Предательство идеалов

Пардоу Блейн Ли

В истории кланов есть место темным пятнам, наиболее замалчиваемое, это то, что не все согласились принять видение идеального общества Николая Керенского. Но как настоящий сын своего отца, он готов решительно выкорчевать неповиновение и инакомыслие, только дайте повод. Хан Росомах хотела вести свой клан в успешное будущее, это получалось слишком хорошо, что вызвало зависть и ненависть остальных кланов. Чем же закончится противостояние двух воинов и их людей, когда-то бывших друзьями, теперь ставшими врагами?..

 

Внимание!

Эта электронная книга не предназначена для коммерческого использования! Приобретите лицензию у правообладателей: Catalyst Game Labs™.

Проект «Библиотека Battletech» является некоммерческим, создан с целью исправления русских текстов и переводов. При размещении данной книги на каком-либо ресурсе просим указывать ссылку на страницу «Библиотеки Battletech».

За помощь в переводе этой книги, мне бы хотелось поблагодарить всех тех, кто явно или нет, помогал в переводе этого романа. VIP-группе нашего форума.

Перевод: Сергей Толокин aka Siberian-Troll (1 и 2 книги, под редакцией А. Журавлева), Алексей Журавлев (с 3 книги).

Редактор: Леонид Шагидуллин aka Leonid

Художник обложки: Андрей Кулешов aka rCS_Darkside

Библиотека Battletech © 2011 www.cbtbooks.ru

 

Книга I: Истоки судьбы

 

≡ 1 ≡

Великий Зал

Страна Мечты

Пространство кланов

12 июня 2822 г.

Хан Сара Мак-Эведи обходила вокруг стройки, внимательно изучая проводившуюся работу. Фундамент Великого Зала заложили давным-давно, но строительство шло медленно, не по причине отсутствия стимула или желания, а из-за специфики работ. Камни для постройки будущего сосредоточения власти кланов, вытёсывались вручную, по одному в каждом из миров Пентагона, после чего кораблями переправлялись на Страну Мечты. Равное число камней с каждого мира ляжет в великую постройку. Наблюдая за работой каменщиков, Сара гадала, увидит ли она когда-нибудь здание завершенным.

Пока бригада строителей поднимала на талях мраморный блок, Мак-Эведи рассматривала внешний вид здания. Да, зала получится поразительной, настоящим памятником кланам и Николаю Керенскому, ильхану, но в тоже время строгой, даже незамысловатой. Как они умудрятся совместить это воедино, было выше её понимания.

Сара тихо хмыкнула про себя. Это как ничто иное было похоже на памятник кланам. Постоянное стремление совместить пути их прошлого и видения Николаем их будущего… видения, похоже, непрерывно развивающиеся и меняющиеся. Андрей бы её понял.

Запахнув форменную куртку из-за прохлады вечернего воздуха, она молча наблюдала, как рабочие борются с блоком, сражаясь не только с ним, но и притяжением планеты, рывками веревки и собственными мышцами. Да, подходящее воплощение кланов, по крайней мере, в последние несколько месяцев. Скрытое напряжение между равными ей, ханами, правителями кланов имелась всегда. Сама состязательная природа их существования порождала её, сам факт того, что всю жизнь их натравливали друг против друга. И борьба становилась всё активнее, по крайней мере, в последнее время. Непрестанные споры во временной зале ханов, импровизированном командном посту, оставшимся с времён Великого Освобождения, ожесточали их. Аргументы сторон начинали иметь всё более личный характер. Да саму Мак-Эведи уже втянули в целых три испытания обиды с другими ханами — дело, несколькими годами ранее бывшее неслыханным.

Хуже того, она своими глазами видела тайно формирующиеся альянсы. А ведь в прошлом все они были единым братством воинов под флагом Николая.

Но теперь Сара становилась свидетельницей перемен. Шепчущиеся тесные группки в коридорах и дальних кабинетах. Очевидная агитация. «Такими темпами мы создадим новую касту — политиков», — язвительно заметила она в одном из споров, заслужив ряд ледяных взглядов некоторых равных. Сара держалась подальше ото всех этих альянсов, мнимых или нет. Сама идея кооперации кланов для идущих не на благо всем остальным дел казалась ей оскорбительной.

«Плевать на политику. Я — Росомаха». Хан Мак-Эведи могла лишь надеяться, что этого хватит в предстоящие годы.

Несколько дней назад, после заседания, Николай пригласил её остаться на ужин, и она уже предвкушала его. Они уже ужинали вместе, раньше, ещё до Клондайка, до смерти Андрея. В ходе гражданской войны Пентагона они ели в палатках и у костров, пока вокруг грохотали битвы. «В те времена у нас были мотивы, цели», вздохнула она. С последнего сражения прошло уже несколько недель, но воцарившийся мир заставлял Мак-Эведи и других ханов чувствовать себя неловко. С миром пришли и трения. Кланы были созданы для войны.

Николай объединял их, несмотря на свои причуды характера. После смерти отца Николай занял место старика, дав надежду там, где она была потеряна. Он предложил людям будущее. За теми ужинами прошлых годов они сидели и говорили о том, на что будут похожа жизнь после того, как война окончится. Говорили, словно рыцари в священном походе за веру. Будущее было где-то там, далеко, словно Святой Грааль.

После смерти Андрея так легко и просто увидеть будущее у неё не получалось. Он словно светился от самостоятельности и независимости, черта характера, которую она ценила и восхищалась ею. Отчасти из-за этого, а отчасти из-за того, что в глубине души она подозревала, что Николай сыграл некоторую роль в его смерти.

В дополнение к этому кланы начали испытывать новое напряжение. Появившиеся поколения воинов начали разбавлять касту. Изначальные ханы, избранные Николаем, начали уходить, сменяясь юными воинами, воинами, не сражавшимися в гражданской войне. Их не связывали узы, державшие кланы едиными.

Не то будущее, которое бы хотелось видеть Саре Мак-Эведи.

Время изменило их всех, и Николая тоже. Его редкие, с сильной проседью волосы раскрывали часть истории, шрамы на теле и шее договаривали остальное. Николай всегда был мечтателем, вечно пребывающий в тени своего отца, вечно борющийся за то, чтобы оставить свой собственный след во вселенной. И оставил его, основав кланы. А теперь, когда врагов у них не осталось, и Николаю и кланам приходилось иметь дело с новыми реалиями бытия воином без врагов.

Сара брела по границе строительной площадки, и грязь налипала на её ботинки. Липкая глина, как ни тряси, не стряхивалась с потяжелевших ботинок. После пары пробных попыток она плюнула на этот лишний вес. Рабочие на стройке, присланные изо всех кланов, тайком поглядывали на нее. Хан Росомах чувствовала на себе их взгляды. Немногие ханы озаботились тем, чтобы придти и посмотреть, как работают низшие касты. Мак-Эведи ощущала, что она обязана придти и лично увидеть, как движется работа. «Отсюда мы возглавим людей, так что, разумеется, мы обязаны придти и пронаблюдать за постройкой».

Она шла по тропинке вниз по холму, к командному посту, годы назад переоборудованному под правительственное здание. Обветшалые здания, перемежёванные с импровизированными укрытиями, видали и лучшие годы. Контрастируя со стройкой на холме над ними, они казались скорее прибежищем бездомных, чем центром власти.

Перед входом в комплекс Сара с силой потопала по мостовой, избавляясь от грязи. Вешая форменную куртку, она заметила на остальных крючках одеяния других ханов. «Они тоже будут на ужине?!», про себя удивилась она. Сара глянула на наплечные эмблемы. Вдоводелы. Значит хан Джейсон Керридж. Мак-Эведи скривилась при одной мысли, что хан Керридж присоединится к ней и Николаю за ужином. Даже по меркам кланов Вдоводелы Керриджа были экстремистами.

Другая куртка была меньше и приятнее на вид. Джойс Меррел, хан Снежных Воронов. Её присутствие будет гораздо более приятным. В то время как хан Меррел была далека от того, чтобы считаться союзником Мак-Эведи и её Росомах, они разделяли общие ценности, и, похоже, она была открыта новым идеям и веяниям, в отличие от Керриджа и его Вдоводелов. Меррел была из ханов старых дней, дней основания кланов, число которых все уменьшалось.

Осмотрев тщательно свои ботинки, она в сотый раз проследовала сквозь этот импровизированный комплекс. Коридоры были забиты курьерами, клерками, администраторами и редкими должностными лицами. Добравшись до входа в зал, Мак-Эведи оглядела весь этот бедлам. Она заметила хана Керриджа, слушающего доклад младшего офицера. Керридж тоже заметил её, но не снизошел даже до кивка. «Столько времени прошло, а он всё ещё не простил того поражения в бою». Инцидент произошел в ходе гражданской войны Пентагона, и в то время как Мак-Эведи сумела выбросить его из головы, Керридж воспринял случай как личное оскорбление.

Сара направилась в офицерскую столовую. Там сидели воины различных кланов, большинство которых лишь мимолетно касались её взглядами. Воинов Росомах было немного, что не так уж и удивляло. Её воины предпочитали питаться одни, традиция, против которой хан Мак-Эведи не возражала. Посиделки с другими воинами и братания вели зачастую к утечке ценной информации. Если её воины хотели питаться одни, она не собиралась запрещать им. «Позволим им считать нас заносчивыми, если хотят» — мысленно она отмахнулась от этой проблемы.

Столовая ильхана представляла собой небольшое помещение неподалеку от офицерской столовой. Маленькое, фактически невзрачное помещение без прикрас. Окно выходило на город. Николай стоял расслабленно у самого окна, глядя на город, и поначалу проигнорировав её. «Хозяин всего, на что падает глаз его…» Она видела его со спины. Рост, фигура, поза, форма практически безволосой головы, военная выправка. На секунду Саре показалось, что это стоит его благословенный отец, Александр. Но стоило Николаю развернуться, как хан Росомах машинально отметила различие в чертах лица. И не только. Она хорошо знала Александра Керенского, и дорожила голопортретом, подаренным им в знак признательности. Во взгляде Александра читалось тепло. Во взгляде его сына никакого тепла не было.

Жестом он указал на стол, где уже стояла на нагревательных плитах еда.

— Рад видеть вас, хан Мак-Эведи. Хорошо, что вы смогли ко мне присоединиться.

Сара подождала, пока он не сядет. Она уже видела когда-то, как кто-то сел раньше ильхана, и ответил за свой проступок в круге равных. В характере Николая хватало причуд, неожиданных для других людей. Работавшие близко к нему учились быть гибкими, избегая настраивать ильхана против себя. Сара шла на подобное лишь в самых экстренных случаях, когда риск того стоил.

Ильхан предпочитал мясо недожаренным, не солил и не перчил еду. Ещё одна из странностей, которую видела Мак-Эведи, но пыталась не замечать. Причуд у Николая более чем хватало, и упоминание о них в разговоре было чуть ли не запретным. В ходе самого ужина мало что было сказано, такова уж была привычка Николая. Но, покончив с мясом, он помедлил и оперся локтями об стол. Вот теперь, и только теперь, и начинался разговор.

— Как там мои Росомахи, Сара? — осведомился он.

— Они в порядке, ильхан. — Титул был важен. Сам Николай мог говорить неофициально, если хотел, но даже ханам подобные вольности не дозволялись.

— Слышал, что ваши урожаи собраны с избытком. Приятные новости, с учетом того, каково приходится вашим собратьям.

— Мы тоже рады, — отозвалась она, немного помедлив. Доклад об урожае поступил ей лишь тремя днями ранее. Как ильхан мог так быстро о нём узнать? И ещё важнее, кто ещё об этом знал? — И более чем готовы поделиться им с теми, кому так не повезло, разумеется.

— Разумеется, — отозвался Николай, не отрывая глаз от своей тарелки, разминая картофель с чесноком, словно скульптор. — Когда я услышал о вашей удачливости, я также услышал и то, что достигла ты его, позволив некоторым представителям других каст… какое слово они сказали… а, «мигрировать» в касту рабочих. Это правда, Сара, воут?

— Утвердительно, — отозвалась она медленно и осторожно. Так вот в чем дело. Должно быть, вой подняли Дымчатые Ягуары, Вдоводелы или Нефритовые Соколы. Наиболее бескомпромиссные из традиционалистов.

«Я должна выяснить, как они узнали об этом, и ликвидировать утечку», сделала Сара пометку. Ей хотелось объяснить всё, но она сдержалась. Николай часто страдал от вспышек гнева, и перебивать его могло оказаться хуже, чем напрямую оскорбить.

— Я не упоминала об этом оттого, что мне это показалось незначительным, ильхан. Обычные внутренние дела моих людей.

— Это меня беспокоит, — спокойным голосом произнес Николай, по-прежнему не поднимая глаз на хана Росомах. — Я создал систему каст не просто так, а с особой целью, целью, которую, как я надеялся, вы осознаёте. Распределение людей по кастам сняло часть напряжений и трений внутри общества, от которых страдали наши предки. Касты устраняют стремление людей улучшить своё положение в обществе путём сеянья смуты. Мне казалось, вы это понимаете, — с последними словами он пронзил Мак-Эведи ледяным взглядом.

— Я всё понимаю, — ответила хан Росомах. — И в то же самое время вы сказали нам, что введение системы каст — вынужденная мера. Кажется, вы сказали тогда «на время кризиса, с которым столкнулись наши люди». Гражданская война окончилась, ильхан, мы принесли мир нашим людям. В некоторых моих кастах начались трения, и мне показалось разумным разрешить ограниченное перемещение между ними во имя сохранения общего порядка. Я понятия не имела, что это обеспокоит вас.

Это было отнюдь не всё. Реформы Николая зашли далеко за пределы системы каст, и Мак-Эведи давно уже пыталась замедлить их хоть ненадолго. Программа генетического усовершенствования воинов, к примеру, также была временной мерой, выросшей в программу, конца которой не было видно. Было опробовано опытное использование наркотиков для подавления сексуального влечения у воинов с целью устранения инстинкта размножения, но после ряда небольших инцидентов, отброшено. Кланы всё ещё пытались свыкнуться с изменениями в структуре общества, навязанными несколькими годами ранее. Мак-Эведи всегда считала их временной мерой, но со временем увидела сама, что Николай не только не имеет никакого желания отменять их, нет, более того, он планировал новые изменения.

— Да, это меня беспокоит. С моей точки зрения это не мелочь, как и с точки зрения ваших собратьев ханов. Росомахи, Сара, лишь одна часть большего общества. Я пошел на подобные меры и изменения, чтобы предотвратить часть того, что привело нас к гражданской войне и едва ли не всеобщей гибели. Если бы не основание наших кланов и внедрение системы каст, я оказался бы виновен в прекращении одной войны лишь ради начала другой.

— Мне всегда казалось, что мы имеем некоторую степень власти внутри собственных кланов. Ханы правят своими людьми. Я не отменяю касты, а лишь проявляю больше гибкости, чем равные мне.

— От, — сказал Николай, сделав паузу для пущего драматического эффекта. — Мы один народ с одним виденьем, моим виденьем. Это виденье спасло нас от уничтожения. Ты хан, да, но правишь ты по повелению стоящего выше тебя, — его слова звучали словами судьи, выносящего приговор.

— Система каст отныне постоянна, и никаких больше перемещений, воут?

Николай улыбнулся, но не теплой, дружелюбной улыбкой, а скорее несущей угрозу в уголках губ.

— Ут, хан Мак-Эведи. Я не могу позволить, чтобы твои Росомахи внедряли перемены, порождающие волнения в других кланах и инакомыслие внутри общества в целом. Ты вернешься к своим людям — к моим людям, и объяснишь им всю мудрость идеи каст. Перевоспитаешь их, если потребуется. Личности, перемещенные тобой из одной касты в другую, вернутся на свои старые места.

Мак-Эведи заерзала на стуле.

— Данная мера, скорее всего, породит недовольство среди моих людей, ильхан, в тех, кто будет задет изменениями.

— Разберись с ними. Сурово, если потребуется. Я не стану создавать оснований для очередной гражданской войны. Мы видели, что случилось с первоначальными колониями, когда старым порядкам моего отца дозволили укорениться. От! Больше подобного не случится! — его кулак врезался в стол, когда он упомянул своего отца Александра.

Хан Мак-Эведи склонила голову.

— Я не хотела ни оскорбить вас, ильхан, ни вызвать ваш гнев. Я просто делала то, что могла, стараясь служить своим людям как можно лучше, — раболепие перед Николаем вызывало в ней ураган эмоций, особенно в свете памяти об Андрее, но он был ильханом. Был её другом, несмотря на вспышки ярости.

Приступ гнева Николая растаял в мгновение ока.

— Ничего, ничего, по крайней мере, если всё вернется к тому, как должно. Ты отправишься туда и позаботишься об этом. Помни, Сара, твои люди всего лишь часть большего плана, и лучше им этого не забывать.

— А что до ханов, не имевших в себе смелости лично обратиться ко мне по этому вопросу… если вы сообщите мне их имена, я лично решу этот вопрос в испытании обиды, — на секунду она позволила проявиться своей ярости. «Попытка омрачить мои отношения с ильханом так просто им с рук не сойдет…» — пообещала она себе.

Николай лишь махнул рукой.

— Слишком много подобного было в последнее время. Думаю, нам лучше просто забыть обо всём этом.

— Честь должна быть соблюдена.

— … когда это на пользу нашим людям. Развязывание личной войны с другими ханами в данный момент на пользу кланам не пойдет, — в таких делах слово Керенского было законом, и Мак-Эведи знала, что эту тему ей придется оставить. Мелькнула разочарованная мысль: «а я так надеялась узнать правду, узнать, кто за этим стоит». Неожиданно для себя она принялась гадать, что за больший план Николай заготовил для кланов.

Голодной Сара себя больше не чувствовала. Уставившись на недоеденный ужин перед собой, она отодвинула тарелку от себя на пару дюймов. «Кто-то шпионит за моим кланом и использует выведанное, чтобы настроить ильхана против нас, против меня. Я найду утечку и ликвидирую её… а затем попытаюсь воплотить указы Николая».

— Ильхан, я благодарна вам за то, что вы отнеслись ко мне, как к воину и поделились со мною своими мыслями. Несомненно, в будущем они помогут мне стать лучшим ханом. А теперь, если вы меня извините, мне нужно идти, чтобы сделать ваше слово законом для моих людей.

Поднявшись на ноги, Николай Керенский крепко пожал её руку. Затем хлопнул её по плечу, прямо по нашивке Росомах на её рубашке.

— Я горжусь своими Росомахами, и знаю, вы сделаете всё как надо, хан Мак-Эведи.

* * *

Хан клана Вдоводелов Джейсон Керридж первым увидел, как Николай выходит. Он похлопал по руке хана Франклина Озиса из Дымчатых Ягуаров, и кивком указал на ильхана, остановившегося на краю внутреннего дворика, вероятно, чтобы подышать прохладным вечерним воздухом. Оба отлично знали об этой его привычке и специально поджидали шанса поговорить с ним, особенно когда их офицеры сообщили, что хан Мак-Эведи отбыла.

Николай не стал показывать того, что заметил их, разглядывая ночное небо Страны Мечты, наслаждаясь мерцанием звезд и бодрящим свежим воздухом. Возглавлявший небольшую группу хан Керридж оправил форму и встал рядом с Керенским.

— Прекрасная выдалась ночь, не правда ли, мой ильхан?

Керенский на него даже и не взглянул, продолжая смотреть ввысь.

— Это так.

— О, и я полагаю, вы успешно разрешили ту проблему, на которую я имел смелость обратить вчера ваше внимание? — произнес он, скрывая нетерпение. Вопрос Росомах и их игнорирования системы каст был горячо обсуждаемой между ними темой. «Он поставил на место этого надменного сурата, Мак-Эведи?»

Николай повернулся к нему.

— Ваша обеспокоенность оказалась справедливой, но я не одобряю способ, которым вы получили эту информацию, — эта колкость была нацелена на то обстоятельство, что хан Керридж внедрил своего шпиона в другой клан. Днем раньше Николай взбесился по этому поводу ничуть не меньше, чем по поводу того, что сделали Росомахи. Хан Керридж ощутил, как краснеет при упоминании о его нарушении принятого этикета среди других ханов.

Ильхан четко дал всем понять — лишь он сам может и имеет право устанавливать слежку, всё прочее же — бесчестно. Но в то же время, зная его позицию, Керридж также знал и то, что многие из равных ему шпионят как за ним, так и друг за другом. Николай продолжал:

— Я выразил свое мнение на этот счёт хану Мак-Эведи. Этот вопрос будет решён.

— Конечно, ильхан, — залебезил Керридж. — Но если бы не мой источник, никто бы из нас не узнал об этом злоупотреблении, и это единственная причина, по которой я отважился заговорить. Как вы знаете, Росомахи ведь уже не в первый раз пытаются обойти вашу волю. Да взять хотя бы инцидент с Морскими Лисами всего несколько месяцев назад… — Торговая каста Росомах пыталась подорвать рынок продаж коммерческих продуктов, продуктов, производство которых было ограничено. Навязывание квот и ограничений было осуществлено Николаем для того, чтобы ни один клан не мог обрести экономическое преимущество перед другим. Он создавал сообщество, где правили воины, а не экономика и соперничество низших каст. Росомахи нарушили этот закон, и в итоге Николай вызвал Мак-Эведи на боевое испытание, которое он выиграл.

— Если вы хотите что-то сказать, то я жду.

— Мы все тут, — Керридж повёл рукой, указав на ханов, стоящих в нескольких шагах позади него, — обеспокоены действиями Росомах. Похоже, они не желают блюсти законы и указы, которыми связаны мы все. Каждое нарушение правил делает их сильнее. И хотя вы и следите за их действиями, эти нарушения — всё, что стало известно нам, а о скольких мы просто не узнали? Они могут зайти ещё дальше, попирая наш образ жизни.

Семя сомнений посеяно, и Керридж пристально глядел на ильхана, чтобы убедиться, что оно укоренилось.

Несколько секунд Николай не говорил ничего. Он обернулся к маленькой группке ханов, напряженно ждущей его слов.

— Если вас беспокоит, что Росомахи становятся слишком уж сильны — всегда есть способы противостоять им по нашим законам и наставлениям. Используйте испытания боем, чтобы измотать их и лишить ресурсов. Вызывайте их на бой за их владения. Давите на их воинскую касту. Таков путь кланов, и вам это известно.

— Известно, — отозвался хан Керридж. — Но мы опасаемся, что тем временем их бунтарский дух распространится среди наших собственных низших каст. Что если нам без конца придется иметь дело с бунтами и недовольством?

Хан Озис вмешался в разговор:

— Мой клан уже столкнулся с проблемами с нашей торговой кастой. Услышав о послаблениях Росомах в системе каст, они захотели подобного. Я подавил подобные идеи, но риск остаётся. Если слухи об этом распространятся, среди наших людей начнется смута. Касты не-воинов могут вернуться к старым путям мышления.

Задумавшись над его словами, Николай долгое время молчал.

— Понимаю. С окончания нашей гражданской войны царит мир, но исчез определённый враг. Без врага, без соперника, без вызова, люди вполне могут вернуться к идеям прошлого.

— Утвердительно, ильхан, этого мы все и боимся. — Керридж знал, что это была ложь. Ничего подобного с другими ханами они и не обсуждали. Он просто присоединился к высказанной Николаем мысли, надеясь в итоге достичь того, что в действительности они и желали от Николая. Он также знал, что Росомахи в испытаниях владения, проводившихся в последнее время, победили большинство ханов. Росомахи были хорошими воинами, может быть даже слишком хорошими. Традиционные клановские методы с ними не работали. Требовалось что-то большее, что-то особое, что сделает в будущем Росомах послушнее.

— Скажите мне, хан Керридж, если бы вы были ильханом, как бы вы поступили на моем месте?

Неожиданно Керридж обнаружил, что не знает, что сказать. Ему хотелось брякнуть «раздавил бы Росомах», но он отлично сознавал, что серьезных поводов к подобным действиям нет. Росомахи опасно приблизились к черте, но не пересекали её. Пока. Нет, нужно найти другой способ, второй план.

— Ильхан, я бы, наверное, просто стал бы пристальнее следить за Росомахами. Хотя мне ничуть не меньше вас не нравится шпионаж, я предпочел бы думать об этом как о простой методе надзора, что поможет нам вычленять ростки потенциальных проблем среди наших людей. Я бы просто позаботился о том, чтобы назначить меры по слежке за тем, чтобы наши собратья, никто из нас, не бросали бы вызов принципам нашего общества.

Николай задумчиво скрестил руки.

— Это не будет шпионской организацией, отрицательно. Это будет мерой предосторожности, верно?

— Утвердительно. На долгий срок кланам подобное не потребуется. Просто небольшая тайная структура, исключительно для внутренней безопасности. Я знаю несколько своих людей, что вызовутся добровольцами, и уверен, что другие ханы, верные вам ханы, поступят так же.

Термин «внутренняя безопасность» Керридж подобрал в меру своего понимания ильхана. Николай прежде упоминал несколько раз о потребности создания какого-либо рода системы надзора, отдела внутренней безопасности. Связать эту его идею со слежкой за Росомахами для преодоления неприятия Николаем общей идеи, казалось вполне логичным.

— Я одобряю подобное, под моим непосредственным руководством, — по тону его голоса было совершенно ясно, что небольшая клика ханов не получит контроля над новым образованием. — Исключительно как временную меру. Наша «мера предосторожности» будет следить за всеми кланами и докладывать мне лично. Вы все поняли, что я сказал?

— Ут, ильхан.

— Ну, хорошо, — он вновь обратил свой взор к звездам. — Уже некоторое время я размышлял, нужен ли нам подобный орган контроля, ради нашего общего блага. Это совпадает с моим видением нашего народа. Я рад, что вы пришли с этим ко мне, хан Керридж, все вы. Вы подняли уже долгое время меня беспокоивший вопрос.

— Мы сделали многое для создания этого нового общества. Если однажды мы решим исполнить наш зарок и вернемся во Внутреннюю Сферу чтобы облегчить участь тех, кто остался позади, наше новое общество обязано удержаться. Возвращение к старым порядкам, это то, на что пойти мы не можем. Оно приведёт нас к новой гражданской войне. Этого не будет. Я лично стану присматривать за Росомахами, и за всеми вами, чтобы убедиться, что вы не нарушаете наших принципов.

Хан Керридж склонил голову.

— Большего я и не прошу, мой ильхан. Мы все благодарны вам.

Пятясь назад, он дозволил слабому отблеску улыбки озарить его лицо. «Да, Мак-Эведи, стерва, ты заплатишь за свою наглость. Теперь это лишь вопрос времени» — пообещал он про себя. Другие кланы уцепятся за подобный повод. Он выставит Росомах как непосредственную угрозу их власти. «Устроим им серию боевых испытаний, которые истощат их силы и принудят их перейти в оборону. Даже те, кто сейчас тепло относится к ним, начнут бояться того, что они над ними возвысятся». Всё казалось таким простым…

 

≡ 2 ≡

Город Панда

Страна Мечты

Пространство кланов

13 июля 2822 г.

Звёздный полковник Франклин Халлис заставил свой новенький «Пульверайзер» остановиться, после чего заспешил вниз по скобам лестницы. «Пульверайзер» был новой моделью боевого меха, не оставшимся после гражданской войны, или вообще собранным из запасных частей, наподобие его последнего меха — «Шэдоу Грифона». Новый «Пульверайзер» — новая модель новой эры, и это ему нравилось. Широко и довольно улыбнувшись меху, Франклин направился через все поле к разбитой палатке. Над ней на ветру трепетали два флага — Росомах и клана Волка.

Его коротко остриженные рыжие волосы слиплись от пота, и, входя под навес, он загладил их назад, выжимая влагу. Хан Мак-Эведи, стоявшая прямо перед ним, коротко кивнула, и он отдал ей честь. Второй присутствующий, с волчьей шкурой на плечах, повернулся к нему.

— Звёздный полковник Франклин Халлис, познакомьтесь со звёздным полковником Феррисом Уордом из Волков. Он прибыл в Панду бросить нам вызов.

Франклин отдавать честь не стал, вместо этого энергично пожал руку Волка, застав тем самым звёздного полковника Уорда врасплох. С любопытством уставившись на Халлиса, он приподнял бровь, не зная, как понимать Росомах.

— Добро пожаловать в Панду, и с нетерпением жду вызова.

— А я о вас слышал, — заявил, скрестив руки, Феррис Уорд. — Говорят, что вы ристар в вашем клане. Я буду рад испытать ваше мастерство.

— Не то, чтобы я считал себя восходящей звездой, но польщён, что назван так воином Волков. Я полагаю, вы появились здесь с определенной целью, вопрос-утверждающий?

— Утвердительно, — хладнокровно отвечал Уорд. — Я желаю бросить вам вызов по всем правилам. Примете ли вы его?

Франклин покосился на хана, кивнувшую ему.

— Конечно.

— Какими силами вы будете защищать генетическое хранилище в городе Панда и, соответственно, его содержимое?

Халлис предположил, что хранилище и было причиной вызова. Город Панда был маленьким городком, не имеющим чего-либо ценного, за исключением недавно возведённого хранилища генетического материала. Исследовательские лаборатории вряд ли успели заработать, но для Волков тем не менее обладали большой ценностью. Потеря их дорого бы обошлась Росомахам.

«Вот отчего хан Мак-Эведи вызвала меня. Что ж, посмотрим, насколько горяч этот Волк».

— Значит, испытание владения?

— Утвердительно.

— Тогда я буду защищать его лично, я и три других боевых меха со мною — одно старое слабое копьё против всего, чем ваши Волки готовы рискнуть.

«Посмотрим, насколько ты храбр на самом деле».

Звёздный полковник Уорд не моргнул и глазом.

— Мне уже говорили, что вы, Росомахи, самоуверенны и эгоистичны. Учитывая новый боемех, который вы пилотируете, и его размеры, я буду вынужден вступить с вами в бой звездой мехов с опытными воинами.

«Хвастун, как и все волки».

— И ещё, — добавил звёздный полковник, — мы — клан, и за старые названия и порядки мы не цепляемся.

«Что он хотел этим сказать?»

Копья были признанным военным соединением, даже если они больше и не использовались. Даже Росомахами.

«„Мы — клан“? Мы тоже клан!»

— Приношу свои извинения, звёздный полковник Уорд, если мой маленький экскурс в историю полевых соединений смутил вас. Но у нас в клане пониманию нашей истории придаётся значительный вес, — решил ответить колкостью на колкость Франклин. — Я сам возглавлю оборону, и надеюсь, что в этом испытании вы лично выйдете против меня, — слегка повысил ставки Халлис.

— Иначе и быть не могло. С окончания гражданской войны я провел большую часть времени, сражаясь с Койотами, Адскими Конями и Облачными Кобрами. Даже хвастливые Дымчатые Ягуары плакали кровавыми слезами в моём присутствии. Шанс добавить флаг вашего клана в мою коллекцию, особенно от ристара, столь высоко оцениваемого, лишь укрепит мою репутацию.

Франклин коротко хохотнул:

— Звездный полковник Уорд, не считайте себя победителем раньше времени. Вот что я скажу, мы встретимся в топях Ньюарка к северу от города. Посмотрим, чего стоит хвалёная тренировка Волков в реальном бою.

— Действительно, посмотрим. Мне потребуется время на организацию приёма заявок среди моих офицеров. Устроит ли вас 16:00?

— Утвердительно.

Следом за этим, кивнув, звёздный полковник Уорд направился прочь, а хан Мак-Эведи подойдя к своему офицеру, положила руку ему на плечо.

— Следите за собой, Франклин. С этими Волками всё может оказаться не так просто.

— Отчего вы так говорите, мэм?

У неё над бровями стали видны морщины. В первый раз на своей памяти он увидел своего хана обеспокоенным.

— Это уже пятый подобный вызов за последние полтора месяца, и почти во всех этих испытаниях ставки делались не столько на сами испытания, сколь на причинение максимально возможного ущерба нашему клану.

— Остальные кланы сговорились против нас, воот?

Хан Мак-Эведи пожала плечами:

— Пока это всего лишь мои подозрения, а не факты. Этот Уорд известен своей честью, но в то же время выставляет больше сил, чем выставляете вы. Возможно, он просто нас испытывает, а может у него другие мотивы… Следите за ним, и за собой следите тоже. Возможно, во всём этом скрыто что-то больше, чем кто-то из нас подозревает.

Звёздный полковник Франклин Халлис кивнул и оглянулся на «Пульверайзер».

— Не беспокойтесь, мой хан, я не без причины избрал это болото местом боя. Именно там я и заработал свое родовое имя, если вы помните, так что я хорошо знаю местность.

— Не давай им повода усомниться в твоей чести, — предупредила Мак-Эведи. — В последнее время, похоже, вся вселенная ополчилась против нас. Бейся с честью, Франклин и победи их твёрдо. Пускай эти Волки пожалеют о своей наглости.

Халлис кивнул, обеспокоенный ранее не приходившими в голову мыслями. Заговор среди кланов? «Нет, это должно быть ошибка. Кланы не устраивают заговоров… это не наш путь». Он покажет им ошибочность их путей… так или иначе.

* * *

Звёздный полковник Халлис повернул свой «Пульверайзер» в рощицу посреди болота, оставляя Волков в двух холмах позади вне пределов досягаемости. Полчаса назад он начал бой с четырьмя мехами, теперь же он остался лишь со звёздным капитаном Триш. Её побитый «Экстерминатор» воевал ещё при освобождении Терры Александром Керенским, хотя не так много исконных узлов в нём осталось с тех времён. Машину столько раз чинили и переоснащали, что счёт изменениям уже и вести не стоило, чтобы не нервировать мехвоина понапрасну. В ходе гражданской войны мех использовался кем-то из рода Триш, и она завоевала его в честном испытании владения.

Воин нырнула в ту же рощицу, держась справа от Франклина.

Волки пока сражались хорошо, но цену за свою агрессивность заплатили немалую. Напав на него полной звездой, они нанесли Росомахам тяжёлый урон, но это стоило им трёх более лёгких мехов. «Гусар» рухнул в первые же секунды испытания. Быстрый, но недостаточно, чтобы выжить в бою надолго. Переоборудованный «Стингер» пережил два залпа Триш, пока хрупкие ноги не подвели его. Волчий «Виверн» пал следующим, Франклин сам заставил его рухнуть идущими подряд залпами ППЧ повышенной дальности и ракетами дальнего действия.

— Убегаете, воут? — в открытую раздался голос звёздного полковника Уорда на широкополосном канале. — Желаете выйти из боя?

— Отрицательно, — отозвался Франклин, ухмыляясь. Уорд, оказалось, нормально реагировал на шутки, ни гнева или раздражения в голосе. — Я просто перемещаюсь в низины, звёздный полковник.

— Как пожелаете.

Он взбежал на холм в своём 80-тонном «Таге». Безобразный боевой мех, громыхающий монстр, сгорбленный, габаритный, с массивными руками. «Таг» уже получил несколько попаданий, но пока перенёс их без проблем. Он соответствовал «Пульверайзеру» по тоннажу, что превращало бой в состязание опыта, а не веса.

Франклин переключился на командный канал.

— Я беру на себя звёздного полковника, а ты «Гильотину», которая направляется в твою сторону.

— Утвердительно. И почему это вам всегда достаётся всё веселье?

— Триш, просто свяжи свою цель, а потом отходим по моему сигналу.

Бледно-коричневый «Таг» чуть замедлился, поднимая руки, словно собираясь обнять Франклина. Но звёздный полковник Халлис не обманывался этим. ППЧ, установленные на этих руках, захватывали цель. Двинувшись назад, за деревья и кустарник, он, поглядывая за спину, запустил разогрев своей собственной ППЧ. Конденсаторы, заряжаясь, завыли. Он увидел слабый отблеск на концах стволов оружия «Тага», а следом ослепительную вспышку.

Франклин не был уверен, один или оба выстрела в него попали, но в том, что в него попали, уверен был точно. «Пульверайзер» накренился в талии, пошатнувшись от удара. Тактический дисплей замерцал, но затем продолжил передавать информацию. Желтые огоньки на правом торсе — одиночное попадание.

«Получай свою честь, волк!»

Аккуратное прицеливание и захват силуэта меха волчьего мехвоина системой наведения обеспечили ему отличный прицельный выстрел. ПД ППЧ нацелился на кокпит вражеского меха, и лазурная вспышка энергии, на секунду, казалось, связала оба меха воедино. Удар пришелся чуть пониже кабины, и броня там начала гореть, коробиться и отлетать кусками. «Таг», казалось, попятился, как и было запланировано. Это попадание рассчитывалось Халлисом специально, чтобы приковать к нему внимание звёздного полковника Уорда, напугать его, выбить из колеи.

Развернув «Пульверайзер», Франклин медленной рысью устремился в топи.

— Триш, отходим, немедленно.

Звуки боя были ему ответом, и затем:

— Минуточку, звездный полковник.

Глянув в сторону, он увидел клуб дыма, поднимавшийся вверх. На другой стороне холма его напарница была занята боем с оставшимся Волком.

— Не копайся там, — отчитал он её.

— Отрицательно, — сквозь стиснутые зубы раздался голос на канале. — Ещё разик… — И следом он услышал тихий вой средних лазеров. Бросив взгляд на собственный дисплей, он увидел, что звёздный полковник Уорд уже оправился и кинулся в погоню.

«Как я и надеялся».

Обогнув плотную группу стволов сибирских дубов, он зашлёпал через грязную воду. Тёмная вода и грязь, казалось, пытались задержать его боевой мех, но, сражаясь с гравитацией и липкой жижей, Франклин продвигался дальше. Пар поднимался вверх столбом, когда раскалённые теплорассеиватели с шипением коснулись воды.

Предупреждающий сигнал вырвал его из раздумий, и волна ракет ближнего действия вгрызлась в спину. Две прошли мимо, но остальной залп попал в цель, терзая тонкую заднюю броню. «Пульверайзер» содрогнулся от повреждений, но воин не обратил на это внимания.

«Мне нужно забраться дальше…»

— Вы не сможете прятаться в этом болоте весь день, — предупредил его Уорд.

— Вы хотите танцевать, звёздный полковник, но музыку выберу я, — повернувшись, он выпалил большим лазером, и зеленый луч уколол «Тага», в этот раз попав в правую руку боевого меха Волков чуть ниже плеча. Оставив длинный черный извивающийся шрам, над которым поднимался дымок, Халлис устремился дальше в болото.

«Таг» Уорда погрузился в воду, чуть левее от того места, где спустился он сам. Франклин, игнорируя его, изо всех сил продолжал сохранять темп и дистанцию между ними. Ещё одна волна ракет ринулась к нему, коверкая броню торса и бока машины. Грохот попаданий отвлекал, но знание местности оставалось его главным козырем. «Ещё дальше…» Дно поднялось, и среди переплетенных корней показались проплешины грязи, чуть прикрытые болотистой жижей. Халлис продолжал трусить вперед.

— Триш, доклад.

— Я сбоку от вас. «Гильотина» идёт следом, но медленно, покалеченная нога скорости не прибавляет.

— Держитесь плана. Сходимся в намеченном квадрате.

Оказавшись в болоте, «Таг» замедлил ход, не столько из-за грязи и воды, а из-за того, что звёздный полковник Уорд дураком не был. Франклин точно мог сказать, что противник замедлил шаг намеренно, явно подозревая ловушку. «Ну и отлично, осторожничай, и дай мне набрать дистанцию». «Пульверайзер» продолжал пьяно ковылять вперёд, грязь всё ещё хватала его за ноги. Каждый шаг давался с трудом, но Халлис продолжал идти. Активировав сенсоры, он проверил атмосферу. «Где-то здесь, если я правильно помню». Грохот, донесшийся сбоку, привлек его внимание.

— Волк подбит! — выкрикнула Триш. Тактический дисплей показывал, что «Гильотина» угрозы больше не представляет.

— Молодец

«А может и не придется прибегать к задуманному».

— Звёздный полковник Уорд, теперь вы остались одни. Вы бились с честью, и я предлагаю окончить это испытание, избежав излишних трат.

Возникла пауза.

— Звездный полковник Халлис, пусть вам будет известно, что я просто не могу отступить, у меня приказ. Я добавляю предыдущую ставку моего звёздного капитана, что даёт мне ещё два меха.

Традициями кланов это допускалось, хоть и являясь поступком в духе «всё или ничего». Почти тут же Франклин увидел на сенсорах дальнего радиуса действия приближение ещё двух мехов — «Меркьюри» и «Феникс Хока». Свежие мехи Волков. Звёздный полковник Уорд частично пожертвовал честью, обратившись к предыдущей ставке.

«Почему Волки прилагают столько стараний во имя столь бессмысленной победы?»

— Триш, следуйте за мной. Вы знаете, что искать, вопрос-утверждающий?

— Утвердительно, полковник. Уже ищу и направляюсь к вам. Что это вы такое выкинули, чтобы так раздразнить Волков?

— Ничего. Но думаю, что наш хан, должно быть, помочилась в бассейн их хана, — словно желая подчеркнуть свои слова, он чуть повернулся, захватывая дальнобойной ППЧ цель. «Таг» ковылял к нему, потрескивая своими ППЧ. На этот раз Франклин прицелился уже в поврежденную руку и тут же выстрелил. И следом за этим добавил дальнобойных ракет, со свистом вырвавшихся из подвеса на плече.

Удар, пришедшийся по «Тагу», развернул его торс. Броня полетела кусками со всего меха, как только ракетный залп обрушился него. Одна из ракет попала «Тагу» в голову, точно ниже кабины. Броню она не пробила, но здорово встряхнула звёздного полковника Уорда — два удара подряд в одну и ту же точку за каких-то несколько минут. Франклин вновь направил свой «Пульверайзер» вглубь болота, когда выстрелили ППЧ.

Попадания пришлись по правой ноге и по правой руке. Ожили предупредительные огни. Правой руке пришлось хуже всего. С учётом предыдущих повреждений, она окрасилась на диаграмме красным. Большая часть оставшейся брони была максимум клочками. Эмблема Росомах, нанесённая на броню, зияла дырами и бороздами, выгорев почти полностью. Раздался сигнал, который сперва встревожил Халлиса. Вот оно! Атмосферные датчики нашли то, что он искал. Отметив место, он чуточку подправил курс, набирая дистанцию между собой и «Тагом».

«Двигаемся. Ну же, звёздный полковник… за мной…»

— Триш, я достиг цели.

— Я тоже. Противник на четыре часа.

— Замани их сюда.

— Вас поняла, полковник.

Она ввязалась в отступление с боем не с одним противником, а с обоими сразу. Всецело овладев их вниманием, она завлекала их к нынешней позиции Халлиса. Отлично. Теперь Франклин ждал, пока его ракетная установка перезарядится, двигаясь дальше, на чуть более сухой участок болота, представлявший собой, скорее, кучу грязи, чем земли, продолжая сохранять дистанцию между собой и «Тагом» звёздного полковника Уорда. Он перебрался через низкий гребень, поросший невысокими деревьями и кустарником, едва поднимавшимися над болотом настолько, чтобы перекрыть линию обзора его преследователям.

«Экстерминатор» Триш выскочил из-за деревьев, весь покрытый грязью и ряской, которые мех заполучил, убегая по болоту. Дыры от ракетных и лазерных попаданий покрывали практически всю броню её меха. Пока «Экстерминатор» ещё держался, но вряд ли его хватит надолго против двух свежих преследователей. Его собственный мех был побит ничуть не меньше. Единственным их плюсом было то, что на данный момент никто из их противников не мог видеть или стрелять по ним.

— У вас остались ракеты дальнего действия?

— Утвердительно. Ещё на два залпа. Хоть выстреливай, хоть скидывай, как мы говорили в сибгруппе.

— Заряжайте. Стреляйте по этим координатам, — он передал последовательность цифр с тактического дисплея. — Вы прорываетесь слева, я справа. Стрелять по координатам, а не по врагу.

— Это сработало у вас однажды, но с чего вы взяли, что и в это раз тоже сработает? — заворчала она.

— Они — Волки.

— А кто тогда мы? — подначила его она. Знакомая фраза для воинов его клана. Фраза, предваряющая их боевой клич. Франклин открыл широковещательный канал.

— Росомахи! — рык, казалось, исходил изнутри, боевой клич от самого сердца.

Ринувшись вдвоём вперёд, они вывернули из-за рощи, стреляя на бегу. Волки, подобравшиеся за это время ближе, также открыли огонь. Волки попали в цель, поток ракет и разрядов сотрясал и опалял «Пульверайзер», калеча ноги и торс. «Экстерминатор» Триш получил ещё больше урона от двух мехов, с которыми она сцепилась. Зашатавшись, он упал, сразу же после того, как ракеты покинули пусковые направляющие. Под шипение тины и грязной воды болота «Экстерминатор» вспахал собой низенький склон. Тактический дисплей сообщил Франклину, что для Триш бой был окончен.

Ракеты, запущенные ими, были нацелены не во врага, а в само болото. Два года назад он обнаружил карманы образовавшегося в болоте естественным образом метана. Черная грязь тут была не просто болотной жижей, а настоящей смолой. Данный участок болота был смертельной огненной ловушкой, поджидающей свои жертвы. Ловушкой, в которую только что забрел отряд звёздного полковника Уорда.

Их выстрелы взметнули в воздух целые облака метана. Огонь вспыхнул тут же, под грохочущие, шипящие взрывы, поджигая смолу. Ракеты рвали жижу и землю вокруг противников, вскрывая ещё несколько карманов, тут же воспламеняя выходящий газ. Взрывы чуть не опрокинули все три волчьих меха. Их ноги обволакивала липкая смола. «Меркьюри» попытался было сбежать, но огонь последовал за ним. Два-три шага и жар победил — мех выключился автоматически.

«Таг» Уорда не побежал, удерживая свою позицию. Огонь лизал его ноги. «Феникс Хок» попытался активировать прыжковые двигатели, стараясь вырваться из болота, но они лишь вскрыли ещё несколько карманов с метаном. Это вызвало череду небольших взрывов, сотрясших мех, и поваливших его в горящую смолу. Сенсоры сообщили Франклину Халлису, что Волки слишком повреждены, чтобы продолжать бой, слишком раскалены, чтобы двигаться, а воины внутри мехов рисковали испечься, если не катапультируются. Убить их ничего не стоило.

Но Росомахи так не поступают.

— Звёздный полковник Уорд, — начал он осторожно. — Вы сдаётесь?

Долгое молчание не было приятным.

— Они мне говорили, что ты хорош. Ты доказал это. Испытание окончено. Вы, Росомахи, победили.

«Кто они?»

— Спасибо.

— Позор этого поражения по возвращении дорого будет мне стоить.

Франклин мог это понять. Уорд рисковал слишком многим, обращаясь к последней заявке.

— Понимаю. Но, как понимаете, взять вас связанным будет серьезным нарушением принятых правил. Вы хорошо сражались. То, что я остался единственным стоящим на этом поле боя, должно сказать в вашу пользу.

И снова пауза.

— Салют вам, Франклин Халлис.

Франклин позволил себе улыбнуться.

— Честь славна уважением. Салют и вам, Феррис Уорд.

* * *

— Так, звёздный полковник Уорд вовлек в бой снятые силы… Дурной знак, — низким голосом произнесла хан Мак-Эведи, явно раздумывая над этой информацией.

— Но мы выиграли битву, — добавил Франклин.

Мак-Эведи улыбнулась:

— Утвердительно. Вы выиграли. Меньшего я и не ждала от вас. Но меня беспокоит не победа, а агрессивность Волков. Это говорит о том, что они тоже заодно с теми кланами, которые борются против нас.

— Ильхан?

Мак-Эведи гадала о том же. Николай Керенский был одновременно и Волком, и ильханом. Значило ли это, что он стоял за заговором против Росомах? Это беспокоило её не на шутку. Она была знакома с Николаем большую часть жизни. Отец Мак-Эведи служил в Силах Обороны Звёздной Лиги под началом отца Николая. Ильхан избрал её для руководства одним из новосозданных в ходе гражданской войны кланов. Теперь же Сара столкнулась с возможностью того, что человек, делу которого она посвятила большую часть своей жизни, устраивал заговор против неё и её людей. «Что я сделала такого, чтобы заслужить подобное предательство?» И вновь на какую-то секунду в её мыслях всплыл Андрей. Андрей понимал Николая лучше всех, но его больше нет…

— Не знаю

«И это меня пугает».

— На данный момент мы отбили все их попытки. Но более я не буду столь пассивна. Думаю, мы бросим ряд вызовов клану Вдоводелов за их владения на Дагде. Они снова ощутят нашу ярость, но в этот раз встреча будет на наших условиях. Я устала играть в обороне. Настало время заставить их гадать, что мы будем делать дальше.

— Превосходно, мэм.

— Я ещё кое о чём попрошу вас, звездный полковник, — сообщила хан Росомах. — Кто-то шпионит за нашим кланом изнутри. Я поняла это из недавних переговоров. Не имею ни малейшего понятия, единичный ли это случай, или часть большего заговора. Я заставила наших связистов отслеживать все исходящие ГИГ-сообщения, и они обнаружили использование необычного шифра. Теперь мы знаем, кто шпионил за нами. Я желаю, чтобы вы задержали этого человека и допросили его. Выясните, что ему известно. Я хочу знать, какие именно кланы работают против нас, и каковы их конечные цели. Найди способ превратить это в наше преимущество.

— Мэм… — Франклин был явно потрясен самой мыслью о том, что клановец станет шпионить за своим собратом, тем более из собственного клана. — Возможно, это стоит поручить более опытным в таких делах людям?

— Отрицательно, — ответила Мак-Эведи. — Франклин, вы один из наиболее доверенных моих воинов. Знаю, что это крайне неприятно, но также знаю, что вы не позволите своим эмоциям руководить собой. Мы обязаны задержать этого человека и превратить ситуацию в наше преимущество. Я хочу, чтобы вы стали моими ушами и глазами. Необходимо установить слежку за теми, кто работает против нас, независимо от того, насколько это неприятно. Я верю, что вы позаботитесь об этом. И предоставлю вам все необходимые для успеха ресурсы. Можете взять звёздного капитана Триш, если желаете. Но помимо неё не делитесь ни с кем этой информацией. Сделайте всё так, чтобы предавшие нас не знали о наших действиях ничего. И… будьте осторожны.

— Слушаюсь, мэм, — молодой ристар был явно потрясён.

— В ближайшее время я буду многого требовать от вас, Франклин. Отныне я жду, что вы сделаете всё, чтобы обеспечить безопасность наших людей. И для этого предоставляю широчайшие полномочия. Не подведите меня, и помните, вы — из Росомах. Помните, что мы ваше сердце и душа. Мы ваша семья в эти времена крови и битв.

— Понимаю, мэм. Но мой хан, это не то дело, которым должен заниматься воин. Наверняка есть и другие, более умелые в подобного рода вещах.

— Отрицательно. Нет никого, кому я могла бы верить так же, как вам. Это работа воина, Франклин. Она требует навыков, которые вы демонстрировали на поле боя. Да, этот бой ведется иначе, но не обманывайтесь — от этого он ничуть не менее тяжелый.

— Понимаю.

— Превосходно. Найдите предателя. Сделайте всё, чтобы защитить наших людей. Исполните свой долг.

Выйдя наружу, Мак-Эведи сорвала флаг клана Волка с палатки, после чего вручила его Франклину. Халлис молча смотрел на него несколько секунд. Некоторые кланы не позволяли себе подобные трофеи, но фактически данная практика начала исчезать во время войн Пентагона. Мак-Эведи позволяла её, равно как и Волки. Это была традиция. Это было их общее наследие.

«С общим наследием покончено? Кто-то стоит против нас заговоры». Соревнование было в крови кланов, но до подобного прежде они не опускались. «Таков наш путь в будущем? Почему, Николай, за что? Что я могла сделать такого, чтобы вызвать подобное?» — мысленно воззвала она.

 

≡ 3 ≡

Административный комплекс Вдоводелов

Страна Мечты

Пространство кланов

15 июля 2822 г.

Хан Джейсон Керридж пристально смотрел на старшего хана Волков, Джерома Уинсона. Керриджу казалось, что он контролирует охвативший его гнев, но капельки пота на лбу показывали, что эмоций проявилось больше, чем ему бы хотелось.

— Это крайне неприятные новости, хан Уинстон. Я ожидал большего от ваших Волков.

Уинсон не моргнул и глазом.

— Никто из вас не сражался с Росомахами лучше нас, — ответил он, глядя в глаза собравшихся возле Керриджа ханов. — Звёздный полковник Феррис Уорд один из лучших наших воинов. Если он проиграл, значит, так было суждено. Пять испытаний проведено было против Росомах, и пять раз мы не смогли достичь назначенных целей.

— Потому что Росомахи обладают новыми технологиями, дающими им преимущество в бою, — чуть ли не прорычал в ответ на это хан Франклин Озис из Дымчатых Ягуаров.

Керридж услышал это и тут же ухватился за сказанное, быстро развивая желанную тему.

— Да, из-за этого тоже. Про это я и твердил вам, Росомахи становятся слишком сильны. Ваш же собственный доклад, хан Уинсон, говорит о том, что они выставили на поле новый тип боевого меха, который мы прежде не видели. И, насколько нам известно, они совершили крупный прорыв в генетике и улучшают теперь своих воинов так, как мы и представить себе не можем. Что бы то ни было, Росомахи представляют для нас всех угрозу… угрозу, с которой мы обязаны покончить.

— Интересно, — осведомился Кесар Джерико, хан клана Койота, — а что об этом говорит ильхан?

— Ильхан знает, что Росомахи опасны для всех кланов. Но объявлять об этом ему пока нет нужды. Было бы для него неправильно осуждать их за это. Сначала мы должны доказать ему, что они опасны и нарушают сложившийся баланс нашего общества.

— Вы не ответили на мой вопрос, — надавил хан Койотов.

Керридж ненавидел его, равно как и его клан. «Самонадеянный наглец. Хан без году неделя, тебе ещё многое предстоит узнать о равных себе».

— Ильхан не знает о наших прямых действиях. Он и не должен о них знать, пока мы не докажем двуличность Росомах и угрозу от них. Да, он призвал к созданию службы внутренней безопасности, «меры предосторожности», как он её назвал. Знаю, вы все вложили средства в этот «проект». Хотя и временный по своей природе, он показывает, что ильхан также подозревает, что Мак-Эведи и её люди опасны. Именно поэтому он собирает средства от всех вас, чтобы установить за нашими братьями и сёстрами наблюдение.

— Все попытки превзойти Росомах в бою до сих пор принесли больше ущерба нам, чем им, — злобно сказал Озис. — Так может пора придумать что другое?

Хан Огненных Мандрилов кивнул.

— Попытки истощить Росомах лишь делают их сильнее. Нам нужно что-то более агрессивное, но хитрое, что-то такое, что продемонстрирует всем их истинное лицо.

После этих слов Керриджа внезапно осенило.

— Возможно, вы правы. А если я предложу способ добиться нашей окончательной победы, позволив Росомахам самим себе навредить?

— Как же? — спросил хан Уинсон.

— Устроим инцидент, который они примут слишком близко к сердцу и чрезмерно на него отреагируют. Тем самым они откроются, показав, кто они являются на самом деле — предатели воли ильхана и наших людей.

— У вас есть какая-то идея? — подтолкнул его Озис.

Керридж улыбнулся.

— Да. План сложный, но его более чем достаточно, чтобы погубить их навсегда.

Командный пост Росомах

Страна Мечты

Пространство кланов

12 сентября 2822 г.

Техника звали Карл. Он был взят в клан Росомах пятью годами ранее в ходе испытания владения за военную базу. Техник с талантом в снабжении, он заслужил доверие нового клана и поднялся до должности, на которой помогал управлять потоком припасов для всей военной машины Росомах. Его допуск давал доступ к широкому диапазону информации по клану, включая общий выход промышленности, данные по сельскому хозяйству, всему.

Он был невысок, немного полноват, лыс и не особо впечатляющ. Франклин Халлис пристально за ним наблюдал и гадал, сколько раз он проходил мимо него, даже и не замечая. Как представитель низших каст он был несущественен. Не было особого смысла замечать его.

Пока не стало известно, что тот был шпионом.

Теперь, когда Халлис видел его, стоящего рядом с терминалом, не знающего, что за ним наблюдают, звёздный полковник испытывал желание поддаться внутреннему порыву и убить Карла. Ни один суд не обвинит его. Никакого испытания обиды. Шпион потерял право на защиту, предав своих людей. «Предателя из низших каст будет почти забавно удушить своими руками, но некоторые вещи лучше оставлять Триш» — кровожадно прикинул он. Франклин Халлис знал, что может прикончить техника одним ударом, это было соблазнительно легко.

Он сдержался. Убийство шпиона испортит всё, что он хотел достичь. Хан дала ему широчайшие полномочия в вопросе Карла. Он должен предпринять действия во имя сохранения своего клана. Сейчас это значило, что Карл должен остаться в живых. Он против своей воли станет источником информации о тех, кто работают против Росомах и ниточкой к дальнейшим сведениям. Карл мог помочь Франклину научиться создать собственную сеть и узнать о врагах его соотечественников, при этом даже не зная, что учит.

Триш тоже смотрела на техника со своей позиции и тихо сделала движение, будто хотела свернуть ему голову. Ей тоже хотелось убить шпиона, она говорила об этом с того самого момента, как узнала о предательстве. Франклин должен был сдерживать и её тоже. Эту энергичность можно было использовать на Карле другим образом, одновременно давая ей возможность выпустить пар. Звёздный полковник кивнул своей помощнице, и они неторопливо двинулись к предателю.

Дойдя до него, Франклин был изумлен, как мал и ничтожен был этот мужчина.

— Ты оператор 378-снабженец, известный как Карл, вопрос-утверждающий?

— Утвердительно, звездный полковник Халлис. — отозвался мужчина. Он казался таким вежливым. «Что же мы сделали тебе, чтобы заслужить подобное предательство?» — снова мысленно спросил звёздный полковник.

— Нам надо немного поговорить, — жестом он отдал приказ звёздному капитану Триш, чтобы та воспрепятствовала возможному бегству. Впрочем, не похоже, чтобы он смог когда-нибудь убежать от воина клана.

— Какие-то проблемы?

— Утвердительно. Такие, которые лучше обсудить наедине. Ничего серьезного, уверяю.

Это была единственная ложь, которую он себе позволил. Улыбнувшись, Карл последовал за ними прочь из поста управления, по коридору и далее в подвал здания. Пустая комната из шлакоблоков не даст разнестись крикам от боли и страданий, которые тот ощутит в из-за своего предательства. Когда Карл увидел одинокий стул посреди комнаты и тусклую лампочку над ним, свисавшую с потолка, он вдруг покрылся потом. Техник развернулся к Франклину, который попросту впихнул его в комнату.

— Триш, делай, что необходимо, но постарайся оставить его в живых.

Невзирая на покрытие стен, крики боли все же разнеслись по коридорам.

Пятью днями позже

— Ваш доклад, кажется, завершён, — заметила хан Мак-Эведи, отбрасывая доклад, заскользивший по её рабочему столу. Словно сама бумага, на которой он был напечатан, было испорченной. Доклад и впрямь содержал в себе порчу, не его, но клана Вдоводелов.

— Увы, — Франклин отнюдь не гордился тем, что сделал. Ещё меньше он гордился действиями звёздного капитана Триш. — Карл никогда не думал, что дело дойдет до подобного, что мы будем пытать его.

Само слово «пытать» жгло его губы.

— Он думал, мы дадим ему медаль, воот?

— Отрицательно, мой хан. Он думал, что его просто вернут старому клану. Он, казалось, был удивлён нашими действиями. Пытка была минимально жестокой, невзирая на… наши желания.

Факты были очевидны. Карл был сделан собственностью Росомах, но, в отличие от остальных, отказался перестать быть преданным клану Вдоводелов. Он стал для хана Керриджа превосходным агентом, пересылая ему всё, что мог, о Росомахах. Керридж, со своей стороны, искажал и извращал полученную информацию ещё больше.

Но это было не всё, что беспокоило ещё сильнее. Недавно Карл поделился информацией с ещё одним представителем низших каст Росомах, бывшим медицинским работником клана Нефритового Сокола. Велись попытки внедрения в каждый аспект общества Росомах, теперь это было ясно. Это было что-то, именуемое «мерой предосторожности» и похоже являвшееся шпионской организацией, нацеленной на Росомах. Неоперившейся пока ещё организацией, судя по тому, что они узнали, но угроза, исходящая от неё, была явственной.

Доклад был подробным. Ничто не указывало на причастность Николая Керенского, никакого неоспоримого доказательства. Но в то же самое время было ясно, что лишь Николай мог организовать подобное сотрудничество многих кланов в деле шпионажа. «Я была предана равными мне и моим руководством. Все мои люди преданы».

— Я бы приказал убить Карла, мой хан, но мне показалось, что лучшим выходом будет замена его нашим собственным оперативником. Мы просмотрели все переданные им данные, и разместили отслеживающие устройства и установили наблюдение за всеми известными тому шпионами этой организации.

— Вы хорошо потрудились за столь короткий срок.

— Мы должны сохранить ему жизнь, если желаем обвинить другие кланы в их преступлении — напомнил Франклин.

Мысли Сары были совсем о другом. Николай предал её. «Всё это должно быть, было организовано ильханом». Она сражалась бок о бок с ним в боях во время гражданской войны. Она служила ему верно. Единственный раз, когда она усомнилась в собственной верности, это сразу после смерти Андрея. А теперь он повернулся против неё.

— Я видела ваши рекомендации на последней странице доклада, Франклин. Вы действительно считаете это необходимым?

— Считаю, мой хан. Лишь те, кто родился с кровью Росомах, должны остаться в нашем клане. Мы должны устранить и изгнать тех, кто был захвачен как изорла. Вычистить тех, кто не истинные Росомахи. Мы не знаем, как глубоко эта «мера предосторожности» проникла в наши ряды, и хотя мы и распознали ряд агентов, всегда возможно, что в наших рядах есть и другие, по-прежнему верные своим бывшим правителям.

— Такие поступки, возможно, раскроют наши намерения тем, кто работает против нас, — осторожно заметила хан Мак-Эведи.

— Мы можем делать это постепенно. Если мы будем осторожны, аккуратно вычищая тех, кто находится на самых ответственных постах, то возможно, сможем всё проделать, не привлекая излишнего внимания, — Франклин откашлялся. — Я знаю, мой хан, что это крайние меры, но это необходимо, иначе бы я этого не рекомендовал.

— Согласна. Мы отречемся от них… их примет лишь бандитская каста. У них не будет ни голоса, ни места в обществе. Они будут лишены доступа к информации, лишены плоти и крови их шпионажа. Если мы проделаем всё аккуратно, как вы и сказали, это можно будет сделать.

— Тогда у меня есть ваше разрешение, мой хан?

— Утвердительно. Приступайте немедленно.

Франклин поднялся, но Мак-Эведи жестом указала ему сесть.

— Это ещё не всё, Франклин. Я ускоряю наши новые программы, особенно «Стаг» и «Меркьюри II» Наличие новых моделей среди нашей техники может захватить некоторых из наиболее агрессивных наших неприятелей врасплох. Я уже приказала ускорить обучение в наших сибгруппах, чтобы дать нам больше воинов. Я также велела нашим войскам исполнить ряд испытаний владения за снаряжение и оружие. Боюсь, всё может обернуться печально, и нам лучше к этому подготовиться.

— Корабли, мой хан. Прыжковые и стыковочные корабли будут жизненно важны, если против нас действительно плетётся заговор. Мы не имеем в них преимущества, как некоторые кланы, вроде Снежных Воронов.

— Согласна. Сахан Робертсон уже работает над этим. Я хочу, чтобы вы знали. То, что вы делаете, поможет спасти нас всех. Вы справляетесь хорошо, Франклин.

Он помедлил немного с ответом, подыскивая нужные слова.

— Я не подведу вас, мой хан.

— Не мне клянитесь… я умру когда-то. Не подведи свой клан, Франклин. Помни, что мы Росомахи. Никогда не забывай этого.

 

Книга II: Подготовка предательства

 

≡ 4 ≡

Командный пост Росомах

Страна Мечты

Пространство кланов

10 июня 2823 г.

Хан клана Росомахи Сара Мак-Эведи сидела за своим новым каменным столом. Истинное произведение искусства, она была в этом уверена, даже если и не могла полностью его оценить. Старший ремесленник подарил ей этот тщательно отполированный стол цвета медного купороса, в котором были вырезаны причудливые волнистые линии. Безбожно тяжелый и тусклый, но отчего-то Сара не могла не признать, что его странные волнистые узоры таким-то странным образом успокаивают её. Это был дар ей от народа, и она просто не могла от него отказаться. Ведь Сара была обязана им столь многим. Даже после запрета ильхана на перемещения между кастами, люди продолжали любить её настолько, что преподнесли такой дар. Они были признательны ей за то, что она пыталась сделать для них. Это означало, что они знают, что она сражается за свой народ.

Холодная поверхность стола, казалось, обрамляет ноутпьютер с докладом. Докладом разведки. «Разведки?» Кланы устранили необходимость в подобного рода вещах давным-давно, создав механизм заявок. Многое изменилось за последние несколько месяцев. Ильхан Николай Керенский принялся шпионить за своими собственными людьми, Сара и её люди раскрыли предательство. И было что-то коварное в организации, известной исключительно как «Дозор».

Организация шпионила за её Росомахами месяцами, и, в свою очередь, Мак-Эведи была вынуждена заставить свой клан шпионить за так называемыми равными ей. «Дозор» был новой структурой и оказался неуклюжей, что и позволило её обнаружить. Как только та была раскрыта, Сару так и подмывало выложить улики на Большом Совете кланов, чтобы противостоять ильхану и остальным причастным лицам. Какой-то её части нравилось представлять, как будет выглядеть Николай, когда его махинации выплывут на свет. Фантазия, которую она не могла воплотить в жизнь, поскольку хан Росомах всё же была близким другом ильхана. Слишком хорошо она знала Николая Керенского. Правда была не из тех видов оружия, что могли его ранить. Николай сорвётся и закатит одну из своих печально известных истерик. В итоге Мак-Эведи окажется в числе проигравших. Противостояние Николаю лишь упрочит ряды оппозиции её клану. В итоге, насколько Сара знала Николая, это был не столько вопрос уважения, сколько трезвая оценка его реакции.

Она сообщила о нависшей над ними угрозе не всей касте воинов Росомах, а лишь ряду ключевых офицеров. Большинство, впрочем, и без того догадалось, что что-то затевается, исходя из недавнего возрастания числа испытаний, брошенных другими кланами. Это были не простые совпадения, но преднамеренные, прямые вызовы Росомахам, и каждый из них приносил всё больше ущерба клану. Каждая победа имела свою цену. Мак-Эведи не пыталась сплотить свой клан против явного заговора против них. Но из комментариев воинов она знала, что те догадываются о том, что происходит, — а может даже почему. Воины все до единого присягнули помочь, если и когда настанет время. «Надеюсь, дело никогда не дойдет до ещё одной гражданской войны, но угроза уже рядом, и все её чувствуют» — сделала она вывод.

Хан Мак-Эведи пристально посмотрела на экран ноутпьютера, опершись локтями о столешницу, но не касаясь устройства, словно оно было испорчено своим содержимым. Она приказала одному из подающих надежды воинов, звёздному полковнику Франклину Халлису искоренить шпионов, пытающихся внедриться в ряды Росомах, и создать собственную разведывательную сеть, чтобы узнать планы врагов. Чистка врагов из Дозора была бесшумной, ловкой и эффективной, члены клана, подозреваемые в предательстве Росомах, переназначались на должности, на которых те будут лишены сколько-либо ценной информации, или, в некоторых случаях, они от них просто избавлялись или сажали под замок. Приказы подобного рода было нелегко отдавать, но с её точки зрения без этого было нельзя. Франклин принял и другие контрмеры с некоторыми из них, поощряя тех посылать ложную информацию предполагаемым врагам. Его доклад гласил, что пройдут, возможно, годы, прежде чем их собственная шпионская сеть даст ощутимые результаты, но фундамент был заложен. С временем, то, что делает Франклин сейчас, окажется критически важным.

Но есть ли у Росомах эти годы? Некоторые из ханов были открыто враждебны ей, когда она входила в одно помещение с ними. Да, Волки всегда соперничали с её людьми, но в последнее время они стали чересчур агрессивны. Хан Нефритовых Соколов боялась встретиться с нею взглядом, Дымчатые Ягуары и Койоты недавно послали свои войска бросить вызов за владения её клана на ряде планет, но лишь Ягуары демонстрировали пока малейшие признаки успеха на полях сражений. Призрачные Медведи, обычно равнодушные к Росомахам, чуть ли не принялись угрожать ей на одной сессии Большого Совета, требуя информацию о новых моделях боевых мехов, разрабатываемых ею. «Они начали бояться нас, подозревать нас, не верить нам. Отчего? Они боятся того, что мы становимся… сильнее», заключила она. Мак-Эведи знала, откуда берется эта горечь, не сомневалась, какой клан ненавидит их больше всех остальных.

Вдоводелы.

Хан Джейсон Керридж из Вдоводелов затаил на неё злобу, восходящую ещё к войнам Пентагона. Некогда они были друзьями, но всплывшие в ходе конфликта спорные моменты были неправильно истолкованы ханом Керриджем. Он ненавидел Сару Мак-Эведи и клан, который она представляла. Это Керридж настраивал других против неё. У Мак-Эведи не было свидетельств этого, но их ей и не требовалось. «Всё из-за твоего чрезмерного самомнения, Джейсон, вечной твоей слабости». Имелось у неё и другое подозрение, беспокоящее ее гораздо больше. «Это ты настраиваешь Николая против меня, старый друг? Ты пытаешься манипулировать ильханом, вопрос-отрицающий?» — мысленно спросила она.

Звёздный полковник Франклин Халлис не подвел её в деле сбора и донесения информации. Кто-то волновал кланы, и даже первичные доклады разведки это показывали. Годами кланы использовали мехи и снаряжение Звёздной Лиги. Её Росомахи взяли на себя инициативу в создании новых моделей боевых мехов, и Мак-Эведи лично ускоряла процесс. Она также дала задание касте ученых исследовать системы оружия и изыскать способы улучшения и усиления его. «Как люди, мы не можем позволить себе почивать на лаврах. Мы обязаны расти, развиваться, меняться».

Доклады показывали, что прочие кланы также начали свои программы разработки мехов. До производства новых моделей путь долгий, но то, что читала Сара, убедило её, что в итоге это произойдет. Некоторое время она гадала, не инициировала ли она случаем, гонку вооружений, но осознала, что нарушала баланс сил среди кланов.

«Я могла бы, да и должна была бы быть похитрее последние несколько лет». Сара Мак-Эведи была мятежной по натуре, хотя находились и те, кто понимал её побуждения. Андрей Керенский был для нее величайшим другом и союзником, она до сих пор подозревала, что Николай приложил руку к его смерти. Потеря Андрея стала для Сары не закрывающейся душевной раной, Николай был постоянным напоминанием о том, что она потеряла. Андрей всегда служил громоотводом страстей своего брата, и теперь она видела себя в этой же роли. «Мы не можем все быть только слепыми пешками в игре Николая. Кто-то должен бросать ему вызов». Неповиновение стоило ей старых друзей среди равных ей, но Саре было плевать. Не ради Николая она делает всё это, но в память его брата.

Тайный отчёт её собственной касты ученых может помочь врагам обвинить Росомах в том, что они действительно инициировала гонку вооружений. Годом ранее Сара одобрила работу по поиску способов улучшить оружейные технологии эры Звёздной Лиги, и теперь она получила доклад, что те достигли некоторого успеха с новой моделью пушки-проектора частиц повышенной дальности. Новый ПД ППЧ был несколько тяжелее, но использовал магнитный сужающий импульс для стабилизации выброса частиц. В итоге импульс, попадающей в цель, оказывался гораздо мощнее, чем у обычной ПД ППЧ.

Мак-Эведи знала, что вовсе не обязана запускать новое оружие в производство. Сделай это сейчас — и стоит новостям просочиться, как её Росомахи станут выглядеть ещё опаснее. Возможно, это поднимет ещё больше кланов на противостояние им. Но, в то же время, это было её работой, — отрицательно, её долгом — улучшать шансы её людей. Положи она проект и его результаты на полку, и это станет напрасной тратой ресурсов, а именно Николай учил её ошибочности напрасных трат. «Помнится, была пословица: „куда ни кинь — всюду клин“. Как подходяще».

Бросив взгляд в окно кабинета, она уловила своё отражение. Коротко остриженные светлые волосы становились седыми, ещё одно изменение, которое принесли прошедшие месяцы. Волосы по-прежнему оставались светлыми, но теперь по большей части серебристо-белыми на висках. Перебирая их пальцами, она следила за своим отражением. «Личное тщеславие это малая цена за выживание моих людей».

Хан Росомах не была новичком в политических играх, бывших гнойником в Большом Совете. Она сознавала, что её обязательства были в первую и единственную очередь перед её собственными людьми. В то же время, Саре казалось, будто все кланы и сам ильхан восстали против неё. А это означало, что ей нужно было изобрести план действий, продумать варианты развития событий, хотя бы на всякий случай. И все эти планы требовали огромного риска. «Если Николай бы знал, на что я готова пойти, чтобы защитить моих людей, он бросит на меня всё, что только сможет привлечь». Но пока это были только мысли. «Будет на то воля божья — и мне никогда и не придется открывать эти файлы и использовать их».

Тем временем Сара продолжала ощущать всё растущее напряжение, с которым каждый из других кланов продолжал смотреть на её Росомах. Она знала причину… её клан становился слишком сильным и процветающим, становился угрозой хрупкому равновесию сил. Николай Керенский стареет, и однажды начнется драка за власть, и страх перед возвышением Росомах вынуждает как врагов, так и друзей оборачиваться против неё одного за другим. Кто-то может решить, что преобладающий клан, наоборот, должен привлекать к себе союзников, но среди кланов, похоже, это порождало лишь ещё большее соперничество. Сама их натура основывалась на соперничестве, на победе, определяющей правых и виноватых. Росомахи показали себя сильным противником, что, похоже, вызвало лишь больше испытаний.

Они пытались сбить с ног её клан, а она парировала каждый удар в меру своих сил. Конфликт казался неизбежным.

«Я могла бы избежать этого… могла бы уступить». На основе десятков лет боевого опыта она знала, что стратегическое отступление — практичный вариант. Мак-Эведи знала, что могла бы сообщить кланам о том, что закрывает свои программы разработки оружия, что Росомахи не будут больше искать технологического превосходства. Она могла бы отложить перевооружение, могла бы отступить от опасной грани. Но поверят ли они ей? Остановят ли собственные ответные программы? Смогут? Дух соперничества — натура кланов — проходил здесь испытание.

«Отрицательно!»

Нет, было невозможно и неразумно откладывать производство новых мехов. Это было трусостью — лишать клан оружия, способного дать преимущество в бою. Было бы безумием не иметь собственной разведывательной сети, шпионящей за другими кланами, когда ильхан и остальные шпионят за её людьми. Нельзя было направлять свой клан на путь поражения от рук тех, кого её тщетные усилия не остановят. Сара потёрла переносицу, зажмурив глаза. Похоже, варианта, следуя которому она могла бы избегнуть уже виднеющегося на горизонте конфликта, просто не имелось. Любые попытки отступить только лишь побудят ханов к действию. Они кинутся на неё, как акулы, почуявшие кровь.

Сара отпихнула ноутпьютер, заскользивший по холодной сероватой поверхности. Всё скоро изменится, она это чувствовала, и её клан либо выйдет сильнейшим из кланов, возглавив перемены, либо… Нет, «либо» не будет. Альтернатива успеху была такова, что она предпочла об этом не думать.

«Боже… в первый раз за всю свою жизнь я начинаю чувствовать себя старухой…»

В 250 километрах оттуда…

Хан Джейсон Керридж стоял рядом с равным из клана Призрачного Медведя, ханом Хансом Йоргенссоном, и смотрел на огонь. Они избрали местом встречи Гунсбургский лес, поскольку тот входил в число владений Медведей на Стране Мечты и был любимейшим охотничьим заповедником Йоргенссона. Он пригласил Джейсона на охоту, или использовал ту в качестве предлога. Охота прошла неплохо… они добавили в ягдташ по дикой росомахе, равно как и олениху. Хэнс настоял, что оленя они обязаны съесть, и на пару с ним развел костер.

Джейсон считал весь этот символизм чересчур театральным. Олени были легкой и слабой добычей, не имевшей ни малейшего шанса. Здесь нечем наслаждаться или праздновать, или чтить победу. Но он не мог не признать иронии в убийстве диких росомах, — нечто не просто понравившееся ему, но даже и давшее повод посмеяться.

Пока хан Йоргенссон ворочал вертел, Керридж придвинулся ближе, так, чтобы они могли говорить.

— Ильхан делился с вами докладами по Росомахам, воут?

— Ут, — отозвался Ханс, не отводя глаз от дичи. — Они немногое говорят. Это наблюдение за Росомахами, затеваемое ильханом, похоже, не приносит никаких сведений, имеющих ценность или хотя бы интерес. Организация пока «незрелая».

— Но вы слышали сообщения о том, что Росомахи ослабили ограничения среди своих каст несколько месяцев назад. И вы видели информацию от Волков про новые модели боевых мехов, выставленных ими на поля сражений. И было бы мудро не отмахиваться то того, что приносит нам наша разведка.

Грубого Йоргеннсона слова его, похоже, не тронули.

— Джейсон, я слышал. Я также поговорил с ильханом. Тот сказал, что приказал Саре возобновить ограничения для каст, и из того, что ему известно, Росомахи подчинились. Это уже не проблема.

— А новые модели боевых мехов и слухи о том, что они продолжают разработки?

Йоргенссон отмахнулся:

— Да ладно вам, Джейсон, только не говорите мне, что Вдоводелы сами не разрабатывают новых мехов. Мне также известно и то, что месяц назад я запустил новую программу сам, и также слышал, что Адские Кони работают над новыми танками — что и смешно, и одновременно печально. Истина такова, что все мы ищем возможность получить преимущество, так или иначе. Росомахи просто успели раньше. Признаю, на данный момент они существенно обогнали нас на год или два, ну и что даст им этот год? — потянувшись, он швырнул в огонь очередное полено. Искры, засверкав, взлетели вверх в потоке воздуха.

— Мои Вдоводелы тут ни при чем, Ханс, как и твои люди. Росомахи уже давно ставят себя превыше нас всех. В недавней череде испытаний они не проиграли ни разу, они повергли многих наших собратьев, даже если все шансы были за нас. Сара готовит их к чему-то, к чему-то такому, что я не могу пока обосновать. Я полагаю, они хотят укрепить себя и стать нашими хозяевами. Они ищут возможность управлять всеми нами.

— У вас нет доказательств.

«Черт, Призрачные Медведи всегда были упрямыми» — с раздражением подумал Керридж.

— Вы правы, если хотите сказать, что у меня нет под рукой документа, могущего детально расписать их планы. Но посмотрите сами — в этом году они достигли рекордных показателей, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. В предыдущем году тоже. Мы знаем, что они ускоряют обучение в ротах сибов, чтобы произвести больше воинов. Если те крупицы информации, полученные разведкой, точны, то баланс сил вот-вот сместится, я не стану сидеть на месте, пока Росомахи становятся господствующим кланом!

Йоргенссон вновь провернул вертел, изучая своего коллегу. Его силуэт подсвечивался костром на фоне вечернего неба.

— Должен признать, я удивлен недавней чередой побед, достигнутых Росомахами в бою. В ходе гражданской войны я сражался с Сарой один раз. Небольшое задание по поддержке её войск, но благодаря нему, я хорошо её узнал. Я знаю, насколько хороша она как воин, но никак не думал, что её люди будут столь же хороши. Поражение в бою лучшего звёздного полковника Волков — да, это был сюрприз.

— Насколько нам известно, Мак-Эведи проводит новые генетические разработки по улучшению своих воинов. Ускорение темпа обучения рот сибов может оказаться знаком того, что она вводит в свои ряды новое поколение гораздо более качественных воинов.

Ханс некоторое время не отвечал ничего, размышляя.

— И у вас имеются доказательства подобного технологического прорыва, вопрос-утверждающий?

Керридж помедлил. Вот оно… теперь он в его руках. Технологического превосходства в распоряжении Росомах будет достаточно для того, чтобы переманить поддержку Медведей… он это чувствовал.

— Отрицательно. Доказательств у меня нет. Лишь предположения. Но доказательства будут, как только Дозор наберется опыта, запомните мои слова.

Хан Йоргенссон задумчиво потер подбородок.

— Сейчас у меня с Росомахами нет проблем, но если они действительно выискивают возможность обрести превосходство над остальными кланами, или нашли способ сократить путь посредством технологий, то моя позиция может измениться. Но пока у вас нет ничего, кроме слов и подозрений. Слова дёшевы, в отличие от крови моих людей. Покажите мне превосходство, о котором говорите, и я соглашусь обдумать возможность ответа большим, чем словами и подозрениями. Но до этого… — он потянулся рукой с зажатым в ней охотничьим ножом к туше, воткнув лезвие в неё. — Предлагаю поужинать.

Джейсон промолчал, вытаскивая собственный нож из ножен. Призрачные Медведи должны будут сыграть важную роль в грядущих событиях. Хоть он и искал их поддержки, в его распоряжении имелись и союзники и его собственные силы, выискивающие способ пробудить гнев Росомах. Если хитростью их удастся заставить отреагировать… нет, слишком остро отреагировать, то ильхан и скептики вроде Ханса увидят всё в нужном свете. Увидят угрозу, представляемую Росомахами.

Вопрос времени, не более того.

 

≡ 5 ≡

Тренировочный лагерь Росомах «Гамма»

Страна Мечты

Пространство кланов

20 июля 2823 г.

Триш вела «Шэдоу Хок» резко, резче, чем подразумевала эта модель. Звёздный полковник Франклин Халлис мог с уверенностью это сказать по стону металла, когда Триш рванула мех на полном ходу вправо. «Хорошо, что она в числе первых в списке на получение новых моделей мехов, сходящих с линий». Молодой, менее опытный воин потерял бы равновесие и грохнулся бы на землю, пропахав канаву. Сам Франклин, разумеется, знал, что лично он сам не упал бы, и это было не самомнение, а факт.

Она развернулась почти на девяносто градусов на максимальной для «Шэдоу Хока» скорости, как раз вовремя, чтобы рой ракет дальнего действия, приближающихся к ней, потерял захват. Когда ракеты потеряли «Хок», они начали вилять, трястись, разворачиваться в поисках старой или новой цели. Увы, законы сэра Исаака Ньютона вновь одержали победу. Ракеты по дуге ушли в дерн, вырывая взрывами куски травы и грязи.

Завершив разворот, Триш выпустила залп из своих лазеров. Намеченная цель, «Виверн», была практически неподвижна, и, невзирая на скорость, она поймала звёздного капитана Дрейка в прицел. Лазеры вспахали борозды на броне меха, которая уже получила несколько попаданий. «Виверн» под ударом пошатнулся, но затем, повернувшись, двинулся снова, медленной рысью сокращая дистанцию.

Франклин хихикнул под нос, отметив: «Плохой выбор, Дрейк Ты попадешь, нет, ты уже попал в её ловушку». Ему стоило быть умнее, удерживая дистанцию между ними. Триш лишь чуточку повернулась в начале своего забега, и теперь по дуге сближалась со звёздным капитаном Дрейком.

Дрейк попытался сделать залп не целясь, но зря понадеялся на везение. Один из выстрелов попал Триш точно в грудь, пробив дыру в броне, но не остановив воина. В ответ она наклонилась вперёд в таранной атаке, заваливая мех и ускоряясь насколько это возможно.

Грохот двух столкнувшихся боевых мехов ударил по ушам даже внутри кабины «Пульверайзера» Франклина. Триш со всей силы врезалась в уже повреждённый «Виверн». Скрежет металла о металл заставил Халлиса поморщиться, слишком хорошо ему был знаком этот звук. «Шэдоу Хок» Триш обрушился на «Виверн» Дрейка, молотя его руками и ногами каждый метр падения. Дрейк так и остался лежать, ошеломленный и исковерканный, в то время как Триш, не теряя времени даром, снова вскочила на ноги.

Отступив на пару шагов, она выстрелила лазерами в упор. С каких-то двадцати метров Триш прожгла дыры в местах, уже и без того повреждённых как её огнём, так и тараном. Дрейк попытался было справиться с управлением и встать, но тут изнутри «Виверна» повалил дым и вспышки вторичных взрывов. Безнадежный случай.

Её лазеры глубоко взрезали защиту реактора и пробили её. Встроенная автоматическая защита, пробудившись, погасила реактор прежде, чем началась утечка, и прежде чем Дрейк мог отменить это выключение. Дрейк всё же попробовал, он был хорош. Но Триш была лучше.

Франклин наблюдал, как Триш заставила свой «Шэдоу Хок» выпрямиться в полный рост, заодно триумфально вскинув руки. Халлис вывел «Пульверайзер» из круга равных, также как и другие воины с родовым именем. Сахан Робертсон повернул свой «Арчер» внутрь, в то время хан Мак-Эведи в своей «Гильотине» присоединилась к нему. Вместе они встали перед Триш, которая уже открыла кабину и карабкалась наружу. Сильно поврежденные и исковерканные руки «Шэдоу Хока» всё ещё были подняты, застыв в знаке победы. Команда спасателей заботилась о том, чтобы Дрейк остался в живых.

Двое ханов Росомах также выбрались наружу, чтобы присоединиться к ней. С собой у них был микрофон, подключенный на открытой частоте, и голос хана Мак-Эведи громыхнул так, что все слышали его.

— Триш, ты превзошла тех, кто звал себя равными тебе. Ты противостояла тем, кто желал себе то, что ты заслужила — родовое имя Эбон. В испытаниях ты доказала свою ценность и право носить его. Теперь оно твоё — с этого дня тебя будут звать Триш Эбон. Пускай росомахи в лесу воют твоё имя, и пускай оно вселяет страх в души врагов твоих!

В унисон они все ответили:

— Сейла.

Словно молитва монахов.

Франклин чувствовал, как лицо расплывается в улыбке. Сам он не особо хорошо знал Фостера Эбона, звёздного капитана, умершего и освободившего родовое имя, выигранное Триш. Фостер был хорошим воином. Когда Дымчатые Ягуары навязали испытание владения за небольшой городок на Эдеме, он противостоял им. Они выиграли, но цена для обеих сторон оказалась ужасной. Ягуары привлекли дополнительные силы, так что получили лишь территорию — честь они потеряли. Они понесли тяжелейшие потери, и, невзирая на это, вымучили победу. Они победили, и это стоило жизни Фостеру Эбону.

Все недавние испытания были одинаковы — другие кланы отчаянно атаковали Росомах. Франклин, равно как и все остальные, чувствовали это, ощущали давление, напряжение от попыток угадать, где именно и когда будет нанесён следующий удар. Каждая потеря несла с собой боль, но в то же время давала новым, молодым воинам, вроде Триш заполучить шанс на повышение, обрести честь и славу.

Все присутствующие также покинули мехи, присоединившись к поздравлениям, впрочем, сам Франклин пока не спешил. Триш была ему другом, а временами и более чем другом. Благодаря работе, исполняемой для хана Мак-Эведи, они разделили тайну разведслужбы, о которой весь остальной клан и понятия не имел. Это была связь крепче кровной. В тайне от остальных они трудились над выживанием и безопасностью Росомах. Вместе они создали из ничего молодую разведывательную сеть. Да, не очень большую сейчас, но со временем она сможет дать Росомахам решающее преимущество перед другими кланами.

Когда хлопающая по плечам и желающая благ толпа начала редеть, звёздный полковник Халлис спустился с меха и направился к Триш Эбон. Та встретила его сромной улыбкой, первым признанием своей победы.

Он протянул ей руку.

— Отлично справились, Триш Эбон.

— Спасибо, звёздный полковник.

— Я слышал, со стороны Большого Совета скоро поступят новые установления относительно ближнего боя. Вам повезло, что эти правила ещё не введены и не запротоколированы, иначе бы сегодняшняя победа не была бы тем, что мы все видели.

Она пожала плечами.

— В кои-то веки политика сработала в пользу Росомах, воут?

— Утвердительно. Вы оказали этой победой честь своей родовой линии.

— Я надеюсь, вечером вы присоединитесь к нашему празднованию. Уверяю, даже у Нова Котов кровь вскипит.

С немалым сожалением он повел ладонью.

— Сегодняшний вечер ваш, насладитесь им, а мне ещё нужно поработать над рядом вопросов, включая ваше недавнее предложение.

Триш заулыбалась ещё шире:

— Утвердительно, звёздный полковник. Я горжусь этим планом. У каждого клана множество спутников на орбитах над каждой планетой и использование их для слежения над активностью других кланов даст нам серьезное преимущество.

— Согласен, — отозвался он, одновременно оглядываясь по сторонам, чтобы убедиться, что никто их не слышит их разговор. — Но, прочитав ваше предложение, я был сильно обеспокоен. Внезапно меня озарило, что те, кто пытаются следить за нами, могут попробовать то же самое. Нам нужно удостовериться, что у нас самих с безопасностью всё в порядке, чтобы противостоять подобной угрозе для наших людей.

— Поняла. Но помимо этого, план вам нравится, воут?

— Утвердительно, — сказал он. Ему хотелось добавить что-то насчёт того, в какую опасную игру они ввязались, отметить, насколько велик риск. Они даже были не уверены, что выследили всех агентов шпионской организации ильхана, а некоторые из кланов, очевидно, использовали возможности данной организации, пытающейся проникнуть в их внутренние круги. Они раскрыли одного Вдоводела, с чего и началась цепочка. Был обнаружены другие — Нефритовые Соколы, Адские Кони, Койоты и даже связанный Волков, пытающиеся пересылать кодированную информацию таинственному «Дозору», как они начали звать тайную организацию, или своим собственным кланам. В этом было мало чести, и Росомахи были вынуждены ввязаться в эту смертоносную игру.

— Я признателен вам за поддержку и за проделанную работу. Мы сделали очень много, для начала, но уверяю, Триш Эбон, нам ещё многое предстоит.

— Время наш союзник и враг, — отозвалась она, оглядываясь на свой боемех. Вся передняя часть «Шэдоу Хока» была измята, исковеркана, пробита и обожжена. — И мне потребуется масса его, чтобы исправить полученные сегодня повреждения… если только у вас нет какого-нибудь способа добыть мне одну из новых машин, вроде вашего «Пульверайзера» или «Стага».

— Ут, — отозвался он, тоже глянув на мех. — Вы потеряли часть оружия, не больше Дрейка, но всё же потеряли.

— Я прикажу произвести необходимый ремонт.

— Прикажите, — сказал Франклин. — И в то же самое время скажите поговорить с моим старшим техником. Мне скоро доставят новый «Пульверайзер», но я хочу внести в него ряд изменений. Как только это будет сделано — он ваш.

— Это честь для меня.

Он понизил голос, так, чтобы их не услышали.

— Там будет также новая оружейная установка, которую я хотел бы установить. Я пользовался им сам и нашел довольно эффективным. Небольшой пустячок, который даст вам преимущество.

Заинтригованная, она наклонилась ближе.

— Новое оружие? Как интересно. Первое новое оружие на моей памяти, сколько я себя помню.

— Интересно, — согласился Франклин. — Нам жизненно необходимо каждое преимущество, которое мы можем получить, учитывая, с чем мы можем встретиться в будущем.

И это не было преувеличением. Число боевых испытаний против Росомах все росло, словно кланы один за другим оборачивались против них.

Улыбка так и не сходила с её лица.

— Мы же Росомахи, звёздный полковник, что с нами будет?

Когда она отвернулась, уходя, он не мог не думать над её последними словами.

«Да, действительно, что с нами будет?»

 

≡ 6 ≡

Провинция Тики

Цирцея

Пространство кланов

22 июля 2823 г.

Пойнт-коммандер Кейл постучал по панели управления вспомогательным экраном, словно пытаясь привести его в себя. Показания сенсоров не имели смысла. Вне зависимости от того, насколько прочными машинами были боевые мехи, они вполне могли обзаводиться разными причудами. Так что показания сенсоров дальнего действия наверняка было какого-то рода неисправностью. Если показания были верны, то в провинции Тики находилась звезда боевых мехов Нефритовых Соколов. Это была бессмыслица. «Даже при всём этом бардаке с испытаниями, всё равно дико даже представить, что они могут так вот нагло высадиться на наши земли».

Провинция Тики являлась крупным владением клана Росомахи на Цирцее. За годы после возвращения и освобождения планет Пентагона, она уже дважды переходила из рук в руки в испытаниях владения. Стальные Гадюки первоначально захватили её в ходе гражданской войны, затем недолго провинцию контролировали Нефритовые Соколы, а после и Огненные Мандрилы. Они уступили её Росомахам ближе к концу войн Пентагона.

Территория была ничем не примечательна, кроме того, что граничила с Нефритовыми Соколами в провинции Утар и Призрачными Медведями в провинции Та'кал. Оба клана не проявляли ни малейшего интереса ни к провинции, ни к Росомахам там. При случае Призрачные Медведи могли наведаться в гости, но Соколы — никогда. А теперь, если пойнт-коммандер Кейл был прав, звезда мехов Нефритовых Соколов перешла реку Рита, являвшуюся естественной границей между Та'кал и Утар и углубилась на пять километров в земли, контролируемые Росомахами.

Он отрегулировал сенсоры заново. Отрицательно. Они по-прежнему были здесь. Странно. Ни боевого вызова, никаких вообще сообщений, ожидающихся при подобном вторжении. Что вообще Соколам здесь делать? Кейл торопливо прикидывал объяснения. До него доносились слухи о недавней агрессивности со стороны других кланов, являлось ли это очередным тому примером? Да как они осмелились так вот просто игнорировать границу и вторгаться на территорию Росомах?

Пойнт-коммандер Кейл не мог проигнорировать вторжение, его приказы требовали докладывать о любых странностях со стороны других кланов; это явно подходило под определение. И в то же время он должен будет расследовать ситуацию подробнее.

— Звезда Кикер, это Кикер-один, — подал он сигнал своему подразделению, — мне нужны подтверждающие результаты сканирования по следующим координатам…

Он переслал координаты места, где он видел Соколов на границе.

После недолго молчания он услышал голос Сэнди из её «Мангуста»:

— Командир, я вижу звезду боевых мехов. Транспондеры определяют их как Нефритовых Соколов.

— Именно это я и увидел, Кикер-три, — ответил он.

— Так что мы будем делать?

Побарабанив по боевому компьютеру, он запросил с него данные:

— Согласно приказам я пересылаю сообщение через ГИГ на Страну Мечты — пускай там об этом узнают. Тем временем, готовьтесь выдвигаться. Нам надо попасть туда и выяснить что происходит. Соколы не показывались в провинции уже давно, а теперь появились вооруженные, и, похоже, готовые к драке. И раз уж они за ней явились, я более чем счастлив им помочь…

* * *

На то, чтобы достичь пограничного района в долине реки Рита, ушло шесть часов, в основном из-за густого подлеска, затормозившего их бег практически до бега на месте. Долина была глубокой, несмотря на то, что сама Рита являлась широкой и мелкой речкой, с песчаными берегами, зажатыми густым лесом. Долина изобиловала искривленными оврагами, что делало местность практически непроходимой. Дороги тут на самом деле были просеками, вырубленные лесорубами, которые приходили сюда за нужными им ресурсами. Поблизости имелся железный рудник, но всего несколько сотен представителей рабочей касты работало здесь.

Пойнт-коммандер Кейл продолжал отслеживать Нефритовых Соколов на сенсорах. Похоже, они не двигались и даже не занимали оборонительных позиций. Они были настолько неподвижны, что он даже подумал, не ловушка ли это, не способ выманить его звезду. Год или два назад ему это и в голову не пришло бы, но теперь он был достаточно обеспокоен, чтобы обдумать и это возможность. «Солдатский телеграф» рекомендовал ему быть настороже, и он подчинился.

Кикер-два, Висиф, заговорил с ним на защищённой частоте:

— Они в пяти километрах впереди на вершине хребта посреди густого леса. Нас тоже должно быть видно на их сенсорах.

Сэнди присоединилась к нему:

— Командир, мы можем выстроиться подковой, прижать их спинами к долине и реке и покончить с ними.

— Прекратить болтовню, Кикер-три, — отозвался он. — Это не наш метод. Вызов на бой ещё не был брошен.

— Так каков ваш план, командир?

«Хороший вопрос» — признал он. Кейл уставился на густой лес, который ему придётся преодолеть, чтобы добраться до них.

— Они должны уже видеть нас, а мы знаем, что можем их видеть. Давайте спросим, что они здесь делают.

«Временами простые решения работают лучше всего».

Он передал по открытому каналу:

— Внимание. Рейдерский отряд Нефритовых Соколов, это пойнт-коммандер Кейл клана Росомах, галактика Бета, 102-й ударный кластер, ударный тринарий Браво, третья звезда. Озвучьте ваши намерения.

Пауза была долгой, больше минуты. По крайней мере, согласно показаниям сенсоров, они не двигались. Кейл гадал, не застало ли их сообщение врасплох, не избёг ли он какой ловушки, запланированной ими, или здесь было что-то ещё, ему неведомое.

И, наконец, до него донесся голос, одновременно и раздраженный и наглый:

— Это звёздный капитан Филипп Бухаллин клана Нефритовых Соколов, галактика Джёфэлкен, кластер Ири, тринарий Альфа, звезда Альфа. Наши «намерения» — сидеть здесь и ждать, пока вы огласите ваш бэтчалл.

— Бэтчалл? — слово было ему незнакомо.

— Утвердительно. Ваш вызов на бой. Неужто вы, Росомахи, забыли наши традиции, вопрос-отрицающий?

— Отрицательно, — отозвался Кейл. — Прошу прощения, но это вы игнорируете традиции и границы. Вы на нашей территории. Это провинция Тики. Вы, как агрессор, должны бросать нам вызов на бой, а не наоборот.

И снова пауза.

— Это ты пересек границу, Росомаха. Эта территория и тайный арсенал Брайана — собственность клана Нефритового Сокола. Эта территория была нашей годами. Если вам понадобились эти припасы, вы должны бросить нам бэтчалл.

Кейл помедлил после этих слов, медленно переваривая их. «Тайный арсенал Брайана?» Это заставило его сердце заколотиться чуть сильнее. Карты не показывали арсеналов Брайана в какой-либо близости от этой местности. Это показалось ему странным. Тайники Брайана в ходе гражданской войны были обычным делом, Кейл сам видел пару из них — тщательно укрытые бункеры, забитые оружием, расходными материалами, запчастями и снаряжением для боевых действий. Большинство было создано самим генералом Керенским, Великим Отцом, пытавшимся демилитаризовать Силы Обороны Звёздной Лиги, как только они прибыли на эти миры.

Тайные арсеналы Брайана предоставляли дополнительное снаряжение и вооружение, что могло усилить любой клан. Ходили слухи о тайниках, ещё не обнаруженных, и зверских побоищах, проходивших за них в итоге. И теперь Нефритовые Соколы говорили, что один из них здесь, на землях Росомах.

— Наши карты местности указывают, что вы в пяти километрах за границей. Вы пересекли реку Рита, чтобы достичь этого места. Что бы вы ни обнаружили, оно не ваше, чтобы защищать его, это собственность клана Росомахи.

Нефритовые Соколы помешкали, но затем взялись за привычную похвальбу и хвастовство.

— Мы вас не боимся. Наши записи показывают, что мы в пределах нашей территории, и что это вы пересекли границу.

— Отрицательно. Вы не правы.

— Невозможно, я — Нефритовый Сокол

— Тем не менее, — возразил Кейл. — Вы на нашей земле, вам нужно бросать вызов на бой. И пока этот вопрос не разрешен, настоятельно рекомендую отойти от арсенала Брайана, если только не желаете быть заклеймены как бандиты и грабители.

— Я не принимаю приказов от болтающихся по веткам суратов или Росомах, — в голосе звёздного капитана Бухаллина слышалась злоба. — Ваше предложение выслушано и отклонено. Это наши земли и наше имущество. Если вам хочется его получить, вы должны вызвать нас.

Кейл не доверял Соколам, вообще. Они нарочно запутывали дело, явно пытаясь заставить его сорваться. Он на это не клюнет, по крайней мере, не в одиночестве и на границе, где никто не даст оценку его действиям, как подобающим. И не с судьбой арсенала Брайана, балансирующей на грани — хотя Кейл и подозревал, что это выдумка, специально для того, чтобы побудить его слишком остро отреагировать.

— Тогда мы, похоже, в тупике, звёздный капитан. Я не собираюсь бросать вызова за то, что и без того наше. И если вы не бросаете вызов, мы можем лишь соглашаться или не соглашаться с этим.

— Это не отменяет нашего требования.

— Отменяет, — улыбаясь, отозвался Кейл. — До прибытия подкрепления.

Отключив частоту, он открыл линию к своему командному пункту в городе Зифер.

— Дайте связь наивысшего приоритета с ханом Мак-Эведи и её штабом. У нас тут сложная ситуация, а она просила информировать её о подобных случаях. Код допуска — Фёрбёрнер, два, один, один, альфа.

— Сэр, что мы будем делать с Соколами? — спросила Сэнди.

— Мы не будем ничего делать, пока я не свяжусь с ханом. Как бы ни хотелось нам сцепиться с Соколами, ситуация с ними сложная, и я хочу узнать мнение хана Мак-Эведи.

— А затем?

— А затем мы надерем задницы всем Нефритовым Соколам.

 

≡ 7 ≡

Провинция Тики

Цирцея

Пространство кланов

28 июля 2823 г.

Звёздный капитан Филипп Бухаллин стоял, уперев кулаки в бока, явно не согласный с тем, что говорил ему звёздный полковник Франклин Халлис. Франклину, впрочем, было плевать, на самом деле, он даже наслаждался картиной. Это было… забавно, он сдерживал желание рассмеяться. Соколы во всей своей красе, как и Дымчатые Ягуары. Уйма эмоций, готовая разразиться в любой момент. «Как и большинство Соколов, бравируют больше, чем думают, — куда им до хитрости Росомах, усмехнулся он. — Это и погубит их в итоге…»

— И что будет, если я не выражу своего согласия с этим?! — давил Бухаллин.

— Дело дойдет до Большого Совета, и в итоге они отдадут приказ об одиночном боевом испытании, чтобы покончить и с нарушением правил и с правообладанием… даже вам должно быть это известно. Возможно и то, что они сделают выговор тем, кто не попытался разрешить вопрос прежде, чем тот достиг их уровня, но я уверен, что подобное пятно в вашем кодексе вряд ли будет иметь такое уж значение.

Франклин оказался в стыковочном корабле через пятнадцать минут после того, как сообщение прибыло на Страну Мечты благодаря командной линии связи, устроенной Росомахами между столицей и их крупнейшими владениями на Цирцее. Было обычным делом использовать торговые прыгуны для подобных прыжков «во имя клана и родины».

Не тратя времени даром, он приказал нескольким из своих лучших воинов грузиться вместе с ним, на всякий случай. Триш, отрицательно, Триш Эбон тоже потребовала права отправиться с ним вместе, но он указал ей, что её мех по-прежнему представляет собой скорее обломки, чем боевую машину. Она принялась ругаться, но у него не было времени на то, чтобы её выслушивать. Перелёт был ускоренным, и его кости всё ещё ныли от перегрузок. Нефритовые Соколы сделали свой ход, и неожиданный к тому же. Даже Франклин был вынужден признать, что их обнаружение давно забытого тайного арсенала Брайана было слишком уж кстати, чересчур кстати, как ему казалось. «Понятия не имею, что там внутри, но будь я проклят, если позволю Соколам войти в нашу провинцию и просто так вот взять и забрать его».

От гнева Бухаллин побагровел.

— Я по-прежнему настаиваю, что эта территория и, тем самым, всё её содержимое наше, и это вы — нарушители границ.

— Уверен, Большой Совет разберется и в этом. Нефритовые Соколы не пересекали реку Рита годами, и внезапно вы натыкаетесь на арсенал Брайана? А затем заявляете, что вы владели землями всё это время? Совпадение, или же вы предпочтёте слово «удобство», вопрос-отрицающий? Думаю, нет. Более того, полагаю, каждый член Большого Совета подумает так же, как и я.

— Это чисто ваши предположения, — глаза Бухаллина сузились — По меньшей мере, нашему хану покажется так.

— Как вам угодно. Я говорю, что мы решим это в бою. Вы будете со своей звездой, я же приму командование теми силами, что у меня здесь. Звезда против звезды.

— Я считаю это неверным, — не согласился Бухаллин. — Но я верю в то, что мои ханы разрешат любые затруднения, что у нас возникнут.

— Равно как и я. Предлагаю встретиться в долине реки, с учетом того, что эта местность оспаривается. Я доверяю вам составить карту поля боя.

— Превосходно. Вы проиграете, звёздный полковник Халлис, уверяю вас.

Франклин расплылся в улыбке, хотя бы для того, чтобы позлить врага.

— Для меня это будет чем-то новым, если удосужились просмотреть мой кодекс.

Гнев явно слышался в словах собеседника.

— Мне говорили, насколько наглы Росомахи, и, похоже, эта характеристика верна.

Франклин лишь отмахнулся от укола.

— Слова не стоят ничего, в отличие от ракет. Условия услышаны и приняты.

Развернувшись, он присоединился к звезде Кикер, обнаружившей вторжение Соколов.

— Вы были достаточно умны, чтобы связаться с ханом Мак-Эведи, пойнт-коммандер Кейл. — заметил он. — И надеюсь, вы понимаете, что я обязан быть частью этого испытания.

— Утвердительно, — произнес тот, чуточку тише, чем обычно из страха, что ему не дадут права принять участие.

— Хорошо. Полагаю, раз уж вы их обнаружили, то будет честно, если вы станете биться бок о бок со мной. Выберите одного из наших воинов — я заменю этот пойнт собой.

Кейл тут же просиял:

— Спасибо, звёздный полковник!

Тот лишь хлопнул Кейла по плечу:

— Не благодарите меня пока, нам ещё нужно разобраться с этими суратофилами с птичьими мозгами.

* * *

Прибыв на место, Франклин доставил с собой дополнительные силы, равно как и звёздный капитан Бухаллин привлек дополнительных воинов — Нефритовых Соколов. Оба командира согласились, что их достаточно, чтобы сформировать круг равных, и расположили их по периметру поля боя. «Учитывая этот лес, вряд ли кто из них что-нибудь увидит», — решил Франклин.

Лес был настолько густым, что сперва вёлся лишь ближний бой. Именно этого и желали Нефритовые Соколы, их стиль — на близкой дистанции и один на один. Стиль Франклина был иным — он играл ради победы, вне зависимости от необходимой для этого тактики. Когда Соколы высунулись в поисках быстрой победы, Франклин приказал Росомахам отступать, но держать их под прицелом, используя дистанцию для нанесения ущерба.

Это выводило звёздного капитана Бухаллина из себя, по крайней мере Франклин на это надеялся. Одно это стоило того. Звёздный полковник ставил на агрессивную и эгоистичную натуру своего врага с самого момента, как убедил того согласиться на испытание.

Сперва, суля по количеству повреждений, казалось, что Нефритовые Соколы одерживают верх. Звёздный полковник Халлис двигал свои силы вниз по склону, перебегая от дерева к дереву, избегая выстрелов, уклоняясь от бросков и таранов. Соколы старались достать их изо всех сил. С каждым броском они всё больше свирепели, не имея хорошего сектора обстрела.

К тому времени, как они добрались до низа долины, план Франклина уже оформился. Он приказал двум самым легким мехам звезды Кикер, включая пойнт-коммандера Кейла, направиться к реке так быстро, как это только это возможно, а сам, тем временем, вместе с двумя другими пойнтами, стал тянуть время. Росомахи обменивались с Соколами выстрелами наудачу, медленно, методично обстругивая их, вместе с этим отходя от противника. Каждый залп добавлял в бой азарта. Соколы были печально известны своей привычкой терять голову, и Франклин собирался этим воспользоваться.

Кикер-три, «Краб» старой модели, не сумел отступить достаточно быстро. «Чемпион» Нефритовых Соколов умудрился найти достаточно большую прогалину меж деревьев, и обрушиться на него, серьёзно повредив ядерный реактор и ноги. Росомаха больше не могла отступать. Франклину не нравился приказ, который он должен был отдать, но это было необходимо.

— Кикер-три, прекратить отступление. Вперед! Дайте им бой.

— Росомахи! — прорычала воин, устремляясь вперед. Они оба знали, что Франклин послал её с билетом в один конец, но в данной ситуации оставалось лишь надеяться на то, что она сравняет ставки. Судя по тому, что он видел на тактическом экране, это сработало.

Достигнув русла, он осознал, что открыт со всех сторон, и, вместе с Кикером-четыре, им нужно двигаться, и двигаться быстро, а иначе Нефритовые Соколы смогут свободно палить по ним из лесов, пока есть возможность. Они пересекли реку четырёхметровой глубины, и вода шипела на раскаленном металле мехов. Соколы сидели у них на хвосте, и стоило Росомахам только метнуться в лес на другой стороне реки, как те высыпали наружу.

Перестрелка через реку впервые с начала испытания позволила им воспользоваться дальнобойным оружием. Ракеты и снаряды автопушек принялись рвать берега и разносить деревья по мере промахов мимо намеченных целей, превращая щепки в шрапнель. Франклин сцепился с «Экстерминатором» Соколов, обмениваясь выстрелами. Его «Пульверайзер» получил несколько попаданий, но он продолжал придерживать свое главное оружие — ППЧ повышенной дальности новой модели. Он выжидал, выгадывая время. Дважды проверив показания сенсоров ближнего радиуса, Халлис наконец дал команду отходить. Фактически они окажутся в провинции Утар, откуда и явились Соколы, но ему было плевать и два меха углубились в леса по ту сторону.

Звёздный капитан Бухаллин сделал именно то, что на его месте сделал любой другой Сокол — кинулся в реку.

И как только сенсоры показали, что тот оказался в реке, Франклин встал и послал кодовый сигнал.

— Разворот, — передал он Кикеру-четыре. — Разворачиваемся и входим в воду назад, достаточно, чтобы охладиться.

— А Кикер-один?..

— Как и планировали.

Соколы были изумлены, когда Росомахи развернулись к ним. С прохладной прибрежной водой, струящейся у ног, у них имелось определенное преимущество, пока Росомахи не бросились в воду и сами. И тут, вверх и вниз по течению, из реки поднялись ещё два меха. Они лежали плашмя в илистой воде, но теперь оба сели — Росомахи, отступившие назад, обесточили машины, чтобы избежать обнаружения, но теперь вновь запустили двигатели в экстренном режиме. Практически выключенные и лежащие на камнях, они были невидимы, но теперь, получив приказ, они поднялись и открыли огонь.

Наконец, активировав свою новую ПД ППЧ, Халлис услышал, как взвыл конденсатор, выдавая разряд. В полете луч был плотнее, с меньшим числом побочных разрядов. Он ударил в уже поврежденное во время лесной перестрелки правое бедро «Экстерминатора». Воин Нефритовых Соколов пытался справиться с полученными повреждениями, но тщетно — «Экстерминатор» изогнулся и рухнул в воду ничком.

Филлип Бухаллин помчался вперед, настолько ошарашенный засадой, что даже не попытался вырваться из неё. Пойнт-коммандер Кейл поймал его на полушаге, броня «Флэшмена» Бухаллина содрогнулась и куски полетели во все стороны, плюхаясь в бурую воду. Франклин же сцепился с «Кинтаро» Соколов и накрыл его залпом лазеров, пока перезаряжалась ПД ППЧ.

Воин, пилотировавший «Кинтаро», решил, что двигаясь вниз по течению, сможет избегнуть ада перекрёстного огня вокруг него. Пойнт-коммандер Кейл несколько поник под мощными залпами лазеров «Флэшмена», но ещё стоял, исходя паром, хотя от боевого меха мало что оставалось. Франклин приблизился к меху Бухаллина, хотя бы для того, чтобы отвлечь внимание мехвоина, продолжая все это время держать оружие направленным на «Кинтаро».

Мгновением позже он захватил цель и выстрелил из проектора частиц. Ослепительный лазурный разряд рукотворной молнии с треском вылетел наружу и врезался справа в заднюю броню торса «Кинтаро», пытавшегося набрать хоть какую-то дистанцию. Разряд пробился во внутренности меха, выжирая каркас и жизненно важные узлы. Содрогнувшись, «Кинтаро» безумно затрясся, это его гироскоп потерял равновесие. Воин пока удерживал мех в бою, но это был лишь вопрос времени.

Получив несколько попаданий из оружия того, что осталось от меха Кейла, Бухаллин развернулся, чтобы заняться покалеченным бойцом. Пятиться Кейл не стал, и звёздный капитан Нефритовых Соколов выдал по меху очередной огненный залп лазеров. Всё было кончено — мех Кейла завалился.

— Сумятица, — вот что сказал Франклин, когда мех рухнул.

Она тоже была частью его стратегии. Он уже сцепился с «Кинтаро», но внезапно повернулся к «Флэшмену» и выстрелил всем, что у него было. И точно так же и остальные мехи Росомах выпалили по другим целям. Нефритовых Соколов более не сдерживала необходимость стрелять лишь по одной цели за раз, но всё произошло так быстро и так стремительно, что они вновь опешили.

Бухаллин зашатался под зверским огнем, а «Кинтаро» упал. Франклин не видел, кто именно это сделал, он следил за тем, как Соколы попытались отступить. Франклин бил по любой цели, какой только мог, как и остальные выжившие. Взрывы подымали гейзеры воды и ила, бьющие во все стороны. Языки пламени лизали берега. Битва бушевала и кипела, концентрируясь вокруг оставшихся Соколов. Всё происходило так быстро, что невозможно было разобраться во всём, но каким-то образом Франклин умудрялся делать это.

Минутой позже бой был окончен. Дым и пар повисли над медленно текущей рекой Рита. Боевые мехи Нефритовых Соколов лежали на земле, и лишь два меха оставались стоять — «Пульверайзер» Франклина и Кикер-два. Округлая туша «Флэшмена» в стилизованной зелёной окраске валялась на боку на дальней стороне реки, и Франклин был несколько изумлён тем, как далеко командир Соколов оторвался, учитывая характер засады. Дыры и ужасные чёрные шрамы показывали всю ярость боя. Кейл наконец умудрился поднять свой мех, но мало что из него можно было пустить в дело. Пучки миомеров торчали подобно кишкам выпотрошенного оленя, из каркаса меха сыпались по частям внутренние «органы». Склизкий зеленый охладитель сочился из нескольких дыр в покалеченной машине.

— Звёздный капитан Бухаллин, — передал на открытой частоте Франклин. — Вы были честно побеждены на поле боя. Ваши притязания на нашу территорию и тайник Брайана пусты и отвергнуты.

— Это ещё не конец, звёздный полковник Халлис — ответил ему хриплый голос.

— Отрицательно. Прошу прощения, но это точно конец.

— Полагаю, вы желаете взять моих людей как связанных?

— Отрицательно. Нам, Росомахам, ни к чему солдаты других кланов, могущие испортить чистоту наших родовых линий, — отозвался он, имея на то все причины. Именно захваченных изорла использовали вначале для того, чтобы шпионить за Росомахами для Дозора, и он не желал повторения подобного… не после того, как он убил месяцы на то, чтобы вычистить последнюю волну шпионов.

— Сегодня вы выиграли, но мой хан этого не потерпит.

— Ваш хан связана теми же законами и порядками, что и я. Она это выполнит или встанет в круг равных.

Бухаллин вздохнул:

— Вы, Росомахи, хорошие бойцы, но вы заносчивы и наглы. Вас ещё поставят на место.

— Отрицательно. Не вы уж точно, и не сегодня. И… звёздный капитан, скажите вашим ханам, что если они ещё хоть раз полезут в наши земли для попытки кражи, словно какие-то бандиты, я стану против них в испытании отказа. И из круга они не выйдут.

Угроза была вполне реальна, он действительно желал, чтобы все поняли, что Росомахи не слабаки, и что они не позволят другим кланам вытирать об них ноги.

Звёздный капитан Бухаллин в ответ лишь хохотнул. Это несколько обеспокоило Франклина.

 

≡ 8 ≡

Зал собраний Большого Совета

Страна Мечты

Пространство кланов

28 августа 2823 г.

Николаем Керенским и Большим Советом данное помещение всегда считалось временным. Вверху на пологом Холме Видений, возвышающимся над Землёй Свободы, строился постоянный дом, возводился по одному вручную тёсаному камню за раз. Пока Большой Совет собирался вокруг огромного круглого стола. Стол был покрыт резьбой и инкрустацией в виде эмблем каждого клана, подобно гигантскому пирогу определяя места для ханов. Саханы сидели вдоль стен по периметру залы.

Стол постоянно напоминал Саре прочитанные ею книги о короле Артуре и его рыцарях Круглого Стола — книги из Внутренней Сферы, которые ильхан пока ещё не подверг цензуре или запретил, поскольку те проповедовали те же идеалы, что он и намеревался воплотить.

«В кругу, смотря в глаза друг другу, все люди равны», — вот что сказал Николай, определяя форму стола. Подобно кругу равных, создававшему границы для поединков в кланах, он являлся навязываемым Николаем символом. За огромным столом Николай сидел рядом с креслом Джерома Уинсона из Волков, клана, с которым он связал себя, клана, в котором ныне пребывало родовое имя Керенский. Стол, в том месте, где он сидел, был никак не помечен. «Волки никогда не дадут забыть, что имя Керенский принадлежит им».

По мере прибытия ханов, напряжение в зале всё возрастало, и Мак-Эведи ощущала его лучше всех. Она прибыла первой и заняла своё место у эмблемы Росомах. Входили остальные члены Совета, и в царящем безмолвии она ощущала на себе их взгляды, гневные, любопытствующие. По контрасту, хан Снежных Воронов Джойс Меррел оказалась достаточно дружелюбной, проходя мимо, она даже пожала ей руку. Сандра Росс из Нова Котов, садясь, уважительно кивнула.

Хан Керридж прибыл вместе с ханом Призрачных Медведей. Взгляды обоих переполняла ненависть. Они перешёптывались. «Были времена, когда подобное в этой зале не позволялось. Все были равны, никаких тайн друг перед другом, никаких союзов. Мы были товарищами по оружию. Теперь что-то изменилось». Николай изменился со временем, и с ним изменились кланы. С точки зрения Мак-Эведи, изменения эти были не к лучшему.

Николай начал собрание обычными формальностями. Мак-Эведи оглядывала равных себе, гадая, с чьей стороны грядет следующее предательство. Хан Керридж был первой кандидатурой, и именно поэтому она старалась поменьше смотреть в сторону хана Вдоводелов. После обычного набора любезностей и приветствий, она заметила, что настрой собрания, наконец, начал переходить к делу. Хан Лиза Бухаллин из Нефритовых Соколов, словно нетерпеливый ребенок заёрзала в своем кресле. Сара видела горечь, необычного гостя на её лице, и это весьма обеспокоило хана Мак-Эведи.

— Ильхан, у меня дело, требующее незамедлительного внимания почтенного собрания, — её взгляд метнулся к Саре, и она разглядела в глазах хана гнев. Затем Лиза медленно перевела упрямый взгляд на ильхана.

Николай медленно кивнул один раз, и хан Соколов продолжила:

— Дело столь важно, что может представлять собой потенциальное смещение баланса, затрагивающего всех присутствующих здесь. Не так давно, на нашей территории на Цирцее был обнаружен тайный арсенал Брайана. Мы были несправедливо вызваны на бой за него кланом Росомах, в хитром и злонамеренном испытании, учитывая то, что находилось там. Несмотря на то, что они достигли победы, я желаю заявить официальный протест всем членам совета.

Вот значит оно как. Керридж не стал давать первого залпа по ней и её клану, вместо этого тот пришел со стороны Нефритовых Соколов. Подобная выходка была не в духе хана Бухаллин, такой поступок Мак-Эведи не могла связать с ней. «Хорошо сыграно».

Сара выпрямилась в своем кресле, оправила униформу, и принялась в уме подбирать слова.

— Ильхан, мне знакомы обстоятельства инцидента, и боюсь, что моя коллега неверно истолковала ряд моментов касательно этого испытания.

— Вы называете меня лжецом, воот?! — взорвалась Бухаллин.

Мак-Эведи не взволновало её поведение, и она позаботилась о том, чтобы её голос был спокоен, почти что равнодушен.

— Я этого не говорила, Лиза, но могу понять, почему вы так решили.

Николай встал на ноги, чтобы привлечь к себе внимание.

— Мне не было ничего известно об обнаружении нового тайного арсенала Брайана. В прошлом мы всегда обсуждали подобного рода находки на Большом Совете.

— Ильхан, — сказала Мак-Эведи. — Это первое заседание совета с момента обнаружения тайника и поскольку тайник был обнаружен Соколами незаконно и на нашей территории, ваши вопросы лучше перенаправить к хану Бухаллин. У меня не было возможности вас проинформировать. Мои воины инвентаризуют содержимое арсенала прямо сейчас.

— Мои воины пробыли у комплекса достаточно долго, чтобы понять, что внутри данного тайника имеется ядерное оружие!

Слова Бухаллиной породили волну шёпота. Оружие массового поражения тщательно контролировалось, и находилось под неусыпным бдением Большого Совета.

— Мне об этом было неизвестно, — честно ответила Мак-Эведи. «Как странно, что ты уже знаешь то, Лиза, что мы ещё и не обнаружили», добавила она про себя. — Но это не меняет обстоятельств данного испытания. Комплекс на нашей территории, честно выигранной в бою более года назад моими Росомахами. Нам не было известно о тайнике, но, тем не менее, он наш. Нефритовые Соколы тайно проникли на наши земли, не бросив нам вызова. Я желаю заявить, что Соколы раздули этот инцидент, чтобы замаскировать свою нехватку чести.

— Эта территория всегда была нашей! Вы, Росомахи, незаконно заняли её, словно какие-то бандиты!

Сравнение с бандитской кастой заставило Сару оттолкнуть кресло и медленно подняться.

— Если, как вы заявляете, это ваша территория, то это вы обладали тайником Брайана годами, и вы не говорили о нем ничего Совету. «Нельзя получить и то и другое, Лиза, нельзя заявлять что-то своей собственностью, и в то же время случайно что-то там находить».

Николай взмахнул рукой, прерывая спор.

— Вопрос ядерного оружия, требует рассмотрения на сессии Совета. Мелочные свары между кланами пусть разрешаются на поле боя, но оружие массового уничтожения стоит всего нашего внимания. О каком именно количестве оружия мы говорим, хан Бухаллин?

Помедлив, та уставилась на свой ноутпьютер.

— Ильхан, мои люди не смогли полностью оценить содержимое, но нам известно, что внутри как минимум семь тактических ядерных устройств, а также и большое число прочего боевого снаряжения, запчасти и боевые мехи.

— Неправильно будет, — вмешался хан Призрачных Медведей Ханс Йоргеннсон, — позволять Росомахам, вне зависимости от предыдущей принадлежности комплекса, владеть большим количеством ядерного оружия. Это резко подорвёт баланс!

Мак-Эведи принялась изучать лица равных. Интрига была тщательно организована, Сара была в этом уверена. Лиза Бухаллин была сдержанным воином и лидером, но кто-то настроил её против Росомах. Более того, Призрачные Медведи и остальные теперь видели в её клане угрозу. «Они и должны». Мак-Эведи потешилась идеей просто позволить им получить искомое. «Если им так хочется подраться за старые боеголовки, пускай». Впрочем, в последний момент она очнулась. Уступка без боя, без драки всё только ухудшит, Керридж и остальные воспримут как признак слабости и набросятся на неё и её людей. «Неважно, насколько несущественным я вижу повод, я обязана драться… и это именно то, чего им и нужно…» — она, наконец, осознала всё хитроумие ловушки, в которую её загнали.

— Ильхан, — сказала Сара, меняя голос до непринуждённого и мирного. — Пока мы здесь разговариваем, мои воины инвентаризуют склад, и прежде чем Совет вынесет вердикт по тому, как будут распределены материалы, мне хотелось бы предложить, чтобы вначале они завершили подсчёт. Мне не хотелось бы вновь отнимать драгоценное время Совета на подобные мелочи.

Она специально одарила улыбкой Лизу Бухаллин, отчего хан Нефритовых Соколов покраснела ещё сильнее.

— Ильхан, я протестую, — заявил хан Керридж из Вдоводелов. — Как можем мы быть уверены, что Росомахи будут правдивы и точны в своей переписи содержимого арсенала? В конце концов, если верны их заверения, он принадлежал им годами. Я требую направить на место войска от всех кланов для завершения инвентаризации.

Мак-Эведи собиралась было заговорить, но Николай перебил её.

— Хан Керридж, если только у вас не имеется четкого доказательства двуличности Росомах, я бы порекомендовал относиться здесь друг к другу как равным, и доверять друг другу как равным себе. Мне кажется, что хан Мак-Эведи предложила разумный порядок действий. Обсуждение вопроса откладывается до тех пор, пока Росомахи не предоставят полного перечня содержимого тайного арсенала Брайана.

* * *

Сара Мак-Эведи приблизилась к Лизе Бухаллин в коридоре, вежливо подождав, пока она закончит разговаривать с несколькими своими воинами. Они с Лизой были знакомы друг с другом давным-давно, и, вплоть до сегодняшнего дня, были по отношению друг к другу дружелюбны, если уж не друзья, и это её беспокоило. Что-то… отрицательно… кто-то настроил хана Соколов против нее. Подозрения на это счёт имелись, но ей требовалось подтверждение. Встретившись с Бухаллин взглядами, уже когда подходила, она заметила, как та поморщилась.

— Хан Бухаллин… Лиза, мы можем поговорить?

Отпустив воинов, она встала прямо перед Сарой, чуть ли не лицом к лицу. Это так походило на её вызывающее поведение на поле боя, и изумило Сару. «Чем я могла заслужить подобную ненависть?»

— Хан Мак-Эведи. Продолжайте, — она даже не назвала её по имени.

— Лиза, мы знакомы с вами уже уйму лет. Что я или мои Росомахи такого сделали, чтобы заслужить гнев ваших Нефритовых Соколов?

Некоторое время Бухаллин ничего не говорила, а молча вглядываясь в глаза, словно выискивая в них что-то.

— Я бы просто пришла к вам, Сара, просто пришла и обсудила с всё прямо. Кланы не шпионят друг за другом. Мы не пытаемся разложить друг друга изнутри. Мы — воины! Мы не торгуем секретами по грязным закоулкам!

— Если ты о шпионской организации, созданной ильханом, то я была недовольна ничуть не меньше тебя, — выпалила она в ответ. — Когда я узнала, что собратья-кланы шпионят за моими Росомахами, я была поражена ничуть не меньше.

— Эти шпионы работают на тебя, воут?

«Так вот что ей сказали?»

— Отрицательно! Из того, что удалось мне узнать, эту организацию создали, чтобы шпионить за моими Росомахами! Вдоводелы начали всё. Один из их снабженцев, изорла, захваченный нами честно в бою, обратился против нас и передавал информацию своему бывшему клану о наших внутренних делах. Вытравив его, мы обнаружили, что кто-то разместил шпионов во всех наших кастах.

— Мне сказали иное. Из нескольких источников до меня дошла информация, что шпионят ваши Росомахи, желая обрести преимущество. Это не наш метод. Мы — воины. Все вопросы должны разрешаться на поле боя, и вы знаете это, — её голос был суров и ожесточен.

Похоже, что клан Лизы выявил одного из оперативников Франклина, осознала Сара. «С её точки зрения, мы шпионим за ними. И вообще-то так оно и есть…» — была вынуждена признать она.

— Лиза, вы должны понять. Есть люди, идущие на всё, чтобы настроить другие кланы против моих Росомах. Они боятся нас. Я знаю, что Нефритовые Соколы не такие, но у остальных нет вашей сплоченности. Я не пытаюсь захватить власть над всеми, я просто пытаюсь быть хорошим лидером для своего клана, не больше и не меньше, — она продолжала смотреть Бухаллин в глаза. — И если вы скажете мне имена тех, кто распространяет обо мне лживые слухи, я заставлю их заплатить так, как вы и предлагаете — на поле боя.

Лиза внимательно разглядывала Мак-Эведи.

— А что насчет ваших дел с низшими кастами? Вы и правда позволяли членам клана выбирать свой путь? Вы не подумали, в какое положение поставили всех остальных, Сара, воот?

— Это правда, я позволила большую степень вольностей в своих низших кастах. Может, это был и не самый умный поступок, но я не думала об осложнениях для других кланов. Это было внутренним делом моих Росомах.

— Так ли? Слухи добрались и до других кланов, в том числе и до моих Соколов, и мне пришлось иметь дело с забастовками и протестами, и мне пришлось усмирять их, используя воинов. Соколы против Соколов! Производительность упала, саботаж, затягивание сроков, мнимые болезни, призывы к созданию профсоюзов — всему этому причиной ваши действия, породившие беспорядки. И в то же самое время я узнаю, что вы шпионите за мной, а ваши другие действия…

— Какие другие действия?

— По моим данным, вы используете новые модели боевых мехов. Мои собственные воины с Цирцеи докладывают, что в бою применялось новое оружие, и это подтверждает сказанное мне Джейсоном. Я лично просмотрела некоторые из данных. По всем показателям ваши Росомахи рвутся к власти, и не посредством испытаний, как положено по нашим обычаям, а пытаясь подорвать сам наш образ жизни! И в то же самое время вы сеете семена раздора среди других кланов.

— Это недопонимание, Лиза… Мы не действуем в обход законов. Все мои поступки направлены на сохранение моего клана и наших верований!

— Вы не сказали ничего Большому Совету ни о своих новых моделях мехов, ни о прорывах в технологии. Фактически, пока я не сказала об этом, вы держали всё при себе. Это не поступки человека, которому нечего скрывать.

— Это все из-за лжи, распространяемой Керриджем! Это его ложь извратила твои взгляды!

— У меня своя голова на плечах, — гневно ответила она. — Таким путём, Сара, ильханом вам не стать. О ваших действиях мне многие говорят, и они следят за вами ничуть не хуже, чем вы — за нами. И мы не станем позволять Росомахам, Сара, застигнуть нас врасплох! Прошу, пока не поздно, хорошенько обдумайте свои поступки, пока вы не ступила на путь, ведущий к полному уничтожению!

Резко развернувшись на каблуках, Лиза Бухаллин устремилась прочь. «Она даже и не стала слушать». Ещё бы, обстоятельства сложились так, что для неё Росомахи оказались выглядящими виновными. Разрешив Франклину внедрить своих шпионов во имя защиты клана, она подтвердила делом ложь хана Керриджа. «Никто теперь не поверит нам. Все видят в нас врагов, а мы просто делали то же, что и все они». На какое-то мгновение ей показалось, что вся вселенная ополчилась против неё. «Нужно будет срочно разрешить вопрос с этим арсеналом Брайана, прежде чем всё ещё больше выйдет из-под контроля…» Ей оставалось лишь надеяться, что инвентаризация, проводимая кланом, успокоит даже разгневанного хана Соколов.

Провинция Тики

Цирцея

Пространство кланов

Звёздный капитан Триш Эбон следила за тем, как команды забегают и выбегают в подземный бункер. Тайный арсенал Брайана имел несколько выходов, которые были раскопаны после выигранного Франклином испытания. Сам он уже улетел, оставив ей задачу описи содержимого бункера. С более чем восьмьюдесятью техниками, рабочими и воинами ей пришлось заняться непростой задачей инвентаризации всего полезного.

Арсенал Брайана был намного крупнее видимой снаружи дыры в холме. Внутри были две огромных залы, забитых боевыми мехами и снаряжением, и входы в туннели, ведущие к многочисленным тайным выходам, скрытых лесом десятилетия назад. Верхушка тайника была недавно грубо разрыта, вероятно, Соколами, искавшими вход. Внутри были кое-какие повреждения от избыточной влажности, но не крупные. Бункер строился, чтобы сохранять внутри снаряжение долгое время, и для этой цели он хорошо послужил. Генерал Александр Керенский приказал построить подобного рода сооружения, демилитаризируя большую часть Сил Обороны Звёздной Лиги, отправившихся с ним в Исход.

В то время как боевые мехи были в хорошем состоянии, сказать того же самого о расходных материалах было нельзя. Ракеты и снаряды проржавели настолько сильно, что стали нестабильны и просто опасны в обращении. Химикаты, смешавшиеся с просочившейся водой, сочились из топливных отсеков, образуя смертоносную смесь, обращаться с которой приходилось предельно осторожно. Имелись все следы того, что большая часть повреждений, причиненных водой, стала результатом работы Нефритовых Соколов, проломивших бункер и не подумавших соорудить отвод воды.

Но главным призом были ракеты. «Киллер Уэйлс» являлись противокорабельными ракетами, и каждая оснащена ядерной боеголовкой. Это были не стандартные «Киллер Уэйлс», но специализированные их модели, настоящие убийцы кораблей. Их было шесть, по-прежнему лежащих на стеллажах, вместе с несколькими пустыми стеллажами рядом. Похоже было на то, что Нефритовые Соколы перетащили их подальше вглубь бункера. Сами по себе ракеты были бесполезны, возраст и отсутствие обслуживания хорошо над ними поработали, но боеголовки были тщательно упакованы и были истинным сокровищем. Каждая из них могла испарить корабль в космосе или разрушить наземную цель. Триш отправила команды вглубь, проверять, нет ли здесь ещё какого оружия массового поражения, или других припасов, которые Соколы могли убрать, но пока не было найдено ничего.

Это было не воинское дело.

Триш ненавидела административную работу, а именно на неё, казалось, она и была назначена. Археология интересная штука, когда ты о ней читаешь, но миры кланов до заселения были нетронутыми. Тайный арсенал Брайана был единственным объектом подобного рода, и несмотря на некоторый интерес, наскучил уже через несколько часов. Техники и рабочие так и сновали, и, невзирая на расставленный ею кордон, лес вокруг заставлял ее нервничать. Заодно приходилось гадать, а не утащили ли Нефритовые Соколы чего перед её прибытием, а если утащили, то что?

Она не могла не признать, что некоторые из обнаруженных артефактов весьма впечатляли. Запечатанный контейнер, наполненный униформой времен Звёздной Лиги, подразделений, в названиях которых для неё пела сама история. 82-я королевская дивизия прыжковой пехоты Вся Америка. Красная отделка на рукавах 29-й королевской драгунской казалась дикой по сравнению со спартанским покроем униформы кланов. Но все они были подразделениями Звёздной Лиги, и каждое облачение казалось священной реликвией эры, давно минувшей, когда-то носимой живыми легендами. Знаки отличия обреченных СОЗЛ, превосходно сохранившиеся в запечатанных контейнерах, они были всем, что осталось сейчас от Лиги.

Одна партия униформы, 331-й дивизии будет особо интересна хану. Данное подразделение ныне являлось 331-м боевым кластером её собственного клана Росомах. Отец хана Мак-Эведи командовал 331-й дивизией. «Кое-что из этого действительно связано с нашими людьми…» Это делало находку ещё более значимой.

Невзирая на находку, что должна была поднять настроение хану, она ощущала напряжение, со временем всё возраставшее. Мак-Эведи послала со Страны Мечты спешное требование на инвентаризацию содержимого, хотя она должна там быть на сессии Большого Совета. Для Триш это означало проблемы. «Очередной случай сования Большим Советом носа, куда их и не просили». Триш Эбон была рада тому, что она не хан, по крайне мере, пока. Политика ей нравилась ничуть не более надзора за раскопками. Если Мак-Эведи так уж хочется устраивать свары с политиканами совета, тем лучше… для неё. «Я предпочитаю более честные битвы».

Чем быстрее она отправит отчёт хану, тем быстрее закончит с этим всем и возможно её пошлют куда-нибудь ещё, и лучше, где можно подраться…

* * *

Хан Мак-Эведи изучала перечень содержимого арсенала Брайана со смешанными чувствами. Упоминание о 331-й дивизии пробудило давно забытые воспоминания об отце. Для неё он был полным контрастом Николаю Керенскому. Ильхан возложил на себя мантию отца кланов, отец же, в её воспоминаниях, был добрым, мягким и заботливым. Образ совершенно не вяжущийся с Николаем, не совсем, по крайней мере. «Возможно, ему просто не стоило брать на себя эту роль…».

Прочие части доклада были просто обязаны стать источником проблем. Теперь, когда инвентаризация закончилась, дебаты в совете просто обязаны были начаться вновь, и вновь на Росомах примутся давить. Николай обычно ненавидел долгие споры, и она была уверена, что и эти не затянутся. Проблемой были ядерные боеголовки, и Мак-Эведи вполне могла понять обеспокоенность равных себе по этому поводу, но в то же время и была обязана стоять на своём до конца. «Меньшего от Росомах и не ждут».

В докладе было ещё кое-что, обеспокоившее её. Лиза Бухаллин сказала вначале, что внутри было семь боеголовок, её же люди нашли только шесть. Промашка со стороны Соколов? «Должно быть». Лиза, конечно, разозлилась от преступлений, по её мнению, совершенных Сарой, но вождь Соколов не настолько сошла с ума, чтобы похитить ядерное оружие. Никто не может настолько свихнуться.

Количество боевых мехов, оружия и прочих запчастей внутри арсенала также впечатляли. И в то же самое время смущали тем, что они всё это время были на землях её людей, а они даже и понятия не имели об этом. «Если мы бы нашли его годы назад, этого инцидента могло бы и не быть». Теперь же найденный тайник лишь добавил напряженности в отношения Росомах с остальными кланами.

Нет. Этого нельзя было избежать. Есть такие, кто об этом бы позаботился.

Она бросила взгляд через круглый стол на хана Керриджа. Если бы не произошёл этот инцидент, произошёл бы другой. Её враги нашли бы повод. Они прицепились к чему-нибудь ещё, или сфабрикованному или подвернувшемуся случаю, который дал бы врагам её клана возможность призвать к ответу и унизить Росомах. «Они настолько боятся нас, что даже не видят реальной угрозы, угрозы, которую несут людям такие, как Джейсон Керридж».

Ей до смерти не хотелось делать этого, но честь требовала обратного.

— Ильхан, мои люди доложили о содержимом тайного арсенала Брайана, который так обеспокоил всех, и я представляю доклад вам для рассмотрения, — ткнув в кнопку передачи ноутпьютера, она переслала данные на планшет Николая.

Керенский уставился на дисплей долгим взглядом, в то время как остальные ханы резко смолкли. Все следили за ним, пытаясь предсказать его дальнейшие действия. Мак-Эведи этого делать не стала. Она знала Николая годами, и давно уже усвоила, что гадать по нему бесполезно. «Он раб своих страстей и эмоций». Изменчив, и, в то же время, сострадателен.

— Арсенал, действительно, ценная находка, — наконец произнес Николай, разбивая тишину. — Две дюжины боевых мехов, тактическое ядерное оружие, ящики запчастей, включая запасные ядерные двигатели и актуаторы. Владение подобным может временно поколебать баланс сил между нашими людьми. Равное распределение подобного количества ценностей существенно и важно для всех.

Саре хотелось заговорить, но она помнила, насколько Николай ненавидит, когда его перебивают. Ей хотелось сказать, что мехи в ужасном состоянии, что некоторые из них боя так и не увидят, будучи разобранными на части. Ей хотелось указать, что ряд запасных узлов безнадежно испорчен сыростью и коррозией, но Николай знал всё это, рапорт был у него, и не было смысла пытаться.

Ильхан продолжил:

— И было бы неверно взять и позволить Росомахам или какому другому одному клану заполучить подобную находку, следовательно, как ильхан, я должен определить наилучший выход. Каждое оружие, и каждая звезда мехов достанутся тому из кланов, который лучше всего проявит себя в испытаниях владения.

Сделав дело, Николай медленно опустился в кресло.

— Прошу прощения, ильхан, — сказала Мак-Эведи, — но мне хотелось бы сообщить о том, что некоторые из найденных артефактов принадлежат подразделению моего отца, 331-й дивизии. Уже один это факт говорит об их возрасте и состоянии. Данные мехи стары, и многие из них уже не смогут сражаться. Качество остального содержимого также сомнительно, учитывая сроки и условия хранения. Ядерные боеголовки представляют собою лучшее из имеющегося. Со всем почтением, я бы предложила только их рассматривать стоящими подобного внимания.

— Не согласен, — встрял хан Огненных Мандрилов. — Наш ильхан сказал свое слово, и мы обязаны его уважать. Я уверен, что мои мандрилы с удовольствием примут эти мехи.

Согласное ворчание остальных ханов соединилось в едином хоре. Кашлянув, заговорил хан Керридж:

— Если наша почтенная коллега из Росомах желает оспорить мудрое решение ильхана, она должна делать это в испытании отказа.

Мак-Эведи уставилась на хана Вдоводелов. Да, она должна была оспорить решение, не было другого выхода. Сделать иначе — всё равно, что предложить другим кланам усилить нажим на её Росомах.

— Я не испытываю к ильхану ничего, кроме глубочайшего уважения, но в то же самое время данный бункер является собственностью клана Росомах. Ваши кланы, за исключением Нефритовых Соколов, не имееют ни малейшего отношения к его находке или раскопкам. Может вам и хочется расклевать его труп, подобно эдемским грифам, но я не собираюсь стоять и смотреть, как это все происходит.

— Так что, со всем моим уважением к Совету, Росомахи оспорят данное решение ильхана.

В то время как остальные ханы ёрзали, Николай понимающе склонил голову:

— Да будет так. Кто из Большого Совета будет представлять меня в данном испытании?

Торги начались незамедлительно. Николай спросил, какими силами Мак-Эведи намеревается защищать арсенал. Оглянувшись на сахана Робертсона, она получила одобрительный кивок.

— Единство нашего клана под угрозой, тем самым, хан Робертсон и я сама будем биться за нашу честь.

Торг был быстр и яростен, и многие из кланов либо отсиделись, либо не пожелали рисковать, приберегая силы на торги за содержимое арсенала, если Росомахам случиться проиграть. После нескольких минут всё сошлось к Снежным Воронам, Призрачным Медведям и Вдоводелам. Снежные Вороны торговались агрессивно, но в итоге выиграли Вдоводелы, когда хан Керридж заявил, что сам в бою биться не станет, а вместо этого два его звёздных полковника сойдутся с ханами Росомах.

— Они будут более чем достойными противниками лидерам наших Росомах, гуляющих сами по себе, — лицемерно заявил он.

Мак-Эведи слегка поморщилась. Ей так хотелось, чтобы Керридж участвовал в бою, она бы лично с ним разобралась.

— Если ханам Вдоводелов недостает храбрости, чтобы защитить решение Совета, мы с радостью встанем в бою против их детей, — парировала она с ухмылкой.

— Согласно проведенному совету, — сказал Николай, поднимая руки. — Торги проведены успешно и приняты. Завтра, на равнинах Рот за городом, данный вопрос будет разрешен.

Мак-Эведи оставалось лишь молиться, что так оно и будет. Но что-то подсказывало ей, что это лишь начало, что скоро разразится буря…

Провинция Тики

Цирцея

Пространство кланов

Дрисс и её соотечественник Арвин двигались через лес к небольшому грузовичку, надрываясь под весом тяжелого ящика, что они волокли на себе последние десять километров. Сломанные сухие веточки и сосновые иголки покрывали его крышку целиком, но в остальном он был невредим. И каждый раз, когда она на него смотрела, звезда Камеронов СОЗЛ на нём казалась покрытой той же сажей, что и они сами.

Хан послал их на задание, которое, как он заявил, было важным для выживания не только их собственного клана, но всех кланов вообще. Этого было вполне достаточно для двух молодых неопытных воинов. Они одинаково страстно желали скинуть, наконец, униформу Росомах, ненавидя каждую секунду, проведенную в ней. Какая мерзость показываться на люди в форме нижайшего клана.

Арвин придумал смешаться с техниками так, чтобы на их фоне они не выделялись. Просто ещё одна пара незнакомых лиц в толпе. Поставленная командовать воин, звёздный капитан Триш Эбон, едва не наткнулась на них в бункере, когда они загружали боеголовку в ящик со старой униформой. Всё едва не пропало — появись она половиной минуты ранее, и их уловка была бы раскрыта.

Дрисс не нравилось этого признавать, но она находила опасность возбуждающей.

Пробраться через сторожевой кордон было проще. Лес был настолько густым, что из зоны видимости можно было исчезнуть за пару секунд. Триш Эбон расставила пикеты, но их задачей было отгонять лишних свидетелей, а не предотвращать кражи, и это было её ошибкой. Да, система видеонаблюдения засечёт их и запишет изображения, но если только кто-то не заподозрит кражи, никто не станет проверять блок данных.

Они поместили ящик в кузов грузовика, и Арвин тут же принялся сдирать с себя серо-зеленый комбинезон Росомах.

— Всё это задание — мерзость, — буркнул он.

Согласно приказу, он сохранил комбинезон на потом. Дрисс уже закончила с остальными приказами, перепрограммировав цепи запуска на новый стартовый код, предоставленный ханом.

— Я считаю службу на благо клана почётной.

— Воровство — для воров и бандитов.

— Нам пообещали повышение, когда всё это кончится, — заметила она, стягивая комбинезон. — Ведь хану Керриджу можно верить, вопрос-утверждающий?

 

≡ 9 ≡

Равнины Рот

Страна Мечты

Пространство кланов

7 октября 2823 г.

Сара Мак-Эведи поставила «Гильотину» на позицию в тридцати метрах от «Блэк Найта» сахана Робертсона. «Гильотина» была с нею с момента формирования кланов. За время её карьеры, мех расстреливали трижды, и каждый раз она приказывала восстановить боевую машину. До неё он был некогда частью 605-го боевого полка Сил Обороны Звёздной Лиги, и принимал участие в освобождении Терры. Особенный и почтенный мех. «Сегодня он понесет в бой не просто меня, но саму честь Росомах…»

Сара немного помедлила, чтобы восстановить свою уверенность. «Господи, Андрей, как бы мне хотелось, чтобы ты был здесь сегодня» — воззвала она. Они с братом Николая были очень близки, и она знала, что он с радостью встал бы вместе с нею против ильхана. Он бы понял, зачем она все делает, и поддержал её, и сердцем и душой. Её немного утешало то, что целый клан стоит за ней — данный бой велся не просто за арсенал, нет, за всех Росомах.

Последние несколько дней приготовлений не прошли для неё впустую. На тот случай, если она проиграет, были заготовлены распоряжения и планы, чтобы Росомахи могли выжить. Сара заставила каждого из своих наиболее верных офицеров поработать над частью более крупного плана. Каждый из них будет знать только малую часть её замысла, и лишь когда все эти отдельные части соберутся в единое целое, раскроется вся его сложность. «Что бы ни произошло сегодня, я подготовила для моих людей возможность выжить». Решимость переполняла её в кабине «Гильотины». Перемены грядут, и не только для Росомах, но для всех кланов, и ей было немного приятно, что это она станет их инициатором, а не Николай Керенский.

Равнины Рот представляли собой холмистую местность с редкими клочками кустарника и ещё более редкими деревьями. Трава была примерно человеку по пояс, но для боевых мехов это были мелочи. Члены Большого Совета кланов разошлись по холмам в отдалении, образовав своего рода круг равных для того, чтобы следить за происходящими событиями. Все они также были в мехах, и все наблюдали за боем, чтобы не пропустить ни секунды.

«Столь многие из них надеются, что мы сегодня проиграем, что мы провалимся». Бремя разразившегося конфликта нещадно давило на нее. Она хорошенько обсудила предстоящее испытание с Робертсоном, ведь это Робертсон основал Росомах, но предпочёл остаться в роли сахана. Она стала истиной властью клана, а он без колебаний подчинился ей. Увидев его, Сара на секунду вспомнила утраты гражданской войны Пентагона, в мыслях вновь вернулась к Андрею Керенскому.

Разговор с Робертсоном пробудил её от воспоминаний. Они одинаково были готовы ко всему, одинаково готовы были рискнуть, жаждали победы. «Если сегодня в бою я паду, из него выйдет хороший хан, но он возненавидит свой пост, равно как и я сама, за последние месяцы».

Внимание сфокусировалось подобно лучу лазера. «Вместе мы должны будем сокрушить этих Вдоводелов». Сара позволила себе широко улыбнуться под нейрошлемом.

Двое воинов из клана Вдоводелов, представляющие Большой Совет, также выступили на поле. Пара «Кинг Крабов», массивных приплюснутых боевых мехов, каждый весом в сотню тонн. Это тоже были старые мехи, Сара в этом была уверена. Каждый из них превосходил весом те, что пилотировали она с Робертсоном на несколько десятков тонн каждый. Хан Керридж не собирался рисковать, даже если при этом ему придется немного поступиться честью.

— А они большие, — заметил Робертсон на шифрованной частоте.

— У их воинов нет нашего мастерства, — возразила Мак-Эведи.

— И нашего хорошего внешнего вида, — со смешком добавил Робертсон.

Саре было необходимо хоть немного юмора.

— Утвердительно. Кто-то может и подумать, что хан Керридж пытается этим компенсировать какого-то рода мужскую неполноценность, посылая в бой такие штурмовые машины.

— Он отнюдь не глупец, хан Мак-Эведи.

— Утвердительно, не стоит обманываться. Как я и сказала раньше, он не успокоится, пока не прольется чья-либо кровь, возможно моя. Значит, нам нужно быть осторожнее.

Голос ильхана раздался на общей частоте, так, чтобы все его могли слышать.

— Согласно пути наших людей, данное испытание завершит споры и перепалки касательно распределения тайника Брайана, на который претендует клан Росомахи. Как ильхан, я объявлю, когда следует начать бой.

И затем пауза. Мак-Эведи ощутила, как ладони становятся мокрыми от пота. Она внимательно следила за тем, как пара «Кинг Крабов» медленно маневрирует перед ними, в ста метрах поодаль. Внутри нейрошлема, в ушах раздался сигнал. Началось!

Она рванулась вправо, а Робертсон влево, минуя друг друга, одновременно набирая ход. Ракеты посыпались на них, заполняя воздух, подобно рою пчёл-убийц. Робертсон очертя голову понёсся прямо к ним, в то время как половина ракет, нацеленных в Мак-Эведи, промазала, разбившись о её левый бок и руку. «Гильотина» отряхнулась, словно ничего и не произошло.

Правый «Кинг Краб» выстрелил по ней, и, согласно традиции, он стал её целью. Отлично. Она выстрелила большим лазером, подождала несколько секунд, и затем пустила в дело средние. Один из выстрелов промазал, но остальные достигли «Кинг Краба», прожигая его. Черные полосы подпортили бок, но тот даже и не замедлил свою ковыляющую поступь, подбираясь всё ближе.

Сахан Робертсон выпалил по другому «Кинг Крабу», калеча и выжигая броню, но, похоже, без особого эффекта. Штурмовые мехи способны были долго игнорировать повреждения.

Смертоносные автопушки «Кинг Краба», с которым сражалась Мак-Эведи, выстрелили, и поток снарядов врезался в землю рядом и вверх по ноге «Гильотины». Попадания сотрясали боевой мех по мере того, как взрывы срывали броню. Она ответила потоком ракет ближнего действия и резко свернула в сторону, чтобы поставить «Кинг Краб» подальше. «Если эти автопушки ещё пару раз попадут по мне, всё кончится быстро…»

— Дуайт, держись от них подальше, — просигналила она Робертсону. Увидев дымный след, тянущийся от «Блэк Найта» сахана, она поняла, что запоздала с предупреждением на пару секунд.

— Хороший совет, — отозвался Робертсон, голос его был напряжен. — Но лучше б ему поспеть пару минут назад.

«Кинг Краб», с которым сражалась Мак-Эведи, похоже, был только счастлив позволить ей набрать дистанцию. Мехвоин оттянулся к своему соотечественнику, в то время как Сара сделала ещё один кинжальный удар большим лазером. Изумрудный луч врезался в бок «Кинг Краба» Вдоводела, выжигая диагональный шрам на паучьей эмблеме на боку.

И неожиданно она с ужасом увидела, как этот «Кинг Краб» ринулся на сахана Робертсона. В какое-то мгновение она осознала, что они делают, и это ошеломило её до глубины души. Стреляя по Робертсону, они изменили правила боя. Теперь это был открытый бой, где каждый мех дерётся за себя, и в то же время сахана Робертсона втянули в бой, надеяться выиграть который он просто не мог.

«Блэк Найт» Росомах попал под перекрестный огонь из двух автопушек «Дитгивер», снаряды рвали бронированную шкуру, калеча её зияющими дырами. Брызги металла устремились вниз, по левой руке, пожирая броню с каждым взрывом. Куски металла дождем осыпали землю, раскидывая дерн при падении.

Разворачиваясь, и набирая скорость, Мак-Эведи незамедлительно осознала всё. Жар захлестнул её, когда она попыталась с разворота достать цель.

— Дуайт, — закричала она, — ты обязан оторваться, держи дистанцию!

Хан Керридж не просто задумал выиграть бой, нет, он решил убить ханов Росомах. На бегу она выстрелила четверкой средних лазеров, один промазал, но остальные попали одному из «Кинг Крабов» прямиком в спину.

Сахан росомах выстрелил из ППЧ и больших лазеров по первому из Вдоводелов, с которым сражался, обрушившись на массивный штурмовой мех ослепительной вспышкой. Крепкий «Кинг Краб» попал прямо под залп, подавшись назад под ударом. Робертсон делал всё возможное, несмотря на ситуацию, и Мак-Эведи могла лишь надеяться, что сможет подойти вовремя.

Оба «Краба» выстрелили вновь, в этот раз большими лазерами. Казалось, что «Блэк Найт» только что вынырнул из облака дыма, торс его был чёрен и искорёжен. Мак-Эведи вновь выстрелила в спину «Кинг Краба», в этот раз ракетами ближнего действия, попавшими меху по ногам у коленей. На какое-то мгновение она уже начала надеяться, что завалила машину вдоводелов. Мех зашатался, но затем, в последний момент, смог устоять на ногах, словно алкоголик, борющийся с силой тяжести.

«Блэк Найт» Робертсона бился за свою жизнь, пытаясь сменить позицию, остаться в бою, купить себе ещё немного времени и дистанции. Каждый его шаг словно сопровождался мучительной болью, как у искалеченного животного. «Кинг Крабы» были медленней, но они не отставали от своей добычи, двигаясь так, чтобы его окружить. Оба выстрелили вновь, и в этот раз струи металла из автопушек окутали «Блэк Найт» смерчем черного, маслянистого дыма.

Мак-Эведи взвыла, выровняла большой лазер, сменила цель и выстрелила. Разряд прошёл глубоко в заднюю броню, воин внутри был захвачен врасплох внезапным нападением и чуть повернулся, так, чтобы удерживать Сару в поле зрения, одновременно не выпуская из прицела Робертсона.

Сахан должен был попробовать набрать дистанцию, но не стал делать этого. Его боевой мех вышел из дыма жалким остатком былой гордой машины. ППЧ правой руки выстрелила, вновь вгрызаясь в первый «Кинг Краб» рукотворной молнией. Левой руки просто не было, лишь жуткий обрубок болтающихся миомеров и искорёженного металла чуть ниже локтя. Дуайт встал чуть ли не на дистанции пистолетного выстрела, наклонился и подобрал отстреленную руку. Ныне она представляла собой не более чем дубину из обожжённого металла, почти неузнаваемую. Высоко воздев её, он ринулся к «Кинг Крабу».

Мехи столкнулись, и он принялся молотить «Краб» своей бывшей рукой по огромной плоской поверхности меха, с каждым ударом проламывая в броне огромные дыры. Мак-Эведи остолбенела, пусть даже и на секунду, а второй «Кинг Краб» Вдоводелов повернулся, и выстрелил по мехам, сцепившимся в смертельном объятии. Затем снова выпалил из своих автопушек, даже и не заботясь о том, чтобы различать цели. Вновь раздались взрывы, и исковерканные куски брони полетели во все стороны.

Вторичный дисплей Сары рассказывал ей всю правду. «Блэк Найт» Робертсона упал. Он остался один. Он должен был умереть. Остановившись, она переключила всё свое оружие на одну кнопку ручки управления, и набросила перекрестье прицела на «Кинг Краб», с которым сражалась.

Она выстрелила всем, что у неё было, одним залпом.

Кабина моментально превратилась в духовку, когда «Гильотина» напряглась от совершённого залпа. «Кинг Краб» поймал его весь в левый бок. Мех накренился, задёргался, и закружился под ударом. Её собственная машина была настолько нагрета, что ей приходилось силой заставлять его двигаться. Перегретый металл стонал и скрипел, внутренний каркас гнулся. Сара страстно желала увидеть, как «Кинг Краб» падает, оставляя ей для боя единственного противника.

Вот только этого не произошло.

Как только серо-черный дым разошелся, она увидела, как из него выступают обе боевые машины Вдоводелов, серьёзно повреждённые, но способные сражаться. Показалось, что кто-то с размаху пнул её в живот, и, заставив боевой мех пятиться, она принялась набирать дистанцию между ними.

Противники выстрелили по очереди, каждый из своего оружия. Она дернулась вправо, влево, увеличивая скорость по мере того, как мех избавлялся от избыточного тепла. Каждое попадание вспыхивало жёлтым и красным на схеме повреждений, каждое попадание уменьшало её способность продолжать бой. «Я должна. Хотя бы для того, чтобы доказать Керриджу, что от нас нельзя отмахнуться».

Сара выстрелила по «Кинг Крабу», с которым она уже дралась, и который уже и без того был тяжело поврежден, в этот раз только одним большим лазером. Луч попал рядом с коленом меха, и, должно быть, повредил сочленение. Заклинившись на полушаге, колено отказалось подчиняться, и «Кинг Краб» повалился вперед.

Мак-Эведи хотелось орать, хотелось выть, обозначая победу. Залп снарядов автопушек попал ей точно в грудь, прорывая броню. В ушах завыли предупреждения от ядерного реактора меха, пока она разворачивалась, пытаясь свести повреждения к минимуму. Запах дыма повис в кабине вместе с запахом озона, оставляя во рту медный привкус. Маленькая, по сравнению с врагами, «Гильотина» пытаясь превозмочь повреждения, но просто не могла. Мех упал, и упал неудачно. Удар швырнул её жилистое тело на ремни, и она услыхала треск костей, ушами, костями, ребрами. Она пыталась двинуться, перекатить мех на бок, но тот противился ей. «Гильотина» умирала.

Ещё одно завывание автопушек — «Кинг Краб» продолжал стрелять по ней. Стекло кабины моментально почернело и лопнуло. Как шрапнель из взорвавшегося снаряда, маленькие кусочки стекла полетели в неё, она чувствовала, как её голые руки и ноги, покрытые потом, наполняются жжением открытых ран. Волна непереносимого жара пришла следом, жаля легкие. Во рту стоял привкус крови… должно быть пробиты легкие. Что-то ползло по ногам, тёплое. «Пробит хладожилет?» Правая нога горела жаром и болью. Сара попыталась пошевелить ею, но боль прострелила её от бедра до пятки.

«Я должна подать сигнал, что всё кончено». Она воспротивилась этому желанию. «Керридж хочет видеть мой труп, и может, если я умру, он прекратит попытки уничтожить мой клан?» Она сидела в кабине и ждала смерти. Жар и боль впивались в неё, но Сара отказывалась сдаваться.

Почерневший и искалеченный «Кинг Краб» придвинулся к павшей «Гильотине» и поднял ногу над кабиной, но тут голос Николая Керенского раздался на общей частоте.

— Достаточно. Данное испытание окончено. Я так решил.

— Ильхан, — донесся голос хана Керриджа. — Хан Росомах не давала сигнала, что готова прекратить бой и всё ещё жива.

— Утихомирься. Мы все уже были свидетелями смерти одного хана сегодня — два это уже лишнее. Я объявляю данное испытание законченным, если только, хан Керридж, ты не желаешь оспорить мою власть, воот?

Намек на павший «Блэк Найт» не был никем упущен. Последний выстрел по рухнувшему меху пришёлся в кабину, прошёл через бронестекло и выпотрошил её внутренности. Надежды на то, что сахан Робертсон мог выжить не было никакой, и в то время как было сомнительно, что хан Мак-Эведи знала о его судьбе, зрители из круга равных видели всё.

Помолчав Керридж вежливо ответил:

— Конечно же нет, ильхан.

На поле «Кинг Краб», отодвинувшись, медленно опустил ногу на землю.

* * *

Джойс Меррел, хан Снежных Воронов, стояла у постели, и была первой, кого Сара увидела после боя. Она приготовилась уже к смерти, но та, похоже, так и не пришла… нет, если теперь хан Меррел стояла над нею. Лицо постарело, пошло морщинками, но она по-прежнему была ошеломляюще красива, облик, что Сара с годами выучилась уважать.

— Выглядишь ты ужасно, — сообщила Джойс с улыбкой.

— Чувствую себя ещё хуже, — выдавила она сквозь пересохшее горло. — Как Дуайт?

Ей, почти не хотелось слышать ответа.

Слабая улыбка Меррил исчезла совсем.

— Я боялась, что ты не знаешь. Он мёртв.

Какое-то время она молчала.

— Он умер, как подобает воину.

— Он это сделал, — отозвалась она.

Шевельнувшись, Мак-Эведи издала болезненный стон.

— Насколько всё со мной плохо?

— Сломанное колено. Порезы и ожоги. Четыре сломанных ребра, спавшееся легкое. Напоминает тот эпизод на Аркадии, со Стальными Гадюками и Вдоводелами Джейсона, ближе к концу войны. Хотя ещё ты потеряла уйму волос, похоже от попадания лазера в кабину.

Она не могла улыбаться, не со смертью Дуайта Робертсона, столь свежей в памяти.

— Волосы не важны, всё равно они седели.

Меррел наклонилась ближе, так чтобы никто не мог их услышать.

— Теперь, когда с этим испытанием покончено, мы сможем оставить все эти грязные дела в прошлом.

Мак-Эведи ненадолго закрыла глаза, и затем свирепо посмотрела на равную.

— Вряд ли, старая подруга. Всё не будет так просто.

Джойс была близкой её подругой, почти сестрой, не было смысла скрывать от неё правду.

Снежный Ворон покачала головой.

— Ты всегда была слишком упряма, но даже ты должна была уже осознать, что Большой Совет настроен против тебя. Сара, лучше им подыграть, дай всем шанс передохнуть, шанс все обдумать. Изменения даются нам тяжело, и, как ты сама знаешь, ильхан единственный, кто имеет право на изменения.

Дуайт был мертв. Из её клана с самого начала делали козла отпущения. Единственные, кто получит из этого всего выгоду — те, кто слабее Росомах. «Я удивлена, что они не убили и меня».

— Ты же меня знаешь, я не могу просто так вот дать сойти им этому с рук. Джейсон не успокоится, пока мой клан не будет поглощен или раздавлен. Есть и другие, что боятся того, чем мы становимся. Наша сила заставляет их бояться.

— Ты заводишь себе смертельных врагов, — предупредила хан Воронов, — Хотя у тебя есть и поддержка со стороны некоторых кланов, молчаливая поддержка, во всяком случае. Многие из нас понимают необходимость перемен.

Попытавшись шевельнуться, Сара почувствовала, как её захлёстывает боль. «Я становлюсь слишком стара для всего этого».

— Джойс, моя работа — вести моих людей. Это обязанность хана и я не могу избегнуть этого так же, как и не могла избегнуть этого испытания. Даже если ценой тому станет моя жизнь.

— И что ты собираешься делать, Сара? Что ты задумала?

Она помедлила. «Хороший вопрос. Посмею ли я сделать то, к чему готовлюсь, чтобы сохранить независимость моих людей?» Жизнь одним из двадцати кланов явно не удалась. У её людей отняли свободу, которой они желали, а совершенствование технологий лишь породило зависть среди равных им. Возможно, весь секрет в том, что необязательно менять все кланы сразу? Да, у Мак-Эведи был план, но сейчас, смотря на другого хана, она осознала, что ещё не готова делиться тончайшими деталями его, нет, ещё нет.

— Я ещё не полностью уверена, но знаю, что раз уж мы не можем быть частью кланов, то может нас стоит стать самими по себе? Стать независимыми?

— Отделение? Ты же это не серьезно, воот?

— Утвердительно, — выпалила она, морщась в своих попытках лечь удобнее. От всех этих усилий её пробил холодный пот. — Если Николай и остальные не считают уместным позволить нам вести их в будущее, то возможно там стоит стать самими собой, независимыми.

— Ильхан никогда подобного не позволит.

— В наших законах нет ничего на это счёт, ничего, что запрещает отделение. Николай шпионил за мной своим этим Дозором, как и Керридж. Слишком долго из нас делали дураков, возможно, настала пора перехватить инициативу.

Джойс помедлила.

— Признаюсь, создание Дозора обеспокоило и меня. Есть и другие кланы, думающие так же, хотя они и не настолько громогласны, как ты. Возможно, ты будешь не одна.

— Твои Снежные Вороны?

Она не сказала ни «да» ни «нет», просто пожала плечами.

— Мне нравится думать, что мы проголосовали бы за независимость, но я должна быть осторожна, где, когда и как что признавать. Мы тоже раздражены некоторыми распоряжениями ильхана, и я знаю, что Скорпионы следят за твоими действиями с немалым интересом. Ледяные Хеллионы тоже думают схоже.

Некоторое время Мак-Эведи молчала, погрузившись в мысли. Может ли она отныне действительно доверять Джойс Меррел? Для такой задачи потребуется масса планирования и подготовки. Она знала Николая Керенского, и знала, как тот отреагирует. Поглощение, вот самое большое наказание, что может ждать её клан. Это может дать ей преимущество. «Поглощение попросту распространит наш образ мышления на все другие кланы. Это может купить нам немного времени — а нам оно не помешает».

— Я не хочу гражданской войны среди кланов. Я хочу лишь того, что мои люди заслуживают.

— И каков будет твой следующий ход, Сара?

Она выдавила из себя улыбку:

— Следующий — я обсужу всё это со своими людьми, а затем с Большим Советом.

* * *

Звёздный полковник Франклин Халлис стоял в больничной палате рядом с постелью хана. Никогда ещё Мак-Эведи не выглядела настолько слабой, настолько израненной. Франклин уже узнал о подробностях испытания от других зрителей. Он слышал уже о смерти сахана Робертсона и был глубоко этим опечален, как и другие воины Росомах. Робертсон прошел через все звания, методично, одно за другим, он был образцом воина. Для него смерть от рук проклятых Вдоводелов непереносима.

Открыв глаза, и увидав Франклина, Мак-Эведи слабо ему кивнула.

— Вы получили моё послание.

— Прибыл по вызову.

— Я полагаю, вы уже слышали о сахане Робертсоне, воут?

— Утвердительно, — сказал он, подступая ближе к постели

— Вдоводелы собирались убить нас обоих, я в этом уверена. Мне просто повезло, что я спаслась, уверена в этом.

— Мы заставим их заплатить, — мрачно и тихо произнёс Франклин.

— Заставим, — согласилась Мак-Эведи, приподымаясь, чтобы сесть. — Франклин, ты станешь новым саханом Росомах

— Мы проведём испытания за этот пост, согласно нашим обычаям, — отозвался Франклин. Он уже думал об этом, когда услыхал о смерти Робертсона. Он попробует, но были и другие. Звездный полковник Герман Бостик весьма амбициозен, и наверняка захочет пост. Джекс Бенедикт из 444-го считает, что тоже заслуживает этого звания. Всё будет не так-то просто, они станут отличным вызовом.

— Необязательно, — отозвалась Мак-Эведи, взяв стакан с водой со столика. — Я связалась с возможными кандидатами и попросила их поддержать мой выбор. Вы бесспорный кандидат на это пост, Франклин, если согласитесь, и, если честно, мне хотелось бы, чтобы вы сказали «да».

Он выпрямился, чуть ли не по стойке смирно. Это было беспрецедентно и нетрадиционно — и вполне в духе Сары Мак-Эведи.

— Я приму на себя эту ответственность, хан Мак-Эведи.

— Хорошо, — улыбнулась она, в первый раз за долгое время с ним работы. — Нам потребуется упрочить планы на будущее нашего клана.

— Мэм?

— Я бы сказала, что волки у наших ворот, но они притащат собой гадюк, медведей, и всех других животных, что есть под солнцем. Николай отвернулся от Росомах, Франклин. Сам наш образ жизни стоит на кону, от, на кону наши жизни. Мы обязаны составить планы касательно того, что произойдет, если кланы придут за нами — как мы можем и должны ответить.

— Вы думаете, что дело дойдет и до такого?

Мак-Эведи кивнула.

— Тогда что вы предлагаете нам делать?

— Я обдумываю призыв к отделению от кланов. Они нападут всем, что у них есть, и нам нужно быть готовыми, и не только воинам, но и низшим кастам тоже. Но до этого нам потребуется многое сделать. Надеюсь, до этого не дойдет, но если придется, я хочу, чтобы мы были готовы.

— Да, мэм.

— Франклин, вам нужно будет встретиться с лидерами каст. С их стороны тоже должна быть проделана большая работа, нам потребуется сосредоточить всех наших людей в нескольких местах. Это станет сплошным логистическим кошмаром, но поможет нам их всех перевезти.

— Перевезти?

Мак-Эведи улыбнулась.

— Да, Франклин, перевезти. Одно из мест, куда вам следует направиться, это законсервированный флот Исхода. Я желаю, чтобы вы набрали экипажи для прыжковых и стыковочных кораблей, и подготовили несколько флагманов. Всё должно быть проделано в тайне.

Франклин, цепенея от понимания, кивнул. Законсервированный флот хранился в большом количестве разных систем, далеко от прыжковых точек. Обычно они прикрывались автоматическими дронами. Имелись там и огромные транспорты, и некоторые боевые корабли, демилитаризованные после того, как СОЗЛ прибыли в миры Пентагона. После гражданской войны их все снова законсервировали, и они были недоступны для любого из кланов без прямого приказа от Большого Совета.

— Вы собираетесь нас всех куда-то отправить?

— Утвердительно, друг мой. Надеюсь, мы сумеем сделать это мирно. Хотя, думаю, у ильхана будут другие мысли. Я знаю, что остальные ханы будут ещё менее довольны относительно того, что мы повернемся к кланам спиной, особенно Волки и Вдоводелы. Нам нужно будет хорошо подготовиться и лишь затем действовать, и действовать быстро. Позволь мне разъяснить все детали мною запланированного…

Достав ноутпьютер, она открыла несколько файлов, которые явно подготовила заранее и Франклин Халлис, новый сахан Росомах, с изумлением следил за планами, описываемыми Мак-Эведи.

Он внимательно изучал файлы, впитывая мельчайшие детали.

— Хан Мак-Эведи… это ошеломляюще… такой уровень проработки… такая точность…

— Я ещё обеспечу вас полной копией всех сопутствующих деталей, то, на что вы смотрите, это просто сводка. В нужный момент мы перехватим инициативу, удержим и будем за неё цепляться. Согласованность это всё, согласованность и неожиданность.

Глаза его выпучились.

— Ильхан такого никогда не потерпит.

Она кивнула.

— Не потерпит. Потому нам и нужно будет перехватить инициативу.

Франклин заулыбался:

— А это может сработать…

 

Книга III: Приказ «Возврат»

 

≡ 10 ≡

Зал Собраний Большого Совета

Страна Мечты

Пространство кланов

8 октября 2823 г.

Хан Сара Мак-Эведи вошла в Зал Собраний Большого Совета, и обычные приглушённые беседы смолкли. Пока она шла, хромая и опираясь на трость, все собравшиеся за массивным круглым столом ханы двадцати кланов внимательно изучали её. Каждый шаг требовал усилий. Её испытание отказа против Большого Совета об его решении о начале испытаний за владение тайным арсеналом Брайана на территории Росомах на Цирцее было спорным. Открытое неповиновение слову ильхана, Николая Керенского, было неслыханным делом. Пока Мак-Эведи шла через зал к своему месту, она чувствовала взгляды равных, упёршиеся ей в лицо. Она медленно села, испытывая боль.

Со стола перед Сарой на неё смотрела безмолвная и непокорная эмблема клана Росомах. Она сияла в белом свете огромной комнаты. Тишина была болезненней, чем сломанные рёбра или повреждённое колено. Мак-Эведи не обращала внимания на взгляды других ханов на её забинтованное и разбитое тело. Она была разгневана поступками этих людей, особенно хана Вдоводелов Джейсона Керриджа. Как и давший название клану паук, хан Керридж плёл паутину лжи и хитрости, видимо, с одобрения ильхана. Это выводило Сару из себя, но не по причинам, которые её враги могли бы понять. «Меня больше задевает то, что они думают, что я глупа; что не знаю, что они творят». Мак-Эведи ненадолго задумалась. «Как история осудит мои поступки в грядущие дни? Я буду выглядеть как патриот или как раковая опухоль кланов?» Она знала, что равные считают, что она не настолько отважная, как ей хотелось бы быть. «Я спасу своих людей, неважно какой ценой» — твёрдо решила она. Сара посмотрела на Николая Керенского и отвела взгляд. «Он старается заставить их подчиниться, запугав. Из нас хотят сделать пример тёмной стороны, пример того, во что они превратятся, если не будут подыгрывать ему».

К чёрту историю!

Были вещи поважнее истории. Николая Керенского почитали люди начатого его отцом Исхода. Он принёс порядок на планеты Пентагона после двух десятилетий жестокой гражданской войны и создал новое общество по собственному представлению, представлению, которое, казалось, развивается и меняется. «Некоторые уже думают о нём, как о божестве. Но не я. Я знаю, что он человек. Я видела, как он истекает кровью». Но было ещё что-то. Николай был известен как человек с диким нравом. Он швырялся вещами, орал, бранил своих ханов, а, мгновение спустя, мог стать ласковым отцом. Большинство ханов делали вид, что ничего не замечают во время подобных вспышек. Другие списывали это на его ритуалы голодания и познания внутреннего «я», которые он начал проводить, когда у него возникла концепция кланов. «Николай хочет, чтобы в будущем его помнили, как божество. Порой, он меньше человек, чем я, потому что поддерживает такое мнение о себе». Ильхан находился на месте Волков зала Великого Совета, и пристально наблюдал за каждым движением Мак-Эведи, которая, очевидно, испытывала боль, осторожно садясь в кресло.

— Хан Мак-Эведи, нас радует ваше присутствие. Я вижу, вы испытываете неудобства. Может, было бы лучше отменить это собрание, пока вы не будете в лучшей форме, чтобы выполнять свои обязанности? — спросил Николай.

— Ильхан, — заметила она вскользь. — Кто бы вам ни сказал, что я не в форме, чтобы исполнять свои обязанности, он не прав. Я — Росомаха.

Она отказывалась признать свою слабость, хотя многие из равных наслаждались её состоянием. Сара должна была быть тут сегодня. Это было первое собрание Совета после испытания отказа. Традиции говорили, что если бы она не участвовала, то Большой Совет не может быть собран. Но встреча не будет отложена из-за неё. «Не тогда, когда столь многое на кону».

Николай ответил на её замечание широкой улыбкой:

— Я просто заботился о здоровье ценного друга и союзника.

— В таком случае, я признательна вам.

— Кажется, все ханы тут. Тогда давайте начнём заседание, чтобы обсудить важные для нас всех дела.

Николай вытянул руки, и ханы заняли свои места вокруг огромного круглого стола. Мак-Эведи смотрела на каждого. Кто-то отводил глаза и, кажется, игнорировал её. Другие считали, что должны пересечься с ней вызывающим взглядом, словно подзадоривая Сару, чтобы та что-то сказала или сделала. Напряжение в воздухе было осязаемо. «Когда-то мы были как семья… а теперь тут только ненависть».

— Ильхан, теперь, когда тут есть представитель Росомах, — ехидно произнёс хан Керридж, — Может, настал хороший момент подвести итоги испытания отказа.

Замечание было уместным. Сахан Робертсон был мёртв, а Мак-Эведи госпитализирована, и Николай лишь формально не объявил победителя. То, что сказал Керридж, не было неправильным, но на самом деле он лишь наслаждался тем, что это задевает Мак-Эведи.

Николай смотрел на неё, она чувствовала это. Наверное, он пытался увидеть реакцию.

— Очень хорошо. Как ильхан и свидетель испытания отказа я объявляю, что решение Большого Совета было утверждено. Арсенал Брайана на Цирцее будет распределён серией боевых испытаний, чтобы убедиться…

«Вот так просто разбиваются вдребезги все законы и традиции».

— Ильхан, я всё ещё протестую по поводу такого исхода. Большой Совет преднамеренно вмешался во внутренние дела моих Росомах. Этот арсенал находился на нашей территории, законно приобретённой и удерживаемой нами годами. Большой Совет, внезапно просто решивший, что его необходимо отобрать, создаёт опасный прецедент, который касается всех нас.

— Не такой опасный, как ваши Росомахи, завладевшие лишними боевыми мехами и тактическим ядерным оружием, — вмешался хан клана Барроков.

— Мои Росомахи сделали что-то клану Баррока, кроме как победили вас в честной битве, что оправдывает это ваше вмешательство в разговор? Что если Большой Совет решит, что владения на Эдеме не по праву ваши? Что вы тогда будете чувствовать? Возможно, на моём месте вы будете чувствовать себя иначе, воут?

Хан клана Баррока прервал её, взмахнув руками:

— Я сделаю запрос в Большой Совет, как сделали вы. Я вызову их соответственным образом. Если я проиграю, я признаю это. В этом, Сара, мы, несомненно, отличаемся. Вы проиграли ваше испытание против Совета. Следуя нашим законам, вопрос решён.

— В обычной ситуации я бы согласилась с вами, — сказала Мак-Эведи, окидывая пристальным взглядом огромный стол. — Недавние события показали, что перевес был не в пользу моего клана. Другие кланы шпионили за Росомахами, заставляя нас делать то же самое. Это началось как одиночные попытки действий против моих людей, но недавно я раскрыла присутствие новой угрозы, чего-то, называемого «Дозор», которое включает в себя множество ваших людей, проникнувших в мой клан и занимающихся шпионажем. С такими попытками, нет ничего удивительного, что честное испытание невозможно.

Она закончила свой осмотр помещения, остановив взгляд на Николае Керенском. Покров тишины окутал большой стол, когда все глаза повернулись к ильхану.

— Дозор никак не влиял на вашу способность защитить свою точку зрения в боевом испытании, — парировал он. — Это организация, отчитывающаяся передо мной. Она преследует мои и только мои цели, и они не обсуждаются на этом совете.

— Меня не просили содействовать этому Дозору, ильхан. Я могла только предположить, что они были задействованы против моих Росомах. В силу этого, и в силу их довольно тёмной и нечестной природы, невозможно сказать, помешали ли они испытанию.

Николай не привык, чтоб его ханы возражали ему, по крайней мере, не так прямо. Он также не привык быть застигнутым врасплох и раскрытым.

— Как посмели вы выдвинуть такие обвинения? — гневно спросил он, его голос, казалось, сотрясал всё тело Сары.

— Я член этого Совета, — ответила она.

— Вы забываете своё место, — подал голос Франклин Озис, хан Дымчатых Ягуаров. — Сара, вы всего лишь хан. Мы все подчиняемся ильхану. Если он желает создать механизм наблюдения, так тому и быть. Он может использовать в нём людей из любых кланов, которых пожелает.

— Вам легко говорить, Франклин, — надавила Мак-Эведи. — Я замечу, что вы ничем не рискуете тут. Целостность вашего клана и его материальных владений не стоит под вопросом. Я знаю вас много лет. Я не сомневаюсь, что вы бы спорили гораздо горячее, чем я сейчас, окажись Ягуары под угрозой оказаться лишёнными ресурсов.

— Тут мы говорим не про Дымчатых Ягуаров, — ответил хан Керридж. — Мы говорим о законе. Вы, кажется, отвернулись от него. Вы проиграли испытание моим Вдоводелам, защищавшим решение ильхана и Большого Совета. Вы игнорируете десятилетия традиций и порядков, державших наших людей в мире и процветании. Кто вы такая, чтобы делать это?

— Я хан клана Росомах, — твёрдо сказала Мак-Эведи. Просто произнеся эти слова, на короткий миг она забыла о ранах и боли. — Это не я забыла свои обязанности и ответственность, Джейсон.

Она сдержалась и прекратила обвинительные речи. В этом споре их было произнесено уже немало. Её претензий к ильхану, принимая во внимание обнаружение Дозора, было более чем достаточно, чтобы добавить напряжённости в атмосферу.

— Я напоминаю вам, хан Мак-Эведи, что вы просто хан. Мои слова тут закон, — гневно заявил Николай Керенский. — Вы не имеете веса, чтобы спрашивать меня о моих решениях и поступках. Вы можете править одним из двадцати кланов, но я правлю всеми нами.

— Этот спор бессмысленный, — добавил хан клана Койота. — По нашим законам этот вопрос закрыт. Заново оспаривать его — это излишняя суматоха, ненависть и нарушение равновесия кланов как единого целого. Мы должны перейти к вопросу о спорах за содержимое арсенала Брайана.

— Кажется, — скромно добавил хан Керридж, — из нас спорит только один.

Сара посмотрела на своего бывшего друга и союзника. «Стоит ли это всё упорства? — она чувствовала себя так, словно смертный приговор уже был подписан Николаем и Великим Советом. — Теперь это лишь дело времени, когда они придут к моим Росомахам; по одному или все сразу. Если бы у меня было больше времени, я бы смогла позаботиться о том, что бы ни случилось, это затронуло как можно меньше людей». Время. Это была роскошь, которой у неё давно не осталось.

Она строила планы, которые могли спасти её людей. В помещении были потенциальные союзники. Но одно было ясно, переговоры не могут продолжаться сегодня. Сара противостояла соперникам, которые сейчас смотрели на неё, по одному или со своими союзниками. Они боялись её Росомах, и завидовали тому, что она сделала с ними. Ирония ситуации не ускользнула от неё. Делая, что должна, для своих людей, она обратила остальные кланы против них.

Сара аккуратно отодвинула свой стул от стола. Долгие мгновения она смотрела на вырезанную перед ней фигуру тотема своего клана. Ушло чувство гордости, которое она испытала, когда впервые села за этот стол. Ушёл дух товарищества кланов. Её дружба с ильханом серьёзно пошатнулась, если не уничтожена. Всё, что оставалось, это делать то, что возможно, чтобы воплотить планы по спасению Росомах. Для этого ей понадобится время.

— Я покину вас, — твёрдо сказала Мак-Эведи. Когда она поднялась, её грудь обожгло пальцами боли. Колено Мак-Эведи словно горело в огне. Но это не могло сравниться с болью в душе.

— Вы не можете просто покинуть собрание Большого Совета, — заметил хан Озис. — Наше дело ещё не завершено.

Её друг, хан Снежных Воронов Джойс Меррел подала голос:

— Даже несмотря на то, что испытание Росомах против Совета закончилось поражением, это не означает, что вы не можете участвовать в заявках на оспариваемые части арсенала Брайана, Сара.

Её голос остановил Мак-Эведи. Они знали друг друга долгое время. Она старалась помочь ей, пытаясь заставить встать на тропу, которая поможет ей сохранить лицо перед другими.

«Отрицательно. Я не буду ползать и собирать объедки со стола, как собака. Я должна уйти, даже если это не больше чем жест» — решила она окончательно.

— Мне кажется, что решения, касающиеся будущего моего клана, больше не зависят от меня. Учитывая это и мои раны, лучше, если я уйду сейчас. Кроме того, — она коротко посмотрела на хана Вдоводелов, — в этом помещении пахнет чем-то неприятным.

С помощью своей трости она поднялась из-за стола.

— Хан Мак-Эведи, — сказал Николай более спокойным голосом. — Я прошу вас подумать ещё раз. Хан Меррел права.

Она повернулась к человеку, которому некогда доверяла настолько, что могла доверить свою жизнь.

— Ильхан. У меня нет больше желания заниматься этим.

— Не заканчивайте всё так, Сара, — настаивал Николай.

— Я уверяю вас, ильхан, — сказала она твёрдо, злобно прищурившись, — всё далеко от завершения. Фактически, я могу спокойно сказать, что это только начало.

 

≡ 11 ≡

Боевой корабль класса Техас «Бисмарк»

Норфолкское кладбище кораблей

Станция флота Исхода 5

Звёздная система Страны Мечты

Пространство кланов

8 октября 2823 г.

Воздух на «Бисмарке» всё ещё казался странным для звёздного полковника Франклина Халлиса. В нём витали едва уловимые запахи пота, возможно, плесени и пыли. Это был запах древности, течения времени. Законсервированный флот Исхода хранился в десяти разных местах, Норфолкское кладбище размещалось на окраине системы Страны Мечты. Тут находились корабли, всегда готовые к действию по приказу ильхана. Хотя ни один не был готов к прыжку сразу, команды технического обслуживания регулярно посещали их и делали всё необходимое, чтобы корабли всё ещё считались «боеспособными».

Всегда считалось, что у кланов есть военные корабли или аэрокосмические истребители, которые патрулировали кладбища кораблей. Франклин готов был поспорить, что это миф, и оказался прав. Зачем патрулировать или защищать флот, который так далёк от любой возможной угрозы? Он понимал, что к тому, чтобы забыть эти корабли, людей привело расточение ресурсов. Тут были автоматические устройства защиты, спутники, следящие за флотом, но они легко обходились с помощью программ, написанных кастой учёных. Технология никогда не победит мастерство.

Этот флот стоял у истоков кланов. Они начинали как Силы Обороны Звёздной Лиги под командованием отца Николая Керенского, Александра. Почти два года они путешествовали из известного космоса в безбрежную, неисследованную периферию, чтобы прибыть на миры Пентагона. Франклин тогда был только мальчишкой, следующим за своей семьёй из СОЗЛ. Корабли законсервированного флота были далёкими воспоминаниями. Для него это была словно глава из библии, из легенды. Эти корабли были домами для семей, которые сейчас сформировали кланы под руководством сына Александра, хотя сейчас люди значительно отличались от первых поселенцев, прибывших с Исходом.

Франклин прибыл сюда с небольшой командой экспертов по кораблям. Их миссией было подготовить несколько по приказу хана Мак-Эведи. Работа продвигалась даже легче, чем предполагалось. Состояние кораблей не было запущенным. За ними хорошо следили, и их можно было приготовить к действию за довольно короткий промежуток времени. Франклин выбрал три транспорта и два из самых больших боевых. Этого должно было быть достаточно. Ещё одна команда занималась таким же заданием на кладбище Сан-Диего. Франклин надеялся, что вместе с кораблями, уже имеющимися в значительно уменьшившемся флоте Росомах, этих хватит для нужд хана Мак-Эведи.

Какими бы эти нужды ни были.

Халлис видел намётки её планов, и обдумывал свою роль в них. Даже по тому, что он видел, он понимал, что объёмы замышляемого ею были просто громадными. Когда его отправили сюда, Франклин полагал, что хан Мак-Эведи запланировала какое-то перемещение Росомах. Сара была одним из основателей клана Росомах, и была как мать не только Франклину, но и почти каждому в клане. Она не была высокомерным и стоящим особняком воином. Мак-Эведи была человеком народа. Снова и снова она принимала меры по защите своих людей, и подняла Росомах на вершину кланов. Её имя произносили с таким же почтением, как и имя Николая Керенского. Из того, что знал Франклин, это могло быть причиной опасности.

Он проплыл по мостику и выглянул в армированное стекло иллюминатора на флот, парящий в космосе вокруг. Где-то там, на тяжёлом прыжковом транспорте «Роухайд», команда готовила судно к прыжку из системы, так же, как он готовил «Бисмарк». То же происходило на других судах, прыжковых кораблях, стоявших в бездействии на протяжении поколения. «Я слышал, как другие касты говорят о призраках. Интересно, сколько из них тут наблюдает за нами?»

Один из старших техников подплыл к нему.

— Сахан, для вас входящее сообщение из Страны Мечты, первого порядка срочности, — он передал Франклину портативное устройство связи. Системы связи корабля были не активны, из опасений, что они автоматически пошлют предупреждающий сигнал другим кланам, что кто-то находится на борту. Франклин замешкался. «Я никак не привыкну к этому титулу… Сахан».

— Это Двойка, — сказал он в устройство.

— Двойка, это Истинная Росомаха, — раздался знакомый голос.

— Рад слышать вас, мэм.

— Всё идёт хорошо, воут?

— Утвердительно. Всё по плану, мой хан.

— Хотела бы я сказать то же про свои дела, — ответила Мак-Эведи. — Я передаю вам защищённый файл. Только для вас лично. Как поняли?

Раздался тихий «бип», когда файл оказался загружен в устройство по защищённому протоколу.

— Вас понял, мэм. Файл у меня. Только для меня лично.

Франклин посмотрел на заголовок. Операция «Возврат». Он не мог объяснить, почему одно название заставило зазвучать тревожные звоночки. Прошло довольно мало времени с тех пор, как кланы начинали последнюю кампанию. Они пока ещё прибирались после последних войн Пентагона. Хотя с другой стороны, это касалось не всех кланов, только Росомах.

Взглянув на данные, он понял, что его подозрения оправдались. Хан Мак-Эведи делала, что должна, чтобы сохранить Росомах и их уклад жизни. Она серьёзно рисковала. Это был смелый план. Вспоминая то, что он слышал от неё ранее, Халлис теперь понимал истинный размах задуманного. «Моя вера в неё не напрасна — один объём этого выдаёт гения» — снова восхитился он.

— Франклин, теперь, когда у вас есть материалы, мне нужно, чтобы вы присоединились ко мне. Я пытаюсь выиграть нам немного времени. Просмотрите этот файл. Там содержатся детали операции, которую я уже поручила вам. Вы нужны мне на Стране Мечты, и нас ждёт прыжковый корабль на Цирцею. Как вы увидите в планах, я позаботилась о том, чтобы у нас было достаточно кораблей, готовых к прыжку в нескольких районах.

Франклин ещё немного полистал файл.

— О, Лига… — произнёс он шёпотом. Файл не был сводкой, это были детальный порядок действий и организация работ тыла предстоящей операции. Он видел план в общих чертах, но это… Тут были детали, расписания и не менее впечатляющий контрольный перечень. «Мы готовы начать?» Он ещё больше сконцентрировался. «Что будет делать ильхан?»

— Повторите, воут?

— Отрицательно, мэм. Я просто читаю детали того, что вы мне прислали. Содержание потрясло меня… смелостью.

— Я понимаю.

— Мэм, действительно дошло до этого?

— Вы можете не обращаться ко мне «мэм», Франклин. Вы мой сахан.

Титул, к которому Франклин всё ещё не привык. Не было официального испытания на замещение должности, как бывало обычно. Хан Мак-Эведи нарушила традиции и попросила возможных кандидатов, которые претендовали на эту должность, не вступать в ненужное испытание. Сейчас было время, когда на своей стороне она хотела видеть кого-то, кому могла доверять, вот что она говорила самым крикливым из них. Были недовольные, даже Франклин слышал это, но в конце концов он принял назначение и никто не вызвал его на испытание. «Я могу только надеяться, что смогу занять место Робертсона».

— Прошу прощения. Старые привычки нелегко забыть. В конце концов, вы были моим ханом всю мою жизнь.

— Слава богу, что вы молоды, иначе я бы пересмотрела свой выбор. Я надеюсь, мы сможем избежать осуществления этой операции. Если нет, «Возврат» может оказаться нашим лучшим способом действий.

— Я тоже надеюсь, что вы правы.

— Когда вы доберётесь сюда, нам необходимо будет послать ряд зашифрованных сообщений. Хотя Триш Эбон может захотеть вернуться к своему подразделению, мне нужно, чтобы она оставалась на Цирцее некоторое время в оспариваемом Замке Брайана. Я уже послала несколько сообщений, чтобы подготовиться к нескольким протоколам «Возврата». Если это начнётся, Франклин, всё будет происходить быстро. Нам надо быть готовыми.

— Я думаю, что понимаю.

— Хорошо, — сказала она успокаивающим голосом. — Всё ещё есть шанс избежать этого. Я попросила ильхана встретиться со мной, где-нибудь с глазу на глаз. Где-то, где он будет в пределах досягаемости. Я всё ещё немного надеюсь, что операция не понадобятся.

— Я надеюсь, что вы сможете увести нас от пропасти.

— Если не смогу, мне нужно, чтобы вы были готовы действовать.

 

≡ 12 ≡

Анклав Росомах

Страна Мечты

Пространство кланов

9 октября 2823 г.

Анклав Росомах был более оживлён, чем в прошлый раз, когда его видел Франклин. Даже в этот вечерний час, когда большая часть семей приступала к ужину, улицы всё ещё были наполнены людьми. В воздухе висело чувство напряжённого ожидания. Франклин тем более ощущал эту нехватку времени. «Возврат». Хан Мак-Эведи начинала операцию. Низшие касты мобилизовались, готовясь получать указания.

Франклин остановился на входе в командное здание, вынужденный пройти столько процедур безопасности, сколько и не мог представить год назад. Ирония того, что ему было приказано пройти такой досмотр и опознание личности, не ускользнула от него. Внедрение шпионов в клан Росомах другими кланами и Дозором потрясло Франклина и заставило его ввести несколько процедур, чтобы предотвратить шпионаж. Он и не подозревал, работали ли они, но если бы он попытался шпионить за Росомахами, эта задача оказалась бы значительно сложнее. Мысленно он им даже немного посочувствовал.

В командном бункере было более людно, чем на улицах снаружи. Солдаты собирали грузовые контейнеры, люди носились по коридорам, разговоры превращались в соревнования по крику на фоне общей суматохи. Сахан Халлис игнорировал это всё. Ему салютовали почти на каждом шагу, и он быстро отвечал на приветствия. Он достиг внутреннего круга, где хан Мак-Эведи попросила его встретиться с ней.

Она не встала, когда он вошёл в комнату. На столе Франклин видел рукоять трости, которой пользовалась Мак-Эведи. Сара улыбнулась ему и указала на стул рядом с собой. Лицо его наставника было помятым и измотанным, словно она несла на плечах всю планету, и вес той медленно и болезненно душил её. Последнее испытание, в котором она участвовала, забрало многое от Сары Мак-Эведи. На лице появилось больше морщин, а её усталые глаза давали понять, что она или принимала наркотики, или была истощена. Но в ней оставалось ещё немного огня, этой энергии, которая сделала её столь популярной среди своих людей. Это была смесь суровости и материнской заботы.

— Рада вас видеть, Франклин, — сказала она. — Я полагаю, вы просмотрели планы «Возврата» во время своего полёта.

— Утвердительно, — ответил он. — Это масштабный план. Сложно поверить, что другие кланы и сам Большой Совет не бурно отреагируют на него.

— Я всё ещё придерживаюсь мысли, что мы можем избежать столкновения, — ответила Мак-Эведи без особой уверенности. — Я буду пытаться на пределах возможного уклониться от прямого противоборства с Большим Советом, но Франклин, я видела, во что они начали превращаться. Словно все кланы, кроме некоторых, обратились против Росомах.

— Мэм, я хотел бы убедиться, что полностью понимаю ваш план.

— Разумеется, — она активировала небольшой голопроектор стола. Перед ними возникла карта контролируемого кланами пространства. — Чтобы наши Росомахи могли выжить, мы вынуждены свернуть с нашего пути жизни в кланах. Шаг к независимости не сделать без решительных действий с их стороны. Николай и Большой Совет не потерпят этого и придут за нами. На данный момент мы защищаем множество территорий, если быть точными, шесть анклавов Росомах на пяти разных планетах. Мы не можем сконцентрировать наши войска для защиты, будучи так разбросаны. Таким образом, я призываю к перемещению лояльных Росомах в два анклава: сюда, на Страну Мечты, где мы и находимся, и на Цирцею. В действительности наши главные силы будут на Цирцее. Только у восьми кланов есть территории там, и большинство небольшие и географически рассредоточенные. Это выиграет нам немного времени, необходимого для приготовлений.

— Наша группа закрепления на Стране Мечты захватит внимание кланов. Нам нужна будет серьёзная демонстрация военной мощи, которая его обеспечит, — сказала Мак-Эведи. — У каждого клана здесь есть анклав и владения. У нас будет тут достаточно войск, чтобы делать вид, что мы представляем угрозу. Это заставит их внимание обратиться сюда. Тем временем, корабли, которые мы позаимствовали на кладбищах, полетят на Цирцею и отбудут с большей частью людей и расходных материалов. Последние силы, которые будут отступать, это те, что находятся на Стране Мечты.

— Я согласен с вашей стратегией, хан. В то же время, перемещение такого числа людей одновременно будет, по крайней мере, сложно.

— Помните, летят не все, — ответила Мак-Эведи. — Есть люди, даже из нашей собственной касты воинов, которые более лояльны к Николаю, чем к собственному клану. Им будет позволено остаться. Достаточное количество наших людей собирается рисковать своими жизнями. Я не желаю видеть там людей, которые не верят в то, что мы собираемся сделать.

— Что их ждёт?

Мак-Эведи задумалась над этим, но лишь на мгновенье, как заметил Франклин.

— У Николая есть свои жестокие черты, но он создал систему каст, чтобы избежать жертв среди невинных людей. За наших гражданских будут сражаться другие кланы, чтобы распределить между собой. Жизнь оставшихся воинов может оказаться трудна, хотя на самом деле ильхан высоко ценит и уважает лояльность. В результате, может пострадать их карьера, но в итоге с ними всё будет хорошо.

— А наша собственность, которую мы оставляем? Ваш план подразумевает решительные меры.

— Утвердительно, — сказала Мак-Эведи, тяжело вздохнув, словно это решение было нелёгким. — Дома людей, которых мы оставляем, останутся нетронутыми. Всё остальное будет уничтожено, предано огню, приведено в негодность. Мы построили эти поселения и города. Я не готова позволить другим кланам просто придти, взять и использовать их против нас. Пусть Вдоводелы, Дымчатые Ягуары и Нефритовые Соколы думают, что смогут получить выгоду от захвата наших заводов, лабораторий и городов. Я хочу, чтобы они не смогли найти ничего полезного. Особенно Вдоводелы.

— Я так понимаю, атаку против нас ведёт хан Керридж?

Мак-Эведи кивнула, потирая свои перебинтованные рёбра, повреждённые на испытании, где Вдоводелы пытались убить её.

— Некогда мы были хорошими друзьями. Теперь он становится злым стариком. Больше всего его раздражает то, что наши люди счастливы и процветают. Он завистливый сосед, и он позволяет своим чувствам править собой. Джейсон Керридж — человек, за которым надо внимательно следить, Франклин. Он хитёр, и склонен к старым путям, путям политики. Он не один. Когда мы отбудем, я не хочу, чтобы хан Керридж смог получить хоть какую-то выгоду для своего клана — или любой хан, вообще говоря.

«Выжженная земля». Эта тактика использовалась бесчисленное количество раз за историю человечества. Франклин знал, что она мало повлияет на кланы в военном отношении. Мак-Эведи также знала это. Она вела психологическую войну с другими ханами. В голове мелькнула картинка, как враги входят в один из городов и находят лишь несколько гражданских зданий, а остальная часть города тлеет и горит. Это должно ошеломить захватчиков.

— Хан Мак-Эведи… — сказал он осторожно, не желая показаться не поддерживающим её стратегию, которую подразумевала операция «Возврат». Он поймал себя на том, что использует родовое имя. — Сара. Николай не глупец, и унаследовал гены Керенских, отвечающие за стратегическое мышление. У нас есть только одно место, куда мы можем сбежать. Мы можем сначала застать его врасплох, и я полагаю, нам это удастся. Затем они пойдут за нами со всем, что имеют.

Сахан понимал, что единственное место, куда имеют возможность отправиться Росомахи — обратно во Внутреннюю Сферу. Хотя версия планов, которую он читал, не уточняла их конечную цель путешествия, это было наиболее вероятно, поскольку Мак-Эведи знала, что есть только одно место, куда они могут отправиться. Домой. Обратно к людям, от которых сбежали Силы Обороны Звёздной Лиги десятилетиями раньше.

Хан улыбнулась словам младшего.

— Вот поэтому мы не направимся немедленно обратно по пути флота Исхода. Наши первые прыжки уведут нас за занимаемое кланами пространство, но не сразу к Внутренней Сфере. Мы постепенно облетим пространство кланов и, в конце концов, вернёмся туда. Но мы будем находиться позади любых сил Николая, отправленных на поиски, — словно чтобы подчеркнуть свои слова, она включила голографический дисплей, и показала задуманный маршрут для Росомах.

— Вы уверены?

Быстрый кивок был ответом на вопрос:

— Николай быстро мобилизуется, как только он поймёт, за нами отправится погоня. Это будет вызов его лидерству среди кланов. Ты прав, он не глупец. Он бросится за нами обратно во Внутреннюю Сферу. Он не может рисковать, чтобы мы добрались туда и рассказали её жителям, что представляют собой кланы или их точное местоположение. Что он не будет знать, так это то, что мы будем медленно и осторожно двигаться позади. Наша первая цель — достичь мира, который на звёздных картах Исхода обозначен как Барбадос.

На голографическом дисплее где-то на середине пути оригинального маршрута Исхода из Внутренней Сферы замерцал огонёк.

— Почему его?

— У нас нет времени обдумать и сделать запасы для всего обратного пути. В отличие от того, когда мы первый раз пришли из Внутренней Сферы, нам не нужны колонизационные припасы. Нам понадобится пища и вода. Барбадос был найден флотом Исхода. Там достаточно свежей воды, и имеется широкий спектр пригодной для употребления в пищу растительности, а также несколько видов животных, которых также можно использовать как еду. Мы должны добраться до Барбадоса и достаточно пополнить запасы, чтобы завершить полёт обратно во Внутреннюю Сферу. Николай и его флот будут далеко впереди, считая, что преследуют нас по пятам.

— Куда мы пойдём, когда вернёмся?

Мак-Эведи задумалась, её рот слегка приоткрылся.

— Я не знаю, Франклин. У нас есть лишь ограниченная информация о том, что случилось после того, как СОЗЛ удалились с Исходом. Мы заполучили заблудившийся прыжковый корабль с Окраинных Миров, но он даёт лишь смутное представление о войнах, которые бушевали там. Внутренняя Сфера может вовсе не поменяться, а может быть как миры Пентагона до того, как мы освободили их. Джером Блейк мог суметь сохранить что-то из того, что было Лигой, но мы просто не знаем наверняка. Генерал Керенский и Николай оба полагали, что война была неизбежна. Из того, что я видела во время гражданских войн Пентагона, глобальная война такого масштаба, как они предсказали, оставит целые планеты в руинах. Но на самом деле никто из нас никто не знает, что случилось. Что означает, что когда мы вернёмся во Внутреннюю Сферу, мы должны быть осторожны с теми людьми, которых мы встретим, и союзами, которые мы заключим.

— Что будет делать ильхан, когда поймёт, что мы не бежим перед его флотом? Он может развернуться в любой момент и поймать нас.

— Единственный способ для него узнать это — достичь Внутренней Сферы самому и обнаружить, что мы не там. К тому времени у нас будет достаточно астронавигационных данных, чтобы не следовать по Дороге Исхода обратно в Синдикат Дракона. Мы сможем выбирать и сами решать, куда мы хотим вернуться. Николай или будет вынужден развернуться и вернуться домой, или столкнуться с Внутренней Сферой теми войсками, которые будут у него. Я полагаю, что он будет так занят избеганием военных подразделений Домов, что мы сможем обойти его.

— Останутся некоторые наши люди, которые не успеют добраться до пунктов отправки. Мне не нравится мысль оставить кого-то из Росомах позади.

Лицо Мак-Эведи закаменело.

— Мы много узнали о логистике во время Исхода, а второй Исход в Страну Мечты перед гражданскими войнами также дал нам какие-то сведения. Это не менее чем амбициозный план или операция, но действительность состоит в том, что какие-то наши люди не успеют добраться. Они будут отрезаны, в одиночестве, оставлены позади. Мне не нравится это, ни капельки, Франклин, но это реальность, воут. Конечно, всё возможное должно будет быть сделано для них, есть планы для их выживания.

— У вас должны быть какие-то мысли по этому поводу, воут?

— Ут. Мы отдадим им приказы рассеяться, спрятаться, смешаться. Поначалу их жизнь будет трудна, но не такая, как если бы они были разыскиваемыми преступниками. Через некоторое время они смогут сжиться с другими кланами и найдут способы продолжить нашу историю.

Франклин пристально разглядывал голографическую карту и медленно поднял глаза обратно на хана Мак-Эведи.

— Как говорится, «на бумаге то всё выглядит хорошо».

— Этого недостаточно, и вы знаете это, — ответила Сара, медленно откинувшись назад и немного поморщившись. «Раны всё ещё беспокоят её» — машинально отметил Франклин. — Николай не привык к людям, которые не следуют его командам. Из того, что я могу сказать по собственному опыту, сама идея, что кто-то не делает так, как говорит он, совершенно чужда ему. Когда мы сбежим за свободой, он пойдёт за нами не только с Волками, но и с каждым кланом.

— А как же вызовы? Это, безусловно, поможет уменьшить ущерб нашим людям, если они настигнут нас?

Мак-Эведи покачала головой.

— Ты должен понять. Помнишь инцидент с «Принцем Евгением»? Николай был движущей силой того, что случилось там, как бы ни указывали люди на Александра. Милосердие… жалость… они все отойдут на второй план, когда вскипит его злость. После двадцати лет сражений, наконец, настал мир. Неповиновение это не то, с чем спокойно ведёт себя ильхан. Не считаясь с нашими официальными правилами и традициями, он найдёт способ удостовериться, что Росомах больше не существует. Я боюсь, что победить на поле боя для него будет недостаточно.

Франклин ничего не говорил некоторое время. «Исчезли. Ильхан хочет, чтобы мы исчезли. Какие преступления мы совершили, что дошли до этого? То, что мы разрешили людям менять свои касты? Отрицательно! Этого не может быть, недостаточно. Почему они все обернулись против нас? Мы же такие, как и все они, но каждый клан начал смотреть на Росомах с презрением и ненавистью» — мысли вспуганными птицами метались в его голове.

— Этот план сработает, мой хан. Он должен. Нет альтернатив. Если мы останемся и будем ничего не делать, кланы испытание за испытанием источат нас.

— Я верю, что есть другие, которые видят положение дел так же, как и мы. С политической стороны я планирую встретиться с Николаем лично, чтобы понять его чувства, если он будет открыт со мной. Я не хочу, чтобы меня вынудили выполнять наши планы, и надеюсь, что найду что-то в Николае, чтобы предотвратить это. Это зыбкая надежда, — признала она.

— Вы узнаете, когда придёт время, когда я призову Росомах к отделению. Это будет тест, который позволит увидеть нам правду: верят ли те, кто заявлял, что верит, в путь, по которому мы мужественно проследуем. Это также будет подсказкой, что мы должны начинать «Возврат» немедленно. Мы должны сделать свой шаг прежде, чем кланы соберутся против нас. Это также даст время союзникам, которых мы можем получить в Совете.

— Эти другие кланы… они рискнут подняться против Николая и Большого Совета?

Сара пожала плечами:

— Я знаю их довольно хорошо, чтобы полагать, что некоторые могут иметь смелость присоединиться к нам. До того времени я не готова делиться нашими планами с кем-то ещё. При нынешнем положении никто полностью не знает, что происходит, а, значит, Дозор и Николай в том числе. Только вы, Франклин. Хотя много людей работает над операцией, они не понимают её полного масштаба.

Между Росомахами, между двумя поколениями клана, повисло короткое молчание. Франклин уважал Мак-Эведи как матриарха семьи. Она некогда была частью Сил Обороны Звёздной Лиги. Она некогда принимала участие в героических сражениях для усмирения планет Пентагона, завершивших гражданские войны. Франклин пришёл под знамёна Николая позже, он служил, но не был частью Звёздной Лиги. У него были навыки, сильные боевые и лидерские навыки, это действительно было правдой. Но у него не было опыта, имеющегося у женщины вроде Мак-Эведи. Если ему будет везти, он проживёт достаточно, чтобы развить эти навыки.

— Скажите мне, хан. Что вы прикажете мне делать?

— Сейчас — придерживайтесь намёток плана операции «Возврат». Я хочу, чтобы вы приказали имеющимся в распоряжении разведчикам начать следить за другими кланами, особенно Вдоводелами. Мы должны быть готовы, если они сделают свой шаг раньше срока. Вы присоединитесь ко мне на собрании Большого Совета через два дня. Они собираются разделить арсенал Брайана, который теперь есть у нас. Я собираюсь сделать всё, что смогу, чтобы задержать это или, хотя бы, смешать их планы.

— Я не подведу вас.

Мак-Эведи широко улыбнулась, очевидно, сдерживая боль.

— Я лишь надеюсь, что не подведу вас, Франклин.

Зал клана Вдоводелов

Страна Мечты

9 октября 2823 г.

Хан клана Вдоводелов Джейсон Керридж посмотрел на сообщение, которое получил с Цирцеи, и позволил себе улыбнуться. Ничто не шло по плану последнее время. Он надеялся, что Сара Мак-Эведи будет иметь благородство и честь и умрёт во время испытания отказа, в котором погиб сахан Робертсон. Но всё же изнурённый и израненный вид старой знакомой заставил её показаться слабой в глазах других ханов. «Что это я, она на самом деле слаба». Отчёты нескольких оперативников на Цирцее показали, что Росомахи потеряли ещё больше сил. Если всё пойдёт, как он надеялся, ему не надо будет добивать Мак-Эведи, Большой Совет сделает это за него. Его Вдоводелам останется лишь прибрать остатки.

То, что он получил с Цирцеи, было подтверждением.

Он знал, что Мак-Эведи примет близко к сердцу решение о разделе тайного арсенала Брайана. Вот почему он послал двух своих воинов, замаскированных под Росомах. Мак-Эведи и её люди не заметили их прибытия, не заметили и угрозы, которую несло тактическое ядерное оружие. Тайные агенты проникли в бункер и вынесли одну из ядерных боеголовок.

Ильхан был так сосредоточен на речах и заявлениях, что Росомахи убедились, что он не знал, как на самом деле разворачиваются события. Николай ненавидел вызовы своему авторитету и не желал мириться с ними. Раскрыть Дозор было хорошим ходом со стороны Мак-Эведи, но она перестаралась, и это только привело к тому, что Ильхан разъярился. Теперь Николай Керенский рассматривал Росомах больше как повстанцев, чем часть своего общества. Подталкиваемая дальше, Сара Мак-Эведи будет действовать ещё энергичнее, и только добавит топлива в огонь, пылающий в душе ильхана. Керридж знал, что если он подарит Николаю «решение» проблемы с Росомахами, то он и остальной Большой Совет ухватятся за него. И решение было соблазнительно лёгким.

А если им это не удастся, ну, была ещё ядерная боеголовка. «Вопрос можно решить силой…» Имея необходимое, он создал бы кризис, который даже умеющая быстро мыслить Мак-Эведи не сможет избежать.

Так или иначе, эпоха Росомах начинала подходить к концу.

 

≡ 13 ≡

Зал Собраний Большого Совета

Страна Мечты

Пространство кланов

10 октября 2823 г.

Сара Мак-Эведи смотрела как ильхан поднимается с места и начинает собрание. На сиденье у внешней стены сидел её новый сахан, Франклин Халлис. Как обидно, что Франклин пришел, чтобы впервые, и, скорее всего, в последний раз увидеть собрание. Она помнила время, когда была горда сидеть за столом совета. Теперь это время прошло, испорчено людьми вокруг неё. Мак-Эведи желала надавить на Большой Совет, чтобы защитить свой клан. Даже если риск, связанный с этим, ставил под угрозу её людей. «Они уже под угрозой, просто не понимают этого».

— Я вижу, что место сахана Росомах сегодня занято, — сказал Николай, бросая подозрительный взгляд на Франклина. — Тому есть причина, хан Мак-Эведи?

Она поёрзала в кресле и почувствовала постоянную пульсирующую боль в груди от сломанных рёбер, всё ещё сковывающую каждое движение.

— Я рада представить вам и почтенным членам этого Совета нашего нового сахана — Франклина Халлиса.

Николай приподнял бровь, на мгновение его лицо стало напоминать лицо отца, Александра, но только на мгновение.

— Это удивляет меня. Я всегда присутствую на испытаниях за лидерство в клане. Меня не пригласили на него.

На Мак-Эведи упали остальные взгляды в зале, излучающие осуждение.

— Ильхан, за эту должность не было испытания. Остальные кандидаты, подходящие на неё не противостояли повышению звёздного полковника Халлиса.

Поднялся ропот, но только на мгновение.

— Мне сложно поверить в это, хан Мак-Эведи. Мы кланы. Амбиции и рост — часть того, чем мы являемся. Вы говорите мне, что никто из ваших людей не желал роли сахана, воот? Это бессмысленно.

— Отрицательно, ильхан. Я поговорила с кандидатами заблаговременно. Я сказала им, что Франклин — мой выбор на место сахана Робертсона. Они прислушались к моему решению и не стали спорить. Франклину никто не противостоял.

— Вы упросили их не спорить, — выкрикнул хан Призрачных Медведей Йоргенссон. — В этом поступке не хватает чести.

Лицо Сары напряглось. Она чувствовала это.

— Я не запугиваю моих воинов. Мои люди уважают меня. Пожалуй, если бы умение повести за собой в Призрачных Медведях было таким сильным, как у нас, вы бы поняли.

Йоргенссон часто говорил с едким оттенком сарказма, Сара знала это. Его преданное служение клану Призрачных Медведей было достойным уважения, но он часто ничего не видел за пределами своего клана. Его версия правды о событиях во время войн Пентагона была испорчена, как и у других ханов. Каждый клан записывал свою историю со своей точки зрения, часто ценой полной правды. «В предстоящие годы это будет нашей слабостью» — заключила она.

Хан Вдоводелов Керридж захихикал, этот звук раздражал Мак-Эведи.

— Я и не знал, что вы так популярны среди своих людей, хан Мак-Эведи. Видимо они больше верят в вас, чем в ильхана, этот Совет или традиции кланов.

Керридж сделал это. В двух предложениях он прочертил линию между Мак-Эведи и всеми остальными в зале.

«Я должна попробовать и отступить от края, это может спасти жизни». Прежде чем она сказала что-то, вмешался Николай:

— Я бы сказал, что любое подобное повышение до сахана не официально, пока я не рассмотрю его как ильхан. В дальнейшем, хан Мак-Эведи, если не будет боевого испытания, никто не может быть допущен на эту должность или на место за этим столом.

«Я никогда не думала, что это будет настолько большой проблемой. Я должна была догадаться, учитывая эго Николая». — Сара была ошеломлена. Она знала его долгое время, но впервые почувствовала, что он управляет теми, кто находится в комнате вокруг неё. Сара всегда считала Николая великим манипулятором, но сейчас она видела, что у него есть одна сторона, из которой равные ей могли извлечь выгоду.

— Ильхан, нет такого закона или толкования, о котором я осведомлена, который ограничивает нас так.

Николай сжал кулак и ударил по большому круглому столу.

— Это традиция. Традиция, я должен заметить, от которой не освобождены ваши Росомахи. Пока этот вопрос не решён в соответствии с нашими законами, — он бросил мимолётный взгляд на Франклина, — звёздный полковник Халлис, ваше присутствие лишнее на этом заседании.

Франклин поднялся медленно, глядя на Сару, затем на ильхана. Он подтянул свою униформу, словно пытаясь придержать чувство собственного достоинства. Мак-Эведи не могла найти слов, чтобы уменьшить позор. Словесный поединок с ильханом и Большим Советом забрал ещё одну жертву, в этот раз — Франклина. Никто в зале не заговорил, пока дверь не захлопнулась за Халлисом.

— Вы поставили нас всех в неловкое положение, — зашипела хан Нефритовых Соколов со своего места.

— У вас нет чувства уважения к ильхану, воот? — добавил хан Дымчатых Ягуаров Озис.

Остальные вступили в общий разговор. Сара отмалчивалась. Даже по малейшему поводу Большой Совет был против неё, готовый нанести удар. Она была одинока, очень одинока, в зале некогда полном товарищей и друзей. Керенский позволил звучать замечаниям и оскорблениям ещё несколько секунд, а затем жестом попросил тишины. Палата Большого Совета стихла.

— Мы должны начать выдвигать предложения по вызовам за содержимое арсенала Брайана, расположенного на Цирцее.

Его терпению приходил конец, Сара это знала. Он менял темы просто из скуки и досады. «Обычный Николай. Предсказуемый… и в то же время нет». — она не недооценивала ильхана. Он был гением, как его отец… как его брат. В то же время она взволновалась от парирования словесных атак.

«Я не могу просто сидеть». Она отодвинула стул назад.

— Ильхан… со всем заслуженным уважением, я не могу смириться с этими испытаниями. Претензии к моему клану были выдвинуты с крайним предубеждением. Я лучше покину собрание, чем буду так пачкать свою честь.

Николай сразу перешёл к делу.

— Собрание было созвано и собрано. До этого я позволял вам демонстрировать гнев до того, как это выходило за рамки допустимого, хан Мак Эведи, но не снова. Если вы уйдёте, ваши Росомахи не будут участвовать в выдвижении предложений на соревнования за содержимое этого арсенала. Не будет никаких испытаний отказа, если вы не будете участвовать в испытаниях владения, хан Мак-Эведи. Я ясно выражаюсь, воут? — он говорил как законник, политик, не как воин. «Я не запятнала свою честь, Николай, но видимо ты хочешь этого».

Сара знала, что это было противостояние до последнего. Она стиснула зубы, когда говорила, стараясь держать голос как можно более ровно.

— Этот тайный арсенал Брайана и его содержимое должно находиться в руках Росомах. Некоторые из его материалов принадлежали 331-й дивизии Сил Обороны Звёздной Лиги, старого подразделения моего отца, подразделения, являющегося сейчас частью моего клана. Если кто-то хочет забрать это имущество, он должен будет вырвать его из наших когтей, — она отодвинулась дальше и приготовилась подняться.

Заговорил хан клана Мангуста Митчелл Лорис:

— Хан Мак-Эведи, вы зашли слишком далеко.

— Зашла ли, Лорис? — огрызнулась она. Мангусты были неудобством, которое не было нужно ей на данный момент. — Я знаю, что многие из вас в этом зале находят действия нашего ильхана оскорбительными. До недавнего времени мы никогда не шпионили друг за другом. Чем мы становимся, люди? Это того стоит? Я думаю, нет.

Николай, кажется, оглядывал помещение.

— Мой достопочтенный друг, хан клана Росомах, продолжает игнорировать решение совета, подтверждённое недавним испытанием. Мне всё равно, что это арсенал 331-й королевской дивизии под командованием её отца, и вам тоже должно быть всё равно. Мы люди закона. Я не выше закона, чем кто-либо из вас.

Николай, постоянный хозяин помещения, снова повернулся к ней:

— Я прошу вас как друг, осторожно обдумывайте свои действия.

Он загонял её в угол. Она знала это.

— Мы взяты за горло вашими законами, как по отдельности, так и вместе. Она напряглась и сделала шаг к двери.

— Вы не будете приняты во внимание в этом вопросе, если выйдите за дверь! — рявкнул Николай.

Мак-Эведи медленно обернулась.

— Я прекрасно понимаю, что я делаю, ильхан, — она окинула взглядом комнату ещё раз. — И если кто-то из вас имеет смелость видеть, чем на самом деле является этот фарс, вы присоединитесь ко мне.

Никто не пошевелился и не пошёл за ней.

— Вы не можете сделать это, — взмолился Николай. — Мои ханы, наша коллега явно перетрудилась. Я прошу голосования порицания. Хранитель ритуалов Уорд, пожалуйста…

Она взяла свою трость и громким треском ударила ей по столу, прерывая ильхана.

— Правда так сильно режет глаза, Николай? Так сильно, что вы желаете принести в жертву не только меня, но и своих людей, людей, которые проливали за вас свою кровь?

— Вы зашли слишком далеко, — сказал он тихо.

— Тогда, ильхан, делайте, что должны, — сказала она, снова опершись на трость. — Я буду делать то же самое.

Она прошла сквозь двери.

— Её надо арестовать! — рявкнул за спиной Франклин Озис.

— Арестовать её? Я думаю, нет, — сказал Николай, это были последние слова, которые она слышала, после того, как захлопнулась дверь.

В коридоре Мак-Эведи заметила Франкина, стоявшего без дела, читающего что-то в ноутпьютере. Он, очевидно, был более спокоен, чем после позора перед Большим Советом. Она подошла, прихрамывая, к нему, и оперлась на своего соплеменника, близко наклонившись.

Фраклин сразу перешёл к делу.

— Всё не пошло хорошо.

— Николай с годами стал более изменчивым.

Это было серьёзное преуменьшение, и она пожалела о нём, когда произнесла. «Они почти арестовали меня. Нашему клану осталось недолго ждать, прежде чем Николай сделает свой ход».

— Я боюсь только, что я добавил проблем нашим людям.

— Отрицательно. По крайней мере, это подсказало мне, как настроен Большой Совет против наших Росомах. Вы видели это сами.

— Тогда что дальше?

Мак-Эведи наклонилась ещё сильнее, обняв Франклина за плечи как мать.

— Я встречусь с ильханом в месте, где сможем говорить наедине, где я попытаюсь достучаться до него ещё раз. Что-то во мне говорит, что это напрасная попытка, но я должна попробовать.

— А я?

— Вы, Франклин, должны связаться с звёздным капитаном Эбон. Пошлите ещё один тринарий ей в поддержку, отдайте его под её командование. Скажите ей, что другие кланы вероятнее всего скоро придут. Она должна забрать из арсенала Брайана всё ценное, кроме ядерного оружия. Оно будет лишним грузом, который я всё равно не буду применять. Кроме того, это настоящее больное место арсенала. В остальных случаях, если приблизится какой-то другой клан, она имеет полномочия защищать тайник.

— Такие действия наверняка приведут к конфликту.

Хан Мак-Эведи улыбнулась.

— Да. Приведёт. Наши враги должны знать, что мы не слабы, что у нас есть убеждения, за которые мы будем бороться. У Росомах ещё есть клыки и когти.

 

≡ 14 ≡

Боевой корабль класса Маккенна «Гордость Маккенны»

Геостационарная орбита

Страна Мечты

Пространство кланов

11 октября 2823 г.

Когда переходной шлюз с шипением раскрылся, Мак-Эведи вложила свою трость в петлю на поясе и с помощью поручней подтянула себя на борт «Гордости Маккенны». Охранник, носивший форму Облачных Кобр, отсалютовал ей, когда она вплыла внутрь.

— Хан Мак-Эведи. Ильхан проинформировал меня, что вы поднимаетесь на борт, мэм. Сюда, будьте добры.

Молодой воин оттолкнулся и направился по длинному коридору.

Этот корабль был особенным для всех кланов. Это был флагман генерала Александра Керенского во время первого Исхода Сил Оборонных Звёздной Лиги. Когда он умер, Николай похоронил его в особом стеклянном гробу на борту этого корабля. Изначально отец Николая покоился в обычной могиле, но люди стекались к ней почти как к религиозному месту. Сара знала, это раздражало ильхана, Александр был единственным светом, затмевающим его.

Так что он приказал заново погрести тело. Бывший флагман оставался полностью действующим и помещён на орбиту над городом Катюша на Стране Мечты. В парках были установлены телескопы, так чтобы горожане могли посмотреть наверх и увидеть своего «великого отца», парящего над ними. Караульная звезда из каждого клана сменялась каждые несколько месяцев, посменно охраняя тело. В этом месяце караул несли Облачные Кобры. Если она помнила правильно, Стальные Гадюки сменят их уже через несколько дней.

Помимо охраны, тут была небольшая группа технического обслуживания, которая поддерживала корабль в рабочем состоянии. Николай приказал, чтобы «Гордость» поддерживался в полной боеготовности. Его двигатели, орудия, даже прыжковые двигатели были готовы к действию. Это был мемориал его отцу, но в то же время полностью готовый к бою мощный корабль. Мак-Эведи оглянулась. Она прежде бывала на борту «Гордости Маккенны» несколько раз, один раз, когда была на действительной службе. Следуя за охранником, она рассматривала интерьер корабля, коридоры. «Наверное, Николай ненавидит приходить сюда. Его отец и брат напоминают ему о прошлом. Он содержит генерала тут, и люди могут смотреть только вверх. Нет соперничества или сравнения с его лидерством» — размышляла она, продвигаясь за воином.

Она вошла в офицерскую кают-компанию, которая была превращена в склеп Александра Керенского. У гроба была крышка из ферростекла и матовые металлические бока. Они были украшены Звездой Камерона, символом прежней Звёздной Лиги. Караульные стояли спинами к гробу, глядя вперёд. Тело одного из величайших генералов всех времён лежало с руками, скрещенными на груди. Его серая командирская форма была украшена наградами, глаза были закрыты. Словно он просто спал. Мак-Эведи на мгновение закрыла глаза из уважения, игнорируя факт, что Николай, сын Александра, стоял у изголовья гроба.

— Оставьте нас, — приказал ильхан стражникам. Они вышли из комнаты.

Иллюминаторы были открыты, давая вид Страны Мечты внизу. Сине-зелёный шар планеты сверкнул, когда Мак-Эведи подошла ближе. Николай не проявлял никаких эмоций, находясь рядом со своим мёртвым отцом. «Он видел так много смертей во время оккупации и гражданских войн, что даже смерть кого-то близкого не трогает его» — отметила Мак-Эведи.

Когда последний караульный развернулся и закрыл за собой люк, Николай скрестил руки и заговорил, откуда стоял:

— Почему вы выбрали это место для разговора, Сара? Вы думали, что присутствие моего отца как-то поможет вашим мольбам ко мне? Ваше поведение на Большом Совете это не то, что я намерен так просто спустить с рук.

Нулевая гравитация избавляла от большей части боли, которую постоянно чувствовала Мак-Эведи, и это позволяло ей ощущать себя увереннее, чем за последнее время.

— Отрицательно, ильхан. Я просто поняла, что мы подходим к времени перемен. Это место значит многое для меня… ваш отец многое для меня значил. Я подумала, что хорошо бы придти сюда ещё раз. Никто из нас не знает, какой визит сюда может быть последним. Кроме того, я знаю, что тут мы можем поговорить без помех.

Перед тем как Николай заговорил, повисло неловкое молчание.

— Вы начинаете идти по тропе, с которой нельзя свернуть.

— Я уже вижу это. Я надеялась, что могу придти к вам, как к другу, как женщина, которая доверяет вам, и узнать, можете ли вы дать мне совет, как избежать приближающегося конфликта.

Николай не выказал никаких эмоций.

— Ваши Росомахи стали сильнее. Новые технологии, над которыми вы работаете, новые боевые мехи, представленные вами, ваши навыки, показанные на испытаниях, — всё это показывает, что вы становитесь самым сильным из кланов. Со всем уважением, я восхищён тем, что вы сделали со своими людьми.

— В то же время это делает нас угрозой.

— Наши люди не очень хорошо воспринимают угрозы. Сара, против ваших Росомах работает много кланов. Я не глупец. Я знаю, что они считают, что направляют мои действия, я заверяю вас, что это не так. Вам надо знать, что они не позволят вам стать ещё более сильными.

— А вы, ильхан?

Керенский немного повернул голову и посмотрел в иллюминатор на Страну Мечты, избегая смотреть в глаза Мак-Эведи.

— Наши люди закоснели, Сара. Вы видели это. Без врагов, без конфликтов, из связи друг с другом ослабевают. Они хотят ослабления кастовой системы. Они ищут что-то, от чего мы отвернулись. Они ставят под сомнение пути, которыми мы шли вместе. Настало время испытать наши ценности.

— А мои Росомахи?

— Вы представляете собой одно возможное будущее. Однако, это не будущее, под которым я бы подписался или одобрил, — Николай повернулся и уставился на Мак-Эведи. — Я построил сообщество — кланы — с опрделенным виденьем. Не вам и не другим ставить его под вопрос или пытаться изменить.

Слова жалили. Николай порицал её.

— Я никогда не намеревалась разрушать то, что вы построили. Я служила своим людям.

— Как и я. Разница в том, что я следую высшему зову.

— Ильхан, вариантов у меня, у моих Росомах, становится мало. Что вы хотите, чтобы я сделала?

Николай какое-то время ничего не говорил, но положил руки на ферростекло гроба, над лицом отца. Мак-Эведи не была уверена, что это было: из любви или он скрывал лицо Александра.

— Я не вижу будущего у Росомах. Несколько ханов хотят выдвинуться против вас. Они будут искать способы раз и навсегда покончить с вашим кланом, забрать вас в свои владения. Они хотят технологии, которые вы разрабатываете, аппараты, которые вы создаёте, ваши территории, ваших людей.

— Нет традиций по поглощению клана.

— Они появятся. Их создадут.

— И вы не видите никакой надежды для нас?

— Сара, есть девятнадцать других кланов. Все хотят получить ту или иную выгоду от вашей гибели. В то же время это ясно даёт им понять, что не следует отступать от пути, который проложил я. Или они рискуют разделить ту же участь. Я не буду стоять на пути Большого Совета. Ваши Росомахи послужат примером другим кланам, моим людям, что может случиться, если один из кланов станет слишком сильным. Это создаст силу саморегулирования в Большом Совете. Это предотвратит нас от того, чтобы пойти друг на друга.

— Вот почему вы послали к нам Дозор… вы создаёте заговор против нас.

— Я не создаю заговор, — огрызнулся Николай. — Я веду кланы!

Мак-Эведи задумчиво потёрла подбородок. «Они уже предопределили наше уничтожение, наше поглощение, возможно, даже что-то худшее. Они придут к нам как стервятники, терзая наши трупы. Если есть что-то общее в людях, так это безжалостность».

— Ильхан, вы знаете, что я не могу сидеть и ничего не делать, пока другие кланы выступают против нас. Я лидер, и должна делать всё, что могу, чтобы защитить своих людей. Вы не можете ожидать меньшего от меня.

Николай убрал руки с ферростекла над телом своего отца.

— Я знаю, вы будете, Сара. Фактически, я рассчитываю на это.

«Он рассчитывает на это» — повторила Сара. Хорошее сражение, кровавое соревнование с Росомахами сплотит людей за ним. «Из нас сделают пример. Доказательство его авторитета и власти».

— Ильхан… Николай, — она направилась, чтобы прикоснуться к своему правителю. — В этом нет нужды. Погибнут невинные люди. Можно уберечь моих людей и остальных. Должен быть другой способ.

Она знала ответ, прежде чем задала вопрос, но задать его было необходимо.

— Даже Нова Коты не смогут встать на сторону Росомах, не встанут и Снежные Вороны. Они бы хотели, но они не смогут. Ваших врагов много, и они определены. Если я пощажу вас, я соглашусь с изменениями в обществе, которое я создал. Я не могу сделать этого.

— Я могу отменить сделанные мною изменения. Я могу сложить с себя обязанности хана.

Николай широко улыбнулся, показав зубы.

— Это начнёт волнения в других кланах. Такого сообщения другим ханам будет недостаточно, Сара. Потеря звания или даже жизни недостаточна, чтобы решить этот вопрос. Боль, страдания, война — вот что необходимо, чтобы сплотить моих людей. Когда они увидят ярость, на которую мы способны против наших братьев и сестёр, наиболее мятежные из них утихомирятся.

— Вы предаёте нас, — сказала Мак-Эведи тихо, глядя на отца Николая. — Вы используете нас, чтобы запугать остальных, чтобы заставить их думать, как вы хотите. Это сродни геноциду.

— Я являюсь лидером. Вашим лидером, пока вы не позволили себе пойти на поводу у низших каст и собственного эго.

— У меня нет желания встретиться с вами на поле боя, — призналась она.

Николай, казалось, не разделял её боли.

— Мы оба будем делать то, что необходимо.

Провинция Тики

Цирцея

Пространство кланов

11 октября 2823 г.

Пойнт-коммандер Кейл дал сигнал о первом контакте с ноткой напряжения в голосе. Звёздный капитан Триш Эбон слушала внимательно. «Я должна задавать тут тон».

— Это звезда Янтарь. У меня здесь несколько сигналов от наземных целей, приближающихся на умеренной скорости к вашим позициям.

Она облизала губы. И хан, и новый сахан связывались с ней и оба предупредили её, а также сообщили правила задействования сил и средств. Подкрепления прибыли, а её работа расширилась от простой инвентаризации содержимого арсенала Брайана до вынесения находящегося там оборудования.

— Вам даются полномочия игнорировать обычные правила и условия боевых испытаний, — сказал ей Франклин. Она услышала слова, но в то же время проклинала их. Тотальная война была ужасной вещью. Правила, подразумевающиеся испытаниями, избавляли от этих ужасов. Теперь ханы избавляли её от этих ограничений.

Будь оно всё проклято.

Её собственные сенсоры дальнего действия засекли электромагнитное излучение от нескольких боевых мехов, приближающихся к ней. Триш включилась в их связь и считала опознаватели «свой-чужой». Это были смешанные силы кланов. Нефритовые Соколы — неудивительно, учитывая их потерю бункера до этого. Присутствовал контингент Призрачных Медведей — звезда мехов. Были Волки, Койоты. Были также Стальные Гадюки, хотя они выставили всего пару боевых мехов. Это было оскорбительно само по себе.

Это были войска, выигравшие испытания владения за тайный арсенал Брайана. Единственной проблемой было то, что они не имели права на него. Это была собственность Росомах. Триш знала, что у неё были некоторые преимущества в бою. Это были «правильные» войска кланов. Они не пожелают скоординировать свои действия. Она довольно легко могла бы разделить их, если они не будут стараться работать вместе. Численно стороны были равны. Триш довольно хорошо знала местность, но Нефритовые Соколы разведывали её и также знали хорошо.

Лучшим её преимуществом было то, что она не собиралась следовать формальностям. Ханы сказали, что она не должна, и Триш и не собиралась. Она встретилась со своими воинами и рассказала им, что случилось, рассказала, что эти кланы должны были придти. Триш рассказала им, что враг собирается ограбить Росомах. Люди были за неё и хана Мак-Эведи.

— Приближаются цели. Я постараюсь… — она замешкалась на секунду, — cторговаться с ними. Если это не сработает, я хочу, чтобы вы все сделали то, что нужно клану.

Сторговаться? «Отрицательно. Я хочу принести им разрушение. Я ненавижу ответственность».

Триш переключилась на широковещательную линию связи.

— Это звёздный капитан Триш Эбон клана Росомах. Приближающиеся силы, обозначьте себя и свои намерения.

Через секунду раздался низкий голос:

— Это звёздный капитан клана Призрачных Медведей Джейкоб Холл. Мы представляем победителей испытаний владения за содержимое занимаемого вами арсенала Брайана. Уполномоченные Большим Советом кланов, мы пришли, чтобы потребовать то, что принадлежит нам; выигранное битвой и кровью.

«Я так не думаю» — ответила она про себя.

— Отрицательно, — ответила она вслух. — Вы на земле, принадлежащей клану Росомах. Мы не признаём эти испытания, о которых вы говорите. Это территория нашего клана и владения наших людей. Если вы приблизитесь и попытаетесь украсть материалы тут, мы будем вынуждены защищаться.

Пауза подсказала ей, что они пытаются найти лучший способ справиться со сложившейся ситуацией.

— Какими силами вы собираетесь защищать этот арсенал?

«Так, вы хотите играть по правилам, вопрос-утверждающий?»

— Я не буду так действовать, звёздный капитан. В наших глазах вы захватчики и грабители. Мы не можем и не желаем мириться с нападением на это здание.

— Вы хотите рискнуть начать гражданскую войну с кланами, воот?

— Я не рискую ничем, — в ответ был смех, глубокий, тёмный, утробный смех, и:

— Посмотрим, что у вас там.

Триш взглянула на свои сенсоры. Тотальная война пришла на Цирцею.

* * *

— Звезда Янтарь, быстро продвиньтесь на запад и вмешайтесь в бой. Ударьте во фланг этим Койотам. Заставьте их взвыть! — приказала Триш сквозь стиснутые зубы. «Пульверайзер» новой модели двигался ровно и уверенно под её контролем. Сине-серый «Сентинел» Призрачных Медведей старался зайти ей самой во фланг, но у неё были другие планы. «Пульверайзер», пилотируемый Триш, был оснащён одной из новых пушек-проекторов частиц повышенной дальности, «брюхобоями», как их прозвали воины за усиленный урон. Она подключила это оружие к текущей гашетке и навела перекрестье прицела на «Сентинел».

Ультра-автопушка Призрачного Медведя выплюнула опасный поток снарядов, попавший в её кабину… напоминание, что эти воины играют до конца. Она оказала ответную любезность, выстрелив из ПД ППЧ. Ярко-синяя вспышка заряженных частиц попала меху Призрачных Медведей в бок. Он глубоко вмялся, извергая брызги расплавленной брони в воздух. «Сентинел» крутанулся на середине шага и упал. Он выглядел боеспособным, но покинул битву на несколько минут.

Битва шла хорошо. Как Триш и ожидала, каждый из нападающих пытался сражаться с Росомахами поодиночке, по своим правилам. Пара «Ланселотов» Стальных Гадюк прорвались сквозь дозоры и направились к её звезде, выведя из строя два меха Росомах, пока сами оба не стали жертвой смертоносного огня.

Нефритовые Соколы постарались получить преимущество в битве и обойти фланг. Она не прощала таких ошибок. В густом лесу, где они перемещались, Триш поймала их на кряже, известном как Вомбат Ридж. Обрыв с речкой внизу был смертельным и практически непроходимым для меха. Её войска столкнули их с высоты. Цена была большой, но в конце она лично разнесла «Бомбардье» звёздного капитана Тралла двумя залпами. В лесистой местности огневая мощь мехов Соколов на дальних дистанциях была полностью нейтрализована.

Войска Триш несли потери, несмотря на победы. У неё всё ещё было полторы звезды боевых мехов на поле, но все они были частично повреждены. Пойнт-коммандер Кейл доложил, что единственной ещё не атаковавшей силой остались Волки. Как и их тёзки, они рыскали на краю района боевых действий, подкрадываясь и ожидая нужного момента для удара.

Триш решила больше не ждать.

— Всем боевым единицам, построиться в линию на западе временной дороги.

Эта дорога была спешно вырублена в лесу, чтобы вывезти груз из арсенала Брайана. Большую часть времени это было просто грязное болото, но сухость нескольких последних дней превратила грязь в твёрдую глину и пыль. Это также была одна из немногих местностей, где местность была достаточно чистая для выстрела.

— Мы ударим по Волкам и отступим к дороге. Мы охватим их фланги там и истребим их.

Ломая деревья по пути к дороге, Триш следила за сенсорами дальнего действия и была удивлена, что Волки обходят её фланг.

— О, чёрт!

— Повторите? — переспросил Карл.

— Волки направляются к арсеналу. Всем боевым единицам, построиться на дороге и бегом к бункеру.

Колонна выстроилась за ней, и они полным ходом направились туда.

Боевые мехи клана Волка развернулись на верху тайного арсенала Брайана. Повсюду были упавшие деревья, небрежно поваленные рабочими Росомах. Стреляя по дороге, они не могли промахнуться по ведущему меху — её меху. «Пульверайзер» поймал целый град из не менее чем сорока ракет дальнего действия и нескольких лазерных лучей. Триш почувствовала, как её совершенно новый боевой мех завыл, теряя броню под вражеским огнём. Она прибавила ходу, чтобы попасть на небольшое открытое место, чтобы её войска могли обойти её.

Поверхность под ногами заскользила. Она повела вниз перекрестье прицела, пока её мех падал. Когда оно оказалось на «Крабе» Волков, энергетический импульс кобальтового цвета поразил правую руку похожего на банку меха, и сильно отшвырнул ту назад, заставив выстрел его лазера попасть в лес за ней.

«Пульверайзер» тяжело рухнул, и она увидела на индикаторах урона страшную картину. Жёлтые и красные огни покрывали её торс и ноги, показывая, что броня была пробита во многих местах. Пилотируемый воином Коксом «Торн», находившийся за ней, продержался только один залп, прежде чем был уничтожен. «Краб» Волков упал, возможно, из-за выстрела «Стага II» Кейла. «Стаг II» был одним из прототипов, только с конвейера. На нём всё ещё была серая заводская краска. Используя шасси «Стага», он нёс гораздо больший двигатель и набор вооружения, обменяв бронирование на скорость и смертоносность.

Лес загорелся, пока она подняла свой «Пульверайзер». Стороны были не равны. Триш видела это. «Мы могли бы выиграть сегодня, но это была бы пиррова победа. Волки и так не получат ничего, кроме пустого бункера» — оценила она ситуацию. Её сенсоры показали, что два сильно повреждённых меха Призрачных Медведей, включая «Сентинел», которые она подбила она, поднялись и собирались вернуться в сражение.

— Росомахи! — крикнула она своему подразделению. — Нам нужно отступать. Рассыпаться в лесу и отступаем.

— Мэм? — переспросил Кейл.

— Пусть они получат эти ядерные заряды. Всё равно это всё, что там осталось, — сказала она устало.

Словно подчёркивая свои слова, она выстрелила в «Хайлэндер» Волков, направлявшийся вперёд. Этот выстрел не нанёс никаких повреждений тяжёлому штурмовому меху, лишь подпортил краску, но его было достаточно, чтобы дать им понять, что их больно укусили Росомахи. «Пусть пообгладывают немного остатки».

 

≡ 15 ≡

Зал Собраний Большого Совета

Страна Мечты

Пространство кланов

11 октября 2823 г.

— Информация поступила от моих Волков на Цирцее, — сказал хан Уинсон. — Клан Росомах отказался принять правила, установленные Советом. Когда наши силы приземлились, они отказались признать испытания за содержимое арсенала. Прибывшие кланы были атакованы. Единственными, кто оказался победоносен, были мои Волки.

— Только потому, что воины Волков не проливали кровь, а ждали, пока другие сражались с превосходящими силами Росомах, — ответил хан Стальных Гадюк Брин.

Николай Керенский посмотрел на них с некоторым беспокойством на лице:

— То есть, они сражались?

— Не следуя правилам боя, которым мы следуем с момента основания, они гордо выставили напоказ свои намерения в одиночку выступить против кланов.

Дверь в Великий Зал собраний открылась, и вошла хан Мак-Эведи.

Хан Призрачных Медведей вскочил на ноги при виде бывшего товарища.

— У вас много наглости, если вы пришли придти сюда, после того, что сделали ваши люди.

Мак-Эведи спокойно шагала, помогая себе тростью. Она подошла к столу, но не к своему месту.

— Я сама слышала о развернувшихся на Цирцее событиях. Я не собиралась приходить сегодня, но члены Совета достаточно шептались у меня за спиной. Я подумала, что если кто-то хочет что-то сказать, он может сказать это мне в лицо.

— Вы нарушаете порядок, — спокойно сказал Николай.

— Мои извинения, ильхан, — сказала Сара, склонив голову. В её голосе не было слышно признания вины.

— Вы отрицаете, что произошло? — со злостью проговорила хан Нефритовых Соколов Бухаллин.

— Конечно, нет. Из-за этого у всех вас на руках кровь.

— Я бы настоятельно рекомендовал вам следить за своими словами, хан Мак-Эведи, — в этот раз голос Николая был громче и резче.

Сара проигнорировала его. Эти слова воодушевили её.

— Вы не говорили им, ильхан, воот? Не раскрыли свои планы? Ильхан и я разговаривали. Это всё уже было предрешено. Росомахи должны стать мальчиком для битья для остальных, силой, чтобы объединить вас всех. В один день мы стали примером для кланов, примером того, что случится, если вы не будете следовать воле ильхана.

Она кричала на Большой Совет, возможно, единственный человек, который это когда-либо делал, кроме самого Николая.

— Молчать! По нашим законам, вы…

Сара с удовольствием перебила его на середине фразы: он ненавидел это.

— Я не буду молчать. Вы требуете сокрушить нас. Я не сдамся без боя.

— Вы займёте своё место, — приказал Николай, указывая на стул за большим столом.

— Я боюсь, я не могу, Николай, — сказала она, называя ильхана по имени, словно это было оскорбление. — Я больше не член этого Совета.

— Что? — раздался голос хана Нефритовых Соколов.

— Учитывая события на Цирцее и ошибочный курс этого Совета, — она обернулась и бросила взгляд на Николая, — Я не могу смириться с этим и сидеть тут, участвуя в этом фарсе. Мои Росомахи отделяются от кланов. Мы хотим сами управлять собой, а не быть частью текущей системы. Я знаю, что многие из вас испытывают те же чувства, и мы приглашаем вас сделать то же самое.

Сара осмотрела собравшихся за столом, задержавшись только на хане Снежных Воронов Меррел. Та опустила глаза, не желая встретиться с Мак-Эведи взглядами. Остальные сжали кулаки, некоторые смотрели в ответ, с ядом во взгляде.

— В наших законах не предусмотрено отделение клана, — сказал Николай. — Так что, как я приказал вам ранее, займите своё место за столом.

Мак-Эведи повернулась к ильхану.

— Нет, Николай, не буду. То, что просто нет закона по отделению, не значит, что мы не можем так поступить. Мои Росомахи жаждут мира со всеми вами. Знайте это, хотя, если кто-то из вас нападёт, мы используем все без исключения средства для своей защиты. Если вы нападёте на нас, приготовьтесь пожать бурю.

— Ересь! — рявкнул сахан Огненных Мадрилов.

— Вы не будете угрожать в этом зале, — приказал ильхан.

— Я не угрожаю! — парировала Мак-Эведи. — Я констатирую факт. Мой клан, мои люди, мы все поднялись за это дело. Ваша мелочная зависть к успехам Росомах заставила вас не видеть правду. Ильхан стремится использовать войну против нас, чтобы укрепить вашу поддержку его и общества, которое он создаёт. Ваша завистливость позорит вас всех.

— Предатель! — хан Призрачных Медведей поднялся на ноги и ударил кулаком по столу; словно раскат грома разнёсся по зале.

— Ханс, я не предаю ничего, кроме порчи, отравившей Совет, — она повернулась к хану Керриджу. — Моим так называемым «равным» не хватает смелости встретиться со мной на поле боя, как воинам. Они строят заговоры против меня за закрытыми дверями и в тенях. Я не хочу иметь дело с такими людьми.

Керридж засмеялся, но это была скорее бравада, чем что-то ещё.

— Вы копаете свою могилу.

— Могила, которую я копаю, вместит также Вдоводелов, Джейсон.

— Довольно! — приказал Николай.

— Я требую нового испытания, испытания поглощения против Росомах! — выкрикнул с дальнего конца стола хан Дымчатых Ягуаров Озис.

На мгновение в помещении не было ни единого звука. Жуткая тишина как тьма опустилась на Зал Собраний Большого Совета.

Мак-Эведи осматривала комнату.

— Оставьте меня и моих людей в покое, — сказала она тихо. — Потому что если вы не оставите, я буду вынуждена делать вещи, которые вы и представить не можете.

Помогая себе тростью, Сара вышла за двери. Они с грохотом захлопнулись за ней.

Николай повернулся к потерявшему целостность Большому Совету.

— Кажется, кто-то тут вынес предложение…

* * *

Приказ по клану Росомах 014
«Сара Мак-Эведи, хан клана Росомах».

Всем, в чьих жилах течёт кровь Росомах:

Приближаются тёмные времена, и я обращаюсь к вам за поддержкой. Эксперимент Николая Керенского, известный как «Кланы», пришёл к критическому положению, и для нас настало время пойти по одному из двух путей. Путь, который выбрал ильхан, предполагает всё уменьшающееся количество свобод и возможностей для личного роста. Путь, который я предлагаю, это тот, где ваша судьба принадлежит вам, и тот, где ваши дети могут вырасти в обществе, в котором они смогут найти собственное призвание.

Мы рушим связи с другими кланами. Кто-то может увидеть в этом мятеж. Это не так. Это самосохранение. Для нас лучше быть в одиночестве, чем под пятой тех, кто считает себя выше нас. Это выбор, который только я, как лидер, уполномочена принять самостоятельно.

Я немедленно отменяю кастовую систему. Кроме того, я возвращаю право людям самим выбирать своих супругов и вернуться к более традиционным семейным ячейкам. Скоро также будут возвращены и фамилии. Мы найдём способ почтить тех воинов, которые заработали своё родовое имя. Мы имеем право самоопределения и самостоятельного выбора своей судьбы. Времена, когда ильхан подавлял эти права, закончились.

Этот выбор принесёт изменения всем нам. Мы должны действовать, чтобы сохранить наследие Росомах. Некоторые из вас будут разрываться между преданностью ильхану и своему клану. Я понимаю это, и обещаю, что каждый, кто будет искать убежища в остальных кланах, волен сделать так. Не будет никакой враждебности, и будет предоставлен свободный проход с наших территорий.

Хоть я и надеюсь, что наши бывшие союзники и товарищи будут считать нас желанными соседями, на самом деле есть вероятность, что некоторые постараются изъять выгоду из нашей политической ситуации и попытаются сами захватить власть. Те, кто останется, встретятся с пока неизвестными трудностями и препятствиями. Мы встретим их лицом к лицу, как всегда встречали, как одна семья. Мы не отступим от принципов Звёздной Лиги, которые мы несли из Внутренней Сферы. Наша честь и целостность — не разменная монета для торговли с бывшими равными.

Дополнительная информация последует. Тем временем, подготовьтесь, как следует, для военного времени. Занимайтесь повседневными делами, но знайте, что изменения и помехи неизбежны. Когда вас призовут к действию, я рассчитываю, что вы будете действовать. Мы все должны подготовиться к тяжёлым временам, которые наверняка придут.

Только будучи едины, как нация, мы сможем избежать этих приближающихся сумерек.

Анклав Росомах Уильямспорт

Лам

Пространство кланов

11 октября 2823 г.

Заявка оказалась более трудной, чем мог представить себе звёздный капитан Дуглас. Вдоводелы несколько часов пытались оспорить её у его клана, Мангустов. Теперь, когда клан Мангуста победил, они готовились для броска в небольшой городок Уильямспорт и собирались захватить лаборатории и владения тут.

Росомахи заплатят за своё предательство.

«Испытание поглощения». Он никогда не слышал о таком раньше. Дуглас вышел из сибгруппы только три года назад, и это будет его первым полномасштабным испытанием. Свою юность он проводил с другими воинами, тренируясь сражаться, а сейчас настало время для настоящей проверки. Росомахи удерживали этот город много лет. Если информация была верна, то тут они сосредоточили разработки оружия. С бинарием мехов под своим командованием, Дуглас ворвётся и застанет защитников врасплох. Они сразятся с ними, сокрушат их и город станет владением его войск.

Его хан сказал, что Росомахи скорее всего не будут сражаться по канонам и традициям кланов, и для Дугласа это делало положение вещей ещё более раздражающим. Множились слухи, что Росомахи объявили себя независимыми, что они отреклись от Николая Керенского и других кланов. Объявили тотальную войну против них. Он слышал, что они осквернили мемориалы Звёздной Лиги на Стране Мечты. Даже в его родном городе на стенах склада появилось граффити, нарисованное каким-то отродьем из низших каст, называющее хана Мак-Эведи героем. «Герой? Нет, она не герой». Низшие касты считали так из-за её репутации человека, поддерживающего их. Мак-Эведи заблудилась, забыла своё место в обществе, Дуглас был уверен в этом.

Он также был уверен, что его войска дадут понять заблудшему хану цену своей ошибки.

Войска клана Мангуста, его войска, будут первым испытанием, назначенным Большим Советом для решения проблемы Росомах. По крайней мере, так сказал его хан. Дуглас был готов. Он научит их уважению и чести, примером которым может являться только истинный воин кланов.

Из долины перед ними поднимался дым. Не тяжёлый дым, а серые и белые струйки. Это не было похоже на нормальное дыхание промышленности города, оно было гораздо более интенсивным. Первым предположением Дугласа было то, что Росомахи начали какую-то газовую атаку. Он проверил сенсоры «Гермеса», но не обнаружил биологической и радиационной угрозы или ядовитых газов. «Огонь? Отрицательно». Вдоводелы или какой-то другой клан схитрили и напали перед ним, чтобы захватить победу?

— Тайная звезда, — вызвал он. — Я хотел бы, чтобы вы развернулись веером на два километра на север. Дойдите до края долины, когда увидите нас на гребне. Вы прикрываете наш фланг и скоростное шоссе имени Камерона, которое ведёт из города. Я не хочу, чтобы эти сураты сбежали.

— Вас понял, звёздный капитан, — услышал Дуглас. Тайная звезда направилась бегом на север. Он подождал, пока они не оказались на позиции.

— Хорошо, Лавинная звезда, мы собираемся пересечь хребет. Приготовьтесь занять огневые позиции. Правила боя, которые дал нам Большой Совет, дают нам право стрелять первыми. Помните, что Росомахи, скорее всего, не играют вообще ни по каким правилам, так что прикрывайте и поддерживайте друг друга, если необходимо. Мы тут не чтобы разрушить город, а занять его невредимым.

Дуглас подвёл «Гермес» к краю хребта, и посмотрел вниз. Перед ним открылась картина, которую он видел только в головидео, в сценах из операции «Клондайк» и гражданских войн. Город Уильямспорт был весь чёрен. Только несколько зданий остались нетронуты, как он видел, по большей части жилые здания, несколько водонапорных башен и другие обслуживающие строения.

Здания были сожжены. Пожары возникли не от битвы, Дуглас был уверен в этом. Это были осторожные, контролируемые поджоги. Кажется, ядерное оружие было вывезено. Некоторые строения были сбережены. Большая часть была полностью уничтожена. Его основная цель, научные лаборатории на западной окраине города, была ровной кучей чёрного пепла. Последние дымки пожаров струились вверх.

Он проверил сенсоры. Ничего. Внизу были люди, но никаких признаков вооружённых сил. Сначала Дуглас ожидал ловушки, но понял, что его не пытаются обмануть. Росомахи знали об их приближении и уничтожили город.

— Что произошло, звёздный капитан? — раздался голос одного из пойнт-коммандеров Тайной звезды.

— Рассеяться, — сказал он. — Я хочу, чтобы вы заняли это место.

— Сэр… что произошло здесь?

— Росомахи, — осторожно сказал он, — потеряли свою честь. Они сбежали как трусы, вместо того, чтобы встретиться с нами в битве.

Повисла пауза.

— Сэр. Если они убежали, у меня есть вопрос: куда?

Дугласу было нечего сказать. «На этот вопрос пусть ответит Большой Совет».

 

≡ 16 ≡

Грейт Хоуп, также известный как город Мак-Эведи

Провинция Тики

Цирцея

22 октября 2823 г.

Хан Мак-Эведи смотрела, как стыковочные корабли приземляются вокруг Грейт Хоупа. Путешествие сюда было поспешным, с использованием пиратских прыжковых точек и быстрых перелётов, чтобы сбить с толку шпионов, которые могли наблюдать за ней. Она добралась до Цирцеи в рекордно быстрое время. Сара всё ещё звала город Грейт Хоуп, но низшие касты всегда называли его городом Мак-Эведи. Это было одной из вещей, за которые Николай делал ей внушение два года тому. Она сейчас была рада, что это так сильно задело ильхана.

Город устроился в крохотной речной долине, которая открывалась на морской портовый комплекс. Это была столица Росомах, одно из первых мест, которое они освободили. Столица Снежных Воронов была на противоположной стороне планеты. Она приказала боевым кораблям занять позиции и убедиться, что кругооборот челноков между Грейт Хоупом и транспортными кораблями был скрыт, устроив мини-блокаду собственной столицы.

Эвакуация продолжалась несколько дней, пока без попыток вмешательства со стороны кланов. Были единичные отчёты о столкновениях, о клановских войсках, выдвигающихся и прощупывающих владения Росомах, но главный штурм ещё не начался. По большей части они попадали в уже заброшенные города и комплексы. С двумя дюжинами стыковочных кораблей вокруг Грейт Хоупа легко было заметить, что мобилизация её клана была комплексной, и должна была сбить с толку её возможных врагов.

Когда она с трудом спустилась на термакадам, к ней пристали несколько офицеров, каждый спрашивал о приказах, пояснениях, подписях на бесконечном море бумаг. Следовало многое сделать. «Как с этим справлялся Александр Керенский? Да, правда, его поддерживали все СОЗЛ». Даже Николай, которому удалось организовать полёт на Страну Мечты в начале гражданских войн Пентагона, совершил маленькое чудо. Было уму непостижимое количество деталей, которые она вынуждена была поручить своим офицерам.

Пересекая космопорт, она услышала грохот взлёта одного из тяжёлых стыковочных кораблей типа «Мул». «Улетает к безопасности, я надеюсь». Она сделала все запланированные личные встречи с Николаем и Большим Советом. Они придут за ней, Николай подтвердил это. Росомахами пожертвуют во имя единства кланов. Самым грустным в этом было, что никто полностью не понимал, что Николай желает пожертвовать одним из своих кланов ради господства и власти. Уничтожение Росомах было похоже на ситуацию, когда человек хочет отрезать себе руку, чтобы настоять на своём.

Мужчина в белом лабораторном комбинезоне приблизился и почтительно склонил голову. «Это должно быть, он», — предположила Мак-Эведи.

— Доктор Воун, я полагаю?

— Я рад встретить вас лично снова, хан Мак-Эведи, — сказал старый доктор.

Сара знала о нем из-за его работ в генетической программе Росомах. Этот человек был гением, об этом свидетельствовали его записи.

— Я бы надеялась, что вы передумаете и присоединитесь к нам, доктор, — сказала она.

Воун улыбнулся.

— Я старый человек. Я буду занимать место, необходимое кому-то, кто может осветить будущее нашим людям.

— Великие умы сложно заменить.

— Вот поэтому я и предложил вам этот план.

План. Мак-Эведи видела его. Способ сохранить копию генетических образцов воинов Росомах. Копирование генов, чтобы сохранить их для будущего, — это было смело и опасно.

— Я просмотрела его, доктор. Есть некоторый риск.

— Вы возьмёте с собой основные образцы генов воинов, заслуживших родовое имя. Я удержу только небольшое количество материала. Но я обеспечу, чтобы воины Росомах продолжали жить.

Это был смелый план, один из тех, что давали некоторую надежду для выживания её воинов, если операция «Возврат» пойдёт не так.

— Вы не должны пренебрегать риском, Доктор.

— Я лоялен к вам, хан Мак-Эведи. Вы понимаете наших людей и их свободы. Николай стремится разрушить малейшие признаки того, что осталось от семейной жизни. В моём плане есть опасности, но, в конце концов, он сработает. Вы знаете это.

— Но если вас раскроют, вас убьют.

— К тому времени, как они раскроют то, что я намерен сделать, я уже буду мёртв, а остальные ваши люди будут в безопасности. Моя работа гарантирует другое будущее.

«Я надеюсь, что вы правы, Доктор Воун. Я надеюсь, что вы правы…»

Рустер Плейнс

Цирцея

Пространство кланов

22 октября 2823 г.

Тринарий боевых мехов Росомах изогнулся посередине и, казалось, отступал. Зелёные холмы были изрыты бегущими мехами, дёрн был разворочен перемещающейся битвой. Нередко небольшая, дымящаяся дыра — прошедший мимо цели луч или снаряд автопушки — зияла в высокой траве равнины Цирцеи. Тяжёлые капли дождя, «гнев Цирцеи», как его называли тут, падали вниз, на поле боя, ещё больше ограничивая видимость.

Эта битва была жестокой, гораздо более жестокой, чем кто-то из её участников мог предвидеть. Огненные Мандрилы проиграли Стальным Гадюкам право сражения. Гадюки решили, что они ударят по сибгруппе, размещённой на Рустер Плейнс и очень быстро разобьют противника. В конце концов, это были всего лишь дети, не опытные бойцы. Неожиданность будет гарантией победы. Шторм начался прямо перед сражением, а в середине грозы Гадюки ударили по Росомахам.

Те выставили усиленный тринарий мехов. Их пехота окопалась и сражалась хорошо, но они были не чета Стальным Гадюкам, которые заняли их позиции на холмах рядом с тренировочным комплексом. Когда Стальные Гадюки продвинулись к лагерю, они натолкнулись на цепочку вибромин, закопанных в дёрн. Это стоило им двух мехов, их ноги вывернуло и изогнуло.

Установка мин — трусливый поступок. Не поступок воина кланов. Эта молодая сибгруппа заплатит за это, по крайней мере, так думали Гадюки, когда битва начиналась. Быстро наступая на юг тренировочного комплекса, они теснили мехи Росомах назад, но это дорого им обходилось. Росомахи выставили несколько новых моделей боевых мехов, которые, кажется, были способны наносить больше урона. Ещё хуже было то, что по этим новым моделям была лишь разрозненная информация, и это делало их тёмными лошадками на поле боя. Ильхан говорил Большоому Совету, что Росомахи проводят такие исследования. Величие Николая Керенского снова проявилось и тут. Этих новых моделей мехов не было в базах боевых компьютеров, что означало, что Гадюкам предстоит сложный способ узнать об их возможностях, сильных и слабых сторонах — в бою.

Они преследовали сибов до волнистых равнин. Несомненно, у них был опытный командир, возможно, тренер, который когда-то был ветераном. Жаль, что такие люди должны умереть. Стальные Гадюки предложили вызов для поглощения Росомах, чтобы позволить им сразиться с честью. Те отказались. Теперь оставалось только сокрушить и разбить их. Это было неприятно, но необходимо.

Хан Стальных Гадюк Брин увидел прогиб в строю врага и почувствовал, что победа близка.

— Они теряют центр строя. Направляйтесь туда, ударьте и разорвите их фланги.

Он служил с ханом Мак-Эведи и другим первым саханом Росомах, Робертсоном. Ему было грустно из-за смерти Робертсона, защищавшего свой клан от ярости Вдоводелов. Теперь Стальные Гадюки были одним из инструментов уничтожения Росомах. Единственной хорошей новостью было, что когда он победит, этот комплекс и земли станут частью анклава Гадюк на Цирцее.

Его войска, 80-й клыковой кластер, в точности последовали приказам. Они ударили в центр, но тот только отошёл назад, отказываясь надламываться. Внезапно хан Брин увидел, что происходит. Надавив на центр, его войска внезапно попали под огонь флангов, убийственный перекрёстный обстрел.

Он видел, как один из «Гусаров», хоть и самый повреждённый из них, быстро рухнул. «Шэдоу Хок» получил заряд ППЧ повышенной дальности в голову, выстрел был сделан через всё поле боя. Луч пробил кабину с одной стороны и вышел с другой. Воин мгновенно был обуглен потоком частиц, и мех опрокинулся на землю, глубоко погрузившись во влажную почву.

Грохот громче грома раздался по полю боя. Обернувшись, сквозь дождь хан увидел оранжевый столб пламени и огненный шар, поднимающийся в воздух. Росомахи сделали то, что шокировало его — они взорвали собственный тренировочный центр. Его мех покачнулся под градом ракет ближнего действия и лазерного огня от трёх мехов Росомах. Взрыв застал воинов Брина врасплох, дав Росомахам шанс воспользоваться ситуацией. Ещё один мех Гадюк был подбит. Шансы быстро сдвигались в сторону Росомах. Сражаясь не по правилам кланов, они сокрушили 80-й клыковой за несколько минут.

«Это того не стоит. Не теперь, не теперь, когда комплекс превратился в пылающие руины. Не эти потери» — решил хан.

— Гадюки, это Истинная Гадюка. Отступаем на исходные позиции парами. Открыть огонь на подавление по Росомахам, пока будем отступать.

Он видел, как Росомахи понеслись в противоположном направлении, к пограничным землям со Снежными Воронами. Их столица, Дехрадун, была лишь в 60 километрах отсюда. Выжившие Росомахи теперь проблема Снежных Воронов, не его.

«Я надеюсь, вы справитесь с ними лучше, чем мы» — мысленно сказал Брин Воронам. Он уже хотел отправить сообщение хану Джойс Меррел, чтобы она знала об угрозе, направляющейся к ней, но остановился. «Если она победит там, где я не смог, что это скажет ильхану и другим о моих Гадюках?» Он помешкал.

«Джойс должна справиться с ними сама».

Окраина Грейт Хоуп, также известного как город Мак-Эведи

Провинция Тики

Цирцея

Пространство кланов

22 октября 2823 г.

Провинция Тики, принадлежащая Росомахам, была покрыта смесью лоскутков ландшафтов, растянувшейся на тысячи квадратных километров. Густые леса, эрозированные горные хребты, засушливые плоские плато, болота, это был целый микромир типов поверхности земли на относительно маленькой области. Центром, желанной добычей, был Грейт Хоуп, также известный как Мак-Эведи. «Только высокомерие Росомах могло допустить назвать город по имени такого предателя, как Сара Мак-Эведи» — с отвращением подумал хан Вдоводелов.

Хан Керридж знал, что в глазах равных он казался мелочным в своих политических маневрах против Росомах. Это не беспокоило его. Он хотел, чтобы Росомахи страдали, слабели, умерли. Он поглотит их имущество, их ресурсы, их территории и людей. У него уже был список того, что ему было нужно. Выбирая наиболее выгодное, Керридж позаботится, чтобы Вдоводелы были самым доминирующим кланом. «Кому какая разница, что другие ханы думают обо мне?»

Его Вдоводелы выиграли право попытаться вступить тут в бой с Росомахами, чтобы он мог получить доступ к шахтам этой местности. Пока осада была проблемной. Над территориями Росомах над Цирцеей был заслон из военных кораблей. По пути сюда его штурмовые силы были окружены истребителями и боевыми кораблями Росомах. Керридж попросил свободного прохода, и ему его предоставили. Но такая концентрация огневой мощи действовала на нервы. «Они что-то замышляют»… — он знал Сару слишком хорошо. «Она хочет, чтобы я первым открыл огонь, чтобы кровь была на моих руках. Она уважает наши традиции лишь до той степени, чтобы избежать тех битв, где она будет показана неправой или несправедливой». До текущего момента сражавшиеся Росомахи вступали в бой, только будучи атакованными другими кланами.

Они не окапывались и не сражались честно. Как только войска Керриджа, боевой кластер, вошли в провинцию Тики, Росомахи совершили на них серию внезапных и коротких набегов. Они приближались, открывали огонь и отступали. Это отнимало много времени и было не по-клановски, по крайней мере, по мнению Керриджа.

Ильхан Керенский и делегация из Большого Совета присоединилась к его войскам, добавив натиск. Николай непосредственно увидел, что Росомахи уже отказались от пути кланов и сражались как мародёры. Это только укрепляло его позицию против Мак-Эведи и её людей. «Все увидят, что я не ошибался в них… Эти Росомахи повернулись спиной к нашим путям».

Конечно, у него были способы гарантировать, чтобы Росомахи были выставлены в дурном свете. «Имеет смысл иметь в распоряжении людей тут с необходимыми средствами. Гарантия… особенно учитывая, что здесь находится ильхан».

Пока они подбирались ближе к городу, Керридж наблюдал на дорогах странное зрелище. Беженцы. Люди, которые утверждали, что были сторонниками Николая Керенского, были изгнаны. Они любили свой клан, но не хотели никак принимать участие в предстоящей битве. Он увидел густое облако дыма, поднимающееся со стороны города, словно чтобы усугубить их страх. Керридж знал, что такое количество дыма могло произойти лишь из-за одного — город горел. Время от времени он видел приземляющиеся и взлетающие стыковочные корабли, огни их термоядерных реакторов освещали небо, как метеоры. Керридж немного замедлил продвижение своих войск. Что-то происходило в городе, и он не хотел нестись туда вслепую.

У Николая было другое мнение.

— Почему вы медлите, хан Керридж? Вы выиграли возможность сражаться с Росомахами тут. Победа гарантирует, что вы поглотите их. Идите немедленно в битву. Покажите им, что такое настоящий воин кланов! — звучащий по командному каналу связи голос ильхана был раздражающим напоминанием тому, что Керриджу надо было сделать.

Проверяя свои сенсоры дальнего действия, он настроил их на максимальный радиус охвата. Керридж искал сигнал, особый сигнал. Хан Вдоводелов знал, это было там, в Грейт Хоупе, где он приказал его разместить. Последний подарок Росомахам. Последний гвоздь в крышку их гроба. «После этого поглощение будет чем-то, о чём все будут мало задумываться».

Он переключился на свои ЯБХ сенсоры. Ядерные, биологические и химические сканеры найдут то, что нужно, даже в нескольких километрах отсюда. Вот! Вот оно. Его воины сделали свою работу. Их миссия была проста: тайно вынести ядерную боеголовку из арсенала Брайана и пронести её в город. Эти же двое воинов остались с нею. На случай столкновения у них была пехотная форма Росомах, и они бы легко прошли поверхностную проверку. Боеголовка была на взводе и связана с пусковым кодом на его боевом компьютере.

«Намечается славное зрелище… и у Николая место в первом ряду».

* * *

С борта корабля «Гурон» типа «Оверлорд» хан Мак-Эведи наблюдала за тем, как готовились отбыть последние четыре стыковочных корабля. Её арьергардные войска были самыми старыми воинами клана и развлекались, докучая силам клана Вдоводелов. Это была галактика Зета. Большая часть этих людей уже сильно состарились, послужив в молодости ещё у отца Николая в Силах Обороны Звёздной Лиги. Все они были опытными ветеранами гражданских войн и операции «Клондайк». Там, где Николай предложил, что старым воинам нет места в обществе, реформы, начатые Мак-Эведи, предложили новую жизнь галактике Зета. Она эвакуировала бинарий самых стоящих воинов, сопротивляясь протестам. Остальные настаивали на том, что они будут последними, кто останется в Грейт Хоупе. Все хотели навредить клану Вдоводелов.

Город сейчас превратился в город-призрак, оставленный в руинах и сжигаемый контролируемым пламенем. «Если Вдоводелы хотели этот город — они обнаружат, что он не очень ценен для них». Почти десять тысяч гражданских выбрали не отбывать с остальными войсками Росомах. Мак-Эведи с пониманием отнеслась к этому. Некоторые просто не хотели покидать свой дом на Цирцее. Некоторые были старыми и немощными и не хотели путешествовать. Другие были семьями из нижних каст, которые не хотели рисковать своими маленькими детьми во время космического полёта в неведомое. Несколько воинов, по большей части недавно выпустившихся из своих сибгрупп, заявили, что они не хотят сражаться с силами ильхана. Влияние Николая Керенского, живого бога, распространилось далеко. Оправдания имели для неё значение. Она приняла их все. «Я не виню тех, что приняли сторону Николая. Они не видели его много лет, не видели, на что он способен». На мгновение она подумала об Андрее и покачала головой от этого воспоминания.

Вдоводелы практически приостановили наступление на город в десяти километрах от его окраин, используя кольца холмов как укрытие. Мак-Эведи приказала воинам галактики Зета приготовиться. Она переместила их из центра города к дальним предместьям. Сара не будет втягивать Вдоводелов в городской бой. Это было заманчиво, но там всё ещё оставались невинные мирные жители. Она не хотела ставить их под угрозу.

Пока Сара наблюдала, как звезда войск быстро покидает город, она размышляла о том, как идут дела у Франклина Халлиса. Ещё на секунду она снова подумала об Андрее. Она знала, он бы одобрил это. Как и у Николая, у него была импульсивная жилка. Фактически, он бы был заинтригован таким видом операции. Они отходили прямо перед носом у остальных кланов. Мак-Эведи не дала им той битвы, которую они хотели. Пока всё шло великолепно.

Сейчас будущее выглядело ярким и многообещающим. Сра позволила себе улыбнуться, перейдя на другое место «Гурона» для лучшего обзора. Она надеялась, что скоро будет чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы снова сесть в кабину меха.

* * *

— Ильхан, мы готовы начать штурм, — сказал хан Керридж. Его пальцы вводили код на боевом компьютере: ноль-альфа-ноль-браво, ноль, ноль, один. Палец завис над кнопкой передачи. Керридж выключил микрофон в своём нейрошлеме. Вдоводелы поднялись на гребень горы. Он немного выдвинул вперёд свой мех, чтобы видеть Грейт Хоуп.

— Этим я вбиваю кол в сердце заразе, которая пытается пожрать наших людей.

Он нажал на кнопку, и в дюжине километров на поверхности Цирцеи взорвалось новое солнце. Было странно тихо, когда ядерный взрыв рос вверх и освещал землю ярким, созданным человеком солнечным светом. Раздался треск, как от молнии в летнюю грозу, за которым последовал звук рёва тысячи одновременно работающих двигателя стыковочных кораблей.

Взрывная волна была такой силы, что отбросила назад боевые мехи Вдоводелов, вышедшие на гребень. Воющий порыв ветра, горячего, иссушающего, набросился на машины. Керридж видел, как боевой мех ильхана наклонился назад от силы взрыва. Пыль, земля, пепел, обломки, всё разлеталось в стороны, словно выброшенное из воронки смерча. Хан Вдоводелов пытался управиться с мехом, несмотря на то, что это он произвёл взрыв и знал о надвигающейся взрывной волне. В отдалении он увидел грибовидное облако, вспенивающееся клубами огня, растущее вверх, питаемое собой. Сенсоры меха выли о радиационной угрозе.

Керридж снова включил систему связи. Настало время продолжить спектакль.

— Ильхан, вы в порядке?

В ушах раздался потрясённый голос:

— Что случилось?

— Ядерный удар. Росомахи, видимо, использовали ОМП в собственном городе.

— Там были гражданские. Мои сенсоры засекли их присутствие. Тысячи мирных жителей, — голос был потрясённый, но медленно превращался в гневный. — Что Сара наделала?

— Сэр, предупреждения о высокой радиационной опасности в этой области. Нам нужно на некоторое время отступить, для вашей безопасности, сэр.

Николай Керенский не был испуган. Его боевой мех стоял и, кажется, наклонился вперёд, к растущему грибовидному облаку.

— Я не могу поверить, что Мак-Эведи сотворила такую вещь, — его голос стих от изумления тем, чему он оказался свидетелем.

— Ильхан, должно быть она использовала одну из ядерных боеголовок из тайного арсенала Брайана. «Всё, все необходимые подсказки сообщены» — оборвал он себя. У каждого клана во владении есть немного ядерного оружия, у этого была сигнатура, связывавшая её с остальными ядерными зарядами, добытыми у Росомах. Это был след, связывавший Росомах с уничтожением города. Безупречная комбинация. Все, кто могли доказать, что он причастен к происшествию, были рядом с бомбой, когда та взорвалась.

— Я не позволю этому легко сойти с рук, — уверенно сказал Николай.

— Я понимаю, ильхан, — сказал Керридж, перемещая свой мех ближе к предводителю. — Вы не должны. Росомахи стали преступниками из-за своего поступка. Вы могли погибнуть.

Повисла пауза. Тень от облака взрыва нависла над их позицией, в мгновение ока превращая день в ночь. Наконец, Николай Керенский произнёс:

— Это перестало быть испытанием поглощения. Действия Росомах изменили всё. Мы должны созвать Большой Совет и решить, каковы будут наши следующие шаги. Тем не менее, очевидно, что дурные гены Росомах не должны быть сохранены. Их следует ликвидировать.

— Вы мудры, ильхан.

Голос Николая был наполнен едва сдерживаемой яростью.

— В то же время Росомахи, куда бы они ни направились, должны понять, что за подобные действия они должны заплатить. Использование оружия массового поражения подлежит к оплате по счетам.

— Что вы будете делать, ильхан?

— Мне нужно связаться с планетарной сетью связи, чтобы передать сообщение. Снежные Вороны могут отомстить за это зверство. Они сражаются сейчас с силами Росомах. Они преподадут им урок за такое военное преступление. На такие действия можно дать только один ответ.

 

≡ 17 ≡

Анклав Росомах

Страна Мечты

Пространство кланов

22 октября 2823 г.

Звёздный капитан Триш Эбон наблюдала за стыковочными кораблями Дымчатых Ягуаров, летящим по изогнутой траектории к зонам высадки в нескольких километрах от вершины холма, на котором она развернула силы. Звёздный полковник Стэнтон Озис нагло и высокомерно объявил, что он идёт к ней, чтобы «поглотить» Росомах, их оборудование и земли. Поглощение. Вот как умирает клан. Остальные поглотят его по кусочку.

Эвакуация Росомах со Страны Мечты продолжалась неделю. Многие добрались до орбиты тайно. Пока этот мини-исход не привлекал много внимания. Теперь, когда Дымчатые Ягуары были так близко и объявили свои намерения, времени мирным жителям и другим воинам покинуть планету не осталось. Сахан Халлис, Франклин, пообещал подобрать её. «Он не бросит меня. Я верю в это. У звёздного полковника Озиса и этого нет» — думала Триш.

Ягуары не атаковали сразу, как она ожидала. Это было нехарактерно для них. Они и Нефритовые Соколы всегда спешили в бой, стараясь первыми достичь противника — даже если в этом не было никакой нужды. Её две звезды, собиравшиеся отходить с боем, стояли и ждали. Они не собирались уничтожать агрессора, Франклин объяснил ей это. Росомахи просто хотели уйти с минимальными потерями.

Когда ожил командный канал связи, Триш приготовилась к обычной браваде Ягуаров и насмешкам над собой. Но она услышала явно обеспокоенный голос звёздного полковника Озиса.

— Звёздный капитан Эбон, я буду говорить с вами.

— Я слушаю вас, звёздный полковник.

— Я получил сообщение о том, что сделал ваш клан на Цирцее. Мой хан сообщил мне, что вы можете попытаться отобрать мою победу, используя ядерное оружие. Прежде, чем я пошлю свои войска, я хотел бы знать, будете ли вы сражаться хоть с каким-то понятием о чести, вопрос-утверждающий?

Это застало её врасплох.

— О чём вы говорите, звёздный полковник?

— Ваш клан использовал в бою атомное оружие. Ваши люди старались убить ильхана трусливой атакой, погубившей тысячи собственных людей.

«Нет!» — все её мысли разом оборвались.

— Невозможно. Тут должно быть какая-то ошибка.

— Я видел съёмку сам, — надавил Озис. — Грейт Хоуп был разрушен. Тысячи невинных людей убиты. Ильхан сам был задет взрывом, но каким-то чудом выжил.

Уничтожен? Отрицательно! Триш знала людей там. Говорили, что хан Мак-Эведи сама была в Грейт Хоупе. Это было одно из самых больших владений Росомах, и уничтожение его ядерным оружием было недоступно пониманию. Отрицательно… Это не могли быть люди из её клана.

— Я… я не знаю, что сказать.

— Учитывая тот факт, что я пришёл сразиться, преодолеть и сокрушить вас в битве, вы можете сказать, что не будете использовать такое оружие. Я не желаю, чтобы мои воины или то, что я возьму как изорла, было бы уничтожено таким бесчестным образом.

Очевидно, Озис был в таком же замешательстве и так же зол, как и начинала себя чувствовать она.

За несколько секунд Триш успокоилась и очистила свои мысли.

— Я буду сражаться с честью. Мне нужно несколько минут, чтобы осознать то, что вы сообщили, несколько минут, чтобы объяснить ситуацию моим людям. Я верю, что это не какая-то уловка с вашей стороны, чтобы разъярить нас.

— Я буду сражаться с честью.

— И я. Даю слово.

— После уничтожения Грейт Хоупа невозможно понять, какова ценность слова Росомах. Во имя великих Керенских, я признаю вашу клятву клятвой воина. Я не должен… но признаю, — в голосе Озиса явно было слышно напряжение.

Она боролась со слезами, навернувшимися ей на глаза.

— Мы будем драться изо всех сил, звёздный полковник. Таковы мои приказы. Вы пришли, чтобы уничтожить мой клан. Ожидайте, что Росомахи будут использовать все конвенционные средства, чтобы выжить.

— Утвердительно. Я не ожидал меньшего.

Боевой корабль Снежных Воронов «Эвеланш»

Высокая орбита над Дехрадуном

Цирцея

Пространство кланов

22 октября 2823 г.

Сообщение, переданное центром связи Дехрадуна с Цирцеи, было ясным и выразительным. Изображения, посланные ильханом из города Мак-Эведи на другой стороне планеты, были ужасающими. Она не видела такого массового убийства много лет, после свершавшихся во время гражданских войн. Эти раны кланов были свежими и глубокими. Город был уничтожен ядерным взрывом изнутри. Хан Меррел не видела в этом никакого смысла. Она знала Мак-Эведи как родную сестру, она знала её много лет. Это был не её стиль поведения. Сара ценила жизнь. Были убиты её люди. Это не было нужно ей.

«Ты изменилась так сильно, Сара?» — раз за разом изумлялась она.

Николай Керенский отдал два простых приказа к действию. Со зверством в Грейт Хоупе надо было что-то делать. «Росомахи должны расплатиться за свою самонадеянность в использовании оружия массового поражения. Ваши Снежные Вороны должны преподать им урок». Это был беспрецедентный приказ. Николай уполномочил использование ядерного удара по силам Росомах на Рустер Плейнс, где они избежали встречи с её войсками.

Второй приказ был также краток. Был необходим сбор Большого Совета, чтобы обсудить «войну» и «изменения в сущности этого испытания с кланом Росомах». Войну. Это слово было понятым для Меррел. Речь шла уже не о поглощении Росомах другими кланами. Николай говорил о некоторой эскалации. Она могла только догадываться, что это значило. У ильхана была тёмная сторона, которую Меррел видела много лет, и хан немного беспокоилась, что его действиями руководит именно этот аспект личности.

— Ангел-один, — сказала она по корабельной системе связи. Ангел-один был одним из её дежурных истребителей, он был с экипажем и готов к немедленной отправке.

— Истинный Ворон, вас понял, слышимость чистая.

— Ангел-один, мы собираемся изменить вашу боевую нагрузку и дать новые цели для полёта.

— Вас понял. Отключаюсь для смены боезапаса.

«Нет, ты не понял. Я посылаю тебя уничтожить Росомах внизу. Сибгруппу, детей, по сравнению с нами. Я посылаю тебя преподать там урок. Да поможет нам Бог» — мысленно добавила хан.

Меррел наблюдала, как истребители готовились к запуску, глядела на обзорный экран, размышляла и беспокоилась. Она послала приказ наземным войскам, чтобы те отступили в Дехрадун для собственной безопасности. Кланы прежде не использовали ядерное оружие в битвах, даже в жестоких сражениях за миры Пентагона. Теперь она собиралась воспользоваться им… «Глаз за глаз». Её люди учились наносить ядерные удары, но никогда не делали это по-настоящему.

— Истинный Ворон, это Ангел-один. Мы загружены и заправлены. Запрашиваю код авторизации для запуска.

Рука Джойс повисла над командной панелью. Канал связи с Ангелом-один был защищён. Она ввела символы кода аутентификации и послала коды запуска.

— Ангел-один, это Истинный. Я передала вам данные.

— Вас понял, Истинный Ворон. Заряды на взводе.

Его слова заглушила ревущая сирена. Красные огни замелькали повсюду на мостике «Эвеланша».

— Отчёт о ситуации! — крикнула она.

— ЭМИ тревога! Боевой корабль выходит из пиратской прыжковой точки в двенадцати километрах на левую скулу.

Боевой корабль… тут?

— Идентифицируйте этот корабль, — приказала она. Её внутренности сжались при этих словах.

От человека у сенсорного терминала последовал озадаченный взгляд.

— Хан Меррел, это бессмыслица. Мы опознаём этот корабль как корабль Звёздной Лиги «Бисмарк». Но это же невозможно. «Бисмарк» — часть законсервированного флота Исхода. Я вижу, как он направляется в нашу сторону, оружейные отсеки выполняют последовательности заряжания. Сигналы транспондера говорят, что это корабль Росомах.

— Вы уверены, воут?

«Бисмарк» был огромным кораблём, линкором типа «Техас». Она помнила его историю с войны против Амариса. «Бисмарк» был снят с эксплуатации из-за серьёзного урона килю. Долговременная служба ему не светила. Это был причудливый старик, но всё ещё опасная угроза в битве.

— Утвердительно, — ответил офицер наблюдения.

«Росомахи. Невероятно!» Мак-Эведи совершила набег на флот Исхода, чтобы пополнить собственный.

— Объявите боевую тревогу. Всему личному составу занять места по боевому расписанию! Свяжитесь с остальным нашим флотом и приведите их к нашим координатам. Передайте им — готовность номер один! Прошло несколько напряжённых мгновений, пока каждая палуба сигналила о готовности к действию.

— Мэм, звено Ангел покинуло пусковой отсек. «Бисмарк» летит вперёд, чтобы оказаться между нами и поверхностью. Он выпустил два стыковочных корабля и эскорт истребителей.

«Зачем?» — задалась она вопросом. И тут поняла. Они слали стыковочные корабли, чтобы забрать те самые войска, которые она планировала уничтожить. Они не могли выбрать худшего времени для прибытия.

Меррел подошла к тактическому экрану. У звена Ангел внезапно появилась проблема. С атомным оружием на боевом взводе Ангел-один будет показан на сенсорах как опасная угроза. Если это были Росомахи… а это должны были быть они, если они проводили сканирование, они бы обнаружили это. Что важнее, они бы напали на истребитель всем, что у них есть.

— Ангел-один, вам следует начать маневры уклонения. Передаю информацию о цели, — сказала она, вводя код начала атаки на наземные силы Росомах на Цирцее, в сорока километрах северо-восточнее Дехрадуна. Город не будет задет. Его граждане засвидетельствуют уничтожение непокорных воинов Сары.

— Модуляция орудий противника! — выкрикнул офицер наблюдения через мостик.

— Рулевой, — крикнула она, — Двигатели на пять пунктов. Уйти с орбиты и снизиться так, чтобы оказаться между «Бисмарком» и Ангелом-один.

«Эвеланш» ожил. Пульсация двигателей, мерцание огней, всё говорило о том, что громадный корабль готовился к битве.

— Взять «Бисмарк» на автоматическое сопровождение цели. Пошлите им сообщение, прикажите отозвать истребители и отменить состояние готовности.

«Эвеланш» сильно накренился и начал тошнотворно вращаться. Что-то попало в них, и повредило броню. Она знала это чувство слишком хорошо. «Чёрт, это боевой корабль типа „Техас“. Он может быть старым и расшатанным, но он всё ещё опасен». Тот факт, что по ним открыли огонь, означал, что, скорее всего, они обнаружили ядерное оружие, направляющееся к поверхности. «Выиграть время — это всё…»

— Отчёт о повреждениях.

— Несколько попаданий корабельных ППЧ и одно ракетное, — отозвался с центрального сидения капитан Фоулер. — Нам попали в правый борт, рядом с кормой. Броня выдержала, но они целятся по нашим двигателям, хан.

— Батареи левого борта, ответьте им. Беглый огонь!

Раздались высокие далёкие завывания, когда «Эвеланш» сделал несколько выстрелов.

— Одна батарея попала, урон незначителен. Одна мимо.

Предупредительный сигнал от сенсоров привлёк её внимание. Офицер наблюдения снова вскрикнул:

— Приближаются ракеты.

— Всему составу, — сказала хан, активируя систему речевой связи, которая передавала её голос по интеркому по всему кораблю. — Приближаются ракеты. Всем приготовиться к столкновению.

Повернувшись к рулевому, она оттолкнулась и поплыла через мостик к его месту.

— Осевой разворот. Приготовить батареи правого борта, полный залп. Цельтесь в мостик этого корабля.

Развернувшись, она увидела на тактическом дисплее, что «Бисмарк» переместился на орбиту ниже, чем её. Небольшие точки света, огни двигателей ракет, были едва различимы. Он не несли мощь космических противокорабельных ракет. На мгновение она вспомнила сообщение, посланное ильханом. Росомахи уже использовали ядерное оружие, она просто отвечала тем же самым. Что если «Бисмарк» тоже выпускает ядерные ракеты? Её внутренности сжались в маленький комок. Если это были ядерные ракеты, она ничего не могла сейчас поделать.

«Через минуту мы узнаем».

— «Бисмарк» стреляет корабельными лазерами, — выкрикнул оперативный офицер. — Похоже, цель не мы. Мой хан, цель — звено Ангел!

— Чёрт! — выругалась она. — Связь, соедините меня с Ангелом-один.

— Осевой разворот почти завершён. Работаем над подготовкой к стрельбе, хан.

Много всего одновременно происходило на борту этого корабля.

— Это Ангел-один, Истинный. Мы под огнём. В меня попали. Повторяю, в меня попали. Ангел-один всё ещё в строю. Я собираюсь нырнуть в нижние слои атмосферы и тряхнуть этот корабль. Ангел-один просит, чтобы вы встали между нами и этим линкором… хан. Начинаем прямо сейчас.

— Вас поняла, Ангел-один. Хорошей охоты. Отплатите им за удар по Грейт Хоупу.

Её голос прервал низкий рокот, и корабль вокруг неё затрясло. Раздались предупредительные сигналы системы борьбы с повреждениями. Ракеты. Они попали. Свет на мостике на несколько секунд замерцал, тускнея и разгораясь, затем снова тускнея. «Аварийное питание… Совсем нехорошо».

— Попали по средней части судна, хан. Реле питания были перебиты. Мы на вспомогательном питании тут, на мостике. Корма передаёт, что там всё ещё есть энергия.

Заговорил капитан Фоулер:

— Команды по борьбе с авариями, направиться на палубу четыре, секцию три. Изолируйте боевые повреждения и верните реле в сеть, — он посмотрел на Джойс, и она могла прочесть волнение на его лице. — У нас есть примерно полчаса работы на вспомогательном питании. После этого мы начнём терять контроль над частями корабля, если не перейдём на вспомогательный командный центр.

Она кивнула. Глядя на главный обзорный экран, она увидела, как корабельные ППЧ «Бисмарка» выстрелили снова. В этот раз они целились не в «Эвеланш», а другую далёкую цель. Ангел-один.

— Сенсоры. Настройтесь на Ангела-один. Дайте мне его статус.

Офицер бешено забарабанил по консоли управления. На его лице появилось опустошённое выражение.

— Ангел-один не отвечает.

Её глаза расширились.

— Есть сигналы от его боевой загрузки?

Оператор снова забарабанил по клавишам.

— О, Керенский… — тихо сказал он. На поверхности планеты вспыхнула далёкая, но яркая вспышка. — Ядерный взрыв на Цирцее.

Из обзорного иллюминатора мостика, яркая белая вспышка казалась смазанной. Она выглядела как внезапно начавшийся ураган, тёмно-фиолетовый с чёрным шторм уничтожения и смерти. Ужасный круг бури появился на поверхности и начал расширяться. Вспышки красного и оранжевого на чёрном, огонь — нет — ад бушевал внизу. Земля словно клокотала. Будто огненный торнадо поднимался, чтобы ударить в космос.

— Он сделал это, — сказала она невольно.

— Отрицательно, мэм, — отозвался оператор сенсоров. Его лицо было бледным.

— Отрицательно?

— Загрузка была сброшена и сдетонировала мимо цели, — его голос дрожал.

— Где?

Она помедлила, наблюдая, как кровь отливала от лица офицера Снежных Воронов.

— Она взорвалась в воздухе над Дехрадуном.

— Нашей столицей? Вопрос-отрицающий?

— Утвердительно, хан, — сказал мужчина, словно сдерживая себя, чтобы не зарыдать. — Город получил почти прямое попадание.

Словно в подтверждение ещё одна волна ракет попала в «Эвеланш», жестоко сотрясая корабль.

— Капитан Фоулер?

Звёздный капитан сверялся с тактическим дисплеем, пока говорил.

— Наша команда по борьбе с авариями пострадала от последней атаки. Мы теряем гелий. О прыжке и речи быть не может. Я рекомендовал бы выйти из боя и совершить аварийный ремонт.

Ему нелегко было говорить это. Она не отдала приказ. Она тяжело кивнула.

Дехрадун исчез, превратился в воспоминания. «Так не должно было произойти». Это должна была быть расплата Росомахам за уничтожение Грейт Хоупа. Ужасы ядерных атак вернулись к её людям. «Это моя вина. Я должна была учесть это обстоятельство. Я должна была поднять больше истребителей. Я должна была протаранить „Бисмарк“ этим кораблём».

«Что я скажу ильхану? Что я наделала? Кровь десятков тысяч моих людей на моих руках, — она согнулась пополам, словно кто-то ударил её в живот. — Это цена моего предательства Сары». Она хотела разогнуться, но не могла справиться с собой. Даже когда её корабль начал отдаляться от поверхности и от «Бисмарка», она знала, что судно всё ещё было под угрозой.

Дехрадун будет пятном на её душе навсегда… и заслуженно.

 

≡ 18 ≡

Анклав Росомах

Вомбат Ридж

Страна Мечты

Пространство кланов

24 октября 2823 г.

Быстро двигавшийся «Кинтаро» выстрелил из обеих ракетных установок ближнего действия по «Пульверайзеру» Триш Эбон, нанеся серьёзный урон каждой боеголовкой. Она постаралась немного повести мех на прицеле и дождалась сигнала от систем вооружения — захват цели! Триш нажала гашетку своей пушки-проектора частиц, и выстрел обрушился на правую ногу меха Дымчатого Ягуара. На мгновение показалось, что «Кинтаро» зашатался и вот-вот повалится, но он устоял. «Чёрт бы побрал этих Ягуаров… Они хороши» — признала она.

Это не было преувеличением. Звёздный полковник Стэнтон Озис доказал, что он очень умелый воин. Его силы имели небольшое численное превосходство и использовали это лучшим для себя способом. Триш и её Росомахи потеряли половину своей боеспособности, хороших воинов, мёртвыми или взятыми в плен. Озис также потерял звезду боевых мехов, но то, что он имел на поле, кажется, было более чем достаточно, чтобы завершить работу.

«Я не могу сдаться. Я Росомаха. Я не потрачу остаток жизни как Дымчатый Ягуар». Она увидела, как на вершине холма, где она собиралась закрепиться, оказался «Флешмэн». Чёрные и серые полосы покраски были поцарапаны там, где в мех ранее попадали. Триш решила добавить ущерба. Она выстрелила из больших лазеров, выжигая глубокие дымящиеся борозды на передней части меха. Температура в её кабине поднималась медленно, но ощутимо.

«Флешмэн» не был удивлен. В ответ Ягуар выстрелил из трёх больших лазеров. Один луч прошёл чуть выше «Пульверайзера». Два других попали по плечам. Они не задержались надолго, но достали глубоко, терзая броню. Миомерные мышцы правой руки ослабли, заставив её слегка провиснуть. Она увидела, как воин Росомах Томлинсон приземлился после прыжка на холм, загородив её от «Флешмэна».

— Томлинсон! — крикнула она, пытаясь подняться по холму и найти линию стрельбы.

— Отступайте, звёздный капитан. Я займусь этими котятами, — ответил Томлинсон. Триш знала его два года. Он никогда раньше не демонстрировал излишней самоуверенности. Она поверила, что он может победить. Но из-за небольшого островка деревьев внизу склона появился «Экстерминатор» Ягуаров и открыл огонь из установки РДД. В то же время «Флешмэн» повернулся к новой угрозе и сделал смертоносный полный залп из блока средних лазеров.

Лазеры нашли свою цель первыми. Это оружие среднего радиуса действия наполнило воздух изумрудными лучами. Один выстрел прошёл мимо, опаляя почву Вомбат Риджа. Остальные словно окутали «Экстерминатор». Мех Томлинсона покачнулся назад, но устоял на ногах. Триш поднялась вверх по холму и оказалась на линии стрельбы по «Флешмэну» как раз тогда, когда ракеты долетели до уже повреждённой «Гильотины». Они взрывались, оставляя глубокие оспины на мехе Росомах, отрывая и разбрасывая броню повсюду. Томлинсон сделал несколько шагов назад и уселся на склон. Триш была удивлена, что он оставался в бою после понесённого урона.

«Чёрт, Франклин. Ты обещал вернуться и забрать меня отсюда. Сейчас самое время». Она выстрелила из модифицированной ППЧ по «Флешмэну» в тот же миг, когда Томлинсон открыл огонь из своих средних лазеров. Атаки сконцентрировались на верхней половине боевого меха Ягуаров. Тот отступил за гребень холма. В тот же момент они увидели новую угрозу, неповреждённого «Чемпиона», вышедшего из-за деревьев. Он выстрелил в Томлинсона.

Его «Гильотина» не была спроектирована для такого напора. «Экстерминатор» выстрелил одновременно с «Чемпионом». У Томлинсона оставалось мало шансов выжить. Его полусидящий мех попытался подняться, встать на ноги. Он не смог. Пара прошедших мимо цели выстрелов пропахала землю вокруг. Остальные поглотили «Гильотину». Триш увидела дым, поднимающийся белый дым, говоривший о смерти. Томлинсон оказался ещё одним воином Росомах, выполнившим свой долг. Он спас её. Это стоило ему жизни.

Злость исказила её лицо.

— Всем войскам, отступаем на вершину гребня, — приказала Триш. Она язвительно улыбнулась и подумала про себя: «Прекрасное место для последней битвы».

Дымчатые Ягуары собирались для погони. Гребень был крутым, камни выступали повсюду, часто лишая мехи опоры для ног. Её три оставшихся боевых меха, отступая на холм, продолжали стрелять по замедлившимся Ягуарам. «Флешмэн» оказался подбит выстрелом ППЧ «Стага II». Но это было не очень важно. «Нам некуда идти». Другой склон был непроходимым, и она знала, что враги это тоже знали. Ягуары заняли позицию рядом с рухнувшей «Гильотиной», стреляя вверх. Большое количество выстрелов прошло мимо, но каждый попавший приближал пилотов Росомах к судьбе Томлинсона.

— Нам некуда отступать, звёздный капитан Эбон, — ожила её система связи. Это была Лекси… Всегда указывала на очевидное.

— Зато они окажутся там, где нам нужно, — ответила она сквозь сжатые зубы.

— Вас поняла, мэм, — ответила Лекси.

— По моему приказу начинаем атаку. Я хочу прорваться сквозь строй Ягуаров на полной скорости. Мы спустимся до основания холма и прорвёмся к равнинам.

— Мы с вами, мэм, — раздался смелый голос Карвера. — Отдавайте приказ.

Триш открыла рот, когда внезапно воздух между неё отрядом и Ягуарами наполнился ярким голубым светом. Звук был как треск разряда молнии, но в тысячу раз громче, даже внутри её меха. Луч или лучи были ослепительными, даже с фильтрами ферростекла кабины. Секундой спустя раздался второй залп, молнии с неба, поглотившие в мгновение ока акр земли. Она услышала крики по открытому каналу, не от своих людей. «Что это? Что происходит?» Ещё секунда, и она бы оказалась внутри этого света. Света? Нет. Орбитальной бомбардировки. Она улыбнулась.

Внезапно огонь прекратился. Всё было сожжено дотла. Упавшие останки боевого меха Томлинсона теперь напоминали скорее обугленный пенёк, а не боевую машину. То же самое можно было сказать о «Флешмэне» и двух других боевых мехах Ягуаров. Остальные Дымчатые Ягуары отступали. Триш была потрясена. «Что случилось?»

Её устройство связи ожило:

— «Гордость Маккенны» войскам Росомах на Стране Мечты. Стыковочный корабль на пути, чтобы подобрать вас. Выдвигайтесь на равнины и готовьтесь к немедленной отправке.

Голос сахана Франклина Халлиса.

— «Гордость Маккенны?» — переспросила она потрясённо. Из всех кораблей этот она ожидала меньше всего. — Вы похитили генеральский флагман Исхода? Господи, Франклин, это же «Гордость».

Теперь всё складывалось. Она была свидетелем орбитальной бомбардировки со стареющего боевого корабля, остававшегося на орбите Страны Мечты. Франклин, должно быть, уничтожил почётный караул и захватил корабль. Кланы не одобряли использование боевых кораблей для честных наземных сражений. «Хорошо, что мы больше не клан».

— Похитили? Отрицательно, звёздный капитан, — ответил Халлис. — Мы уничтожили караул и используем корабль, чтобы прикрыть ваше отступление. Мы не забираем «Гордость», а оставляем тут. Я просто одолжил его ненадолго.

— Это не понравится Большому Совету.

Повисла пауза.

— Тогда то, что я сделаю дальше, не понравится им ещё больше.

Двенадцать минут спустя…

Атака началась без предупреждения, пролившись с неба как молнии Зевса. Зал Вдоводелов и вся цепочка зданий, ведущая к новому зданию Великого Зала собраний Большого Совета, взорвались от ошеломительных взрывов. Все в городе внизу видели взрыв в парке Свободная Земля. Камни и почва посыпались на город Катюша, искусно украшенные и вытесанные, удовлетворяющие высоким требованиям обломки.

Каждый клан содержал там собственный зал, который был связан с местом, где возводилось новое здание Большого Совета. За долю секунды молнии уничтожили комплекс. Когда рассеялся белый с серым дым, стало видно, что некоторые строения уцелели. Удар принял только зал Вдоводелов и площадка Большого Совета. Затем ещё один яркий залп. В этот раз был разрушен зал Дымчатых Ягуаров. Секундой спустя — ещё одна бело-голубая вспышка: Зал Снежных Воронов. Зал Призрачных Медведей испарился следующим, за ним последовал зал Нефритовых Соколов. Словно чтобы поставить точку, ещё один выстрел был сделан по руинам Зала Вдоводелов, оставляя на его месте кратер. Смешивающийся чёрный и серый дым погребального костра поднимался из ямы.

Над Страной Мечты на борту «Гордости Маккенны» сахан Халлис приказал остановить бомбардировку. Теперь все на планете знали, что что-то было не так. Эта гробница, святыня Александра Керенского, открыла огонь по миру, который всегда охраняла. Был соблазн ударить по производственным мощностям кланов, но сделать так означало убить тысячи невинных рабочих. «Хан Мак-Эведи не хотела бы этого». По сути, ущерб не был военным, но должен был нанести психологический урон.

До Халлиса дошла информация о событиях на Цирцее, а несколько часов назад — о ядерной атаке на Цирцее. Почему Снежные Вороны разбомбили собственный город — ему было не понять, но из того, что он знал, было очевидно, что Росомахи не были виноваты в уничтожении Дехрадуна. Но в обоих случаях обвинялся его клан. Франклин не верил СМИ, но в то же время знал, что то, во что верит он, было не важно. Росомахи будут нести груз ответственности за эти взрывы. Он попытался связаться с Мак-Эведи, но тщетно. Мак-Эведи находилась на Грейт Хоупе; что значило, что она или мертва от взрыва, или убита в бою, или не может выйти на связь по какой-то другой причине.

«Я не могу позволить всему этому развалиться… не сейчас».

В любом случае, Франклин Халлис остался единственным лидером Росомах. Этот вес мог понять только один человек. Человек, который лежал перед Халлисом. Франклину надо было покидать корабль, ещё многое предстояло сделать. Всё ещё надо было эвакуировать войска на Ламе и Маршалле, теперь, скорее всего, из-под огня противника. Надо было саботировать остальные владения Росомах, чтобы другие кланы не смогли получить выгоду от их захвата. Если хан Мак-Эведи была мертва, это значило, что на нём лежала ответственность по выживанию Росомах. Даже сейчас шаттлы и истребители с поверхности мира пытались прорваться, стремясь совершить быстрый подъём к «Гордости Маккенны». «Пусть они тратят ресурсы… этот корабль уже послужил мне сегодня».

Франклин остановился у гроба со стеклянной крышкой и посмотрел в лицо великого генерала.

— Ваш сын — злой человек, генерал. Он винен в смертях невинных. Николай предал моих людей просто, чтобы остаться у власти. Простите меня, генерал, но мы заставим его заплатить. Я прошу прощения, но вы бы сделали то же самое на моём месте, я знаю.

Он развернулся в воздухе и оттолкнулся. В глубине души он знал, что битвы клана Росомах только начались.

 

Книга IV: На части

 

≡ 19 ≡

За руинами Грейт Хоупа

Цирцея

Пространство кланов

25 октября 2823 г.

Хан Керридж осторожно наблюдал за Николаем Керенским, пока тот стоял на вершине холма и исследовал то, что осталось от города Росомах Грейт Хоупа. Низшие касты Росомах всегда звали этот город Мак-Эведи. Теперь его можно было назвать только руинами. Всё, что открывалось перед ильханом и его отрядом, было пустынной, плоской, чёрной равниной, ведущей туда, где когда-то был портовый комплекс. Время от времени поверхность прерывалась изогнутыми корявыми выростами, наверное, когда-то это были здания, но теперь — радиоактивные кучи шлака. Кучи камней выдавались вверх, обозначая места погребения домов, предприятий и тысяч мирных жителей клана Росомах, которые были в городе.

Вершина холма, на которой они стояли, была далеко от останков поселения по очевидной причине. Она была выбрана ильханом по причине открывающегося вида. Вся процессия ханов, картина смерти и разрушения, расстилающаяся перед ними — всё снималось на головидео. Это должно было донести каждой касте кланов одну мысль.

Брось вызов ильхану — и пострадаешь от последствий.

Николай был превосходный актёр, Керридж должен был это признать. Ильхан повёл рукой, указывая на разрушения, чтобы зрители смогли понять.

— Мои люди. Сегодня я пришёл к вам, чтобы рассказать об угрозе. Это не угроза человеку или даже клану. Это угроза самому нашему образу жизни. Это угроза, которая стоила разрушения двух городов, сотен тысяч людей. Это угроза, которой мы должны противостоять с единством мыслей и целей. Это угроза, которую мы должны вырвать с корнем.

— Когда я создавал наше радикально новое общество, я знал, что найдутся те малодушные личности, которые вцепятся в свои старые пути, пути, которые привели к гражданской войне и хаосу. Я знал, что мы дойдём до этого времени, и теперь, когда это произошло, я знаю, что могу рассчитывать на поддержку всех вас.

— Лидеры клана Росомах всегда по натуре были повстанцами. В прошлом, я уважал их дух, но сейчас он превратился в смертельную смесь эгоизма и испорченности. Недавно я обнаружил, что они тайно совершили незаконный поступок и ушли от нашей кастовой системы. Я, уполномоченный властью Большого Совета, отменил это решение. Это был ключ к разгадке истинных намерений Росомах. Я принял меры, включая образование внутренней сети безопасности, чтобы следить за их действиями. Я с сожалением говорю, что мои подозрения об этом клане были верны. Их развращённость была ещё сильнее и ужаснее, чем я даже мог представить.

— Росомахи начали выполнение плана по своему отделению от нас. Начали секретные оружейные программы, которые включали создание нескольких новых моделей боевых мехов и нового класса вооружения для них. Они начали шпионить за нами, остальными кланами. Они обнаружили тайный склад оружия, и отказались признать решение Большого Совета, знавшего цену этих средств войны. Этот арсенал содержал множество оружия массового поражения.

— Вместо того чтобы с честью противостоять решению, они имели дерзость объявить свою независимость от нашего общества. Они решили скрыться в ночи как бандиты. На некоторых планетах мы перехватили их, но как загнанные в угол крысы они попытались драться. Когда битвы начали складываться не в их пользу, в двух случаях они совершили чудовищные военные преступления, которые могут соперничать с теми, с которыми столкнулся мой отец, сражаясь против Стефана Амариса.

— Когда я лично повёл группу воинов против них тут на Цирцее, они взорвали ядерное устройство. Они сделали это, пытаясь убить меня, забрав при этом жизни тысяч членов собственных низших каст, и, в результате, как вы можете видеть, вызвав разрушение Грейт Хоупа. Этот трусливый поступок не смог убить меня, хотя некоторые наши храбрые воины были потеряны в ядерной катастрофе.

— Мы обнаружили, что глубина лживости клана Росомах больше, чем можно представить. Они пробрались на борт кораблей флота Исхода и украли некоторые из них. На Цирцее они вошли в систему и использовали ещё одно ядерное устройство в городе Снежных Воронов Дехрадуне. Эта некогда цветущая столица лежит в руинах. Сотни тысяч людей были убиты мгновенно, а остальные будут медленно умирать от радиационного отравления.

Камера головидео сфокусировалась на Джойс Меррел, хане Снежных Воронов, и Стивене Маккенне. Оба ничего не сказали, но склонили головы. Как и другие ханы, в знак скорби о погибших они носили чёрные повязки на руках. Керридж и остальные члены Большого Совета знали правду о том, что бомбардировка Дехрадуна была трагической ошибкой. Он наслаждался тем, как Николай обращает факты против Росомах.

Оператор заснял бомбардировку Дехрадуна, и отснятый материал передали всем гражданским жителям. Всё, что осталось от Грейт Хоупа, было шрамом на планете. Вид Дехрадуна запомнят мужчины и женщины великого общества Николая. Ядерная вспышка, жуткие стены огня и чёрный вьющийся дым — это было тяжело забыть кому-либо. Это оплело виной головы Росомах.

— Кланы не сталкивались с подобной угрозой ранее — гноящейся язвой изнутри. Мы сталкивались с лишениями в прошлом, и сейчас сильны. Наши лидеры, ваши верные ханы, сильны, — он указал жестом на ханов, стоящих внизу, глядящих вверх на него. Хану Керриджу подумалось, что это был Николай, которого они не видели два или три года — решительный, властный.

— Главари этого опасного восстания совершили преступления против нас всех. Они незаметно пробрались на флагман моего отца, «Гордость Маккенны», и воспользовались им, чтобы провести бомбардировку Страны Мечты. Они атаковали место строительства Большого Совета в вопиющей попытке убить лидеров кланов. Тем же поступком они осквернили могилу моего отца, нашего отца, человека, которого все мы любили. Вы все должны спросить себя, какие люди могут осквернить могилу великого человека, человека, который любил каждого?

— Мой отец столкнулся со сложным выбором об Исходе. Вы все помните бунт «Принца Евгения». Вы помните, что мой отец был вынужден принять быстрые и решительные меры, чтобы спасти нас. Это был неприятный выбор, но он быстро принял его. Точно так же и я столкнулся с подобными проблемами. Как и у моего отца, выбор мой неприятен, но необходим.

— Как ваш ильхан я должен делать то, что необходимо для всех нас, не только для одного клана. Я не могу позволить себе реагировать, руководствуясь эмоциями или злостью. Как лидер, я должен принять хладнокровное и эффективное решение. В соответствии с нашими законами и традициями, несколько часов назад я собрал экстренное заседание Большого Совета. Совет рекомендовал направление действий, и я согласен с ним. По их рекомендациям, я издал указ, по которому Росомахи должны быть полностью уничтожены как клан. Наши войска должны последовать за ними, куда бы ни направились и где бы ни спрятались эти трусы. Мы не дадим воинам Росомах никакой пощады в бою. Они будут уничтожены с той же жестокостью, с которой они нападали на наше общество. Никому с кровью Росомах не будет позволено жить. Иметь эту кровь означает смертный приговор.

— Низшие касты клана Росомах станут собственностью других кланов. Их предала собственная каста воинов, но они несут пятно позора, являясь частью клана, который предал не только нас, но и их. Земли и собственность Росомах будет отдана другим кланам, которые не потеряли чести. Символы клана Росомах будут убраны из общего использования и обозрения. Все, кто приютит или поможет Росомахам, понесут наказание по всей строгости.

— Я не принимаю это решение с лёгким сердцем. Преследовать Росомах таким образом — это словно отрезать собственную конечность. Это печальный день для меня и всех нас. Однако мёртвые взывают к мести, и этот зов нельзя оставить без внимания. Лидеры этого бывшего клана должны понимать, брошенный нашему образу жизни вызов это не то, что кто-то из нас легко примет или будет мириться с ним.

Повисла долгая пауза. Николай склонил голову, и освещение для съёмки погасло. Джейсон Керридж смотрел, как ильхан спускается по склону, чтобы присоединиться к нему и другим ханам. Всё шло лучше, чем Джейсон мог рассчитывать. Росомах обвинили в военных преступлениях, которые, как все знали, они не совершали. Они служили примером, объединяющей силой внутри кланов. Они никогда снова не будут мешать Вдоводелам или кому-либо ещё. Полное уничтожение. Это был беспрецедентный случай. Это было больше, чем просто поглощение. Нигде не останется и следа Росомах.

— Великолепная речь, ильхан, — сказала Лиза Бухаллин из Нефритовых Соколов. — Она сблизит наших людей. Но пока это просто слова. Нужны поступки. Необходимы победы.

— Мы заняли три владения Росомах на Бриме, — сказал хан Призрачных Медведей. — Мы захватили генетический исследовательский центр, несколько городов, несколько тысяч людей, по большей части из низших каст. Многие из них заявляют о своей лояльности к вам.

— Что с их воинами? — скромно спросила хан Бухаллин.

— Те, что сражались с нами, сопротивлялись до конца и не получили пощады. Некоторые выбрали пути бандитов. Тех, кто убежал в горы, преследуют мои войска.

— Всё точно так же на Ламе, — добавил с тенью высокомерия хан клана Мангуста.

Николай махнул рукой.

— Я слышал о ваших победах, но давайте отметим, что случилось на остальных мирах. Росомахи сбежали, забрав с собой тысячи людей и множество оборудования. Покидая миры, они жгли землю, оставляя за собой лишь разрушение. Я не сомневаюсь в том, куда они направляются и что мы должны делать.

Стало тихо. Тишину нарушила Джойс Меррел из Снежных Воронов.

— Есть только одно место, куда могут направиться Росомахи. Одно место, где они могут найти убежище от нас и представляемой нами угрозы. Они собрались вернуться обратно во Внутреннюю Сферу.

Её слова, казалось, поразили всех, кроме Николая. Все понимали, что вероятнее всего это была цель Росомах, единственное место, где те могли найти убежище. Никто не говорил это вслух. Последние несколько дней утомили хана Меррел. Высказав это, она рисковала вызвать одну из вспышек гнева Николая.

Ильхан не вышел из себя.

— Вы правы, конечно. Они вернутся обратно во Внутреннюю Сферу. Если они доберутся туда, они расскажут им о том, где мы находимся. Они найдут союзников. Они придут за нами прежде, чем мы будем готовы освободить Сферу Человечества от тирании их мелочных властителей. Росомахи не должны преуспеть. Наш уклад жизни и всё, что дорого нам, окажутся под угрозой, если они вернутся во Внутреннюю Сферу.

— Мы сделаем всё, что вы скажете, ильхан, — сказал хан клана Койота.

Николай улыбнулся, как скалящийся волк.

— Мы соединим части флота лояльных кланов в Великий Флот, чтобы преследовать Росомах. Вы прикажете своим кораблям отбыть так скоро, как это возможно… Ханы Меррел и Маккенна будут наблюдать за установкой маршрутов сбора. Мы пройдём по пути флота Исхода обратно во Внутреннюю Сферу. Часть флота останется тут, на случай, если Росомахи захотят вернуться по своим следам.

— Хан Мак-Эведи коварна, ильхан. Это мудрая предосторожность, — добавил хан Керридж.

— Хан Мак-Эведи больше не должна вас беспокоить, — рявкнул в ответ Николай. — После этого взрыва, вероятнее всего, она погибла и мы никогда не найдём её. Вашей целью является её бывший клан. Когда мы найдём их, мы лишим их возможности убежать. Тогда мы посмотрим, кто из вас, — он указал жестом на ханов, — завершит необходимое.

Хан Керридж не понял замечания, учитывая стычки с ханом Мак-Эведи за последние несколько лет. Видимо, их взаимная ненависть заставила ильхана потерять терпение. Керридж промолчал, надеясь, что тема не получит продолжения. «Я хочу, чтобы Николай видел во мне верного последователя».

Группа людей направлялась к ильхану и его ханам. Они шли сопровождаемые отрядом пехоты Нефритовых Соколов, которые держали их под прицелами автоматов «Маузер». На некоторых была форма, некоторые были одеты скорее в тряпьё. Все лица беженцев имели хмурый и утомлённый вид. Все не мылись много дней, и их запах появился одновременно с ними.

— Кто это? — спросил Николай.

— Простите за вторжение, ильхан. Это выжившие Росомахи. Они просили встречи с вами, — ответил охранник.

Николай широкими шагами спустился вниз по склону, к первому воину во главе группы. Это был высокий мужчина с грязными каштановыми волосами, но его лицо было серьёзным, когда он отсалютовал ильхану. Николай не поприветствовал воина в ответ. Он, казалось, изучал мужчину и остальных двадцать, или около, членов его группы.

— Ты из клана Росомах, воут?

— Утвердительно, — ответил воин. — Я Кариб из рода Холлистеров, звёздный капитан. Я вывел этих выживших из зоны удара. Некоторым из них нужна медицинская помощь.

Николай продолжал молча изучать их.

— Вы сказали, что вы воин кланов.

— Я верный ваш последователь, ильхан. Когда Мак-Эведи позвала тех из нас, кто был недоволен вашим правлением, я отказался принимать участие. Я вижу свою судьбу и будущее с вами, ильхан. То же можно сказать и обо всех этих выживших.

— Верный? — сказал Николай, его лицо начало краснеть. — У тебя было родовое имя.

— У меня есть родовое имя. Род Холлистеров всегда верно служил вашему отцу и вам, ильхан. Я горжусь тем, что сражаюсь под вашим началом.

Николай сложил руки на груди. Он медленно обернулся и посмотрел на своих ханов.

— Как мы можем знать, действительно ли верны нам эти мужчины и женщины? Мы не можем. Они предатели независимо от того, сбежали ли они с остальными Росомахами или остались тут, чтобы испортить наши кровные линии изнутри.

Никто не возразил Николаю Керенскому.

— Как много воинов пришло с тобой? — спросил он Кариба.

— Пять, ильхан. Все мы преданы вам и ожидаем приказов, — очевидно, он был сбит с толку тоном Николая.

Керенский повернулся к хану Нефритовых Соколов.

— Хан Бухаллин, организуйте из вашей пехоты расстрельную команду. Я хочу, чтобы вы убили этих бывших воинов. Немедленно.

— Ильхан! — выкрикнул Кариб. Остальные воины Росомах остолбенели. Кто-то встал по сторонам Кариба. Беженцы, кажется, запаниковали. — Мы верны вам!

Лиза Бухаллин не мешкала не секунды. Некоторые беженцы разбежались. Она кивнула своим солдатам. Те подняли автоматы и сделали несколько коротких очередей. Кариб Холлистер и остальные воины тут же рухнули на землю. Брызги крови окрасили красным траву возле ног Николая. Ильхан наклонился и потрогал её, растирая кровь между указательным и большим пальцами. Керридж был ошеломлён. Росомахам не дали ни единого шанса. Много лет он уже не видел, чтобы кровь проливали так бесцельно, и это на мгновение потрясло его. Заплакал ребёнок из беженцев. Некоторые очевидно замышляли бегство, опасаясь за свою жизнь, но солдаты Нефритовых Соколов держали их вместе.

— Выполнено, ильхан, — сказала хан Бухаллин.

— Заберите гражданских как изорла, — приказал он. — Я хочу, чтобы их химически стерилизовали.

— Ильхан? — переспросила Бухаллин.

— Вы слышали меня. Никто из этих людей никогда не смешает свою кровь с нашей. Вы свяжетесь с вашей кастой учёных. Есть вещества, которые навсегда стерилизуют их. Им будет позволено жить, но не распространяться далее. Примите это как знак моего доброжелательства. Вот как следует поступать с Росомахами, даже если они будут утверждать о своей лояльности. Их воинов убить, представителей низших каст сделать бесплодными. У нас есть только один способ быть уверенными.

Дальнейшие слова были не нужны. Никто не хотел, чтобы появились поколения отпрысков Росомах, жаждущих мести. Николай указал на остатки города позади.

— Я хочу, чтобы эти руины сбросили бульдозерами в море. Скиньте всё туда. Я хочу, чтобы не осталось и следа города. Сюда не будет паломничеств, поскольку этого города никогда не существовало. Всё в океан.

Впервые с тех пор, как он начал строить заговор против Росомах, Керридж заволновался, что его роль в их гибели может быть раскрыта. Что будут делать Николай и другие ханы, если когда-либо выяснят всю меру его вмешательства? Керридж посмотрел на мертвых воинов Росомах и понял, что такая же судьба может постичь его Вдоводелов, если он не будет осторожен.

Его вывод был: «Моя единственная надежда выжить, что каждый из Росомах погибнет так же быстро».

 

≡ 20 ≡

Флагман клана Росомах «Мичиган»

Необитаемая система Чарли 425

Вне пространства кланов

5 ноября 2823 г.

Хан Франклин Халлис наблюдал за движущимся к прыжковой точке в надире небольшому флоту кораблей. Это был не весь его флот. Он разделил Росомах, направив разными путями так, чтобы если кланы нанесли удар, то не уничтожили бы всех его людей. Как воину ему была отвратительна мысль, что другие кланы могут напасть на них, но он знал, что это правда, которую нельзя было отрицать. Альтернатив не оставалось.

Они напали как дикие животные, по всем фронтам одновременно. Официальные объявления, сделанные другими ханами, гласили, что Росомахи перешли на нелегальное положение, что они опасны. Риторика. В доказательство своих слов ханы указывали на ядерное разрушение Грейт Хоупа и Дехрадуна, и для большинства людей это было достаточно. Потеря Грейт Хоупа преуменьшалась; большая часть видеоматериалов шла из Дехрадуна. «По-видимому смерти тысяч мирных жителей Росомах не значат ничего». Халлису нужно было что-то большее, чем слова и изображения, ему нужны были доказательства. Поблизости мест взрывов не было ядерного оружия Росомах, более того, большая часть зарядов, которая была у Ромомах, была физически учтена. Кто бы ни были эти террористы, они обвинили Росомах в преступлениях, которые те не совершали.

Франклин не имел дел с ильханом вовсе. Он хотел рассказать Николаю Керенскому, что другой клан, а может даже не один, строят заговор против него и Росомах. Халлис наклонил голову и закрыл глаза. Нет, Николай не будет слушать. Он, как и все остальные, считал, что Росомахи совершили великое предательство. «Без доказательств мне всё равно не поверят». Николай отказался слушать хана Мак-Эведи, а он знал её много лет. «Почему он послушает меня, человека, которого он не посчитал достойным даже титула сахана?»

Хан Мак-Эведи пропала и считалась погибшей. Она наблюдала за эвакуацией на Грейт Хоупе, когда взорвался ядерный заряд. Её корабль был ещё на земле и, хотя порт для стыковочных кораблей находился в отдалении от центра города, казалось маловероятным, что Сара выжила. Франклину сильно её не хватало, как наставника и лидера. С её потерей судьба клана оказалась в его руках. Это было ужасающее бремя. План хана Мак-Эведи под кодовым названием «Возврат» был весьма детализированным, и Франклин рассчитывал руководствоваться им следующие несколько недель, если не месяцев. Там содержались звёздные карты и таблицы времени, необходимого, чтобы остатки Росомах смогли добраться до места, где у них будет шанс выстоять против ярости кланов.

Внутренней Сферы.

Генералу Александру Керенскому понадобилось примерно два года, чтобы вывести флот Исхода из Внутренней Сферы в миры Пентагона. Чтобы вернуться назад, потребуется, по крайней мере, столько же. «Особенно учитывая кланы, разыскивающие нас». Планы «Возврата» призывали Росомах не торопиться улетать, а подождать и позволить войскам кланов пойти вперёд, считая, что они преследователи. Им не нужен будет арьергард, что позволит Росомахам следовать за ними. Будут миры, на которых они должны будут остановиться, чтобы пополнить запасы, те же миры, которыми пользовался флот Исхода на пути в пространство кланов. С долей удачи и хорошим расчётом времени они смогли бы избежать встречи с флотом кланов, который пошлют на их поиски.

Безопасность всегда была проблемой, но собственные попытки Франклина противостоять Дозору неожиданно дали ему некоторое представление о том, как работает разведка. Халлис сделал так, что координаты прыжка для каждого корабля было сложно скопировать, они не передавались и не хранились в компьютерах. Только капитаны каждого корабля имели их и вводили вручную каждый раз. Флот Росомах разделился, но должен был собираться в ключевых звёздных системах, изменять состав частей и прыгать снова — разделяясь на разные части всякий раз.

Франклин уставился в отчёт об инвентаризации, который пришёл с последним прыжковым кораблём, и понял, какой устрашающей была эта задача. Он потёр глаза. Сон казался роскошью, которой Халлис не мог позволить себе с момента атак на Цирцею. После потери хана Мак-Эведи все ждали от него лидерства, и Франклин полностью принял это бремя, но ценой был его нормальный образ жизни. Планы были долгосрочными, и в его утомлённом состоянии это казалось логистическим кошмаром в цифрах и символах. Исход был тщательно и до мелочей распланирован. «Возврат» не имел такого уровня детализации, но дописывался в процессе. Результаты были пугающими.

Целая четверть касты воинов была не упомянута в отчётах. Они или вступили в бои на мирах, где Росомахи имели базы, или решили остаться с кланами, или пропали во время атаки на Грейт Хоуп. Из тех воинов, которых ему удалось спасти, некоторые были просто небоеспособны, их оборудование было оставлено позади или уничтожено во время полёта. И во время путешествия не будет возможности укомплектовать их снова. Заводы по производству боевых мехов Росомах были подожжены после их отбытия.

Низшие касты пришли в смешанных числах. Треть низших каст Росомах или решила остаться, или просто не смогла добраться до точек отбытия вовремя. Даже с космическими кораблями, которые он смог добыть из флота Исхода, всё ещё было недостаточно транспортов для всех, кто хотел лететь. «Мы потеряли стольких, стольких хороших людей там». Франклину размышлял, что Николай и другие кланы будут делать с ними. Станут они второсортными гражданами, или будут считаться скотом, или хуже?

Росомахи строили новые модели боевых мехов, и по приказу хана Мак-Эведи Франклин убедился, что спецификации и оборудование, необходимое для производства нового оружия и мехов, уже были на борту одного из боевых кораблей. Кланы, которые постараются обыскать этажи фабрик, не найдут ничего, кроме дымящихся руин. Франклин надеялся, что некоторые оружейные системы можно будет построить на борту кораблей. Это позволит некоторым воинам переоборудовать свои мехи, которые удалось взять с собой.

Припасы были проблемой, с которой ему очень скоро нужно будет справиться. Армия может путешествовать, довольствуясь малым, но остальным надо больше. Питьевую воду можно получать из систем повторной очистки, но даже это требовало больших запасов. Еда была запасена, но её было недостаточно для полёта обратно во Внутреннюю Сферу. Хан Мак-Эведи уже назначила суточную норму, которая заставила некоторых застонать, но они понимали, что быть оставленными в пространстве кланов было гораздо хуже. Всё было ясно — кланы рассматривали Росомах как преступников, террористов, сепаратистов, повстанцев и убийц.

Сахан — нет, хан — посмотрел на обзорный экран «Мичигана» в темноту за маленьким флотом. «Чёрт возьми, что бы ты сделала, Сара? Ты оставила меня с планом, людьми в нужде и целой вселенной против нас. Что мне делать? Есть ли способ избежать конфронтации, отступить от грани тотальной войны? Это вообще стоит пытаться сделать?» — мысленно воззвал он к своей наставнице.

Последний прыжковый корабль, присоединившийся к флоту, подсказал ему о тщетности таких усилий. Он принёс с собой страшное предзнаменование для Росомах — передачу Николая Керенского другим кланам. Для Франклина видеть руины Грейт Хоупа позади ильхана было подобно удару в живот. Верно или ложно, Росомахи были заклеймены как преступники. Надежда на быстрое прекращение вражды испарилась. Надежда стала продуктом, которого не хватало.

«Пока я не создам её. Я должен дать моим людям причину верить, что они могут выжить, или всё потеряно», — у него была идея. Отречение от своего имени, титула клана, будет первым шагом. Они вернутся к истокам, чтобы стать тем, что в первую очередь связало их вместе во время Исхода. Они должны скоро взять старое имя — Звёздная Лига в изгнании. Большинство всё ещё будут считать себя Росомахами, он не отберёт у них это право. Звёздная Лига была тем, что соберёт их, вдохновит, снабдит чувством чести и цели. Он поговорил с несколькими звёздными полковниками и те согласились. Такой ход, пусть и символичный, был необходим.

«Мы изменим то, кем являемся, а затем последуем плану хана Мак-Эведи. Это лучшая надежда на выживание, которая у нас есть. Я поведу людей обратно во Внутреннюю Сферу» — решил он.

За пределами города Антигуа

Брим

Пространство кланов

5 ноября 2823 г.

Пойнт-коммандер Церина отозвала свой отряд обратно в каньон, а сама осталась у границы леса, наблюдая за патрулём Призрачных Медведей. Те уже несколько недель преследовали её силы, каждый раз уничтожая часть отряда. Росомахи стали дичью на каждом мире пространства кланов. Она видела речь ильхана, во время её трансляции. Для Церины и её подчинённых не было надежды; хуже того — она это знала.

Даже если удастся похитить стыковочный корабль и приказать пилоту лететь к прыжковому кораблю, она не знала, куда лететь. На Бриме были и другие войска Росомах, и Церина знала об их судьбах, наблюдая за каналами связи и местными средствами массовой информации. Их преследовали, догоняли и убивали. В одном случае командующий подразделения попытался сдаться. Он был только в тридцати километрах, и она слышала переговоры по открытой частоте. Призрачные Медведи согласились договориться с ними, но это была уловка, чтобы выманить их из убежища. Кланы ударили по звезде втрое большими силами, чем необходимо. Росомахам не дали ни единого шанса.

«Для нас всё кончится не так» — поклялась она.

На Бриме должны были пока оставаться другие войска Росомах, Церина была уверена в этом. Они не выходили на связь из страха, что это будет ловушка, устроенная одним из других кланов. Она не знала, как они справлялись с внезапной изоляцией, с какими страхами и ненавистью они сталкивались. Она могла беспокоиться только о своём отряде. С самого уничтожения Уолкера.

Город Уолкер был небольшим, всего на двадцать тысяч жителей. Её задачей было защищать его со своим бинарием. Эту задачу Церина выполняла с удовольствием. Когда хан Мак-Эведи сзывала лояльных Росомах, она хотела пойти, но не хотела оставлять свою обязанность — защищать граждан. Мак-Эведи была как мать ей и членам её подразделения. Пока Николай Керенский всё отдалялся от идеалов старой Звёздной Лиги, Мак-Эведи дала своим людям свободы, которые были приняты с радостью. Уолкер был маленьким изолированным оазисом счастья, пока другие кланы не обратились против Росомах.

Пришли Призрачные Медведи и Огненные Мадрилы, работая вместе. Учитывая то, какой раскол был внутри Огненных Мадрилов, тот факт, то они пожелали объединиться с Призрачными Медведями, многое говорил об их решимости. Призрачные Медведи, должно быть, выиграли заявку, и Мадрилы пытались блокировать отступление Росомах.

Превосходство объединённых войск кланов было невероятным, а Призрачные Медведи сделали нечто, что никогда до этого не делали подразделения кланов — они атаковали гражданское население. Это произошло не без провокаций. Большинство гражданских пыталось сопротивляться Призрачным Медведям, перегораживали улицы, даже атаковали их мехи коктейлями Молотова. Медведи проявили больше терпения, чем проявила бы пойнт-коммандер Церина. Жители были разъярены ложью ильхана. Лишь тысяча или около гражданских избежали присоединиться к Полёту, как его называли сейчас, а остальные оказались в затруднительном положении. Призрачные Медведи убили их, пока занимали Уолкер, стреляя из всех орудий.

Церина сделала то, что никогда не делала раньше… «Я отступила». Это был груз, который она не могла нести. Она хотела спасти мирных жителей, но было слишком поздно. Церина замешкалась, когда Призрачные Медведи открыли огонь, и невинные люди поплатились за эту медлительность.

Сломя голову она направилась к Огненным Мадрилам в Виксен Пасс. Они пытались остановить её, но не смогли. «Конечно не смогли, они всего лишь Огненные Мадрилы». Она пробилась сквозь их линии, и ринулась дальше, убегая от дальнейших преследований. «Убежала как бандит — вот как это выглядело». Это было больно, но выживание требовало компромисса с моралью. Церина видела, как Уолкер был безжалостно сожжён, и поняла, что врагов ничего не удержит от того, чтобы сокрушить её. «Они требовали тотальной войны, и я должна показать им другую сторону такой войны».

Церина встретилась с остатками своего бинария, теперь состоящего не более чем из усиленной звезды боевых мехов. Двое воинов предпочли не следовать за ней. Она с пониманием отнеслась к этому. Они оставили свои мехи, и попытались затеряться среди гражданского населения других городов, за исключением Антигуа. У неё были воины, которые пожелали занять освободившиеся мехи. Надежды было не много. «Мне кажется, это не жизнь, а медленная смерть». Для неё была лучшая альтернатива. «Я умру, как жила, как воин. И при этом я заставлю Призрачных Медведей взвыть за свои преступления».

Её оставшиеся силы выбрали Антигуа, потому что этот город принадлежал Призрачным Медведям: ценное место, будущее их воинов. «Тут Призрачные Медведи наиболее слабы. Тут мы можем навредить им больше всего». Она находилась в дальнем конце каньона, где находился город. Патруль Призрачных Медведей был поблизости, наблюдал, ждал хоть какого-то признака сбежавших Росомах. Церина будет этим знаком. Когда она покажется, она оттянет на себя Призрачных Медведей. Они последуют за ней, у них были приказы от Большого Совета, каждый воин Росомах знал, что их считают преступниками. Это не заботило её. Она предоставит им всем хороший шанс.

И её подразделение беспрепятственно войдёт в Антигуа. Они найдут хранилище генетического материала и уничтожат его. Призрачные Медведи имели множество других копий этих генов, но некоторые из этих наверняка были драгоценны. Выращиваемые там воины были тем, что Медведи не могли позволить себе потерять. Церина не была в восторге от идеи убийства беззащитных детей и эмбрионов, но Призрачные Медведи и остальные не оставили ей выбора. «Они вынудили меня стать убийцей, тем, в чём нас обвиняли». Её жизнь уже была потеряна, как и жизни людей под её командованием. «Лучшее, на что мы можем надеяться, это ранить тех, кто убьёт нас». В данном случае — Призрачных Медведей.

Церина подождала, пока противник будет на краю зоны досягаемости сенсоров. Она дала визуальный сигнал остальным Росомахам и поднялась из каньона.

— Росомахи! — прокричала она по открытому каналу. Она побежала в противоположном направлении от каньона, в сторону от Антигуа. Они засекли её и начали преследование.

— Давайте, вы, жалкое подобие воинов… идите ко мне, если осмеливаетесь, — кричала она, в то время как бежала по открытой ровной местности. Ракеты дальнего действия сыпались дождём у её ног. «Верно, следуйте за мной! Хан Мак-Эведи, вы будете гордиться!»

 

≡ 21 ≡

Флагман Великого Флота «Раф Райдер»

Необитаемая система Зулу 11981 TZ

На Дороге Исхода

Несколько прыжков от пространства кланов

18 декабря 2823 г.

Помещение для арестованных на боевом корабле «Раф Райдер» было тёмным и страшным местом. Оно не использовалось много лет. В тюрьме не было нужды, иногда там производилось хранение грузов. Воины выполняли свой долг, или выступали на боевых испытаниях. Помещение для арестованных было великолепным местом, чтобы содержать человека, когда не желаешь, чтобы кто-то его видел. Охрана тут едва ли была необходима. Здесь можно было хранить секреты, на благо людей. Эта специфическая камера была отмыта и превращена во временный госпиталь для одинокого человека. Даже члены Большого Совета не знали о пленнике, заключённом там. Только несколько людей знали, что кто-то был в дальней части корабля, по большей части члены касты учёных, специализирующиеся на лечении последствий радиационного облучения. Каждый, кто проговорился бы, мог быть легко уничтожен.

Николай Керенский прошёл по коридору к единственной используемой камере. Одинокий охранник на дежурстве был отпущен — пленник едва ли был угрозой. На кровати под белой простынёй лежала женщина, покрытая жёлтыми пятнами от гноя, сочащегося из ожогов. Она была на волосок от смерти, но только едва. Наркотики, использованные для допроса, также не улучшали состояния женщины. Николай чувствовал запах медикаментов, рвотных масс и солёный душок мочи. Доктора были поражены, что она выжила, не говоря о том, что поправлялась. Николай не сказал никому, кроме своей жены, что эта женщина была жива.

— Мне больно видеть тебя в таком состоянии, — сказал он, разбивая тишину. Она вздрогнула, трубка её капельницы слегка закачалась, когда женщина пошевелилась.

— Ты… снова, — ответил слабый голос. — Я сказала тебе всё, что хотела. Давай, заставь их снова накачать меня наркотиками, я смогу противостоять им.

— Я решил, что пусть доктора лучше интенсивнее лечат, это поможет получить необходимые мне ответы. Это работало раньше, когда мы спасли тебя. Информация, которую ты нам уже дала, была полезна. Мне не нравится использовать пытки, чтобы достичь целей. Ты знаешь об этом лучше, чем кто-либо.

Сара Мак-Эведи, бывший хан клана Росомах пошевелилась и подняла голову. Один глаз закрывала марля. Она изучала ильхана, своего бывшего друга.

— Где я, Николай? Почему ты пощадил меня?

Николай взялся за прутья решётки.

— Ты на Дороге Исхода. Это путь, которого я надеялся избежать в своей жизни, но я должен признать, что твои Росомахи хорошо показали себя в уклонении от наших попыток найти их. Это одна из причин, по которым тебя всё ещё держат живой.

Сара застонала. Николай знал, что её сознание всё ещё было одурманено, так и должно было быть. Её достали из обломков стыковочного корабля «Гурон», разбившегося во время уничтожения Грейт Хоупа. Николай тайно держал хана Росомах живым. У Мак-Эведи могла быть информация относительно планов её клана. Пока она открыла лишь малую часть, кроме своей сильной веры в невиновность своих людей. Для Николая невиновность не имела значения. Росомахи были примером, наковальней, на которой будет скована будущая лояльность кланов.

— А вот почему я пощадил тебя, ответ должен быть тебе очевиден.

— Ты не хочешь сделать из меня мученика.

— Утвердительно. Хранить твою смерть укрытой тайной это хороший способ держать остальной Большой Совет настороже. Если ты понадобишься для того, чтобы смягчить действия мятежных Росомах, ты будешь под рукой. Кроме того, ты стоишь информации о своём клане. Наш предыдущий сеанс открыл мне многое.

— Ильхан, — застонала Сара. — Николай. Это неправильно. Отмени операцию.

— Отрицательно. На самом деле, невозможно. Впервые со времён гражданских войн за миры Пентагона мы объединились против общего врага. Я в долгу из-за этого перед тобой и твоими людьми. Кланы работают вместе, собрали Великий Флот в погоню за врагом, который достоин их навыков и доблести… за одним из своих. Ты сделала больше для объединения кланов, чем любой другой человек, кроме меня.

— Мои люди…

— Служат великую службу, хотя и такую, о которой не говорят. Твой вызов моей воле и воле Большого Совета послужил новому объединению кланов. Это, в конечном счёте, позволит мне добиться дальнейших реформ быстрее, чем я рассчитывал. Когда Росомах больше не станет, остальные кланы будут более податливыми к моим изменениям. Мои Росомахи не погибнут зря. Они помогут возвестить новую эру.

— Жизни. Николай, это будет стоить жизней.

— К несчастью, Сара. Я восхищаюсь твоей лояльностью к своим людям. Всё-таки ты была великим ханом. Ты просто слишком быстро вела людей в направлении, котором я не хотел, чтобы мы шли. Твои попытки либерализировать их были преждевременны. Ты проверяла мой авторитет при любой возможности. Ты даже хотела начать гонку вооружений.

— Я делала то, что считала правильным. Я являюсь… была лидером.

— Правильным, не правильным, это неважно. Ты забыла обо мне, об уважении, которое следует мне оказывать. Кланы это не отдельные государства под моим командованием, это единый народ. Ты решила испытать это, и теперь каждый хан понимает, что за такое испытание надо платить высокую цену. Единство целей, единство направлений — вот что необходимо. Вот что предоставят твои Росомахи.

— Почему ты пытаешь меня? Позволь милосердно мне умереть. Я заслужила это в битвах на твоей стороне. Возьми мою жизнь, но пощади моих людей, Николай.

Николай блеснул короткой виноватой улыбкой.

— Боюсь, это было бы слишком легко. Я должен признать, что уважаю тебя. То, что ты предложила такую жертву, говорит о твоей великой чести. Раньше тебе давали наркотики, и ты дала нам некоторую информацию о своих планах, Сара, но мне нужно немного больше деталей. Я знаю, что ты планировала, что Росомахи вернутся во Внутреннюю Сферу, но мне необходимо знать, какой маршру