Идея выдать дочь замуж полностью овладела королевской четой. Срочно был составлен список потенциальных женихов. На удивление, он оказался до смешного мал. Оказывается, я здесь считалась уже не в том возрасте, когда ищут супруга. Девушек отдавали замуж и в пятнадцать и в тринадцать. А мне ведь уже двадцать пять! Это в нашем мире я о замужестве еще и не задумывалась. Рано! А здесь, оказывается, уже поздно. О времена! О нравы!

Отдавать отыскавшуюся принцессу за какого-нибудь герцога или, чего доброго, графа родители не собирались. А настоящих царей-королей было раз-два — и обчелся.

Я впала в полное уныние из-за невозможности сбежать из дворца. Все мои уловки и ухищрения только усиливали бдительность короля и королевы да увеличивали количество охраны. Удрать от родителей, только что нашедших своего (или не своего, в моем случае) ребенка, просто невозможно! Вокруг здания маршировали вооруженные группы стражников. В коридорах было не протолкаться от толпящихся слуг. С меня практически не спускали глаз.

С одной стороны, в этом был плюс, так как это усложняло задачу убийцы, а с другой — полностью перекрывало мне свободу передвижения. Я уже наигралась в принцессу, надолго меня не хватило. Свободу, свободу, дайте мне свободу!

К радости родителей, я на время затихла. На самом деле я просто добралась до библиотеки и усиленно занялась изучением истории Пракии. Ведь в прошлом королевства просто обязаны быть какие-нибудь темные истории, запутанные интриги, а во дворце — тайные проходы и подземные выходы где-нибудь подальше! Именно на них я и надеялась. Я уже пробовала простукивать стены коридоров, но под тяжелыми взглядами слуг пришлось прекратить эту затею, пока не доложили королеве, а то еще из комнаты вообще выпускать не будут. Итак, я перешла на партизанскую тактику и тихо-мирно, валяясь на кровати, изучала фолианты из огромной королевской библиотеки (десятка два книг), когда одна из фрейлин пригласила меня в малый зал для аудиенции с королевской четой. Не люблю, когда меня отвлекают от чтения, но игнорировать приглашение правящих особ не рекомендуется, даже будь ты трижды королевская дочь.

Поэтому я, вздохнув, поднялась с кровати и отправилась в малый зал. За мной привычно последовали два стражника.

Войдя, я увидела расстеленную почти на весь стол огромную карту, над которой склонились мои новые родители.

— Доченька! Иди скорее к нам, — подняла голову Генриетта, — я думаю, ты должна при этом присутствовать!

— А что вы здесь делаете, ваше величество? — склонилась я над грубо нарисованной картой. — На нас напали?

— Вовсе нет, — хмыкнул Генрих XXI. — Это мы сейчас на кого-нибудь нападем и выберем тебе жениха.

Вот те раз! Они, оказывается, не шутили, и действительно спешат побыстрее пристроить единственную дочь. Тем не менее я склонилась над картой. Узнать, пусть в общих чертах, местность мне будет очень кстати.

— Смотри, как глазки загорелись! — шепнул король на ухо королеве. — Вот что значит вовремя вспомнить о замужестве!

— Естественно, — так же тихо ответила Генриетта, — каждая девушка с пеленок мечтает выйти замуж. Теперь, самое главное, удачно подобрать ей пару.

Я сделала вид, что ничего не слышала, пусть потешатся, а сама углубилась в изучение карты. Как и говорил Северный ветер, мир оказался небольшим. Это был удлиненной формы материк, со всех сторон окруженный массивами гор и не имеющий ни одного выхода к морю или океану; видимо, этим и обуславливался теплый, мягкий климат. Несколько крупных рек пересекали материк, несколько озер синими глазами смотрели на нас. В западной части довольно густо разместились десятка два королевств, перемежающихся лугами и лесами. Далее следовал крупный массив леса, перегораживающий материк с юга на север. За ним смутно очерчено было еще одно королевство, размером с десяток западных королевств. За ним простиралась совершенно пустая обширная территория, обозначенная корявыми буквами: «Восточные земли».

— Что это? — ткнула я пальцем в огромное королевство в центре.

— Там мы тебе жениха искать точно не будем, — покачала головой Генриетта.

— Почему?

— Это Центральное королевство. Западные королевства с ним никаких отношений не поддерживают.

— Почему? — еще раз спросила я.

— Западные королевства не признают никакого колдовства. У нас нормально развивающиеся цивилизации, мы контактируем, обмениваемся новинками науки и техники, торгуем, поддерживаем дружеские или хотя бы соседские отношения. А Центральное королевство — это просто рассадник колдовства! — объяснил Генрих. — Мы не знаем, кто там правит, что там происходит, как живут местные жители, да нас это и не интересует. Главное, чтобы они не переступали границ Западного Содружества.

— Понятно, — проговорила я задумчиво.

Точнее, ничего не понятно, а ведь мне предстоит пройти через этот «рассадник колдовства», когда я, в конце концов, сбегу и двину на восток.

— А дальше что? — Я указала на местность, подписанную «Восточные земли».

— О, это еще более темные места! О них мы совершенно ничего не знаем.

— Неужели там не бывали какие-нибудь путешественники, бродячие артисты, цыгане, например?

— Лично я не встречал ни одного человека, который бы побывал в Восточных землях сам. Хотя сказки и легенды пересказываются испокон веков.

— И что о них рассказывают?

— Страхи всякие, не стоит на ночь и вспоминать, — вмешалась королева.

— И все же?

— Вот точно такая и маленькая была! — рассмеялась Генриетта и притянула меня к себе. — Всегда на ночь просила рассказать страшную сказку.

— Пусть я уже и не маленькая, но мне все равно интересно!

— Обычные старые сказки, я уже и позабыла их почти. Как в каждой сказке, там живут всякие чудовища, страшилища, а еще необычные животные: Фу Доги, птица Кирин, Небесные львы…

Знакомые какие-то названия… Не о них ли мне говорила в Серпулии чертовка-предсказательница?

— Генриетта, не отвлекайся, мы выбираем для дочери жениха! — перебил королеву муж.

— Ладно-ладно… Вот смотри, Маргарет, — королева знаком подозвала стоящего невдалеке писца с длинным списком, — мы специально взяли карту, чтоб никого не пропустить, и выписали сюда всех мужчин королевской крови.

Список показался мне довольно внушительным.

— Наверное, следует объявить бал по случаю возвращения принцессы Маргарет, на котором мы и выберем жениха! — предложила Генриетта.

Король отрицательно покачал головой:

— Нет необходимости приглашать всех. Сначала следует уточнить список. Позвать сюда архивариуса!

Вскоре в зал вплыл маленький кругленький человечек, который стал методически вычеркивать из списка царственные фамилии. Тот уже умер, этот уже женился, тому еще нет семнадцати, а по местным законам мужчине не позволяется жениться до этого возраста, один из претендентов дал обет безбрачия, а еще один сошел с ума. В итоге из длинного списка осталось всего три фамилии. Даже обидно как-то стало, хоть я замуж и не собиралась. Я недовольно сжала губы.

— Смотри. — Королева-мать показала на карте небольшое королевство неподалеку от Пракии, — В Итанке три принца, старший и средний уже женаты, а младший совершенно свободен. Очень хорошенький мальчик, я его видела, когда нас приглашали на день рождения его матери, королевы Илии. Помнишь, Генрих?

— В прошлом году?

— Да, дорогой.

— Вспоминаю… Но он, кажется, слишком молод? — Король вопросительно глянул на архивариуса.

— Ваше величество, принцу Флорину исполнилось семнадцать лет месяц назад, — склонился в поклоне маленький человечек.

— Как видишь, он совершеннолетний, и будет рад вступить в брак с нашей дочерью. Здесь, в перспективе, он получит королевство во владение, а дома ему ничего не светит, так как он младший сын.

Я только вертела головой направо и налево, слушая споры царственных родителей. Моего мнения никто даже не спрашивал.

— Второй претендент, — Генриетта слегка запнулась, — король Ридрих из Фальции, вдовец, но детей от первого брака не имеет…

— Ридрих? — Генрих побагровел. — Вот кого бы я не хотел для своей дочери…

— И что ты имеешь против него? — пожала плечами королева. — Только то, что он твой ровесник, и вы в свое время соперничали с ним? У нас не слишком большой выбор.

— Он сватался к тебе! — заскрипел зубами король.

— Ну и что? Я ведь выбрала тебя!

— А теперь он станет моим зятем!

— Зато у него есть свое королевство, которое соседствует с нашим. Когда наши владения объединятся, это пойдет на пользу экономике страны. Гораздо лучший вариант, чем бесприданник Флорин! — выдвинула свои аргументы королева.

— В таком случае, мне придется сразу же после свадьбы передать ему полностью власть в Пракии, чтоб не ждать, пока нас с тобой отравят или уберут другим способом!

— Не делай из него такого уж монстра! — возмутилась Генриетта. — Он вполне нормальный мужчина. И довольно симпатичный.

Не надо было ей этого говорить. Король просто задохнулся от гнева:

— Ты его совсем не знаешь!

— Ладно, успокойся. У нас есть еще один вариант.

— Ну? — искоса глянул на королеву муж.

— Вот. Единственный сын короля Ампиньона, Жульен. Двадцать шесть лет, рост — метр семьдесят пять. Внешние и умственные данные в норме.

Хоть у одного нормальная анкета, если здесь нет какого-нибудь подвоха.

— Это тот, который сбежал, когда родители решили его женить на соседской принцессе? — переспросил Генрих.

— Тот самый, — кивнула его супруга. — Ему невеста не понравилась, и он сказал, что женится только по любви. Так, может, нашу дочь он и полюбит? Как можно не полюбить такую красавицу? — Королева-мать потрепала меня по волосам.

— Может, и полюбил бы, — пожал плечами король, — но, как я говорил, он сбежал.

— Наверное, он уже вернулся. Принц Жульен был бы самым подходящим мужем для нашей доченьки, — не унималась королева.

— Пошлю гонца, — кивнул Генрих. — Это, действительно, был бы самый лучший вариант. Можешь идти отдыхать, Маргарет, когда будет что-нибудь известно, мы тебе сообщим.

На некоторое время я была предоставлена сама себе и снова углубилась в изучение архивов Пракии. Впрочем, ненадолго. Интересующие королевскую чету страны были недалеко, так что гонцы вернулись к следующему вечеру. Меня снова вызвали в малый зал.

— Мне очень жаль, доченька, — разочарованным тоном начала Генриетта, — но принц Жульен, на кого мы возлагали самые большие надежды, домой до сих пор не вернулся, поэтому мы должны вычеркнуть его из списка.

— В котором остались семнадцатилетний принц и престарелый король, — констатировала я факты.

— Даже не так, — вздохнула королева. — Юный Флорин уже посватался к тринадцатилетней принцессе из Лакуты. Только не переживай так, дорогая!

Да я и не переживаю вовсе. Сейчас окажется, что последний претендент умер, ушел в монастырь или женился. Тогда вопрос о свадьбе отпадет сам собой в связи с отсутствием претендентов.

— Остается король Ридрих из Фальции.

— Вот как?!

— И вовсе он не престарелый. Он — мой ровесник, — обиженно проговорил король-отец.

Вот так из всего списка у меня остался один-единственный жених, немолодой вдовец из соседнего королевства.

Причем дух соперничества с Генрихом, видимо, до сих пор у короля Ридриха не пропал. Он ухватился за предложение сразу же, до встречи с предполагаемой невестой.

Даже не дожидаясь, пока нарисуют мой портрет. Еще бы, возможность отхватить такой куш, как соседнее королевство, перечеркивала все остальное.

Для меня этот брак тоже выгоден, я стала бы королевой двух государств сразу. Короче, это был типичный брак по расчету. А я, как та принцесса из мультика, не хочу, не хочу по расчету! А я по любви, по любви хочу!

Во-первых, я хочу за Кащея! А во-вторых, я замуж еще не хочу, даже за Кащея! Рано мне еще!

Вот от бала по выбору женихов я бы не отказалась, но идея бала отпала сама собой в связи с тем, что выбора не было, жених оказался один. В общем, на развлечениях мои новоявленные родители сэкономили, а я, побывав принцессой, так ни на одном балу и не побывала!

Скучно! Скучно! Скучно быть принцессой! На-до-е-ло!

А еще мне ужасно не нравится, что никто не спрашивает моего мнения. За меня все решили! Король Генрих лично встретился с Ридрихом на его территории, где они обо всем договорились. Меня даже не пригласили! Ни ухаживаний, ни подарков, ни обручения! Сразу договорились о свадьбе. К тому же, видимо, мой жених вычислил, что он единственный претендент, и начал качать права. Свадьба за наш счет, после свадьбы Генрих с Генриеттой, популярно выражаясь, уходят на пенсию, оставляя бразды правления новобрачным.

Я даже не увижу своего жениха до свадьбы!

Нет, мне просто необходимо как можно скорее покинуть Пракию! Я и так уже потеряла немало времени. Но я до сих пор так и не нашла способ сделать это.

Свадьба должна была состояться через три дня — так решил король Ридрих, которому явно не терпелось присоединить соседнее государство. Все королевство было поставлено с ног на голову. Все были заняты приготовлениями. Мне срочно шили пышное белое платье. Платье, конечно, обалденное, все в оборочках, с длинным-предлинным шлейфом, который будут нести, как мне сообщили, двенадцать маленьких мальчиков. Я подумывала над тем, чтоб оглушить швею и скрыться в ее одежде, но при примерке постоянно присутствовали двое стражников.

Так я ничего и не придумала, а наступил последний день перед торжеством.

На кухне шипело, скворчало, пахло вкусностями и воняло горелым. Дворец чистили, украшали, приводили в праздничный вид. Тысячи розовых роз были привезены для его украшения. Вообще-то мне и самой было бы интересно посмотреть церемонию. Только желательно со стороны.

Мне не оставалось ничего другого, как лихорадочно продолжать чтение литературы. На меня посматривали как на сумасшедшую. Где это видано, чтоб невеста проводила последние дни перед свадьбой за книгами? Даже для нашего мира это был бы нонсенс.

К тому же я понимала, что неизвестный убийца, совершив три неудачных попытки, до свадьбы мне дожить не позволит. И теперь он будет действовать наверняка. Последние дни проходили на диво спокойно. Но я прекрасно понимала, что это для того, чтобы усыпить мою бдительность.

И вот настала последняя ночь перед свадьбой. Я была уверена, что убийца нападет именно сегодня, откладывать дальше просто уже некуда. Я легла, но долго не спала. Сегодня мне попал в руки фолиант, рассказывающий о колдуне Гаенусе, и я, честно говоря, просто зачиталась, настолько интересной показалась мне эта история.

Я как раз лежала и переваривала прочитанное, как вдруг услышала легкий шорох у двери. Естественно, тот, кто пришел, думал, что я уже сплю. Занавески чуть зашевелились, значит, он уже в комнате. Свет двух лун, падая через не завешенное шторой окно, высветил темный силуэт, замерший у входа. Теперь не будет ядовитых змей или яда, теперь он будет действовать наверняка. Я просто уверена, что это будет холодное оружие. А мне нечем защитить себя! И, даже если я закричу, он все равно успеет сделать свое дело. Словно в подтверждение моих мыслей, послышался легкий скрежет доставаемого оружия.

Сейчас он бросится!