КОАПП! КОАПП! КОАПП! Вып. 6.

Константиновский Майлен Аронович

В июле 1974 года лесная, полевая, морская, речная общественность тепло отметила десятилетие со дня образования Комитета охраны авторских прав природы. Какие мероприятия были проведены в связи с этим событием, доподлинно неизвестно, поскольку на юбилейные торжества не был приглашен никто из посторонних. Есть, однако, все основания предполагать, что в честь славной годовщины председатель Кашалот дал личное указание Птице-Секретарю впредь вести протоколы заседаний КОАППа, более тщательно придерживаясь правил делопроизводства. В чем может убедиться и Читатель, пролистав данный сборник протоколов.

Художники

В. Н. Зуйков и Э. В. Назаров

 

или репортаж о событиях невероятных с точки зрения так называемого здравого смысла, и тем не менее имевших место в прошлом и происходящих по сей день в абсолютно точно установленном пункте Земного шара, а именно — на Большой Поляне, расположенной на берегу Лесного Озера, и ставших известными благодаря Одному Человеку, заслуживающему полного доверия, поскольку он явился сначала невольным свидетелем вышеупомянутых событий, а затем их непосредственным участником, о чем он и поведал Автору, который в свою очередь решил поделиться полученными сведениями с Читателем, воздержавшись от каких-либо комментариев.

 

СПЯЧКИ С ПРЕПЯТСТВИЯМИ

Поляна КОАППа — Комитета охраны авторских прав природы. Здесь собрались все коапповцы: председатель Кашалот, действительные члены КОАППа Сова, Стрекоза, Гепард, Рак Человек и члены-корреспонденты Мартышка и Рыба-Удильщик. Птица-Секретарь, восседающая за секретарским пнем, приготовилась вести протокол заседания.

Гепард. Знаете, коллеги, когда я шел сюда, мне показалось, что все животные в лесу чем-то сильно взбудоражены.

Мартышка. Да, да, я тоже это заметила. Любопытно, что их так всполошило?

Сова. Может, чудище какое в нашем лесу объявилось?

Ра/с. Не унести ли нам ноги, пока целы?

Удильщик. Стыдитесь, Рак! Неужели вы полагаете, что наш могучий, непобедимый председатель не справится с каким-то жалким чудищем?!

Стрекоза. И потом, я уверена, что оно вообще не осмелится нас тронуть — на нашей поляне повсюду таблички: «На территории КОАППа и ближайших окрестностей...»

Кашалот. Прошу прекратить посторонние разговоры. (Звонит в колокольчик.) Открываю очередное заседание Комитета охраны авторских прав природы!

Птица-Секретарь. Коапп, коапп, коапп!

Слышится громкий треск сучьев. В обрамляющих поляну КОАППа кустах мелькнула чья-то темная фигура.

Стрекоза (испуганно). Смотрите, дорогой Кашалот, кто-то мчится сюда — огромный, косматый!

Сова. Ишь, дороги не разбирает — напрямик через кусты ломится!

Коапповцы невольно пододвинулись к своему председателю, словно ища у него защиты от неведомой опасности. На поляну выскакивает Медведь. Все вздыхают с облегчением.

Батюшки — Миша! Вот не ждали, не гадали... Аль не спится тебе, косолапый? Из берлоги-то выходить вроде бы время не приспело — еще только первая неделя марта пошла.

Медведь (не слушая). Я ему покажу, как ухмыляться!

Кашалот. Медведь, в чем дело? Не успел я открыть заседание, как вы...

Медведь. Да заседай ты хоть круглые сутки, Кашалот, только дай мне расправиться с этим... этим... (не находит слов).

Мартышка. Мишенька, успокойтесь.

Медведь. Надо же — мало того, что разбудил, так еще и пристал ко мне: спорим, говорит, Мишка... Мишка я ему, слыхали?! Да отвяжись ты, отвечаю, не хочу я с тобой спорить, с невежей, научись сначала со старшими разговаривать. А он ухмыльнулся, да так ехидно, что у меня аж все тут перевернулось! (Бьет себя лапой в грудь. Вдруг замер, уставившись взглядом в кусты. Шерсть встала дыбом.) Вот он, вот он идет!

К коапповцам развязной походкой подходит Сурок. На его физиономии усмешка.

Сурок (приближаясь). А-а, вот вы где... Ну так что, Мишка, слабо поспорить, что я вас пересплю? Спячка-то у вас ненастоящая— это не спячка, а так... дремота: спите вы меньше четырех месяцев и от каждого пустяка можете проснуться. Я-то вас запросто разбудил! А вот меня как ни тормоши — нипочем не проснусь! Поговорку знаете: «Спит как сурок»? Вот это спячка!

Медведь. Мальчишка, наглец, чтоб тебя перекосило!

Гепард. Да бросьте вы, Миша, связываться, поберегите нервы. Если обращать внимание на всякого задиру...

Сурок. И вас, Гепард, пересплю — спорим?

Гепард. Что-о?! Да знаете ли вы, что мои родичи львы спят в среднем по двадцать часов в сутки! Мне не верите — у Человека опросите.

Человек. Да, я подтверждаю: биологи не так давно узнали об этом львином режиме с помощью укрепленных на львах миниатюрных телеметрических радиопередатчиков. Я об этом уже упоминал на одном из наших заседаний.

Мартышка. Что, Сурок, съели?!

Сурок. Хм, подумаешь — все равно ваши львы каждый день просыпаются, а вот проспать, как я, восемь месяцев подряд они не могут!

Гепард. Зато они могут одной лапой всю вашу сурковую массу...

Кашалот. Гепард, где ваша выдержка? Вы член КОАППа, официальное лицо... Сами только что уговаривали Медведя...

Сурок. А вас, Кашалот, я и подавно пересплю! И вообще всех китов!

Кашалот (подскочив как ужаленный). Да что вы знаете о китах, юнец, недоучка! Многие усатые киты не едят по полгода, всю зиму живут в субтропиках за счет накопленного летом жира, а вы... вы...

Сурок. Ну что я, что я? Я вам о сне, а вы мне о еде.

Сова. Да что ты, Сурок, задираешься, а? С чего такой храбрый-то стал? Сурки отродясь все пугливые да осторожные, часовых выставляют — как крикнет часовой, так они разом в норы прячутся, а тут... Гляньте-ка на него — будто подменили!

Сурок. Хочу спорить, Сова, и буду, и ничего вы мне не сделаете!

(С вызывающим видом направляется к лесу. Оборачивается, кричит.) Кого мне тут бояться? У вас повсюду вон таблички: «На территории КОАППа и ближайших окрестностей кусать и съедать друг друга категорически воспрещается». (Скрывается в лесу.)

Медведь (умоляюще). Кашалот, прошу тебя, сними таблички — хоть на пять минут. (Бухается на колени.)

Кашалот. Медведь, немедленно встаньте! При всем моем уважении к вам и к себе...

Приближается многоголосый шум. На поляну выходит множество животных.

Стрекоза. Ой, какая огромная толпа — звери, птицы...

Толпа (скандирует). Сни-ми-те таб-лич-ки, сни-ми-те таб-лич-ки!!!

Выкрик из толпы. Мы с ним тогда по нашим правилам поспорим, по лесным!

Медведь (обрадованно). Вот-вот, от него и хвостика не останется!

Сова. Всех взбаламутил, окаянный...

Кашалот (скорбным тоном). Друзья мои, я понимаю и разделяю ваше возмущение, но, к великому сожалению... э-э, то есть я хотел сказать, к счастью, подобные методы спора у нас исключены.

Удильщик. Разумеется, наш справедливейший из председателей!.. Но, с другой стороны, Сурка нужно проучить и сделать это немедленно.

Стрекоза. Правильно, Удильщик, иначе мы просто не сможем работать в такой нервозной обстановке.

Мартышка (к толпе). Уважаемые животные, вы слышали? Мы обязательно что-нибудь предпримем, так что спокойно возвращайтесь к себе и не мешайте нам работать.

Толпа нехотя расходится.

Удильщик. Послушайте, что я придумал: мы примем вызов Сурка и устроим... (Выдерживает эффектную паузу.)

Все. Ну, ну, что мы устроим?

Удильщик. Состязания по спячкам! Это единственное, что может отбить у него охоту вызывать всех на спор.

Все шумно выражают одобрение.

Кашалот. Отличная мысль! Ваше предложение принято, Удильщик. Кого мы включим в состав нашей сборной?

Медведь. Меня возьмите — жизни своей не пощажу!

Кашалот. Нам нужна не ваша жизнь, Медведь, а победа.

Мартышка. И я, кажется, знаю, кто нам ее принесет: суслики!

Все. Суслики?

Мартышка. Да, да, это чемпионы — они впадают в спячку не только зимой, но и летом, в засуху, а иногда летняя спячка без перерыва переходит в зимнюю, и тогда они спят три четверти года — с июля по апрель!

Человек. Причем у суслика, можно сказать, мертвый сон — жизнь почти останавливается: сердце работает медленнее в двадцать раз, дышит он реже в двести раз, температура тела у него во время зимней спячки меньше одного градуса, хотя летом достигает сорока одного градуса.

Кашалот. Достаточно, дорогой Человек — все ясно... Кандидатура сусликов в сборную КОАППа по спячкам одобрена! Мартышка, срочно разыщите их и приведите сюда.

Медведь. Может, мне сбегать?

Мартышка. Вас они могут испугаться, я сама. (Убегает.)

Сова, Шел бы ты, Миша, в свою берлогу, мы тут и без тебя управимся.

Медведь. Не, останусь я, вдруг подсобить чего потребуется. Да и что толку снова ложиться — все равно теперь не уснуть.

Гепард. Кажется, Миша, я придумал для вас работу. Раз вы так жаждете нам помочь, подготовьте спячкодром.

Медведь. Чего подготовить?

Гепард. Спячкодром, то есть поле для состязаний по спячкам.

Кашалот. Уберите снег вон с той площадки, разровняйте ее и взрыхлите землю, чтобы сусликам и суркам легче было вырыть норы.

Медведь. Это я в момент! (Удаляется, бормоча.) Суркам взрыхлять? Еще чего! Я им так утрамбую — полдня провозятся...

Рак. Послушайте, а как же суслики могут быть в нашей сборной, они же в КОАППе не работают...

Удильщик. Какое это имеет значение? Мы все сделаем по-человечески — так, что не подкопаешься.

Рак. Что значит «по-человечески»?

Удильщик. Ну, как у людей — оформим сусликов временно к нам на работу.

Сова. Сам, что ли, Рак, смекнуть не можешь: ежели никто из нас, коапповцев, в спячку впадать не умеет, что ж нам делать-то остается? А тут, глядишь, мастера за честь-то за нашу спортивную и постоят!

Гепард. Точнее, полежат...

На краю поляны показалась Мартышка. Вид у нее растерянный.

Мартышка (кричит издали). Дорогой Кашалот, жуткий скандал — суслики наотрез отказались!

Будут ли спячки с препятствиями признаны олимпийским видом спорта? Это зависит от решения Международного олимпийского комитета (если, конечно, КОАПП обратится туда с соответствующим предложением).

Гепард. Как, Мартышка, неужели они отказались от такой чести — спать за КОАПП? Невероятно!

Все. Не может быть! Почему?

Мартышка (приближаясь). Во-первых, говорят, в сборной мы спать не можем: это сурки впадают в спячку всей командой, в своем подземном общежитии, набиваясь туда до пятнадцати штук, а у нас индивидуальный стиль — каждый спит только за себя, в отдельной спальне. А во-вторых, говорят, мы вообще не намерены выступать против своих родственников!

Гепард. Мда, этого мы не учли: в самом деле, суслики и сурки — из одного семейства беличьих, в это семейство входят еще белки и бурундуки.

Кашалот. Вот к чему приводит семейственность: личные интересы суслики поставили выше общественных»..

Возгласы возмущения.

Мартышка. Самое ужасное, что еще до разговора с сусликами я встретила Сурка и сказала ему о спячках. С минуты на минуту он будет здесь со своей командой.

Стрекоза. Какой кошмар!

Удильщик. А по-моему, никакого кошмара нет и быть не может: в конце концов, как я надеюсь, на сусликах не сошелся клином белый свет! Говорят, например, что у многих насекомых очень долгая и крепкая спячка, так, может быть, они...

Стрекоза (перебивает). Длительное оцепенение насекомых, Удильщик, называется не спячкой, а диапаузой.

Кашалот. Спячка, диапауза... Какая разница — суть-то одна.

Стрекоза. К сожалению, милый Кашалот, суть тоже разная: мы, насекомые, замираем в установленные сроки, даже если тепло и вдоволь еды, а звери — нет.

Человек. Это верно, дорогой председатель: если, допустим, ежика или хомяка держать зимой в комнате и кормить, они не ложатся в спячку, хотя и не так активны, как летом.

Мартышка. Дорогой Кашалот, знаете, о чем я подумала: стоит ли нам вообще с кем-то связываться? Если мы даже и найдем первоклассных спячкунов, которые согласятся выступить за нашу сборную, еще неизвестно, какие условия они нам поставят!

Рак. Почему неизвестно — кабальные условия, это уж как пить дать.

Стрекоза. Да, да, эти чемпионы такие капризные — привыкли, что все с ними носятся, исполняют любую их прихоть.

Кашалот. Но у нас нет другого выхода — раз мы не можем выступить сами...

Мартышка. Вот с этим я решительно не согласна! Что значит «не можем»? Всему можно научиться, если сильно захотеть! Мне знакомая обезьяна из Индии рассказывала про йогов — они умеют сами погружать себя в спячку. Люди могут, так неужели и мы с этим не справимся?

Удильщик. За всех не поручусь, а вот да нашего одареннейшего из председателей — голову на отсечение!

Кашалот. Вы можете быть спокойны за свою голову, Удильщик. Не йоги горшки обжигают! Разумеется, я справлюсь.

Человек. Вы думаете, это так просто? Да, йоги действительно умеют погружать себя в состояние, которое французский профессор медицины Тереза Броссе сравнивает со спячкой животных: частота дыхания, пульс, обмен веществ резко замедляются, а кислорода для дыхания нужно так мало, что йога можно на неделю зарыть в землю — обычный человек задохнулся бы при этом через несколько минут.

Мартышка. А я слышала, что йог способен и совсем остановить дыхание на целых четверть часа!

Человек. Верно, но чтобы овладеть этим искусством, нужно тренироваться не один год.

Кашалот (самодовольно). Мои предки, уважаемый Человек, тренировались миллионы лет и достигли гораздо большего, а так как они завещали свое искусство мне, в умении останавливать дыхание я превосхожу любого йога!

Удильщик. Даже не сравнить! Когда наш непревзойденный председатель ныряет за кальмарами, он задерживает дыхание не на какую-то там четверть, а на полтора, а то и на два часа!

Кашалот. Вот именно. Полагаю, что на обучение всем остальным чудесам йогов мне хватило бы одного дня.

Гепард. Не сомневаюсь, ибо известно, что воля к победе способна творить чудеса! Если позволите, дорогой Кашалот, я дам вам несколько практических советов. Главное для занятий по системе йогов — достать коврик. Это мы берем на себя. Как только у вас появится коврик, считайте, что самое трудное позади, дальше все очень просто: быстренько научитесь стоять на голове, завязываться узлом...

Кашалот (нетерпеливо). Меня больше интересует, сколько можно проспать по этой системе.

Человек. В состоянии, похожем на спячку, йоги могут находиться не более месяца.

Кашалот (разочарованно). Нет, это слишком мало, уважаемый Человек — ведь Сурок хвастал, что может проспать восемь месяцев подряд, и мы непременно должны его переспать!

Стрекоза. А как же Спящая Красавица, которая спала много лет, пока не пришел принц?

Рак. «Принц»... Вы что, Стрекоза, верите сказкам?

Человек. Эта сказка, Рак, возникла, я думаю, неспроста: у людей встречается, хоть и очень редко, еще одно состояние, напоминающее спячку: летаргический сон. Он может продолжаться многие годы.

Кашалот. Многие годы?!

Человек. Судите сами: норвежская женщина Аугуста Лангард уснула в феврале 1919 года, а проснулась в ноябре 1941 года. Конечно, во время сна ее кормили. Интересно, что за двадцать два года она почти не изменилась, зато после пробуждения за один год постарела на двадцать лет...

Вероятно, Кашалоту не составит большого труда научиться у йогов стоять на голове — ведь перед тем как нырнуть, он принимает примерно такую же позу.

Кашалот. Я. готов постареть на сорок — лишь бы утереть нос этому задире!

Сова. Так за чем же дело стало? Впади в этот... ну, в сон этот особенный, да и спи себе сорок лет.

Рак. А как же КОАПП? Сорок лет будет работать без председателя?

Удильщик (срывающимся голосом). Что поделаешь — тяжко, но попробуем как-нибудь перебиться...

Гепард. Вот увидите, Рак, годы пролетят незаметно.

Стрекоза (драматически). Он уже не увидит — речные раки живут не больше двадцати лет....

Удильщик. Это не важно — увидят его потомки. Надо уметь идти на жертвы во имя спортивной победы!

Мартышка. Подождите, зачем такие жертвы? Спать сорок лет Кашалоту совершенно ни к чему, мы его разбудим через год — этого вполне достаточно.

Человек. Если вы знаете, как это сделать, Мартышка, поделитесь своим опытом с врачами — они будут вам очень благодарны. Вот, скажем, в одной из клиник города Чикаго лежит Патриция Магир: она уснула в январе 1947 года и, насколько мне известно, спит до сих пор.

Мартышка. И ее никак-никак нельзя разбудить?

Человек. Увы, пока медики не умеют прекращать летаргический сон... но не исключено, что им помогут в этом наши сегодняшние соперники — сурки.

Все изумлены.

Удильщик. Сурки помогут найти способ прекращать летаргический сон? Но каким образом?

Кашалот. Каким образом — это уже дело десятое, Удильщик. Что касается меня, то я предпочту проспать до конца жизни, но ни под каким видом не приму помощь от сурков!

Гепард (сочувственно). Понятно — не позволит самолюбие, которое, естественно, не покидает нашего гордого председателя даже во сне...

Человек (улыбаясь). Сначала еще нужно уснуть, а это тоже задача не из легких. Думаю, что тот, кто разработает способ произвольно погружать в летаргический сон и выводить из него, наверняка заслужит Нобелевскую премию.

Кашалот (поспешно). Я тоже в этом уверен!

Стрекоза. Дерзайте, милый Кашалот, — вся планета ждет от вас этого научного подвига!

Мартышка. Планета подождет, а нам сейчас нужен не столько научный подвиг, сколько спортивный.

Рак. Верно. Наука — дело темное. Кто даст гарантию, что Кашалот вот так, с ходу, откроет этот способ, о котором Человек говорит?

Удильщик (размышляя,). Мда, пожалуй, вы правы... Нет, рано или поздно Кашалот, конечно, свершит это открытие — гений есть гений,— но фактор времени...

Мартышка. В том-то и дело! У людей, я слышала, целые научно-исследовательские институты пребывают в многолетней спячке, а механизм спячки до сих пор не разгадан.

Стрекоза. Отрицательный результат в науке — тоже результат!

Гепард. Если мы проиграем суркам, это будет довольно слабым утешением...

Кашалот. Слишком слабым, Гепард! Да, мы не имеем права идти на риск — речь идет о престиже КОАППа, более того — о моем личном престиже!

Возвращается Медведь.

Ну как, Медведь, спячкодром готов?

Медведь. Утоптал... э-э, то есть подготовил. (Тихо, как бы про себя.)

Пусть попробуют теперь сурки что-нибудь там вырыть... Эге, вон они идут, легки на помине!

На поляну вступает команда сурков во главе с капитаном. По его знаку они вызывающе громко запевают песню Бетховена  « Сурок ».

Хор сурков.

«По дальним странам я бродил,

И мой сурок со мною,

И сыт всегда везде я был

И мой сурок со мною...».

Всеобщее смятение.

Кашалот (с отчаянием). Что же делать, что делать?

Рак. Может, переманить кого-нибудь в нашу сборную — пусть не мастеров, хотя бы перворазрядников...

Стрекоза. Нас бы устроила даже ничья!

Человек. Ничья? Ну, это я вам гарантирую, даже если вы возьмете в сборную Медведя.

Удильщик. Но, позвольте, он ведь жаловался, что снова ему не уснуть...

Человек. Все равно — ничья обеспечена даже в этом случае.

Медведь (обрадованно). Вот спасибо! Хороший ты Человек... Дай я тебя расцелую!

Человек. Потом, потом. Миша. (Высвобождается из объятий.) Ничего не скажешь — медвежья хватка! Послушайте, Кашалот, Сурок хвастал, что, в отличие от Медведя, его невозможно разбудить. А мы проверим: устроим побудку, — ну, скажем, через пятнадцать минут после начала спячек.

Удильщик. Ага, ага, значит, мы проведем не просто спячки, а, так сказать, спячки с препятствиями! Кто проснется — выбывает из дальнейших состязаний. Мартышка. Точно, Удильщик,— по олимпийской системе. Великолепная идея!

Что общего между партией в шахматы и состязаниями по спячкам? Ничего»... если только партнеры не думают по часу над каждым ходом.

Рак. «Идея»... Сурок ведь ни за что не проснется — вот вам и «ничья».

Человек. Не волнуйтесь, Рак, это уж моя забота. (Удаляясь.) Начинайте без меня — я должен кое-что принести. Сурок (подходит к Кашалоту). Моя команда готова, а где ваша? Что-

то я ее не вижу... Кашалот. Протрите глаза, Сурок: вот наша сборная! Сурок. Что-о? Медведь? (Ехидно смеется.) Удильщик. Смеяться вы будете потом, над собой.

Кашалот. Да, да, а сейчас извольте проследовать вон на ту площадку.

Команда сурков направляется на спячкодром.

Медведь, а вы что стоите? Гепард. Все еще не верит своему счастью.

Медведь (удаляясь). Бегу-у... Вы не пожалеете, что взяли меня! Сурок (издали). Тоже мне площадка — когти обломаешь, пока нору

выроешь. Каменная она, что ли? Рак. Ну и нахал — специально Медведя посылали почву для него взрыхлить, а он еще привередничает.

Кашалот. Проведем состязания без нор, так даже быстрее и обзор лучше. (Кричит.) Ложитесь прямо на землю!

Мартышка (тоном спортивного комментатора). До начала спячек остались считанные секунды. Команды улеглись... простите — заняли исходные позиции...

Кашалот. Внимание... приготовиться... Старт!!!

Сова. Гляньте-ка, сурки-то разом все уснули, а Мишенька ворочается да кряхтит.

Стрекоза. Я спою ему колыбельную — надеюсь, это не запрещено правилами? (Поет.) «Спи, моя крошка, усни. В доме погасли огни...».

Раздается громкий храп.

Все. Уснул!!!

Удильщик. Молодчина! Любопытно, а как он поведет себя при побудке?

Сова. «Побудке, побудке»... Тебе-то любопытно, а ему каково?

Слышь, председатель, дело ли мы затеяли, а? Уж коли уснул Миша, так и слава богу — негоже опять его поднимать, второй-то раз он нипочем не заснет. Ранняя весна на дворе, в лесу ему сейчас не прокормиться, а как начнет голодный-то шастать — не приведи господь: ни ему, ни соседям житья не будет! Бог с ими, с этими состязаниями — пускай спит на здоровье.

Кашалот. Не беспокойтесь, Сова, я не допущу, чтобы Медведь стал шатуном — мы его оформим на продленку... ну, как бы продлим Медведю лето, то есть полностью обеспечим его едой.

На берег озера выползает Протоптера. Она держит ртом журнал с яркой обложкой. Приблизившись к коапповцам, Протоптера положила журнал на землю.

Протоптера. Вы хотите организовать продленку? Прекрасно — в нашем журнале вы найдете советы, как это сделать!

Стрекоза. Ой, смотрите, какое удивительное существо к нам приползло!

Рак (с недоумением разглядывая гостьюА Не поймешь кто — напоминает то ли большую ящерицу, то ли гигантского головастика...

Удильщик. Ничего себе «головастик» — метра два в длину, если не больше.

Мартышка. И потом, если это головастик, почему он покрыт чешуйками, а если ящерица, то что это за поросячьи хвостики вместо ног, и почему сзади хвостовой плавник?

Почти во всем сходны чешуйчатники — американский, лепидосирен (внизу) и африканский, протоптер. Во всем, кроме характера: у лепидосирена нрав миролюбивый, у протоптера — агрессивный и крайне неуживчивый (когда он не спит, разумеется).

Протоптера. Почему плавник? Я вам объясню: потому что я рыба. Зовут меня Протоптера, или Африканский чешуйчатник, — кому как нравится. Вы что, никогда не слышали о такой рыбе? А-а, понимаю — вы не читали наш журнал.

Кашалот. Какой журнал?

Протоптера. Педагогический, называется «Прудовое воспитание».

Гепард. Судя по названию, это журнал для родителей?

Протоптера. Шире — для радетелей, то есть для тех, кто радеет о своем благе, а в отдельных случаях и о всеобщем.

Стрекоза (восторженно). Да, да, об этом поется в чудесном романсе: «Радеет облаков летучая гряда...»

Удильщик (возмущенно). При чем тут облака, Стрекоза! Всё в облаках витаете... Вы бы лучше вспомнили в эту минуту не о летучей гряде, а о нашем самоотверженном председателе — этом недосягаемом образце руководителя-радетеля! Это для него и таких, как он, предназначен в первую очередь журнал! Впрочем, таких, как он, больше нет...

Кашалот (убежденно). И не будет! Спасибо, Удильщик. (Протоптере.) Скажите, пожалуйста, а как часто выходит ваш журнал?

Протоптера. Он периодический, издается в период дождей — с мая по июль, так как с августа по апрель я в отпуске.

Рак. С апреля по август, вы хотели сказать?

Протоптера. С августа по апрель следующего года, включительно.

Кашалот (заинтересованно). То есть отпуск длится девять месяцев!..

Мда, тут есть чему поучиться, такой режим работы — моя давняя мечта... А как это организовать?

Протоптера. Читайте наш журнал — он целиком посвящен этой проблеме.

Гепард. Как же это мы до сих пор не получали такое полезное издание!

Протоптера. Лучше поздно, чем никогда, — я вас сейчас подпишу.

Кстати, после этого журнал станет еще более массовым. В данный момент у нас трое подписчиков, причем все трое — двоякодышащие рыбы: я, затем Австралийский чешуйчатник, он же Рогозуб, он же Баррамунда, и, наконец, Амазонский чешуйчатник, или, по-научному, Лепидосирен парадоксу с, — кстати, «парадоксу с» означает по-латыни «необычайный». Вот мы все на обложке. Удачный снимок, согласны?

Удильщик. Первоклассный! Как схвачен момент, когда все вы улыбаетесь!

Протоптера. Схватывать момент не было никакой необходимости — мы улыбаемся постоянно.

Сова. Девять месяцев в году отдыхать — как тут не улыбаться.

Протоптера. Это не единственная причина нашего оптимизма. Дело в том, что нам удается выжить в самые тяжелые периоды, а вот о наших соседях этого сказать нельзя.

Мартышка. Оптимизм всегда помогает выжить, кто же этого не знает!

Протоптера. Оптимизм плюс умение примениться к обстоятельствам, переждать... впрочем, обо всем этом подробно говорится в журнале: поскольку мы сами его издаем и сами читаем, то и пишем в нем, естественно, о себе.

Гепард. Можно взглянуть? (Берет журнал.) На первой странице редакционная статья: «Когда высыхают пруды». (Коапповцам.) Слушайте: «Тем, кто любит пруд, нелегко примириться с тем, что во время засухи он пересыхает. Некоторые малодушные рыбы начинают кричать, что без воды — ни туды и ни сюды, что им дышать нечем, и тому подобное. Между тем без воды вполне можно обойтись. Хороший тому пример — двоякодышащие рыбы Протоптера и Лепидосирен: они роют глубокие норы и спокойно дожидаются периода дождей, погрузившись в многомесячную спячку».

Кашалот (взволнованно). Многомесячная спячка! Так вот как вы проводите свой отпуск! (Сокрушенно.) Ах, дорогая Протоптера, ну что вам стоило появиться часом раньше — вы были бы украшением сборной КОАППа по спячкам с препятствиями!

Рак. Что-то не верится... Как это рыба может обойтись совсем без воды? Спит она или бодрствует — дышать-то все равно надо.

Удильщик (листает журнал). Об этом, Рак, подробно рассказано на спортивной страничке, в заметке «Второе дыхание». Смотрите: «В воде хорошо дышать жабрами, на воздухе легко дышится легкими. У двоякодышащих рыб есть и жабры и легкие. Настоящий спортсмен тот, кто, подобно двоякодышащим рыбам, умеет вовремя переходить на второе дыхание».

Стрекоза (заглянув в журнал). Ой, моя любимая рубрика: «В море слов!» (Читает.) «Из письма читателя. «Правильно ли мы употребляем пословицу: «чтобы рыбку есть, надо в воду лезть»? Ответ специалиста-фольклориста: «Нет, неправильно. Спящих протоптер, например, местные жители ловят на суше, выкапывая их из земли посредством лопаты. Отсюда пошло выражение: «ума лопата».

Удильщик. Хм... копать рыбу, словно картошку? Нет, как хотите, а я сторонник ловли на удочку — азарт, волнение...

Мартышка. Удильщик, взгляните лучше сюда — вот где азарт и волнение! (Показывает страницу с броским заголовком.) Здесь приключенческая повесть «Трагедия человека в футляре».

Сова. Ты заложи страницу-то — надо бы Человеку показать, когда вернется.

Мартышка. Слушайте, слушайте — самое захватывающее место! (Читает зловещим тоном.) «Этот человек хотел спрятаться в футляр от жизненных невзгод. Он думал, что это поможет ему долго сохраниться. Но несчастный не знал, как сделать такой футляр. Это привело его к неминуемой гибели...».

Стрекоза. Какой ужас!

Протоптера. А вы не догадываетесь, отчего он погиб? От усушки и утруски — я в этом убеждена!

Кто осмелится утверждать, что рогозубу и другим двоякодышащим легкие нужны, как рыбе зонтик!

Все. От усушки и утруски?

Протоптера. Не понимаете? Ну, говоря житейским языком, при первой же засухе его организм потерял всю влагу, он высох и превратился в мумию. Такая же участь грозила бы и нам, протоптерам, если бы мы не научились изготовлять футляр из тончайшей водонепроницаемой пленки. Сколько бы ни длилась засуха, кожа в таком футляре остается влажной, хотя водоем пересыхает так, что дно его буквально трескается от жары. Кстати, Кашалот, вы собирались организовать продленку — так вот, если очень долго нет дождей, пленочный футляр позволяет продлить спячку до четырех с лишним лет.

Кашалот. С ума сойти! Если бы Медведь смог проспать хотя бы год — это уже была бы не ничья, а полная победа! Дорогая Протоптера, а не могли бы вы сделать такой же футляр одному нашему спортсмену? Вот этому... (Идет к спящему Медведю.)

Протоптера. Пожалуйста, сейчас я сделаю футляр себе, а вы скопируйте. Но сначала я должна оборудовать спальню. Есть у вас на поляне участок с влажной глиной?

Рак. Вот здесь, рядом с Медведем.

Протоптера. Прекрасно. Теперь следите за мной внимательно: я начинаю рыть вертикальный ход.

На глазах у изумленных коапповцев Протоптера начинает буквально выедать ход.

Сова. Господи, да она никак глину ест!

Протоптера (поясняя). Я ее не проглатываю. Этот метод проходки называется: «Выкусывание грунта с последующим его выплевыванием через жаберные отверстия» — на эту тему у нас не одна диссертация защищена. (Из глубины.) На полуметровой глубине тем же методом делаю просторную спальню... вот так. Затем складываю туловище пополам — это наиболее удобная для спячки поза. Голова должна быть наверху. Внимание, приступаю к самой ответственной операции — изготовлению футляра.

Затаив дыхание, коапповцы склоняются над ходом в спальню.

Сова. Трудная небось операция-то — аж вспотела вся с натуги.

Протоптера. Это не пот, а муцин.

Кашалот. Что-что?

Протоптера. Му-цин. Да, не забудьте: в области рта футляр должен иметь (начинает говорить медленно, растягивая слова) тоненькую... муциновую... трубочку... для дыха... (Замолкает.)

Кашалот. Что случилось?

Гепард. Ничего особенного — Протоптера уснула.

Мартышка. Хорошенькое дело... Попробую разбудить. (Пытается дотянуться до Протоптеры рукой.) Ага, нащупала! Хм, странно— только что была мокрая, а сейчас сухая... (Кричит.) Протоптера, проснитесь!

Из спальни слышится писк и странный скрип.

Скрежещет зубами, пищит, но не просыпается...

Кашалот. Это мы должны пищать и скрежетать зубами: победа была, можно сказать, в кармане, а теперь... Как мы без нее сделаем Медведю футляр?

Удильщик (лихорадочно листая журнал). Минуточку... Не может быть, чтобы в таком журнале об этом не было ни слова... Есть — нашел! (Показывает страницу.) Видите, тут рубрика: «Сделай сам»—для умельцев, и в ней — «Как изготовить футляр для спячки», читаю: «Самым лучшим материалом является муцин».

Все. Опять этот муцин!

Удильщик. Слушайте дальше: «Муцин — это вещество сложного состава. В домашних условиях муцин проще всего изготовить с помощью специальных желёзок, которые есть в коже каждой протоптеры, хотя это и требует известного навыка. В момент выделения муцин имеет полужидкую консистенцию, благодаря чему он хорошо обволакивает все тело, но тут же затвердевает, образуя прозрачную пленку толщиной в пять сотых миллиметра».

Мартышка. То-то я почувствовала, что Протоптера покрыта какой-то пленкой — на ощупь вроде полиэтиленовой.

Удильщик. Мартышка, не перебивайте, я еще не кончил: «Для предохранения от механических повреждений оболочка из пленки должна быть со всех сторон окружена глиной — лишь напротив рта необходимо оставить отверстие для дыхания».

Сова. Чего-чего, а глины у нас хватает.

Гепард. Не хватает сущего пустяка — желёзок, выделяющих муцин. Если их раздобыть и подсадить Медведю под кожу...

Мартышка. Послушайте, у меня возникла гениальная идея! Скажите, это правда, что от перемены слагаемых сумма не меняется?

Гепард. Святая правда, Мартышка, только не от перемены слагаемых, а от перемены мест слагаемых.

Мартышка. Тем лучше! Так давайте поменяем местами пленку и глину — сделаем Мише глиняный футляр, а сверху наденем чехол из пленки!

Рак. Где же мы возьмем муциновый чехол?

Мартышка. Почему обязательно муциновый? Полиэтиленовая пленка ничуть не хуже — она тоже не пропускает влагу!

Стрекоза. Поняла, поняла, мы попросим Человека принести, когда он вернется, — у людей такой пленки сколько угодно, ею даже деревья теперь закрывают, да что деревья — целые сады и поля!

Кашалот. В вашей идее, Мартышка, есть рациональное зерно. За работу!

Сова. Перво-наперво надо, чтоб Миша пополам сложился, как Протоптера.

Не желая отставать от коапповцев, художник придумал футлярам для животных еще одно применение.

Гепард. Я ему помогу... (Пытается сложить Медведя пополам.)

Что-то плохо получается — несгибаемый он какой-то... Впрочем, ладно, и так сойдет. (Оставляет Медведя в нелепой позе, с задранными ногами.)

Медведь (просыпаясь). Что такое? Уже побудка? О-ох, чего это со мой сделали?

Сова. Проснулся Миша-то.

Удильщик. Ничего, пока не страшно. Официальной побудки еще не было — Медведь, как говорят, в положении «вне игры». Миша, если вы хотите победить, терпите. Объяснять некогда — так надо.

Медведь. Да я... хоть на куски режьте!

Мартышка. Гепард, Кашалот, натаскайте побольше глины, Удильщик, Сова, — месите, Стрекоза и Рак, — поможете мне обмазывать.

Все с увлечением работают.

Сова. Что ты будешь делать — одни комки.

Гепард. Недаром говорят «первый глин комом»... Ну ничего, сейчас разомнем... держите, Мартышка... О, да вы прирожденный скульптор!

Мартышка (обмазывая Медведя глиной). А вы как думали? Еще пару мазков... Готово! (Любуется своей работой.)

Сова. Дырку-то, поди, забыла в футляре сделать? Как же он, болезный, дышать будет?

Мартышка. Ой, спасибо, что напомнили, Сова, сейчас сделаю... Вот только где у него голова? С какой стороны?

Медведь (из футляра, глухо). Здесь.

Стрекоза. Очаровательный футлярчик — прямо как кокон у бабочки! Хорошо бы сделать надпись: «Хранить в сухом месте...»

Кашалот. Нам сейчас не до надписей... О-о, Человек идет — как раз вовремя.

Человек (приближаясь). Ну, друзья, несу вам, так сказать, ничью, вот в этой коробке... Что такое? На кого вы похожи? Все глиной перемазаны... Что здесь происходит?!

Кашалот. Дорогой Человек, вы принесли ничью, а рыба Протоптера принесла нам победу — она показала нам, как сделать футляр, и...

Человек. Все ясно — можете не продолжать. Да-а, сквозь такой глиняный панцирь даже самый опытный арбитр не сумеет определить, спит Медведь или проснулся...

Медведь (глухо). Футляр что надо — не пошевелишься.

Человек. А ведь Протоптера, друзья, могла бы помочь Медведю одержать настоящую победу — правда, для этого пришлось бы сделать переливание крови. Во всяком случае, крысы, которым вводили немного крови спящей Протоптеры, погружались в спячку. Видимо, в ее крови есть какие-то особые вещества, которые...

Даже когда в речке полно воды. рогозуб не оставляет свое легкое без работы: раз в час, а то и чаще, он поднимается подышать воздухом. Понятно, что о таком важном событии нужно оповестить всю округу, поэтому рогозуб, когда дышит, оглушительно хрюкает.

Птица-Секретарь (перебивает). Коапп, коапп, коапп!

Удильщик. Настало время побудки!

Человек. Ну, хорошо. Мартышка, возьмите эту коробку...

Мартышка. Ой, из нее пар идет... она не горячая? (Бежит к суркам.)

Человек. Наоборот — очень холодная: там твердая углекислота, или попросту сухой лед, его температура около минус восьмидесяти градусов по Цельсию. (Кричит.) Положите несколько кусочков суркам под бок и...

Мартышка (потрогав рукой спящих сурков). Ой, да они и так холодные... мы их совсем не заморозим?

Человек. Не волнуйтесь, Мартышка. Кладите быстрее.

Мартышка выполняет просьбу Человека.

Сова. Гляньте — сурки-то зашевелились, а капитан ихний живее всех задвигался. А еще говорил: «Нипочем не проснусь!»

Все. Ура-а!!!

Гепард. Сборная КОАППа выигрывает с сухим счетом с помощью сухого льда.

Человек. Автоматический будильник Сурка сработал четко!

Все. Будильник? Автоматический?

Сова. Да где ж он у него?

Человек. Будильником Сурку служит особая жировая ткань, ее называют бурым жиром. Бурый жир есть у всех животных, впадающих в зимнюю спячку, но раньше считалось, что он просто утепляет внутренние органы.

Удильщик. Укрывает их наподобие шубы?

Человек. Совершенно верно, Удильщик. Но не так давно американский физиолог Смит, изучающий на сурках механизм зимней спячки, установил, что бурый жир — это не просто шуба, а настоящая автоматическая система отопления: окисляясь, этот жир выделяет тепло и нагревает кровеносные сосуды, которые его пронизывают, а кровь разносит это тепло по всему телу. Чем свирепее мороз, тем сильнее бурый жир нагревает кровь. Но вот стужа стала особенно лютой, даже опасной для жизни — и тут происходит удивительное: бурый жир начинает сильнее всего нагревать сосуды, которые несут кровь к спинному мозгу, сердцу и легким. Это сигнал: проснись и двигайся, а то замерзнешь во сне! Автоматический будильник сурка очень заинтересовал специалистов по космической медицине.

Всеобщее изумление.

Кашалот. При чем тут космическая медицина, дорогой Человек?

Человек. Дело в том, что в будущем, при очень длительных космических полетах, космонавтов, возможно, будут погружать в глубокий сон, похожий на зимнюю спячку животных, — космонавту будет легче переносить перегрузки и ему понадобится гораздо меньше кислорода, воды и пищи... Но как вывести космонавта из такого сна в нужный момент? Здесь и был бы незаменим естественный будильник — бурый жир!

Не пригодится ли опыт сурков при разработке автоматического устройства, которое будет выводить космонавтов из анабиоза?

Рак. Откуда же у людей этот жир — в спячку они вроде бы не впадают...

Человек. И все же, как ни странно, небольшое количество бурого жира есть и у людей.

Удильщик. Постойте... Значит, не исключено, что этот жир поможет будить и людей, впавших в летаргический сон? Вы ведь говорили, что это состояние напоминает спячку животных...

Стрекоза. Смотрите, капитан сурков уже совсем проснулся и идет сюда — такой невеселый...

Удильщик (поет). «Капитан, капитан, улыбнитесь...».

Мартышка (приближаясь вместе с Сурком). Удильщик, перестаньте, как вам не стыдно — лежачего не бьют!

Кашалот. Правильно, Мартышка!

Медведь (глухо). Какой же он лежачий? Я хоть сам не вижу из-за футляра, так ведь Стрекоза сказала, что он идет сюда...

Кашалот. Лежит он или идет, совершенно не важно, Медведь. Мы, коапповцы, должны быть великодушны к поверженному сопернику! (Сурку.) Дорогой капитан, не расстраивайтесь — вы еще так молоды, у вас все впереди...

Сурок (подходит к Кашалоту и, смерив его взглядом, о чем-то задумывается. Внезапно на его физиономии вновь появляется усмешка). А спорим, Кашалот, что у вас нет такого замечательного автоматического будильника, как у меня!

Кашалот (потрясенный). Что-о?! Опять спорим?..

Медведь (глухо, из футляра). Я ж говорил — снимите таблички.

Кашалот. Ах вы плавленый Сурок!!! Да я... да у меня такое... такие автоматические...

Удильщик. Не трудитесь, дорогой Кашалот, я ему сейчас все перечислю, он будет визжать от зависти! (Скороговоркой.) Автоматический клапан, мгновенно закрывающий ноздрю при нырянии в воду, — это раз. Автоматическая система жизнеобеспечения при глубоководных погружениях...

Кашалот (кричит). Я ему сам все продемонстрирую, я ему докажу!!!

Гепард. Мда... когда говорит задетое самолюбие, рассудок умолкает... Мартышка, оттащите Сурка подальше от нашего председателя, а я поскорее закрою заседание.

Мартышка, схватив Сурка, бежит с ним к лесу.

Сурок (издали). Что, слабо поспорить? Погодите, это только начало!

Вот я «Спорлото» проведу — есть у меня такая задумка...

Гепард. Закрываю заседание КОАППа!

Птица-Секретарь. Коапп, коапп, коапп!

 

ВЕЛИКОЛЕПНАЯ СЕМЕРКА

На поляне КОАППа в разгаре бурная дискуссия. Темпераментно жестикулируя, коапповцы поминутно обращаются к Кашалоту, который, очевидно, играет роль арбитра. Судя по его растерянной физиономии, ему в этой роли приходится нелегко.

Единственный, кто не принимает в споре участия, — только что пришедший Человек. Он прислушивается к страстным репликам своих коллег по КОАППу, тщетно пытаясь уловить смысл происходящего...

Птица-Секретарь. Коапп, коапп, коапп!

Мартышка. Слышите, дорогой Кашалот, — вот и Птица-Секретарь подтверждает: конечно, тигр!

Стрекоза. Ничего подобного, это она мое мнение подтвердила: медведь!! Ведь правда, милая Птица-Секретарь?

Птица-Секретарь. Коапп, коапп, коапп!!!

Рак. Поди разберись, с чьим она мнением согласна...

Сова. А чего разбираться, дело-то ясное как белый день: медведь, и всё тут! Даром, что ли, его «хозяином тайги» величают?

Кашалот. Да, да, вы правы, Сова, — видимо, недаром. «Хозяин тайги» — это звучит убедительно.

Удильщик. Особенно если учесть, что вы, наш скромнейший из председателей, питаете слабость к громким титулам.

Гепард. В таком случае осмелюсь напомнить, что тигра называют «владыкой джунглей». Это звучит не менее убедительно, не правда ли?

Кашалот (отирая лоб). Правда, Гепард.

Стрекоза. Титул еще ничего не доказывает. Учтите, что медведь — самый крупный на свете хищный зверь!

Удильщик. На свете?! Вы, наверное, хотели сказать «на суше», Стрекоза? Ибо, как всем известно, самый крупный на свете хищный зверь — Кашалот! Восемьдесят тонн живого веса! А медведи? Белый медведь — чуть больше тонны, а бурый, даже самый могучий — из тех, кто на острове Кадьяк живет, близ Аляски, — и того меньше: едва три четверти тонны тянет.

Кашалот (ошалело). Да, Удильщик, вы совершенно правы...

Сова. Погоди, председатель, чего-то ты не то говоришь. Разве мы с Кашалотом косолапого сравниваем?

Стрекоза. Вот именно — если сравнить его с тигром, получится совсем другая картина! Редко какой тигр весит триста килограммов, обычно меньше — я специально наводила справки, можете проверить.

Кашалот. Я верю вам на слово, Стрекоза. Значит...

Мартышка. Ничего это не значит! Можно подумать, что все зависит только от веса. А личное мужество, по-вашему, ничего не стоит?

Рак. А как узнаешь, сколько оно стоит? Вес можно точно определить, а мужество, да еще личное, — поди измерь его и оцени...

Птица-Секретарь (возмущенно хлопая крыльями) Коапп, коапп, коапп, коапп?!

Поднимается невообразимый шум — все яростно спорят, стараясь перекричать друг друга. Кашалот звонит в колокольчик, пытаясь утихомирить разбушевавшихся коапповцев.

Человек. Кажется, дорогой Кашалот, я начинаю догадываться, что здесь происходит: видимо, на прошлом заседании Сурку удалось заразить всех бациллой спора...

Кашалот. Сурок тут ни при чем, уважаемый Человек, мы о нем и думать забыли. Вот что вызвало спор. Посмотрите! (Протягивает письмо.)

Человек. От кого оно? (Просматривает письмо.) Ага, от юных биоников из Архангельска, из пятого «Б» класса... Любопытно, что же они пишут... (Читает.) «Глубокоуважаемый председатель КОАППа! Мы обращаемся к Вам с большой просьбой. Нам необходимо срочно узнать, кто сильнее — тигр или медведь? Дело в том, что двое наших мальчиков поспорили об этом, а потом в спор постепенно втянулся весь класс. Мы искали в книгах, спрашивали учителей, но никто не смог нам точно ответить. Теперь вся надежда только на Вас! Пожалуйста, ответьте нам, а то мы уже неделю спорим, даже перессорились все». (С улыбкой.) Удивительное дело — почему-то вопрос «кто сильнее — тигр или медведь» волнует очень многих ребят. Во всяком случае, меня они не раз об этом спрашивали.

Гепард. Что же здесь удивительного? Ведь это жизненно важная проблема, особенно для детей, живущих в Архангельске. Ну и что же вы отвечаете, дорогой Человек, когда вас спрашивают?

Кашалот. Да, да, что вы отвечаете?

Человек. Вопрос весьма непростой... Смотря какой тигр и какой медведь. И потом многое зависит от конкретных обстоятельств: на чьей территории произошла схватка, в какой, так сказать, спортивной форме ее участники — скажем, сыты они или голодны...

Кашалот. Нет, нет, юных биоников такой расплывчатый ответ не устроит! Поймите, если я не сформулирую свое мнение однозначно, четко и определенно, я — страшно подумать! — потеряю в их глазах всякий авторитет!

Мартышка. И никто не будет обращаться к вам в письмах: «Глубокоуважаемый... »

Сова. Ты бы, председатель, не об авторитете своем печалился, а об том, как ребятишек меж собой помирить.

Кто сильнее? Попробуйте ответить сами, не заглядывая в конец протокола этого заседания...

Рак (ворчливо). Пока что мы сами перессорились... А все из-за этих двух мальчишек: сначала втянули в спор весь свой класс, теперь весь КОАПП. А что будет дальше?

Гепард. Это нетрудно предвидеть: к спору подключится весь класс млекопитающих, затем остальные классы — птицы, земноводные, пресмыкающиеся, насекомые...

Стрекоза. И все перессорятся? Какой ужас!

Удильщик. Вот что значит неосмотрительно выбрать предмет дискуссии. Поспорили бы, например, кто сильнее — Кашалот или гигантский Кальмар... Совсем другое дело, тут все ясно, и двух мнений быть не может!

Кашалот. Да, да, практика давно ответила на этот вопрос... (Прислушивается.) Я слышу какой-то шорох... или мне показалось?

Из лесу появился небольшой мохнатый зверь.

Сова (приглядываясь). Батюшки — медвежонок!

Стрекоза. Какой очаровательный — весь черный, а мордочка оранжевая!

Мартышка. Ой, посмотрите, как он странно идет — как-то не по-медвежьи. Упал... поднялся... опять упал...

Бируанг (приближаясь, с досадой). Ничего не выходит!

Кашалот. Что у тебя не выходит, малыш?

Бируанг. Я не малыш, а взрослая медведица.

Все (смеясь). Взрослая медведица?!

Гепард (нарочито серьезным тоном). Ну, разумеется! Коллеги, разве вы не видите — она же совсем взрослая! Вы совершили бестактность — дети терпеть не могут, когда их считают маленькими.

Бируанг. Верно, мои дети тоже этого не любят.

Сова (улыбаясь). Это когда ты в дочки-матери играешь?

Бируанг. У меня не дочки, а сыновья... Да, я не представилась: Малайская медведица, другое мое имя — Бируанг. Мы самые маленькие медведи в мире, рост у нас бывает не больше семидесяти сантиметров, а весим мы килограммов сорок— пятьдесят.

Все смущены.

Кашалот. О-о... уважаемая Бируанг, извините, пожалуйста, — я не знал, что медведи бывают такими маленькими...

Бируанг. Не извиняйтесь, Кашалот, я не обиделась — только глупцы стесняются маленького роста. Стыдиться надо другого — если не умеешь чего-то делать и не хочешь этому учиться.

Сова. Ну, медведи-то, почитай, все умеют: ягоды, грибы да орехи собирать, коренья разные, луковицы... О мёде и говорить нечего — слово-то «медведь» значит «мёдом ведающий»! Муравьев откушать миша тоже не прочь, и улиток, дождевых червей, личинок разных... Любит и рыбку половить, а на суше — грызунов. При случае, правду сказать, и от добычи покрупней не откажется. За лосями охотится! А плавают медведи как — загляденье! И по деревьям лазать они мастера...

Бируанг. А мы, бируанги, вообще, можно сказать, постоянно живем на деревьях — там спим, там и кормимся — плодами, листьями... На высоченные кокосовые пальмы забираемся, чуть ли не до самой вершины — уж очень вкусные молодые побеги там растут.

Гепард. Бурому мишке залезть на вершину кокосовой пальмы было бы несколько сложнее... Впрочем, вряд ли ему представится такая возможность — где он найдет в своем лесу кокосовую пальму?

Сова. Да зачем ему эта пальма, Гепард? У него на участке деревьев хватает — и толстых, чтоб залезть без опаски, и потоньше, на которых сыграть можно.

Кашалот. Как это «сыграть», Сова?

Сова. Аль не слыхал? Медведи-то все как есть скрипачи, да еще какие — заслушаешься! Ежели дерево скрипит, так Мишка нипочем его не пропустит: подойдет да раскачивать начнет — чтоб, значит, скрипу больше было.

Стрекоза. Подумать только — вот так живешь рядом с истинным талантом и даже не подозреваешь...

Гепард. Это естественно, раз миша не дает публичных концертов.

Мартышка. Надо заказать композитору Скворцу «Концерт для скрипа с оркестром», но с условием — чтобы первое исполнение состоялось на нашей поляне.

Рак. Все это россказни — не сумеет медведь этот концерт исполнить.

Все. Почему?

Рак. Скрипач должен играть стоя, а не на четвереньках, это я точно знаю.

Сова (торжествующе). То-то и оно, что стоя, Рак! Скажи ты мне на милость: кто из крупных зверей на одних задних лапах стоять может? А топтыгин не то что стоять — иной раз и пройти на двух ногах сумеет, ну ровно человек! А на четырех как он бредет, примечал? Иноходью!

Человек. Верно, все медведи — иноходцы, то есть они переставляют поочередно то обе правые ноги, то обе левые. А вот среди лошадей, например, иноходцы довольно редки.

Сова. А ежели мишке удрать надо побыстрей, он и галопом скачет, даром что косолапый!

Бируанг. Все это так, дорогая Сова, но и нам есть чему поучиться. Вот мы, медведи, не умеем, например, ходить на цыпочках...

Все. На цыпочках?

Бируанг. Ну да. Мы ставим ногу на всю стопу, а вот на пальцах я сегодня сколько раз пыталась пройтись — не получается! Попробую еще раз... Ну вот, опять упала!

Всеобщее изумление.

Сова. Да зачем это тебе? Медведи-то и так подкрадутся — не услышишь, веточка не хрустнет! «На пальцах»... эка невидаль.

Гепард. Во всяком случае, милая Бируанг, этим вы никого не удивите: большинство из нас, зверей, ходит и бегает, опираясь на пальцы. Хищные звери — например, ваш покорный слуга и все его дикие и домашние родичи — львы, тигры, леопарды, ягуары, пумы, рыси, просто кошки, а также собаки, волки, лисы, шакалы, гиены...

Мартышка. Да, да, и все копытные: парнокопытные опираются на два пальца — антилопы, олени, бегемоты, свиньи, жирафы, верблюды, зубры, коровы, овцы, козы... а непарнокопытные — на три пальца, как носорог, или даже на один, как зебры, ослы, лошади...

Человек. Естественно — на лошадиной ноге только один палец и остался. Ведь лошадиное копыто — это, так сказать, «обутый» в ноготь средний палец.

Бируанг. Мне бы сначала научиться хоть на пять пальцев опираться, а уж потом, постепенно...

Удильщик. Ничего не понимаю. Вы, почтенная мать семейства, всю жизнь ходили, как ходят все медведи, и вдруг ни с того ни с сего...

Бируанг. Почему «ни с того ни с сего»? Меня ведь направляют на курсы!

Все. На какие курсы?

Бируанг. Да вот, прочтите сами — я получила это направление сегодня утром. (Протягивает бумагу.)

Мартышка. Ну-ка, ну-ка... (Читает.) «Сообщаем Вам, что Вы зачислены на краткосрочные курсы по обучению хождению на цыпочках. Курсы находятся в Уссурийском крае». Ниже подпись и круглая печать.

Удильщик. Ну, тогда совсем другое дело!

Рак. Дайте-ка взглянуть. (Разглядывает бумагу.) Хм... А печать-то смазана. И подпись неразборчива. Подозрительный документ.

Удильщик. Что ж в нем подозрительного, Рак? Подумаешь — неразборчивая подпись... а вы часто видели на документах разборчивую? Милая Бируанг, не слушайте этого ворчуна, мы все желаем вам успешных занятий!

Если вы невзначай спутаете малайского медведя (справа) с гималайским, последний сумеет доступно объяснить вам существенную разницу между ними в силе и повадках...

Сова. Дай-то бог... Учиться никогда не поздно, а с образованием не пропадешь! Повезло тебе, Малайская медведица — знать, недаром подкову на счастье носишь.

Бируанг. Это не подкова, а просто белая отметина на груди в форме подковы — у всех малайских медведей она есть. Боюсь, она мне не поможет.

Кашалот (обращаясь к Гепарду, тихо). А вдруг нам эта подкова поможет? Вернее, ее обладательница — мне кажется, она могла бы помочь нам выяснить, кто сильнее — тигр или медведь...

Гепард (тихо). Не думаю. В таком деликатном вопросе медведица вряд ли способна сохранить беспристрастность.

Бируанг. Да, скажите, пожалуйста, кто-нибудь из вас знает, как мне найти Уссурийский край, где находятся эти курсы?

Кашалот. Это очень просто: нужно выйти с нашей поляны и... ммм...

Мартышка, будьте так добры, объясните, как идти дальше.

Мартышка. Вы идите, Малайская медведица, на восток — все дальше и дальше, пока не придете на Дальний Восток, там найдете реку Уссури...

Сова. А чтоб с пути не сбиться, примечай: ежели по дороге будут тебе встречаться бурые медведи все крупней да осанистей, — значит, идешь ты правильно.

Держать дома бируангов — одно удовольствие: они необычайно сообразительны и доставляют своим хозяевам много веселых минут.

Человек. В самом деле, чем дальше на восток, тем крупнее бурые медведи. В Азии, например, самые крупные живут на Камчатке. А еще восточнее, через Тихий океан, на Аляске — самые крупные в мире! Почему это так, пока неясно.

Рак. А мне вот неясно, почему эти курсы открыли за тридевять земель.

Удилыцик. Старая песня! Вы считаете, Рак, что все учебные заведения обязательно должны быть где-нибудь в центре — на поляне КОАППа или поблизости? А вот я держу пари, что в этом «медвежьем углу» преподаватели ничуть не хуже, и они мигом научат всех ходить на цыпочках!

Бируанг (с тяжелым вздохом). Боюсь только, что со мной им придется повозиться, — по-моему, у меня совсем нет способностей...

Протестующие возгласы.

Ну, я пойду. До свидания! (Уходит.)

Все. До свидания! Счастливого пути!

Человек. «Нет способностей»... Это она напрасно: бируангов считают самыми сообразительными из медведей. Судите сами: один малайский медведь самостоятельно догадался, как подманить к своей клетке цыплят. Для этого он сыпал рядом с клеткой рис, который ему давали на обед. Другой бируанг научился открывать замок буфета, используя свой длинный коготь в качестве ключа.

Гепард. Точнее, в качестве отмычки.

На поляну вышел черный зверь, напоминающий огромную лохматую собаку.

Губач (приближаясь). Если эти криминальные способности направить в правильное русло, малайским медведям просто цены не будет!

Мартышка (понизив голос). Полюбуйтесь, какой зверь — такого косматого я еще не видела: лохмы торчат во все стороны, а на спине, между лопаток, спутанная грива!

Губач. Можете не понижать голос, я все слышал: кому-кому, а мне медведь на ухо еще не наступил — у нас, медведей...

Все. Что-о? Вы — медведь?!

Губач. А кто же еще? Медведь-губач. В Индии и на Цейлоне нас всякий знает. Так вот, я говорю: у нас, медведей, слух отличный, нюх еще лучше, а зрение...

Стрекоза. Наверное, просто великолепное!

Губач. Вот зрение как раз неважное, и это вы учтите, пожалуйста, когда будете мне объяснять, как добраться до Уссурийского края.

Последнее достижение бионики: пылесос по принципу медведя-губача.

Всеобщее удивление.

Рак. И этот туда же...

Гепард. Дорогой Кашалот, кажется, пора уже установить стрелку-указатель: «Дорога к Уссурийскому краю».

Стрекоза. Лучше карту.

Удильщик. Вас что, Губач, тоже направляют учиться?

Губач. Никто меня не направляет, я сам направляюсь. Когда прошел слух о медвежьих курсах, я сказал себе: «Губач, твое место там! Твой долг — научить всех медведей культуре и аккуратности!» Надеюсь, занятия там ночные — днем я сплю.

Человек. И храпите при этом так, что на весь лес слышно...

Сова. Стало быть, аккуратности хочешь других учить? Да ты на себя-то погляди, Губач: хоть бы шевелюру в порядок привел!

Губач. Я бы рад, но космотехника до этого еще не дошла.

Кашалот. При чем тут космотехника?

Губач. При том, что эти проклятые космы ни одна расческа не берет — жесткие, как проволока.

Надо бы поскорее снять новый вариант фильма «Великолепная семёрка» — пока есть кому исполнять главные роли...

Мартышка. Ну хорошо, а когти? Как вы с такими на занятиях покажетесь? Длиннющие, загнутые, словно серпы... Когда вы их стригли последний раз?

Губач. Ни разу не стриг за всю жизнь. Кто же рабочий инструмент стрижет? Я этими когтями стенки термитников ломаю, а они, проклятые, прочны, как бетон.

Рак. Зубы, конечно, не так прочны — это я к тому, что у вас, я смотрю, двух верхних зубов не хватает. Вам их, случайно, не в драке с тигром выбили? У нас тут как раз спор вышел...

Губач (перебивает). Мы, губачи, без двух верхних передних зубов на свет появляемся, нам широкая щель в зубах нужна, это нашей конструкцией предусмотрено, а для чего — потом объясню. Да что вы все о моей внешности толкуете. Внутренняя культура — вот что главное. Поэтому каждый медведь прежде всего обязан научиться аккуратно есть.

Стрекоза. Никто не спорит, Губач, есть нужно аккуратно, но, по-моему, этого еще недостаточно, чтобы судить о внутренней культуре.

Губач. Вполне достаточно: ведь то, что мы едим, попадает к нам внутрь! Слышали поговорку: «Скажи мне, как ты ешь, и я скажу, кто ты?» Так вот, возьмем для сравнения меня и бурого медведя. Как бурый медведь ест, скажем, муравьев, знаете?

Сова. Да известно как: лапу в муравейник запустит — и всю пригоршню в рот...

Губач. Вот-вот, не разбираясь, где там муравьи, где щепочки, где хвойные иголки, — все внутрь идет. А я, прежде чем глотать термитов, обрабатываю их пылесосом.

Удильщик. Но ведь для этого нужно повсюду таскать с собой пылесос!

Губач. Я и таскаю. (Вытягивает губы в трубку.) Мой пылесос работает в двух режимах. Вот режим всасывания, — конечно, ноздри в этом режиме должны быть закрыты — у меня для этого специальные мускулы есть. (Закрывает ноздри и с сильным шумом всасывает воздух.)

Гепард (стараясь перекричать). По шуму этот живой пылесос, пожалуй, ничуть не уступает вашим пылесосам, дорогой Человек!

Человек. Даже превосходит, Гепард. Когда Губач работает своим пылесосом, его слышно почти за четверть километра!

Мартышка. А еще говорят — чем больше шума, тем меньше производительность. Оказывается, не всегда! Как тянет — я отсюда чувствую!

Губач (прекращает всасывать воздух). Термиты еще сильнее чувствуют : их так засасывает — еле успеваю проглатывать.

Сова. Слышь, Кашалот, а ведь и вправду Бурому-то мишке не грех у него поучиться...

Кашалот. Ну что ж, Сова, пошлем Бурого медведя, который живет в

нашем лесу, на курсы — я полагаю, Комитет охраны авторских прав природы имеет на это право.

Стрекоза. И Мишенька заслужил это право — он так самоотверженно выступал за КОАПП на спячках с препятствиями, а потом был у нас на продленке!

Кашалот. Тем более. Слетайте за ним, Стрекоза.

Стрекоза. Я моментально! (Летит к лесу.)

Мартышка. Губач, а второй режим у вашего пылесоса какой?

Губач. Режим сдувания. Только он не второй, а первый: пока ломаешь этот проклятый термитник, пыль столбом стоит и на термитов, конечно, садится, поэтому я их не сразу всасываю, а сначала сдуваю с них каждую пылиночку с помощью сильной воздушной струи — вот так! (Дует.)

Удильщик. Ну и пылища поднялась!

Мартышка. Ой, ой, мне в глаз пылинка попала! Губач, что вы наделали... А где ж он?

Гепард. Пустил пыль в глаза, оказал нам медвежью услугу... и удалился.

Рак. Теперь жди, пока пыль уляжется... На расстоянии вытянутой клешни ничего не видно.

В пыльном облаке возник чей-то силуэт.

Очковая медведица (приближаясь). У вас пыльная буря? Это лишний раз подтверждает мои худшие опасения.

Кашалот. Чей это голос? Я ничего не вижу...

Очковая медведица. Очковая медведица из Южной Америки.

Мартышка. Ну, раз вы в очках — пыль вам не страшна!

Очковая медведица. Нет, что вы — у меня не очки, а лишь одна оправа, вернее, белые ободки вокруг глаз.

Мартышка. Да, да, теперь и я вижу — большие, круглые... как раз такая оправа сейчас в моде. У вас необыкновенно ученый вид!

Удильщик. Простите, уважаемая Очковая медведица, вы только что сказали о каких-то опасениях, которые подтверждаются...

Очковая медведица. Увы — полностью подтверждаются!

Кашалот (обеспокоенно). А за что или за кого вы опасаетесь? Надеюсь, не за меня?

Очковая медведица. Не только за вас — за всю нашу планету, за всех, кто на ней живет. Кажется, это уже началось...

Все. Что? Что началось?!

Очковая медведица. Земля начала переворачиваться и скоро, возможно, перевернется совсем.

Все. То есть как — перевернется?!

Рак. Откуда вы это взяли?

Очковая медведица. Вычислила. У нас, высоко в горах, — а я живу в Андах, — легко дышится и еще легче думается. И вот недавно, забравшись, по обыкновению, на кукурузное поле и машинально жуя початки, я стала размышлять о судьбах мира... Как известно, на Земле живет семь видов медведей: бурый, белый, малайский, гималайский, губач, барибал — он обитает в Северной Америке — и очковый.

Удильщик. Семь видов медведей?! Значит, это о них был фильм «Великолепная семерка»?

Мартышка. Да, да, о них — там, говорят, погоня, стрельба, и в результате от медведей, наверное, почти ничего не осталось.

Человек. К сожалению, это правда, Мартышка, хотя фильм тут ни при чем. Даже самых многочисленных из медведей — бурых — во всей Европе и Азии осталось немногим более ста тысяч, а когда-то их были миллионы! Белых медведей всего около десяти тысяч, а голубых барибалов — только пятьсот. Очковые медведи тоже на грани исчезновения... Извините, что мы вас прервали, уважаемая Очковая медведица.

Кашалот. Да, продолжайте, пожалуйста.

Очковая медведица. Так вот, из семи видов медведей шесть живут в северном полушарии и лишь один вид — очковые медведи — в южном. Вы поняли?

Гепард. Вполне! Выходит, что мы живем на неуравновешенной планете, которая с минуты на минуту может перевернуться? О, ужас!

Не потому ли у некоторых из нас неуравновешенный характер, что мы живем на неуравновешенной планете?

Удильщик. Да, да, причем это будет сопровождаться наводнениями, землетрясениями и... и пыльными бурями!

Мартышка. Но ведь нашу пыльную бурю вызвал Губач...

Кашалот. Сейчас я уже в этом не уверен, Мартышка... Выход только один: срочно переселить часть медведей в южное полушарие, чтобы уравновесить его с северным! Дорогая Очковая медведица, в Уссурийском крае начинают работать медвежьи курсы. Там соберутся, видимо, все медведи. Немедленно отправляйтесь туда, объясните им обстановку и уговорите переселиться. Организационную сторону мы берем на себя.

Очковая медведица. Прекрасная идея. Тем более что опыт в этом деле есть: наши предки когда-то переселились в Южную Америку из Северной, пройдя по Панамскому перешейку... (Удаляясь.) Бегу-у!

Рак. По Панамскому перешейку медведям теперь не пройти — там, я слыхал, канал прорыт.

Сова. Эка невидаль — канал! А председатель наш на что?

Кашалот. Да, я их переправлю на спине. Коапповцы, мобилизуйте все силы — нам предстоит работа грандиозного масштаба!

Гепард. Еще бы — великое переселение медведей. Кашалот. Итак, за дело, друзья!

Возвращается Стрекоза. Вид у нее обескураженный.

Стрекоза (приближаясь). Дорогой председатель!

Кашалот. Как, вы одна, Стрекоза? А где же Бурый медведь? Ведь я послал вас за ним...

Стрекоза. Он наотрез отказался идти на курсы! У меня, говорит, хозяйство, его на день оставишь — соседи тут как тут, только того и ждут и на метки не поглядят...

Кашалот. Какие метки?

Сова. Да вот гляди: на этом дереве, да и на том...

Удильщик. Ага, вижу — вон там вырезано: «Здесь были Петя и Шура».

Сова. Ну что ты, Удильщик, это людей метка, медвежья-то повыше. Видишь — когтями кора содрана? Миша тут на задние лапы вставал да еще переднюю вверх тянул — вот, мол, какой я высокий, попробуй сунься на мой участок! А участок у него без малого две тыщи гектаров.

Кашалот. Стрекоза, и вы не сумели убедить его преодолеть собственнические инстинкты? Вы не смогли найти нужных слов?

Стрекоза. Слова я нашла, я была красноречива, как никогда, но мы говорили на разных языках... Я ему рисовала ослепительные перспективы: вас, говорю, научат ходить на цыпочках, даже на самых кончиках пальцев — как балерину.

Мартышка. Надо было сказать, что он сможет танцевать «Танец маленьких лебедей».

Стрекоза. Я сказала, а он мне: «Я тут еду кое-где про запас спрятал, вмиг растащат — только отойди...» Я ему говорю: на курсах вас отучат от безобразной привычки сосать лапу, а он мне: «Я лапу не сосу, а облизываю, когда кожа на ступнях линяет. Не могу я уйти — в этом году овсы хорошие ожидаются, а овес нынче знаете почем?»

Сова. До овса-то Мишенька охоч: ночи напролет на овсяном поле пасется.

Удильщик. Послушайте, но если Медведь не захотел даже на курсы отлучиться, то переселиться в южное полушарие он тем более откажется.

Гепард. Да-а, уж он свое хозяйство не бросит, даже если Земля перевернется...

В озере показался плывущий Белый медведь.