Я хотел бы, чтобы вы поняли, в чем тайная пружина этого факта – участия Кобы в создании государства Израиль.

В 1947 году Европа лежала в руинах, запасы угля истощились, добыча угля стала беспощадно дорогой. Зима 1947 года была свирепой. Англия буквально замерзала. В первый раз после окончания войны я приехал в Лондон. Гостиница не отапливалась, напоминая промозглый лагерный барак. Я впервые видел Темзу замерзшей до Виндзора. Вечером не было света – остановилась электростанция…

Вот тогда американцы придумали хитрейший, гениальный план – план государственного секретаря Джорджа Маршалла. Европе предоставлялись огромные кредиты, чтобы она могла покупать… американские товары! И еще (пожалуй, главное) Европу пересадили с дорогой «угольной иглы» на очень дешевую арабскую и иранскую нефть.

Именно в 1947 году Коба и выступил за создание государства Израиль. Это была головоломная шахматная партия моего страшного, великого друга. Ее до сих пор никто не понимает, хотя она продолжает разыгрываться поныне.

Дело в том, что с момента основания СССР верхушку нашей разведки составляли великие евреи. Но они никогда не чувствовали себя евреями, они были революционерами-интернационалистами с великой мечтой. «Чтобы в мире без Россий, без Латвий жить единым человечьим общежитьем», – как писал наш поэт. У них появилась идея: используя свое происхождение, начать влиять на сионистские организации, поддерживать создание государства Израиль. При помощи евреев-выходцев из СССР и евреев-коминтерновцев, участвующих в борьбе за основание Израиля, подчинить его нашему влиянию. Создать форпост марксизма на Ближнем Востоке.

Коба идею горячо поддержал. Через Чехословакию приказал поставлять оружие евреям, сражавшимся в Палестине. Этим занималась и моя фирма в Праге.

Помню, выслушав мой отчет, Коба неожиданно рассказал веселый антисемитский анекдот: «Мы послали оружие евреям. Приходит телеграмма: “Оружие получили, шлите грузчиков”».

Самое парадоксальное: моя фирма поставила еврейским боевикам много трофейного фашистского оружия. Гитлеровское оружие участвовало в битвах за создание еврейского государства! Неисповедимы пути Твои, Господи!

Голосовали мы за создание Израиля и в ООН. После ужасов холокоста ООН не могла противиться этой идее. Так Гитлер из могилы помогал ненавистным евреям осуществить их главную мечту…

Воистину неисповедимы пути Твои…

Но уже в первые годы существования Израиля я передавал Кобе донесения о резком усилении влияния американцев. Впоследствии считалось, что это разочарование в политике Израиля и стало причиной вспышки ненависти Кобы к евреям. Ничего подобного.

Коба уже тогда сказал мне презрительно:

– Тоже – новость! Неужели товарищ Сталин не просчитал этого с самого начала? Неужели он рассчитывал, что богатые американцы не сумеют захватить нищий Израиль? Товарищ Сталин знал и хотел этого. Но что получится в результате союза евреев с США? Каков конечный итог? Арабские страны моментально отвернутся от американцев. Создав Израиль, мы создадим район вечного конфликта между арабами и Америкой. Кстати, дешевая нынче нефть, принадлежащая арабским странам, завтра может сильно подорожать, пребольно ударив по плану Маршалла. А мы? Мы станем арбитрами в их спорах. Израиль – дар данайцев Америке от имени товарища Сталина…

– Короче, – продолжал Коба, – нам нужно уже сейчас начать чистить страну от «пятой колонны». В этой связи предлагаю безотлагательно решить проблему товарища Михоэлса. Товарищ Михоэлс – замечательный актер Еврейского театра. – (Это была его манера: он всегда начинал с хорошего, заканчивая страшным выводом. И чем больше было хорошего, тем страшнее бывал вывод.) – Конечно, не хотелось бы терять такого знаменитого среди мирового жидовства человека. Но мы так много и бездумно его хвалили, что захвалили. К тому же к нам приедет посол государства Израиль. Товарищ Михоэлс, как глава еврейского Антифашистского комитета, начнет с послом постоянные нежные контакты. Потом хлопот не оберешься. Если мы решим вопрос с товарищем Михоэлсом сейчас, то наша нынешняя позиция в вопросе образования государства Израиль заранее снимет все подозрения. Надо спешить, – Он посмотрел на меня. – Не так ли, товарищ Фудзи? Я поручаю тебе это дело, – он опасно усмехнулся. – По-моему, ты не рад доверию партии?

– Нет, почему же, Коба…

– И я думаю – почему же? Какие у тебя соображения против?

– Я должен…

– Уезжать в Прагу. Но дело не займет много времени. Так что поможешь по-товарищески Абакумову, он у нас назначен не так давно… или не поможешь?

Я сказал:

– Помогу.

Он обожал делать меня убийцей.