Сзади ударил тяжелый запах дикого зверя, от его топота вздрагивали стены.

Впереди от темноты отделилась и двинулась навстречу непонятная тень…

И куда теперь мне?

Я прижалась спиной к каменной стене, пытаясь в ней раствориться.

— Стой на месте! — крикнула тень впереди.

Голос человеческий, ура! А сзади вообще неизвестно кто и из какого раздела биологии. И я бросилась вперед.

— Стой, кому сказал! — поймали меня крепкие мужские руки. — Расшибешься! Там стена!

— Ты кто? — попыталась я вырваться.

— Я — Жук, Опускающий Скалы. А ты?

— Там, сзади, кто-то…

— Знаю! Стой здесь! Будешь приманкой!

— Что? Чем? Для кого? Не буду!

— Будешь! Я все равно все пути перекрыл!

Топот сзади приближался, и, кажется мне, этот кто-то намного больше, чем мне сначала показалось.

Мужчина, назвавшийся Жуком, резво вскарабкался по отвесной стене на потолок и начал что-то растягивать на нем. Как он там держится? Я так не могу.

— А я?! — крикнула и, не дождавшись ответа, побежала вперед, прочь от неведомого монстра, но через несколько шагов уперлась в сплошную стену, загородившую проход.

Мне ничего больше не оставалось делать, как обернуться и выставить навстречу приближающемуся зверю горящий факел.

Несколько ударов сердца, гулких, отозвавшихся во всем теле пульсацией крови — и из темноты левого туннеля показалось НЕЧТО. Нечто, потому что ни один справочник по биологии не взялся бы идентифицировать, классифицировать или хотя бы просто описать данный экземпляр. Метра два высотой, без шерсти, бугристая бледно-фиолетовая кожа, огромный складчатый живот почти волочится по полу пещеры, шесть ног торчат коленками выше спины, грушеподобная голова с дырками вместо ушей и ноздрей, мутные, белесые, выпуклые, словно плафоны, глаза и растянутая от уха до уха пасть, полная кривых острых зубов. Увидев меня, чудовище на миг замерло, вглядываясь и позволяя мне рассмотреть его неумытую физиономию, затем облизнулось длинным, похожим на выскочившего из норы удава языком, и рвануло, скрежетнув по камням нестрижеными когтями, прямо ко мне. Я сжалась, приготовившись метнуть в раскрытую пасть факел, и в то же мгновение с потолка на монстра упала сеть, сплетенная из белых пушистых нитей. Чудовище заметалось, запуталось в ней и покатилось, ударяясь о стены и рыча. Кто-то схватил меня за руку и потянул прочь, прямо к закрывающей проход скале. Я увидела, как рука в черной блестящей перчатке провела по серому камню снизу вверх — и скала с грохотом поползла, открывая дорогу. Незнакомец дернул меня, и мы побежали дальше, а остановились только тогда, когда оказались на безопасном расстоянии от беснующегося чудища.

— Ты кто? — задыхаясь, выкрикнула я.

— Я уже представлялся. Я — Жук.

— Жук, Опускающий Скалы?

— И Жук, Поднимающий Скалы.

— Так ты все это сделал нарочно?

— Что именно? Я всего, что делаю, не упомню.

— Ты специально закрыл проходы, чтобы поймать это… этого?..

— Снупса? Ну да. Я его выслеживал три дня!

— А зачем тебе этот… снупс?

— За него неплохо заплатят в Корфанде.

— Это подземный город?

— Очень большой подземный город.

— Он далеко?

— Не очень. Ты направлялась туда?

— Да. А как ты двигаешь камни?

— Я — Жук, Поднимающий Скалы, и Жук, Опускающий Скалы. А вот ты так до сих пор и не представилась.

Ясно, свои секреты он раскрывать не спешит. Ладно.

— Я — Неневеста Кащеева.

— Странное имя, никогда не слышал ничего подобного. Откуда ты взялась здесь? Ты ведь не из «Нового братства», хоть и идешь с той стороны.

— Это длинная история.

— А ты расскажи, все равно, пока снупс не успокоится, дальше не пойдем, — развернул Жук около стены походное одеяло. — У тебя еда есть? А то у меня все запасы на нулях.

Я кивнула и устало опустилась рядом. Только сейчас я смогла толком рассмотреть моего нового знакомого. Это был молодой, лет двадцати пяти — двадцати семи, довольно симпатичный мужчина с хитроватой усмешкой и лукавыми глазами, который сразу напомнил мне типичного мошенника. Эдакий подземный багдадский вор. Хотя, возможно, эта ассоциация пришла мне в голову именно после той авантюры, которую он только что провернул, без моего разрешения выставив меня приманкой для пещерного чудовища. Так или иначе, но у меня сразу же возникли к нему два противоположных чувства: симпатия и антипатия. Интересно, так бывает, или только у меня?

А Жук, не теряя времени, уже выполнял роль официанта и тамады, раскладывая мои припасы и рассказывая какие-то байки из жизни снупсов. Я поскорее принялась за еду, а то от моего пайка мне же может и не достаться ничего, если буду ловить ворон. Мой новый знакомый, не ожидая приглашения, присоединился ко мне, высказывая сожаление, что нет на нашем импровизированном столе ни с чем не сравнимого вина из Центрального королевства.

— А сам ты, Жук, там бывал или только вино пивал?

— А как же, не раз и не два. Там вещички разные колдовские можно прикупить, которые потом оч-чень неплохо расходятся в подземных городах, да и во Внешнем мире тоже.

— А меня провести сможешь? — загорелась я, неожиданно напав на потенциального проводника.

— Почему бы и нет? — пожал плечами Жук. — Проведу. Двадцать пфингов — и, считай, ты на месте.

Приехали. Где же я возьму даже один, как его, пфинг? Вот дуреха-то! Я же принцессой две недели была! У меня столько драгоценностей было, вещей ценных. И ушла с голыми руками. Конечно, уходила я спешно, убийца ждать бы не стала, но могла же я заранее все нужное собрать? Ведь знала, что побег — дело неотвратимое. Да я просто совершенно забыла о деньгах, пожила принцессой на полном довольствии, ни в чем отказа не знала и решила, что со мной во всем Карритуме будут так носиться?

А у «Нового братства»? Там же на алтаре камней драгоценных на миллионы! Они же им все равно не нужны! Могла ведь попросить хоть горсточку? А теперь без денег что делать? Я этого молодчика очень даже понимаю, он привык из всего денежку делать, чего бы ради он со мной даром возился? Хотя…

— Жук! А тебе не кажется, что ты мне должен?

— Я? Тебе? Ты что, больная? — изумился моей наглости охотник за монстрами. — Мы с тобой познакомились десять минут назад! Неужели ты за еду, жлобина?

— Не обзывайся! Лучше припомни, как мы познакомились. Ты, меня не спрашивая, подставил меня этому снупсу вместо приманки!

— А, ты об этом… Да я бы его и без тебя поймал. Все три прохода перекрыл? Перекрыл. Сетку натянул? Натянул. И что бы мне помешало?

— Все равно! Я жизнью из-за твоего снупса рисковала! А вдруг бы что не так пошло? Да он бы мной перекусил и не подавился!

— А разве я виноват, что ты оказалась именно в это время именно в этом месте? Ты сама виновата!

— Тем не менее ты меня использовал! А теперь хочешь зажать мою долю!

Мы уже кричали друг на друга.

— А у меня был другой выход? Ты к тому времени была на перекрестке! Снупс уже бежал в твою сторону!

— Потому что ты его раздразнил! — не сдавала позиции я.

— Ладно, — вздохнул Жук. — Только из-за моей безмерной доброты ты получишь два пфинга.

— Два пфинга? Всего-то?

— А ты хотела двадцать? Да он весь столько стоит!

Два пфинга, два пфинга… Значит, надеяться, что у меня будет проводник, нечего. Ладно, сама дойду и до Центрального королевства, и до таинственных Восточных земель. Не пропаду.

Но все-таки этого проходимца я использую. Сейчас он со своей добычей направляется в Корфанд, а я от него не отстану. И пока честно заработанные два пфинга с него не получу, ни на шаг не отойду. А потом что-нибудь придумаю. Неужели в городе мне никто не поможет, никто не подскажет дорогу?

— Эй, Неневеста, ты о чем задумалась? О себе расскажи. Платье на тебе, как на принцессе, если б не такое грязное. Где сперла?

— Что? Сперла?! Да я в самом деле принцесса! Только не настоящая…

— Вот-вот, и я об этом. Рассказывай.

И я поведала ему рабочую версию, пропуская подробности и умалчивая о конце света.

— Да… — протянул Жук, выслушав меня. — Повезло твоему Кащею. За мной бы кто так — через весь мир, пешком… Да в Восточные земли я и сам бы, наверное, не пошел. О них такое рассказывают…

— А ты… Расскажи теперь о себе. — Я доела снежного кролика, вытерла от жира руки и, подперев голову, приготовилась слушать длинную запутанную историю про похождения моего спутника.

— А что о себе рассказывать? — поднял он удивленно одну бровь. — Сама видишь, вот так и живу. Дома у меня нет, хожу по подземным городам и по Внешнему миру, вылавливаю экзотических животных, перевожу некоторые товары. С того и живу. — И он, не скрывая удовольствия от жизни вообще и от кролика в частности, продолжил трапезу.

Мне бы этих кроликов еще на три раза хватило, а теперь я тоже без еды остаюсь. Нет, нельзя жалеть куска какого-то мяса ближнему своему, а то еще подавится. Все равно оно могло бы пропасть.

Жук не подавился, доел все подчистую, крякнул довольно и даже спасибо не сказал. Собрал неторопливо одеяло и потянул меня за руку:

— Пошли, снупс уже затих.

Чудовище и правда выбилось из сил и утихомирилось. Испуганными глазами-фонарями смотрело оно на приближающихся людей. Жук осторожно протянул ему сквозь сетку косточку снежного кролика. Раскрыть пасть снупс не мог и аккуратно слизнул угощение своим длинным языком.

Охотник скормил ему еще несколько косточек.

— Голодный, — сочувствующе покачал головой Жук. — Еще поголодает — шелковым станет. Надо продавать побыстрее, чтоб не ко мне, а к хозяину привыкал. В Корфанде их вместо сторожевых псов держат. На ночь пусти такого на цепи ходить вокруг дома — и можешь спокойно дома хоть слитки золота, хоть саму Занзару Трилосскую держать.

— А кто это такая?

— Статуэтка, ценная очень. Древняя.

— А-а-а…

Жук связал снупса так, что тот смог идти, семеня на четырех лапах. Сам он пошел впереди, таща добычу за повод, обмотанный вокруг шеи, и подманивая ее косточками снежного кролика, а мне велел идти сзади и, в случае необходимости, подталкивать острым коротким копьем, которое в собранном виде хранил в заплечной сумке. Мне было интересно, что там у него еще есть. Наверняка есть еда. Чем бы он манил это чудище, если бы не встретил меня с запасом снежных кроликов? Точно есть еда! А меня он использовал по принципу «Давай съедим сначала твое, а потом каждый свое».

Ну я ему этого не забуду…

* * *

Когда нашему взору открылся Корфанд, я замерла в изумлении. Пещера была в несколько раз больше той, где жило «Новое братство». Противоположных стен не было видно. Это уже не пещера, а целая подземная полость. Приглушенный розоватый свет лился прямо из камня, легкие перистые облачка были окрашены в такой же цвет.

Город был огромен и густо населен. По окраинам зеленели настоящие сады и огороды. Ближе к центру теснились дома, дома, дома… Крыши пестрели разнообразными оттенками пастельных тонов. А здесь мило, довольно мило!

— Мы вовремя! — довольно потер руки Жук. — Базарный день. Как раз успеем к регистрации.

Мы спустились к широкой мостовой и двинулись к центру города. Снупс слегка упирался, испуганный городским шумом, и приходилось подталкивать его сзади. Но, в конце концов, он сообразил, что выбора нет, и послушно потопал дальше. Мы проходили мимо работающих на огородах людей, мимо огороженных сплошными каменными заборами домов. Некоторые встречные приветливо здоровались с охотником, перебрасывались с ним несколькими фразами. Было понятно, что он не впервые доставляет сюда такой странный товар.

За рассматриванием окрестностей я и не заметила, как мы приблизились к рынку, который тоже был огорожен массивным забором из необработанных плит. У входа стояли два вооруженных стражника, и писец аккуратно записывал всех прибывших, а также количество и вид доставленного товара. Здесь же охотник взял напрокат клетку на колесах и нанял четырех околачивающихся рядом в ожидании подработки детин двухметрового роста. Они живо притащили клетку к помосту, на котором продавали одну мраморную статую, изображающую играющую на музыкальном инструменте, напоминающем арфу, девушку, и двух живых поросят. Насколько я поняла, торговля происходила в виде аукциона, в результате которого цена на арфистку поднялась с десяти до тридцати пяти пфингов, а поросята ушли с молотка всего по пятерке.

Пока я наблюдала за аукционом, Жук успел сбегать к нужным людям и договориться, чтобы его пропустили без очереди. Ушлый малый, всегда знает, как и с кем договориться, где нужно подмазать, чтобы быстрей ехало.

Наемные грузчики закатили клеть с товаром на верхний помост, следом поднялся Жук. Меня он потащил за собой, прошептав:

— Возле снупса нужно постоять, я ведь пойду вниз.

— Я не могу! У меня грязное платье!

— Да кто на тебя будет смотреть? Смотреть будут на снупса, — не среагировал на мою отговорку Жук.

Ладно, постою минутку. Сама виновата, что не переоделась, теперь буду в грязном. А, пускай, кто меня тут знает?

Я стала недалеко от клетки, в которой беспокойно ерзал и ворчал зверь. Ему тоже здесь не очень-то нравилось. Мне даже показалось, что он сейчас развалит ненавистную клетку и прыгнет в толпу покупателей. Я опасливо оглянулась. По окружности помоста на расстоянии шага Друг от друга стояли вооруженные воины. Я подмигнула им и помахала рукой. Да нет, с такой охраной ничего не случится.

Жук тем временем спрыгнул на нижний помост, откуда продавцу самому, как я поняла, предстояло вести торги.

Толпа затихла, разглядывая предоставленный им товар.

— Многоуважаемые корфандяне! Сегодня у меня особый товар! Я представляю вашему вниманию два лота!

Два? А что же у него еще есть, кроме снупса?

— Начну с самого ценного! — продолжил охотник. — Сразу могу сказать, что такого товара на этом помосте еще не было.

Он сделал многозначительную паузу.

— Говори, Жук! Не тяни! — крикнул кто-то из потенциальных покупателей.

— Лот первый. Самая настоящая принцесса из Верхнего мира, из Пракии, сбежавшая из королевского дворца и подземными ходами добравшаяся до Нижнего мира!

Какая принцесса? Откуда? Он что, имеет в виду меня?!

— Это ошибка! Я не продаюсь!!! — закричала я, пытаясь спрыгнуть с помоста и надавать шутнику по шее, но меня за руки ухватили два крепких стражника и вернули на место.