Попробуем представить все по порядку. Итак, Фудзи, привезший Кобе свои Записки, Ближнюю дачу не покинул. Но схоронился в том самом большом платяном шкафу, который до сих пор стоит в той самой фельдъегерской, где оставляли почту из ЦК. Это было возможно, если по Плану ему предстояло… заменить Кобу! И это было возможно, если все «гости» – вся приглашенная на ужин четверка – были в заговоре. Если все они не захотели покорно ждать смерти, и Берия сумел сплотить их.

Во время застолья Хозяин попросил принести еще вина, и вино принесли. Но в эту бутылку люди Берии ввели подарок – препарат из Лаборатории Х.

Я даже могу назвать этот препарат. О нем сообщил мне человек, хорошо понимающий в подобных разработках. Он написал мне:

«По роду своей деятельности я много лет связан с фармацевтикой и особенно с высокоактивными лекарственными субстанциями. Я имею все основания полагать, что Сталин был отравлен каким-либо сильным антикоагулянтом из группы кумаринов, скорее всего варфарином. Это вещество отвечает всем требованиям «гладкого» отравления. В ничтожных, почти гомеопатических дозах варфарин провоцирует в течение нескольких часов обширный инсульт. Он практически был необнаружим тогдашними методами химии и биохимии.

Что самое интересное: для кумаринов (варфарина) существовали эффективные антидоты (то есть противоядия). Например, широко известный сейчас викасол».

Это и была, скорее всего, «та самая» разработка Лаборатории Х, которую Берия применил против Хозяина.

Моя версия «последнего застолья» такова:

1. Варфарин легко ввести шприцем через пробку винной бутылки – одной капли хватит с головой на десять человек. Достаточно было на пять минут получить доступ к сталинскому вину.

2. Все сотрапезники Сталина были в сговоре и все приняли антидот (противоядие) до того, как приехали на дачу.

3. Итак, яд был в вине, но и гости спокойно могли пить его из отравленной бутылки вместе со Сталиным.

4. После ужина все гости разъехались по домам и дома продолжали принимать препараты, препятствующие подъему кровяного давления.

5. Варфарин или нечто подобное был дан Сталину в сочетании с сильнодействующим снотворным.

Коба, выпив вина, тотчас заснул за столом. Тогда пошли за Фудзи в фельдъегерскую. Спешили, волновались и оттого оставили открытой дверь.

Вместе с Фудзи впятером перенесли Хозяина в Малую столовую и уложили на кровать.

После чего Фудзи сбрил бородку и приклеил усы. Старому разведчику все это было не впервой. Он надел китель Хозяина, его штаны и сапоги. И вернулся с «гостями» в Большую столовую.

В половине пятого утра, как обычно, звонком вызвали в вестибюль Хрусталева.

И пока беспомощный Хозяин спал в Малой столовой, Фудзи в его мундире вышел с «гостями» из Большой столовой, провожая их. Он отлично знал, что к ночи у Хозяина садился голос… К тому же после застолья голоса звучат немного иначе. Так что наш разведчик в полутьме вестибюля смог успешно прохрипеть с грузинским акцентом Хрусталеву:

– Вы мне сегодня не нужны, идите спать. Я тоже иду спать.

И ушел в Малую столовую, где подождал, пока уйдет Хрусталев и вместе с ним пойдут спать все «прикрепленные». Сидел, ждал и смотрел на спящего на кровати погубленного им Друга-Врага.

Картина конечно же потрясла его, так что разведчик Фудзи не до конца был аккуратен. Покидая дачу, забыл закрыть дверь в комнату погубленного Друга.

В саду у дачи дежурил внедренный в наружную охрану человек Берии.

Берия ждал Фудзи в своей машине.

Но кавказское здоровье Кобы! Недаром до шестидесяти лет он ни разу не обращался к врачам! В половине седьмого он все-таки очнулся. Коба чувствовал страшную дурноту, должно быть, пытался тщетно вспомнить, что было вчера. Он зажег свет и пошел к бутылке с водой.

Но на большее его не хватило. Лаборатория не подвела. Яд спровоцировал удар.

Есть другой вариант, куда менее авантюрный. Он также начинается с того, что Фудзи Ближнюю дачу не покинул, спрятался в шкафу в фельдъегерской.

У него был сподвижник, человек Берии – «прикрепленный» Хрусталев.

После окончания застолья, проводив «гостей», Хозяин отправился спать. И тогда Хрусталев передал «прикрепленным» ложный приказ Хозяина – «идти спать».

И все они его исполнили.

После чего Фудзи вышел из фельдъегерской, вошел в неохраняемую комнату Хозяина и распылил газ все из той же Лаборатории Х.

При помощи еще одного соучастника из наружной охраны он благополучно покинул дачу.

Но и в первом, и во втором случае Хрусталев был обречен.

В одном – как участник, в другом – как невольный несчастный соучастник, пытавшийся потом разобраться в случившемся.

Все это мои предположения. Но где-то лежит рассказ Фудзи и терпеливо ждет середины наступившего нового века.

Великие деяния… Великая кровь… Великая тщета… Приходит ветер и уходит ветер. И все возвращается на круги своя. И кто-то построит очередной Вавилон на крови, который в очередной раз будет разрушен. Дом, построенный на крови, стоит на песке. «И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое».

Евангельские истины, которые учил маленький друг маленького Фудзи, ученик духовной семинарии Сосо Джугашвили.

И которые забыл Иосиф Сталин.

КОНЕЦ