Разбудила Машу трель дверного звонка. Она открыла глаза, сонно потянулась, встала и медленно поплелась к двери.

— Кого это принесло? — ворчала она по дороге. Голова все еще болела, и Маша неважно себя чувствовала.

Ответ на свой вопрос: «Кого принесло?», Маша получила сразу после того, как повернула ключ в замке и открыла дверь. На пороге стоял Вадим Крикунов собственной персоной с широкой улыбкой на лице и букетом роз в руке. От неожиданности Маша задохнулась и покраснела, как рак.

— Вы?

Почему-то его она ожидала увидеть меньше всего. Даже если бы к ней вдруг решил заглянуть Бред Питт, она не была бы так удивлена.

— Можно войти? — спросил Вадим.

— Что вы здесь делаете? — в свою очередь спросила Маша, пропуская его внутрь.

— Вот, пришел узнать как ваше здоровье, — пожал плечами Вадим, входя в квартиру. — Это вам. — Он протянул розы, и Маша, неловко схватив их, уколола палец.

— Ай!

— Осторожнее, — предупредил он.

— Да, рядом с вами, пожалуй, следует держать ухо востро, — проворчала Маша, вытирая палец о джинсы, на кончике которого выступила крошечная капелька крови.

— Пожалуй, — согласно кивнул он и очень серьезно посмотрел на Машу.

В его взгляде Маше почудился интерес к ее скромной персоне, и она потупила глаза, тут же вспомнив и про шишку, и старые потертые джинсы, рваные на коленке, и заспанное лицо, и полный беспорядок в квартире. Чувствуя, как щеки заливает краска, Маша глубоко вздохнула.

— Чаю хотите? — пискнула она, удивительно тоненьким чужим голосом, гадая об истинной причине его визита.

— Нет, спасибо, у меня мало времени, — покачал головой Вадим.

— А…

Маша не нашлась, что ответить. Похоже, он не собирался надолго у нее задерживаться, и это ее ужасно огорчило, но она мужественно улыбнулась, не желая, чтобы Вадим догадался о ее чувствах.

— Тогда спасибо за цветы, — улыбнулась Маша.

— Не за что, — покачал головой Вадим, все еще стоя в прихожей у входной двери.

Несмотря на то что у него было мало времени, он не спешил уходить, и это добавило Маше немного оптимизма.

— А может, все-таки чаю? — спросила она.

Вадим покачал головой.

— Маша, у меня к вам есть одно предложение, — не теряя времени на чай, начал он. При этом он пристально смотрел ей в глаза.

От этого взгляда Маша снова покраснела и отвела глаза. Господи, она чувствовала себя самой настоящей кретинкой, которая краснеет и теряет дар речи от одних только взглядов.

— Что за предложение? — откашлявшись, спросила она и обрадовалась, услышав, что голос прозвучал ровно и твердо.

Вадим еще немного посмотрел на Машу и, как будто что-то взвесив в уме, отвернулся.

— Сегодня я помимо воли доставил вам массу хлопот, — неожиданно сменил тему он.

Маша пожала плечами, не понимая, к чему он клонит.

— Не так уж и много, — заверила она, вертя в руках розы и не зная, куда их деть. В конце концов она положила букет на тумбочку в прихожей и заметила: — Во всяком случае, вы уже возместили мне расходы, так что можете не волноваться по этому поводу.

— Я предлагаю вам некоторую компенсацию за все доставленные мною неудобства, — аккуратно выбирая слова, вдруг сказал он.

— Например? — спросила она, уже перестав краснеть и с интересом разглядывая Вадима во все глаза.

— Как вы отнесетесь к тому, чтобы поужинать в Париже?

Маша от неожиданности поперхнулась и закашлялась.

— Вы это серьезно?

Почему-то предложение Вадима вдруг показалось ей каким-то несерьезным, и Маша ужасно удивилась, когда Вадим улыбнулся и сказал:

— Серьезнее не бывает.

— Предложение весьма заманчивое, — усмехнулась она, не зная, как к нему относиться, и спросила: — Но что на это скажет ваша обожаемая невеста?

Вадим сморщился, как будто она ударила его в живот, и сказал:

— Это не должно вас волновать.

— Как это не должно? — возмутилась Маша. — А как же женская солидарность и все такое?

Вадим усмехнулся, глядя на Машино лицо.

— Если вас так волнуют вопросы морали, могу сообщить вам, что с Викой мы расстались.

— Да? — удивилась Маша, чувствуя, как по телу пробежала предательская дрожь. — И когда только успели? Вы ведь сегодня вместе с ней выбирали шубу.

— Послушайте, — вскипел Вадим, — вы собираетесь устраивать мне допрос?

— А вы против? — весело спросила Маша, забавляясь его гневом.

— Я бы предпочел, чтобы вы ответили на мой вопрос, — парировал он, мигом успокоившись.

— Я должна подумать, — сказала она.

— У вас в запасе на это не более пяти минут, — сказал Вадим, поглядывая на часы. — Через час мы должны быть в аэропорту.

— Тогда я говорю «нет», — ответила Маша, складывая руки на груди.

Вадим удивленно приподнял брови.

— Почему нет?

— Потому, что я совсем не знаю вас, — фыркнула Маша. — И еще потому, что пять минут это слишком мало, чтобы подумать.

— Хорошо, у вас есть шесть минут и двадцать секунд, — усмехнулся Вадим, сверяясь с часами. — Этого достаточно?

— Достаточно, — кивнула она. — И все равно «нет».

— Можно узнать причину вашего отказа? — спросил Вадим, раздосадованный Машиным упрямством. Он почему-то думал, что стоит ему предложить ей поехать в Париж, и она тут же согласится.

— Я уже сказала, я совсем вас не знаю.

Он облокотился на стену плечом, сложил руки на груди и, улыбнувшись, сказал:

— Отлично, у вас будет прекрасный повод узнать меня поближе.

От такой перспективы Маша зарделась.

— Нет уж, спасибо, — покачала головой она, хотя, чего греха таить, мечтала об этом больше всего на свете.

— Ну почему же «нет»? Я, например, с удовольствием познакомился бы с вами, — улыбнулся он.

— Не сомневаюсь, — фыркнула Маша. — Вы, наверное, не пропускаете ни одной юбки.

— Почему вы так решили? — удивился Вадим.

— Просто так подумала, — пожала плечами она.

— Слушайте, если вы боитесь, что я стану к вам приставать, то совершенно напрасно. У меня этого даже и в мыслях нет, — признался он, оторвавшись от стены.

— Да? А что же у вас в мыслях?

Машу обидело, что Вадим не собирался к ней приставать. Честно говоря, она была бы не против, хотя, конечно же, никогда не призналась бы в этом даже самой себе.

— У нас слишком мало времени на эти глупые препирательства, — вместо ответа заметил Вадим. — Вы едете или нет?

Маша молчала. С одной стороны, ей очень хотелось поужинать в Париже, да еще не с кем-нибудь, а с Вадимом, но, с другой — она не собиралась соглашаться слишком быстро, что сделать было чрезвычайно трудно, имея в запасе всего пять минут.

— Подумайте, когда вам еще доведется поужинать в Париже? — неожиданно для самого себя начал уговаривать ее Вадим.

Маша пожала плечами.

Да, аргумент убойный. Наверное, никогда.

И все же она колебалась.

— Если вы боитесь, что я окажусь тайным маньяком и наброшусь на вас, как только мы окажемся в гостинице, то, уверяю, ваши страхи абсолютно беспочвенны. Я не собираюсь делать ничего подобного, — продолжал он. — Мы всего лишь поужинаем вместе, я покажу вам Париж, а потом мы вернемся домой. Идет?

Маша снова пожала плечами.

— Предложение очень заманчивое, — честно сказала она.

— Вот и отлично, — улыбнулся Вадим. — На этом и остановимся. Собирайте вещи.

— Послушайте, но я еще не согласилась, — возмутилась Маша.

— Тогда что вам мешает это сделать?

Маша, нахмурившись, задумалась. Больше всего на свете ей хотелось оказаться рядом с Вадимом, а об ужине в Париже она и мечтать не могла. Так что же сейчас, когда судьба дала ей поистине уникальный шанс познакомиться с Вадимом поближе, она вдруг вздумала ломаться?

Набрав в грудь воздуха, Маша улыбнулась.

— Наверное, ничего.

Вадим серьезно посмотрел на нее и одобрительно кивнул.

— Через десять минут спускайтесь, я жду вас в машине.

Он взялся за ручку, толкнул дверь и вышел на лестничную площадку.

— Подождите, — остановила его Маша.

— Что еще? — вздохнул он.

— Вы можете подождать в квартире. Не обязательно торчать на улице.

Вадим покачал головой.

— Во-первых, мне нужно сделать несколько звонков, а во-вторых, я боюсь, вы передумаете.

Маша усмехнулась.

Возможно, она и передумала бы, если бы не была так влюблена в него. Провести с ним вечер в Париже было слишком заманчивым предложением, чтобы так просто от него отказаться, и Маша не собиралась отказываться. В конце концов, что она теряла? Три долгих и безрадостных выходных дня, которые она собиралась провести на диване с новым любовным романом в руках?

— Ладно, я скоро, — сказала она, улыбнувшись.

Вадим кивнул и вышел, закрыв за собой дверь, а Маша еще какое-то время тупо разглядывала замок.

Господи, неужели она и вправду согласилась на его авантюрное предложение? Маша сама себя не узнавала. Обычно она была очень осторожна в отношениях с мужчинами, а тут вдруг нырнула в самый водоворот. Это было на нее не похоже.

Маша старалась не думать о том, чем мотивировал Вадим, делая ей не совсем обычное предложение. Сосредоточившись на собственных чувствах, она вдруг поняла, что ее любовь к Вадиму, которую она долго и упорно прятала даже от самой себя, вдруг окрепла и расцвела с пугающей быстротой.

— Да, Захарова, по-моему, ты нешуточно влипла, — сказала Маша своему отражению в зеркале, удовлетворенно отмечая, что шишка, еще несколько часов назад казавшаяся просто безобразной, каким-то чудом исчезла. От нее не осталось и следа. — Надеюсь, ты не станешь вешаться, когда этот вечер подойдет к концу, — вздохнув, добавила она и пошла собирать вещи.