Атака шурдов.

   С трудом удерживая колотившую меня дрожь, прищурив воспалившиеся глаза, я вглядывался в ущелье - туда, где клубился дым от шурдских костров, и виднелось смутное движение. С тех пор, как отряд шурдов прошел ущельем и встал на стоянку в двух полетах стрелы от нашего поселения, прошла целая ночь и большая часть утра - близился час полдня.    А эти твари все не нападали. Все чего-то выжидали, гоблины проклятые! Словно издевались напоследок.    Прошедшую ночь я запомню на весь остаток своей жизни (если она у меня еще будет, эта самая жизнь) и не удивлюсь, если взглянув на свое отражение в воде, обнаружу в волосах седые пряди. Когда каждую секунду ожидаешь начала штурма, поминутно вглядываешься в ночную темень и вздрагиваешь от малейшего шороха, то так недолго и от разрыва сердца помереть, так и не дождавшись начала самой битвы.    Но шурды не воспользовались ночной темнотой и не пошли на приступ стены - они спокойно разбили лагерь в ущелье, разожгли множество костров и похоже, занялись приготовлением пищи - изредка до нас доносился запах жарящегося мяса и паленой шерсти. Стоило мне задуматься о возможном происхождении мяса, и сразу к горлу подкатывали рвотные спазмы. Пару раз доносилось голодное рычание сгархов, а по скальным стенам ущелья иногда плясали тусклые отсветы столь знакомого мне зеленоватого света - костяные пауки словно заведенные бегали вокруг шурдской стоянки, бдительно оберегая покой хозяев. И все это время, мы провели на гребне стены, стоически стараясь не поддаваться панике и пробирающему сквозь меховую одежду холоду.    Страшные часы... самые страшные из всех, что я пережил за свою жизнь...    И ближе к полудню, я окончательно осознал, что все мое представление о темных шурдах оказалось в корне неверным и состарившая меня ночь, доказала это. Как я ошибался, когда считал их жалкими грязными уродцами, обладающими лишь зачатками магии! Сегодня, шурды доказали свое превосходство, с легкостью переиграв меня в первом же столкновении умов!

Не знаю кто именно управляет шурдами, но этот некто переиграл меня с неимоверной легкостью. Теперь я понял, почему он разбил лагерь у самой стены поселения. Одним своим присутствием, шурды заставили нас находиться в боевой готовности всю долгую зимнюю ночь. К полудню, когда просыпающиеся шурды лениво завозились у костров, скидывая с себя шкуры, я уже валился с ног в изнеможении от постоянного напряжения. Мои люди выглядели ничуть не лучше - глубоко запавшие глаза, лихорадочный бегающий взгляд, пересохшие и потрескавшиеся губы. Многие начали кашлять и норовили присесть на бревна или прислониться плечом к стене.    Глядя на просыпающийся лагерь шурдов, я в тысячный раз проклял себя, что поддался уговорам и все откладывал обустройство наблюдательных постов и тропок на отрогах Подковы до самого последнего момента. А теперь оставалось только в бессильной злобе кусать локти и сквозь зубы клясть свою беспечность - пробираться ночью по обледеневшим скалам было чистой воды самоубийством, даже для гномов. Я еще не забыл, как Рикар провалился в расщелину и лишь чудом остался жив.    Но с наступлением рассвета, я не выдержал и коротко переговорил с Койном. Спустя полчаса, подъемник застрекотал лебедкой, поднимая на вершину Подковы пятерых гномов. Им предстояло пройти по отрогу скалы до самого лагеря шурдов и разведать численность гоблинов. И по возможности, постараться испортить шурдам завтрак. Именно по возможности - помня о магии костяных пауков, я строго запретил рисковать понапрасну.    Тряхнув головой, чтобы отогнать сонливость, я отхлебнул из кружки дымящийся отвар и простуженным голосом прохрипел:    - Зашевелились, твари. Лишь бы разведчики успели вернуться до штурма.    - Успеют - уверенно отозвался стоящий рядом Рикар - Да и не думаю, что они в ближайшие пару часов пойдут в атаку.    - Думаешь?    - Шурды чего-то ждут, сын мой - проскрипел святой отец - Поэтому и не нападают. Иначе, еще ночью пошли бы на приступ - самое время для нежити. Солнышко эти твари не любят...    - Пусть ждут - бледно усмехнулся я - Нам же лучше. Рикар, позови Койна - вон он, у подъемника маячит.    Здоровяк кивнул и тяжело пошагал к краю стены, где виднелась приземистая фигура Койна. Проводив Рикара взглядом, я лишь удивленно покрутил головой - помимо "укрепленных" мною доспехов, он нацепил на себя столько оружия, что представлял собой ходячий арсенал. Топор, длинный кинжал, несколько метательных ножей, да еще и небольшой щит в придачу. Как он только таскает на себе эту тяжесть. Хотя, те из моих людей, кто некогда сражался бок о бок с моим покойным отцом, выглядели точно так же - широкоплечие фигуры увешаны оружием, доспехи сидят как влитые, при ходьбе ничего не громыхает и не брякает. Вот что значит выучка ветеранов - они даже морозную ночь перенесли гораздо легче, чем более молодые воины. Разница налицо - так матерый старый волк отличается от молодого волчонка. Да и святой отец, словно и не заметив бессонной ночи, твердо стоял на ногах и вообще, поражал своей бодростью. А ведь он ночью не просто у костерка грелся - в сопровождении Стефия, святой отец обегал всю стену от края до края, окурил дымом из жаровни каждый камень, каждую щель.    Дождавшись, когда Рикар приведет гнома, я ободряюще хлопнул его по плечу и спросил:    - Как у нас там дела? Успеваем?    - А чего не успеть-то? - усмехнулся Койн - Вся ночь в нашем распоряжении была. Давно уже все спустились - теперь продовольствие вниз таскаем.    - Ну и слава Создателю - облегченно выдохнул я - Прямо на душе полегчало.    - Мудрое решение, сын мой - одобряюще сказал отец Флатис - Женщинам и детям не место на поле брани.    - Это точно - прогудел Рикар и хищно оскалившись добавил - Теперь можно и бой принять!    Этим и объяснялось отсутствие гномов на стене - убедившись в серьезности намерений шурдов, еще до наступления рассвета, я приказал спустить всех женщин, детей и стариков в подземелья. Если дело будет совсем плохо, то туда же уйдем и мы, обрушив за собой каменные своды пещеры. Там, шурды до нас уже не доберутся - во всяком случае, я на это очень надеялся.    - Господин, а может и нам... ну, не дожидаясь штурма? - робко предложил Литас - Я даже отсюда вижу, что шурдов гораздо больше чем нас - не уменьем, так числом сомнут, твари поганые.    - Дождемся разведчиков - ответил я - А там и посмотрим. Понапрасну рисковать я не собираюсь - у нас каждый человек на счету.    - Если уйдем под землю, шурды здесь камня на камне не оставят, господин - мрачно буркнул здоровяк, пробуя пальцем заточку топора - Все уничтожат. Здесь наш дом!    - Угу, дом... но терять людей ради нажитого добра... Нет уж. Пусть подавятся - мотнул я головой и ожесточенно прошипел - Да куда же разведчики запропастились? Заснули они там чт...    Словно в ответ на мои слова, со стороны ущелья донесся гулкий грохот, каменный скрежет и не договорив, я впился глазами в лагерь шурдов. Там творилось что-то неладное - в воздух взвилось облако снежной пыли, в котором метались неясные силуэты. Воздух разорвали вопли боли, яростный рев сгархов и пронзительный визг пауков. Один за другим, костяные пауки поспешно выбегали из облака вперемешку с каменной крошкой и направляли светящиеся зеленым светом глазницы на вершину скалы, с которой все еще катились мелкие камни и щебень. Вглядевшись в нависшую над стоянкой гоблинов скалу, я недоуменно моргнул - скала явственно изменила свои очертания, словно кто-то отломил от нее здоровенный кусок.    - Кажись, не заснули - с хищной радостью в голосе, произнес здоровяк и торжествующе потряс топором над головой - И шурдам поспать не дали!    Ошеломленное молчание длилось не больше пары секунд, а затем над стеной понеслись ликующие крики воинов, потрясающих оружием и хлопающих друг друга по плечам.    - Вот это да - ошарашено пробормотал я, глядя на медленно оседающее облако снега - Я то думал, что они пару валунов вниз скинут- чтобы шурдам жизнь медом не казалась... А они... Они что, обвал устроили? Как?! Там же сплошной камень...    - Обвал устроить - дело нехитрое, друг Корис - машинально ответил Койн, встревожено вглядываясь в нависающие над нами скалы - Лишь бы вернуться сумели. Вон, пауки забегали, засуетились, твари поганые. А! Вижу! - радостно вскрикнул гном, тыча пальцем в крохотные фигурки на почти отвесном склоне - Целы!    - Глянь-ка - заулыбался здоровяк - Кажись и впрямь уцелели коротышки наши!    - Пауки! - поумерил нашу радость Литас, указывая на ущелье - Вслед за гномами, по ущелью бегут!    Рывком повернув голову, я впился глазами в ущелье и сразу заметил приближающихся пауков - их выдавали пылающие глазницы. Не меньше десятка этих ужасных тварей. Через каждые несколько шагов, пауки останавливались и подняв глазницы к вершине, разом испускали яркую зеленую вспышку и бьющий по ушам пронзительный визг. Те из гномов кто попадал под магическую волну, резко замирали на месте, словно налетев на невидимую стену. Оцепенение длилось не больше секунды, затем коротышки рывком приходили в себя и вновь устремлялись к поселению. Как только пауки понимали, что их атака провалилась, то вновь устремлялись в погоню, семеня по дну ущелья и поглядывая наверх.    - Уйдите с этого края! - прошипел я сквозь зубы, внимательно смотря за происходящим - Уйдите за гребень скалы! Там не достанут!    - Там не пройти - ямы, расщелины. Даже мы не пройдем - буркнул Койн, в волнении сжав кулаки и играя желваками - Давайте, давайте... Исрес кухан! Еще немного!

Глоссарий (рабочий вариант)

Шаманы шурдов - шурды с магическим даром. Чаще всего обладают даром некромантии. Лишь некоторые из шаманов, могут касаться магии духов - именно с помощью нее, проводится обряд подчинения снежных сгархов. По сути, являются вождями племен.

Квали - в грубом переводе с языка Подгорного Народа: Леди, Мисс. Принятое вежливое обращение к незамужней особе женского пола.

Подгорный Народ - так называют себя гномы.

Македонец - призванный Повелителем...

Костяной жезл шурдских шаманов -

Орден Привратников - церковный орден, члены которого охраняют Пограничную Стену от нечисти и проверяют каждого, кто приходит со стороны Диких Земель. Авторитет ордена Привратников особенно высок в пограничных городах и форпостах.

Твердынь - огромная крепость, замыкающая собой проход через хребет Каменного Дракона. Крепость возведена Подгорным Народом, по приказу самого Мезерана Милостивого. За всю историю своего существования, Твердынь подверглась одной единственной осаде и после убийства легендарного Защитника, сдалась на милость победителя. Сейчас Твердынь находится на территории Диких Земель, в нескольких лигах от Пограничной Стены.

Стальной Кулак (имеет два значения)(1) - название императорского корпуса тяжелых кирасиров. Единственные из всей имперской регулярной армии, кто подчиняется не командующему, а непосредственно самому Императору (теперь уже королю). Помимо всего прочего, кирасиры являются личной охраной императора. В рядах кирасиров Стальной Кулак, служило много личностей, впоследствии вошедших в историю.

Стальной Кулак (2) - такое название, Император Мезеран дал второй крепости, желая показать свою милость и расположение к личному корпусу кирасиров. Из-за вспыхнувшего восстания, крепость так никогда и не была достроена до конца. В настоящее время, руины крепости являются составляющей Пограничной Стены.

Защитник - он же Ненавистный, он же Убийца Тариса. Настоящее имя - Листер, простолюдин. До начала восстания в западных провинциях, служил в личной гвардии Императора Мезерана. Находился на особом счету у императора - однажды предотвратил покушение на владыку Мезерана. Навечно вошел в историю, как человек убивший Тариса Некроманта и как человек командующий героической обороной Твердыни от многократно превосходящих сил противника.

Убийца Тариса - см. Защитник.

Ненавистный - см. Защитник (так Листера называют темные шурды).

Гримсхольд - двуручный меч выкованный Подгорным Народом специально для Защитника. По легенде, погребен вместе с Листером в крепостной часовне.

Нити мейстреллы - подземное растение, ярко светящееся в темноте. По преданиям Подгорного Народа, первые ростки мейстреллы, принес сам Великий Отец и с тех пор, гномы с любовью растят этот божий дар, чтобы освещать свои подземные жилища. Мейстрелла не переносит солнечного света и уже только по этому, Церковь Создателя запретила ее культивацию в людских городах и поселениях.

Буду благодарен за Ваши комментарии.

Михайлов Руслан. 2011 Узбекистан, Зарафшан.

[email protected]