Мы взлетели почти одновременно. И тут же на камни у ручья, где мы только что были, обрушилась туша чебуратора.

И началась погоня. Три чебуратора огромными прыжками мчались, не разбирая дороги, вслед за нами. Вначале мы смогли оторваться от преследователей, но Фу Доги и Кирин были уставшими после двухчасового перелета к восточным скалам, да и ноша была не легкой. Яу пришлось тащить троих, пусть по отдельности и не очень тяжелых, но вместе имеющих довольно приличный вес. А Пит хоть и нес двоих, но рослых и крупных мужчин, хорошо еще, Кащей не вошел в полную силу. Хотя чего хорошего?..

Восточные земли мы преодолевали с переменным успехом: то чебураторы нас догоняли, то мы умудрялись оторваться, но становилось ясно, что это будет не долго продолжаться. Обитатели Верхнего Востока все тяжелее разворачивали мощные крылья, все ниже летели. К тому моменту, когда мы приблизились к пустыне, чебураторы уже дышали нам в спину. Один из них клацнул зубами, едва не отхватив Кирину хвост. Что же делать?! Нам не уйти!

Вдруг впереди я заметила маленькую фигурку. Барсук! Он стоял на задних лапках и призывно махал нам передними. Да что он делает?! Почему не скроется под мороком? Ведь его сейчас разорвут или просто растопчут мчащиеся за нами чебураторы! Нельзя его здесь оставлять!

Я толкнула коленями Кирина под бока:

— Снижайся! Это друг! Нужно его забрать!

Кирин послушно пошел на снижение, и барсук сам запрыгнул прямо мне на руки.

— Налево! Сворачивайте налево! — закричал он, отчаянно жестикулируя.

Не знаю, зачем, но раздумывать все равно некогда. Мы дружно заложили вираж и вдруг…

Все исчезло. Не было ни Фу Догов с моими друзьями на спинах, ни Кирина, ни барсука на моих руках, ни меня самой. Тем не менее я продолжала все видеть так, словно все так же летела над пустыней. И так же ощущала под собой спину Кирина, чувствовала вертящегося передо мной Роя. Я не сразу поняла, что мы просто стали невидимыми. А где же чебураторы? Я оглянулась. В противоположную сторону улетали… крылатые собаки Фу Доги со своими седоками на спинах и Кирин со мною… Да это же морок! За ними дружно скакали чебураторы. Купились!

— Ах, Рой, какой же ты умница!

— Я такой, — послышался впереди довольный голос. — Только долго не смогу морок держать. Чем дальше они отлетают, тем мне труднее…

Как бы там ни было, морок оборотня дал нам фору. Мы старались не сбавлять темп, чтоб уйти как можно дальше, но это не получалось. Я слышала, как тяжело дышит подо мной Кирин, а ведь у него самая легкая ноша. Еще немного, и мы снова стали видимыми. Все медленней и медленней поднимались и опускались белые крылья Фу Догов.

— Чебураторы уже бегут за нами, — виновато вздохнул барсук. — Извините, я дольше удерживать морок не смог.

— Да если бы не ты, нас бы давно уже… — прижала я оборотня к себе. — Ты молодец!

Да, действительно, чебураторы снова вышли на наш след. Они упорно бежали за нами и с каждым шагом все приближались. Я видела, что Фу Доги движутся уже не из последних сил, а через силу.

Чебураторы снова догоняли нас, когда впереди показались голубые воды крокодильего залива. Фу Доги уже летели, касаясь лапами земли — этакий полуполет-полупрыжки. Кирин с трудом ковылял следом. Барсук на моих руках вертелся и делал страшное выражение мордочки.

У Яу подкосились лапы, и она кувырком покатилась по песчаному пляжу, теряя своих седоков.

Чебураторы торжествующе взвыли, предчувствуя скорую добычу.

Крокодилы, отдыхающие на побережье, дружно бросились в воду — связываться с таким врагом они не желали.

На берегу осталась только хрупкая высокая женщина. Даже издали она казалась олицетворением красоты и женственности. Тиллимар, племянница Хозяина Залива.

Даже барсук замер у меня на руках и одобрительно крякнул.

Мгновение — и вместо юной красавицы перед нами оказалась огромная крокодилица. Она развернулась мордой к заливу и призывно махнула хвостом. Я направила Кирина прямо на ее широкую спину, за нами последовали остальные. Обессиленные, рухнули на изумрудную скользкую кожу. А Тиллимар беззвучно заскользила по заливу, осторожно, чтобы не уронить свою ношу.

В бессильной злобе чебураторы били лапами по воде, поднимая кучу брызг.

Крокодилица причалила к противоположному берегу, и мы спустились с ее широкой спины, буквально свалившись на песок. Двигаться уже никто был не в состоянии.

— О Тилли, — только и смогла прошептать я, — ты спасла нас!

И тут я увидела, как один из чебураторов спустился в воду и… поплыл! Остальные присоединились к нему. Действительно, кто сказал, что они не умеют плавать?

Увы, лететь наши «кони» уже не могли. Мы в отчаянии молча отступали назад.

— Дядюшка! — неожиданно тонким девичьим голосом крикнула огромная крокодилица.

Не знаю, откуда, но рядом вдруг появился еще один крокодил. Если Тилли была длиной метров восемь, не меньше, то в дядюшке были все десять.

— Уходите, мы их задержим! — крикнула крокодилица, обернувшись.

Дважды повторять нам не пришлось. Мы повернулись и побежали. Здесь недалеко расщелина, где живет Толи Генетик. Если успеем добежать — мы спасены! Эта мысль придала сил. Что происходило за нами, можно только догадываться. Оглянуться было некогда. Но отчаянный рев крокодилов и чебураторов доказывал, что идет битва не на жизнь, а на смерть. Только крокодилов было два, а чебураторов — три. Один из них скоро оставил поле боя, чтобы последовать за более легкой добычей, то есть за нами. Его лапы с грохотом опускались на камни. Он приближался.

— Расщелина впереди! — махнула я рукой, но тут же зацепилась за валун и упала.

Кирин подхватил меня когтями за куртку, с трудом взлетел и буквально забросил в щель между камнями, скатившись следом.

— А они?! — чуть не бросилась я назад, чтоб помочь друзьям, но Кирин успел удержать меня за пояс.

Я увидела, как Пит так же подхватил шатающегося Кащея и опустился в расщелину вместе с ним. Яу вцепилась в отбивающуюся бабку. Жук и Гаенус добрались сами. А где же Тера?

Старая ведьма вырвалась из когтей Фу Дога и тоже бросилась искать внучку.

— Проклятие! — закричала она.

Маргарет сидела около большого камня и терла рукой ногу. Ушибла или подвернула? Действительно, это все из-за проклятия, наложенного на род Тортильяков! А над ней уже нависала вислоухая голова чебуратора.

И тут из укрытия выскочил Жук.

— Эй! Сюда, морда неумытая! — закричал он, размахивая руками.

В руках у него был всего лишь кухонный нож, которым мы пользовались во время еды, — булавка для такого монстра.

Чебуратор задумался, посматривая то на девушку, то на молодого мужчину, который явно был помясистее и сам добровольно предлагал себя на обед. Зверь еще колебался, когда в него угодил брошенный охотником камень. Чебуратор потряс головой, но когда второй камень угодил прямо в чувствительный нос, уже не колебался, а бросился за наглецом.

В это время Ара и Гаенус поспешили к Маргарет, ухватили ее под руки и поволокли к расщелине.

Жук сделал кульбит в воздухе, увернувшись от клацнувших у самого уха зубов, и тоже бросился наутек.

Я подхватила сброшенную в расщелину Теру, следом спустились бабка и король.

— Жук! — попыталась вырваться из моих объятий внучка ведьмы.

Она начала формировать энергетические шары в ладонях, но из-за волнения у нее ничего не получилось. Зато получилось у успокоившейся бабки: два шара, один за другим, полетели в чудовище. Они не могли причинить ему вреда, но ослепили на мгновение, позволив Жуку отбежать на некоторое расстояние. В затяжном прыжке он нырнул прямо в расщелину, а зубы чебуратора клацнули около самой щели.

Маргарет вспомнила, что у нее болит нога, и бессильно осела на камни. Жук поднял ее на руки и мы начали спускаться вниз, столкнувшись нос к носу с поднимающимся на шум Толи Генетиком.

— Толик! — заорала я без приветствия. — Выпускай своего генного крокодила! Там наших бьют!

Объяснять дважды не пришлось. Парень покраснел, побледнел, утвердительно кивнул и побежал к своему «зоопарку». Мы поспешили за ним.

— Близко не подходите! — закричал Толи. — Только ты, Неневеста, — мне нужен ассистент.

Хорошо, побуду ассистентом.

— А что делать-то?

— Разбудить его надо. Вот, держи, — подал он мне огромный шприц. — Я сейчас заберусь ему на голову, потому что укол нужно делать в затылок, а ты мне лекарство подашь.

— А по безопасней способа ты не придумал?

— Пока нет.

— Пивом меньше надо было увлекаться, времени у тебя было навалом, — буркнула я, но полезла за Толи Генетиком в вольер. Крокодил мирно спал, его двухметровая голова покоилась в бассейне. Да он даже больше Хозяина Залива! Метров пятнадцать!

Толи начал взбираться на шею крокодила, держась за выступы на его коже.

— Толь, а он точно с чебуратором драться будет?

— Точно-точно, моя генетика меня еще не подводила. Этот крокодил — робот, запрограммированный на убийство!

— Только чебураторов?

Генетик неуверенно пожал плечами:

— Время покажет…

Как многообещающе!

— Неневеста, не спи!

— Ага. — Я подала ученому-практику шприц, а сама благоразумно покинула вольер.

Спустя минуту рядом со мной стоял Толи.

— Ну и чего он спит?

— Не так сразу, Неневеста, сейчас проснется.

Действительно, генный крокодил зашевелился, зевнул и уставился на нас своими круглыми глазищами.

— Толь, скажи ему, он не туда смотрит.

— А мы сейчас выпустим его на прогулку. — С этими словами Генетик нажал на красную кнопку, и один из блоков потолка отъехал в сторону.

Крокодил сразу почуял, что запахло свободой. Он повернулся к дыре, подтянулся передними лапами и довольно легко выскользнул на поверхность.

— Вот как просто, — подмигнул мне Толи.

— Выпустить просто. А дальше что? Назад ты его сумеешь загнать потом?

— Об этом я еще не думал, — объявил мне Генетик.

Ах, какие же они, эти ученые, непрактичные!

Рев и грохот обваливающихся камней сообщили, что модифицированный крокодил и чебуратор нашли друг друга.

Мы с Генетиком вернулись к друзьям. Тут подоспели и Даня с Павкой.

Мы наскоро всех перезнакомили и ввели в курс дела.

— И что, мы так здесь и будем теперь сидеть? — нетерпеливо топнула ножкой в кроссовке я.

— А что нам делать? — удивился Даня.

— Надо хотя бы посмотреть, что там, наверху, происходит. Там за нас жизни свои отдают, а мы спрятались, словно кроты в нору.

Тут, не выдерживая массы чудовищ, с потолка стали сыпаться камни, и мы дружно решили пробираться назад, к выходу. Даже Тера, которая всех уверяла, что нога у нее прошла и совершенно не беспокоит.

Первым на поверхность поднялся Жук, затем махнул рукой нам:

— Близко никого нет, поднимемся на этот камень, чтоб осмотреться.

Не успели мы выбраться, как камни посыпались, отрезая нам путь назад.

Мы, помогая друг другу, забрались на огромный валун. С него, действительно, было видно все. Во всяком случае, все, что нас интересовало.

На песчаном берегу лежали Хозяин Залива и невдалеке — чебуратор. Оба не шевелились. Поодаль сплелись клубком Тиллимар с другим чебуратором. Оба тоже недвижимы, но зубы крокодилицы сомкнуты на горле врага, а тот, в свою очередь, вцепился в ее плечо. Здесь понятно, что ничего не понятно, кто жив, кто мертв.

Зато с другой стороны в завалах камней бьется генный крокодил с самым крупным чебуратором. Словно два доисторических динозавра сходятся они, круша все на своем пути, вырывая зубами куски плоти, оставляя когтями длинные распоротые полосы. Все вокруг залито кровью. Рев не прекращается, они, кажется, дошли до такого состояния, что их теперь не остановит ни потоп, ни землетрясение.

— Ребята, а это что там вдали движется? — ткнула я пальцем в противоположную сторону.

Две темные, еще почти не различимые фигурки двигались по направлению к нам. Я догадывалась, кто это, но мне так хотелось ошибиться.

Толи Генетик приложил руку к глазам козырьком, чтоб лучше рассмотреть.

— А это наша дорогая пара местных чебураторов, — произнес он, побледнев.

— И прятаться нам теперь негде, — добавил Павка Спелеолог.

Мы напряженно переглядывались.

— Мы немного отдохнули и снова попробуем лететь, — сказал Пит.

— Вы не потянете всех, — покачал головой Гаенус. — Берите молодежь, а мы с Арой останемся здесь.

— Я тоже остаюсь. Уходите! — крикнул Жук.

— И куда вы нас отправляете? — спросила я. — Пусть даже доберемся до реки Забытья с ее пиратами. У Фу Догов не хватит сил перенести нас через реку.

— Мы можем помочь вам добраться только до реки, — подтвердила Яу. — Покидать Восточные земли нам нельзя, даже если бы хватило сил для перелета.

— Ну вот, какой смысл нам бежать, чтоб оказаться зажатыми между пиратами и чебураторами? Мы остаемся.

— А если мы все остаемся, то что мы будем делать? Чебураторы приближаются. Думай быстрей, Неневеста! — Жук посмотрел на меня выжидающе.

И почему это я должна за всех соображать? А у меня уже ничего не думает, особенно когда я вижу приближающихся чебураторов.

Ой, они уже близко!

— Отходим!

И мы, карабкаясь по камням, стали отступать. При этом приближались к полю боя чудовищ. С одной стороны залив с крокодилами, с другой — река с пиратами. Отступать некуда. Просто совершенно.

И где же те два выхода, которые должны быть из любой ситуации? Хотя бы один? Ой, мама! Не пора ли высшим силам вмешаться, а?

Прыжок — и из-за валуна показались две отвратительнейшие морды. Тяжелые уши ударили по щекам, круглые пасти распахнулись, обнажая острые кинжалоподобные зубы. Когти впились в валун так, что посыпался песок. Раздался торжествующий рев.