Кащей положил руку на рукоять меча. Я накрыла его руку своей ладонью. Не стоит спешить доставать оружие. Может, все еще решится мирным путем.

Старая ведьма привычным движением махнула в сторону Гаенуса, и вот уже вместо него мы видим дряхлую старуху. Хорошая личина!

— Я… — начинает сердито старуха, но ее уже подхватывает под руку Тера.

— Бабушка хочет сказать, что она, то есть не только она, а все мы видели короля!

— Не короля, а сумасшедшего, утверждающего, что он король! — поправляет ее стражник.

— Точно так, он утверждал, — кивает головой девушка.

— Так где же он?

— Он побежал вон туда! — указываю я пальцем за спину.

— А вы кто такие будете?

— А мы ведем наших бабушек к Целительному источнику.

— Этих можете пропустить, — кивает стражник и бегом направляется в указанную мной сторону.

А мы проскальзываем в ворота, пока не передумали нас пускать, и быстро растворяемся в толчее большого города.

— Так, значит, я сейчас бабушка? — обреченно спрашивает Гаенус, когда мы удаляемся на приличное расстояние от ворот.

— Сейчас быть бабушкой для тебя самое безопасное, — серьезно отвечает Ара.

— Но я ничего не могу понять…

— Есть хочется, — вздыхаю я. — Уже представляла себе пир в королевском замке по случаю счастливого возвращения королевского семейства, а тут такой облом.

— У нас даже денег нет, — сокрушенно качает головой король. — Мы все отдали тем старикам из Нижнего Востока…

— Об этом жалеть не надо, — успокаивает его Ара. — Не сделай мы этого, и лишняя тяжесть замедлила бы полет Фу Догов. А Неневеста и так успела замкнуть кольцо в последние секунды. Эти деньги могли погубить мир.

— А теперь они послужат добрым людям, — добавляет Тера.

— Ой, я совсем забыла! — вдруг вскрикиваю я. — У меня ведь остались деньги! Только не мои, а Жука! Двести пфингов за услуги проводника! Я забыла отдать!

— Какое счастье, что ты забыла их отдать, Неневеста! Бывает и от тебя польза. — Жук берет из моих рук мешочек. — Теперь я всех угощаю. Айда в трактир!

И наша живописная группа отправляется в ближайшее заведение, где могут накормить и напоить усталых путников. Гаенуса в виде дряхлой бабки мы буквально тащим под руки, он никак не может прийти в себя. А кто из нас понимает, что могло случиться в королевстве? Будем разбираться.

— Вот! Гостевой дом «У Целительного источника», здесь мы сможем пообедать и переночевать, — говорит Жук. — И узнать, что происходит в столице.

Получив в свои руки финансы, он незаметно принял и руководство нашей маленькой группой. Ну и пусть, а то Гаенус совсем расклеился, а у меня настроения нет, пока я сытно не поем.

Гостевой дом порадовал домашней кухней и неплохим вином. Жизнь сразу же показалась радужной, как только перед нами появилась горячая картошечка в мундирах. А когда рядом с ней оказался окорок…

Мой взгляд упал на Дом новостей. С голубого экрана говорящего шара знакомый нам стражник сообщал:

— В окрестностях Думрада снова наблюдался сумасшедший, считающий себя королем. Убедительная просьба всем, кому хоть что-нибудь известно о местонахождении больного, сообщить на любой из сторожевых пунктов…

Картинка сменилась. Появился сам Великий король Центрального королевства. Смешно жестикулируя, он с воодушевлением рассказывал о новом налоге, который существенно улучшит качество жизни стражи и патрульных служб, что безмерно повысит безопасность населения.

— На нем личина, — шепнула Ара, смакуя старое вино. — Думай, Гаенус, кто бы это мог быть?

— Я не знаю! Я и сам не умею надевать личину. Моя магия основывается на науке, а это…

— А это — чистое ведьмовство, — подсказала бабка, — как у меня.

— Я не хотел тебя обидеть.

— А я и не обижаюсь, я просто хочу помочь.

Кащей смешно наморщил лоб:

— Надо все проанализировать. Отправляясь в путешествие, кого вы оставили править страной вместо себя?

— Министра обороны, кого же еще!

— Вот он и обороняет страну от вашего возвращения!

— Но я ему доверял всегда! Это честный человек!

— И много вы о своем верном и честном человеке знаете?

Гаенус задумался:

— Вообще-то не очень.

— Короче, у нас два варианта: либо это сам министр, либо его убрали и подставили вместо вашего величества кого-нибудь другого. Но это не меняет суть дела. Кто-то выступает под вашим обликом, объявив вас сумасшедшим, и изменить ситуацию возможно, только если лишить его этого облика прилюдно.

— У меня есть такое средство, которое обнажает сущность. Это мое изобретение, порошок, который я назвал чистотайд. Но, чтобы посыпать им лжекороля, к нему нужно почти вплотную приблизиться. Не думаю, что обманщик даст нам такую возможность.

— Да уж, — кивнул согласно Кащей, — представляю, какая у него охрана. Особенно теперь, когда он знает, что настоящий король близко.

— Любая охрана имеет свое слабое место, — прочавкала я с полным ртом. — Просто нужно хорошо подумать.

— Можно насыпать порошок в питье, но как это сделать? Даже при мне кухня была святая святых, — вздохнул Гаенус. — Скорей всего, он усилил контроль еще больше.

— Да-а, это точно, — согласился Кащей.

Пока они разговаривали, мы с Терой как раз успели прикончить окорок.

— Гаенус, я знаю, вы выступите против своего врага и победите его! — бодро сказала я, рукой вытирая губы.

— Да, я победю… побежду… побежу… тьфу ты! — От волнения король позабыл даже правила склонения.

— Главное, вы не должны бояться!

— Я не трус! — воскликнул король. — Но я боюсь…

— Тогда следует отыскать такой вариант, чтоб если и не вы, то кто-нибудь из нас мог приблизиться к лжекоролю.

Гаенус задумался; Кащей и Жук склонились к нему, мешая думать и предлагая разные фантастические варианты. Нам с Терой это только на руку было, потому что как раз принесли пироги с ягодами, и нам не хотелось ни с кем делиться.

— А какой сегодня день? — вдруг чуть не закричал старик в облике старухи.

Даже хозяин заведения вздрогнул, с удивлением вглядываясь в свою странную клиентку.

— Сегодня третий день месяца лун, почтеннейшая!

— Я придумал! — зашептал король. — Через два дня отмечается ежегодный праздник лун, во время которого выполнятся обязательный ритуал. Из девушек королевства выбирается самая красивая девственница, при стечении всего народа она обнаженной совершает омовение в Целительном источнике и набирает полную чашу воды. Выйдя из источника, по ковровой дорожке идет она к королю, подает ему чашу, и он первым должен испить воды. Считается, что после этого обряда вода становится целительной на целый год.

— Но этот негодяй может и отменить ритуал, сами видите, сколько изменений произошло за такое короткое время, — сказал обеспокоенный Жук.

— Не посмеет, — покачал головой Гаенус. — Все считают, что если ритуал не будет проведен, источник на целый год лишится целительной силы.

— А на самом деле? — спросил Кащей.

— На самом деле от ритуала ничего не зависит, это обряд, сохранившийся с древности, только в старые времена властитель должен был и возлечь с девственницей. Я изменил обряд, чтобы не портить девушкам жизнь. Теперь каждый год участница ритуала становится самой желанной невестой, ведь она «оживила» источник и сама наполнилась его силой.

— А вода? Самая обыкновенная?

— Ну не совсем. Конечно, ничего сверхъестественного в ней нет. Просто в ней очень высокое содержание серебра, что благотворно действует на состояние кожи, обеззараживает, помогает быстро затянуться ранам, убивает вредителей в организме. Очень полезная вода. Только передозировка нежелательна. Поэтому свободный доступ к источнику ограничен. Специальный человек выдает желающим бутылки с водой или позволяет, при необходимости, окунуться.

— Более-менее понятно, — кивнул Кащей. — И чем все это может нам помочь?

— Вы слышали? Девственница поднесет королю первую чашу. Можно бросить чистотайд в воду!

— Значит, нам…

— Нужна девственница!

И все дружно повернулись ко мне с Терой. Мы даже вытереть рты не успели. Все в потеках сладкого ягодного сока. Зато пироги прикончили.

Итак, кто там им нужен? Девственница? Я повернулась к Тере и ткнула в нее пальцем:

— Она!

Маргарет растерянно заморгала.

— Внученька, ты же не откажешься помочь дедушке? — сладко завел песню Гаенус.

Девушка смущенно переводила взгляд с одного на другого.

— Не откажется! — ответила за нее я.

— Но мне придется при всех купаться голой? — попробовала протестовать Тера.

— Вовсе нет! — успокоила я ее. — Ты можешь купаться одетой, но наденешь личину, словно ты голая. Устроит?

Маргарет неуверенно кивнула головой.

— Но ее еще могут и не выбрать! — Жук, кажется, не очень рад перспективе выступления Теры в такой роли.

— А уж об этом я позабочусь сама, — успокоила всех Ара. — Личина, которую она носит, и так очень красивая, а фигурку подкорректируем — где добавим, где уберем, да так, что вариантов не будет, гарантирую!

* * *

Выбор девственницы обычно происходил в утро праздничного дня. Поэтому пришлось вставать с восходом солнца, чтобы вылепить конкурсантку. Основным «скульптором» объявила себя бабка, меня допустили как консультанта.

— Волосы удлиняй, Маргарет, еще, еще, до попки. Нет, давай еще длиннее… Цвет хороший, не трогай, только сделай так, чтобы корни были тоже белыми. А теперь сделай пряди кудрявыми. Нет, не так сильно, просто свободные волны. Нет, немного сильнее…

— Бабушка! Мне трудно изменять что-либо, не видя оригинала!

— Сама и будешь оригиналом. Так, теперь удлиняй ресницы. Хватит! Теперь кончики слегка подкрути. Да не вниз, а вверх!

Наши мужчины тоже норовили заглянуть и посоветовать, где чего нужно добавить. Правда, если бы Тера добавила все, что ей советовали, то ее следовало бы с такой личиной не на конкурс красоты отправлять, а в кунсткамеру.

В конце концов девушка была приведена, как посчитала бабка, в идеальное состояние. Хотя, на мой непредвзятый взгляд консультанта, всего было многовато. Ну не бывает такой талии при таком бюсте! Но кто меня спросил? Ара лично повела дебютантку на конкурс.

А я не захотела идти. И чего там смотреть, на тряску грудями? Нет, на нашей Земле идеалы красоты вовсе не такие…

А мужчины, может, и хотели пойти, но женщины им строго-настрого запретили. И правильно.

* * *

Как и предполагалось, Маргарет была выбрана единогласно. Вот и славненько! Пусть теперь послужит отечеству. Гаенус давал ей последние наставления: где спрятать пакетик, как открыть незаметно, когда подсыпать, что делать потом.

А мы просто пойдем на праздник посмотреть.

Праздник удался. Народ, придавленный свалившимися ему на голову налогами, с радостью встречал любую возможность отдохнуть и развлечься. На площади перед замком собралось, наверное, все население Думрада плюс гости из других городов и поселков. Целительный источник, оформленный в виде фонтана, находился в центре. Народ располагался по окружности, обозначенной натянутыми канатами с флажками. Все окна, выходящие на площадь, были распахнуты и заполнены зрителями, снимающими комнаты специально к этому дню. Балконы были забиты. Даже на крышах обосновались вездесущие туристы.

Мы заняли места около самого каната очень рано, и теперь просто изнывали, толкаемые прибывающими массами зевак, в ожидании начала гуляния. Гаенус, с которого не снимали личину старой бабки, был очень серьезным и напряженным.

Началось все с выступления певцов, которым подпевали все хором так громко, что у артистов резонно должен был возникнуть вопрос: «А мне можно незаметно уйти?» Затем следовали пляски в пышных народных одеждах, при этом толпа прыгала в такт, затаптывая тех, кто помельче и неповоротливее. Потом снова пели и снова плясали.

И только когда на небе появилась луна, — увы, одна, остальные три красавицы сгинули в прожорливой воронке, пытавшейся одолеть мир — начался ритуал освящения источника.

Воздух лишь слегка подернулся сумраком, но по окружности площади уже зажглись яркие разноцветные фонари. Под одобрительные крики толпы вышел король, как две капли воды похожий на нашего Гаенуса. Он пожимал над головой руками и раскланивался. Вокруг полукольцом разместилась стража, опытные телохранители, бросающие изучающие взгляды на толпу и окружение. Седые длиннобородые старцы вывели под руки юную деву, королевскую девственницу. Она была в белой полупрозрачной накидке без украшений и казалась отрешенной и задумчивой. На небе постепенно сгущались краски, а Тера стояла на бортике бассейна, пока старцы скороговоркой читали молитвы или заклинания. Когда они замолчали, заговорил лжекороль.

— Мой дорогой народ, — начал он торжественным голосом, — мой любимый народ! Иссякают силы Целительного источника. Три луны — Дакота, Рунама и Лутена исчезли с нашего небосклона и не вернулись. Страждущие и ищущие столпились в поисках облегчения. Пусть же юная невинная дева омоется в священных водах, объединяя земное и небесное, оживляя суть исцеляющей воды, протягивая спасение нам, скромным детям Центрального королевства. Войди, дитя, в эти воды, открой их целительные силы и принеси первую чашу своему королю.

Тера торжественно спустилась по ступенькам прямо в бассейн, окунулась, согласно ритуалу, и, наполнив чашу водой, вышла и двинулась по ковровой дорожке к королю.

Успела ли она всыпать порошок? Все ли идет по плану? Ведь второй попытки не будет!

Затаив дыхание, следили мы, как обнаженная девственница приближается к захватившему власть обманщику. Что-то будет?

Лжекороль принял чашу из рук склонившейся перед ним девушки, замешкался на мгновение, словно заподозрил что-то. Затем быстро сделал несколько глотков и вылил оставшуюся воду себе на голову.