Между тем «мерзавец Тито» оказался крепким орешком, он посмел окончательно уйти из табуна.

Югославия начала вести самостоятельную политику. С этой минуты в нашей печати югославское руководство стало именоваться не иначе как «Клика Тито». Эпитет столь крепко пристал, что многие (моя дочь, например) были уверены, будто «Клика» – имя зловредного Тито. Все диверсионные группы, засланные нами, провалились. Наши люди были беспощадно расстреляны. Тито с успехом закончил сталинские университеты. Это был первый удачный бунт в покорном загоне. Коба постарался, чтобы он стал последним. Димитров конечно же вскоре умер. Его торжественно похоронили в Мавзолее в Софии. Он лежал там, как Ильич, приговоренный Кобой к непогребению. Сподвижник и друг Димитрова Трайчо Костов будет расстрелян по обвинению в шпионаже. Коба постарался, чтобы в братских компартиях хорошо запомнили оплошность Димитрова.

Но Кобе фантастически повезло.

Потеряв Югославию, в 1949 году, накануне своего семидесятилетия, он получил небывалый подарок.

В октябре в Китае войска Мао Цзэдуна заняли Пекин. Была создана великая восточная держава коммунистов. Лагерь социализма достиг невиданных размеров, треть человечества шла за нами.

Счастливый Коба сказал мне:

– Американцы-засранцы позвали нас преподнести им на блюдечке Японию… Что сделал товарищ Сталин? Он согласился и помог американцам, разбил японцев в Манчьжурии. Но, заняв Манчьжурию, немедленно стал помогать китайским товарищам в их борьбе с Чан Кайши. И вот результат: товарищ Сталин прочно обосновался и в Азии. Они забыли, говнюки: если куда-нибудь впустить товарища Сталина, он уже оттуда никогда не уйдет. – И прыснул в усы.

Я должен был в это время выехать за границу, но Коба заставил отложить поездку. Дело в том, что к нашей границе приближался поезд вождя китайской Революции товарища Мао Дзэдуна.

Не прошло и двух месяцев со дня провозглашения Китайской Народной Республики, как Председатель Мао осуществил свой первый международный визит – отправился к нам, к старшему брату в Мекку Коммунизма.

Именно так должны вести себя верные вассалы в Азии – спешить на поклон к суверену.

В середине века готовилась Встреча Столетия.