Перспектива быть накрашенным, как женщина легкого поведения, Жука почему-то не обрадовала, вследствие чего он впал в легкий ступор.

— Очнись! — дала ему подзатыльник бабка. — Ты взрослый мужчина и должен рассуждать здраво. Твое лицо засветилось во всех Домах новостей, тебя теперь все знают. Популярность — дело хорошее, но не в нашем случае. А кем мы можем еще загримировать тебя, чтобы не вызвать ни у кого подозрения? Твои варианты?

Жук почесал затылок:

— Ладно, женщину… но почему легкого поведения?

— Патруль в Центральном королевстве может посадить представительниц древнейшей профессии, только если они не платят налоги, при этом арестованные должны волосы завязывать платком. Нам очень даже подходят эти образы.

— Ладно, — вздохнул проводник, — только сначала ее! — И ткнул в меня пальцем.

— Утром, все утром, — махнула рукой бабка, — сейчас уже темно, можно, конечно, зажечь огонь, но если весь сеновал сгорит, то где мы будем прятаться?

— Еще одна проблема, — сказал вдруг Жук. — Женщины легкого поведения в таких одеждах не ходят.

— Это точно, — кивнула Ара. — Ну что ж, ложитесь спать.

— А вы?

— А мы с Терой сходим, посмотрим, не вернулись ли хозяева, надо у них кой-какую одежонку занять. Или у их соседей, если здесь женщины не живут.

— А вас не схватят? — забеспокоилась я.

— Да мы же ведьмы! — хором ответили бабка и Тера. Ишь, какие дружные!

Они ушли, а я не выдержала, взяла магическую коробочку, то есть косметический набор, и красиво так накрасилась, как сама захотела. Жук посмотрел на меня, хмыкнул и завалился спать. Ох и мужики, ничего не понимают в женских делах. А я смотрелась-смотрелась в зеркальце, да и уснула.

* * *

И приснился мне сон, хотя лучше и не снился бы вовсе. Я видела огромный глаз, летающий над толпой, беснующейся, словно на рок-концерте. А я парила рядом на белых крыльях и, держа двумя руками щетку, красила королевскому глазу ресницы. «Длиннее, еще длиннее!» — скандировала толпа. «У его отца были длинные, а у него еще длиннее!» — многозначительно произнесла восточная красавица лет семидесяти, выдвинувшись из безликой массы, и бросила карты. Приближаясь, карты выросли до размеров комнатной двери, перелетели через глаз и плюхнулись на облако. Глаз скосился, чтоб рассмотреть их, я тоже подлетела поближе. На белом облаке лежали трефовый король, трефовая шестерка и карта с изображением шута. «Король-то трефовый! — еще более многозначительно произнесла восточная красавица. — Слышите, трефовый!» — и растаяла. За ней растаяло облако и карты, лежащие на нем. Дольше всех задержался шут, подмигнул мне и начал медленно исчезать. Его улыбка еще какое-то время висела, словно улыбка Чеширского кота, затем исчезла и она. А я открыла глаза и проснулась. Точнее, глаза-то я открыла, потому что кто-то меня довольно сильно тряс за плечо, но не проснулась — мне показалось, что это восточная красавица-гадалка.

— Да слышу я, слышу, что трефовый, — махнула на нее рукой.

Образ героини сна трансформировался в мою старую знакомую ведьму.

Она перестала меня трясти и переспросила:

— Тебе что, карты снятся, Неневеста?

Я неуверенно кивнула головой.

— Глаза закрой и припомни, какие карты, все припомни.

Я послушно закрыла глаза. Сон не вернулся, но я смогла прокрутить в памяти основные моменты сюжета. Прикольный сон. А меня теперь будить не будут? Я недоверчиво чуть приоткрыла один глаз. Это была ошибка! Меня тут же засекли, и поспать больше не удалось.

— Ага, ты уже проснулась! Расскажи, что тебе снилось, — вместо «доброго утра» начала бабка.

— Сон нехороший, мне королевский глаз снился. — И я передала содержание увиденного.

— Да ничего плохого вроде бы и нет, — задумчиво сказала Ара. — Но и понятного мало. Трефовая шестерка — дальняя дорога. Трефовый король — хороший король, помощник, но откуда он возьмется?

— Может, это я? — вмешался Жук.

— Не ты, это точно, — отмахнулась старуха. — Но больше всего меня интересует шут.

— А что он означает? — спросила я.

— Неопределенность, неизведанность, тайну…

— Да у нас этого хватает.

— Шут показывает, что твоя судьба еще не определена, ты сама строишь ее, делая выбор в каждый момент своей жизни.

— Да никакого выбора я не делаю! Живу себе просто… как получается.

— Жизнь каждого — это его выбор, и больше никого. Только некоторые делают свой выбор еще до рождения, точнее, до зачатия, и следуют ему всегда. А другие, как ты, творят реальность каждую секунду, не понимая этого.

— Да я все понимаю! Я одного не понимаю: зачем я сама себе творю такую реальность, в которой нет мне покоя, если все мои мечты — о вилле на Канарских островах?

— Это твои открытые мечты. Мечты, о которых ты можешь рассказать всем и каждому, пожаловаться, что не сбываются. А теперь подумай о тех мечтах, о которых не расскажешь каждой подружке, которые внутри тебя. Чего ты желала последнее время страстно и безудержно, каждой клеточкой своего естества?

— Кащея я найти хотела…

— Вот ты его и ищешь. А ответь мне еще на один вопрос. Хотела бы ты просто встретить его на улице, прогуливаясь или спеша на работу?

— Нет, конечно! Мне хотелось сделать для него нечто такое, чтобы он понял силу моих чувств к нему.

— Вот и причина всех твоих приключений. Недаром говорят мудрые люди: осторожней с мечтами, они имеют свойство сбываться. Только, как сама видишь, сбываются твои внутренние, порой даже неосознанные мечты.

Я задумалась. А ведь и правда, все так и есть! Но тогда… Получается, что и пленение Кащея, и возможность конца света в этом мире произошли только от того, что я хотела доказать ему свою любовь? Или все это не зависело от моих чувств и мыслей? Мои мечты помогли мне попасть сюда и дали шанс спасти всех? И если бы не они, я никогда бы даже не узнала, что есть такой мир, Карритум, точнее, был, ведь некому было бы спасти ни его, ни Кащея.

Я совершенно запуталась в своих мыслях.

Ясно одно: не все так просто, как хотелось бы. Или наоборот: все просто и ясно. «Делай добро, бросай его в воду…»

А ведь еще не факт, что мне удастся спасти Кащея и этот мир. Впереди Восточные земли, о которых здесь вообще стараются не говорить. Дойду ли я? Смогу ли что-нибудь сделать? Или пропаду вместе с Терой, Жуком, старой ведьмой и всем Карритумом? Возможно, я больше не увижу Кащея никогда…

Я так задумалась, что даже не заметила, что Тера уже вовсю занимается визажем. Кисточки мелькали в ее руках, словно бабочки.

— Прикрой глаза. Подними голову, — начала командовать она.

Когда все закончилось, я с нетерпением ухватилась за зеркальце.

На меня смотрела странная особа с боевой раскраской пьяного индейца. Яркие румяна покрывали мои скулы, картину дополняли ярко-красные губы и густо обведенные черным карандашом глаза. Да уж…

— Платок надень. И платье. — Бабка протянула мне узелок.

Пришлось снова спрятать нормальную одежду в сумку. Ара помогла надеть мне платье, явно сшитое на скорую руку из двух других, так как к зеленой основе была пришита длинная оборка красного цвета снизу и такие же воланы — к рукавам. Совершенно не гармонирующий с вызывающим нарядом скромный сиреневый шарф надежно спрятал мои волосы.

Тера приступила к экзекуции Жука. Он обреченно вздохнул, отдавая себя в руки молодой ведьмы. Я с любопытством смотрела, как симпатичный молодой мужчина превращается в какого-то трансвестита. Охотника раскрасили так же ярко, как и меня. А платье его оказалось еще нелепее. При росте метр восемьдесят пять из него получилась такая бой-баба, что близко не подходи. Розовый платочек из тонкого шелка смотрелся на нем, как на корове седло. И это называется «не привлекать к себе внимания»? По-моему, все только на нас глазеть и будут. Но… на переправе лошадей не меняют. Поздно менять что-либо, пора в путь и… будь что будет. Или что должно быть.

Мы осторожно выбрались с сеновала, вытаскивая по дороге друг у друга соломинки из волос. Похоже, что хозяева так и не появились, что нам было очень на руку. Мы подобрались к забору в том месте, где вчера проникли во двор. Жук подтянулся и выглянул на улицу, откуда доносился непонятный шум, затем оглянулся и прижал палец к губам. Мы выждали, пока снова станет тихо.

— Теперь можно, — спрыгнул на землю охотник за снупсами. — Два патруля беседовали, нас ищут. Глаз пролетал. Но сейчас вроде бы тихо.

Жук приподнял часть забора, и мы выбрались на улицу. Ара и Тера уже надели личины патрульных, бабка схватила за руку проводника, а ее внучка — меня, и сделали вид, что ведут нас, злостных неплательщиков налогов, эти самые налоги платить.

Вскоре мы вышли на более оживленные улицы, но на нас, действительно, не особо обращали внимание. Видимо, такая картина в Думраде не новость.

Пройдя еще несколько переулков, мы вдруг увидели вдали, за домами, черные шпили замка в готическом стиле.

— Замок Великого короля, — прошептал мой проводник.

— Его-то нам лучше обойти десятой дорогой, — высказала свое мнение Ара, и мы единодушно с ней согласились.

Поэтому на следующем перекрестке свернули влево. Прошли несколько кварталов, и… перед нами снова чернел замок.

— Ничего не понимаю, — пожала плечами бабка. — А ну-ка, обойдем его этой дорогой.

Через десять минут перед нами снова виднелись темные мрачные башни.

Я уже встречалась с подобным эффектом в горных городах. Бывает, думаешь, что одно место очень близко от другого, практически рядом. Идешь, идешь, и попадаешь совершенно в другой район города. Или решаешь пройти по параллельной улице, а она оказывается в три раза длиннее своей сестры. Но это в горных городках, а здесь ведь равнина.

— Может быть, обойдем замок справа? — предложил Жук.

Мы повторили маневр справа, причем несколько раз, но неизменно на нашем пути вставал черный замок.

— Да что ж это такое?! — не выдержала ведьма.

— Насколько могу судить я, человек весьма и весьма далекий от магии, это именно она, магия, и есть, — сделал умное лицо охотник за снупсами.

— Похоже на это, — согласилась старая ведьма. — Получается, что все дороги Думрада ведут к королевскому замку?

— Прежде всего, — добавила Тера, — похоже на то, что все дороги Центрального королевства ведут именно в Думрад, и именно в замок Великого короля.

— А мы еще дорогу в столицу спрашивали! — ахнула я.

— И нам постоянно отвечали, что мы идем в правильном направлении. Да мы просто не могли пройти мимо! Вот дураки! — хлопнул себя по лбу Жук.

— Как я не почувствовала магии раньше?! — покачала головой бабка.

— Потому что здесь все пропитано магией, — объяснила внучка. — Чуть больше, чуть меньше, разве заметишь.

— А давайте пройдем через дворы на соседнюю улицу! — предложил наш проводник.

Мы попробовали проскользнуть проходными дворами, но, оказавшись на другой улице, сделав всего несколько шагов, снова оказались перед пресловутым замком. Развернулись на сто восемьдесят градусов и двинулись в обратном направлении, но снова уперлись в знакомую картинку. Нагло перелезли через забор, пробрались через красивый ухоженный садик, задворками вышли на дорогу — и снова перед нами оказался черный мрачный замок. Все остановились, нерешительно поглядывая друг на друга.

Дело пахнет керосином, но что же делать дальше? Стоять здесь такой странной компанией? Я решила, что этот вариант хуже всего и пора сдвигать все с мертвой точки:

— Господа патрульные, ведите-ка вы нас дальше, а то прохожие уже на нашу живописную группу подозрительно посматривают.

— Куда же теперь идти? — пожала плечами Тера.

— А у нас есть варианты? Куда пускают, туда и пойдем. Вперед. Возможно, нам удастся каким-то образом пройти мимо или выйти с другой стороны.

— Ты еще на это надеешься? Наивная! — хмыкнул Жук, повернулся и пошел.

И мы продолжили путь, который теперь вел нас в одну сторону, во дворец охотящегося за мной Великого короля Центрального королевства. О, теперь дороги не петляли и не путались, а стелились ровненько и весело прямо к распахнутым широким воротам. Мне показалось, что это какой-то сказочный зверь раскрыл свою огромную пасть, чтобы слопать незадачливых путешественников, которые добровольно пришли в обеденный час к его логову. Хотя если посмотреть непредвзятым взглядом, то выглядит все очень даже симпатично. Я бы с удовольствием полазала в этом замке, если бы в него разрешались экскурсии. Обожаю старинные замки с их бесчисленными переходами, лесенками, арочными окнами, витражами, тайными комнатами и подземными ходами… Хотя… Я вспомнила подземный ход в королевском дворце в Пракии и передумала. Нет, такие подземные ходы, которые ведут только в одном направлении, под землю, мне не нравятся.

Несмотря на доминирующие темные цвета в декоре, дворец выглядел довольно приветливо. Когда мы подошли к самым воротам, то сделали последнюю попытку отвертеться.

— А давайте попробуем пройти около самой каменной стены, ограждающей замок, — подмигнула Тера.

Но попытка оказалась бесполезной. При малейшем изменении курса ворота рванули с места, преграждая нам путь, дорога, ведущая к замку, вдруг пошла под откос, причем под таким углом, что мы свалились и покатились вперед, в темный зев ворот, и еще дальше, прямо в замок, в его неизведанные черные глубины.