заметить, а ты ведешь себя так же изобретательно, как Полоний, подслушивающий из-за портьеры.

– Какой вздор! Хотя я обожаю шекспировского «Гамлета», не смей сравнивать меня с актерами.

Дженел жестом показала Эдвине, чтобы та спряталась вместе с ней за папоротником. Эдвина сомневалась, что их не будет видно за растением, но не стала возражать.

– А где Джинни?

– В дамской комнате.

– Что-то случилось?

Дженел нахмурилась:

– Джинни ужасно расстроена, она только что обнаружила в своей сумочке записку шантажиста.

Эдвина стиснула зубы, умоляя Господа послать ей терпение.

– Что в записке?

– Через пять дней она должна присутствовать на домашней вечеринке в загородном доме Кендриков. Там она сможет получить обратно все свои письма.

Глаза Эдвины расширились.

– Все письма сразу?

– Да. Джинни сможет получить их, заплатив шантажисту пятьсот фунтов.

– Ого! – воскликнула Эдвина. Видимо, чересчур громко, потому что люди стали оборачиваться в их сторону.

Эдвина закрыла рот рукой и прошептала:

– Вот негодяй!

– Джинни не на шутку испугана и расстроена.

– Я бы тоже на ее месте расстроилась. – Эдвина кусала губы. – Но на самом деле это не такие уж плохие новости. В имении Кендриков мы с Прескоттом сможем беспрепятственно обыскать все комнаты для гостей и найдем туфли Франсуа Миллисана или сами письма.

– Сначала тебе надо получить приглашение.

– Кажется, твой племянник Альберт женат на племяннице лорда Кендрика?

Дженел удивленно округлила глаза, а затем согласилась:

– Да, верно. Я постараюсь достать тебе приглашение. Однако я ничего не обещаю…

– Спасибо. – Эдвина нахмурилась. – Но откуда шантажист знает, что Джинни будет приглашена на эту загородную вечеринку?

Дженел пожала плечами.

– А как ему удалось положить записку в сумочку Джинни?

– Да, он весьма ловок, этого у него не отнимешь. Напрашивается вопрос: почему он возвращает все письма сразу? Для чего ему так резко менять свою тактику? Неужели он подозревает, что мы за ним охотимся?

Дженел сделала неопределенный жест рукой.

– Он не может ни о чем догадываться, потому что пока ничего особенного не произошло. Наверное, он слишком жаден и желает получить большой куш в один присест.

Эдвина кусала губы. Ей не все было понятно в действиях шантажиста.

– Мне надо обсудить это с Прескоттом. Наверняка он что-нибудь придумает. – Удивительно, насколько эта мысль утешала Эдвину! – Но сначала нам нужно проведать, как там Джинни.

– Иди. – Дженел одернула рукав фиолетового платья. – Боюсь, что ты права и мистер Дивейн может заподозрить о нашем сговоре. Пойду отвлеку его. А когда ты вернешься к нему, скажи, что это ты получила записку, а не Джинни.

– Даже не знаю, Дженел, правильно ли так поступать с Прескоттом. Уж очень он проницателен…

Дженел метнула на нее гневный взгляд:

– Только не заводи снова свою волынку о том, что ему нужно сказать правду, Эдвина.

– Но Прескотт должен это знать. Ведь он, как и мы, занимается этим делом.

– Мы обещали Джинни, разве ты забыла?

– Да, но…

– Все, хватит об этом, Эдвина. Джинни просто очарована Прескоттом и не на шутку огорчится, если он узнает всю неприглядную правду о ней. Тебе не кажется, что бедняжке и так несладко?

Аргументы Эдвины были исчерпаны. Дженел задумчиво изрекла:

– Но в одном я могу с тобой согласиться, Эдвина: мистер Дивейн – необыкновенный молодой человек.

Эдвина с тяжким вздохом вышла из-за папоротника, бормоча себе под нос:

– Ты даже представить себе не можешь, насколько он замечательный.

 

Глава 19

На следующий день Эдвина и Прескотт гуляли по Роттен-роу в Гайд-парке. Было тихо и безветренно, воздух был влажен от находящегося поблизости озера Серпантин.

На деревьях беспечно чирикали воробьи, время от времени слетая с веток, чтобы подобрать крошки, которые бросали им дети. Неподалеку весело болтали и смеялись дамы и господа, собравшиеся на пикник, чтобы отметить день рождения леди Хинсдейл.

Незаметно удалившись с торжества, Эдвина и Прескотт медленно брели по парку рука об руку.

– Хочу поблагодарить вас, Эдвина, за то, что помогли мне с помещением под склад в порту, – сказал Прескотт. – Сегодня мы подписали все необходимые документы.

– Великолепно. Я очень рада за вас. Вам хватит места для размещения вашего товара?

– Там поместится все, до последнего контейнера.

– Надеюсь, ваше деловое начинание увенчается успехом, – сказала Эдвина. – Ваши фонари отраженного света дают больше света, чем обычные, и потребляют меньше масла. Люди будут выстраиваться за ними в очередь.

– Я высоко ценю ваше мнение, но, к сожалению, люди привыкли зажигать дома свечи. Многим не нравится запах от сгорания масла. Несмотря на то, что эти фонари имеют неоспоримые преимущества, едва ли их будут раскупать, как только они поступят на рынок. Людям нужно время, чтобы привыкнуть к новшеству, каким бы прогрессивным оно ни было.

– Меня восхищает ваша способность понимать человеческую природу.

Прескотт пожал плечами:

– Я бы не рискнул потратить свои заработанные тяжким трудом деньги на непроверенный, случайный товар. Сначала мне необходимо убедиться в преимуществах этого товара. Я должен знать мнение тех, кто им пользовался.

– И что вы собираетесь делать?

Прескотт улыбнулся одними уголками губ.

– Вы считаете, что у меня непременно должен быть какой-то конкретный план?

Эдвине понравилось, что Прескотт ее поддразнивает.

– А разве так у вас бывает не всегда?

– Далеко не всегда. Однако в этом случае план у меня и в самом деле имеется. Один мой друг с Боу-стрит познакомит меня кое с кем из работников, которые отвечают за караульную службу.

– Это блестящая мысль! Караульным требуется хорошее освещение, и в то же время им несподручно носить с собой что-то тяжелое. Ваши фонари могли бы идеально для этого подойти.

– Я тоже так думаю. Остается убедить в этом парней, руководящих караульной службой. Когда мы вернемся в Лондон после вечеринки у Кендриков, я должен буду встретиться с начальниками гвардейской пехоты и королевской конной гвардии. Люди в конце концов увидят, как удобно и выгодно пользоваться моими фонарями, и захотят приобрести себе такие же.

Эдвина призадумалась. Прескотт уже строит планы на то время, когда их миссия будет завершена. Хотя что же в этом странного? Прескотт обещал провести с ней всего четыре недели. Но несмотря на это, Эдвина лелеяла надежду, что, узнав ее поближе, он согласится остаться с ней подольше.

Разумеется, только ради того, чтобы поймать шантажиста и довести дело до конца!

– Что-то вы притихли, Эдвина, – заметил Прескотт. – О чем вы беспокоитесь? О приглашении? Но я уже говорил вам, что шантажист не определил бы место встречи у Кендриков, если бы не знал точно, что вы тоже будете туда приглашены.

Эдвина в очередной раз почувствовала угрызения совести из-за того, что до сих пор не сказала Прескотту всей правды. Но аргументы Дженел заставили ее держать рот на замке. Когда Эдвина взяла на себя исполнение роли жертвы шантажа, у Джинни сразу гора свалилась с плеч. К тому же Джинни начала испытывать к Прескотту симпатию и не хотела упасть в его глазах.

Но Эдвина не могла избавиться от переживаний по поводу того, что должен думать о ней Прескотт, раз он поверил, что она стала объектом шантажа. Он решил, что у нее был любовник? Что она нарушила супружеский долг? Эта мысль ей претила.

– Уверен, что как только вы вернетесь домой, вас будет ждать приглашение на вечер к Кендрикам, – заверил ее Прескотт.

– А когда мы получим это приглашение, вы будете готовы сразу же уехать?

– Мои вещи уже собраны.

– Хорошо. Чем быстрее мы прибудем на место, тем скорее начнем обыскивать дом. Новый поворот событий играет нам на руку, поскольку шантажист входит в ограниченный круг людей.

– Согласен. Звезды, кажется, благоприятствуют нам. Вы хотите вернуться, Эдвина, или продолжить прогулку?

– Давайте погуляем еще немного, если вы не против.

– Длительные прогулки на свежем воздухе успокаивают нервы. Вы согласны?

– О да! Это верно. – Эдвина улыбнулась. Главным, что благотворно на нее влияло, были не пешие прогулки, а радость от того, что он рядом.

Так прекрасно было находиться с Прескоттом наедине, владеть им безраздельно. Его близость волновала Эдвину и возбуждала жар в ее теле. Он поразительно красив и исключительно внимателен к ней. Как можно не увлечься таким мужчиной?

Она споткнулась.

Прескотт поддержал ее и спросил:

– С вами все в порядке?

– Да. Я… Ах… Я зацепилась за подол своей юбки. – Бог ты мой! А ведь это правда: она и в самом деле не на шутку увлеклась Прескоттом! От этой мысли щеки у нее вспыхнули как маков цвет.

– А вы знаете, что вас называют за глаза «краснеющая вдова»?

– Что? Краснеющая вдова? – Эдвина зарделась еще сильнее. – Почему светские сплетники по-прежнему продолжают называть меня вдовой, хотя, по нашему замыслу, они по крайней мере должны считать, что я помолвлена?

– По-моему, мало кто верит, что у нас дело дойдет до свадьбы.

Она удивилась:

– Вот как? Почему?

– Не удивляйтесь. Время от времени случается, что жених и невеста идут на попятную. – Прескотт заговорщически наклонился к Эдвине. – А в нашем случае люди недалеки от правды. И когда мы разорвем помолвку, это никого особенно не удивит.

У Эдвины все опустилось внутри. Он проговорил это так равнодушно, так холодно, как будто это не имело для него ровно никакого значения. А ей будет очень не хватать Прескотта. Его улыбки, насмешливых глаз, того, как она себя чувствовала с ним. Их дружба поистине была светлым пятном в ее жизни. Это было прелестно и восхитительно. Во время их поцелуев она переживала необыкновенные эмоции. И возможно, такого уже никогда с ней не будет. Никогда…

Еще немного – и Прескотт навсегда покинет ее. А что потом? Неужели все ее знакомство со страстью ограничится двумя потрясающими поцелуями?

Пока Прескотт не покинул ее, пока он с ней, Эдвине нужно от него больше, намного больше.

Но как это устроить?

Тысячи вдов заводят себе любовников. Так почему бы ей не вкусить от запретного плода? Особенно раз уж она все равно не собирается никогда выходить замуж. В этом нет вреда.

Эдвину охватила нервная дрожь. Хватит ли у нее духу? Всего несколько дней назад она считала себя «не созданной для страсти». И вот она всерьез подумывает о том, чтобы завести любовника. Это невероятно…

Прескотт тихо кашлянул.

– Оказывается, леди Бланкетт – Дженел, как она просит ее называть, – настоящая шпионка. Она уже сумела выведать о пяти гостях, приглашенных на вечеринку к Кендрикам. К концу завтрашнего дня она, вне всяких сомнений, узнает обо всех.

Эдвина удивилась, почувствовав легкую ревность, когда Прескотт назвал Дженел по имени. При этом какой-то голос внутри ее злорадно напомнил ей, что Прескотт только искусно притворяется, изображая, что увлечен своей мнимой невестой.

Как ей могло прийти в голову, что между ними что-то есть? На самом деле он совсем не хочет ее. А тот поцелуй в нише? Он назвал его «экспериментом». Тот поцелуй ничего для него не значил! Эдвина почувствовала себя униженной. Не важно, создана она для страсти или нет. Она настроена вести себя как ни в чем не бывало и будет продолжать разговаривать с Прескоттом, не показывая виду, что на самом деле ее сердце пронзает боль разочарования.

– Кажется, вы с Дженел стали ладить гораздо лучше, – заметил Прескотт.

– Да. И я хочу поблагодарить вас, Прескотт, за то, что вы сгладили противоречия, которые всегда существовали между нами. Дженел по-прежнему все мои предложения принимает в штыки, но я больше не чувствую в ней злости на меня, как это было раньше. Вы обладаете способностью понять, чем живет человек, что им движет. То, что, к сожалению, у меня самой отсутствует.

– Трудно видеть душу человека, когда он постоянно изводит тебя своими нападками.

– Да, так оно и есть.

– Дженел и вправду напоминает мне миссис Найджел, и еще я вспоминаю слова директора Данна: «Самый острый язык зачастую скрывает раненое сердце».

Эдвину растрогало глубокое понимание директором Данном человеческой природы и то, что Прескотт оказался достаточно мудр, чтобы извлечь урок из его слов.

– Извините, – прозвучал сзади чей-то голос.

Они остановились и оглянулись. Перед ними стояла прелестная юная дама с веснушчатым лицом, небесно-голубыми глазами и белокурыми локонами, выбивающимися из-под шляпки персикового цвета. Она теребила в руках белый кружевной веер.

– Леди Росс, меня зовут мисс Матильда Гелдс. Я хотела узнать… хотела спросить… Ну, в общем, я хочу вступить в Общество образования и развития женщин!

Эдвина перестала улыбаться. Деятельность основанного ею общества начинает получать широкую огласку. Ее отец не будет от этого в восторге.

– Я польщена, мисс Гелдс. Но извините мою бестактность… Вы уверены, что ваши родители одобрят эту идею?

– Но ведь ваши родители ее тоже не одобрили! Тем не менее, вас это не остановило.

Эдвина призадумалась. Кто мог разболтать ее тайну?

– Видите ли, мисс Гелдс, нельзя относиться так легкомысленно к мнению родителей. Особенно когда живешь с ними под одной крышей. В то время, о котором идет речь, я уже была вдовой…

– Леди Росс, я мечтаю трудиться на благо общества. Развивать свой ум, изучать интересные вещи, узнавать много нового…

Эдвина подняла руку, пытаясь остановить поток красноречия.

– Но, мисс Гелдс…

– Я знаю, что вы президент общества. Я выследила вас раньше, чем мои подруги Корнелия и Эдита. Я предприняла определенные действия и разыскала вас. Это что-нибудь да значит!

– Я предполагаю, мисс Гелдс придется пройти обычную для всех кандидатов процедуру приема в общество, – осторожно намекнул Прескотт.

Эдвина закивала:

– Все члены нашего общества через это проходили. И даже президент не имеет права отменять общие правила.

– Я хочу вступить в общество и пойти по вашим стопам, леди Росс. Прошу вас, скажите, куда мне обратиться с официальным заявлением о приеме.

– Вы знаете, где у нас штаб-квартира?

– Разумеется. Джерард-стрит, сто восемьдесят три, рядом с вашим домом. Мои подруги уже ждут вас там. Я решила опередить их, разыскать вас, пока они не обратились к вам со своими заявлениями.

Так, значит, ее ждут другие юные девицы… Эдвину отнюдь не обрадовала такая перспектива. Она натянуто улыбнулась.

– Оставьте все сведения миссис Люси Томас, в обществе. Когда придет время, ваше заявление рассмотрят.

– Вы замолвите за меня словечко, леди Росс?

– Я не могу вам ничего обещать, мисс Гелдс. Но наравне со всеми шанс вам предоставят. – Эдвина понятия не имела, что собой будет представлять процедура рассмотрения заявления, но ей хотелось, чтобы все было максимально честно.

Юная барышня захлопала в ладоши.

– Благодарю вас, леди Росс. Я прямо сейчас пойду и подам заявление.

Девушка умчалась прочь, как персиково-белый вихрь.

– О Боже мой! – Эдвина схватилась за сердце. – Что ее подтолкнуло к этому?

Прескотт посмотрел на Эдвину:

– На романтичных юных особ обычно производит неизгладимое впечатление, когда состоятельная дама выходит замуж за бедняка. По любви.

– Но какое все это имеет отношение к моему обществу?

– Наша помолвка привлекает внимание к вашей персоне и как следствие – к вашим свершениям. Самое заметное среди них – ваше Общество образования и развития женщин.

– Я и представить не могла, что созданное мною общество получит столь широкую известность. – Эдвина тяжело вздохнула. – Мои родители будут страшно недовольны.

– Значит, то, что сказала девушка о ваших родителях, – истинная правда? Они не одобряют вашу деятельность?

– Создание дамского общества? Не одобряют – это слишком мягко сказано! Они просто в шоке. – Эдвина приложила пальцы к виску, потому что голову пронзила резкая боль. – Они и слышать ничего об этом не хотят.

– Я понимаю, что такая злая гарпия, как ваша свекровь, может не быть достаточно просвещенной. Но почему ваши родители не одобряют организацию такой прогрессивной направленности, как ваше общество?

– Ну, как вам объяснить… Во-первых, отец находит унизительным тот факт, что мы занимаемся сбором одежды для бедных и к тому же сами ее развозим. Его шокирует, что мы помогаем женщинам, попавшим в тюрьму. Он не выносит моих ученых подруг, которых называет «синими чулками», не приветствует, что ко мне домой часто съезжается уйма народу, когда мы проводим собрания членов общества. Ну, в общем, слишком долго перечислять… – Эдвина вздохнула. – Я не понимаю своего отца и вряд ли когда-нибудь смогу понять.

– Может, истинная причина его недовольства кроется в том, что ему прекрасно известно, что происходит в его собственном клубе? Обильные возлияния, азартные игры, сомнительные компании, о которых домашним неприлично рассказывать… Ничего ужасного, но посторонних лучше в это не посвящать.

Продолжая тереть висок, Эдвина улыбнулась одними уголками губ.

– Вы говорите так, словно знакомы с моим отцом.

– Нет, с вашим отцом я не знаком, однако знаю нескольких других папаш. Они считают, что имеют право жить по другим правилам, нежели их собственные дочери. И я не могу их в этом винить. Хотя у меня самого вряд ли когда-нибудь будут дети, я смею сказать, что, будь у меня дочка, я бы запирал ее в комнате на замок и не подпускал к ней мужчину на расстояние пушечного выстрела.

Эдвина недоуменно захлопала ресницами.

– Вы сказали, что у вас вряд ли когда-нибудь будут дети. Почему, интересно?

– Нетрудно заметить, Эдвина, что я не создан для брака, а давать жизнь детям вне брака и создавать им тем самым дополнительные трудности в жизни я не намерен.

– Не созданы для брака? – Эдвина выпрямилась. – А мне показалось, что как раз наоборот.

– Весьма забавно, – раздраженно проговорил Прескотт. И его лицо стало непроницаемым.

– Я говорю совершенно искренне, Прескотт. Признаюсь, меня несколько обескуражило то, как вы восстановлены против брака. Может быть, это из-за того, что ваши родители дали вам жизнь вне брака?

Прескотт недовольно нахмурился. Он не ожидал, что Эдвина будет настойчиво муссировать эту тему. Ну и что! Она все равно будет продолжать его расспрашивать! Эдвина ничего не могла с собой поделать: этот вопрос был для нее слишком важен.

– Это потому, что я не смогу быть хорошим семьянином, – проговорил Прескотт сердито. – Просто не такой я человек по складу характера.

– Я не могу согласиться с вами. Вы прекрасно умеете слушать другого человека, что, к сожалению, редко встречается у мужчин. Кроме того, у вас прекрасное чувство юмора. Вы надежны и заслуживаете доверия. По-моему, любой отец и муж должен обладать этими прекрасными качествами.

– Ваш супруг обладал хоть чем-нибудь из этого набора достоинств?

– Н-нет… По правде сказать, ни одним из них он не обладал.

– Что и требовалось доказать! Женщинам не нужны хорошие слушатели. Им нужны деньги, положение в обществе, осуществление честолюбивых надежд. А идеальный вариант – получить все, вместе взятое. А я им ничего из этого не могу предоставить. – Прескотт разгорячился. – Более того, я ни за что на свете не пойду на величайшую в мире глупость, навечно приковав себя к какой-нибудь одной женщине.

Это было произнесено с таким пылом, с такой внутренней убежденностью, что Эдвина выпрямилась и пристально посмотрела на Прескотта.

– Я не представляла, что вы такого низкого мнения о женщинах.

– О, ну что вы! Я очень люблю женщин. Я их просто обожаю! Но я ни за что не положусь ни на одну из них. Никогда в жизни!

Наступила неловкая тишина. Было только слышно, как щебетали птицы, а рядом галдели играющие дети.

Эдвина покачала головой, до глубины души расстроенная его признанием.

– Мне интересно знать, Прескотт, кто так сильно вас ранил, что вы разом ополчились на всю прекрасную половину человечества.

Прескотт отвернулся, снял шляпу и провел рукой по волосам. Он молчал, неподвижным взглядом уставившись на синевшее вдали озеро Серпантин. Его густые волосы отливали на солнце медью.

– Кэтрин Данн? – спокойно спросила Эдвина.

– В Андерсен-Холле я научился многому. – Он снова повернулся лицом к Эдвине и водрузил свою шляпу на место. – Она была только одной из многих моих учителей. – То, каким тоном Прескотт это произнес, не допускало никаких дальнейших расспросов, и Эдвине ничего другого не оставалось, как замолчать и продолжать сгорать от любопытства, строя догадки о том, что связывало в прошлом Прескотта и миссис Кэтрин Данн.

Холодно глядя на Эдвину, Прескотт проговорил:

– А это значит, миледи, что относительно меня вы можете быть спокойны – я не собираюсь настаивать в дальнейшем на продлении нашей помолвки.

Это заявление Прескотта как ножом полоснуло ей по сердцу. Оно подействовало на Эдвину гораздо сильнее, чем пощечина, полученная от ее достопочтенной свекрови.

Не глядя на Эдвину, Прескотт предложил ей руку и сказал:

– Мне нужно съездить в Андерсен-Холл, чтобы проведать малышку Иви. Я уже давно не был в приюте. Не сомневаюсь, доктор Уиннер также хочет услышать от меня рассказ о том, как продвигается наше с вами дело. Вы поедете со мной?

С тяжелым сердцем Эдвина взяла Прескотта под руку и пошла рядом с ним. Ей внезапно показалось, что солнце светит не так ярко, а птицы щебечут не так весело, как раньше.

 

Глава 20

Эдвина раздвинула шторы и посмотрела в окно, надеясь увидеть Прескотта. После вчерашнего разговора во время прогулки в Гайд-парке ее не покидало тревожное чувство. Нельзя сказать, что они поссорились. Но на обратном пути оба не проронили ни слова, и это молчание действовало на Эдвину удручающе, если не сказать больше.

На самом деле она сама во всем виновата. Ничего удивительного, что у него сложились такие убеждения – они явились отражением его жизни. Какое она имеет право подвергать сомнению правильность его мнения? Однако в глубине души у Эдвины жила уверенность, что из Прескотта выйдет замечательный отец. И муж, раз уж на то пошло. Он такой понимающий, внимательный и такой добродушный… Она была уверена, что стоит его немного приободрить…

Господи, о чем она думает? Не собирается же она и в самом деле выходить за Прескотта замуж! Однако стоит ему назвать по имени другую женщину, она буквально места себе не находит от ревности. Наверное, она помешалась от постоянных размышлений о шантажисте. Скорее всего так и есть. Иначе с чего бы ей так терзать себя из-за всякой ерунды?

Однако нельзя было не признать, что за время их короткого знакомства дружба с Прескоттом стала очень много значить для Эдвины. Ее ни на миг не покидало ощущение, что она знала его всю жизнь. Возможно, это чувство появилось из-за того, что, прежде чем встретиться с Прескоттом, она в течение многих дней изучала, что он собой представляет. Но результат ее исследования едва ли хоть чуть-чуть отражал богатство и сложность натуры Прескотта Дивейна…

Дверь в голубую гостиную отворилась, и в дверном проеме показалась голова Джинни.

– Ах вот ты где, дорогая моя! – Шурша светлыми кружевными юбками, Джинни подошла к Эдвине. – Прячешься от юных особ, атаковавших наше общество?

– Ах… Ну да. – Эдвина поспешно отвернулась от окна и опустила штору. – Гм… Я не представляла, что их окажется так много.

– Неудивительно: мы можем предложить им то, что они больше нигде не смогут найти – надежный причал, где их будут воодушевлять на исследования запретных для них тем. Несколько барышень, кажется, очень интересуются общественными работами, которые мы проводим.

– Мы привлекаем слишком много внимания к нашему обществу, Джинни. Меня не оставляет предчувствие, что добром это не кончится.

Джинни развела руками:

– А что может случиться? Ты владелица помещения и всего этого дома. Все мы здесь находимся по своему собственному желанию. Насильно мы здесь никого не держим. Не хочешь оставаться членом общества – пожалуйста, можешь уйти в любой момент.

На сердце у Эдвины кошки скребли. Кусая губы, она качала головой.

– Если люди станут думать, что мы дурно влияем на их дочерей, это значительно осложнит нам жизнь. Кроме того, я не хочу обострять проблему взаимоотношений отцов и дочерей.

– Ты хотела сказать «отцов и детей»? – Джинни мило улыбнулась.

– Ну да, конечно. – Эдвина опустила глаза. – Я горько сожалею о том, что между отцом и мной произошел разлад. И нужно сделать все от нас зависящее, чтобы в дальнейшем избежать подобных осложнений.

Джинни схватила Эдвину за руку.

– Но если бы ты могла все начать сначала, разве отказалась бы от мысли основать женское общество?

– Если бы у меня появилась возможность все начать сначала, я бы не стала повторять прошлые ошибки. В особенности в отношениях с отцом. Я все сделала бы не так. Я сообщила бы ему, что за организацию я создаю. Привела бы другие доводы. Все прошло бы без крика, скандалов и слез… – Она закрыла лицо руками и прошептала: – С ним я как будто бьюсь головой о стену. Я теряю терпение и даю волю эмоциям.

– Он – твой отец. И когда тебя не понимает родной человек, это всегда очень больно.

– Но я сама подтолкнула его к такому поведению. Жаль, что я не умею улаживать дела более дипломатично. – Эдвина вздохнула, вспомнив, как тонко и деликатно умел обходить острые углы Прескотт. Может быть, на его примере она научится лучше общаться с людьми?

– Что-то мне подсказывает, что дипломатия едва ли может кому-нибудь помочь в отношениях с графом Вуттон-Барретом. – Джинни ласково погладила Эдвину по спине. – Ты еще не разговаривала с отцом?

– Нет. Надеюсь, что вдовствующая графиня не осуществила свои угрозы и не написала ему.

– А когда он все равно узнает обо всем?

Эдвина пожала плечами и подняла глаза на Джинни.

– Может быть, к тому моменту все уже закончится и отец будет счастлив, что позорящий его знатный род мезальянс не состоится.

Джинни нахмурилась. Она с тревогой посмотрела на Эдвину:

– А ты сама, Эдвина? Ты тоже будешь счастлива, что отношения с мистером Дивейном подойдут к концу? По-моему, ты очень привязалась к нему.

Эдвина хотела было возразить, но Джинни жестом остановила ее.

– Я вижу, с какой тоской ты смотришь в окно, когда должен прийти Прескотт. И как ты мило краснеешь всякий раз, когда произносят его имя. И то, как ты светлеешь лицом, когда он входит в комнату. Все это, вместе взятое, наводит меня на мысль, что ты неравнодушна к нему. Хотя ты это отрицаешь.

У Эдвины вспыхнули щеки. То, что заметила Джинни, не могло не встревожить Эдвину. Она была ошеломлена. А что, если Джинни не единственная, кто заметил это?

– Всем остальным такое поведение видится естественным для влюбленной женщины, что вполне вписывается в общий замысел. Но я знаю тебя, Эдвина: ты новичок в искусстве притворства.

– Ну, может быть… я чуть-чуть увлечена, – пожала плечами Эдвина и улыбнулась Джинни, желая разубедить подругу. – Но это только легкий флирт – и ничего больше. Это несерьезно.

– Ты и легкомыслие – две вещи несовместные. – Это все равно что назвать Дженел милой цыпочкой.

Эдвина изобразила на лице улыбку.

– Против Прескотта Дивейна не устоит даже Снежная королева, Джинни. К нему нельзя оставаться равнодушной. Но это вовсе не значит, что он завоевал мое сердце.

Взяв руки Эдвины в свои ладони, Джинни покачала головой:

– Только, ради Бога, не пойми меня превратно, Эдвина. Я не имею ничего против мистера Дивейна. Просто я волнуюсь за тебя. У этого мужчины репутация человека, увлекшего множество женщин. И я не хочу, чтобы он разбил тебе сердце.

Эдвина убрала руки из ладоней Джинни, отвернулась и, подойдя к окну, снова стала смотреть на улицу.

– Полно тебе, Джинни. Тебе не о чем беспокоиться: Прескотт сейчас уже строит планы на будущее, и в них нет места для меня. Пройдет совсем немного времени – мы разберемся с шантажистом, и Прескотт исчезнет из моей жизни навсегда. – При этой мысли у Эдвины больно защемило сердце. И в самом деле, раз у них осталось так мало времени, ей нужно как можно скорее уладить все недоразумения с Прескоттом. – Мы с ним просто друзья.

Джинни поджала губы и устремила задумчивый взгляд куда-то вдаль.

– Хорошо, как тебе будет угодно, – вздохнула она, а затем оживилась. – Я сказала молодым особам, которые желают вступить в наше общество, что ответ им дадут в течение месяца. Надеюсь, сделав так, я не превысила свои полномочия?

Эдвина прогнала прочь грустные мысли и снова повернулась к Джинни:

– Разумеется, нет. За это время мы успеем все хорошенько обдумать.

– Ты имеешь в виду, хорошенько рассмотреть их кандидатуры? – подняла бровь Джинни. – Я опасаюсь, что некоторые из заявителей недостаточно…

– …серьезно относятся ко всей этой затее?

– Совершенно верно.

– Согласна. Довольно трудно будет отделить зерна от плевел. С другой стороны, мы не должны отворачиваться от женщин, которые искренне заинтересованы в самообразовании и труде на благо общества. Тем не менее, если мы примем в свои ряды слишком много новых членов – особенно тех лиц, чей интерес весьма поверхностен, – это ослабит нашу организацию. А мне бы очень не хотелось растерять то чувство общности, которое успело у нас сформироваться.

– Ты права, Эдвина. Мы должны взвесить все «за» и «против». Ведь по таким вопросам не существует никаких пособий, верно?

Эдвина качала головой, ощущая себя совсем потерянной.

– Надо подумать об этом. Это критический момент в истории нашего общества, Джинни. Я боюсь ошибиться.

– Ах вот вы где! – закричала с порога Дженел. Она вбежала в комнату, шурша кисейным платьем и размахивая над головой карточкой цвета слоновой кости. – Теперь оно у нас есть! – Ее глаза возбужденно блестели, а на губах играла довольная улыбка. – Собирайте сумки, дамы: мы все отправляемся за город!

– Эдвина получила приглашение в имение Кендриков? – Джинни подошла к Эдвине и взяла ее за руки.

Дженел еще раз взмахнула карточкой.

– Да, получила.

– Просто не верится! – От радости Эдвина обняла Джинни.

– А это означает, что теперь мы все приглашены, – объявила Дженел.

– Как это? Ты же, кажется, не собиралась туда отправляться.

Дженел сделала гримасу.

– Не могу же я бросить вас обеих на растерзание свирепого хищника?

Джинни протянула руки к Дженел, и все трое радостно обнялись. Каждая чувствовала себя на седьмом небе.

– Ах, тебе прекрасно известно, как я ненавижу разные там сантименты, Джинни. – Дженел высвободилась из объятий подруг и вынула кружевной платочек из вязаного ридикюля, висевшего у нее на запястье. Прижав платочек к уголку глаза, она захлюпала носом.

– Ты плачешь? – не веря своим глазам, воскликнула Эдвина.

– Конечно же, нет. – Дженел убрала носовой платок. – У меня аллергия на ваши ужасные духи.

Джинни с Эдвиной переглянулись и обменялись улыбками. У Эдвины потеплело на сердце. Она раньше и представить не могла, что неприятности так сплотят их. Неприятности и… Прескотт Дивейн.

Словно прочитав ее мысли, в комнату вошел дворецкий Уинноуз и объявил:

– Прибыл мистер Дивейн. Пригласить его сюда?

Сердце у Эдвины радостно забилось, но она постаралась унять душевный трепет и спокойно произнесла:

– Да, будьте так любезны. – Хотя ее голос не дрогнул, алые, как маков цвет щеки, выдавали волнение.

– О! Мне не терпится поскорее сообщить ему радостную новость! – воскликнула Дженел. – И показать карту усадьбы Кендриков.

– У тебя есть карта усадьбы? Откуда она у тебя? – изумленно спросила Эдвина.

– Прескотт сказал, что надо выяснить, не перестраивались ли в последнее время здания в их усадьбе, а потом получить копии архитектурных проектов. В архитектурном обществе Линвуда нам сообщили, что последняя реконструкция проводилась в тысяча восемьсот первом году.

– Замечательная мысль. И как мне самой это не пришло в голову?

Дженел подняла вверх указательный палец.

– И нам удалось также получить несколько набросков садов. Мистер Фрэнсис Баттерфидд проектировал сады только в прошлом году и представил эскизы в книге образцов. Выглядят они очень живописно, и мне не терпится убедиться в этом воочию. Мы сможем совершать прогулки по саду. Они так бодрят и поднимают настроение!

– Вне всяких сомнений, – согласилась Эдвина. – Это было бы восхитительно.

– Мистер Дивейн, – объявил Уинноуз.

В гостиную пружинящей походкой вошел Прескотт, и сердце Эдвины затрепетало от счастья. Ее бросило в дрожь. Эдвине хотелось броситься к Прескотту на шею, но она только слегка наклонила голову в знак приветствия.

Сегодня он был особенно красив в васильковом пиджаке с блестящими медными пуговицами, в облегающих белых бриджах и сверкающих ботфортах.

Эдвина с облегчением отметила про себя, что у Прескотта было спокойное и беззаботное выражение лица. От вчерашней мрачности не осталось и следа.

– Добрый день, дамы, – поздоровался он своим глубоким низким голосом, от которого по коже у Эдвины побежали мурашки.

Джинни и Дженел приветливо кивнули.

Эдвина поправила свои юбки лимонно-желтого цвета, надеясь, что не измяла нежную кисею платья. Затем она подняла глаза на Прескотта и заметила, что он смотрит на нее с любопытством. Ее охватило волнение, но она не подала виду и невозмутимо подняла бровь.

– Вы сегодня прелестны, как никогда, Эдвина. Этот цвет вам к лицу.

Наверное, Прескотту тоже хотелось все уладить. Его слова звучали искренне и сердечно.

– Хватит хвалить новые платья Эдвины, – изрекла Дженел, размахивая приглашением. – У меня прекрасные новости. Правдами и неправдами мне удалось заполучить последние приглашения на вечеринку в имение Кендриков. Теперь мы все сможем туда поехать!

– Новости и вправду отличные, – согласился Прескотт и вынул из кармана пиджака небольшой листок бумаги. – А я сумел достать список гостей.

Эдвина от радости захлопала в ладоши:

– Замечательно!

Дженел подошла к Прескотту и протянула ему приглашение.

– Чертежи дома ждут вас в библиотеке. Можете ознакомиться с ними. А Люси сегодня принесет книгу образцов со схемой садов вокруг особняка.

– Вы потрудились на славу, – отметил Прескотт. – По-моему, в вас дремали задатки настоящего детектива.

Дженел просияла. Гордо вскинув голову, она пробормотала:

– О, подумаешь! Я не сделала ничего особенного.

Джинни выступила вперед и с волнением спросила:

– Что нам еще приготовить? Все происходит так стремительно, что я боюсь в спешке что-нибудь упустить.

– Можете не волноваться так за Эдвину, Джинни, – успокоил ее Прескотт. – Мы не оставим шантажисту ни малейшего шанса.

Эдвина, Дженел и Джинни понимающе переглянулись и не стали поправлять Прескотта. Дженел направилась к двери.

– Я прикажу подать чай, и мы займемся изучением списка гостей.

Прескотт протянул ей листок.

– Идите без нас. Нам с Эдвиной нужно кое с кем встретиться.

Эдвина удивленно повернулась к нему:

– Правда? С кем?

Изумрудно-зеленые глаза Прескотта лукаво заискрились. Он предложил Эдвине руку и загадочно произнес:

– Это сюрприз.

 

Глава 21

– Не могла представить, что от мистера Леонарда мы сможем узнать столько нового для нашего расследования! – делилась довольная Эдвина своими впечатлениями с Прескоттом, когда они шли по Грин-парку.

Легкий ветерок шелестел листьями деревьев. Наступали сумерки. После того как солнце зашло за крыши домов, сразу стало прохладнее.

– Эти сведения и правда важны для нас? – спросил Прескотт, глядя в сторону.

– Да, очень. То, что он работал в известных аристократических клубах «Уайте» и «Будлз», может принести нам неоценимую помощь. Признаюсь, сначала, когда вы его назвали, я не могла понять, зачем нам нужен этот человек. Но теперь я просто не знаю, как вас благодарить за то, что вы познакомили меня с ним.

– Леонарда мало кто знает в лицо и по имени. Этот человек – олицетворение осторожности. Более того, в настоящее время Леонард не является управляющим, он, можно сказать, действует за кулисами. Никто из завсегдатаев клуба не имеет ни малейшего представления о том влиянии, которым он в действительности обладает. И это положение вещей его вполне устраивает.

– Меня потряс его рассказ о том, что он притворялся слугой и обслуживал двух господ, которые подали заявление о приеме в члены клуба, – сказала Эдвина. – Эти двое, нисколько не смущаясь слуги, говорили гадости о членах клуба.

– Из-за чего их просьбы о приеме отклонили. Хотя они так никогда и не узнали, что виной всему Леонард. Поэтому вам, Эдвина, не следует Никому рассказывать эту историю.

– Даю вам слово чести. Я никогда не обману доверие, которое мистер Леонард оказал нам, поделившись своими секретами.

– Вы ему понравились, Эдвина. И самое большое впечатление на него произвела ваша деятельность в созданном вами обществе.

Они дошли до конца тропинки, где в тени деревьев возвышался бельведер. Быстро темнело, и вокруг не было ни души. От одной мысли о том, что она находится сейчас с Прескоттом наедине в романтическом уголке парка, ее сердце радостно забилось.

Эдвина вновь напомнила себе, что совсем скоро от их нежной дружбы останутся одни воспоминания. Останется только чувство чего-то мимолетного и несбывшегося. Несмотря на то, что по завершении этой авантюры они могут остаться друзьями, обстоятельства больше никогда не сведут их вместе так близко, как сейчас, когда они изображают двух влюбленных, недавно объявивших о помолвке. Никогда уже не будет такой интимности, таких необыкновенных романтических ощущений. Пусть даже они существуют только в воображении.

Прескотт жестом предложил Эдвине зайти в бельведер.

Пока они, продолжая разговор, поднимались по ступенькам, Эдвина постаралась напустить на себя беспечный вид.

– Совет Леонарда навел меня на мысль о том, что мне делать со свалившейся как снег на голову популярностью моего общества. Теперь мне остается только убедить правление в необходимости принять неотложные меры.

– Эдвина, у меня к вам тоже есть вопрос. И тоже безотлагательный, – без тени улыбки заявил Прескотт.

– О, судя по вашему тону, дело действительно очень серьезное, – насмешливо заметила Эдвина. – Но я надеюсь, все еще не зашло слишком далеко?

Тем временем они зашли в бельведер. Прескотт остановился и взял Эдвину за руку.

– Говоря по правде, вы как в воду глядели. Все действительно зашло слишком далеко.

От того, как серьезно он произнес эти слова, у Эдвины засосало под ложечкой.

– Что случилось, Прескотт?

– Нам с вами нужно кое-что обсудить. И сейчас для этого самый подходящий момент.

С тревогой глядя на Прескотта, Эдвина растерянно проговорила:

– Послушайте, Прескотт. Я должна перед вами извиниться.

– Извиниться? За что?

– За вчерашнее. Мне не нужно было лезть в ваши дела.

Он отвернулся, снял шляпу и провел рукой по своей роскошной шевелюре.

– А мне не нужно было становиться таким колючим. Сам не знаю почему, но, когда я с вами, мне с трудом удается скрывать свои чувства.

– Зачем же вам их скрывать, Прескотт? Тем более что они вполне оправданны. Кто я такая, чтобы подвергать сомнению ваши суждения?

– Я прекрасно понимаю, Эдвина, что все это вы говорили из уважения ко мне.

– Давайте будем смотреть фактам в лицо, Прескотт: я настырна, высокомерна и считаю себя непогрешимой, а свое мнение – единственно верным.

Он улыбнулся широкой добродушной улыбкой.

– Вы с Дженел поменялись местами?

– Я не шучу, Прескотт. У меня нет никакого права вас судить.

Прескотт повернулся, подошел к краю бельведера и стал вглядываться в темнеющую аллею. Дул легкий ветерок и шелестел листвой деревьев.

– Вы заслужили это право, потому что вы – мой друг.

От этих слов у Эдвины радостно екнуло сердце, но она не подала виду.

– Мне очень приятно, что вы считаете меня своим другом, так же как и я считаю другом вас. Но…

– В день, когда мы в первый раз встретились, вы попросили, чтобы я был во всем с вами честен… – Прескотт пожал плечами. – Так вот, я не был до конца правдив. В одном важном вопросе. Важном для меня.

Эдвина расширила глаза и стиснула зубы, готовая к самому худшему.

– Кэтрин Данн, Кэт… Ну… Она значила для меня нечто большее, чем я вам сказал. Она была для меня не просто преподавательницей Андерсен-Холла. И гораздо больше, чем другая воспитанница приюта, с которой я вместе рос. Кэт… – Голос Прескотта задрожал от волнения. – На протяжении многих лет она была моим лучшим другом, – проникновенно сказал он и повернулся к Эдвине, но она не видела выражения его лица, потому что его скрывала тень. – И я никого не любил так сильно, как ее. Никого, кроме своей матери…

Эдвина внезапно почувствовала легкую тошноту. У нее язык не поворачивался спросить, любил ли Прескотт эту женщину, как сестру, или это было нечто большее.

– Но у Кэт имелись свои собственные тайны. Не только от меня, но и от всех на свете.

– Вам обидно, – догадалась Эдвина, – что она не поделилась своими секретами с вами.

– Да, ужасно обидно.

От сопереживания у Эдвины защемило сердце.

– И у вас такое ощущение, что вас предали.

– Да. Я чувствую себя морально раздавленным.

Эдвина почти физически ощущала его боль.

Он тяжело вздохнул.

– Как будто то, во что я верил, моя опора в жизни, мои жизненные ориентиры – все разом исчезло… – Его голос стал хриплым.

– И директор Данн?

Прескотт молча кивнул.

Эдвина подошла к нему, взяла его руку и сжала в своих ладонях.

– Мне очень жаль, Прескотт.

Он кивнул:

– Спасибо.

Прескотт убрал свою руку и отошел прочь, и Эдвина ощутила свою беспомощность. Она не знала, как облегчить его боль.

Он принялся нервно вышагивать по деревянному полу.

– А потом Кэт вышла замуж за Маркуса…

Эдвина затаила дыхание.

– И я еще сильнее почувствовал, что меня предали.

У Эдвины все словно опустилось внутри. Она тяжело вздохнула, стараясь справиться с чувством глубокого разочарования, которое внезапно охватило ее. Он любил Кэт.

Прескотт внезапно остановился.

– Но сейчас я осознаю, что просто чувствовал себя оскорбленным из-за того, что меня сбросили со счетов, что она исключила меня из своей жизни, отгородила меня от всего, с чем ей пришлось столкнуться и через что пришлось пройти. Черт возьми, я был ее лучшим другом и даже не знал ее настоящее имя!

– Да, это тяжело, – пробормотала Эдвина.

– О да. Мне до сих пор трудно со всем этим смириться. Но мне уже не так больно, как было когда-то. В последнее время мне стало легче.

Эдвина подняла на него глаза.

– Понимаете, в последнее время я отвлекся от своей грусти.

– Вас отвлекла вся эта интрига с шантажистом?..

– Верно. Но не только это. Видите ли, вы тоже меня отвлекли…

Эдвина недоуменно заморгала, стараясь осознать смысл его слов. Может быть, он просто пытается снять со своих плеч обузу и откреститься от поездки на вечеринку в имение Кендриков? Но нет. Он же сказал, что она тоже его отвлекла. Она, Эдвина.

Ее мысли заметались. Неужели Прескотт больше не хочет оставаться вместе с ней? Может быть, раз в имение Кендриков поедут Дженел и Джинни, он считает, что вполне можно справиться и без Эдвины?

Она в панике выпалила:

– Я не претендую на то, что этот план целиком моя заслуга. На самом деле это, мягко говоря, не совсем соответствует действительности. – Господи, какую чушь она несет! – Но по-моему, я могу внести в него реальный вклад и считаю, что моя роль во всем этом очень важна.

Прескотт остановился.

– О чем вы, Эдвина? Это вам, а не кому-нибудь другому угрожает шантажист!

– Ах да… разумеется… – Она кусала губы, поражаясь самой себе и своей чудовищной оплошности, которая чуть не выдала ее с головой. – О чем я только думала?

– Я имел в виду мое… влечение к вам.

– Ко мне?..

– Ну да. Это отвлекло меня. И навело на мысль, что, наверное, я не любил Кэт по-настоящему, если, встретив вас, так быстро почувствовал к вам влечение. Вы понимаете?

– Ах! – воскликнула Эдвина и нахмурилась. – Да, конечно, понимаю. – На самом деле она ничего не понимала, но боялась, что Прескотт сейчас замолчит и перестанет говорить о том, что так ласкало ей слух – о своем влечении к ней.

– Мне только нужно было переступить через свое уязвленное самолюбие и признать, что мы с Кэт не созданы друг для друга. Я почувствовал огромное облегчение, когда это понял. Теперь мы с Кэт сможем оставаться друзьями.

– Замечательно, – сказала она и подумала: «А как же насчет влечения ко мне, о котором он упомянул только что?»

– Вы правда так считаете? – Прескотт облегченно вздохнул. – У меня просто камень с души свалился.

– Я очень рада…

– У меня такое ощущение, что я вновь обретаю почву под ногами. Я еще не полностью пришел в себя, но все плохое теперь позади. Мое деловое предприятие сдвинулось с мертвой точки. У меня есть ощущение какой-то цели впереди…

– Все это так… замечательно. – «Он когда-нибудь заговорит снова о своем влечении ко мне?»

Прескотт подошел к Эдвине вплотную.

– Вы уже это говорили, Эдвина.

– Ой, правда?

– Да, вы повторяетесь. – Взяв ее за подбородок, он провел тыльной стороной ладони по щеке. Его прикосновение обжигало. – Но довольно разговоров обо мне. Я хочу поговорить о нас с вами.

Сердце у Эдвины замерло.

– Если желаете, мы можем продолжить беседовать о вас…

– Вы-то сами этого хотите?

– …или мы можем поговорить о влечении, о котором вы упомянули вскользь…

– Ах да. Значит, о влечении… Меня влечет к вам. И поэтому я становлюсь чересчур колючим.

После их прогулки в Гайд-парке Прескотт все время думал об этом и в конце концов пришел к выводу: привлекательность Эдвины и отсутствие у него долгое время женщины сделали его чрезмерно уязвимым и ранимым. Воздержание не беспокоило его до тех пор, пока он не начал проводить время с Эдвиной – значит, это явилось следствием сочетания двух этих факторов. Иначе почему он так разгорячился, когда речь зашла о браке и о детях? И почему думает о покойном муже Эдвины с раздражением?

– То, что вас влечет ко мне… Плохо это или хорошо? – хрипло прошептала Эдвина.

Он ласково провел пальцами под ее подбородком. Потом его рука медленно скользнула вниз по нежной шее Эдвины к ее пышной груди. Прескотт почувствовал восхитительный жар в ее теле. Она вся затрепетала, и ее губы раскрылись, как будто она задыхалась.

– Меня очень, очень сильно влечет к вам. Просто ужасно, – пробормотал он, прижимаясь губами к ее виску и вдыхая легчайший ландышевый аромат духов. – Это влечение начинает принимать угрожающие размеры…

Его лицо было так близко, что, когда Эдвина закрыла глаза, ее ресницы коснулись его щеки.

– Так что… что мы будем делать с этим влечением? Как вы думаете? – Ее дыхание щекотало его ухо.

Прескотт тяжело дышал, его сердце выстукивало бешеное стаккато желания.

– Я предлагаю его утолить.

– Ах!..

– Но меня беспокоит одна вещь, Эдвина. У вас никогда не было романтической связи…

Она откинулась назад.

– Нет, никогда… – Эдвина смотрела Прескотту в глаза. О, как ему хотелось еще раз познать вкус ее нежных губ! – До того бала у Бонов… Я никогда не думала, что способна на это.

В голове у Прескотта промелькнула мысль о ее замужестве, но ему не хотелось спрашивать Эдвину об этом, чтобы не спугнуть очарование момента. Тем более что доктор Уиннер говорил о том, как Эдвина была предана своему покойному мужу. Стоило Прескотту подумать о том, каким сокровищем посчастливилось обладать сэру Джеффри, как он чувствовал безотчетную ревность.

– И что же теперь будет, Эдвина?..

– Я хотела бы… еще немного поэкспериментировать.

Его ревность сразу же бесследно исчезла. Кончики его губ приподнялись, и, глядя на нее лукаво, Прескотт спросил:

– Выходит, я искушаю вас, Эдвина?

– В некотором смысле. Я никогда не предполагала, что меня…

Прескотта охватила радость, но он сумел ее сдержать. Она в первый раз с ним флиртовала! Может быть, именно новизна того, что она испытывала, усиливала остроту ее желания.

– Я никогда раньше не испытывала… такого искушения, – вымолвила она, чуть дыша. – Никогда.

Радость постепенно перерастала в восторг. Прескотт прямо-таки купался в счастье. Так, значит, Эдвина хочет его так же сильно, как он хочет ее! Господи, какой это волшебный вечер!

Однако Прескотт был полон решимости сделать все от него зависящее, чтобы Эдвине было хорошо с ним. Он знал, что эту женщину не так-то легко завоевать.

Он запрокинул ее голову. Ее кремового оттенка кожа вся словно светилась изнутри. Эта нежная, как лепесток розы, кожа и сладкие восхитительные губы могут свести с ума любого мужчину. Но сегодня эта женщина принадлежит ему и только ему.

– Я не хочу, чтобы у вас остались какие-нибудь сожаления, Эдвина.

– Какие могут быть у меня сожаления, если мы с вами еще ничего не сделали?

– Какая дерзость! Мне она нравится в вас. – Прескотт потянулся губами к ее губам. Он вложил в свой поцелуй всю силу страсти, с какой он хотел быть внутри ее.

Эдвина прижалась к Прескотту. Она обвила его шею руками, и ее тело стало словно бы таять рядом с ним, как плавится воск свечи. Это были те же ощущения, которые она испытывала, когда он целовал ее на улице в нише. И даже гораздо более сильные.

Прескотт гладил ее плечи и спину. Прильнув к нему, Эдвина тихо стонала. Ей было так хорошо, что он твердо знал, что она будет принадлежать ему. И очень скоро.

Прескотт отстранился – немного более резко, чем следовало.

– Не здесь, – прохрипел он.

Эдвина зашаталась, и Прескотт привлек ее к себе. Она закрыла глаза, откинула голову назад и подставила ему свою изящную шею, соблазнительный изгиб которой притягивал его, как магнитом. И неожиданно для него самого губы Прескотта скользнули по нежной, солоноватой на вкус коже.

Его рука – как будто сама по себе – обвилась вокруг талии Эдвины, а затем проникла ей под накидку. Через тонкую кисею платья Прескотт гладил ее грудь, лаская жесткий сосок.

От ее глухого стона у него мурашки побежали по коже.

– Я хочу вас, Эдвина, – хрипло простонал Прескотт.

Она медленно гладила его плечо, предплечье и руку, сжимавшую ее грудь. Затем неожиданно – словно внезапно очнулась – она резко отпрянула от него. Прескотт схватил ее руку.

– Не бойтесь, Эдвина.

– Я не боюсь, Прескотт. Просто… Ну, до меня только сейчас дошло, что мы с вами находимся в общественном месте, в парке…

Прескотт замер, потом тихонько засмеялся, после чего, запрокинув голову, громко расхохотался.

– Не смейтесь надо мной! – мягко сказала она, отчего он засмеялся еще громче.

Схватив Эдвину за руку, он поцеловал ее ладонь.

– Вы такая ужасно практичная. Меня это забавляет. Вы правы. Нам нужно найти какое-нибудь укромное местечко. – «И как можно скорее». Он давно не был так возбужден.

– Куда мы можем пойти? – В ее голосе слышались нетерпение, которое радовало его, и жажда, которую он горел желанием как можно скорее утолить.

– Я не могу пригласить вас в Андерсен-Холл…

Эдвина кусала вспухшие губы.

– А я не могу пренебрегать тем, что ко мне в общество приходят дамы. К тому же мои слуги…

Нет, разумеется, они не должны ничего знать…

– О, я придумала. – Она хотела отодвинуться от него, но Прескотт сцепил свои руки у нее на талии.

Эдвина встала на цыпочки и нежно поцеловала его в губы.

– Одну минутку.

Прескотт нехотя отпустил ее.

Она открыла ридикюль, который свисал у нее с запястья, и, вытащив что-то, вложила ему в руку.

– Возьмите этот ключ. Он от двери черного хода в моем доме. После девяти часов вечера этой дверью никто не пользуется. В это время почти все мои слуги уже в постели.

Эдвина тянула его за руку вниз по ступенькам, к выходу из парка.

– Сейчас, наверное, уже больше семи… – бормотал Прескотт, с трудом скрывая нетерпение.

– Я знаю, – широко улыбнулась она, а затем громко рассмеялась.

Прескотт шел рядом с Эдвиной и тоже смеялся. Он чувствовал себя опьяненным чарами Эдвины. Его сердце учащенно билось в предвкушении грядущего блаженства. Мысленно он благодарил небеса за то, что они послали ему такой щедрый дар – несравненную Эдвину Росс.

 

Глава 22

Эдвина ощущала нервозность. Ее движения были порывисты, а сердце учащенно билось от напряженного ожидания встречи с Прескоттом. Она заменила в своей спальне дешевые свечи из сала на более дорогие восковые.

До сих пор Эдвина не могла поверить, что решилась на такую неслыханную дерзость. Одно дело – флиртовать и целоваться с Прескоттом, другое дело – начать с ним связь. Пригласить его к себе, превосходно понимая, что она ему предлагает! У нее было ощущение, что ее телом и рассудком кто-то завладел – какое-то незнакомое ей, чужое существо, обладающее бесшабашной дерзостью, которой обычно Эдвине не хватало.

Она зажгла свечи, добавила поленьев в камин и окинула взглядом свою спальню. В комнате царил ужасный беспорядок.

Гардероб стоял с раскрытыми дверцами, ящики комода были выдвинуты. Изысканно вышитое покрывало на кровати лежало вместе с небрежно брошенными платьями, нижними юбками и корсетами.

Содержимое ее письменного стола – всевозможные бумаги, перья для письма, подушечки для промокания чернил – лежало в беспорядке на столешнице, вместе со стоявшей там же чернильницей, напоминая о тщетной попытке Эдвины составить список дел, которые необходимо сделать, чтобы приготовиться к приходу Прескотта.

Сколько же сейчас может быть времени? О Господи! Вода в ванне, наверное, уже остыла.

Эдвина бросилась в ванную комнату, разделась и погрузилась в воду с ароматом ландыша.

Из приоткрытого окна дуло, и Эдвина вскоре покрылась гусиной кожей. После нескольких минут купания в прохладной воде она насухо вытерлась полотенцем и надела на себя шелковую рубашку. Она снова прошла в спальню и принялась внимательно изучать свое отражение в большом зеркале.

Рубашка цвета слоновой кости была ей до колена.

Эдвина кусала губы, проводя пальчиком по единственному украшению своей рубашки – кисейной оборке у выреза, завязывающегося на шелковые тесемки.

– О Господи! – с ужасом воскликнула Эдвина, с обреченным видом глядя на рубашку. – Какое убожество! Разве может быть на свете что-то менее соблазнительное, чем это? – Эдвина была так расстроена, что готова была отказаться от задуманного.

Но она не привыкла так быстро сдаваться. Кроме того, Прескотту она кажется привлекательной. Он сам ей это сказал.

Эдвина вздохнула и еще раз внимательно всмотрелась в свое отражение.

– Ну и дела! Я надеваю на себя одежду только для того, чтобы ее с меня сняли! – «По крайней мере, я надеюсь, что ее с меня снимут», – мысленно поправила она себя. – Так что же следует надевать женщине, если она задумала соблазнить мужчину?

Ее сердце радостно забилось, когда она вспомнила о розовых панталончиках.

Она достала из комода эти панталончики, которые чуть ниже колена заканчивались ленточками и были отделаны по краям премиленькими брюссельскими кружевами цвета слоновой кости. Эдвина пыталась самостоятельно справиться с расположенной сзади застежкой.

Перед свиданием с Прескоттом она отослала свою горничную Пенни ночевать к сестре, а остальным слугам строго-настрого приказала покинуть второй этаж. Эдвина не хотела, чтобы кто-то из слуг узнал о ее сумасбродном увлечении. Не то чтобы она стеснялась – хотя в определенной степени так оно и было, – но ее больше страшило то, что кто-нибудь или что-нибудь остановит ее или заставит почувствовать неловкость из-за того, что она решила сделать.

Эдвина с ужасом уставилась на лежащий на кровати ворох нижних юбок и корсетов. Ее охватила растерянность. В искусстве обольщения она чувствовала себя дилетантом. Необходимо было составить логически выстроенный стратегический план соблазнения, однако она ощущала острую нехватку знаний и опыта.

Да еще вдобавок ко всему надо было что-то делать с прической.

Постепенно волнение Эдвины улеглось и сменилось тревогой, от которой у нее тоскливо заныло под ложечкой.

Боже! Во что она ввязалась! Зачем она вручила Прескотту этот злополучный ключ?

– О Господи, что же я наделала?! – Эдвина беспомощно опустилась на постель, вне себя от отчаяния.

Она пригласила в свой дом неотразимого мужчину, чтобы предаться с ним страсти, а сама понятия не имеет, как ей все это обставить, что ей нужно делать, как себя вести и все такое прочее! В то время как ее блистательный избранник знавал немало искушенных женщин, которые точно знают, что делать, как себя вести и уж тем более – что надеть для обольщения!

Где-то в глубине души Эдвина, конечно, понимала, что одежда в этот момент не настолько важна, но сейчас она находилась на грани нервного срыва. Охваченная паникой, она сидела на кровати, и слезы медленно струились по ее щекам. Закрыв лицо руками, она горько зарыдала.

– А, вот вы где! – услышала она знакомый низкий бархатный голос.

Придя в ужас от того, что Прескотт увидит ее в таком состоянии, да еще в комнате, в которой все перевернуто вверх дном, Эдвина еще больше запаниковала. Она резко вскочила с кровати, схватила первое подвернувшееся ей под руку покрывало, закрылась им и уткнулась лицом в мягкую ткань.

– Что случилось, Эдвина? – с тревогой в голосе спросил Прескотт и остановился в нескольких шагах от нее. – Скажите мне, что вас беспокоит!

Искренняя забота, которая прозвучала в его голосе, задела самые потаенные струнки ее души, и от этого она почувствовала себя еще более жалкой. Она только качала головой, не в силах говорить из-за душивших ее рыданий.

Он подошел, обнял ее вздрагивающие от рыданий плечи и молча прижал Эдвину к себе. Она снова ощутила его запах мускуса – такой манящий и родной.

Ей сразу же стало спокойно и хорошо в его объятиях. Эдвина почувствовала, что ее нежно любят, что ею дорожат.

– Я все понимаю, Эдвина. Не волнуйтесь. Нам вовсе не обязательно с вами чем-то заниматься. Я буду последним негодяем, если попытаюсь что-нибудь с вами сделать.

Чуть-чуть оторвав покрывало от лица, она судорожно вздохнула.

– Не… Не говорите так.

– Это правда. Я вел себя как бесчувственный негодяй, не подумав о том, как вам тяжело на это решиться.

Что? Он не только ослепительно красивый, но еще и чуткий и понимающий? А она думала, что так не бывает! Видимо, Прескотт Дивейн какое-то исключение из всех существующих правил!

Еще немного убрав от лица покрывало, Эдвина всхлипнула.

– Ну, в общем, я просто… – Она засопела носом. – Просто я не знаю, как это делается.

– Что делается?

Господи, да как же ему объяснишь, что она не только не подготовилась как следует к свиданию, что она убого одета и выглядит не привлекательнее фонарного столба, но еще вдобавок ко всему от того, что она плачет, нос у нее сейчас наверняка распух и красный, как у пьяницы? Она вновь почувствовала себя жалкой и никчемной, закрыла лицо руками и уткнулась в покрывало.

– Ну-ну, будет, – успокаивал Эдвину Прескотт, пытаясь ее обнять, но ему мешало покрывало, которым она отгораживалась от него.

Он осторожно убрал покрывало и привлек Эдвину к себе. Она уткнулась лицом в его широкое плечо, упираясь носом в шерстяную ткань его пиджака. Вздрогнув, она вздохнула, словно бы купаясь в его тепле и в его восхитительном мускусном запахе.

– Я все понимаю, Эдвина, – приговаривал Прескотт, гладя ее по голове. – Не беспокойтесь. Мы ничего не будем делать.

Разочарование, которое она испытала после этих его слов, оказалось гораздо сильнее чувства никчемности. Значит, он ее больше не хочет! Да и можно ли его за это упрекнуть? Ведь она сплошное недоразумение, а не женщина! Она – глупая ревущая корова! Она на его месте тоже не захотела бы такую женщину.

Эдвина сама себе удивлялась, как у нее хватило наглости пригласить Прескотта к себе и вручить ему ключи. И вот теперь все ее планы пошли прахом. У нее вырвалось еще одно рыдание.

– Давайте сейчас немного посидим здесь вместе, пока вы не успокоитесь. А после этого я пойду домой.

Пойдет домой? Оставит Эдвину наедине с ее страданием и с чувством собственной никчемности и жалости к самой себе? Сердце у нее готово было разорваться от горя.

Однако слезы почему-то перестали литься. Видимо, настала пора вести себя как разумная женщина, какой она была обычно.

Судорожно вздохнув, Эдвина проглотила комок в горле и взяла себя в руки. К ней постепенно возвращалась природная сила духа и способность мыслить логически. Она осознала, что в сложившейся ситуации у нее есть два выхода: либо броситься на Прескотта в попытке заново разжечь в нем страсть, либо постараться собрать жалкие остатки своего достоинства. Так как, по ее мнению, ни один нормальный мужчина не способен воспылать страстью к зареванной дурехе с красным распухшим носом и с всклокоченными волосами, Эдвина предпочла достоинство.

Она медленно высвободилась из объятий Прескотта, отвернулась от него, чтобы он не видел ее распухшее, в красных пятнах, лицо, и подошла к открытому окну. Глядя в окно невидящим взглядом, Эдвина лихорадочно просчитывала шансы сохранить достоинство после такой жалостливой, душераздирающей сцены.

И вдруг в окне она увидела свое отражение: на ней ничего нет, кроме рубашки и панталон! А ворот рубашки распахнут, как у шлюхи!

Господи, час от часу не легче!

Она закрыла лицо руками и с трудом сдержала стон. С этим уже ничего нельзя поделать. Она предстала перед ним во всей красе. Более того, после этого зрелища маловероятно, что он бросится на нее, обуреваемый безудержной страстью.

Эдвина утерла слезы рукой и тихо кашлянула.

– Извините… – хрипло проговорила она.

– Вам не за что извиняться.

Эдвина не смотрела на него. Но, услышав его шаги по ковру и почувствовав тепло его тела, поняла, что Прескотт стоит у нее за спиной. Однако он не прикасался к ней. И от этого глубокая печаль охватила ее сердце.

– Не надо было мне заставлять вас поверить… Ну, в общем, извините меня, Прескотт.

– Вы не сделали ничего дурного, Эдвина. Это целиком моя вина. Мне не нужно было нажимать на вас, когда было очевидно, что вы еще не готовы.

– Не готова? Я не знаю, можно ли быть менее готовой, чем я.

Собравшись с мужеством, она решила, что уже в состоянии покончить с этой нелепой ситуацией. Она медленно повернулась.

Лицо Прескотта выражало искреннюю озабоченность.

– Ах, Эдвина! – воскликнул он и нежно обнял ее.

О Господи, ей так хорошо, очень, очень хорошо, когда он ее обнимает! Прижавшись к его груди, Эдвина слышала гулкие удары его сердца, наслаждаясь этим мгновением счастья, потому что понимала, что скоро оно растает в тумане.

– Я чувствую себя ужасно, потому что стал причиной ваших переживаний, – пробормотал Прескотт. – Ваша преданность покойному супругу достойна восхищения.

Она захлопала ресницами.

– Ч-что?

– Мне не следовало даже пытаться подбивать вас на осквернение светлой памяти вашего покойного супруга. Видимо, вы его так любили… Очевидно, ваши чувства сильны по-прежнему. Он был… Ему очень повезло с вами. Я ему от души завидую.

Эдвина чуть отстранилась от Прескотта, чтобы посмотреть на него.

– Вы подумали, что… – она показала на свое зареванное лицо, – все это… потому что я скорблю по своему умершему мужу?

– Я знаю, что вы его искренне любили, и, очевидно, даже мысль о близости со мной вас очень сильно расстраивает. Ваши чувства серьезны и глубоки, и от этого я только еще больше уважаю вас и не могу вами не восхищаться.

– Ах, дорогой мой, – вырвалось у Эдвины, которая была растрогана до слез. Но она не могла, воспользовавшись ситуацией, спрятаться за благочестивым фасадом бедной безутешной вдовушки. Любая неискренность была ей противна.

Эдвина высвободилась из объятий Прескотта, подошла к кровати, вынула из стопки одежды нежно-розовый пеньюар и надела его. При этом, завязывая пояс, она чересчур сильно стянула талию, но не стала ослаблять пояс, решив таким своеобразным способом наказать себя.

Стиснув руки в замок, она снова повернулась к Прескотту:

– Я переживаю не из-за кончины своего мужа, Прескотт.

– Не из-за этого? Из-за чего же тогда?

Эдвина вздохнула и опустила глаза.

– Мне кажется… все это объясняется тем, что я непростительно неопытна в вопросах страсти. – Эдвина прошла дальше в комнату. – Я в полном смятении. Я не умею… Я не знаю, как стать… соблазнительной. – Ее щеки запылали. – Просто мне противно чувствовать себя глупой неумехой… Особенно учитывая, что вы привыкли иметь дело с дамами, весьма искушенными в любовных делах.

Прескотт сделал шаг к Эдвине.

– Так, значит, скорбь по покойному супругу здесь ни при чем?

Она покачала головой:

– Нет.

– Но в общем, было бы вполне естественно иметь такое чувство… словно предаешь родного человека…

Скривив губы, Эдвина покачала головой:

– Ничего подобного я не испытываю, поверьте мне.

У него в глазах вспыхнула надежда.

– Может быть, вам кажется, что, когда вы со мной, вы оскверняете его память?..

Она снова покачала головой:

– Вовсе нет.

– Наверное, вы не можете не сравнивать нас?..

– Ну, по-моему, совсем этого избежать нереально.

Прескотт опустил глаза и заметно сник.

В уголках губ Эдвины притаилась улыбка.

– Но, положа руку на сердце, сэр Джеффри во многих отношениях вам проигрывает.

Прескотт воспрянул духом, но в его глазах все еще было сомнение.

– Правда?

– По крайней мере до сих пор было именно так. Я возьму на себя смелость заявить, что это как сравнивать… черствый подгоревший гренок с горячей пшеничной лепешкой, намазанной маслом и клубничным вареньем.

– Неужели я в этом примере – лепешка?

– О да, – улыбнулась она. – С пылу с жару.

– Вам следовало упомянуть абрикосовое варенье, а не клубничное.

– Как я могла перепутать?! – картинно всплеснула руками Эдвина и была вознаграждена его несравненной улыбкой, от которой у нее стало тепло на душе.

Прескотт подошел к ней, взял за руки и сказал:

– Я пришел к вам, Эдвина, потому что хочу вас. А все остальное – мелочи.

– Но, придя ко мне, вы застали меня орошающей слезами покрывало. Это не самый лучший способ соблазнить мужчину.

– Зато он отличается оригинальностью…

– Покрывало – не лучшее, что женщине нужно, чтобы соблазнить мужчину.

– В этом я должен с вами согласиться. Но вы исправили свою оплошность.

– Когда надела свой розовый пеньюар?

– Да нет же, глупышка. Когда вы улыбнулись мне. Улыбка – единственная одежда, которая нужна женщине, чтобы соблазнить мужчину.

После этих слов Прескотт прижался губами к губам Эдвины. И то, что он делал, гораздо красноречивее любых слов свидетельствовало о том, что все тревоги Эдвины были напрасны. Для Прескотта Дивейна не имело ровно никакого значения, как сейчас выглядит Эдвина и во что она одета. Его ни капли не смущало, что у нее растрепанные волосы, зареванное лицо и ярко-красный вспухший нос. Не говоря уже о ее перевернутой вверх дном спальне.

 

Глава 23

Прескотт торопливо сбросил туфли и пиджак, жилет и рубашку. Он поцеловал Эдвину так, что у нее захватило дух и закружилась голова.

От его поцелуя у нее словно выросли крылья. Эдвине казалось, что она парит в небе, пока она не поняла, что это Прескотт поднял ее на руки.

Он поднес ее к кровати и, прижимая к себе одной рукой, другой стал сбрасывать с кровати ворохи одежды и белья. Затем положил Эдвину на постель и накрыл ее своим стройным телом. Прескотт принялся осыпать ее шею горячими влажными поцелуями, отчего у нее перехватило дыхание.

– Вы так хорошо пахнете, – бормотал он. Его губы заскользили по обнаженной груди Эдвины и задержались на соске.

Выгнув спину, Эдвина выдохнула:

– Ах, ах… Господи милостивый…

– Нет, это не Господи, это всего лишь я, – ворковал Прескотт, глядя на нее и улыбаясь. А затем снова стал ее ласкать.

Глаза Эдвины сами собой закрылись, а тело накрыла волна горячего желания. Никто никогда так не ласкал ее – словно по мановению волшебной палочки вызывая к жизни подспудно дремавшие в ней инстинкты.

Сначала Прескотт гладил нежную лодыжку Эдвины, а затем его рука заскользила вверх по ее ноге, и он развязал ленточку подвязки.

Когда Прескотт неуклонно поднимался к колену, а затем к бедру, Эдвина затаила дыхание. Она уже изнемогала от желания.

– Прескотт…

Эдвина тяжело дышала, сгорая от необузданной страсти, которой никогда дотоле не испытывала.

Прескотт остановился. Он лежал, опираясь на локоть, и улыбаясь смотрел на Эдвину. Ее щеки пылали, а глаза потемнели от желания. Она обняла Прескотта за плечи и привлекла к себе. С ее губ слетел слабый стон.

Эдвина исступленно целовала Прескотта, как будто хотела навсегда запомнить ни с чем не сравнимый вкус его губ.

Воодушевленный порывом Эдвины, Прескотт ринулся вперед и прижался к ее мягкой плоти, даря ей невероятное по силе наслаждение.

Тело Эдвины извивалось под ним. Закрыв глаза, она без остатка отдалась своим необыкновенным ощущениям. Ей казалось, что она спала всю свою жизнь – вплоть до этой ночи, до этого волшебного момента.

– Господи, как вы великолепны! – пробормотал Прескотт, задыхаясь.

Эдвина открыла глаза и встретила его тяжелый от желания взгляд. Она была не в силах что-либо сказать.

За свою жизнь Прескотт был в постели со многими женщинами. Но ничего из того, что он испытывал раньше, не могло подготовить его к яростному напору страсти Эдвины – дикой и безудержной. Каждый ее стон потрясал его до глубины души, наполнял неукротимой энергией его чресла, устремляя его вперед. Он подарил Эдвине новый для нее чувственный опыт – ни с чем не сравнимый и восхитительный, – когда она с изумлением узнавала, на что способно ее собственное тело. Прескотт показывал Эдвине неведомые ей доселе возможности ее собственной страсти.

Он погрузился в нее до конца и на секунду замер, боясь потерять над собой контроль. А затем начал двигаться, то выходя из нее, то погружаясь все глубже.

– О… О… Боже мой… – Закрыв глаза, она тихонько стонала.

Это было фантастично. Весь белый свет словно исчез и превратился в темное небо, усыпанное блестящими звездами, жаром и яркими радостными ощущениями.

Прескотт непроизвольно вскрикнул, и все существо Эдвины возликовало. Обнимая его так крепко, как будто от этого зависела ее жизнь, она закричала от наслаждения.

Обессиленный, он повалился на нее, тяжело дыша и щекоча ей шею своим теплым дыханием. Они оба были запыхавшиеся, мокрые от пота, обессиленные… и счастливые. Их сердца бешено стучали в такт.

Осознав, что она до сих пор продолжает держаться за него, Эдвина быстро отпустила Прескотта, издав глубокий, судорожный вздох. Ей казалось, что прежде, чем она открыла глаза, прошла целая вечность.

Эдвина погладила плечи Прескотта. При мерцающем свете свечей его бархатная на ощупь кожа отливала золотом.

Прескотт Дивейн – самый лучший мужчина.

Наверное, только такому незаурядному, имеющему богатый опыт в общении с женским полом и выдающиеся способности мужчине, как Прескотт, под силу было вытащить на поверхность много лет дремавшую в ней страсть. Так искусно и мастерски, что Эдвина запомнит эту ночь на всю жизнь. Она отогнала назойливую, как надоедливая муха, мысль об огромном множестве женщин, с которыми, вероятно, он успел переспать за свою жизнь…

«Ну хватит, Эдвина. Довольно. Перестань. Не надо все портить. Изволь наслаждаться моментом – он неповторим и прекрасен!»

Эдвина нежно гладила спину Прескотта. Ощущения от прикосновений к нему были восхитительными. У Прескотта была гладкая кожа и твердые рельефные мускулы.

Вздохнув, Эдвина крепко прижалась к нему.

Через мгновение он приподнялся, опираясь на локоть, и посмотрел на нее счастливыми глазами.

– Вы так прелестны, Эдвина.

Она кусала губы.

– Я надеюсь… Ну, надеюсь, я сделала все для вашего… э-э… удовлетворения.

Прескотт нахмурился и медленно высвободился из ее объятий. Затем сел и обмотал простыню вокруг пояса. В тот же миг Эдвина словно ощутила горечь потери. Она, смущаясь, подняла с пола свой розовый пеньюар, надела его и села напротив Прескотта.

Некоторое время они молчали.

Прескотт провел рукой по своим отливавшим медью волосам и вздохнул.

– Нам не обязательно сейчас об этом говорить, если только вы сами не хотите…

Пожав плечами, Эдвина повторила слова, которые Прескотт сам произнес, когда они были в бельведере.

– Думаю, сейчас – самый подходящий момент для этого.

Он потер подбородок.

– Ну, просто мне интересно, что было не так с вашим покойным супругом.

Эдвина взглянула на Прескотта с нескрываемым изумлением.

– Он был болен?

Не говоря ни слова, она покачала головой.

– Сколько же времени, черт возьми, вы были женаты?

– Три года.

– И все три года вы считали, что «не созданы для страсти»? Это ужасно!

Она улыбнулась. Потом прыснула со смеху. Эдвина смеялась так, что слезы выступили на глазах.

– Идите сюда.

Прескотт нежно обнял ее и прижал к себе. Эдвина вздохнула, чувствуя себя на седьмом небе от счастья.

– Он когда-нибудь… обижал вас? – спросил Прескотт с тревогой на лице.

– Нет. Сэр Джеффри был… По-моему, он просто был холодным, как рыба. Но в то время я этого не понимала. Я просто не знала… ну… ничего о том, что должно происходить между супругами. И… как вам сказать… для нас обоих это было не слишком приятным занятием.

– Так, значит, вы не были ему безумно преданы?

Эдвина подняла на Прескотта удивленные глаза.

– Конечно, я была ему предана: он же был моим мужем!

Брови Прескотта поползли вверх.

– Ваше чувство долга достойно восхищения. Однако я вынужден задать вам еще один вопрос. Неужели за все годы, проведенные вместе, вы ни разу…

– Нет. У меня никогда не было ничего похожего на то, что сейчас произошло между нами.

Его глаза радостно вспыхнули. Прескотт улыбнулся и стал похож на сытого кота.

– Не смейте выглядеть таким самодовольным, Прескотт Дивейн!

– Из-за того, что я доставил вам наслаждение? А что в этом плохого?

Эдвина улыбнулась в ответ.

– Наверное, ничего. Особенно учитывая, что все это ради науки.

Лицо Прескотта буквально расплылось в улыбке.

– Ради науки?

– Этот ваш эксперимент…

– Ах да. Гм… Мне кажется, я чувствую необходимость продолжить его прямо сейчас.

 

Глава 24

На следующее утро Дженел встала не с той ноги и доставала Эдвину бесконечными придирками.

– У тебя снова это дурацкое выражение лица, Эдвина! И бессмысленная улыбка, как у блаженной.

– Гм?.. – Эдвина попыталась отвлечься от мыслей о жарких поцелуях и пылких ласках Прескотта, которым она предавалась, глядя из окна экипажа на сельскую мельницу, мимо которой они проезжали.

– У тебя такой вид, словно кто-то дотронулся до твоей головы волшебной палочкой и заколдовал тебя.

Оторвав невидящий взгляд от дороги, Эдвина посмотрела на Прескотта, который сидел напротив, рядом с Дженел. Прескотт спал сном младенца, и Эдвина была этому рада. Даже во сне он выглядел восхитительно – со своими красно-коричневыми волосами, красиво очерченным ртом и полными губами.

Этой ночью они оба почти не спали. Но Эдвина не ощущала усталости. На самом деле она чувствовала себя как будто наэлектризованной.

– Ну вот опять – вы только полюбуйтесь на нее! – продолжала Дженел придираться к Эдвине. – Как на вечеринке у Кендриков ты собираешься хранить бдительность, если постоянно витаешь в облаках?

Сделав над собой усилие, Эдвина нахмурила брови и попыталась взять себя в руки.

– Ну хватит, Дженел, это просто смешно. Я в прекрасной форме и впредь не собираюсь расслабляться. Я только и думаю, что о нашем плане.

– Прекрасно. Нам надо обсудить важный вопрос. – Дженел с опаской покосилась на Прескотта, но, убедившись, что он продолжает крепко спать, успокоилась. – Я не хочу, чтобы он услышал.

– Что ты такое говоришь, Дженел? Прескотту вполне можно доверять.

– Разумеется, можно, Эдвина, – невозмутимо продолжала Дженел. – Я только хотела сказать, что из надежных источников я узнала, что в список гостей недавно внесли леди Помфри и…

– Правда? – встревожилась Эдвина.

– Вот именно. Кроме того, из тех же самых источников я узнала, что эта самая леди Помфри намерена вновь добиться благосклонности некоего известного нам всем мужчины. – Дженел показала глазами на Прескотта. – Ты понимаешь, кого я имею в виду.

У Эдвины вдруг пересохло во рту.

– Ты полагаешь?.. – прошептала она. – Ты же не думаешь, что он по-прежнему испытывает к ней какие-то чувства?

– По нему трудно судить. Этот парень себе на уме. Но мне доподлинно известно, что он никогда не соглашается сопровождать даму, если она ему несимпатична, и что у них с леди Помфри был роман. – Дженел пожала плечами. – Поэтому можно с уверенностью утверждать, что, по крайней мере, она ему нравится.

Эдвине внезапно стало трудно дышать. Корсет сразу же показался ей слишком тесным.

– Поэтому я хотела решить этот вопрос до того, как мы расскажем ему о наших намерениях, – продолжила Дженел. – То есть если мы посчитаем необходимым заранее сообщить ему, как мы собираемся с ней поступить.

– Что ты имеешь в виду?

– Эта особа может стать слишком назойливой. Но самое главное – леди Помфри может помешать нашему плану.

Эдвина озадаченно посмотрела на подругу:

– Честно говоря, мне что-то не верится, что она сможет нам помешать. На самом деле ее появление на сцене лишь добавит сюжету определенную… гм… остроту и, возможно, послужит отвлекающим маневром, чтобы прикрыть наши истинные намерения и действия.

Дженел вскинула голову:

– Возможно. Но это также привлечет к вам с Прескоттом слишком большое внимание, тем самым затрудняя осуществление нашего замысла. Если в отношении Прескотта леди Помфри настроена решительно, тогда вы с ним не сможете никуда проскочить незамеченными.

– Ты согласна действовать в качестве посредника? Отвлекать ее, если она станет слишком несносной?

– Ты же знаешь, Эдвина, я – плохая актриса, меня видно насквозь. Кроме того, леди Помфри – проницательная женщина, и ее не так-то просто обвести вокруг пальца.

– Ну что ж, мы должны попросить Прескотта оказать ей холодный прием. – Эта мысль понравилась Эдвине. Очень понравилась.

– Прескотт говорил мне, что уже дал ей от ворот поворот, но, очевидно, она не приняла его резкий отказ.

– Значит, у тебя есть идея получше?

– Да, я кое-что придумала. – Дженел подняла с пола свою сумку из телячьей кожи. Вынув оттуда небольшой пакетик, она протянула его Эдвине.

– Что это?

– Кошачья шерсть.

– Кошачья шерсть? Для чего она нужна?

– Чтобы выкурить лису из курятника. Знающие люди мне сказали, что стоит леди Помфри оказаться возле кошки, как эта особа начинает чихать и чесаться не переставая, а глаза у нее вылезают из орбит.

Эдвина не могла не рассмеяться, но, взглянув на лицо Дженел, осеклась.

– Ты это серьезно?

– Если мы положим немного кошачьей шерсти в карманы Прескотта, она и близко не сможет к нему подойти. Не говоря уже о том, что выглядеть она будет не очень привлекательно.

– Я бы не стала подвергать ее таким страданиям. Тебе не кажется, что это слишком?

Дженел презрительно фыркнула и положила пакетик обратно в сумку.

– Джинни предупреждала меня, что ты не согласишься. Но я просто хотела предложить тебе выход на тот случай, если возникнут какие-нибудь осложнения.

– Ладно, успокойся. Спасибо за твою изобретательность, но я сомневаюсь, что нам придется прибегнуть к таким крайним мерам.

– Недавно в список гостей был внесен еще один человек. Пока я не могу решить, важно это или нет. Я бы, безусловно, выяснила это раньше, но лорд и леди Кендрик закончили составлять список только вчера вечером. Лорд Кендрик везде и всюду любит вносить беспорядок. Если нет никаких причин, чтобы сходить с ума, ему становится скучно. К счастью, леди Кендрик – полная противоположность своему супругу. Просто ума не, приложу, как они умудряются ладить друг с другом.

– Гм… Так кто же этот новый гость?

– Сэр Ли Дивейн.

– Дивейн?

– Да, Дивейн.

– Что?.. – Прескотт проснулся, поднял голову и глубоко вздохнул. Прикрыв рот ладонью, он зевнул. – Да, что такое?

Дженел поспешила успокоить его:

– Мы с Эдвиной только что обсуждали то, что среди гостей будет сэр Ли Дивейн.

– Сэр Ли? Я с ним не знаком. Кто это такой?

Эдвина с облегчением отметила, что это имя не вызвало у Прескотта никаких ассоциаций. Он не был ни удивлен, ни раздосадован.

– А я думала, что раз уж вы сирота, то стоит вам услышать такую же, как у вас, фамилию, вы стремитесь выяснить, не родственник ли вам этот человек.

– Дженел! – проворковала Эдвина и покраснела, потому что ей самой в голову пришла та же мысль. – Нельзя быть такой бестактной.

Прескотт пожал плечами:

– Ничего, Эдвина, я не имею ничего против. Это естественно, учитывая мое прошлое. Но я должен заметить, что я обращал бы больше внимания на фамилии, если бы на самом деле стремился найти своих родных. Но у меня нет ни малейшего желания делать это. – Прескотт поправил воротник пиджака и посмотрел в окно экипажа. – Кроме того, фамилия моего отца была не Дивейн.

Дженел подалась вперед:

– Так, значит, вы знаете, кто ваш отец?

Поправив шляпу, которую держал на коленях, Прескотт пожал плечами:

– Обычно я не обсуждаю такие вопросы, но я считаю вас своими друзьями.

– Как и все, мы считаем вас другом, – улыбнулась Эдвина и посмотрела на него с нескрываемой теплотой.

– Уверяю, все это останется между нами, – заявила Дженел. – А теперь скажите мне, кто ваш отец?

– Его звали Рональд Айве.

– По традиции такие имена носят лесники… – вопросительно подняла бровь Дженел.

– На самом деле он был охотничьим инспектором.

– А ваша мать? – продолжала вопрошать Дженел. – Что с ней?

– Она была дочерью дворянина, но семья отвергла ее за то, что она вышла замуж за человека не своего круга.

– Так, значит, вы законнорожденный?

– Да, – с улыбкой проговорил Прескотт, хотя глаза у него оставались серьезными. Эдвина видела, что Прескотту неприятно говорить на эту тему.

– Почему вы не носите фамилию Айве? – не унималась Дженел.

Эдвина заерзала на сиденье.

– И вправду, Дженел, ты суешь нос не в свое дело.

Одно мгновение Прескотт смотрел в окошко, погрузившись в воспоминания.

– После того как мои родители поженились, Айве прожил с нами недолго. Он время от времени посылал нам деньги, но никогда не утруждал себя общением со мной. После того как моя мать умерла от тифа…

– О, как ужасно! – воскликнула Эдвина, прикрыв рот ладонью.

Избегая смотреть ей в глаза, Прескотт ответил:

– Спасибо, Эдвина. – Глядя куда-то в окно, он сказал: – После того как мама умерла, какое-то время я жил у соседки, а потом, когда деньги перестали приходить, она отдала меня в приют, в Андерсен-Холл. Когда директор Данн спросил мою фамилию, я сказал ему первое, что пришло в голову.

– Дивейн?

– Да. Это имя было нацарапано в потрепанной старенькой Библии, которую мне оставила моя мать. Она сказала, что нашла ее в библиотеке и забыла вернуть.

У Эдвины сжалось сердце.

– Наверное, вы очень сердились на своего отца, раз не захотели носить его имя.

– Он испортил жизнь моей матери.

– И вам тоже.

Прескотт пожал плечами, желая прогнать эту мысль.

– Моя жизнь сложилась удачнее, чем у многих. В моей жизни были Андерсен-Холл и директор Данн.

Эдвина не поверила его словам. С какой бы напускной небрежностью и равнодушием ни говорил сейчас Прескотт, ему пришлось хлебнуть лиха. Она злилась на его мерзких родственников. Как они могли оставить такого замечательного человека, как Прескотт? Глупцы!

Дженел поджала губы и прищурилась.

– Кто родственники вашей матери?

– Не знаю. – Прескотт вздохнул. – Мама отказывалась говорить о них. Упоминала только, что они пеклись о гордости и чести семьи больше, чем о своей собственной кровинке.

– Так, значит, все, что говорят о вас, – выдумка?

Прескотт натянуто улыбнулся:

– Людей хлебом не корми – дай насочинять небылиц. Я позволяю людям верить в то, во что им хочется верить, и обычно не обсуждаю с ними правду – она слишком скучна и утомительна.

– Мне то, что вы рассказали, совсем не кажется скучным! – с негодованием вскричала Эдвина. – Скорее трагичным. И невыносимым. Как могли родственники отказаться от вашей матери? Особенно когда у нее был маленький ребенок?

– Возможно, они ничего не знали о моем существовании, – задумчиво проговорил Прескотт, глядя куда-то в сторону. – Я появился на свет спустя много времени после разрыва матери с ее семьей.

– Они могли догадаться, что у вашей мамы мог родиться ребенок! – Эдвина скрестила руки на груди, не зная, как справиться со своим гневом. – Бросить маленького ребенка на произвол судьбы – у меня это просто в голове не укладывается!

– К сожалению, то, как поступила семья матери Прескотта, не является чем-то из ряда вон выходящим. – Дженел покачала головой. – Мне неприятно об этом говорить, но Прескотт – не единственный, чьи родственники придают огромное значение гордыне и ложному понятию чести и боятся оконфузиться перед окружающими. За примером далеко ходить не надо – это твой отец, Эдвина.

Эдвина отвела взгляд. Печаль и злость охватили ее. Зная натуру отца, Эдвина понимала, что, случись подобное с ней, он точно так же вычеркнул бы ее из жизни, как это сделала семья Прескотта с его матерью. Хорошо, что к тому моменту, когда Эдвина предстанет перед своим отцом, ее так называемая помолвка с Прескоттом будет расторгнута.

Однако от этой мысли ей почему-то стало еще тяжелее.

Дженел презрительно фыркнула.

– Вот поэтому мне и кажется, Эдвина, что твой план с треском провалится.

Прескотт положил руку Дженел на плечо, словно говоря ей «хватит».

– Так что же вам известно о сэре Ли, Дженел? – спросил он, чтобы перевести разговор на другую тему.

– То, что он работал в министерстве иностранных дел, – сказала Дженел, – держа в поле зрения иностранцев и занимаясь другой деятельностью, род которой мой осведомитель не пожелал обсуждать. Только намекнул, что работа эта была секретной.

Эдвина насторожилась.

– А не может ли именно этот человек оказаться шантажистом? Учитывая особый характер его работы, сэр Ли мог располагать сведениями об уязвимых местах многих людей.

– Вполне возможно, – согласилась Дженел. – Я должна познакомиться с сэром Ли и узнать, что он за тип.

Эдвина наклонилась к Прескотту и сказала:

– Прескотт, не могли бы вы сделать то же самое? Вы тонко чувствуете натуру людей, и для меня крайне важно узнать ваше мнение.

– Разумеется. А ещё мы можем обыскать комнаты сэра Ли в первую очередь. Будучи на службе в министерстве иностранных дел, он вполне мог ездить в Париж – отсюда туфли Франсуа Миллисана. Наверняка на такую грандиозную вечеринку он должен привезти их с собой.

С улицы доносился какой-то шум, и Эдвина выглянула в открытое окно экипажа.

– Мы подъезжаем к Уидему. Здесь мы поменяем лошадей, а дальше поедем без остановок прямо до места назначения. – Она откинулась на сиденье, стараясь справиться со своим волнением.

Эдвина поймала взгляд Прескотта. Она прочитала в его глазах сочувствие и желание приободрить ее.

– Чем скорее, тем лучше для вас, Эдвина. Совсем скоро мы уберем дамоклов меч, который висит у вас над головой. Все будет хорошо. Я вам обещаю.

Эдвину охватило чувство вины от того, что она до сих пор не сказала Прескотту всей правды.

– Прескотт, я должна признаться вам…

Дженел метнула в ее сторону гневный взгляд.

– Эдвина!

Но Эдвина, не обращая внимания, продолжала:

– Прескотт, шантажируют не меня, а кого-то, кем я очень сильно дорожу. – Эдвина кусала губы. – Сожалею, что мне все это время пришлось вам лгать. Просто я боялась, что вы откажетесь. А я не могла потерять доверие моей подруги.

– Джинни?

– Откуда вы?..

Прескотт посмотрел на нее, а потом перевел взгляд на Дженел.

– У меня возникли некоторые подозрения, когда я заметил, как странно вы все три вели себя на балу у Бонов. А Джинни – единственный человек, который объединяет вас обеих. Вы заступаетесь за нее, как пара клушек защищает своих цыплят.

– Вы не сердитесь на меня?

Прескотт покачал головой.

– Я, возможно, поступил бы так же. – В уголках его губ заиграла озорная улыбка. – Хотя на вашем месте, Эдвина, я бы приложил больше стараний, притворяясь, что у меня было грязное, непристойное прошлое.

Эдвина с трудом удержалась от улыбки.

– Здесь я должна с вами согласиться, Прескотт. – Дженел подняла вверх указательный палец. – Из Эдвины неважная актриса.

– Знаю. И это мне в ней нравится. Как и многое другое.

Как и многое другое? А что именно? Весьма довольная его словами, Эдвина подняла глаза на Прескотта. Их взгляды встретились, и она ощутила знакомое волнение. В его изумрудно-зеленых глазах играли веселые искорки. И еще в них светилась неподдельная нежность.

– Эдвина со всеми общается с одинаковой теплотой. Простой владелец магазинчика получает от нее столько же доброты и сердечности, сколько получил бы граф или барон. С глазу на глаз со мной или на светском рауте, в присутствии посторонних, Эдвина всегда относится ко мне с одинаковым вниманием. Я редко встречал такое.

– Но разве вы не желаете узнать тайну Джинни, Прескотт? – спросила Дженел. – Наверняка Джинни захочет, чтобы вы все узнали, раз уж вы рискуете ради нее.

Прескотт сомневался.

– Не вижу в этом никакой пользы…

– У нее была связь с Жераром Вальмоном.

Он изумленно округлил глаза:

– Со знаменитым анархистом, который опубликовал тот памфлет о королевской семье?

– Да, именно с ним, – подтвердила Дженел, кивая.

– Да, я помню его. В газетах его имя склоняют каждый раз, когда появляется какой-нибудь человек, который поет не в унисон с остальными людьми. Но мне прекрасно известно, что Вальмона выслали из страны почти двадцать лет назад. Тот роман – если он действительно имел место – дело прошлого, и едва ли он может запятнать репутацию Джинни…

– Вальмон – отец дочери Джинни. Джудит родилась, пока Джинни была замужем за лордом Энсли. Если об этом узнает семья жениха дочери Джинни – свадьбе не бывать. Джудит будет опозорена, все будут ее сторониться, и Джинни тоже станет отверженной.

Эдвина нахмурилась и покачала головой:

– Джудит никогда не простит свою мать. И этого Джинни не переживет.

В глазах Прескотта вспыхнула решимость.

– Тогда мы позаботимся о том, чтобы о связи Джинни никто не узнал.

– А Эдвина, оказывается, права, – просияла Дженел. – Вы не робкого десятка, Прескотт Дивейн. Настоящий герой.

– Дженел! – воскликнула Эдвина, и ее щеки зарделись.

– Так, значит, вам я кажусь героем, да? – расплывшись в улыбке, спросил Прескотт Дивейн. – Вы выразились именно так?

– Ах… Я… я просто шутила… Ну не совсем, однако… – Эдвина вздохнула. – Ну мало ли что я сказала не подумав. Не стоит придавать слишком большое значение моим словам. А то я боюсь, вы задерете нос.

Прескотт, все так же улыбаясь, откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза. Эта глупая, блаженная улыбка оставалась у него на лице всю дорогу, пока они не прибыли в имение Кендриков.

И, положа руку на сердце, Эдвина не имела ничего против его улыбки.

 

Глава 25

– Должна признаться, я думала, что он несколько выше ростом, – пробормотала себе под нос Дженел, когда они спускались вниз по ступенькам, ведущим в сад.

– А я думала, что он немного моложе, – добавила Эдвина, закрываясь рукой от послеобеденного солнца. – По-моему, ему лет семьдесят, не меньше.

Тот, о ком они разговаривали – сэр Ли, – был в саду. Он стоял, опираясь на трость с золотым набалдашником. Этот седовласый, морщинистый старик был одет в черный пиджак, старомодные сизые бриджи до колена, белые чулки и туфли с черными пряжками. Он держал перед собой и внимательно разглядывал какой-то предмет, который ярко блестел на солнце.

– Ладно, даже если на первый взгляд сэр Ли похож на божий одуванчик, это не должно усыпить нашу бдительность. Нам надо быть настороже, – заявила Дженел, ступая на дорожку из белого гравия. – Среди всех гостей он вызывает наибольшие подозрения.

– Ты хотела сказать, не считая леди Помфри? – тихо пробормотала Эдвина, шагая рядом. Хотя она и старалась не думать об этой даме, как только объявили, что прибыл экипаж леди Помфри, у Эдвины на сердце легла свинцовая тяжесть.

Единственное, что успокаивало Эдвину, было то, что Прескотт обыскивал в этот момент комнаты сэра Ли и поэтому не мог находиться рядом с бывшей любовницей.

Дженел глубоко вздохнула.

– Пойдем, Эдвина. Нам нужно убедиться, что сэр Ли не собирается с минуты на минуту вернуться в дом.

Сэр Ли повернулся и помахал дамам.

– Это зеркало Клода – поистине оригинальное изобретение! – Он протянул им слегка изогнутое зеркало шириной в ладонь. – Вы только посмотрите! Все вокруг выглядит по-другому, совершенно необыкновенно!

– Полагаю, мы не имели удовольствия быть представленными друг другу, – заметила с мягким упреком Дженел. – Я – леди Бланкетт. А это моя подруга леди Росс.

Старик приложился рукой к своей шляпе.

– Сэр Ли Дивейн, к вашим услугам.

Как только Эдвина выпрямилась после реверанса, пожилой господин вложил зеркало Клода ей в руку.

– А теперь смотрите.

Зеркало сверкнуло на солнце, на мгновение ослепив Эдвину. Потом она подняла его вверх и увидела отраженное в нем безоблачное голубое небо.

– Нет, не так. – Старичок передвинул зеркало в руках Эдвины, и ее взору открылась впечатляющая панорама: зеленые деревья, пунцовые розы, изумрудная зелень травы, а сверху над всем этим – голубой небесный свод. От такой красоты у Эдвины захватило дух. – Ну, что я вам говорил? Видите, миледи? – Морщинистое лицо сэра Ли расплылось в улыбке, и Эдвина увидела, что его зубы пожелтели от табака.

– Завораживающее зрелище.

– Вы тоже так считаете? – Зеленые глаза сэра Ли сияли, и Эдвина почувствовала, что заражается его детским восторгом. – Один мой старый товарищ подарил мне это на день рождения, и вот я в первый раз решил испробовать эту штуку. Надо написать ему письмо и поблагодарить.

– Ваш товарищ? – переспросила Дженел, подходя к нему. – Я слышала, что вы находились на правительственной службе. Кажется, в министерстве иностранных дел, не правда ли?

– Совершенно верно. Однако ваш покорный слуга давно отошел отдел.

– Вы ушли в отставку?

– Иначе выражаясь, стал бесполезным и никчемным.

– Не говорите так, – запротестовала Эдвина, которая, несмотря ни на что, начала испытывать симпатию к забавному старичку.

– Правда есть правда. И от этого никуда не денешься. Все эти дни я места себе не нахожу, не зная, чем занять себя и куда девать свободное время. – Он пожал плечами. – Поэтому я отправился на загородную вечеринку в дом человека, которого всерьез беспокоит, что искусственные развалины, за которые он заплатил целое состояние, выглядят недостаточно натурально.

Эдвина не удержалась от улыбки. Именно по причине того, что развалины не похожи на настоящие, несколькими часами раньше лорд Кендрик отослал своего слугу в Лондон, чтобы тот привез ему чертежи плана местности. Эдвина чуть не предложила хозяину дома копии этих самых чертежей, которые лежали у нее в багаже, однако Дженел вовремя остановила ее, предупредив, что это вызовет слишком много лишних вопросов.

Сэр Ли рассмеялся.

– Я сказал лорду Кендрику, что, если его интересует подлинность, ему стоит собрать настоящие руины, упаковать их и привезти сюда.

– Неужели вы так и заявили ему? – не поверила Эдвина. Она с трудом удержалась от смеха.

– Разумеется! Я так и сказал. Когда это услышал его управляющий, он чуть было не лишился чувств.

Дженел с явным неодобрением следила за тем, как Эдвина и сэр Ли непринужденно общались. Эдвина призвала себя не терять бдительности, учитывая, что этот человек мог оказаться тем самым шантажистом, за которым они охотятся. Но благообразный старичок казался ей таким милым и безобидным, что она не очень-то верила в это.

– Вот, посмотри, Дженел. – Эдвина протянула ей зеркало.

– Я не интересуюсь такими вещами. Я бы лучше прогулялась немного. Не будете вы так любезны составить нам компанию, сэр Ли? Разумеется, если это вас не затруднит.

– Я был бы счастлив. Мне и в самом деле надо немного размять мои старые косточки. А прогулка в таком очаровательном обществе – настоящее удовольствие.

Когда они подошли к озеру, Эдвина повернулась к старику:

– Вы любите рыбачить, сэр Ли?

– Безумно люблю. Нет ничего более волнующего, чем забросить удочку, а через некоторое время получить богатый улов.

Дженел бросила на Эдвину выразительный взгляд. Это замечание сэра Ли можно было истолковать двояко. Может быть, в этой фразе скрыт какой-то подтекст?

– Однако, к моему величайшему сожалению, – продолжал сэр Ли, – я очень часто засыпаю на рыбалке и пропускаю момент, когда начинает клевать.

У Эдвины отлегло от сердца. Маловероятно, что этот человек причастен к шантажу.

– Мой дядюшка любил повторять, что нигде так хорошо не высыпается, как на рыбалке.

– Мне кажется, мы бы нашли общий язык с вашим дядюшкой, – улыбнулся сэр Ли.

– Ах вот вы где! – раздался сзади них знакомый бархатный голос.

Эдвина оглянулась. У нее просто камень с души свалился. Она не скрывала радости оттого, что снова видит Прескотта. Ради Бога, для чего ей это скрывать? Ведь все думают, что они помолвлены.

Прескотт догонял их. Его отливающие медью волосы блестели на солнце, а его кожа отливала золотом, словно в нем текла кровь римлянина. На нем был галстук цвета слоновой кости, пиджак цвета морской волны поверх темно-синего жилета и светлые облегающие бриджи.

Сердце у Эдвины учащенно забилось. Прескотт был так красив, что она боялась на него смотреть.

Блаженно улыбаясь, она повернулась к стоящему рядом с ней пожилому господину:

– Сэр Ли Дивейн, разрешите представить вам моего жениха мистера Прескотта Дивейна.

Прескотт приподнял шляпу и поклонился:

– Приятно познакомиться, сэр Ли.

Эдвина оторвала взгляд от Прескотта и посмотрела на старого джентльмена.

Она не поняла, почему его изрытое морщинами лицо так побледнело, а рот открылся, как будто ему не хватало воздуха. Он слегка покачнулся, и его шляпа упала, обнажив редеющую седую шевелюру.

Прескотт бросился к сэру Ли и подхватил под руку.

– Вам нехорошо, сэр? Что вас беспокоит?

Эдвина была в панике и не знала, что делать. Она раскрыла свой веер и принялась обмахивать им лицо старика.

– Ему нужен воздух!

– Вон там есть скамейка. Давайте отведем его туда, – предложила Дженел.

Они отвели сэра Ли на серую каменную скамью и осторожно посадили его.

– Надо развязать ему галстук.

Прескотт поспешил это сделать, но сэр Ли жестом остановил его. Он сам потянул за галстук и освободил тугой узел. Его дыхание постепенно приходило в норму, и лицо обретало прежний цвет.

– Вот что… бывает, когда старый человек старается угнаться за модой.

Эдвина перевела дух. Они с Прескоттом переглянулись – кажется, со стариком все обошлось, приступ прошел.

– От моды еще никто не умирал, – пошутил Прескотт.

Эдвина покачала головой:

– Никто? А корсеты? Для женщины это медленная смерть.

Вынув из кармана платок, сэр Ли приложил его ко лбу, а затем к губам.

– Извините, что напугал вас. Но уверяю, со мной все в порядке. – Он шумно выдохнул, и Эдвина увидела, что его щеки покрывает румянец. Когда старик посмотрел на Прескотта, румянец стал еще ярче.

– Вам нечего смущаться. – Эдвина присела рядом с сэром Ли. – Обмороки время от времени случаются со всеми.

– Со мной такое впервые, – покачал головой старик, все еще не до конца придя в себя от потрясения.

Заметив шляпу, которая слетела с головы сэра Ли, Прескотт встал, поднял ее и, отряхнув от земли, протянул старику.

– Вот, сэр. Ваша шляпа не пострадала.

– Пострадало только мое самолюбие.

Он поморщился – видимо, от боли.

– У вас что-нибудь болит? – с тревогой спросила Эдвина.

Сэр Ли взял у Прескотта шляпу и надел ее.

– Я в порядке. Правда. Просто… кое-что вспомнил.

Он поднял взгляд на Эдвину. Его зеленые глаза были печальны.

– У вас бывало когда-нибудь, чтобы от воспоминаний на секунду останавливалось дыхание?

Эдвина молча покачала головой, охваченная сочувствием к старому человеку.

– Наверное, это были крайне неприятные воспоминания.

– Нет, – сказал он очень грустно. – Напротив.

Вокруг слышалось пение птиц, и пчелы роились над бело-кремовыми соцветьями липы.

Шумно вздохнув, сэр Ли поднялся, опираясь на свою трость. Казалось забавным, что старик не выронил ее из рук, даже когда чуть не упал в обморок. Он протянул руку Прескотту:

– Рад был познакомиться с вами, мистер Дивейн.

Прескотт пожал сэру Ли руку.

– Я тоже. Не могу избавиться от ощущения, что я произвел на вас скверное впечатление.

– Вам показалось. Вы приятный молодой человек, и фамилия у вас красивая и звучная. – Мужчина стал пристально всматриваться в Прескотта. – Вы, случайно, не родственник Дивейнам из Чешира?

– Нет, сэр. Я сирота, и Дивейн – мое вымышленное имя. Так что мы точно не родственники. – В его глазах загорелся озорной огонек. – Разумеется, если только вы не ищете подходящего наследника для своего огромного состояния.

Сэр Ли улыбнулся, но не так весело, как раньше.

– К сожалению, мне не посчастливилось сколотить крупное состояние. Однако у меня есть несколько солидных счетов в банке, которые я буду рад кому-нибудь передать.

– Благодарю вас, но мне достаточно моих собственных счетов.

Эдвина внезапно почувствовала, что в словах сэра Ли заключен какой-то скрытый смысл, но решила, что это следствие нервного напряжения, которое он пережил.

– О нет! – в ужасе воскликнула Эдвина и бросилась к зеркалу Клода, которое валялось, разбитое, на белом гравии. – Мне так жаль, сэр Ли! Наверное, я его нечаянно выронила. О, извините меня, ради Бога! Вы говорили, что вам его подарили.

– Я сам виноват. Зачем только мне вздумалось падать в этот дурацкий обморок! Осторожней! Не трогайте осколки. Вы порежетесь! – закричал пожилой человек. – За мою долгую жизнь по моей вине пролилось немало крови. Я не хочу добавлять к ней еще и вашу.

Прескотт помог Эдвине подняться.

– Как случилось, что по вашей вине пролилось немало крови, сэр Ли?

– Виной тому тайны, ложь и драки, мистер Дивейн. У меня прямо-таки талант к таким вещам.

У Эдвины пересохло во рту, и она на мгновение лишилась дара речи. Как понимать его слова? Неужели сэр Ли только что признался, что он шантажист?

Сэр Ли поправил золотой набалдашник своей трости.

– В министерстве иностранных дел я имел возможность практиковаться в своих умениях и оттачивать свое мастерство до совершенства.

– А что сейчас? Вы продолжаете пользоваться своими талантами, сэр Ли? – поинтересовался Прескотт.

Взгляды сэра Ли и Прескотта пересеклись.

– Нет. Я обычный старикашка, живущий воспоминаниями о прошлом, мистер Дивейн. Некоторые из них хорошие, некоторые преследуют меня, как ночной кошмар, и не дают покоя. Но я прекрасно понимаю, что те дни давно миновали.

– Однако, наверное, тяжело оставлять эти… увлекательные занятия.

– Признаюсь, временами я скучаю по своей работе. Иногда мне ее очень сильно не хватает. Но нужно передать эстафетную палочку новому поколению. И очень часто я чувствую, что настала пора найти себе применение в чем-то другом.

– Это достойно восхищения.

– Может быть… – Старик вскинул голову. – А вы, случайно, не из приюта Андерсен-Холл, мистер Дивейн?

– Да, именно оттуда, сэр.

– Я слышал, что директор этого приюта был убит. Это правда?

Глаза Прескотта стали печальными.

– Да.

– Это ужасно. Я слышал, что в приютах жизнь почти такая же плохая, как в тюрьме. Это правда, мистер Дивейн?

Прескотт заметно напрягся. Но для подобных вопросов он всегда держал наготове свою маску.

– Не знаю, сэр. Я не был в тюрьме, и поэтому мне не с чем сравнивать.

Сэр Ли рассмеялся:

– Очко в вашу пользу, молодой человек.

Эдвина сжала руку Прескотта и вскинула голову:

– Не скрывая гордости, могу сказать, что я один из спонсоров приюта Андерсен-Холл. Как и многие просвещенные люди, я высоко ценю уровень воспитания и образования, который поддерживают в этом заведении. Вы можете сами посетить Андерсен-Холл, сэр Ли. Я уверена, что люди, которые воспитывались там, воодушевят вас, и вы станете добровольно поддерживать этот приют.

– Эдвина… – осторожно начал Прескотт.

– Боюсь, дама права, мистер Дивейн, – сказал нараспев сэр Ли. – Я веду себя как бесчувственный чурбан. Примите мои извинения! – Он вздохнул. – Наверное, я просто хотел отвлечь внимание от неловкой ситуации, в которую попал, решив ни с того ни с сего грохнуться в обморок. – Сэр Ли поклонился. – Надеюсь, вы простите мне оба проступка – и мой неуместный обморок, и этот несносный допрос. Я буду вам очень признателен, если вы это сделаете.

Прескотт поднял голову:

– Конечно.

Сэр Ли показал на дом Кендриков:

– Ну а теперь давайте вернемся в дом и выпьем лимонада. Я чувствую себя немного… Мне все еще немного не по себе.

– Вы идите, а мне надо поговорить с глазу на глаз с моей невестой.

«С моей невестой». Эта ложь в устах Прескотта звучит так мило!

Дженел и сэр Ли направились к дому. Эдвина положила руку Прескотту на грудь и спросила, заглядывая ему в глаза:

– Все в порядке?

Он обнял ее за плечи и кивнул:

– Да, все прекрасно. В его комнате я не обнаружил ничего подозрительного.

– Я сейчас имею в виду то, что сэр Ли сказал об Андерсен-Холле.

Взгляд Прескотта потеплел. – Это не имеет значения.

– Для меня имеет! Люди иногда бывают такими бестактными, что это меня бесит.

Прескотт улыбнулся.

– Вряд ли сэр Ли когда-нибудь снова повторит эту ошибку, учитывая, что вы так корректно поправили его.

– Однако…

– Ш-ш. – Прескотт ласково чмокнул Эдвину в лоб. – Я не желаю больше продолжать эту тему. Я хотел бы попросить вас об одной услуге, Эдвина.

– Да, слушаю.

– Я хочу попросить вас… ну… держаться подальше от Дафни… то есть леди Помфри.

«Дафни!»

Ревность так больно ужалила Эдвину в самое сердце, что она чуть не вскрикнула.

– Почему?

Прескотт отвел глаза.

– Просто она… ну… умеет создавать неприятности.

Пересохшими губами Эдвина сказала:

– Наверное, она все еще хочет быть с вами. – На самом деле Эдвина нисколько в этом не сомневалась: любая нормальная женщина захочет быть с таким мужчиной.

– Нет. Она просто любит устраивать сцены.

Он лжет!

Прескотт по-братски похлопал Эдвину по плечу.

– Я попросил ее о том же самом.

Эдвина не на шутку встревожилась.

– Так, значит, вы разговаривали с ней?

– Ее апартаменты находятся рядом с комнатами сэра Ли. Я столкнулся с ней, когда возвращался после обыска.

Внутри у нее все оборвалось. Они могли обсуждать вместе все, что угодно!

Увидев, какое у Эдвины лицо, Прескотт обнял ее крепче.

– Вам не о чем беспокоиться. Между мной и Дафни все кончено.

В горле у Эдвины стоял комок. Ей так хотелось ему верить! Эдвина знала, что он не способен вести двойную игру. Но вот леди Помфри Эдвина не доверяла. Ни на йоту.

– Нам пора возвращаться к другим гостям, – сказал Прескотт. – Надо сделать так, чтобы нас увидели. Чтобы позже мы смогли, улучив момент, проскользнуть в комнаты лорда Каннингема. Он следующий в нашем списке. – Прескотт поцеловал Эдвину в висок. – Чем раньше мы начнем, тем скорее сможем положить конец страданиям Джинни.

Прескотт прав: они приехали сюда по делу, и Джинни на них надеется.

– Ладно, я по возможности постараюсь избегать леди Помфри, – пробормотала Эдвина. – Но пообещайте мне, что не будете ничего делать для того, чтобы привлечь ее внимание, а также не будете поощрять ее усилия…

– Прошу вас, не надо, Эдвина, – с обидой в голосе проговорил Прескотт. – Вы должны мне доверять. Возможно, когда Дафни приняла это приглашение, она не могла предположить, что я тоже окажусь здесь. Может быть, она давно забыла меня.

В это Эдвине верилось с трудом. Она думала о том, что скорее всего в этот самый момент леди Помфри разрабатывает хитроумный план, как вернуть себе место в постели Прескотта. Потому что будь Эдвина на ее месте, она бы делала сейчас именно это!

 

Глава 26

Эдвина смотрела на леди Помфри, как мангуст смотрит на кобру: понимая, что в естественной среде обитания они непримиримые враги, и точно зная, что даже один неверный шаг грозит смертью.

Не то чтобы леди Помфри сказала ей что-то нелюбезное. Просто ее враждебный взгляд вызывал у Эдвины неприятный холодок.

Возможно, ей было не по себе от того, что леди Помфри находилась сейчас в окружении самых шикарных молодых людей и дам, а Эдвина стояла возле бара одна-одинешенька, чувствуя себя как сорняк в изысканном цветнике. И скрепя сердце Эдвина вынуждена была признать, что леди Помфри прелестна и даже самые верные и преданные мужья невольно поворачивают головы в ее сторону.

Голубоглазая молодая женщина с льняными волосами была одета в полупрозрачное платье из шелкового газа цвета слоновой кости, которое выгодно подчеркивало ее роскошные формы. Платье имело глубокое декольте, из которого готовы были вывалиться ее пышные груди, подпрыгивающие при каждом движении. Когда она останавливалась, чтобы перекинуться парой слов с кем-нибудь из мужчин, их блуждающие взгляды сами собой опускались к ее бюсту. Как бедолаги ни старались не подавать виду, декольте притягивало их как магнитом. Это зрелище произвело на Эдвину завораживающее и одновременно отталкивающее впечатление.

Из сада пахнуло прохладой и свежестью, что было гораздо приятнее, чем запах воска множества свечей, горевших в зале. Эдвина с наслаждением потягивала кларет из своего бокала.

Вскоре к ней подошла Джинни. Заметив в глубине зала леди Помфри, Джинни сказала:

– Похоже, что ее корсет имеет особый покрой, позволяющий выставлять напоказ свой бюст всем и каждому.

– А по-моему, ее усилия предназначены вовсе не для всех и каждого, – заявила Дженел, присоединяясь к подругам. – Кстати, а где Прескотт?

Стараясь скрыть свое беспокойство из-за леди Помфри, Эдвина сделала еще один глоток вина.

– Мы знали, что перед самым ужином леди Кендрик любит собирать гостей вместе, и воспользовались моментом, чтобы на скорую руку обыскать комнату лорда Каннингема.

– Ты входила в его спальню? – перебила ее Дженел.

– Тебе следует мне больше доверять, Дженел, – хмуро взглянула на нее Эдвина. – Я стояла на страже. Там есть ниша, из которой отлично видны комнаты лорда Каннингема…

– Ты не заболела? – спросила Дженел. – У тебя на лице лихорадочный румянец.

Эдвина поднесла к губам бокал с вином и сделала глоток.

– Нет. Я прекрасно себя чувствую. Просто… я, наверное, немного переволновалась.

– Ну и как? Вы что-нибудь обнаружили? Не нашли те самые французские туфли?

Эдвина покачала головой:

– Ничего. Мы только сегодня приехали, а два человека – сэр Ли и лорд Каннингем – уже вычеркнуты из списка. Я считаю это большим достижением.

Джинни нервно оглядывалась по сторонам.

– Прекрасно понимаю, что нужно запастись терпением. Но ничего не могу с собой поделать… Очень тяжело сознавать, что этот гнусный человек где-то здесь… притворяется одним из нас…

Эдвина схватила Джинни за руку, пытаясь ее успокоить.

– Потерпи еще немного, Джинни. Мы наняли двух сыщиков из лондонской полиции, которые находятся сейчас в местной гостинице и ждут нашего сигнала. Разумеется, все это хранится в секрете. В нужный момент они накроют мерзавца, как муху.

– Но куда же запропастился Прескотт? – Дженел внимательно разглядывала толпу гостей, ища глазами Прескотта.

– Он решил потихоньку переговорить с лакеем. Вдруг кто-то из слуг заметил на ком-нибудь туфли, которые мы ищем.

– Зря вы не позволили мне отдать Прескотту кошачью шерсть, – заметила Дженел, с опаской поглядывая на леди Помфри, которая весело смеялась, запрокинув голову. – У меня предчувствие, что кошачья шерсть может нам понадобиться.

Эдвина неожиданно поймала на себе взгляд леди Помфри. Дама улыбнулась ей и приподняла в знак приветствия свой бокал. В ее глазах Эдвина увидела вызов. Она как будто говорила взглядом: «Я лучше тебя, красивее и остроумнее. Ты никогда не сможешь меня превзойти!»

Натянуто улыбнувшись, Эдвина тоже подняла свой бокал и сделала глоток. Превосходный кларет вдруг показался ей кислым, как уксус.

– Ты не позволишь ей взять над тобой верх, – пробормотала Джинни.

– Это не соревнование, – возразила Эдвина, покривив душой.

Дженел потягивала красное вино из своего бокала и разглядывала оживленных гостей.

– Так чьи же комнаты на очереди? Кто следующий? Мне кажется, это должен быть лорд Вудард или мистер Джингрич. Или, возможно, толстяк лорд Слоун? Мы имели сегодня удовольствие разговаривать со Слоуном. По всей видимости, его хлебом не корми – дай посплетничать о других гостях.

– А кто из нас не любит перемыть косточки своему ближнему? – язвительно заметила Эдвина. – Список Прескотта небольшой. В него входят мистер Тодд, лорд Унтерберг и лорд Слоун. После обеда мы обыщем комнаты лорда Унтерберга. Он большой любитель портвейна, и благодаря этому у нас будет достаточно времени для обыска. А потом займемся мистером Тоддом.

– Неужели вы всерьез полагаете, что мистер Тодд может быть шантажистом? – Джинни повернулась и внимательно посмотрела на того, о ком шла речь. – У него… э-э… слишком благородный вид, чтобы быть способным на такую низость.

– У него вид утонченного джентльмена – это точно, – рассуждала Дженел, задумчиво барабаня пальцами по подбородку. – К тому же у него безупречная репутация. Я слышала, что он недавно вернулся из Ноттингема или его окрестностей, где у него имение. Говорят, что он хороший игрок и всегда вовремя выплачивает свои карточные долги. – Она презрительно фыркнула. – Лорд Унтерберг тоже не похож на шантажиста. Вместе со своим дядюшкой он владеет солидным наделом земли в Уэльсе, и он у всех на хорошем счету. Никаких неприятностей с азартными играми, никаких тайных скандалов.

– Я нахожу в тебе способности завзятой шпионки.

Дженел просияла, довольная похвалой.

– Что это с тобой, Эдвина? Ты в жизни мне не говорила таких лестных вещей.

– Ой, смотрите! – пробормотала Джинни. – Кошка подкрадывается к мышке.

Для пущего эффекта виляя бедрами, леди Помфри подошла к мистеру Тодду. Его взгляд заскользил по ее груди, и довольная ухмылка дамы говорила о том, что ей прекрасно известно, куда именно смотрит мистер Тодд. Он что-то сказал леди Помфри, и она заливисто рассмеялась.

Эдвина отвернулась.

– Кто-то из нас должен попытаться хоть краешком глаза посмотреть на подошвы его туфель. Может быть, это можно будет осуществить во время обеда. Прескотт говорит, что мы должны проверить всех гостей-мужчин.

– Прескотт был таким удивительно милым, – мечтательно проговорила Джинни, приложив ладонь к груди. У нее заблестели глаза. – И он так самозабвенно поглощен всей этой затеей. Как мне повезло иметь таких прекрасных друзей, как вы!

Эдвина подошла к подруге и обняла ее за плечи, вдыхая знакомый запах розовой воды.

– Мы тоже счастливы, что у нас есть ты, Джинни.

У Джинни дрогнули губы.

– Прескотт – великолепный знаток человеческой натуры. Он умеет разбираться в людях. Он для нас просто находка.

– Да… – мечтательно вздохнув, согласилась Эдвина. – Я подумала… Когда все здесь закончится… – Ее щеки покрылись ярким румянцем, и она перевела взгляд на ободок своего бокала. – Может быть, Прескотт согласится помочь мне и кузену Генри с кембриджским проектом? Так сказать, уладить дело и спасти сделку? Отсюда до Кембриджа рукой подать…

«И к тому же у нас с Прескоттом будет возможность побыть вместе еще какое-то время».

Одна мысль о расставании с Прескоттом была Эдвине как нож в сердце. Похоже, она Прескотту и вправду нравится, но, может быть, не настолько сильно, чтобы он захотел продолжить отношения, после того как их миссия закончится.

– Мне кажется, это замечательная мысль, – улыбнулась Джинни. – Я знаю, как тебя расстроил провал переговоров.

– Да. Ну… Я попытаюсь уговорить его. Когда мы с Прескоттом договаривались, речь шла только о небольшом сроке…

Обнимая Эдвину за талию, Джинни насмешливо заметила:

– Что-то мне подсказывает, что его не придется долго убеждать.

В этот момент леди Помфри повернулась лицом к двери и неожиданно замерла. Ее грудь поднялась еще выше, а глаза вспыхнули.

На пороге зала стоял Прескотт – неотразимый в своем черно-белом облачении. Его волосы были напомажены и зачесаны назад, отчего его лицо казалось более узким и заостренным, а губы – более яркими и чувственными.

У Эдвины екнуло сердце.

Леди Помфри подплыла к Прескотту и с елейной улыбкой что-то ему сказала. Что именно она сказала, Эдвина не расслышала. Однако у нее хватило воображения это представить.

Но Прескотт поклонился и обошел вокруг мечущей громы и молнии леди Помфри, оглядывая комнату, ища кого-то взглядом. Встретившись глазами с Эдвиной, он улыбнулся.

У Эдвины сразу отлегло от сердца. Она наконец перевела дыхание и застенчиво улыбнулась Прескотту. Когда он был рядом, у нее горели не только щеки, все ее тело сжигало медленное пламя. И стоит Прескотту к ней прикоснуться, это пламя ярко вспыхнет. Она и вправду без памяти влюблена!

– Добрый вечер, дамы. – Прескотт приложился к руке, которую протянула ему Дженел, и поклонился.

– Вы сегодня прекрасно выглядите, Прескотт, – с улыбкой проговорила Эдвина.

– Я всего лишь бледная тень по сравнению со стоящими передо мной тремя музами. – Взяв руку Эдвины, Прескотт поднес ее к губам. – Особенно по сравнению с моей драгоценной невестой, музой хаоса.

У Эдвины потеплели кончики пальцев, а затем по руке тепло стало подниматься выше, охватывая все ее тело.

– Хаоса? – выдохнула она.

– Когда вы рядом, мой разум затуманен, и только одна мысль вертится у меня в голове…

– Какая? – спросила Эдвина, и сердце у нее учащенно забилось.

– …когда же наконец мы останемся наедине? – сказал Прескотт хрипло. Он не отпускал ее руку, и его теплое дыхание щекотало кожу сквозь тонкий шелк перчатки.

Когда Прескотт нежно гладил пальцами ее запястья, у нее начала кружиться голова, и, если бы он не держал ее за руку, она, может быть, не удержалась бы на ногах.

– Похоже, что практика – потрясающая вещь, – прокомментировала Дженел, скривив губы. – Ты стала играть свою роль более убедительно, Эдвина. Даже я чуть было не поверила, что ты в него влюблена.

Эдвина захлопала ресницами. Затем ее щеки зарделись. Она убрала свою руку.

Прескотт отпустил Эдвину, но его глаза продолжали ее ласкать.

– Прескотт, милый! – К ним с решительным видом подплыла леди Помфри и требовательно взяла Прескотта под локоть. – Ты убежал от меня, негодник!

Эдвина обомлела, наблюдая, как взгляд Прескотта упал на открытое декольте его бывшей любовницы. А когда Эдвина увидела, что Прескотт не высвободил свою руку, ее охватил ужас.

Он вскинул голову:

– Миледи!

– «Миледи»? О, не глупи, милый! После того, что между нами было, ты знаешь, что можешь звать меня просто Дафни.

– Да. Ну, вы знаете моих друзей – леди Бланкетт, леди Женевьеву.

– Да-да. – Леди Помфри кивнула. – Мы знакомы.

– Хорошо. – Прескотт освободился от ее руки и подошел к Эдвине. – Тогда вам также должно быть известно, что леди Росс – моя невеста.

Раскрыв со щелчком веер, леди Помфри принялась обмахивать им лицо.

– Это неслыханно! Просто поверить не могу…

– Придется поверить, – холодно сказал Прескотт. – Потому что это правда.

Голубые глаза леди Помфри метали молнии.

– Человек в своей жизни совершает ошибки. И после того как он понимает, что ошибся, и просит его простить, ему могут великодушно даровать прощение…

– Дафни, – предостерег ее Прескотт.

– Просто непостижимо! Как ты мог променять меня на эту уродину с крючковатым носом…

– До вас еще не дошло, что этот мужчина дал вам от ворот поворот? – вскричала Дженел. – Ну так сделайте милость, запомните, что вы никому здесь не нужны!

Леди Помфри ахнула и вытаращила глаза. А затем, взяв себя в руки, хитро прищурилась.

– Думаю, я напрасно удивляюсь, почему вы так набросились на меня. Ваша злость вполне объяснима… – Показывая веером в сторону Дженел, она гордо вздернула носик. – Уверена, на вас тяжело сказалась потеря привязанности вашего дражайшего супруга…

Дженел побледнела.

– И если бы мой собственный сын навлек позор на семью – жалкий, слезливый пьяница, который… Ах! – В ту же секунду светлое газовое платье леди Помфри было облито красным вином.

Эдвина посмотрела на свой бокал и с удивлением обнаружила, что он вдруг опустел. Ее изумление – и даже потрясение – было таким сильным, как будто она увидела в своем бокале мальчика-с-пальчика.

Леди Помфри так и затряслась от ярости. Ее рот то беззвучно открывался, то закрывался.

Кругом воцарилось молчание, которое нарушало только тяжелое дыхание леди Помфри. Ее пышная грудь вздымалась, а в глазах сверкала ненависть.

– Шлюха! – крикнула леди Помфри и швырнула в Эдвину свой бокал.

Прескотт каким-то чудом поймал бокал на лету, но красное вино пролилось на него и на леди Помфри.

– Мне кажется, на сегодня мы достаточно натерпелись от вас неприятностей, юная леди, – строго сказал сэр Ли и схватил леди Помфри за руку. Она пыталась вырваться, но он крепко ее держал. – Довольно!

– Вы делаете мне больно! – шипела разъяренная дама.

– Вам пора удалиться в ваши комнаты, – приказал сэр Ли суровым тоном.

– Я уйду отсюда тогда, когда захочу. И ни минутой раньше! – заявила она с вызовом.

– Отнюдь! Вы уйдете отсюда прямо сейчас, – послышался голос леди Кендрик. Ее губы дрожали, а глаза гневно сверкали. – С нас хватит спектакля, который вы здесь устроили, леди Помфри.

Эдвина испытывала чувство вины из-за того, что подлила масла в огонь и внесла свой вклад в этот скандал. Их радушная хозяйка не заслужила, чтобы ее вечеринка была безнадежно испорчена безобразной рукопашной схваткой между дамами.

Лорд Кендрик поспешил на помощь жене. С невозмутимым видом он предложил супруге свою руку.

– Пойдем, дорогая. Я ужасно проголодался. Нам всем пора в столовую ужинать. – Они оба повернулись и удалились, держась за руки.

Участники вечеринки молча последовали за ними. И только поверженная леди Помфри осталась стоять посреди зала в своем залитом красным вином платье из шелкового газа, наедине со своим разочарованием.

 

Глава 27

Немного позже, в тот же вечер, Прескотт и Эдвина стояли возле белой колонны в освещенной свечами оранжерее. Они отказались от своего плана незаметно покинуть гостей, чтобы устроить обыск в комнатах лорда Унтерберга. На некоторое время они отложили разоблачение шантажиста и решили побыть хоть некоторое время образцовыми гостями, которых заслужила такая радушная хозяйка, как леди Кендрик.

Очевидно, у всех остальных гостей возникло то же самое желание, и они вальяжно расселись на изысканных старинных диванчиках и креслах. Дженел и Джинни стояли рядом с сэром Ли, возле прелестного фонтана со статуей Матери-Земли, льющей воду из каменного кувшина.

После неприятного инцидента с леди Помфри сэр Ли проявлял исключительное внимание к Дженел, и Прескотт взял себе на заметку позже поблагодарить его за это. Сэр Ли, похоже, неплохой человек и прекрасно вписывается в их небольшую компанию.

Глядя, как лорд Кендрик несет чашку чая своей жене, Эдвина пробормотала:

– Несмотря на всю его суетливость и беспокойство по мелочам, на лорда Кендрика можно опереться в трудную минуту. Он очень надежен. – Она нахмурила лоб, и ее взгляд стал печальным.

Прескотт подошел к Эдвине ближе и положил ей руку на плечо.

– И это так вас расстраивает?

Она покачала головой и опустила глаза.

– Мне и радостно, и грустно одновременно. Я не знаю почему.

– Надежность и доверие между людьми для вас очень важны? Правда, Эдвина?

Эдвина тихонько вздохнула.

– Это составляет суть любых отношений. Взять хотя бы для примера моих отца и мать. Пусть отец часто бывает невежлив, срывается на крик и постоянно стремится помыкать всеми в доме, если моей матери понадобится что-то по-настоящему важное, он тут как тут.

– А ваш муж был надежным человеком? – не удержался от вопроса Прескотт, чувствуя, как ревность, словно змея, свертывается холодным кольцом вокруг его сердца.

Одно долгое мгновение Эдвина молчала, глядя в одну точку, а потом тихо ответила:

– Пожалуй, да.

Прескотт вынужден был напомнить себе, что ее муж давно умер и теперь только он, Прескотт, согревает Эдвину по ночам.

– Отчего умер ваш муж, Эдвина? Разумеется, если вы не имеете ничего против этого вопроса…

– Он упал с крыши, когда показывал работнику, как правильно ее чинить. У него были обширные повреждения, и, хотя он некоторое время боролся за жизнь, он скончался.

– Мне очень жаль, Эдвина.

Она кивнула.

– Должен сказать, что я удивлен, – добавил Прескотт. – Большинству аристократов не придет в голову заниматься такой черной работой.

– О, сэр Джеффри не занимался этой работой, он ею руководил.

– Но все же то, что он проявлял к ней такой интерес…

Глядя невидящим взглядом на то, как входили и выходили гости, Эдвина развела руками:

– Сэр Джеффри проявлял интерес к невообразимому количеству вещей.

– Например?

Повернувшись к Прескотту, она нахмурилась:

– Вы правда хотите знать?

– Правда хочу.

– Он учил меня, как нужно давать указания слугам. Как нужно выполнять работы по дому и по хозяйству. Как разделывать поросенка, мыть пол, чистить столовое серебро. Он учил, как женщине подобает причесываться…

Прескотт вспомнил ужасающий тугой пучок, который был на голове у Эдвины, когда они встретились в первый раз.

– Он говорил вам, какую прическу носить?

– Ну да. Ах… Он любил, когда я зачесывала волосы назад. – Она скривила губы. – Полагаю, оттого что такую же прическу носила его матушка.

– Он распоряжался и другими вещами, которые касались только вас лично?

– Меня лично? Ах, ну… Как нужно правильно чистить зубы и… о да, как принимать ванну…

Прескотт поднял на нее удивленные глаза:

– Разве существует один верный способ, как принимать ванну?

Потягивая портвейн, Эдвина пожала плечами:

– Сэр Джеффри считал именно так.

– И вы мирились с этим… с этим диктаторством? Даже миссис Найджел никогда не позволяла себе такое с нами.

Эдвина опустила голову.

– Это не важно. Почему мы вообще это обсуждаем? – спросила она. Ее щеки зарделись, и Прескотт видел, что ей неприятен этот разговор. Но ему надо, просто необходимо, знать и понимать, что за человек был ее муж и как он повлиял на то, какой женщиной стала Эдвина.

– А почему вы называете его «сэр Джеффри»? Ради Бога, он ведь был вашим мужем!

– Говорите тише, Прескотт, – ласково проговорила она. – На нас обращают внимание!

Он скрестил руки на груди и, наклонившись к ней, прошептал:

– Неудивительно, что в тот наш с вами вечер вы были так расстроены из-за того, что у вас не было подходящего для этого случая «одеяния». И также неудивительно, что вы постоянно беспокоитесь, что вы что-то делаете «не так». Держу пари, что ваша свекровь была еще хуже, чем ее несносный сын. Не сомневаюсь, что они вдвоем объединялись против вас – двое на одного – и докучали вам своими нападками и указаниями.

Щеки Эдвины стали пунцовыми, и по выражению ее лица Прескотт понял, что он попал в самую точку.

– Все так и было, не правда ли? – вопрошал он. – Они командовали вами, постоянно одергивали, придирались. Не так села, не так встала, не так повернулась! А вы не знали, как им угодить.

– Ладно, Прескотт, я поняла, к чему вы клоните. Они были не так милы, как хотелось бы, а я не могла им оказать достойный отпор.

– Достойный отпор? Вы были неопытной юной барышней неполных семнадцати лет, которая надеялась, что новая семья примет ее с распростертыми объятиями. Вполне естественно, что вы старались их всячески ублажать.

Глядя куда-то в сторону, она сказала:

– Знаю, мне надо было чаще отстаивать свое мнение, но, честно говоря, когда я пыталась, это было ужасно… неприятно и не стоило потраченных нервов. Легче было уступать. Например, обращаться к мужу, называя его титул. Так ему больше нравилось, а для меня было не важно, как к нему обращаться. – Но по ее глазам Прескотт понял, что для Эдвины это все же было важно.

– Ах, Эдвина! – воскликнул Прескотт и взял ее за руку. – Неудивительно, что вы больше не хотите выходить замуж. Вам кажется, что это все равно что попасть в ад.

Эдвина подняла на него глаза. Она нахмурилась и готова была возразить, но потом передумала. Ее глаза удивленно расширились. Качая головой, она сказала:

– Я никогда… никогда не задумывалась о том, с чем это связано. Просто точно знала, что не хочу еще раз через это пройти.

– А зачем вам через это проходить? Ваш муж вел себя как настоящий самодур. Никто не смеет навязывать вам свою волю.

Эдвина вздохнула, словно у нее камень с души свалился, и подняла глаза к ночному небу.

– Да, вы правы, для меня брак означает подчинение чужому диктату на всю оставшуюся жизнь. Теперь, когда я поняла истинную причину моего страха перед замужеством, я словно чувствую себя освобожденной от цепей, которые меня сковывали. – Эдвина просияла. – Это в самом деле удивительно! – Затем она нахмурила лоб. – Однако для моего отца все это не имеет никакого значения.

– Наша с вами помолвка все равно скоро прикажет долго жить, Эдвина. Ведь мы так договорились?

– Да, но это не означает, что мы с отцом не поссоримся из-за этого. – Она нахмурилась. – Мне бы хотелось…

– Чего?

– Хотелось бы знать, как лучше улаживать щекотливые вопросы. Чтобы снова не получилось, как вчера с леди Помфри…

Прескотт ощутил неловкость.

– Вы не виноваты, Эдвина. Дафни вам и в подметки не годится как женщина.

Эдвина приподняла бровь.

– Однако по какой-то причине в свое время ваш выбор пал на нее, и здесь не было никакого притворства.

Прескотт и сам злился на себя из-за того, что свалял когда-то дурака. Но тогда он ещ