Предназначенный

Каст Кристина

В Предназначенной силы Света и Тьмы встретятся в большой битве за Дом Ночи города Талса. Зои дома там, где она принадлежит, в безопасности со своим Воином Старком, который находится рядом с ней, и готовится противостоять Неферет. Калона ослабил свою влияние на Рефаима, и благодаря дару никс – человеческой форме, он и Стиви Рей, наконец-то, могут быть вместе, если Рефаим сможет полностью довериться Богине и держаться подальше тени своего отца. Но на самом ли деле Зои в безопасности? Знает ли она на самом деле тех, кто близки к ней? И победит ли любовь, которая проверяется самой Тьмой? Узнайте, что предназначено в следующей части захватывающей серии Дом Ночи.

 

БЛАГОДАРНОСТИ

Благодарим нашу невероятную семью в издательстве "Сант-Матрин Пресс". Мы любим своих издателей!

Как всегда, мы хотим поблагодарить нашего агента и друга Мередит Бернстайн, без которой "Дом Ночи" никогда бы не существовал.

Мы глубоко признательны Средней школе Уилла Роджерса за то, как прохладно они нас встретили и позволили ползать среди их удивительных зданий и переносить их в беллетристику. (Нет, ни одному из великолепных зданий арт-декора действительно не навредили во время написания этой книги!)

Говоря об удивительных и великолепных — гигантские СЛОВА БЛАГОДАРНОСТИ нашему сообществу родного города. Мы любим, как благосклонный T-город принимает наших почетных гостей! Он практически утопает в изюминках: отель Ambassador и ресторан Chalkboard, Moody’s Fine Jewelry, Старбакс в Утика-Сквер, Miss Jackson’s, Дельфин, ресторан Wild Fork, Little Black Dress, Gilcrease и Philbrook Museums, и Street Cats. И спасибо нашим преданным, замечательным поклонникам, которые приезжают в Талсу в почетных поездках! Наша скала поклонников!

И наконец, но точно НЕ в последнюю очередь: Спасибо, Джош! за Okieisims, но главным образом за то, что взял на себя узды правления.

 

ПРОЛОГ

Зои

Я думаю, моя мама мертва.

Я мысленно произнесла эти слова. Они были неправильными, ненастоящими, как будто я пыталась понять мир, перевернувшийся вверх тормашками, или тот факт, что солнце встает на западе.

Я сделала глубокий, всхлипывающий вдох и перевернулась на свою сторону, доставая еще одну салфетку из коробки, стоящей на полу рядом с кроватью.

Старк что-то неразборчиво пробормотал, нахмурился и беспокойно заерзал.

Медленно и аккуратно, я выбралась из постели, попутно захватив огромную толстовку Старка, которую он бросил на пол, и надела её. После чего свернулась калачиком в кресле-мешке, лежавшем у стены нашей маленькой комнаты, в тоннеле.

Мешок издавал тот самый шуршащий звук, который всегда напоминает мне о мячиках в тех надувных сооружениях на детских праздниках. Старк нахмурился и снова что-то пробормотал. Я прочистила нос. Еле слышно. Перестань плакать, перестань плакать, перестань плакать! Это не поможет. Это не вернет маму обратно. Я пару раз моргнула и снова вытерла нос. Может быть это был всего лишь сон.Но даже, когда я так думала, моё сердце знало правду. Никс вытянула меня из моего сна, чтобы показать мне видение того, как мама вступает в Потусторонний мир. Это значит, что мама умерла. Мама сказала Никс, что сожалеет о том, что она подвела меня - напомнила я себе, и слезы снова потекли по щекам.

- Она сказала, что любила меня, - прошептала я.

Я едва ли создала какой-либо шум, но Старк бесспокойно заворочался и пробормотал: - Прекрати!

Я плотно сжала губы, хотя знала, что вовсе не мой шепот причина его беспокойства. Старк был моим воином, моим хранителем, моим парнем. Хотя нет, парень - это слишком простое слово. Связь между Старком и мной была намного больше, чем просто знакомство или секс или те вещи, которые приходят и уходят в нормальных отношениях. Вот почему он был так неспокоен. Он чувствовал мою печаль... даже во сне, он знал, что я плакала и, что мне и больно, и страшно, и..

Старк скинул одеяло со своей груди и я увидела, как его рука сжалась в кулак. Я пристально вгляделась в его лицо. Он еще спал, но его лоб прорезали морщины и он хмурился.

Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох, восстанавливая дыхание.

- Дух, - прошептала я. - Пожалуйста, приди ко мне, - и тут же почувствовала, как элемент слегка коснулся моей кожи.

- Помоги мне. Нет, на самом деле, помоги Старку, скрой от него мою печаль. - И может быть, добавила я про себя, ты так же мог бы забрать немного моей печали. Даже ести это ненадолго. Я сделала еще один вдох в то время, как дух двигался во мне, затем вокруг меня, кружась все выше к кровати. Открыв глаза, я в самом деле смогла увидеть рябь в воздухе, окружавшем Старка. Казалось, его кожа сияет под воздействием стихии, которая укрыла его, подобно призрачному одеялу. Я почуствовала тепло и бросила взгляд на свои руки - я увидела, что то же мягкое сияние исходит от моей кожи. Старк, как и я, протяжно вздохнули в то время, как дух работал своим успокаивающим заклинанием и впервые за час я почувствовала, что часть моей печали уходит.

- Благодарю тебя, Дух, - прошептала я и, скрестив руки, крепче обхватила себя. Погрузившись в успокаивающие прикосновения стихии, я почувствовала, как на меня накатывает сон. Это произошло, когда другое по ощущению тепло проникло в мое сознание. Медленно, не желая беспокоить успокаивающее заклинание, вызванное элементом, я высвободила руки и коснулась груди.

Почему мой камень провидца такой теплый? Небольшой круглый камушек висел на серебряной цепочке, устроившись в ложбинке меж моих грудей. Я не снимала его с тех самых пор, как Ских подарила мне его перед отъездом с прекрасного, магического Острова Скай.

С любопытством, я вытащила камень из под толстовки, пробегая пальцами по его гладкой, мраморной поверхности. Он всё ещё напоминал мне о вкусной кокосовой сладости продукции Life Saver, но мрамор Ских сиял неестественным светом, словно стихия, которую я призвала, оживила его ... словно то тепло, которое я чувствовала, пульсировало жизнью.

Голос королевы Ских эхом отозвался в моей памяти. 

— Камень провидца находится во взаимодействии с самой древней магией — той, которую я охраняю на своем острове. Я дарю тебе этот камень, чтобы ты смогла найти и узнать древние силы, если они все еще существуют в твоем мире.

Как только ее слова воспроизвелись в моей голове, камень медленно, почти лениво, перевернулся. Отверстие в центре камня было подобно мини-телескопу. Пока он крутился вокруг своей оси, я могла видеть светящегося Старка сквозь него, а весь мой мир смещался и сужался, и вдруг все изменилось.

Возможно, это произошло лишь потому, что в то мгновение дух был слишком близок ко мне. Но то, что я только что увидела не сравнится с теми ошеломляющими ощущениями, когда я впервые взглянула через камень на Скай и потеряла сознание.

Но это было не менее тревожным.

Старк лажел на спине, его грудь была почти обнажена. Светящийся дух испарился. На его месте я увидела другой образ. Он был расплывчатым, и я не могла разглядеть его черты. Это было похоже на чью-то тень. Руку Старка свела судорога и его ладонь раскрылась. А тень раскрыла свою. Пока я смотрела, как меч Хранителя - массивный длинный меч, который появился у Старка в Потустороннем Мире - принял свою форму в руке Старка. Я открыла рот от удивления, а фантом, подобный Воину, повернул свою голову в мою сторону и сомкнул свою руку вокруг рукоятки меча.

В это же мгновение меч Хранителя сместился, изменился и превратился в длинное, черное копье - опасное, смертоносное, с окровавленным наконечником, до боли мне знакомое. Страх пронзил меня насквозь.

- Нет! - закричала я. - Дух, укрепи Старка! Заставь это существо уйти! 

И с шумом, похожим на звук бьющихся крыльев гигантской птицы, фантом исчез, камень провидца вновь стал прохладным, а Старк сидел напротив, хмурясь на меня.

- Чем ты здесь занимаешься? - Он потёр глаза. - Чего так расшумелась?

Я открыла рот, чтобы попытаться объяснить странный феномен, который я увидела, когда он тяжело вздохнул и лег обратно, легкомысленно отбросив покрывало и сонно указывая на меня. 

- Иди сюда. Не могу заснуть пока ты не обнимешь меня. И мне действительно нужно немного поспать.

- Да-а, хорошо, мне тоже надо вздремнуть, - сказала я, и нетвердой походкой поспешила к Старку; я свернулась у него под боком, а моя голова покоилась на его плече. - Знаешь, только что случилось кое-что странное, - начала я, но когда наклонила свою голову так, чтобы заглянуть в его глаза, губы Старка нашли мои. Удивление длилось недолго, и я погрузилась в поцелуй. Я чувствовала себя просто замечательно - так прекрасно быть рядом с ним. Его руки шарили по мне. Я прижалась к нему сильнее, когда его губы начали продвигались по изгибу моей шеи. - Я думала, ты говорил, что тебе нужно немного поспать.- Мой голос был сбивчивым.

- В тебе я нуждаюсь больше, - произнес он.

- Да, - сказала я. - Я в тебе тоже.

Затем, мы потеряли себя друг в друге. Прикосновения Старка прогнали прочь и смерть, и отчаяние, и страх. Вместе мы напоминали друг другу и о жизни, и о любви, и о счастье. Потом мы наконец уснули, а камень провидца оставался прохладным и забытым на моей груди между нами.

 

 1

Аурокс

Смертная плоть мужчины была нежной и мягкой.

Даже удивительно, насколько легко было уничтожить его - остановить биение его слабого сердца.

- Отвези меня в Северную Талсу. Я хочу прогуляться этой ночью, - сказала она. Это был приказ, который положил начало их вечера.

- Да, Богиня, - мгновенно ответил он, оживая в углу балкона на крыше, который принадлежал ему.

- Не называй меня Богиней. Называй меня...- Она выглядела задумчивой. - ...Жрицей. - Ее полные губы, накрашенные яркой красной помадой, приоткрылись. - Я думаю, будет лучше, если все просто будут называть меня Жрицей - о крайней мере на некоторое время.

Аурокс сжал кулак у сердца - этот древний жест почтения подсказал ему инстинкт, но все же было неловко, будто его принудили сделать это.

- Да, Жрица.

Жрица коснулась его и жестами велела следовать за ней.

И он последовал.

Он был создан для подчинения. Чтобы выполнять ее поручения. Повиноваться ее приказам.

Они влезли во что-то, что Жрица называла автомобилем, и мир сдвинулся с места. Жрица приказала ему изучить принцип работы машины.

И он наблюдал и учился, как она ему повелевала.

Потом они остановились и вышли из машины.

Улица пахла смертью и гнилью, упадком и развратом.

- Жрица, это не то место...

- Защищай меня! - отрезала она. - Но не пытайся опекать меня. Я всегда иду туда, куда хочу, и когда хочу, и делаю только то, что хочу. Твоя работа, нет, скорее твое предназначение - побеждать моих врагов. А мое предназначение - их создавать. Наблюдай. Быстро реагируй, когда я приказываю тебе защищать меня. Это все, что от тебя требуется.

- Да, Жрица, - ответил он.

Современный мир сбивал с толку. Слишком много сменяющих друг друга звуков. Слишком многого он не знал. Он будет делать как прикажет Жрица. Он оправдает свое создание и...

Но вдруг мужчина вышел из тени, преграждая Жрице дорогу.

- Вы слишком прекрасны находиться в столь позднее время в таком переулке, в компании всего лишь одного мальчишки. - Его глаза расширились, когда он обратил внимание на татуировки Жрицы. - Значит ты вампир и остановилась здесь, чтобы перекусить этим мальчиком? Может отдашь мне свой кошелек, а потом мы поговорим о том, как это быть с настоящим мужчиной?

Жрица вздохнула, казалось это наводит на нее скуку.

- Ты не прав в обоих случаях: Я не простой вампир, и он не мальчик.

- Эй, что ты хотела этим сказать?

Жрица проигнорировала мужчину и взглянула через плечо на Аурокса.

- А сейчас, ты должен защитить меня. Покажи мне, что ты за оружие. Я приказываю.

Он беспрекословно повиновался ей. Аурокс без колебаний ринулся на мужчину. Он надавил пальцами на глаза человека, который сразу же начал кричать.

Человеческий ужас струился, кормил его. Это было просто, как делать вдох, Аурокс впитывал боль, причиной которой был он сам. Сила человеческого ужаса разрасталась в нем, вызывая то жар, то холод. Аурокс чувствовал, что его руки твердеют, меняются, становясь все больше. То, что было обычными пальцами, стало когтями. Он вытащил их из глаз человека, когда кровь стала сочиться из его ушей. Со взятой силой боли и страха, Аурокс поднял мужчину и обрушил на ближайшую стену здания.

Мужчина снова закричал.

Какие замечательные, волнующие острые ощущения! Аурокс почувствовал еще более сильные пульсации изменений, происходящих в его тело. Человеческие ноги стали раздвоенными копытами. Мышцы ног укрепились. Его ребра расширились, разрывая рубашку, которая была на нем. И самым изумительным было, когда Аурокс ощутил толстые смертоносные рога, выросшие из его головы.

К тому моменту, как трое друзей этого мужчины вбежали в переулок ему на помощь, он уже перестал кричать.

Аурокс бросил мужчину в грязь и повернулся, чтобы загородить Жрицу от тех, кто полагали, что могут причинить ей вред.

- Что за чёрт? - Первый мужчина был явно в замешательстве.

- Я никогда не видел ничего подобного, - ответил второй мужчина.

Аурокс питался ужасом, который распространялся от них. От этого его кожа пульсировала холодным пламенем.

- Это что, рога? О, черт, только не это! Я сваливаю! - Третий мужчина развернулся и помчался туда, откуда пришел. Два других стали медленно отступать, широко раскрыв глаза, в шоке от происходящего.

Аурокс взглянул на Жрицу.

- Какой будет ваш приказ? - Отдаленной частью сознания он обратил внимание на звучание своего голоса... который стал таким гортанным, таким звериным.

- Их боль сделает тебя сильнее. - Жрица выглядела довольной. - И другим - более свирепым. - 

Она взглянула в сторону убегающего мужчин и ее полная верхняя губа скривилась в усмешке.

- Разве это не интересно... Убей их.

Аурокс двигался так быстро, что у ближайшего мужчины не было шансов спастись. Он пронзил его грудь, поднимая над собой так, что тот корчился, пронзительно кричал и наложил в штаны.

Это сделало Аурокса еще могущественнее.

С силой сброшенный с его головы, пронзенный человек врезался в здание и упал на землю смятый и безмолвный, рядом с первым человеком.

Другой человек не убежал. Вместо этого он вытащил длинный, на вид опасный нож и бросился на Аурокса.

Аурокс сделала ложный выпад в сторону и, когда человек потерял равновесие, лягнул своими раздвоенными копытами по его ногам, разбив его лицо, отчего человек упал вперед.

Тяжело дыша, Аурокс стоял над телами своих поверженных противников.Он развернулся к Жрице.

- Очень хорошо. - сказала она своим бесчувственным голосом. - Давай уберемся отсюда, пока не нагрянула полиция.

Аурокс последовал за ней. Он шёл тяжело, его копыта оставляли глубокие борозды в грязном переулке. Он стиснул свои когти в кулаки, в то время как пытался вспышку возбуждения, что переполняла его тело, и которая появилась с силой, которая подпитывала его безумие в бою.

Слабость. Он ощущал слабость. Даже больше. Там было что-то ещё.

- Чего ты там? - прикрикнула она на него, когда он немного заколебался, прежде чем сесть в машину.

Он покачал головой. 

- Я не знаю. Я чувствую...

Она рассмеялась. 

- Ты не способен чувствовать. Ты очевидно придумал себе это. Мой нож не чувствует. Мой пистолет не чувствует. Ты мое оружие; ты убийца. Смирись с этим.

- Да, Жрица. 

Аурокс сел в машину и позволил миру пронестись мимо него. Я не думаю. Я не чувствую. Я оружие.

Аурокс

- Чего уставился на меня? - спросила Жрица, одаряя его пристальным холодным взглядом своих зеленых глаз.

- Я жду ваших приказаний, Жрица, - ответил он автоматически, удивляясь, как вообще можно вызвать её недовольство. Они только что вернулись в её логово на вершине великолепного высотного здания под названием Майо. Аурокс прошел на балкон и просто стоял там, бесшумно, всматриваясь в Жрицу.

Она испустила длинный вздох. - В данный момент, у меня нет для тебя распоряжений. Тебе обязательно нужно всегда смотреть на меня?

Аурокс отвернулся, сосредоточившись на огнях города, и на том, как они заманчиво блестели на фоне ночного неба.

- Я жду ваших приказаний, Жрица, - повторил он.

- О, Боги! Кто бы мог подумать, что Сосуд, созданный для меня, будет столь же бессмысленным, как и его красота?

Аурокс почувствовал изменение в атмосфере до того, как Тьма материализовалась из дыма, теней и ночи.

- Бессмысленный, прекрасный и смертоносный...

Этот голос звучал в его голове. Огромный белый бык полностью сформировался перед ним. Его дыхание было зловонным, вдобавок приторным. Его взгляд был ужасен и прекрасен одновременно. Он был и тайна, и магия, и хаос, соединенные воедино.

Аурокс преклонил колени перед существом.

- Встань с колен. Поднимись и возвращайся туда... - Она пренебрежительно махнула рукой в сторону теней - в дальнем тихом уголке на краю крыши.

- Нет, я бы предпочел, чтобы он остался. Мне нравится смотреть на свои создания.

Аурокс не знал, что сказать. Это существо управляло его волей, но Жрица управляла его телом.

- Создания? - Жрица уделила особое внимание последней части предложения, не спеша двигаясь в сторону увесистого быка. - И часто ли ты делаешь такие подарки своим последователям?

Смех быка был ужасен, но Аурокс отметил, что Жрица даже не вздрогнула - вместо этого она казалось притягивалась к нему всё ближе и ближе, пока он говорил.

- Забавно! Ты действительно допрашиваешь меня. Не ревнуешь ли ты, моя бессердечная?

Жрица погладила рог быка.

- А должна?

Бык потерся о неё носом. Там, где его дыхание касалось Жрицы, шелк её платья съёживался, выставляя на показ гладкую, оголенную плоть.

- Скажи мне, веришь ли ты, что я стремился сделать тебе подарок?

Бык ответил Жрице собственным вопросом на ее сомнение.

Жрица моргнула и покачала головой, как будто была смущена. Затем она взглянула на Аурокса, все еще стоящего на коленях. 

- Мой господин, его целью является защита, и я готова делать все, что вы попросите, чтобы поблагодарить вас за него.

- Я приму твое соблазнительное предложение, но я должен объяснить тебе, что Аурокс не просто оружие защиты. У Аурокса есть одна цель, и это порождение хаоса.

В состоянии шока Жрица сделала глубокий вдох. Она быстро моргнула, и перевела взгляд с быка на него, а потом обратно на быка.

- Правда? - мягко спросила она, с благоговением в голосе. - С помощью одного единственного создания я могу повелевать хаосом?

Белые глаза быка были похожи на больную, заходящую луну.

- Все верно. Он несомненно всего лишь одно единственное создание, но его сила бесконечна. Он способен оставлять бедствия повсюду за собой. Он Сосуд, который является проявлением твоей глубочайшей мечты, и разве она не о кромешном и совершенном хаосе?

- Да, о да! - проворковала Жрица. Она вновь прислонилась к шее быка, лаская его бок.

- Ах, и что же ты намереваешься делать с хаосом, когда он в твоём распоряжении? Будешь разрушать города людей или править, как королева вампиров?

Улыбка Жрицы была одновременно прекрасной и ужасной. - Не королева. Богиня.

- Богиня? Но Богиня Вампиров уже существует. И тебе это хорошо известно. Раньше ты служила ей.

- Ты говоришь о Никс? Богиня, которая предоставляет миллионам своих последователей свободу выбора? Богиня, которая не вмешивается, потому что решительно верит в миф о свободе воли?

Ауроксу показалось, будто он смог услышать улыбку в голосе зверя, и удивился, как вообще такое возможно.

- Я подразумеваю Никс, Богиню Вампиров и Ночи. Ты используешь хаос, чтобы бросить ей вызов?

- Нет. Я хочу использовать хаос, чтобы свергнуть ее. Что если хаос угрожает мирозданию? Вмешается ли Никс вопреки своим собственным правилам, чтобы спасти своих детей? Отменит ли свой указ, который предоставляет людям свободу воли - предаст ли себя? Что случится тогда с ее божественным правлением, если Никс изменит то, чему суждено случиться?

- Я не могу ничего сказать, так как этого никогда раньше не случалось. - Бык фыркнул, как будто развлекаясь. - Но это удивительно интересный вопрос, - а ты знаешь, насколько мне нравится удивляться.

- Я только надеюсь, что продолжу удивлять вас снова и снова, мой господин.

- "Только" - такое маленькое слово... - сказал Бык.

Аурокс продолжал стоять на коленях на краю крыши ещё долго после того как Жрица и бык ушли, оставив его брошенным и забытым. Он стоял там, где был оставлен, всматриваясь в небо.

 

2

Зои

- Микроавтобус? Неужели? - Все, что я могла сделать, так это покачать головой и всматриваться в небольшую желтую записку, в которой свежими черными буквами по всей ее длине было начертано ДОМ НОЧИ. - Я хочу сказать, приятно, что мое обращение дошло до Танатос так быстро и нам разрешили вернуться в школу, но микроавтобус?

-Близняшка! Они прислали "тормознутый" автобус для нас! -сказала Эрин, хихикая.

- Близняшка, я знаю о чем ты, - сказала Шони.

- Я знаю, Близняшка. Не могу поверить, что злая стерва Неферет прислала за нами автобус для "тормозов", - продолжила Эрин.

- Нет, я не говорю, что Неферет подразумевала это. Я подразумеваю, он как-будто говорит "тормоза", - объяснила Шонни, закатывая глаза своей Близняшке.

-Я думаю, Шони права, и тебе необходимо расширить свой словарный запас. Ты слишком часто используешь одни и те же слова; это лишнее, - сказал Дэмьен.

Шони, Эрин, Стиви Рей, Рефаим и я с широко открытыми глазами смотрели на Дэмьена. Я знала, что мы все считали удивительным опять слышать как он одержим словарным запасом других, но мы не хотели ничего говорить, потому что боялись, что он может снова расплакаться и погрузится в свою депрессию, которая преследовала его с тех пор, как погиб Джек.

Афродита и Дарий выбрали именно этот момент, чтобы выйти из подвала вокзала и как всегда, Афродита провела черту между приличием и несчастьем, вызывая одно из ее надежных и истиных правил: Беспокойся о том, как это выглядит.

- О, какого черта. Я не сяду туда. Укороченный автобус предназначен для "отсталых", - сказала Афродита с улыбкой, откидывая волосы.

-Эй вы, все не так уж плохо. Я подразумеваю, это очевидно новый автобус. Зацените свежую черную надпись "Дом Ночи", - сказала Стиви Рей.

- Смысл тот же, что и в Общественном Самоубийстве, - огрызнулась Афродита, хмурясь на Стиви Рей.

- Я не позволю тебе испортить мой праздник. Мне нравится школа, - сказала Стиви Рей. Она шагнула в автобус, усмехнувшись Сыну Эреба, который без улыбки открыл для нее дверь.

- Жрица, - он встретил ее угрюмым кивком головы, а затем, полностью игнорируя моего собственного Сына Эреба, Дарий перевел взгляд на меня и, после еще более короткого кивка, сказал:

- Зои, я должен сообщить тебе и Стиви Рей, что заседание школьного Совета будет проводиться через 30 минут. Вы обе в нем участвуете.

- Хорошо, Старк дает понять всем остальным, что ты здесь, так что мы будем готовы отправиться через секунду, - сказала я улыбаясь, чтобы его лицо не выглядело как грозовая туча.

- Эй, вы все, пахнет чем-то новеньким! - завопила Стиви Рей. Я могла видеть только ее коротко подстриженные светлые кудряшки, которые подпрыгивали при каждом ее движении. Потом она выскочила из автобуса, спрыгнув вниз через ступеньки, чтобы взять руку Рефаима, и улыбнулась ему. - Хочешь сидеть на заднем сиденье со мной? Они словно пружинки!

- Серьёзно, - сказала Афроита. - Этот автобус идеально подходит для тебя; ты - тормоз. И я ненавижу быть единственной, кто объясняет тебе это - ой, постойте, это ведь ложь; я ведь не ненавижу это - но даже если Высший вампирский Совет действительно надавил на Неферет и заставил ее вернуть нас в Дом Ночи, нашего птицемальчика до сих пор не желают там видеть. Или ты забыла это после всего, чем бы вы двое не занимались одну-две секунды от заката до этого момента, пока он не был птицей?

Я увидела, как Стиви Рей сжала руку Рефаима.

- Я хочу, чтобы ты знала, то, что было после заката длилось намного дольше одной-двух секунд, и это не твое дело, чем бы мы ни занимались; кстати, Рефаим собирается ходить в школу. Так же, как и все мы.

Светлые брови Афродиты взлетели вверх.

- Ты ведь не шутишь,да?

- Нет, - решительно заявила Стиви Рей. - И ты должна понимать это лучше, чем кто-либо другой.

- Я? Понимать? Какого черта ты тут несешь?

- Ты не недолетка - ни красная, ни обычная. Ты не вампир. Возможно, даже не человек.

- Потому что она ведьма, - услышала я шепот Шонни.

-Из Преисподней,- прошептала Эрин в ответ.

Афродита сощурилась на Близняшек, но Стиви Рей не закончила.

- Так же, как и Рефаим, ты не совсем нормальная, но Никс благословила тебя - пускай никто из нас не понимает, почему она это сделала. В любом случае, ты едешь в школу. Я еду в школу. И Рефаим тоже. Конец.

- Стиви Рей дело говорит, - сказал Старк, когда присоединился к нам на парковке снаружи вокзала, остальные красные недолетки тянулись за ним. - Неферет не одобрит это, но Никс простила и благословила Рефаима.

- На глазах у всей школы, - быстро добавила Стиви Рей.

- Они знают, это, - прошептал ей Рефаим. Он перевел взгляд с нее на нас, который наконец остановился на мне. 

- А ты как думаешь? - он просто изумил меня вопросом. - Стоит ли мне попытаться пойти в Дом Ночи, или это послужит лишним поводом для неприятностей без причин?

Все уставились на меня. Бросив быстрый взгляд на каменное лицо Сына Эреба в автобусе я сказала: - М-м-м, ребята, не могли бы вы пойти вперед и сесть в автобус?

Мне нужно поговорить с моим...м-мм...- Я умолкла, жестом указывая на Афродиту, Стиви Рей и остальных моих близких друзей.

- Со своим кругом, - сказала Стиви Рей, улыбаясь мне. - Ты хочешь поговорить со своим кругом.

-И его окружением, - продолжил Дэмьен, кивая на Афродиту, Дария и Крамишу.

-Я усмехнулась: - Мне нравится! Ну ладно, ребята, пожалуйста, не могли бы вы, сесть в автобус пока я поговорю с моим кругом и его окружением?

- Я не уверенна, что мне нравится, когда меня называют окружением, - сказала Крамиша, пристально глядя на меня.

- Это значит... - начала Стиви Рей, но Крамиша остановила её, покачав своей головой. - Я знаю, что это означает. И повторяю, я не уверена, что мне это нравится.

- Может вы обсудите это позже, а сейчас заткнитесь и прислушайтесь к Зои, чтобы мы могли покончить со всем этим? - сказала Афродита, пока Крамиша хватала ртом воздух, сердито смотря на нее.

- И для протокола, - она окинула взглядом всех, кроме Дария. - Вы - Кучка-вонючка. А я - ваше напоминание о популярности и совершенстве.

Близняшки выглядели так, словно готовы были разобраться с Афродитой прямо сейчас, и поэтому я сказала:

- Ребята, сосредоточьтесь. Вопрос Рефаима слишком важен. - К счастью, это заставило всех замолчать и я жестом велела своему кругу, их окружению и Афродите следовать за мной к обочине, где нас бы не услышали красные недолетки, садящиеся в автобус. Я отчаянно пыталась осмыслить очень важный вопрос Рефаима.

Мой мозг закипал. Прошлая ночь была ужасной. Я посмотрела на Старка, и почувствовала как мои щеки зарделись. Ну ладно, может и не все было ужасно, но тем не менее, трудные вопросы наводнили мою голову. Я мысленно встряхнулась. Теперь я была не простым ребенком. Я была первой недолеткой Верховной жрицей и все ребята смотрели на меня и ожидали, что я знаю правильные ответы (ну, все, исключая геометрию, переводы с испанского, и параллельную парковку)

Прошу тебя, Никс, помоги мне подыскать нужные слова. Я послала ей быструю, безмолвную молитву, затем встретилась взглядом с Рефаимом и неожиданно осознала, что не мой ответ нам нужен.

- Чего ты хочешь? - спросила я его.

- Ну-у, он хочет... - Начала Стиви Рей, но моя поднятая рука заставила мою лучшую подругу замолчать.

- Нет, - сказала я. - Я спрашиваю не о том, в чем, по твоим словам, нуждается Рефаим, и даже не о том, чего хочешь ты для него. Я хочу услышать ответ непосредственно от Рефаима. Ну так, что это? Чего ты хочешь? - повторила я.

Рефаим выстоял перед моим взглядом. -Я хочу стать нормальным, - сказал он.

Афродита фыркнула:

- Грустно, нормальный плюс подросток равносильно идти в дурацкую школу.

- Школа не дурацкая, - сказал Дэмьен, а затем повернулся к Рефаиму, - Но она права насчёт части о нормальности. Ходить в школу - так делают нормальные дети.

-Ага, - сказала Шони

-Отстойно, но так оно и есть, - сказала Эрин. - Кроме того, это еще и отличный шанс продемонстрировать свои новые наряды.

-Ты права, Близняшка, - поддержала Шони.

- Что это значит? - спросил Рефаим у Стиви Рей.

Она улыбнулась ему. - Попросту говоря, ты поедешь в школу вместе с нами.

Он улыбнулся ей , любовь и теплые чувства переполняли его лицо. Когда он смотрел, то на Стиви Рей, то на меня - это чудесное выражение все еще было там, и я не могла не улыбнуться ему в ответ.

- Если нормальность заключается в том, чтобы посещать школу, значит это действительно то, чего я хочу. Если, конечно, это не вызовет слишком много проблем.

- Проблемы конечно будут, не питай напрасных надежд по этому поводу, - сказал Дарий.

- Ты считаешь, что ему лучше остаться? - спросила я.

- Я этого не говорил. И с тобой я согласен - это его выбор, его решение, но Рефаим, тебе следует понять, что было бы намного проще, если бы ты остался здесь - подальше от всего этого - хотя бы до тех пор, пока Неферет и Калона сделают следующий шаг.

Мне показалось, будто Рефаим съежился при упоминании своего отца, но он кивнул и сказал:

- Я понимаю, но я устал от того, что приходится скрываться в темноте, в одиночестве. - Он вновь оглянулся на Стиви Рей и затем на нас. - И я могу понадобится Стиви Рей.

- Ой, да ладно, ты прекрасно знаешь, что вся эта наивная ерунда, как "Давайте позволим птицепарню решать" или "Я могу понадобиться Стиви Рей" работает только в теории , но в действительности, мы будем ходить по кампусу, где чокнутая, ненавидящая нас, Верховная жрица, будет использовать все, что в ее силах, чтобы добраться до нас, а особенно до тебя, Зет. Не говоря уже о Драконе - главе Сыновей Эреба, и, определенно, мы действуем неразумно, приводя в кампус парня, который убил его жену. Неферет собирается использовать Рефаима против нас. Дракон поддержит ее. Сучка собирается разрушить все веселье.

- Ну-у, - протянула я. - Это не в-первые.

- Могу я кое-что добавить? - Дэмьен поднял руку, словно он находился в классе, и хотел, чтобы его вызвали.

- Конечно, дорогой, ты не должен поднимать руку, - сказала я.

- О, ладненько, спасибо. Я хочу напомнить вам, что когда Никс появилась в Доме Ночи, она даровала Рефаиму прощение и своё благословение, тем самым дав позволение принять Рефаима в наш мир. Неферет не сможет вновь выступить против этого ... по крайней мере, открыто. И Дракона это тоже касается, как бы сильно они не хотели обратного.

- Но они снова выступят против, - сказал Старк. - Неферет спросила Дракона, сможет ли он принять Рефаима, и он ответил "нет", после чего она выставила Рефаима за приделы кампуса. Стиви Рей назвала все это ерундой - и именно поэтому все закончилось тем, что нам пришлось уехать.

- Ага, и только то, что Высшему совету удалось надавить на Неферет, и та разрешила нам вернуться на занятия, вовсе не значит, что нас там действительно примут. Я гарантирую, что и она, и Дракон, и, возможно, уйма других людей, не станут мириться с этим. - Афротита указала на Рефаима.

Дэмьен заговорил еще до того, как я смогла что-либо произнести. 

- Что ж, правда в том, что ни Неферет, ни Дракон не смогут игнорировать желания Богини.

- Игнор.. что? - спросила Шонни.

- Рировать..кто? - добавила Эрин.

- Это значит не обращать внимания, - объяснила за Дэмьена Стиви Рей. - И это действительно интересное замечание. Никто не сможет игнорировать Богиню, даже Верховная жрица.

- Вы можете себе представить, что скажет об этом тугозадый Высший совет? - закатила глаза Афродита. - Выводок котят - они спустили с небес на землю предостаточно таких парящих в облаках котят. Каждого из них.

Я моргнула, и внезапно ощутила нестерпимое желание обнять Афродиту. Что ж, желание быстро прошло, но всё же..

- Афродита, - сказала я. - Ты гений! Как и Дэмьен.

- Конечно я такая, - самодовольно произнесла Афродита.

- Ты собираешься рассказать про Неферет и Дракона Высшему совету, не так ли? - поинтересовался Дэмьен.

- Думаю, "рассказать" - не совсем точное определение. Мм, у кого-нибудь есть с собой ноутбук? - спросила я.

Дэмьен похлопал ремешок на своём плече. - Конечно. У меня в ранце.

- Человек-мешок, - съязвила Шонни

- Проще говоря, - добавила Эрин.

- Это Европейский ранец, - решительно заявил Дэмьен.

- С условием, что у него есть оперение... - сказала Эрин.

- И он крякает... - сказала Шонни.

- В любом случае, я рада, что у тебя с собой компьютер. - Я подскачила к Дэмьену, прежде, чем он смог похвастаться им. - У тебя ведь установлен Скайп?

- Да, -ответил он.

- Отлично. Мне нужно одолжить ноутбук на заседание Совета, надеюсь ты не против?

- Без проблем, - сказал Дэмьен, при этом вопросительно подняв брови.

- Что ты задумала? - спросила Стиви Рей вместо него.

- Ну, когда я просила о помощи Танатос - вернуть нас в школу, я не упомянула об одной детали, что мы создали, в некотором роде, свой собственный Дом Ночи, но мы по прежнему будем ходить на занятия в наш истинный Дом Ночи.

- Мы должны придумать новом неподражаемое имя для нашего дома, - сказала Шони.

- Оооо, ты права, близняшка! - поддержала Эрин.

- Эй, раз уж это склад, как на счет "Склад Горшков Дома Ночи"? - поинтересовалась Шонни.

Я посмотрела на них. Покачав головой, я твердо произнесла:

- Никакого "Склада Горшков". - Потом я вернулась к своей начальной мысли. - Но мне нужно поговорить по Скайпу с Высшим вампирским Советом и получить разрешение на то, что мы хотим сделать. Заседание школьного Совета идеально подходит для этого, главным образом потому, что я уверенна, что Неферет понравится, если я попрошу ее присутствовать при моем звонке.

- Зет, звучит как дерьмовый план. Неферет будет ласково разговаривать с Высшим советом и обязательно найдет способ исказить все, что ты скажешь, чтобы выставить тебя безрассудным подростком, - сказала Афродита.

- Это и будет моим преимуществом, - сказала я. - Я не буду безрассудным подростком, я буду молодой Верховной жрицей, которая раскажет Высшему совету все детали об удивительном, сверхъестественном даре Никс супругу нашей Красной Верховной жрицы - Рефаиму, и что он чрезвычайно взбудоражен из-за начала занятий в школе Дома Ночи города Талса. Я уверена, что они даже захотят поздравить Неферет - такую удивительную Верховную жрицу, которая продолжает справляться со всеми изменениями, продолжающимися здесь.

- Хитро. Мне нравится, - сказала Афродита. - Ты поставишь Неферет и даже Дракона в такое положение, что если они скажут "черт возьми, нет, мы не примем птицемальчика," или если стерва начнет жаловаться на это, они выставят себя в плохом свете - споря с чудом Никс.

- Этот путь все еще не кажется простым, - сказал Старк.

Рефаим выдержал его взгляд. 

- Не имеет значения, насколько труден будет путь, в любом случае этот лучше, чем то, что приведет меня к темноте, ненависти и смерти. И я думаю, вы понимаете о чем я говорю.

- Я знаю, - произнес Старк, возвращаясь к своему решительному взгляду.

- И я знаю, - согласилась Стиви Рей

- Мне тоже знакомо, - добавила я.

- Значит решено. Рефаим возвращается в Дом Ночи вместе с нами, - заявил Дарий.

- Ладно, но погодите. Неужели это значит, что мы должны сесть в этот треклятый укороченный автобус? - спросила Афродита.

- Да, - хором ответили мы.

Я засмеялась и почувствовала наконец облегчение после всех этих дней; я забралась в автобус вместе с друзьями, и, когда мы расселись по своим места, уткнулась в плечо Старка. Он едва взглянул на меня. И в тот момент я поняла, что он мало разговаривал со мной (или кем-то еще) с тех пор, как мы проснулись. Вспоминая то, как близки мы были - как он прикасался ко мне, опять делая этот мир правильным - и покусывая губу, я осознала, что окончательно запуталась. Я бросила еще один незаметный взгляд на него. Он смотрел в окно. И выглядел уставшим. Действительно уставшим.

- М-мм, что с тобой? - спросила я, когда автобус подпрыгнул на улице Цинциннати направляясь к центру города.

- Со мной? Ничего.

- По-правде говоря, ты выглядишь действительно уставшим. Ты хорошо себя чувствуешь?

- Зои, ты разбудила меня и позволяла спать в течение большей части дня вчера. А потом ты позвонила Танатос, чтобы привести в движение наше "возвращение в школу", что была совсем не тихая и спокойная беседа. И как только я заснул, ты опять разбудила меня своими воплями. Заниматься любовью было восхитительно. - Он остановился, на секунду улыбнулся и выглядел почти нормальным. Но потом он открыл свой ​​рот и разрушил это ощущение. - Но потом ты сильно ворочалась прежде чем вырубится. И я долго не мог заснуть. Так что я устал. Это все.

Я моргнула, глядя на него. Дважды. И старалась не чувствовать, как будто я только что получила оплевуху. Совладав с голосом, потому что я не хочу иметь дело со всеми советами моих друзей, я сказала: 

— Ладно, отбросив в сторону все вещи типо "я-звонила-Танатос-чтобы -вернуть-нас-в-школу", которые я сделала, потому что была назначена Верховной жрицей, а также тот факт, что ты пришел ко мне, и когда все, что я хотела сделать это крепко обняться и поспать, моя мама умерла, Старк. Никс позволила мне увидеть ее приход в Потусторонний Мир. На данный момент я не знаю, как и почему это произошло. Я стараюсь изо всех сил действовать полу-нормально. Я даже еще не разговаривала со своей бабушкой.

— Это верно, ты не позвонила. Я говорил тебе, что ты должна позвонить ей сразу - или по крайней мере позвонить своей маме. Что, если это был всего лишь сон?

Я посмотрела на Старка в полном неверие, изо всех сил пытаясь сдержать свой голос и свои эмоции под контролем:

— Ты единственный человек в этом мире, кто должен понимать лучше, чем кто-либо еще, что я могу определить разницу между действительно видеть Потусторонний мир или видеть сон с ним.

— Да, я знаю, но...

— И ты говоришь, я должна была пережить все это и не помешать твоему драгоценному сну? Ну,разве что, заняться с тобой сексом!

Я закрыла рот и постаралась выглядеть обычной, когда увидела, что Афродита уставилась на меня с немым вопросом на лице.

Старк сделал длинный выдох: 

- Нет, это не то, о чем я говорил. Мне очень жаль, Зет. - он взял мою руку в свои. - Правда. Я вел себя как тупица.

- Определенно, - сказала я.

- Еще раз прости, - сказал он и толкнул мое плечо своим, - Мы можем закончить этот разговор?

- Да, - ответила я.

- Из-за всего происходящего я становлюсь усталым и тупым. А что касается твоей мамы.. то мы не знаем, что же на самом деле произошло и мне кажется, что этот факт достаёт нас обоих. Но не важно, главное, что я люблю тебя, даже если я ничтожество. Ну как? Лучше?

- Ну-у.. Да.. Лучше, - сказала я.

Все еще позволяя ему держать меня за руку, я посмотрела в окно, как раз тогда, когда мы повернули на Фифтин-стрит, проезжая мимо Гампи Гарден, возле которого в воздухе всегда витал аромат кедрового ореха, и поехали вниз по Черри-стрит. К тому времени как мы доехали до Утика и проезжали Твенти-ферст, я окончательно расстроилась, беспокоясь о моих маме и бабушке — возможно Старк был прав подвергнув сомнению мои предположения, что это было видение. Ведь я до сих пор ничего не слышала от бабушки. Что, если все это было плохим сном...

- Это всегда так мило. - раздался голос Дэмьена с переднего сидения, которое он выбрал для себя машинально. - Когда смотришь туда отсюда, трудно поверить, что там произошли такие страшные, разбивающие сердце события.

Услышав, что он говорил, всхлипывая от рыданий, я сжала руку Старка, перед тем как оставить его и шатаясь по проходу села рядом с Дэмьеном.

- Ну же, - сказала я, сплетая его пальцы со своими. - Ты так же должен помнить те изумительные, радостные события, происходящие здесь. Никогда не забывай, что именно здесь ты познакомился с Джеком и вы полюбили друг друга.

Дэмьен изумленно посмотрел на меня и мне показалось, что он выглядел грустным, но очень, очень мудрым.

- Как ты справляешься с потерей Хита?

- Я скучаю по нему, - искренне ответила я. Затем добавила - Но я не хочу, чтобы меня, как Дракона, пожирало уныние.

- И я не хочу, - смягчившись произнес Дэмьен. - Даже несмотря на то, что иногда это действительно непросто.

- Это не продлится слишком долго.

Он кивнул, плотно сжав губы, словно вот-вот расплачется.

- Ты пройдешь через это, - сказала я. - И я тоже. Мы сможем. Вместе, - решительно сказала я.

Позже мы проехали через железные ворота , на которых посередине был изображен повернутый полумесяц, и направились в сторону входа в школу.

- Заседание школьного Совета начинается в семь тридцать, - объявил Сын Эреба, как только автобус остановился. -Занятия начинаются ровно в восемь часов, как и положено.

- Спасибо, - сказала я ему, как будто он в самом деле говорил дружелюбно (или хотя бы уважительно). Затем я взглянула на мой телефон: 7:20 вечера. Десять минут до заседания и сорок до начала занятий. Я встала и посмотрела на группу заметно нервничавших детей.

- Ладно, - сказала я. - Просто идите в ваши старые комнаты и и ждите следующих указаний. Стиви Рей, Старк и я пойдем на заседание Совета и, как они и говорили на острове Скай, получим Рефаиму и вам постоянное расписание занятий.

- А как же я? Разве я не пойду на заседание?- спросила Крамиша. - Там почти всегда скучно, но я уверена, сегодня будет повеселее чем обычно.

- Ты права, - сказала я. - Самое время им уже начать приглашать тебя вместе со Стиви Рей и мной.

- А куда мне идти? - спросил Рефаим с задней части автобуса.

Я размышляла, пытаясь понять, куда ,черт побери, ему надо было пойти, когда Дэмьен встал позади меня:

- Ты можешь пойти со мной... по крайней мере сегодня. Если это устраивает Зои и Стиви Рей.

Я улыбнулась Дэмьену. Не думаю, что я когда-либо так гордилась им. Каждый стал бы беспокоиться о нем и обращаться с ним, как будто он может впасть в истерику в любую секунду, так что если он ухватился за Рефаима, никто и низачто не задал бы ему и вопроса — они слишком боятся растроить Дэмьена.

- Спасибо, - сказала я.

- Это действительно замечательная идея, Дэмьен, - сказала Стиви Рей.

- Ладно. Попробуйте вести себя нормально, - сказала я. - Встретимся на этом же месте после занятий.

- Моим первым уроком были Чары и Ритуалы, - я расслышала, как Афродита бормотала Дарию. - И преподает это новая вампирша, которая выглядит так, будто ей двенадцать. Это должно быть забавно.

- Запомни, - сказала Стиви Рей, одаривая Афродиту твердым взглядом, которая в свою очередь, полностью её игнорировала. - Будь паинькой.

Мы вывалились из автобуса. Я видела как трудно было Стиви Рей разрешить Рефаиму пойти с Дэмьеном. Мы действительно не знали, сможет ли он присоединиться к нашему миру, но мы понимали, что возможность принять и рассматривать его как обычного ребенка, которым он стремился быть, была скудной, даже совсем ничтожной.

Когда Стиви Рей, Старк, Крамиша и я остались наедине, я спросила:

- Готовы войти в львиное логово?

- Я думаю, что это намного опаснее, нежели погрузиться в отвратительное осиное гнездо, - сказала Крамиша. - Но я готова.

— Я тоже. Давайте оседлаем и сделаем их.

- Идет, - сказала я.

- Идет, - повторили они.

И мы вошли в будущее, которое всегда заставляет мой желудок сжиматься и чувствовать себя, как при расстройстве кишечника , которое собирается свалить меня в любой момент.

О, черт.

 

3

Калона

Ему не нужно было долго летать, чтобы разыскать своих сыновей. Калона следовал за нитью, что связывала его с потомками. Мои преданные дети, думал он, пока кружил над холмистой местностью, покрытой деревьями, менее населенной и более лесистой, которая находилась совсем недалеко на юго-западе от Талсы. В самой верхней части высочайших горных хребтов, Калона опустился с неба, легко лавируя между толстыми, зимними обнаженными ветвями и приземлился посередине небольшой поляны. Вокруг него, встроенные непосредственно в деревья, были три деревянных сооружения, сырые, но крепко сколоченные. Острый взгляд Калоны был направлен на их окнах, где алые круги светили в его сторону.

Он развел руками.

- Да, мои сыновья, я вернулся !

Звук крыльев был бальзамом для его душу. Они материализовались из рельефа лачуг и преклонили колени перед ним, пресмыкаясь и с уважением. Калона посчитал их... семеро.

- Где остальные?

Пересмешники беспокойно переглядывались , но только одно лицо было поднято, встречая его взгляд, и только один шипящий голос ответил.

- Ссскрываются на западе. Зззатерянные в земле.

Калона изучал своего сына, Нисрок, сравнивая различия между этим пересмешником и тем, кто когда-то был его любимым ребенком. Нисрок был почти таким же развитым, как Рефаим. Его речь была почти человеческой. Его ум был почти проницательным. Но это почти - и была та тонкая грань различий между ними, которая сделала Рефаима, а не Нисрока, тем сыном, на которого Калона полагался.

Калона стиснул и разжал челюсти. Он был глуп, расточая столько своего внимание на одного лишь Рефаима . У него было много сыновей, из которых он выбрал и указал главного. Это был Рефаим, которого он потерял, когда тот решил уйти. У Рефаима был только один отец, и он нашел ему ничтожную замену в лице богини и вампирши, которая никогда не сможет по-настоящему любить его. 

- Хорошо, что вы здесь, - сказал Калона, отрезав мысли об отсутствии сына. - Но я бы предпочел, чтобы вы все оставались вместе и ждали моего возвращения.

— Я не смог удержать их,— сказал Нисрок.— Рефаим мертв...

— Рефаим не мертв!— взорвался Калона, в результате чего Нисрок задрожал и склонил голову. Крылатый бессмертный остановился и вернул самообладание, прежде чем продолжил:

—Хотя для него было бы лучше, если бы он был мертв.

— Отец?

— Он выбрал сторону красной Жрицы и ее Богини.

Группа Пересмешников зашипела и съежились, будто он ударил их.

— Воззззможно? Как? - спросил Нисрок.

— Это возможно из-за женщин, и их манипуляций,— туманно ответил Калона. Он слишком хорошо знал, как можно стать их жертвой. Он даже был унижен...

Внезапно осознав это, бессмертный сощурился и сказал больше для себя, чем для своего сына:

- Но их манипуляции не последнее! - Он покачал головой и слегка улыбнулся. - Почему я подумал об этом раньше? Рефаим устанет быть домашним животным той Красной, и когда он поймет, что совершил ошибку - ошибку, которая не полностью его и его одиночества. Красная манипулировала им, развратила его, настроила его против меня. Но это временно! Когда она отвергнет его, потому что в конечном счете так и будет, он покинет Дом Ночи и вернется ко мне...

Калона оборвал слова, быстро принимая решение.

- Нисрок, возьми с собой двух своих братьев. Возвращайтесь в Дом Ночи. Наблюдайте. Будьте бдительны. Следите за Рефаимом и Красной. Когда подвернётся удобный случай - поговорите с ним. Скажите ему, что пускай он совершил ужасную ошибку и отвернулся от меня... - 

Калона остановился, нервно стискивая и разжимая челюсти - крайне неудобно с печалью и одиночеством, что разливались в нем всякий раз, когда он слишком долго думал о выборе Рефаима. Крылатый бессмертный упорядочил свои мысли, отдал приказ чувствам, и продолжил давать напутствия Нисроку.

- Скажи Рефаиму, что хотя, оставив меня, он и совершил ошибку, его все еще ожидает место на моей стороне, но было бы лучшей службой, если бы он остался в Номе Ночи, даже после того, как захочет уйти.

- Он шшшпион! - сказал Нисрок, и другие Пересмешники вторили его возбуждению характерным карканьем.

- Да, он шпион, но в данный момент он может об этом не знать, - сказал Калона, и затем продолжил, - Ты понял, Нисрок? Наблюдайте за ним. Оставайся невидимым для всех, кроме Рефаима.

- Не убивая кровосссосов??

- Нет, если вам не угрожают... затем поступайте как угодно, не беря никого в плен и не убивая ни одной Верховной Жрицы, - приказал Калона медленно и отчетливо. - Неблагоразумно без нужды сердить богиню, поэтому Верховные Жрицы Никс не должны быть убиты. - Он неодобрительно взглянул на сына, вспоминая своего другого ребенка, который чуть не убил Зои Редберд не так давно, и который умер из-за нее. - Ты понял мой приказ, Никрос?

- Да. Расссссказать ему. Наблюдать зза Рефаимом. Шшшпионить зза Рефаимом.

- Выполни это и вернись до того, как наступит рассвет. Лети высоко. Лети быстро. Лети бесшумно. Почувствуй себя ночным ветром.

- Ссслушаюсь, Отец.

Калона огляделся, кивая в толщу окружающего леса и оценивая то обстоятельство, что его дети нашли изолированную местность на высоте, на которой они гнездятся.

- Люди.. они не приходят сюда? - поинтересовался он.

- Только охотники, и никто большшшше, - ответил Нисрок.

Калона поднял брови. - Вы убили людей?

— Да. Двоих. — Нисрок двигался взволновано и возбужденно.— Мы ссссбросили их со сскалы.— Он указал на небольшое пространство перед ними и Калона любопытно шагнул вперед, чтобы осмотреть низ крутого склона хребта, где массивные линии электропередач, которые несли электрическую магию в современный мир, растягивались вдоль него. Люди расчистили участок, окруженный высокими опорами так, что земля сужалась от него до широкой ленты, которая простиралась до самого горизонта. На этом участке, очищенном от деревьев и кустарника, обнажились зазубренные пласты Оклохомского песчаника, чистого и смертоносного, возвышающегося в небеса.

- Отлично, - сказал Калона, кивая в знак признательности. - Вы провернули это так, будто бы несчастный случай. Хорошо сделано. - Затем он повернулся назад к поляне и Пересмешникам, которые сосредоточили свое внимание исключительно на нем. - Это место выбрано удачно. Я хочу, чтобы все мои сыновья окружили меня здесь. Нисрок, отправляйся в Дом Ночи Талсы. Исполни мой приказ. Остальные летите на запад. Призовите ваших братьев - отправляйте их ко мне. Мы будем ждать их здесь. И здесь мы будем наблюдать. Здесь мы будем готовиться.

-Готовитьссся ? К чему, отец? - спросил Нисрок, склонив голову.

Калона мыслил о том, как его тело было захвачено, как его была душа оторвана от него и отправлена в Потусторонний мир. Он думал о том, как после его возвращения, она хлестала его, порабощала его, и относилась к нему, словно к своей собственности.

- Мы готовимся к уничтожению Неферет, - сказал он.

Рефаим

Все смотрели на него с подозрением. Рефаим ненавидел это, но он понимал их. Он был врагом. Он убил одного из них. Он был монстром.

Правда была в том, что он все еще мог быть монстром.

Начался третий урок и профессор, представившиеся как Пентасилея, которая потом рассказывала о книге, написанной древним вампиром по имени Рэй Брэдбери, под названием "451 градус по Фаренгейту", а также о важности свободы мысли и слова; Рефаим пытался изобразить на его новом человеческом лице некое подобие внимания и интереса, но его внимание продолжало ускользать. Он хотел послушать профессора и больше ни о чем не беспокоиться кроме того, что она называла "расшифровка символики", но мысль об изменении из парня в ворона делала его одержимым.

Это было как болезненно и страшно, так и столь волнующе.

И он почти ничего не помнил, из того, что случилось с ним после этого.

Образы и ощущения - это все, что осталось с ним с того дня, как он превратился в ворона.

Стиви Рей сопровождала его от глубоких подземных туннелей до ближайшего дерева у склада - то, которое не так давно укрыло их от обжигающего солнца.

- Теперь возвращайся во внутрь. Рассвет наступает, - сказал он ей, нежно касаясь щеки.

- Я не хочу оставлять тебя, - сказала она, обвивая его руками и прижимаясь ближе.

Он только на мгновенье позволил себе вернуться в объятия, а затем аккуратно убрал ее руки, которые обвивались вокруг него, и решительно подвел ее обратно к полумраку входа в подвал.

- Спускайся. Ты устала. Тебе нужно поспать.

- Я буду смотреть пока ты, ну-у, понимаешь... Птица.

Она прошептала последнюю часть, словно если не произносить этого , что-то изменится, чтобы это ни было. Возможно это было глупо, но заставляло его улыбаться.

- Не имеет значения, скажешь ты это или нет. Это все равно произойдет.

Она вздохнула.

- Я знаю. Но все равно не хочу оставлять тебя. - Стиви Рей рванулась вперед, на встречу солнечному утру, и взяла его руку.

- Я хочу, чтобы ты знал, что я здесь ради тебя.

- Я не верю, что птица много знает о человеческом мире, - сказал он, потому что не знал, что еще сказать.

- Ты же не собираешся быть любой птицей. Ты собираешся превратиться в ворона. И я не человек. Я вампир. Красная. Плюс, если я не останусь здесь, как ты узнаешь куда вернуться?

Он услышал как она всхлипнула от душивших ее рыданий, что больно кольнуло его сердце.

Рефаим поцеловал ее руку.

- Я буду знать. Клянусь. Я всегда смогу найти дорогу домой к тебе. - Он был готов слегка подтолкнуть ее ко входу в подвал, когда тошнотворная боль пробрала все его тело.

Оглядываясь назад он понял, чего ему следовало бы ожидать. Как могло пройти безболезненно изменение формы из человека в ворона? Но Стиви Рей была его миром - простым, но полным счастья - брать ее на руки, целовать ее, держать ее еще ближе...

В своё свободное время он не размышлял о звере.

По крайней мере, в следующий раз он будет готов.

Боль пронзила его. Он слышал, как крик Стиви Рей вторил эхом его собственному. Его последней человеческой мыслью было беспокойство за нее. Его последнее человеческое воспоминание - ее плач и покачивание головой взад и вперед. Она потянулась к нему, как только животное полностью поменялось местами с человеком. Он вспомнил, расправляя свои крылья, словно потянулся после заточения в крошечной могиле. Или в клетке. И полет.

Он помнил полет.

На закате он нашел себя замерзшим и полностью голым под тем же деревом возле склада. Как только он надел свою одежду, которая была аккуратно сложена для него на маленькой табуретке, Стиви Рей выскочила из подвала.

Без колебаний она бросилась в его объятия.

- Ты в порядке? В самом деле? Ты в порядке? - повторяла она, осматривая его и ощупывая руки, будто ища сломанные кости.

- Со мной все хорошо. - заверил ее он. Это произошло когда он понял, что она плачет. Он обхватил ее лицо своими руками и спросил, - Что такое? Почему ты плачешь?

- Это причиняет тебе боль. Ты кричал так, будто это убивает тебя.

- Нет,- солгал он. - Все было не так уж и плохо. Просто неожиданно.

- Правда?

Он улыбнулся — как же он любил улыбаться — и обнял ее своими руками, целуя ее светлые кудри, и обнадежил ее.

- Правда.

- Рефаим?

Рефаим был вырван из прошлого в настоящее из-за звука его имени, которое произнес профессор.

- Да? - отозвался он с вопросом в голосе.

Она не улыбнулась ему, но также не дразнила или не делала замечаний ему. Она просто сказала:

- Я спросила, что по-твоему мнению значит цитата на странице семь. Та, где Монтэг говорит, что лицо Клариссы светится будто "хрупкий, матово-белый кристалл" и "необычно ровное, исключительное, мягкое успокаивающее мерцание свечи". Как ты думаешь, что Брэдбери пытается сказать о Клариссе этим описанием?

Рефаим был совершенно изумлен. Профессор задала ему вопрос. Как будто он был просто еще одним принятым-мечтательным-нормальным недолеткой. Нервничая, и чувствуя себя совершенно беззащитным, он открыл рот и выпалил первое, что пришло ему на ум.

- Я думаю, что он пытался сказать, что эта девушка уникальна. Он признает, насколько она особенна, и ценит ее.

Брови профессора Пентасилеи поднялись и его сердце невероятно забилось - Рефаим подумал, что она собиралается его высмеять.

- Интересный ответ, Рефаим. Возможно, если бы ты сосредоточил свой разум больше на книге и меньше на других вещах, твои ответы будут развиваться от интересных к невероятным,- отметила она сухим практичным голосом .

- Ссспасибо, - заикнулся Рефаим, его лицо покраснело.

Пентиселея слегка кивнула головой в знак признательности, прежде чем перейти к студенту в передней части класса и спросить: 

- А как насчет ее последнего вопроса для него в этом эпизоде? "Ты счастлив?" Какую важность он несет?

- Хорошая работа, - Дэмьен прошептал из-за стола рядом с Рефаимом.

Рефаим не мог говорить. Он только кивнул и попытался постигнуть, что он почувствовал и как полегчало на душе.

- Ты знаеш, что произошло с ней? Этой особенной девочкой? - Шепот шел от недолетки, сидящего прямо перед Рефаимом. Он был невысоким, мускулистым парнем с грубым профилем. Рефаим мог легко разглядеть презрение на его лице, когда он взглянул на него через плечо.

Рефаим покачал головой. Нет, он не знал.

- Она была убита из-за него.

Рефаим почувствовал, как будто его ударили в живот.

- Дрю, у тебя был комментарий о Клариссе?- спросила профессор, снова изгибая брови.

Дрю беспечно пожал плечами. 

- Нет мэм, я просто даю птицемальчику немного проникнуть в суть будущего. - Он сдела паузу и посмотрел через плечо, перед тем, как добавить, - Я говорю о будущем книги.

- Рефаим. - Профессор проговорила его имя голосом, который становился жестче. Рефаим был удивлен почувствовав его силу на своей коже. - В моем классе все недолетки равны. Всех называют по именам. Его имя Рефаим.

- Профессор Пи, он не недолетка, - сказал Дрю.

Рука профессора спустилась к верхушке ее трибуны и вся комната завибрировала от звука и энергии.

- Он здесь. И пока он здесь, в моем классе, к нему будут обращаться как любой другой недолетке.

- Да, мэм , - сказал Дрю, склонив голову в знак уважения.

- Хорошо. Теперь, когда мы выяснили это, давайте обсудим творческую прграмму, которую вы выполните для меня. Я хочу чтобы вы сделали ваш выбор и предоставили мне один из многих символических компонентов, которые Брэдбери использует в этой замечательной книге ...

Рефаим держался очень тихо, в то время как внимание класса перенеслось от него и Дрю обратно к книге. "Она умерла из-за него" - снова и снова прокручивалось в его голове. Мысль Дрю была понятна. Он говорил не о герое из книги. Он имел в виду Стиви Рей, что ее убьют из-за него.

Никогда. До тех пор пока он дышит, он не позволит чему-либо или кому-либо причинить вред его Стиви Рей,

Когда прозвенел звонок, чтобы отпустить их с урока, Дрю проводил Рефаима взглядом, полным непоколебимой ненавистью.

Рефаиму приходилось сдерживать себя от нападения на него. Враг!.. кричала его прошлая сущность. Уничтожь его! Но Рефаим стиснул челюсти и вернул взгляд Дрю, не мигая, когда недолетка грубо толкнул его проходя мимо.

И не только глаза Дрю смотрели на него с ненавистью. Все они посылали ему взгляды, которые колебались между враждебными и растерянными, и даже испуганными.

- Эй, - сказал Дэмьен, выходя из класса вместе с ним. - Не давай Дрю доставать себя. У него когда-то были взгляды на Стиви Рей. Он просто завидует.

Рефаим кивнул и подождал, пока они не оказались снаружи, за пределами слышимости остальных студентов. Затем он, спокойно, ответил.

- Дело не только в Дрю. Все они. Они все ненавидят меня.

Дэмьен жестом показал ему следовать за ним в сторону от тропы, потом не остановился и сказал.

- Ты знал, что будет нелегко.

- Это правда. Я просто... - Рефаим остановил себя и покачал головой. - Нет. Просто это правда. Я знал, что им будет трудно принять меня.

Он встретился с взглядом Дэмьена. Недолетка выглядел измученным. Горе состарило его. Его глаза были красными и пухлыми. Он потерял любовь всей своей жизни, но прямо сейчас он относился к Рефаиму ласково. 

- Спасибо, Дэмьен, - закончил он.

Демьен почти улыбнулся.

- За то, что говорю тебе, что это не будет легко?

- Нет, за то, что так добр со мной.

- Стиви Рей мой друг. Эта доброта, которую я проявляю, ради нее.

- Тогда ты замечательный друг, - сказал Рефаим.

- Если ты на самом деле тот перень, каким по мнению Стиви Рей являешься, то обнаружишь, что, будучи на стороне Богини, ты заведешь много замечательных друзей.

- Я на стороне Богини, - ответил Рефаим.

- Рефаим, если бы я не верил в это, то не стал бы помогать тебе, независимо от того, насколько я забочусь о Стиви Рей, - ответил Дэмьен.

Рефаим кивнул, - Это справедливо.

- Привет, Дэмьен! - Один из красных недолеток, необычно маленький мальчик, спешил к ним и, взглянув на Рефаима, быстро добавил, - Привет, Рефаим.

- Привет, Энт,- сказал Дэмьен.

Рефаим кивнул, чувствуя себя неуверенно из-за полной процедуры приветствия.

- Я слышал, что фехтование у тебя будет следующим уроком. У меня тоже!

- Ты прав, - подтвердил Дэмьен. - Рефаим и я только что... - Он сделал паузу и Рефаим увидел, что сразу несколько эмоций промелькнуло у него на лице, и остановилось на растерянности. Он тяжело вздохнул, прежде чем сказать - Хм, Рефаим, Дракон Ланкфорд является профессором фехтования.

В этот момент Рефаим все понял.

- Это, о-ох, нехорошо, - сказал Энт.

- Он все еще может быть на заседании школьного Совета, - с надеждой сказал Дэмьен.

- Я думаю, будет лучше, если я останусь здесь, независимо от того, отсутствует Дракон или нет. Если я пойду с тобой, это приведет к... - голос Рефаима дрогнул, потому что все, что он мог придумать, были такие слова, как: хаос, проблемы и бедствие.

- Неприятностям, - заполнил Дэмьен его молчание. - Вероятно, это было бы причиной неприятностей. Возможно, тебе лучше пропустить сегодняшнее занятие фехтованием.

- Звучит разумно, - поддержал его Энт.

- Я буду ждать тебя, - Рефаим жестом указал на территторию возле них, густо покрытую деревьями. Они были недалеко от одной из стен школы, где прямо внутри каменного фасада был особенно большой дуб под которым стояла кованая железная скамейка. - Я буду сидеть там.

- Хорошо, я приду и найду тебя после занятия. Следующий уроком будет испанский. Профессор Гарми милая. Она тебе понравится. - сказал Дэмьен и направился с Энтом к крытому манежу.

Рефаим кивнул и махнул рукой, заставляя себя улыбнуться, потому что Дэмьен озабоченно поглядывал через плечо на него. Когда, наконец, двое недолеток исчезли с поля зрения, Рефаим подошел к скамье и тяжело опустился на нее.

Он был рад на время остаться в одиночестве, когда он мог позволить себе быть беззащитным.. а плечами - сгорбиться и не беспокоиться о том, что другие смотрят на него. Он чувствовал себя таким чужим! О чем он думал, когда сказал, что хочет быть нормальным, хочет ходить в школу, как все остальные? Он был не таким, как на все остальные.

Но она любит меня. Меня. Таким, какой я есть, напомнил себе Рефаим, и подумал, что ему стало немного лучше — на душе стало светлее.

Затем, поскольку был один, он сказал это вслух.

- Я Рефаим, и Стиви Рей любит меня таким, какой я есть.

- Рефффаим! Нет!

Шепчущий, полу-человеческий голос исходил с ветвей дуба. С ужасным чувством страха Рефаим поднял глаза и увидел троих пересмешников, троих его братьев, сидящих на ветках и смотрящих вниз на него с оторопью и недоверием.

 

4

Зои

Ну ладно-ладно, я знаю, что я подросток и все такое, но я дермово пользуюсь Скайпом. Вообще-то, я не соображаю в технологии в целом. Обращение с пятью стихиями - запросто. Понять, как синхронизировать мой iPhone с новым компьютером - хм, скорее всего, нет. И при одной только мысли об этом щебетании на счет технологий, у меня сразу же начинает болеть голова и тут я понимаю, что действительно скучаю по Джеку.

- Вот, смотри, это не сложно. Тебе просто надо кликнуть вот это. - Крамиша перегнулась через моё плечо и ловко поймала магическую мышку.

- Затем так, и всё. Сейчас мы в Скайпе, да и камера работает.

Я взглянула на Стиви Рей и всех остальных, включая Дракона, Ленобию и на Эрика, которые, в свою очередь, глазели на меня.

Стиви Рей, по крайней мере, усмехнулась и быстро защебетала.

- Раз плюнуть.

- Одной проблемой меньше... - Начал было Дракон, но в зал совещаний зашла Неферет и прервала его. К счастью, это произошло именно в тот момент, когда из динамиков Дэмьена послышался четкий и сильный голос главы Высшего вампирского Совета.

- Счастливо встретиться, Зои Редберд, - произнесла Дуантия. - Рада вновь разговаривать с тобой.

Я прижала кулак к сердцу и уважительно поклонилась.

- Счастливо встретиться, Дуантия. Спасибо, что нашли время для этого звонка.

- Счастливо встретиться, Дуантия,- поприветствовала Неферет, становясь позади меня и официально поклонившись. Я увидела, как она быстро стрельнула пытливым взглядом в Дракона и с обворожительной улыбкой продолжила. 

- Я должна принести свои извинения. Я ничего не знала об этом звонке. Я всего лишь ожидала простого заседания школьного Совета. - Затем она обратила взгляд своих изумрудных глаз на меня. - Ты ответственна за это, Зои?

- Да-а, разумеется. Я предупредила бы вас раньше, но вы только что тут появились ,- ответила я, улыбаясь и произнося это невероятно приветливо. Прежде чем Неферет успела что-либо сказать, я обратила свое внимание на Дуантию. - Я хотела убедиться, что Высший совет услышал все подробности об удивительном появлении Никс вчера в школе и... - я остановилась, кивая в сторону Неферет, словно её это тоже касалось, - Я также знаю, что Неферет была бы рада поделиться этим с вами.

- Фактически, мы знаем слишком мало об этом, что и является одной из причин, почему я ждала этого звонка. - Дуантия перевела взгляд с меня на Неферет. - Я пыталась связаться с вами в течение дня, после этого я приказала Дракону разрешить красным недолеткам и компании Зои начать посещать занятия с сегодняшнего дня, но я так и не смогла связаться с вами, Верховная жрица.

Я ощущала, как распалялся гнев в Неферет, но она всего лишь сказала.

- Я уединялась, чтобы принести молитву.

- Ещё одной причиной для этого звонка, - сказала Дуантия.

- Было то, что Никс сделала чудо.

Я жестом позвала Стиви Рей поближе к объективу камеры.

- Это Стиви Рей, первая Красная Верховная жрица.

Стиви Рей сжала кулак и поднесла к сердцу, низко кланяясь.

- Я действительно рада встретиться с вами, мэм.

- Счастливо встретиться, Стиви Рей. Я очень наслышана о тебе и красных недолетках. И, конечно же, я уже встречалась с Красным воином, Старком. Никс, несомненно, щедра своей магией.

- Хм-м, спасибо, но, ну-у, нас "сделали" красными и это совсем не чудо. - Стиви Рей взглянула на меня и добавила, - Ну-у, по крайней мере, не об этом чуде говорит Зои.

Она откашлялась, а затем сказала:

- Чудо Никс связано с моим Супругом, Рефаимом.

Глаза Дуантии расширились.

- Это имя одной из тварей, зовущих себя Пересмешниками, не так ли?

- Да. - твердый голос Дракона соответствовал его выражению лица. - Это имя той твари, которая убила мою Анастасию.

- Я не понимаю, - сказала Дуантия. - Как вообще можно эту мерзость называть своим Супругом?

Быстро, прежде чем Неферет смогла бы ответить что-нибудь отвратительное, я залепетала:

- Рефаим был Пересмешником и, Дракон прав, тогда он убил Анастасию, - я посмотрела на Дракона, но мне было невероятно трудно встретиться с ним взглядом. - Рефаим попросил прощения у Никс за это.

- И за всё плохое, что он совершил, когда был сыном Калоны, - добавила Стиви Рей.

- Всеобщее прощение...

Неферет заговорила, но я прервала её на полуслове.

- Всеобщее прощение - это дар, который может быть дан нашей Богиней, которая именно это и сделала прошлой ночью, - сказала я. Затем я посмотрела на Стиви Рей. - Расскажи Главе Совета, что ты сделала.

Стиви Рей кивнула и тяжело сглотнула, после чего сказала:

- Несколько недель назад я нашла Рефаима почти мёртвым. Его подстрелили в небе. Я не отвернулась от него. - Она посмотрела на экран компьютера - на Дуантию, а затем выше - на Дракона, и жалобно продолжила, - Я не хотела кого-то обидеть или сделать что-то плохое.

- Эта мерзость убила мою супругу, - сказал Дракон. - Той же ночью его подстрелили в небе и он должен был умереть.

- Пожалуйста профессор Ланкфорд, позвольте Красной Верховной жрице договорить, - остановила его Дуантия.

Я видела, как Дракон скрипнул зубами и скривил губы в лёгкой усмешке, но слова Стиви Рэй привлекли мое внимание.

- Дракон прав. Рефаим умер бы той ночью, если бы я его не спасла. Я никому о нём не рассказала. Ну, кроме моей мамы, но это было чуть позже. Так или иначе, я заботилась о нём, не прося ничего взамен. Я спасла ему жизнь. А потом он отплатил мне - спас мою жизнь, дважды. Первый раз от белого быка Тьмы.

- Он столкнулся лицом к лицу с Тьмой, и всё ради тебя? - Дуантия казалась крайне удивленной.

- Да.

- В действительности, он отвернулся от Тьмы ради неё, - перехватила я рассказ. - А вчера вечером он попросил прощения у Никс и поклялся встать на её путь.

- И Богиня превратила его в парня! - Стиви Рей сказала это с таким воодушевлением, что даже губы Дуантии тронула улыбка.

- Но только от заката до рассвета, - закончила Неферет таким голосом, словно окатила ледяной водой. - В течение дня он обречен быть вороном - зверем - без воспоминаний о своей человечности.

- Это его наказание за ужасные деяния в прошлом, - объяснила Стиви Рей.

- И сейчас, пока он является человеком, Рефаим хочет ходить в школу, как и любая другая недолетка, - сказала я.

- Поразительно, - сказала Дуантия.

- Это существо не принадлежит этой школе, - сказал Дракон.

- Существо не принадлежит этой школе, - сказала я. - Но мальчик да. Никс простила этого мальчика. Этого же мальчика Стиви Рей выбрала своим Супругом. Этот же мальчик пытался присягнуть вашему Дому Ночи.

- Дракон, ты отказал ему? - спросила Дуантия.

- Да, - сдержанно ответил Дракон.

- И именно поэтому я изгнала их всех - сказала Неферет невозмутимым, обоснованным, зрелым голосом. - Наш Фехтовальшик не может выносить его присутствие, и совершенно справедливо. Когда компания Зои решила стать лояльной к Стиви Рей и пересмешнику вместо нас, я не видела иного выбора кроме, как заставить их всех уйти.

- Он больше не Пересмешник. - голос Стиви Рей звучал совершенно недовольным.

- Но он до сих пор является убийцей моей жены, - голос Дракона был резким.

- Постойте! - приказ Дуантии ударил из компьютера. Даже за тысячи километров и через Скайп, власть ее голоса была ощутима, будто она присутствовала в комнате. - Неферет, позвольте мне увериться, что я предельно четко представляю события прошлой ночи. Наша Богиня, Никс, появилась в вашем Доме Ночи и простила Пересмешника, Рефаима, а затем подарила ему внешний вид человеческого парня в ночное время, и в раскаяние прокляла его звериным обликом ворона в течение дня?

- Да, - ответила Неферет.

Дуантия медленно покачала головой. 

- Неферет, часть меня — заметьте, след очень молодой меня — которая понимает ваш ответ на такие необычные события, но вы ошиблись. Проще говоря, вы не можете исключить группу недолеток, которые ничего страшного не сделали - просто остались со своими друзьям. Особенно не эта група недолеток, - сказала Дуантия. - Эта группа слишком одарена богиней, чтобы быть исключенной.

- Это отчасти поднимает второй вопрос, который я должна с вами обсудить, - сказала я. - Из-за различий между красными и обычными недолетками, действительно было бы лучше исключить их. - Я нахмурилась. - Но погодите, они ведь не противоречат правилам!

- Она говорит о том, что мы не можем спать, если мы не под землей, - объяснила за меня Стиви Рей. - А здесь нет большого подземелья.

- Поэтому, в дневное время суток, они хотели бы оставаться в туннелях под Талсой, а на ночь, в течении недели, ездить на занятия на автобусах. В группе Стиви Рей не слишком много красных недолеток, и из синих недолеток кроме меня почти никто не покидал школу, так что я думаю, что со мной, Верховной жрицей Красных недолеток, и двумя Войнами, мы сможем держать все под контролем. - я широко улыбнулась и выразительно взглянула на Неферет. - И я знаю, что такая удивительная Верховная жрица, как Неферет, сможет сделать что-нибудь со всеми этими изменениями, происходящими здесь.

После долгого молчания, во время которого Ниферет и я сверлили друг друга пристальными взглядами, Дуантия наконец сказал, - Неферет, что вы решили?

Я уловила мимолетное самодовольство в ее выражении лица прежде, чем Неферет повернулась к камере. 

- Выслушав вашу мудрость Дуантия, я действительно поняла, что приняла свое решение слишком поспешно вчера вечером. Как кто-то, как я - недавно прощенная Никс - могу пытаться соперничать с благосклонностью Богини. У нее явно есть исключительные планы относительно Зои и ее компании. Возможно, им было бы лучше спать отдельно от нас. И конечно, они должны и сейчас соблюдать правила этого Дома Ночи, и признать меня, как их законную Верховную Жрицу.

- Мм, не обязательно, - ответила я, игнорируя проникновенный взгляд Неферет и сосредоточившись на Дуантии. - Время, которое я провела на острове Скай с Королевой Ских, действительно много для меня значило. Она и я были рядом. Ских даже сказала, что хотела бы сделать меня своей наставницей, что она откроет Скай современному миру. И сейчас я не могу быть с нею на острове Скай, но я все еще хотел бы быть ее последовательницей. - Я сделала глубокий вздох и закончила порывисто, - Итак, я хочу официально объявить Вокзал Талсы вне полномочий Дома Ночи, как Ских объявила Скай. - Я посмотрела непосредственно на Неферет. - И точно так же как Ских, я не буду вмешиваться в ваше правление, если вы не будете вмешиваться в мое.

- Ты смеешь объявить себя королевой? - ошеломленно произнесла Неферет.

- Ну-у, конечно нет. Но Ских сделала меня ее Хранительницей. Также Старк был принят как Страж. В Потустороннем мире у него были меч и все остальное. Он - мой Воин, таким образом, я являюсь своего рода непризнанной королевой. Младшей, тем не менее, - добавила я.

- Это не кажется мне правильным, - сказала Неферет.

- Я согласен с Неферет, - поддержал ее Дракон.

Я в изумлении смотрела на него, пытаясь подать ему знак: Правда? Ты взаправду сказал, что согласен с Неферет после всего, что ты знаешь о ней? Но Дракон смотрел сквозь меня, будто вообще не мог меня видеть.

- Я должна посоветоваться с Высшим советом, Зои Редберд. Мы не поддерживаем идею о вампирских королевах. Вампиры - это Жрицы, Воины и Профессора, а так же различные жизненные пути, которые касаются этих призваний. Это наша традиция с давних времен.

- Но Ских является королевой, - настаивала я. - И она была ею на протяжении веков. Этого должно быть достаточно, чтобы тоже стать традицией.

- Но не вампирской традицией! - воскликнула Дуантия, отчего волоски на моих руках встали дыбом. Глава Высшего совета глубоко вздохнула, очевидно успокаивая себя, прежде чем она смогла бы продолжить в более спокойном тоне.

- Ских с трудом рассматривается как вампир. Она поддерживала свое существование отдельно от нашего мира в течение многих веков. У нас есть ненадежное перемирие с ней по умолчанию. Мы не можем ступить на ее остров. Она не оставит его. - Дуантия остановилась и приподняла бровь. - Это изменилось, Зои? Ских планирует оставить Скай?

- Нет, ответила я. - Но она сказала мне, что готова вновь рассмотреть вопрос об обучении учеников.

- Позволение посторонним посещать и выбывать из Ская было бы слишком выдающимся событием. - То, как произнесла это Дуантия, заставило меня подумать, что она не верит, что это "выдающееся" ассоциировалось с "хорошей вещью".

- Я верю, что открыться посторонним - это то, что все мы должны сделать в эти нелегкие времена перемен, - произнесла Неферет.

Все уставились на нее. Даже Дуантия потеряла дар речи.

- Поскольку я решительно настроена на это, я хочу открыть двери моего Дома Ночи для местных людей в качестве прислуги, исполняющих грязную работу. Я думаю это мудро и надежно, особенно в эти трудные экономические времена. Я надеюсь Ских последует нашему примеру.

- Это замечательная идея, Неферет, - похвалила ее Дуантия. - Как вы знаете, у людей появилось постоянное место жительство здесь, на острове Сан-Клементе, за прошедшие несколько веков. - Верховная Жрица вампиров улыбнулась. - С тех пор мы стали цивилизованными и современными.

- Как и Дом Ночи Талсы, который хотел бы стать таким же. - сказала Неферет.

- Что ж. Решено. Дом Ночи в Талсе будет нанимать местных людей. Рефаим, красные недолетки, и группа учеников Зои будут обучатсья в школе Дома Ночи города Талса,а в дневное время суток находясь под складом, в туннелях. Я поговорю с городским советом города Талса о покупке склада.

- А что насчет Зои и ее статуса королевы, и их ответственности передо мной и этим Домом Ночи? - спросила Неферет.

Я задержала дыхание.

- Как я постановила раньше, мы будем совещаться с Высшим советом в полном составе по важному вопросу о молодой и одаренной недолетке, которая рассматривается, как королева, даже если она все еще обучается. До тех пор, решение принято. Зои Реберд и склад Талсы будут частью Дома Ночи города Талса.

- Следовательно, я остаюсь их Верховной жрицей? - поинтересовалась Неферет.

Стиви Рей откашлялась. Наши взгляды устремились на неё.

- Эм, ничего не имею против, но если Зет не провозглашена королевой, и у нас нет Верховной жрицы, то я следующая на очереди. Мои красные недолетки нуждаются в ком-то, кто понимал бы их. И это я. Поэтому, если вам угодно, можете назвать нас другим подразделением Дома Ночи, но если над нами и есть какая-то Верховная жрица, то ей должна быть я.

- Ты сделала верное замечание, юная Жрица, - без колебаний сказала Дуантия, которая вынудила меня задаться вопросом, не дожидалась ли она возразить Стиви Рей.

- Стиви Рей, до тех пор, пока положение Зои Редберд не урегулировано, ты действующая Верховная жрица склада - части Дома Ночи города Талса.

- Спасибо вам, мэм, - сказала Стиви Рей. - И я не хотела проявить неуважение.

Резкие черты лица Дуантии смягчились, когда она улыбнулась.

- Ты вовсе не казалась неуважительной. Ты напоминала Верховную жрицу. И сейчас, если в дальнейшем нет больше новостей,то я прервусь, чтобы объявить остальным членам Совета об этих событиях и их решениях.

- У меня всё, - сказала я.

- Ага, у меня тоже, - сказала Стиви Рей.

- Я верю, того, что мы сегодня обсудили вполне достаточно для одного дня. - сказала Неферет.

- Отлично. Тогда я с вами прощаюсь, и желаю всем вам - будьте благословенны.

Компьютер издал странный звук, созданный Скайпом при отключении, и экран погас.

- Чтож, это было довольно-таки занятно, - сказала Ленобия.

После того, как она произнесла это, я поняла, что она ничего не говорила во время звонка. Это породило сомнение в ней. Говоря точнее, она безусловно была на моей стороне, против Неферет, но с другой стороны был Дракона.

-Да-а, занятно - это одно слово способно описать всю эту ситуацию,- сказала Неферет.

- Поздравляю, Верховная жрица, - сказала я Стиви Рей.

- Да, поздравляю, - отозвался Эрик.

- Ты и так была нашей Верховной жрицей, но теперь просто замечательно, что они признали это официально, - сказала Крамиша.

- Я не хочу видеть его в своем классе, - резко заговорил Дракон, обрывая поздравления.

Я начала открывать рот, чтобы отстоять право Рефаима посещать занятия, даже при том, что я все еще чувствовала себя крайне странно, защищая Рефаима ото всех, но ответ Стиви Рей застал меня врасплох и заставил меня замолчать.

— Я думаю вы правы. Я знаю это тяжело для Вас, Дракон. Как насчет того, что я попрошу Дария и Старка преподавать некоторые дополнительные занятия с оружием и без него? Рефаим может посещать эти уроки.

- Это действительно хорошая идея,- сказала Ленобия. - Так как каждый недолетка должен выбирать несколько видов занятий по самообороне, и с непредвиденным прибавлением красных недолеток ваши классы будут переполнены.

- Да, мы должны были быть мертвы. Но теперь будьте уверены, немертвые пополнят классы. - сказала Крамиша.

Неферет глубоко вздохнула, а затем сказала, - Каждый недолетка должен брать уроки самообороны из-за нападений Пересмешников. Я единственная, кто видит ужасную иронию в том, что вы все тут говорите?

— Я вижу... и даже больше, — ответил Драакон.

- И я вижу, что Вы продолжаешь ворчать, мешок дерьма, - сказал Стиви Рей. Она повернулась и стояла лицом к лицу с Неферет. Она не мигала. Она не отступила. Моя лучшая подруга выглядела не по годам сильной и внушающей страх.

Стиви Рей выглядела как Верховная жрица.

Верховная жрица, которая нажила опасных врагов.

— Дуантия решила, что Рефаим и остальные могут остаться, — сказала я, вставая между Стиви Рей и Неферет. — Я думаю, что мы должны найти компромисс, не вызывая кучу стрессов и неприятностей. — Я посмотрел на Дракона, пытаясь найти в его полных гнева глазах, мудрого, доброго Фехтовальщика, которого я знала. — Нам достаточно и того, что длилось так долго все это время, вам так не кажется?

- Я буду в крытом манеже с нормальными недолетками, - сказал Дракон и вышел, пропихнувшись через всю комнату.

- Стиви Рей, скажи Старку и Дарию, что они могут проводить занятия в конюшне. - сказала Ленобия.

- Я рада слышать, что вы так любезны, профессор Ленобия, - сказала Неферет. - Первым из людей, которого я нанимаю, будет постоянный работник, чтобы помочь вам со всеми... - она сделала паузу, сверля пристальный взглядом Стиви Рей, Крамишу, и меня. - Нечистотами в конюшне.

- Навозом. - быстро среагировала Ленобия - В конюшне нет нечистот. Там есть навоз. И мне не нужно никакой помощи в этом.

- Ах, но вы примете помощь, потому что это правильно и потому, что Высший совет только что одобрил это. Не так ли?

— Я буду делать то, что считаю правильным.

- Значит вы будете делать то, что я и ожидала. - Неферет презрительно развернулась к Ленобии. - Зои и Стиви Рей, красные недолетки должны вернуться к прежнему расписанию, которому они следовали перед тем как умерли, - добавила она сухо. - И вы двое должны присоединиться к ним. Даже если вы необычно измененные, - она махнула рукой в сторону Стиви Рей, - или только необычные недолетки, - она переключила свое внимание на Крамишу и меня, - это не имеет значения. Вы должны быть на занятиях. Вы все слишком молоды, чтобы быть по-настоящему интересными без того, чтобы быть более образованными. Сейчас должен начаться второй урок. Идите в класс. Это заседание Совета объявляется закрытым.

И не сказав "Будьте благословенны", она выбежала из комнаты.

- Горячая штучка, - сказала Крамиша.

- Сумасшедшее десятилетие, - сказала Стиви Рей .

- Но Неферет известная личность. Мы понимаем, что, когда мы имеем дело с ней, мы имеем дело с Верховной жрицей, которая свернула с пути и сошла с ума, - медленно проговорила Ленобия. - Дракон - вот кто меня больше беспокоит.

- Тогда вы с нами? - спросила я преподавательницу конной езды.

Серые глаза Ленобии встретились с моими.

- Я говорила тебе однажды, что уже боролась со злом. Я несу на себе следы этой стычки, как физически, так и эмоционально, и я никогда не позволю злу и Тьме снова опустошить мою жизнь. Я с тобой, - она кивнула по-очереди на Стиви Рей и Крамишу, - и с тобой, и с тобой, потому что вы на стороне Богини. - Затем она повернулась к Эрику, который стоял, но не делал движений, чтобы выйти из комнаты. - А на чьей стороне ты во всем этом?

— Я Ищейка Дома Ночи города Талса.

- Мы знаем это, но на какую сторону это ставит тебя? - спросила Стиви Рей.

- Я на той стороне, что ставит детям Метки и меняет их судьбы. - уклонился от ответа Эрик.

- Эрик, когда-нибудь тебе придется занять чью-то сторону, - сказала я ему.

- Эй, только то, что я не сражаюсь лицом к лицу с Неферет, не значит, что я выбрал ее сторону.

- Нет, это только означает, что ты слабак. - парировала Стиви Рей.

— Плевать! Ты ничего не знаешь, Стиви Рей.— Эрик стремительно выбежал из комнаты.

Крамиша фыркнула. 

— Сколько говна от одного красавчика.

Это огорчило меня, но я не могла не согласиться с ней.

- Я начну огораживать пространство на арене для занятий Воинов, - сказал Ленобия. - Если вы соберете двух Воинов, сообщаете им, что они будут преподавателями, или по крайней мере временными преподавателями.

- Будет нетрудно найти их,- сказала я. - Старк и Дарий скорее всего упражняются с мечами в закрытом манеже.

— Я пойду с тобой, — сказала Стиви Рей.

- Я думаю пойти на второй урок, - сказала Крамиша с тяжелым вздохом.

Как только Стиви Рей и я покинули комнату, она поймала меня за руку и замедлила так, что мы шли рядом. - Эй, ты знаешь, что только потому что Высший совет и они называют меня Верховной жрицей, не означает, что я хочу быть вашим лидером или что-то подобное в этом роде.

Я удивленно уставилась на нее.

- Да, конечно, я знаю это. И вообще, ты великая Верховная жрица, и это значит, что ты не должна получать все шишки.

Она не засмеялась так, как я думала она будет. Вместо этого она дернула один из ее завитков, что определенно показывало, что она нервничает.

- Ладно, надо определенно сказать это остальным, но я была Верховной жрицей, только две секунды. Я должна убедиться, что вы все поможете мне.

Я схватила её под руку и столкнулась с ней плечом.

- Ты всегда можешь положиться на меня. И ты знаешь это.

— Даже после Рефаима?

— Даже после Лорана, Калоны и Старка? — противопоставила я.

Она улыбнулась.

— Ты всегда будешь на очко впереди меня, да?

- К сожалению, я по-моему на три очка впереди тебя, - сказала я, что заставило её смеяться, а меня с облегчением вздохнуть.

Мы покинули ту часть Дома Ночи, которая представляла собой башню, напоминающую медиа-центр, и направились налево по тротуару, который пролегал вокруг манежа и конюшен. Холодная ночь была очень ясной. Небо усеяно звездами, которые можно было легко разглядеть сквозь зимние ветки больших дубов, посаженных по всему кампусу.

- И так, он милый, правда?

Я сделала вид, будто не поняла.

- Кто? Старк? Определенно.

Она толкнула меня плечом.

- Я говорю о Рефаиме.

- А-аа, ты о нём. Да, он ничего так. - Я заколебалась, и не договорила, но затем решилась идти до конца. Мы же лучшие подруги навеки. А ЛПН могли сказать друг другу что угодно. 

- Так ты видела, как он обращается в птицу?

Я почувствовала напряжение в ее теле, но она казалась почти нормальной, когда сказала.

- Ага, видела.

- И как это было?

- Ужасно.

- Он, э-э, остаётся? Или сразу улетает? -

Здесь я ничем не могла помочь. Любопытство полностью поглотило меня.

- Сразу улетает. Но как только солнце садиться, он возвращается. Он говорит, что всегда найдет обратную дорогу ко мне.

- Значит найдёт, - подтвердила я, очень не хотелось слышать волнение в её голосе.

- Зет, я люблю его. Он действительно хороший. Вот увидишь.

Я открыла было рот, чтобы сказать ей, что верю, как вдруг чей-то крик прервал меня. Несколько секунд я не могла сориентироваться, все мои чувства были поглощены опасностью. Но судя по всему, Стиви Рей догадалась.

- О нет! Это Дракон! И он призывает Воинов!

Она выпустила мою руку и побежала на голос Дракона. С дурным предчувствием я побежала вслед за ней.

 

5

Рефаим

- Почему вы здесь?! - крикнул Рефаим трем Пересмешникам, взгромоздившимся над ним. Он торопливо огляделся. Если бы только у него было время, он бы вздохнул с облегчением, что эта часть кампуса оставалась свободной; все недолетки поспешили на следующие уроки. 

- Вы должны уйти до того, как вас кто-нибудь увидит, - сказал он, приглушив голос.

- Реффффаим? Но почему?

Хотя на дереве было три черных Пересмешника, только один из них умел говорить. И конечно же, Рефаим сразу узнал его - Нисрок - один из его братьев, больше похожий на человека.

- Я выбрал путь Никс. Богиня простила и приняла меня, и когда она сделала это, она изменила мой внешний вид на человеческий. - Рефаим не знал, почему он не добавил “ночью”. Но он точно знал, что бы он ни сказал Нисроку, вскоре это будет передано его отцу.

- Просссссстила? Как?

Рефаим уставился на своего брата, его взгляд был преисполнен жалости. Он не осознает, что существует множество других путей помимо того, которым ведет его наш отец, и он не понимает, что то, что он делает во имя Калоны, неправильно.

- Нисрок, когда мы... - Рефаим остановился. 

"Нет," подумал он, "Я могу говорить только за себя."

- Когда я вредил другим, когда убивал, насиловал и отбирал все, чего бы не пожелал, только потому что мог - это было неправильным.

Нисрок покачал головой взад-перед. Другие его братья, двое безымянных из полчища чудовищ, что создал их отец, негромко зашипели, потревоженные, но недостаточно развитые, чтобы понять почему.

Наконец его брат сказал.

- Отцовссссское поручение. Не может быть неправильным.

Рефаим покачал головой.

-Даже Отец может ошибаться. - Он глубоко вздохнул и добавил, - И даже вы можете избрать другой путь.

Двое безымянных прекратили шипеть и потрясенно уставились на него. Нисрок сузил свои алые, человеческие глаза. 

- Она ссссделала это. Жженщина. Как ссссказал отец!

- Никто ничего не делал. Я сам принял решение. - Затем вместе со страхом к нему пришло понимание. - Нисрок, та Красная, Стиви Рей, ничего со мной не делала. Я сам выбрал её и её Богиню. Ты никогда не навредишь Красной. Никогда. Она принадлежит мне. Ты понял?

- Твоя. Мы не можжжем убить Верховную жжжрицу. - Повторил Нисрок, словно автомат, но Рефаим заметил жесткость, вспышку гнева в его пылающих глазах.

- Вы должны улететь. Сейчас же, - сказал Рефаим. - Вы не можете допустить того, чтобы кто-нибудь увидел вас, и вы не должны возвращаться.

- Ссссначала, ссссобщение от Отца. - Нисрок спустился с толстых ветвей посередине дуба, приземлившись перед Рефаимом, два других Пересмешника последовали его примеру, окружая его. - Ты вернешшшься на ссссторону Отца. Но будь здесь. Ожжжидай. Шшшшпионь.

Рефаим опять покачал головой. 

- Нет. Я не буду шпионить для Отца.

- Будешшшь! Это воля Отца! - Нисрок расправил крылья, двое других Пересмешников повторили его действие. Разволновавшись, он качнул головой и сжал кулаки.

Рефаим не чувствовал угрозы. Физическая опасность не укладывалась у него в голове. Он был слишком привязан к своим братьям... слишком привык быть одним из них. Нет, гораздо больше. Рефаим слишком привязан к их лидеру, чтобы бояться их.

- Нет, - повторил он. - Воля Отца для меня больше ничего не значит. Я изменился. Изнутри и снаружи. Возвращайтесь к нему. Расскажите ему. - Рефаим заколебался, но затем продолжил, - Скажите, что я сделал свой выбор.

- Он возненавидит тебя, - сказал Нисрок.

- Знаю. - Рефаим почувствовал боль в глубине души.

- И я буду ненавидеть тебя, - сказал Нисрок.

Рефаим нахмурился. 

- Ты не обязан.

- Я должжжен.

Медленно сокращая дистанцию, Рефаим протянул руку, предлагая Нисроку предплечье для традиционного, уважительного приветствия и прощания между Воинами.

- Ты не обязан. Мы можем быть как друзьями, так и братьями.

Нисрок остановился, качая головой из стороны в сторону. Его прищуренные глаза расслабились. Его боевая стойка изменилась. Он начал было двигаться, говорить, но Рефаим никогда не узнает истинных намерений своего брата, потому что в тот самый момент крик Дракона Ланкфорда "Сыны Эреба! Придите ко мне!" нарушил спокойствие ночи и Фехтовальщик (или Мастер Меча) обрушился на них.

Рефаим испытал в этот момент ошеломляющую тревогу. Он неподвижно стоял посреди хаоса, поскольку его братья встретили нападение Дракона, шипя и брюзжа. Он наблюдал за всем, зная ужасную, жестокую правду, что скоро новые Воины выбегут из крытого манежа с мечами в руках и зубчатыми стрелами. Они присоединятся к Дракону и быстро сокрушат трех его братьев.

- Дракон, нет! - закричал он. - Они не нападали.

Голос Дракона Ланкфорда раздался с места сражения.

- Ты либо за, либо против нас! Другого пути нет.

- Есть другой путь! - крикнул ему Рефаим позади, высоко подняв руки, будто сдаваясь. - Тот, которому следую я! - он подошел к Дракону поближе. - Они не нападали! - повторил он. - Нисрок, братья, прекращайте сражаться!

Рефаим понял, что Нисрок и вправду заколебался. Он был совершенно уверен, что его брат прислушивается к нему, понимая ситуацию и желая отступить. Тогда голос Неферет прорезал ночь.

- Аурокс! Защити! Уничтожь!

Создание Неферет бросилось к месту сражения.

Он двигался со стороны стены в направлении Рефаима. Сперва он казался человеком. Выглядел как мужчина, юный и не помеченный, как недолетка или вампир. Но его движения были слишком быстры, чтобы быть человеческими. Он атаковал, двигаясь как размытое пятно. Нападая сзади, он схватил расправленные крылья ближайшего Пересмешника и единственным, ужасающим точным движением оторвал их от его тела.

За все столетия своего существования Рефаим видел множество ужасных вещей - он был вовлечен в темные, мерзкие делишки. Но сейчас, рассматривая все с новой человеческой точки зрения, творившееся насилие, свидетелем которого он стал, казалось самым отвратительным. Его крик вторил крику брата, когда тело Пересмешника упало на землю, корчась в муках и разбрызгивая струи крови.

В тот же момент Аурокс начал изменяться. Даже не смотря на то, что Рефаим видел это собственными глазами, ему было тяжело все осознать.

Его тело стало больше, мускулистее.

Выросли рога.

Его кулаки окрепли.

По его коже пошли волны, она пульсировала, как будто что-то внутри него пыталось пробиться наружу.

Он наклонился, и почти изящно оторвал голову его брата.

Даже Дракон Ланкфорд приостановил нападение, наблюдая.

Вынуждая свой разум работать, несмотря на потрясение и ужас, Рефаим заорал на Нисрока. 

- Уходите! Улетайте!

Крича от безысходности, Нисрок, следуя за другим братом, поднялся в небо с окровавленной земли.

Изменившееся существо взревело и подпрыгнуло в тщетной попытке нанести удар в небе. Когда он приземлился обратно на землю, его мощные раздвоенные копыта врезались в зимнюю траву и он обратил свои пылающие глаза цвета луны на Рефаима.

Пожалев, что у него нет ни крыльев, ни оружия, Рефаим присел в защитной позе, готовясь к атаке существа.

- Рефаим! Берегись!

Он услышал ее голос и его прошиб страх, так как Стиви Рей в сопровождении Зои, бежала к нему.

Существо склонило свою голову и побежало.

Зои

Я была позади Стиви Рей, когда мы подбежали к месту сражения. "Господи," - все что я могла сказать, это было ужасно, отвратительно и полностью сбивало с толку.

Я едва ли смогла бы рассказать, что происходило. Два Пересмешника в небе улетали, пронзительно крича. Я разглядела безголовое (фууу!) тело одного из Пересмешников, дергающееся в ногах Дракона и источающее отвратительный запах крови. Рефаим стоял неподалеку и смотрел на все, не участвуя в битве. Каким то образом Неферет тоже оказалась тут, выглядя невероятно сумасшедшей и очень странно улыбаясь.

Посреди всего этого было существо, которое вроде бы похоже на человека, а вроде бы и нет. Как только я его увидела, я почувствовала жар, прямо в середине своей груди. Я протянула руку и почувствовала твёрдый, горячий мраморный кружок, висевший на моей шее на серебряной цепочке.

- Мой камень провидца, - пробормотала я сама себе. - Почему опять? Почему именно сейчас?

И словно отвечая на вопрос, мой взгляд вновь метнулся к странному существу. У него были рога и копыта, но лицо совсем как у обычного парня. Его глаза пылали. Он попытался схватить Пересмешника в небе, и когда потерпел неудачу, то обратил своё внимание на Рефаима, склонил голову и пошел в атаку.

- Рефаим! Берегись! - прокричала Стиви Рей, направляясь к нему. Она вытянула руки, и я услышала, что она призывает стихию земли придти к ней.

- Дух! - призвала я, стараясь поддержать её. - Укрепи Стиви Рей!

Я почувствовала, как стихия ответила на мой зов и скользнула от меня прямо к Стиви Рей вместе с её собственной стихией - землей. Она напряглась, словно бросала огромный шар, и стена, пылающим зеленым потоком, напоминающим водопад, появилась из земли, тем самым ограждая Рефаима от атакующего существа.

Существо ударилось о зеленую стену и отлетело обратно, завалившись на спину. Стиви Рей, сильная, величественная и гордая, стояла рядом с Рефаимом. Она взяла его за руку. И когда существо попыталось встать, она подняла другую руку, сделала еле заметное движение, и произнесла.

- Нет! Оставайся внизу. - Пылающая зеленая волна накрыла его, тем самым приковав к земле.

- Достаточно! - сказала Неферет, направляясь к существу. - Аурокс не враг. Немедленно освободи его.

- Нет, если он собирается напасть на Рефаима, - сказала Стиви Рей. Она повернулась к Дракону и спросила, - Рефаим в союзе с Пересмешниками?

Даже не взглянув на Рефаима, Дракон ответил.

- Они разговаривали, но он не атаковал вместе с ними.

- Они не атаковали! - вмешался Рефаим. - Они были здесь лишь для того, чтобы увидеть меня.. ничего большего. Это вы напали на них.

Дракон наконец взглянул на Рефаима. 

- Пересмешники наши враги.

- Они мои братья. - Голос Рефаима прозвучал крайне печально.

- Ты должен будешь решить, на чьей ты стороне, - торжественно провозгласил Дракон.

- Я уже решил.

- И это то, чему Богиня, кажется, верит, - сказала Неферет. - Аурокс, - обратилась она к существу, которое по-прежнему лежало на спине, прикованное силой земли, - битва окончена. Нет необходимости защищаться или атаковать. - Взгляд её изумрудных глаз устремился на Стиви Рей. - А сейчас, освободи его.

- Благодарю тебя, земля, - сказала Стиви Рей. - Ты можешь идти. - Со взмахом руки, зеленое свечение исчезло, позволяя существу встать.

Но поднялось с земли уже не существо. Там стоял парень - прекрасный блондин, глаза у которого были, словно лунные камни и лицо, как у ангела.

- Кто это? И какого черта здесь происходит,откуда столько крови? - Голос Старка, раздавшийся позади, заставил меня подпрыгнуть.

- О-оо, ради бога, что за дерьмо. Это мертвый Пересмешник, - сказата Афродита в то время, как она, Дарий и по-видимому большая часть школы столпились вокруг нас.

- И еще довольно-таки симпатичный человеческий ребенок, - сказала Крамиша, одаривая его взглядом.

- Он не человек, - сказала я, держась за свой камень провидца.

- Что он такое? - спросил Старк.

- Древняя магия, - ответила я, а кусочки головоломки собирались в моей голове в единое целое.

- На этот раз ты права, Зои. - Неферет встала рядом с парнем и торжественно заявила:

- Дом Ночи, это Аурокс - подарок Никс, который она преподнесла мне в доказательство ее прощения!

Аурокс сделал шаг вперед. Его странного цвета глаза встретились с моими. Стоя лицом к толпе, но глядя только на меня, он прижал кулак к сердцу и поклонился.

- Будь я проклята, если он подарок Никс, - проворчала Стиви Рей.

На этот раз, согласившись со Стиви Рей, Афродита фыркнула.

Все, что я могла сделать - смотреть. Все, что я могла чувствовать, было тепло, исходящее из камня провидца.

- Зои, что это? - мягко поинтересовался Старк.

Я не ответила Старку. Вместо этого, я оторвала взгляд от Аурокса и посмотрела в лицо Неферет.

- Откуда он в действительности пришел? - Мой голос прозвучал твердо и сильно, но внутри меня все бунтовало, готовое вырваться наружу.

Какой-то другой частью своего сознания, я услышала сплетни и шепот детей вокруг меня, и я знала, что вступать в конфронтицию с Неферет здесь и сейчас - не слишком умно. Но ничего не могла с собой поделать. Неферет лгала про Аукрокса, и почему-то, это сильно взволновало меня.

- Я только что сказала всем, откуда он взялся. И, Зои, должна сказать, что именно поэтому тебе необходимо вернуться в школу, присутствовать на уроках и вновь сфокусироваться на учебе. Я полагаю, ты потеряла способность слушать.

- Вы сказали, что он - древняя магия. - Я проигнорировала её пассивно-агрессивный бред. - Единственная древняя магия, которую я знаю, находится на острове Скай. 

"И ее," сказала я про себя, "я видела прошлой ночью, когда смотрела через камень на Старка.. древняя магия Воина-Хранителя, которая все еще цеплялась за него с острова Скай." Голова затрещала, но я продолжила спор с Неферет, спросив:

- Вы хотите сказать, что он пришел с острова Скай?

- Глупое дитя, древняя магия не ограничивается одним только островом. Знаешь, тебе следовало бы подумать дважды - верить или нет во все, что ты слышишь, особенно, когда ты слышишь это от вампирши, который называет себя Королевой и не покидает остров столетиями.

- И тем не менее, вы так и не ответили на мой вопрос. Откуда он пришел?!

- Какая магия может быть старше той, что исходит от самой Богини? Аурокс мой подарок от Никс! - Неферет намеренно посмотрела на толпу и рассмеялась в ответ на мой допрос, словно я была всего лишь досаждающим ребенком, и все они вторили ей, насмехаясь.

- Во что он превращается? 

Я уже не могла остановиться, хотя знала, что казалась сопливой и озлобленной девчонкой - одной из тех, кто никогда не умела молчать, причем всегда безрезультатно.

Улыбка Неферет была снисходительной.

- Аурокс превращается в Хранителя Дома Ночи. Ты же не думала, что была единственной, кто достойна Хранителя, не так ли? - она раскинула руки. - Мы все достойны! Ну же, поприветствуем его, и затем вернемся в классы и к тому, для чего основан Дом ночи - вернемся к занятиям.

Я хотела закричать, что он вовсе не Хранитель! Я хотела закричать, что сыта по горло Неферет, перефразировавшей все мои слова. Я не могла прекратить пялится на Аурокса, в то время, как недолетки (в основном девчонки) начали приближаться к нему, осторожно обходя зловонную кровь и останки Пересмешника.

На самом деле, я не знала почему, но мне просто хотелось кричать.

- На этот раз ты не победишь, - сказала Афродита. - На её стороне толпа и симпатичный мальчик.

- Он не тот, кем кажется. - Все еще сжимая свой камень провидца, я отвернулась от нелепой сцены и направилась в сторону школы. Я чувствовала на себе взгляд Старка, но все равно продолжала смотреть прямо перед собой.

- Зет, что с тобой происходит? Пускай он не просто симпатичный парень. Что в этом такого ужасного? - спросила Афродита.

Я остановилась и повернулась к ним лицом. Все они были здесь, тянулись за мной, словно утята: Старк, Афродита, Дарий, Близняшки, Дэмьен, Стиви Рей и даже Рефаим. И именно Рефаиму я задала свой вопрос.

- Ты ведь тоже это видел, не так ли?

Он довольно сдержанно кивнул. 

- Если ты говоришь о том, что он изменился, то да.

- Видел что? - раздраженно спросил Старк.

- Он превратился в быка, - сказала Стиви Рей. - Я тоже видела это.

- Симпатичный белый мальчик превращался в быка? Что-то здесь не так. - Сказала Крамиша, разглядывая толпу, которую мы оставили позади.

- Белый мальчик.. белый бык, - сказала Стиви Рей. Затем, совсем как я, добавила, - О-оо, черт.

 

6

Эрик

Он неспеша направлялся в комнату драм-кружка, отчаянно желая, чтобы вместо этого входа в класс перед ним предстал грандиозный вход на кино-фестиваль в Лос-Анджелесе, Новой Зеландии, Канаде.. Черт! Где угодно, лишь бы не Талса, Оклахома! И все так же не понимал, как он мог опуститься от самой желанной недолетки кампуса и следующего Бреда Питта, которого представляет вампирский топ-агент Лос-Анджелеса, до Драм-профессора и вампирской Ищейки.

- Зои, - пробормотал себе Эрик. - Моя жизнь пошла коту под хвост в тот день, когда я повстречал её.

Потом он ощутил себя дерьмом, что произнес это вслух, даже если вокруг не было никого, кто мог бы его услышать. У него действительно было всё в порядке с Зет. Они даже были своего рода друзьями. Что не было в порядке, так это нереальные мистические ситуации, что творились вокруг нее. "Она магнит для проклятых уродов." - подумал он про себя. Неудивительно, что они расстались. Эрик не был уродом.

Он потер ладонь правой руки.

Несколько недолеток пронеслись мимо него, и, протянув руку, он поймал одного ребенка за шиворот его клетчатой школьной куртки.

— Эй, что за спешка и почему ты не в классе? - Эрик бросил сердитый взгляд на ребенка, больше потому, что он был опьянен, что казался среди тех учителей, постоянно делающих замечание, вроде "возвращайся обратно в класс молодой человек", чем потому, что он на самом деле заботился о том, куда спешит недолетка.

Эрик был раздражен даже больше, чем надо, и ребенок съежился и выглядел так, как будто он собирался обмочиться в штаны.

— Что-то происходит. Кто-то сражается с чем-то.

— Уходи. — Эрик отпустил его, слегка подтолкнув, и ребенок побежал прочь.

Эрик даже не подумал пойти за ним. Он знал, что найдет. Зои в середине беспорядка. У нее было много людей, чтобы помочь ей выбраться из неприятностей. Эта чертова обязанность не была его, так же, как не было его чертовой обязанностью и избавлять весь этот чертов мир от Тьмы.

Это случилось, когда он потянул за ручку двери своего класса, его правая ладонь стала гореть. Эрик встряхнул ее. Затем он остановился и уставился на нее.

Метка в виде спирально лабиринта стала отчетливее, будто свежевыжженная.

Затем его поразило непреодолимое влечение. Грубая сила.

Эрик дышал с трудом. Он развернулся и помчался к студенческой стоянке, к своему красному мустангу. Когда воздействие призыва возросло в несколько раз, его практически лихорадило, он больше не мог молчать и мысли сорвались с его губ, сложившись в нечеткие отрывки предложений.

— Брокен-Эрроу. 28/1 Саф Джунипер Авеню. Поехали. За 35 минут. Должен туда добраться. Должен быть там. Шайлин Руд. Шайлин Руд. Давай, давай, давай...

Эрик знал, что с ним происходило. Он был подготовлен. Последний Ищейка Дома Ночи, который называл себя Харон, сказал, чего точно ему ожидать. Когда время придет,чтобы он отметил недолетку, его ладонь будет жечь; он будет знать место, время и имя; его будет вести непреодолимая сила.

Эрик думал, что он был готов, но до конца не осознавал всю глубину принуждения, которое охватит его, - странная сила сосредоточения, что взывала к нему в такт биению его сердца, он ощущал жар и безотлагательность в своей ладони.

Шайлин Руд будет первой недолеткой, которую он отметит.

Ему потребовалось тридцать минут, чтобы добраться из центра Талсы в небольшой квартирный комплекс Брокен Эрроу. На парковочной стоянке Эрик занял место посетителя. Его руки тряслись, когда он вышел из мустанга. Сила тянула его к боковой дорожке, которая находилась перед комплексом, параллельно улице. Квартирный комплекс был освещен мягкими белыми огнями, которые напоминали гигантские непрозрачные круглые аквариумы, располагающимися на изящных железных столбах, такое мягкое сливочное освещение тянулось вдоль тратуара. Зрелые кедры и дубы вились вдоль улицы в стороне от дорожки. Эрик взглянул на часы.

Было 3.45 утра. Странное время и место для того, чтобы отметить ребенка. Но Харон сказал ему, что направление не может быть неправильным - все, что он мог сделать, это следовать за ним, позволить его инстинктам вести себя, и все будет в порядке. Тем не менее, вокруг не было никого, и Эрик начал паниковать, когда услышал еле слышное тук-тук-тук-тук.

Прямо перед ним девочка завернула за угол, выходя из квартирного комплекса. Она не спеша двигалась вниз по дорожке, направляясь к нему. Каждый раз, когда она появлялась в свете фонарей, Эрик разглядывал её. Она была маленькой - симпатичной девочкой с копной темно-коричневых волос. Таких волос, что, фактически, он отвлекся на их пышность и жизненный блеск, не заметив одной важной детали про неё - до тех пор, пока постукивающий звук не проник в его сознание. В руках у неё была длинная белая трость, за которую она все время держалась, проверяя местность перед собой, тук-тук-постукивание, и с помощью этого звука и прикосновений, она прокладывала свой путь. И постоянно через несколько шагов она останавливалась и слышался ужасный, мокрый кашель.

Эрик точно знал две вещи. Во-первых, это была Шайлин Руд, подросток, которого он намеревался отметить. Во-вторых, она слепа.

Он остановил бы себя, если бы мог, но ни бессмертная сила, по мнению Харона, ни магическая сила, ни одна из них не могла увести Эрика от этого ребенка, пока он не отметит её. Когда девочка была всего в нескольких футах перед ним, он поднял руку, ладонью вперед, и указал на нее. Он открыл рот, чтобы заговорить, но она опередила его.

- Привет? Кто это? Кто здесь?

- Эрик Найт, - сболтнул он. Затем покачал головой и откашлялся. - Нет, это неправильно.

- Вы не Эрик Найт?

- Да. То есть нет. Погоди, это тоже неправильно. Это не то, что я собирался сказать. - Его руки тряслись и он чувствовал себя так, словно ему вот-вот станет плохо.

- С вами все в порядке? По голосу не скажешь. - Она кашляла. - У вас тот же грипп, что и у меня? Я целый день чувствую себя просто ужасно.

- Нет, я в порядке. Просто я должен тебе кое-что сказать, и это не связано с моим именем или чем-либо еще. Чёрт подери! Я действительно всё испортил. Я никогда ничего не путал. Всё это так неправильно.

- Вы практикуетесь для пьесы?

- Нет. И ты даже не представляешь, насколько иронично звучит этот вопрос, - сказал он, вытирая своё потное лицо и чувствуя смущение.

Она повернула голову в сторону и нахмурилась.

- Вы же не собираетесь меня ограбить, да? Я знаю, что поздно и все такое, я слепа и сама даже не предполагала, что окажусь здесь, снаружи. Но лишь в это раннее время я могу пройтись в одиночестве. Я редко остаюсь одна.

- Я не собираюсь тебя грабить, - жалко произнес он. - Я не буду этого делать.

- Тогда что вы здесь делаете, и что испортили?

- Все идет не так, как полагается!

— И от моего похищения Вам не будет никакой пользы. Я живу здесь с моей приемной мамой. У неё вообще нет денег. На самом деле, так как я подрабатываю после школы в Южной Библиотеке Брокен-Эрроу, у меня больше денег, чем у неё. Мм, но в данный момент у меня с собой ничего нет.

— Похитить тебя? Нет! — Затем Эрик согнулся пополам, держась за живот. — Дерьмо! Харон не говорил мне, что будет больно, если я этого не сделаю.

- Харон? Вы из банды? А мне полагается быть вашей жертвой?

- Нет!

— Хорошо, потому что это будет действительно фигово. — Она улыбнулась в его сторону, а затем начала поворачивать обратно туда, откуда она пришла. — Ну-уу, хорошо тогда. Если это все. Было приятно встретиться с вами, Эрик Найт. Или, по крайней мере, я надеюсь, что это Ваше имя.

С огромным усилием, Эрик выпрямился достаточно, чтобы поднять руку снова, ладонью вперед.

— Я должен это сделать. — Голос вдруг наполнился магией, таинством и волей, Эрик Найт произнес древние слова Ищейки:

— Шайлин Руд! Ночь избрала тебя, и смерть твоя да будет твоим рождением. Ночь призывает тебя, повинуйся ее сладкому голосу. Твоя судьба ждет тебя в Доме Ночи!

Все тепло, которое находилось в его животе, заставляя его чувствовать боль, путаницу и жар, вырвалось из его ладони. Он мог видеть это! Оно ударило Шайлин прямо в лоб. Она немного удивилась: 

— Ау! — раздался звук и она изящно упала на землю.

Ладно, он знал, что должен был действовать, как подобает вампиру - раствориться в тени и вернуться в Дом Ночи, позволяя недолетке найти свой ​​собственный путь туда. Харон сказал ему, как должно быть. Или, по крайней мере, как это должно быть в современном мире.

Эрик думал о том, что бы раствориться в тени. Он даже начал пятиться, а затем Шайлин подняла голову. Она случайно попала в центр светлого пятна, поэтому ее лицо было освещено. Она выглядела абсолютным совершенством! Ее полные розовые губы изогнулись в удивленной улыбке, и она моргала, как будто пытаясь очистить свое зрение. Если бы она не была слепой, он бы поклялся, что она смотрела на него теми огромными черными глазами. Ее бледная кожа была безупречной, а в середине лба была ее новая Метка, которая, казалось, пылала ярким, красивым, алым цветом.

Алым?

Цвет метки привел его в сознание, и он начал двигаться к ней:

— Подождите, нет. Это неправильно. 

В то же время Шайлин сказала:

— О Боже мой! Я вижу!

Эрик поспешил к ней, а затем беспомощно остановился, не зная, что делать, поскольку она опомнилась и поднялась на ноги. Её немного шатало, но она заморгала и огляделась вокруг, невероятная улыбка расцвела на её хорошеньком личике.

- Я действительно могу видеть! О Боже мой! Это невероятно!

- Не совсем так. Я все испортил.

- Мне все равно, напортачил ты или нет, но спасибо тебе огромное! Я могу видеть! - восторженно прокричала Шайлин и бросилась обнимать его, смеясь и плача одновременно.

Эрик, вроде, похлопал её по спине. Она пахла сладким, словно клубника или персик - или какой-то другой фрукт. И на ощупь она была невероятно приятной.

— О, боже! Извините. — Она вдруг отпустила его и сделала шаг назад. Ее щеки были розовыми, и она вытерла глаза. Затем эти мокрые, темные глаза расширились из-за чего-то за его спиной, он обернулся, поднял руки и приготовился вытрясти дерьмо из кого-то.

— О, нет. Извините еще ​​раз. — Ее пальцы слегка коснулись его плеча, когда она прошла медленным шагом мимо него. Он посмотрел на нее сверху вниз, чтобы увидеть, что она направилась к большому, старому дубу. 

— Это так красиво! — медленными шажками, которые становились все увереннее с каждым следующим, она подошла к дереву и положила на него руку. Глядя вверх на ветви, она сказала:

— У меня были изображения в моем сознании. Вещи, которые я помню до того, как потеряла зрение, но это намного, намного лучше. — Она снова вытерла глаза, а затем ее сверкающие глаза вернулись к нему, и они расширились еще больше.

— О, ничего себе!

Не смотря на все странности, Эрик не мог перестать улыбаться ей в духе кинозвезды.

- Ага, еще до того, как я столкнулся с жизнью Ищейки, я был на полпути в Голливуд.

- Нет, я вовсе не ошеломлена тем, насколько ты горяч, даже если так и есть. Я подразумеваю.. - заговорила она быстро, всё ещё пристально в него всматриваясь.

- Я таков, - уверил он её, напоминая себе, что вероятно, она была в неком потрясении.

- Ага, что ж, я хотела сказать, что я действительно могу тебя видеть.

- Да, и? - Богиня, Шайлин Руд, Меченная или Не меченная, была действительно странной девчонкой.

- Я потеряла зрение, когда была ребенком, прямо после своего пятого дня рождения, но я серьезно не помню о возможности видеть ауры людей. И я думаю, если это было бы обыденно, то я узнала бы об этом из Интернета.

- Как ты можешь пользоваться Интернетом, если ты слепа?

- Серьезно? Ты действительно спрашиваешь об этом? Словно ты не знаешь о приспособлениях для нетрудоспособных людей?

- А как мог я не спросить? Я же не инвалид, - сказал Эрик.

- Ты серьезно? Опять за свое? Это вовсе не то, что говорит о тебе твоя аура.

- Шайлин, какого черта ты несешь? - Ну что за сумасшедший ребенок? Его неудача в роли Ищейки сделала её не просто красной недолеткой, а сумасшедшей красной недолеткой ? Вот черт! У него будут неприятности!

- Откуда ты знаешь моё имя?

- Все Ищейки знают имена недолеток, которых посылают отметить.

Шайлин потерла лоб.

- О, надо же! Так это правда! Я собираюсь стать вампиром!

- Ну-у, если выживешь. Вообще-то, я не уверен в том, что происходит. У тебя красная Метка.

- Красная? Я думала, что у недолеток синие Метки, и, в конечном счете, синие татуировки. Как у тебя. - Она указала на его татуировку, которая обрамляло его голубые глаза, как у Кларка Кента, словно маска.

- Ну-у, да, у тебя должна быть синяя татуировка. Но у тебя её нет. Она красная. И может мы вернемся к обсуждению того, что ты видишь во мне?

- Вот это да. Это просто потрясающе. Я могу видеть тебя, а так же все оттенки цветов, окружающих тебя. Что внутри тебя, то пылает и вокруг тебя - Она потрясла головой, как если бы удивившись, и еще усерднее всматриваясь в него. Затем она моргнула, и нахмурилась, и вновь моргнула. - Ах-х. Как интересно.

- Цвета? В этом нет никакого смысла. - Он понял, что она плотно сжимала губы и явно чего-то недоговаривала, и это действительно раздражало его, поэтому он спросил, - Какие цвета ты видишь вокруг меня?

- Много оттенков зеленого горошка, смешанных с чем-то водянистым. Это напоминает мне размягчившийся горох, который, в некоторых местах, стараются впихнуть тебе, когда заказываешь рыбу и картофель, в любом случае, в этом нет никакого смысла.

Эрик покачал головой. - Во всем этом отсутствует смысл. Какого черта вокруг меня оттенок горошка?

- О, это просто. Когда я сосредотачиваюсь на этом, я могу видеть то, что многое говорит о тебе. - Она замолчала, затем пожала плечами. - Плюс, в некоторых местах, есть маленькие светлые крапинки, которые время от времени появляются, но я не могу сказать, что это за цвета и что конкретно они означают. Звучит странно, да?

- И что говорит обо мне аура с зеленым горошком и чем-то водянистым?

- А как ты думаешь, о чем она говорит?

- Почему ты отвечаешь вопросом на вопрос?

- Эй, так ведь ты только что ответил на мой вопрос вопросом, - парировала Шайлин.

- Я первый спросил тебя.

- Это действительно важно? - спросила Шайлин.

- Да, - сказал он, пытаясь умерить свой пыл, пускай, даже, если она раздражала все живущее в нем дерьмо. - Что означает оттенок горошка?

- Ладно. Это означает, что ты никогда не работал настолько усердно, чтобы получить то, что ты хочешь.

Он хмуро взглянул на неё.

Шайлин пожала плечами.

- Ты единственный, кто спросил.

- Ты ни черта обо мне не знаешь.

Шайлин резко изменилась в лице.

- О, да пожалуйста! Я не знаю почему, но я знаю только то, что знаю и то, что вижу.

- Эй, так не пойдет, по-твоему я должен копаться в этом гороховом пюре для тебя, чтобы разгадать эту улыбку, нет уж увольте, - парировал Эрик с сарказмом.

— Да, хорошо, объясни мне, почему я также знаю, что серый, туманный оттенок означает что ты грустишь. 

Она положила руки на свои бедра, искоса уставилась на него. Трудно. Потом она кивнула, словно согласилась с собой. Выглядя самодовольной она добавила: 

— Я думаю, что кто-то близкий для тебя только что умер.

Эти слова были как пощечина. Он не мог ничего сказать. Он просто отвернулся от нее и попытался думать несмотря на волну грусти.

- Эй, извини.

Он посмотрел вниз и увидел, что она поспешила к нему и опять положила свою руку на его. Она больше не выглядела самодовольной.

- Со мной действительно что-то не так, - сказала она.

- Нет, - сказал он. - Дело не в тебе. Просто мой друг умер.

Она покачала головой. 

- Я совершенно не это имела в виду. Я была неправа, что наговорила всего, словно я... всезнайка. Я вовсе не такая. И я так обычно не делаю. Поэтому, извини.

Эрик вздохнул. 

- Я тоже извиняюсь. Ничего из этого не должно было случиться.

Шайлин осторожно коснулась своего лба.

- Ты никогда прежде не ставил кому-то красную Метку?

- Я никогда раньше до тебя никого не Отмечал, - признался он.

- О, круто. Я первая?

- Ага, и я все напутал.

Она улыбнулась. 

- Если вся эта путаница позволяет мне видеть, то я только за.

- Ну, я рад, что ты можешь видеть, но я все еще должен разобраться в том, что произошло. - Он указал на её красную Метку. - И вот с этим. - Эрик махнул рукой вокруг себя. - Аура с оттенком горошка.

- Эта аура исходит от тебя, но есть и другие оттенки тоже. Например, когда ты извинялся, я могла видеть...

- Нет! - он поднял руку, не дав договорить. - Я не уверен, что хочу знать, что еще ты можешь видеть.

- Извини, - мягко произнесла она, при этом смотря вниз и притаптывая носком своего ботинка увядшую траву. - Я полагаю, что это действительно странно. Итак, что происходит дальше?

Эрик вновь вздохнул.

- Не извиняйся, и ничего странного в этом нет. Я уверен, что у Никс наверняка есть причина выделить тебе такой дар, и эту красную Метку.

-Никс?

- Никс - наша Богиня. Богиня Ночи. Она бесподобна, и иногда одаривает своих недолеток такими клёвыми дарами. - В то время, как он говорил, Эрик чувствовал себя полной задницей. Он самая дерьмовая Ищейка за всю историю Дома Ночи. Он обратил слепого ребенка в красную недолетку, которая может видеть ауру, и он только что рассказал ей об их Богине. - Собирайся. - Его не заботило, одобрила бы это Шайлин или нет - в любом случае, он не следует проклятому сценарию. Возможно, в пути он так же все разрушит и испортит. - Покажи мне, где ты живешь. Собирай сумку или что угодно. Ты поедешь со мной.

- О, ладно. В Дом Ночи Талсы, верно?

- Вообще-то, нет. Во-первых, я собираюсь тебя передать Верховной Жрице красных недолеток. Может быть она сможет понять, что я сделал не так.

- Эй, она ведь не собирается "исправить" меня, вновь делая слепой, да?

- Шайлин, как бы сильно я ненавидел то, что признаю это, но я не считаю, что ты именно та, кого нужно исправлять. А вот меня надо.

 

7

Зои

- Зои, ты меня слышишь?

Я поняла, что пока я неистово вычищала Персефону, Ленобия подошла к стойлу, и заговорила со мной. Ну, точнее я поняла, что она произнесла слова. Вслух. Обращаясь ко мне. Но я действительно не слышала их. Я вздохнула и повернулась к преподавательнице верховой езды, прислонившись к крепкому боку кобылы и пытаясь получить спокойствие и энергию от ее знакомого присутствия. 

- К сожалению, нет. Я не обратила внимания. Я очень растерянна. Что Вы сказали?

- Я спросила, что ты знаешь об этот парне Ауроксе.

- Ничего, за исключением того, что могу поклясться, что это не просто парень, - сказала я.

- Да, сплетни о том, что он оборотень, уже разнеслись по всему кампусу.

Я почувствовала, как мои глаза действительно стали большими. 

- Вы серьезно? Они существуют? Как Сэм, его чокнутая вздорная мамаша и брат?

- Сэм?

- Настоящая Кровь, - объяснила я. - Они оборотни. Они могут обращаться во все, что уже видели. Я полагаю. Хотя не думаю, что они могут обращаться в неодушевленные предметы. Господи, мне необходимо прочитать эту серию книг, чтобы удостоверится. И опять же, в любом случае, они существуют?

- М-мм, я не смотрю телик. И у меня никогда не было такой привычки. Мне тоже надо бы прочесть эту серию Настоящая кровь.

- Да-да, серия Сьюки Стэкхаус, написанная потрясным человеческим автором по имени Шарлин Харрис. - Я поймала взгляд Ленобии и поспешно добавила, - Ой, извините, я думаю Вам это совсем не интересно. План Б?

- Мой план Б - вернуться к твоему первоначальному вопросу, существует много неправдоподобных вещей.. как в этом мире, так и в Потустороннем.

Я тяжело сглотнула.

- Согласна. Особенно про ту часть о Потустороннем мире.

- Тем не менее, доказательства существования оборотней есть в мифах и легендах многих культур. Можно предположить, что по крайней мере некоторые из них основаны на правдивых историях.

- Я не могу разобраться то ли это хорошо, то ли плохо, - сказал я.

- Я думаю, лучшее, на что мы можем надеяться, в том, что хорошие мы или плохие - зависит только от нас. Что наводит меня на следующий вопрос. Наряду со сплетнями кампуса об Ауроксе и его способности, как минимум, менять форму, говорят, что у тебя довольно сильная реакция на него. Это правда?

Я почувствовала, как мои щеки запылали:

- К сожалению, да. Я выставила себя на посмешище перед всей школой. Снова.

- Зачем? Ты знаешь лучше кого бы то ни было, каким опасным манипулятором может быть Неферет, зачем ты противоборствуешь ей публично, как сейчас?

- Потому что я идиотка, - печально ответила я.

- Нет. - Она доброжелательно улыбнулась. - Ты определенно не идиотка, поэтому я и хотела поговорить с тобой.. наедине. Я думаю тебе следует скрывать свою реакцию на Аурокса, если ты не с близкими друзьями. Держи свои чувства при себе. Надень непроницаемую маску, как игрок в покер.

- Непроницаемую маску? Извините, я умею играть лишь в Кэндиленд.

- Все просто, держи свои чувства, как бы ты это не видела и как бы не относилась, в тайне ото всех наблюдающих за тобой.

- Зачем? - Она действительно захватила мое внимание. Это было непохоже на Ленобию (или другого здравомыслящего вампира) - просить недолетку хранить тайны.

Ее глаза встретились с моими, и меня снова поразил их необычный серый цвет. Как будто внутри них спрятаны грозовые облака.

- Будучи молодой я узнала, что зло иногда любит хвастаться, даже если было бы лучше держаться скромнее. Это был мой опыт, что истинная борьба Тьмы не против Света, силы любви, правды и верности. Я думаю, что наибольшая угроза зла исходит от его собственной гордости, высокомерия и жадности. Я еще не видела хулигана, который не злорадствовал, или вора, который не похвалялся. Вот почему их ловят. Тьма могла бы быть гораздо разрушительней, если, скажем так, была более осмотрительной.

- Но это в природе Тьмы, хвастаться и злорадствовать, и так Тьма понимает, когда кто-то обращает внимание на ее действия и деяния, - сказала я, наконец-то понимая ее точку зрения. - А значит, когда кто-то пытается бороться за хорошее, то остается в тени, наблюдает и ждет нужного времени для действий, когда зло сделает неудачный ход.

- И будет поймано врасплох силой, которая исходит от честности, спокойствия и тихой решимости, - сказала Ленобия.

Я глубоко вздохнула, огляделась, чтобы убедиться, что никто не скрывался за пределами стойла Персефоны, а затем тихо сказала Ленобии.

— В ту секунду, когда я увидела Аурокса, мой камень провидца стал горячим. До этого такое случалось лишь два раза, когда присутствовала древняя магия.

Я заколебалась, а затем призналась:

— Вчера вечером я взглянула через него и увидела что-то странное вокруг Старка. Это немного испугало меня.

- Что об этом сказал Старк ?

- Я, хм, не сказала ему.

- Не сказала? Но почему?

- Ну-у, во-первых, он меня отвлек. - Я поспешила продолжить, зная, что наверняка залилась румянцем. - И с тех пор я не знаю, почему утаила это. 

Я подумала о стычке, произошедшей по пути в школу.

- Хотя нет, погодите. Я знаю почему. Даже вся эта потусторонняя ерунда не может встать между мной и Старком. Есть в этом что-то положительное - мы действительно с каждым разом становимся все ближе и ближе. Но в то же время, в этом есть нечто странное.

Ленобия кивнула.

- Понимаю. Весь тот опыт, который вы приобрели, должен был изменить ваши взаимоотношения. И какая-то древняя магия, привязавшаяся к Старку, может быть всего лишь остаточным явлением его пребывания в Потустороннем мире. - Она улыбнулась. - Я предполагаю, что если бы ты взглянула на себя через камень провидца, ты смогла бы увидеть...

- Вот черт, только не это! Я не хочу видеть что-либо бродящее вокруг меня!

Улыбка Ленобии исчезла.

- Ты выглядишь напуганной.

- Точнее, я вообще схожу с ума. Думаю, с меня хватит всей этой древней магии, Потустороннего мира и прочей ерунды, из-за которой всё идет крахом.

- Да, я понимаю. Вероятно Аурокс несёт в себе старую магию, поэтому его присутствие так сильно влияет на тебя.

- Он даже показался мне забавным, прежде чем я увидела его перевоплощение в быка.

- Забавным? Возможно тогда ты была слишком напугана?

- Да, но еще у меня возникло жуткое, странное ощущение, будто моя интуиция чувствует что-то еще, с чем мой разум не может справится. А потом я почувствовала страшную тревогу. Что-то не так с этим парнем, Ленобия, и это что-то очень, очень древнее.

- Но ты видишь, что для всего остального мира он выглядит как привлекательный парень?

- Ага, кажется. - Затем я фыркнула. - Хотела бы я взять его на Скай и выяснить, что та часть "остального мира" увидит, когда посмотрит на него.

- Твой камень провидца с острова Скай?

- Да, его дала мне Королева. Она сказала, если вокруг есть древняя магия, то увижу ее, посмотрев через камень.

Я подумала про Старка, тени и жуткий страх.

- Мне хватает проблем с тем, что я могу видеть своими глазами. Я больше не хочу смотреть через него.

Я покачала головой, стыдясь собственной слабости.

- Простите. Я просто большой ребенок. Я не должна была бояться так сильно. Я должна была посмотреть через этот глупый камень на Аурокса.

- И что бы произошло, если бы ты увидела нечто ужасное? Все ли смогут увидеть древнюю магию, посмотрев через камень?

- Нет. - Я вытерла слезы со своих щек. - Этот дар есть только у некоторых Верховных жриц.

- И поэтому, если бы ты увидела какую-то странную Тьму через него, рассказала бы всем, и положилась на камень, показывая остальным, что ты увидела, то у тебя не было бы реальных доказательств?

- Угу, в этом то всё и дело. Я как была сумасшедшей для всех, так ей и остаюсь.

- Нет, ты была и остаешься мудрой, доверяясь своим инстинктам. Он - пешка Неферет, и с ним явно что-то не так. Ты знала об этом с самого первого раза, как только увидела его, и раз ты знала, то просто не могла стоять там, держать рот на замке и изображать заурядное дитя.

Я взяла на заметку - быстро разузнать определение слова "заурядный" или спросить об этом Дэмьена.

Но Ленобия еще не закончила. Она решительно продолжила.

- Я хочу, что ты какое-то время поразмышляла об Ауроксе. Запиши, что именно ты ощутишь в следующий раз, когда встретишься с ним - но записывай незаметно. Держи своё лицо непроницаемым. Не позволяй никому знать, что на самом деле происходит в душе этой прелестной маленькой девушки.

- Вы ведь не думаете, что мне следует взглянуть на него через свой камень провидца?

- Нет, по-крайней мере, пока не перестанешь бояться того, что можешь увидеть. Когда твои инстинкты подскажут тебе нужный момент, тогда и только тогда, ты должна посмотреть.

- А что на счет Старка? - я задержала дыхание.

- Старк предан тебе и нашей Богине. Мне кажется, нет ничего плохого в том, что древняя магия цепляется за него. Перестань волноваться о своем Воине - он может почувствовать это, и пользы ему от этого не будет.

- Ага, ладно. В этом есть смысл. Итак, испытывая облегчение от того, что мне не придется смотреть через камень провидца, я же не становлюсь малышкой или трусихой?

Она улыбнулась. 

- Нет, и идиоткой тоже. Ты молодая Верховная жрица-недолетка, первая в истории, и ты просто пытаешься найти свой путь в этом столь запутанном мире.

- Вы слишком мудры, - сказала я.

Ленобия рассмеялась.

- Нет, я слишком стара.

Тогда я тоже засмеялась, потому что, даже если я и была уверена в том, что ей лет сто или около того, Ленобия выглядела на тридцать. 

- Ну, вы выглядите на двадцать с хвостиком, - приврала я, - поэтому кажитесь старой, но не слишком старой.

- Двадцать с хвостиком! С такой способностью притворяться, ты запросто справишься с Ауроксом и сохранишь свои мысли при себе, - сказала Ленобия. Затем, могу поклясться, она хихикнула, став нереально молодой. 

- Двадцать с хвостиком! Такого со мной не было больше двухсот лет!

- В чем ваш секрет? Ботокс или инъекции? - спросила я, подшучивая над ней.

- Вторая отрицательная и солнцезащитный крем, - ответила она.

- Эй, вы двое, жаль вас прерывать. - Кудрявая блондинистая головка Стиви Рей показалась в поле зрения, когда она заглянула в стойло.

- Ты вовсе не прерываешь нас, Стиви Рей, - сказала Ленобия, все еще улыбаясь. - Заходи, присоединяйся к нам. Мы только что обсуждали изящное старение.

- Моя мама всегда говорит, что восьмичасовой сон, обильное питье и отсутствие детей - это самый лучший антивозрастной рецепт, чем какой-либо врач или Лореаль смогли бы когда-нибудь изготовить. - Она усмехнулась Ленобии, но затем одарила Персефону обеспокоенным взглядом. - Спасибо за приглашение, но я все-таки останусь здесь. Я не очень люблю лошадей. Ничего личного; они просто очень большие.

- Без обид, - сказала Ленобия. - Воинам что-то нужно?

- Ммм. Арена отлично подходит для занятий. У них там целая куча веселых парней. Они лупят друг друга деревянным мечами и метают стрелы в мешени, пока те не завопят. - Трое из нас закатили глаза. - Но ваш ковбой здесь, поэтому я зашла предупредить.

- Мой ковбой? - Ленобия казалась абсолютно озадаченной. - У меня нет ковбоя.

- Значит он станет вашим, потому что он только что показался у входа в загон с большим прицепом для лошадей. Он сказал, что прибыл для работы и спрашивал, где он может выгрузить свои принадлежности, - сказала Стиви Рей.

Ленобия сделала глубокий вдох. И произнесла, явно раздраженная.

- Неферет. Это её рук дело. Он первый местный человек, которого она наняла.

- Не думаю, что это в духе Неферет, - сообщила Стиви Рей. - Я чертовски хорошо знаю, что она ненавидит людей и не подложит крысиную задницу в виде местных жителей, независимо от того, здесь мы или нет.

- Но порождать проблемы - это в духе Неферет, - парировала я.

- И начала она с меня, потому что знает, что я на твоей стороне, - сказала Ленобия.

- Хаос. - Как только я произнесла слово, я почувствовала, как все стало на свои места. - Неферет хочет породить хаос в наших жизнях.

- Тогда давайте окажем этому ковбою радушный прием, заставим его почувствовать себя, как дома, и покажем ему, насколько не хаотичной и скучной может быть работа здесь, в моих стойлах. Если мы сделаем это, то возможно, только возможно, он примет решение перейти на более интересные пастбища и Неферет переключит своё внимание на других.

Словно она была на задании, Ленобия вышла из стойла Персефоны. Стиви Рей и я переглянулись.

- Ни за что не пропущу это. - Я напутственно похлопала Персефону по теплому боку и бросила щетку в прикрепленный рядом мешочек.

Стиви Рей и я взялись за руки и последовали за Ленобией. 

- Знаешь чего я не сказала Ленобии, что этот ковбой чертовски хорош собой, - прошептала она мне.

- Правда?

- Просто подожди и увидишь.

Теперь я была безумно заинтригована, поэтому ускорила темп, торопясь через песочную арену и едва махнув рукой Старку, который обучал Рефаима стрельбе. Стиви Рей попыталась послать ему воздушный поцелуй, но я продолжала тащить её за собой, поэтому все, что она успела сделала, это хихикнуть и помахать рукой. Я старалась не обращать внимания на угрюмый вид Старка и сфокусировалась на том, чтобы ни одно чувство - ни любопытство, ни возбуждение, ни простое смущение - не проявилось на моем лице.

Я не знала почему, но я точно не хотела, чтобы Старк задавал мне вопросы об Ауроксе.

- Там, он там. Высокий, не-вампир в ковбойской шляпе прямо там, у двери. 

Стиви Рей указала на широкие двери арены. Они были открыты. Прямо снаружи стоял большой трейлер для лошадей и один из тех массивных грузовиков Оклахомы, которые парни любили покупать, водить и практически жить в них. Перед трейлером стоял невероятно высокий мужчина. И Стиви Рей определенно была права. Он и вправду милый, даже для такого зрелого парня.

- Он выглядит как человек, который должен быть на канале Вестернов, - сказала я. - Играя одного из тех старинных героев-ковбоев.

- Сэм Эллиот, вот на кого он похож.

- А? - я вопросительно взглянула на неё.

Она вздохнула.

- Он снимался в куче ковбойских фильмов. Ну ты знаешь, в таких, как Надгробие.

- Ты смотришь фильмы про ковбоев?

- Приходилось, с мамой и папой, особенно субботней ночью перед сном. И что в этом такого?

- Да так, ничего.

- Только не рассказывай Афродите, - сказала она.

- И чего же не рассказывать Афродите? - спросила Афродита.

Стиви Рей и я подпрыгнули от неожиданности, так как она, казалось, появилась из воздуха позади нас.

- Не быть такой жуткой и не подкрадывайся, - сказала я.

- Я и не пыталась. Я просто воплощение грации. Это потому, что у меня хрупкое телосложение, - сказала она. Затем она метнула взгляд своих леденяще-голубых глаз на Стиви Рей. - Повторюсь - и чего же не рассказывать Афродите?

- Что ковбой Ленобии просто нереально горяч, - сказала Стиви Рей.

Афродита одарила её взглядом, ясно говорящим, что она чертова лгунья, собственно, которой она и являлась, но её взгляд наткнулся на широкоплечий силуэт мужчины.

- Оооо! Это Ленобии...

- Работник. - Предложила я слово, хотя Афродите никакого дела до меня не было. - Ему полагается работать на Ленобию.

- А он горяч, - сказала Афродита с придыханием. - Не так горяч, как Дарий, но все же. ГО. РЯЧ.

- Я же вам говорила. И он такой высокий, что на его фоне Ленобия выглядит еще моложе.

Так же, как и Стиви Рей с Афродитой, я подслушивала на расстоянии и попробовала (впрочем, безуспешно) не слишком таращиться из нашего укрытия. Ковбой приподнял шляпу перед Ленобией, и с превосходным оклахомским акцентом произнес:

- Приветствую, мэм. Я новый управляющий конюшней. Я был бы вам признателен, если бы вы показали мне заведующего.

Я не могла рассмотреть выражение лица Ленобии, но заметила, как она выпрямилась.

- Уф-фф, - прошептала Стиви Рей.

- Вот вам и весь теплый прием, - произнесла я достаточно приглушенно, чтобы только Афродита и Стиви Рей могли меня услышать.

- Джон Вэйн только что капитально облажался, - сказала Афродита.

- Я Ленобия. - Ее голос легко доносился до нас. Мне не показалось, что она звучала смущенной. Наоборот казалось, её голос был подобен леденящему шторму. - Я женщина, заведующая этими стойлами и ваша новая начальница. - Возникло своего рода неловкое молчание, когда Ленобия не ответила на его рукопожатие.

- Бррр, - прошептала Афродита. - Она напомнила мне мою маму, и для Джона Вэйна это не очень хорошая новость.

- Сэм Эллиот, - прошептала Стиви Рей.

Изогнув бровь, Афродита уставилась на мою ЛПН. Я подавила вздох отчаянния.

- Он совсем не похож на Джона Вэйна. - Продолжила она театральным шепотом. - Но он в точности, как Сэм Эллиот.

- Ты слишком часто смотрела телик, когда была ребенком, вероятно после семейного обеда по субботам ночью. Как трогательно! - Афродита пренебрежительно махнула головой в сторону Стиви Рей. Я думала о том, как причудливо все это, что Афродита знала о семейных заморочках Стиви Рей, когда наша троица обратила свое внимание к Шоу ковбоев.

Мужчина вновь приподнял шляпу перед Ленобией, на этот раз улыбнувшись, и даже с того расстояния, где были мы, я смогла увидеть, что его глаза блеснули.

- Ну, м-э-эм, кажется, я был несколько дезинформирован. Рад, что все так быстро прояснилось. Меня зовут Тревис Фостер, и я рад познакомиться с вами, леди-босс.

- И вы не прочь узнать, что ваш босс - леди?

- Нет, м-э-эм, моя мать была настоящей леди, и я никогда не работал усерднее и не был счастливее, чем тогда, когда работал на нее.

- Мистер Фостер, я напоминаю вам вашу мать?

Я подумала, что голос Ленобии мог бы заморозить воду, но Трэвис, казалось, не заметил. Фактически казалось, будто он наслаждается. Он приподнял шляпу назад и посмотрел сверху вниз на Ленобию, будто это был серьезный, а не язвительный вопрос. 

- Нет, м-э-эм, пока еще нет.

Ленобия больше ничего не сказала, а я ощутила лишь это коробящее чувство сконфуженности, что могут иногда вызывать неловкие беседы со взрослыми, когда Трэвис как бы бросил крючок и выиграл спор, а затем сказал.

- Итак, Ленобия, Вы не могли бы мне показать, где моя кобыла и я можем устроиться на ночь?

- Кобыла? Устроиться на ночь? - спросила Ленобия.

- Это чертовски забавно. Не хватает только попкорна, - сказала Афродита.

- Она собирается его спалить своим лазерным взглядом, - произнесла я.

- У Ленобии есть лазерный взгляд? - спросила Стиви Рей.

Мы с Афродитой взглянули на Стиви Рей так, словно она только что спросила, а действительно ли у Линдси Лохан нет вредных привычек.

- Как на счет того, чтобы просто помолчать и наблюдать?

- Спасибо, - вместе произнесли мы с Афродитой, что заставило ее посмотреть на меня, прежде чем мы втроем вновь стали таращиться и подслушивать.

- Ну-уу, м-э-эм, - растягивая слова сказал Трэвис. - Я сказал вашей Верховной жрице, когда она нанимала меня, что моя кобыла и я являются частью сделки и что мне нужно разместить ее здесь. Так как я только что завершил сезон, управляя конюшнями в Дурант Спрингсе, я так же нуждаюсь в приюте. - Он сделал паузу и, когда Ленобия не ответила, добавил, - Дурант Спрингс находится в Колорадо, м-э-эм.

- Я знаю, где это, - резко оборвала его Ленобия. - Почему вы думаете, что можете остаться здесь, в кампусе? У нас нет помещений для людей.

- Да, м-э-эм, то же сказала и ваша Верховная жрица. Но так как работа должна быть выполнена сразу же, я сказал ей, что поживу рядом с местом, где устроят на ночлег Бонни, пока не смогу найти жилье поблизости.

- Бонни?

Тревис поправил шляпу - первый признак того, что ему было неудобно.

- Да, м-э-эм. Мою кобылу зовут Бонни. - Как по команде, внутри трейлера для перевозки лошадей раздался громкий тяжелый "бах!". Двигаясь по направлению к задним дверям, он продолжил объяснять Ленобии.

- Я был бы благодарен, если бы вы позволили выгрузить ее. Это слишком долгий путь из Колорадо для такой большой девочки.

- Думаете, его лошадь толстая? - тихо спросила Стиви Рей.

- Деревенщина, я думала ты не собираешься болтать, - сказала Афродита.

- Я думаю, что он только что сделал шаг в верном направлении, - сказала я. Ни в коем случае Ленобия не позволила бы опять перевозить уставшую лошадь, только богине известно куда.

- Выпустите вашу кобылу. Мы обсудим ваше пребывание только после того, как кобыла устроится, - сказала Ленобия.

Я заметила, что Трэвис уже проводил манипуляции с рычагами и цепями, которые удерживали дверь прицепа для перевозки закрытой, так что нам оставалось подождать несколько секунд, пока пандус опустится.

- Пойдем, большая девочка. Назззад, - сказал Тревис, сменив тон с вежливого и слегка забавного, на теплый, нежный и ласковый.

Тогда его лошадь выбралась из прицепа, все вокруг нас затаили дыхание от потрясения и трепета. Я ненадолго отвела свой взгляд от кобылы и увидела, что Стиви Рей и я были не единственными зеваками. Дарий, Старк, Рефаим и большая часть недолеток слонялись без дела вокруг нас.

- Это не может быть лошадью, - сказала Стиви Рей, и хотя мы были всего лишь в нескольких ярдах от животного, она отступила назад.

- Святые угодники что за дерьмо! Это динозавр, - произнесла Афродита.

- Я вполне уверена, что это лошадь, - ответила я, разглядывая ее. - Но она действительно, невероятно большая.

- Ого, Першерон! Она прелестна! - сказала Ленобия.

Все смотрели как миниатюрная Ленобия без малейших колебаний подошла к огромной кобыле. Совершенно несравнимая с массивной лощадью, Наездница слегка приподняла свою руку. Кобыла мгновение смотрела на нее. а потом опустила морду и фыркнула в ладонь Ленобии. Ленобия же, улыбаясь как маленькая девочка, ласкала огромную морду кобылы и напевала ей:

- Ах, ты действительно Бонни, девочка Бонни.

Она посмотрела из-за лошади на ковбоя. Лед в ее голосе испарился и мне показалось, она практически растаяла.

- Я не видела Першеронов с тех пор, как путешествовала во Францию, когда была еще девочкой, и хочу признаться, это было очень много лет назад. На корабле со мной была подобная пара крупных красавиц. Я вспоминала их с нежностью и с тех пор увлеклась разводом лошадей. Она прекрасная пятнисто-серая. Я представляю, как она посветлеет, когда станет старше. Я могу сказать, что ей только что исполнилось пять месяцев...

Ленобия сделала паузу, подняла голову лошади и заглянула в ее глаза, а затем продолжила.

- Нет, пять ей исполнилось два месяца назад. Она принадлежала вам с ее рождения, не так ли?

Я увидела, как Трэвис моргнул от удивления. Его рот открылся, затем закрылся, потом снова открылся. Он откашлялся.

- Ну да, м-э-эм.

Он сделал паузу и подошел погладить необъятную толстую шею лошади, будто ему нужно было занять себя чем-то, чтобы придти в себя. Я знала, почему он вдруг так растерялся. Каждый, кто когда-либо наблюдал за Ленобией с лошадьми, знал почему. Когда она общалась с лошадями, Ленобия менялась от очень симпатичной до чрезвычайно, совершенно великолепной, и сейчас она очень внимательно беседовала с большой кобылой, таким образом, она обернула полную мощь ее благоговения лошадями на ковбоя. Это было не то, что предназначалось получателю ее невероятного очарования, он получил лишь его остаточный след. Но это был существенный след.

Трэвис снова откашлялся, передвинул свою шляпу, а затем сказал:

- Ее мама умерла прямо после того, как Бонни родилась - невероятно странный удар молнии в середину пастбища. Я выкормил ее с бутылочки.

Ленобия перевела свои серые глаза на ковбоя. Она выглядела удивленной, будто забыла, что он был там. Ее выражение обожания лошадей погасло, будто она нажала выключатель. 

- Вы проделали хорошую работу. Она крупная, немного больше восемнадцати ладоней. С хорошо развитой мускулатурой. В прекрасном состоянии.

Даже при том, что то, что она сказала, было лестным, ее тон был больше раздраженным, чем милым. И только когда она взглянула и улыбнулась кобыле, ее голос и выражения вернулись опять к обожанию и истинному удовольствию.

- Ты умная девочка, не так ли?

Сказала Ленобия Бонни, которая стояла без волнения, смахивая ушами все вокруг, тараща глаза на всех нас приблизительно так же, как мы таращились на нее.

- И ты достаточно уверенна, чтобы вести себя хорошо, даже в новой, любопытной обстановке.

Ленобия перевела взгляд с кобылы на ковбоя и выражение ее лица замерло на холодном радушии. Она сделала один короткий, решающий кивок.

- Хорошо, тогда ничего не поделаешь. Вы и Бонни можете следовать за мной. Я покажу вам, где вы можете расположиться.. оба.

Ленобия развернулась и зашагала обратно через арену. Пройдя полпути, она остановилась и обратилась ко всем нам.

- Недолетки и вампиры, это Трэвис Фостер. Он будет работать на меня. Его кобылу зовут Бонни. Проявите к ней уважение, которого она заслуживает, как прекрасный экземпляр величественной породы Першерон. Воины, пожалуйста, отметьте ее размер и манеру поведения, как она преподносит себя. Ее предки - старейшие боевые кони.

Я посмотрела на ковбоя и увидела, что он улыбается и кивнул на комментарий Ленобии, с нежностью погладив большую кобылу прежде, чем бросил такой же ласковый взгляд в сторону Наездницы. Ленобия же совсем не смотрела на него. Вместо этого она прищурилась, охватывая всю нашу компанию взглядом. 

- А теперь вы все можете перестать глазеть и возвращайтесь к своим делам.

Затем Ленобия двинулась с арены в конюшню, даже не оглянувшись на Бонни и Трэвиса, которые последовали за ней, как моль летит на яркий солнечный свет.

- Занятные возможности, - сказала Афродита.

- Не шути, та кобыла выглядит невероятно классно. Я имею в виду, большая, но безусловно классная, - ответила я.

Афродита закатила глаза. 

- Я говорю вовсе не о лошади, Зет.

Я хмуро глянула на Афродиту, когда к нам поспешил Дэмьен. 

- Зои, хорошо, что ты здесь. Тебе нужно вернуться обратно в главное здание.

- Наверно ты хотел сказать после шестого урока? Он почти закончился, - спросила я.

- Нет, милая. Я имею в виду сейчас. Твоя бабушка здесь, и я уверен, что она плакала.

 

8

Зои

Я почувствовала, как мой желудок сжался, словно меня сейчас вырвет.

- Хорошо, уже иду, - сообщила я Дэмьену. - Но я была бы благодарна, если бы ты пошел со мной.

Когда Дэмьен мрачно кивнул, я взглянула на Стиви Рей и Афродиту.

- И вы, ребята, тоже. Не против?

- Конечно мы пойдем с тобой, - отозвалась Стиви Рей.

Впервые Афродита не помешала Стиви Рей ответить за неё. Она просто кивнул и сказала:

- Я пойду.

Я собиралась повернуться, чтобы поискать взглядом Старка, как вдруг он оказался позади меня. Его рука опустилась к моей, пока наши пальцы не встретились и не переплелись вместе.

- Это касается твоей мамы?

Не доверяя своему голосу, я просто кивнула.

- Твоей мамы? Я думала, как Дэмьен упоминал, что здесь твоя бабушка, - сказала Стиви Рей.

- Так и есть. - Афродита заговорила до того, как Дэмьен смог ответить. Она изучающе посмотрела на меня, выглядя намного старше ( и любезнее), чем она являлась на самом деле.

- Это касается твоей мамы? - спросила она.

Старк взглянул на меня, и я ответила ему легким кивком. Затем он сказал.

- Мама Зои умерла.

- О, нет! - сказал Дэмьен, его глаза сразу заслезились.

- Не надо, ладно? - Быстро добавила я. - Только не здесь. Не хочу, чтобы все пялились на меня.

Дэмьен поджал губы, сильно зажмурился и кивнул.

- Идем, Зет. Давай увидимся с твоем бабушкой. 

Стиви Рэй подошла ко мне с другой стороны и взяла меня под руку. Афродита схватила Дэмьена за руку, и они поспешили за нами, удаляясь от арены.

Всю дорогу я пыталась подготовить себя к тому, что расскажет мне бабушка. Полагаю, я пыталась подготовить себя выслушать это с тех пор, как я проснулась от своего видения о посещении Потустороннего мира, где я была свидетелем того, как Никс приветствовала дух моей мамы. Правда в том, что я осознала, как только вошла в основное здание школы и подошла к передней гостиной, что никогда не буду готова услышать эту новость.

Прежде, чем мы прошли через последний ряд дверей, Старк сжал мою руку. 

- Я здесь, и я люблю тебя.

- Я люблю тебя, Зет, - сказала Стиви Рей.

- И я тоже, - сказал Дэмьен, и потом тихонько заплакал.

- Ты можешь одолжить мои серьги с двухкаратным бриллиантом, - сообщила Афродита.

Я остановилась и оглянулась на неё.

- Ты о чем?

Она пожала плечами.

- Это самое близкое к признанию в любви, что вы сможете добиться от меня.

Я слышала, как Стиви Рей глубоко вдохнула, а Дэмьен тем временем нахмурился, в неверии уставившись на неё.

Но я просто сказала:

- Спасибо. Ловлю тебя на слове, - что заставило Афродиту нахмурится и пробормотать.

- Богиня, ненавижу быть милой.

Я освободилась от Стиви Рей и Старка и толкнула двустворчатые двери. Бабушка была в комнате одна и сидела в широком кожаном кресле. Дэмьен был прав; бабушка плакала. Она выглядела старой и очень, очень печальной. Как только она увидела меня, она встала. Мы встретились в середине комнаты и крепко обняли друг друга. Когда она, наконец, перестала обнимать меня, бабушка отступили достаточно далеко, чтобы взглянуть на мое лицо. Она держала руки на моих плечах. Они были теплыми, твердыми и такими знакомыми, и почему то это прикосновение помогло - боль в животе стала терпимее.

- Мама мертва. - я должна была сказать это прежде, чем скажет она.

Бабушка вовсе не удивилась, что я знала. Она просто кивнула и сказала:

- Да, у-ве-тси-а-ге-я. Твоя мама умерла. Её дух навещал тебя?

- В некотором смысле. Прошлой ночью, когда я спала, Никс показала мне маму, входящую в Потусторонний мир.

Я почувствовала дрожь, которая прошла через тело бабушки в ее руках. Она закрыла глаза и покачнулась. На секунду я забеспокоилась, что она собиралась упасть в обморок, и я накрыла ее руки своими.

- Дух, приди ко мне! Помоги бабушке!

Стихия, с которой я имею самую сильную связь, незамедлительно ответила мне. Я почувствовала, как она влилась из меня в бабушку, которая затаила дыхание и перестала покачиваться, но все еще не открыла глаза.

- Воздух, приди ко мне. Пожалуйста, окружи бабушку Редберд и дай ей дышать во всю силу. - Дэмьен подошел к нам с моей стороны и дотронулся до руки бабушки, когда, мягкий, сладкий, неправдоподобно легкий ветерок зашевелился вокруг нас.

- Огонь, приди ко мне. Пожалуйста, согрей бабушку Зои так, чтобы даже при том, что ей грустно, ей не было бы холодно.

Я моргнула от удивления, когда Шони присоединилась Дэмьену. Она тоже коснулась бабушки на секунду, затем улыбнулась сквозь слезы и сказала мне:

- Крамиша сказала нам, что ты нуждаешься в нас.

- Вода, приди ко мне. Очисти бабушку Зет и пожалуйста, забери часть ее печали с собой.

Эрин заняла свое место около Шони, касаясь спины бабушки. И точно так же, как ее Близняшка, она улыбнулась мне сквозь слезы.

- Да, нам даже не нужно было читать ее стихотворение. Она только сказала нам найти тебя здесь.

Глаза бабушки были все еще закрыты, но я увидела, как ее губы слегка приподнялись.

- Однако, мое стихотворение было хорошим. - Голос Крамиши звучал где-то позади меня.

Вторя фырканью Афродиты, Стиви Рей сказала:

- Земля, пожалуйста, приди ко мне. - Она подошла ко мне с другой стороны, и обвила руку вокруг бабушки. - Позволь бабушке Зет позаимствовать часть твоей силы, чтобы она вскоре чувствовала себя лучше.

Бабушка сделала три длинных глубоких вдоха. Как только она выдохнула последний, она открыла глаза и, хотя в них еще была печаль, ее лицо потеряло страшный, истощенный старческий вид, который был, когда я впервые увидела ее. 

- Скажи им, что мне лучше, у-ве-тси-а-ге-я.

Я не была уверена, что бабушке стало лучше, но я кивнула. Я знала, она дала мне это понять, и я была права. Она подошла к каждому из моих четырех друзей. Начинаясь с Дэмьена, она коснулась его лица и сказала: 

- Ва-до, Иноле. Ты укрепил меня.

Когда она двинулась к Шони, я объяснила своим друзьям:

- Бабушка благодарит вас, давая имена ваших стихий на языке Чероки.

- Ва-до, Эгела. Ты укрепила меня. - Бабушка коснулась щеки Шони и направилася к Эрин.

- Ва-до, Ама. Ты укрепила меня. - В конце она прикоснулась щеки Стиви Рей, все еще мокрой от слез. 

-Ва-до, Элохине. Ты укрепила меня.

- Спасибо вам, бабушка Редберд, - пробормотал каждый из четырех друзей.

- Гив-ли-э-ли-га.- сказала бабушка, повторяя по-английски. - Спасибо.

Она посмотрела на меня.

- Теперь я могу сказать это. - Она стала передо мной и взяла обе мои руки в свои ладони. - Твоя мать была убита на моей лавандовой ферме.

- Что? - я почувствовала, как электрический разряд прошел через мое тело. - Я не понимаю. Как? Почему?

- Шериф говорит, это было ограбление, и что она всего лишь помешала им. Он говорит так из-за того, что они взяли мой компьютер, телевизор и мои фото и видеокамеры - всего лишь случай насилия преступниками - что они, вероятно, были наркоманами, крадущими таким образом, чтобы добыть деньги на наркотики. - Бабушка сжала мои руки. - Она оставила его, птичка Зои, и приехала ко мне. Я была на собрании. Я должна была остаться ради нее. - Голос бабушки оставался ровным, но слезы подступали, а затем потекли из ее глаз.

- Нет, бабушка, не вини себя. Это не твоя вина, и если бы ты была там, я бы потеряла вас обоих - я не смогла бы выдержать это!

- Я знаю, у-ве-тси-а-ге-я, но смерть ребенка, даже потерянного для своих родителей - тяжелое бремя.

- Это было.. она.. мама страдала? - мой голос был чуть громче шепота.

- Нет. Она умерла быстро. - Бабушка ответила без колебаний, но я видела, что-то мелькнуло в ее глазах.

- Ее нашла ты?

Бабушка кивнула, слезы все быстрее и быстрее текли по ее щекам. 

- Я. Она была в поле рядом с домом. Она лежала там и выглядела такой умиротворенной, что поначалу я подумала, что она спит. - бабушка всхлипнула. - Но она не спала.

Я крепко стиснула руки бабушки и проговорила слова, которые, я знала, ей необходимо было услышать.

- Она счастлива, бабушка. Я видела её. Никс забрала всю её печаль. Она ждет нас в Потустороннем мире, и она получила благословение Богини.

- Ва-до, у-ве-тси-а-ге-я. Ты укрепила меня, - прошептала мне бабушка, когда опять сжала меня в объятьях.

- Бабушка, - сказала я, касаясь ее щеки. - Пожалуйста, останься со мной, по крайней мере на некоторое время.

- Я не могу, у-ве-тси-а-ге-я. - Она отступила, но все еще держала меня за руку. - Ты знаешь, я буду следовать традициям нашего народа и буду скорбеть семь полных дней, а это не подходящее место для меня, чтобы оплакивать ее.

- Мы не останемся здесь, бабушка, - сообщила Стиви Рей, вытирая мокрое от слез лицо своим рукавом.

- Зои и вся наша группа обосновалась в туннелях под складом Талсы. Я их официальная Верховная жрица, и я действительно была бы рада, если бы вы остались с нами - на семь дней или на семь месяцев - так долго, как вы захотите.

Бабушка улыбнулась Стиви Рей.

- Это очень щедрое предложение, Илохине, но ваш склад не совсем подходящее место для оплакивания. - Бабушка встретилась со мной взглядом и я знала, что она собиралась сказать еще до того, как она произнесла:

- Я должна быть на своей земле, на своей ферме. В течении всей следующей недели я должна мало есть и мало спать. Я должна сосредоточиться на очищении своего дома и своей земли от этого ужасного происшествия.

- Вы справитесь сами, бабушка? - Старк был прямо позади меня, такой теплый, сильный, совсем рядом. 

- Это безопасно после всего, что случилось?

- Тси-та-га-ас-ха-я, не позволяй моей внешности обмануть себя.

Она назвала Старка "забиякой" - её любимое прозвище для него.

- Во мне много чего сочетается, и ничего из того, что могло бы охарактеризовать меня, как беспомощную пожилую женщину.

- Я никогда не считал вас беспомощной, - поправил Старк. - Но возможно, остаться в одиночестве - не самая хорошая идея для вас.

- Да, бабушка. Старк прав, - сказала я.

- У-ве-тси-а-ге-я, я должна очистить свой дом, свою землю, и себя, пока я скорблю. Я не смогу этого сделать, пока не обрету мир на земли, и не останусь в доме, пока тот не будет тщательно очищен; не ранее, чем через семь дней. Я разобью палатку у себя во дворе, на лугу у ручья, - бабушка улыбнулась Старку, Стиви Рэй, и остальным моим друзьям. - Я думаю, что вам нет нужды подвергаться солнечному свету все это временя.

- Ну, бабушка, я...- начала я, но она остановила меня.

- Я должна сделать это сама, у-ве-тси-а-ге-я. Хотя я все равно должна тебя попросить.

- О чем угодно, - сказала я.

- Через семь дней ты придешь к ферме со своими друзьями? Станешь ли ты в круг и выполнишь свой очищающий ритуал?

- Обещаю, - кивнула я, и мой пристальный взгляд обратился к друзьям, которые окружили меня.

- Обещаем, - сказала Стиви Рей. Ее слова были поддержаны ребятами, которые стояли передо мной и вокруг меня.

- Тогда, именно так и поступим, - твердо произнесла бабушка. - Черокские традиции траура и чистки будет объеденены с вампирским ритуалом. Хорошо, что это так, поскольку моя семья расширилась, чтобы принять очень много вампиров и недолеток. - Ее взгляд скользил по моим друзьям. - Я попрошу еще об одной вещи. Чтобы каждый из вас воскрешал яркие воспоминания обо мне и матери Зои в течении следующих семи дней. Не имеет значения, что Линда часто колебалась в жизни. Значение имеет лишь то, что ее помнят с любовью и добрыми мыслями.

"Обещаем” и “Конечно, бабушка” слышалось отовсюду вокруг меня.

- Теперь мне нужно идти, у-ве-тси-а-ге-я. Скоро восход солнца, и я хочу встретить рассвет на своей земле.

Держа мою руку в своей, бабушка и я шли к двери. Когда она проходила мимо моих друзей, каждый из них касался ее и говорил: 

- До свидания, бабушка, - которая дарила свою улыбку сквозь слезы.

У дверей мы смогли остаться наедине, и я обняла ее, говоря:

- Я понимаю, почему ты должна это сделать, но я действительно не хочу, чтобы ты уезжала.

- Я знаю, но через семь дней..

Открываясь, дернулась дверь и внезапно показалась Неферет, выглядя мрачной и обманчиво красивой.

- Сильвия, я слышала о вашей потере. Пожалуйста, примите мои искренние соболезнования, что ваша дочь была убита.

Бабушка напряглась от звука голоса Неферет и разомкнула мои объятия. Она сделала глубокий вдох и встретила пристальный взгляд вампирши.

- Я принимаю ваши соболезнования, Неферет. И я чувствую вашу искренность.

- Может ли Дом Ночи что-то сделать для вас? Вам что-нибудь нужно?

- Стихии уже укрепили меня, а Богиня благословила мою дочь в Потустороннем мире.

Неферет кивнула.

- Зои и ее друзья добры, а Богиня очень великодушна.

- Я не думаю, что за действиями Зои и ее друзей или Богини стояли доброта или великодушие. Я полагаю, это была любовь. Разве вы так не думаете, Верховная жрица?

Неферет сделала паузу, как будто она действительно размышляла над вопросом бабушки, и потом сказала:

- Я думаю, что вы возможно правы.

- Да, я права. И есть одна вещь, о которой я прошу Дом Ночи.

- Для нас большая честь помочь Знахарке во время нужды, - сказал Неферет.

- Спасибо. Я прошу, чтобы Зои и ее кругу разрешили приехать на мои земли через семь дней, чтобы выполнить ритуал очищения. Это закончило бы мой траур и очистило мой дом, освобождая от любого оставшегося зла.

Я видела, что-то проскользнуло в пристальном взгляде Неферет — всего лишь на мгновение, но кажется это был страх. Но когда она заговорила ее выражения и голос отражали только вежливое беспокойство.

- Конечно. Я свободно даю разрешение для этого ритуала.

- Спасибо, Неферет, - поблагодарила бабушка, а затем обняла меня еще раз и мягко целовала. 

- Через семь дней, у-ве-тси-а-ге-я. Тогда я увижу тебя снова.

Я быстро заморгала, сдерживая свои слезы. Я не хотел, чтобы последний взгляд бабушки на меня ассоциировался с соплями и криком. 

- Семь дней. Я люблю тебя, бабушка. Никогда не забывай это.

- Я больше не смогу это забыть, так же как не могу забыть дышать. Я тоже люблю тебя, дочка.

Тогда бабушка развернулась и ушла. Я стояла в дверном проеме, наблюдая за ее прямой, сильной спиной, пока ночь не скрыла ее от меня.

- Пошли Зет. - Старк скользнул рукой по моим плечам. - Я думаю, что у нас было достаточно всего в течение этого долгого дня. Пойдем домой.

- Да, Зет. Пойдем домой, - сказала Стиви Рей

Я кивнула, готовясь согласиться с ними, когда почувствовала, как жар стремительно разрастался у меня на груди. Сначала это смутило меня. Я подняла руку, чтобы потереть камень и коснуться твердого круга, который начал излучать высокую температуру.

И тогда Аурокс показался в зоне видимости. Он был с Драконом Ланкфордом.

- Зои, я слышал новости о твоей маме. Я соболезную, - сказал Дракон.

- Сс-спасибо, - пробормотала я. Я не смотрела на Аурокса. Я помнила слова Ленобии, что я должна надевать непроницаемую маску рядом с ним, но я чувствовала себя слишком неопытной, слишком израненной, чтобы сделать что-либо, кроме как выпались Старку:

- Я хочу пойти домой, но сначала мне нужна минута, чтобы побыть в одиночестве. 

Прежде, чем он даже успел сказать "хорошо", я выбралась из его крепких рук и проскользнула мимо Дракона и Аурокса.

- Зои? - окликнул меня Старк. - Куда ты..

- Я буду у фонтана, что находится во внутреннем дворике рядом с автостоянкой, - сказала я ему через плечо. Я могла видеть, что он хмурился, тревожась обо мне, но я не могла ему помочь. Я должна была уйти отсюда. - Предупреди меня, когда автобус будет готов к отправлению. Хорошо?

Я не ждала его ответа. Я опустила голову и поспешно пошла по тротуару, который вился вокруг главного школьного здания. Почти бежа трусцой, я повернула направо и подошла к железной скамье, которая была под одним из деревьев в кругу, окружавших фонтан и небольшую, похожую на сад область, которую недолетки называли внутренним двориком преподавателей, потому что он был рядом с той частью школы, в которой они размещались. Я знала, если бы кто-то выглянул из больших, декоративных окон, то заметили бы меня, но я также знала, что все преподаватели должны были заканчивать шестой урок в классных комнатах, и это означало, что было всего одно место в кампусе в это время, где я могла без лишних свидетелей побыть одна.

Так что я сидела там, в тени большого вяза, пытаясь обрести контроль над своими мыслями. Присутствие Аурокса вносило беспорядок в мой разум, и я не знаю, почему. Прямо сейчас, прямо в эту секунду, меня это не заботило. Мама умерла. Что бы Неферет и Тьма ни запланировали для меня, они могут идти к черту с этим. Пусть все идут к черту. Мои мысли были вульгарны и жестоки, но слеза, скользящая по щеке, говорила совсем о других чувствах.

Мамы больше нет. Она не ждет дома шагов неудачника и не возится на кухне. Я не могу позвонить ей и заставить злиться на меня, а затем отчитать за то, что я дрянная дочь. Это было странное чувство - остаться без матери. Я имею в виду, что она и я не были близки больше трех лет, но все же в глубине моего сознания всегда была надежда, что однажды она придет в себя, оставит этого идиота, с которым она напортачила и вышла замуж, и вернется к нам. Мама.

- Она ушла от него, - сказала я. - Я должна помнить об этом.

Мой голос надорвался, но я откашлялась и опять заговорила вслух в ночь.

- Мама, я сожалею, что не успела сказать тебе прощай. Я люблю тебя. Всегда любила. И всегда буду любить.

Тогда я опустила и закрыла свое лицо руками, отдаваясь той ужасной печали, которая разрасталась внутри меня, и зарыдала.

Аурокс

Недолетка, которую звали Зои - единственная с необычными татуировками, покрывшими не только её лицо, но и её плечи, руки, и, как рассказывала ему Неферет, некоторые части её тела - заставляла его чувствовать себя странно.

Неферет сказала, что Зои её враг. Соответственно, Зои и его враг тоже. Она та, кто представляет угрозу для его госпожи, она опасна.. видимо это опасность, вот почему он почувствовал несоответствие, когда она прошла рядом. Аурокс заметил в какую сторону поспешила Зои. Он должен замечать все, что касается её. Зои опасна.

- Неферет, мне нужно поговорить с вами относительно новых занятий, проходящих на арене Ленобии, - проговорил Дракон Ланкфорд.

Холодный взгляд зеленых глаз Неферет обратился к Дракону.

- Высший совет постановил, что эти недолетки останутся там, по крайней мере, на некоторое время.

- Я понимаю это, но...

- Но ты скорее бы обучал Пересмешника в своем классе? - оборвала Неферет.

- Рефаим больше не Пересмешник. - перебила ее Красная Верховная жрица, защищая своего супруга.

- И всё же, он называет тех тварей, тех Пересмешников, братьями, - сказал Аурокс.

- Именно, Аурокс, важное наблюдение, - сказала Неферет, даже не глядя на него. - Так как ты мой подарок от Никс, то, я думаю, важно, чтобы мы прислушивались к твоим наблюдениям.

- Вы ярая последовательница Сэма Хилла?? Они его братья. Он не скрывает этого. - Качая головой, Красная Верховная жрица заглянула в его глаза. Аурокс видел в них печаль и гнев, но эти эмоции не были достаточно сильными для него.. он не мог вытянуть из них силу. 

- Вы не должны были убивать того Пересмешника. Он ни на кого не напал.

- Ты считаешь, что нам следует дождаться, когда эти твари убьют еще одного из нас до того, как мы начнем действовать? - спросил Дракон Ланкфорд.

Гнев Фехтовальщика был более,чем осязаем и Аурокс поглотил некоторую часть этой силы. Он чувствовал, как она вскипала в его крови.. пульсируя.. насыщая.. изменяя.

- Аурокс, здесь в тебе больше не нуждаются. Ты можешь приступить с своим обязанностям. Начни отсюда, с главного здания школы, и двигайся вокруг, по периметру кампуса. Патрулируй территорию. Будь уверен в том, что ни один из Пересмешников не вернется. 

Его госпожа взглянула на Красную Верховную жрицу и добавила:

- Мой приказ - атаковать только тех, кто угрожает тебе или школе.

- Да, Жрица. 

Он поклонился ей и пошел прочь, прямо через дверной проем в ночь, слыша, как Красная Верховная жрица все еще защищает своего супруга. Она тоже враг, хотя его госпожа сказала, что другой разновидности - той, которую можно использовать.

Аурокс обдумывал сплетения всех, кто противостоял Неферет. Она объяснила ему, что, в скором времени, все эти недолетки и вампиры или подчинятся ей, или будут уничтожены. Его госпожа с нетерпением ждала этого дня. Аукрокс так же ждал его.

Он сошел с тротуара, двигаясь в правую сторону, к краю главного школьного здания. Аурокс старался держаться подальше от мерцающих газовых фонарей. Инстинктивно он предпочитал глубокие тени и темные углы. Его чувства были всегда начеку, всегда в поиске. Поэтому было странно, что бумажная салфетка так застала его в расплох. Она была белая, простой прямоугольной формы. Она плыла по ветру перед ним, порхая, словно птица. Аурокс остановился и потянулся, вылавливая ее из ночи.

"Так странно, - подумал он, - плавающая бумажная салфетка." Неосознано он сунул ее в карман джинсов. Не обращая внимания на странное, дурное чувство, он продолжал идти.

Её эмоции достигли его как только он сделал ещё два шага.

Печаль - глубокая, давящая скорбь. И вина. В её чувствах так же ощущалась вина.

Аурокс знал, что это молодая Верховная жрица- недолетка.. Зои Редберд. Он убеждал себя, что приблизился к ней только потому,что было бы мудро понаблюдать за своим врагом. Но как только он подошел ближе - все её чувства захлестнули его - что-то непредвиденное случилось с ним. Вместо того, чтобы поглощать её эмоции и насыщаться ими, Аурокс поглощал их и чувствовал.

Он не изменился. Не начал превращаться в более могущественное существо.

Но вместо этого, Аурокс просто чувствовал.

Горе Зои влекло его вперед, и, когда он стоял в окружавшей его тени и смотрел, как она рыдала, ее эмоции перетекли в него, собравшись и объединившись в маленьком, тихом, скрытом месте, глубоко внутри его души. Когда Аурокс поглощал печаль Зои, чувство вины, одиночества и отчаяния, что-то зашевелилось в нем в ответ.

Это было совершенно неожиданно и абсолютно неприемлемо, но Аурокс хотел утешить Зои Редберд. Этот импульс был настолько чужд ему, что его невероятно потрясло это безотчетное движение, будто его подсознание управляло телом.

Он шагнул из темноты, в тот же миг она шевельнулась, прижав ладонь к месту в середине груди. Она заморгала, очевидно, пытаясь увидеть сквозь слезы, и ее глаза нашли его. Она выпрямила свое тело и осмотрелась, она была на грани того, чтобы убежать.

- Нет, тебе вовсе не нужно уходить, - услышал он свой голос.

- Чего тебе надо? - спросила она, затем икнула и вновь тихонько всхлипнула.

- Ничего. Я проходил мимо. Ты плакала. Я услышал.

- Я хочу побыть одна, - сказала она, вытирая своё лицо тыльной стороной ладони и хлюпая носом.

Аурокс не осознал, что он сделал потом, пока вместе с девушкой, оба не посмотрели на его руку и на бумажную салфетку, что он вытащил из кармана, чтобы предложить ей.

- Я оставлю тебя, но тебе пригодится это. - сказал он, голос его казался непреклонным и чуждым для его собственных ушей. - У тебя все лицо мокрое.

Она пристально посмотрела на салфетку перед тем, как взять её, затем взглянула на него.

- У меня сопли, когда я плачу.

Он почувствовал, как кивнул. 

- Да. Так и есть.

Она вытерла лицо и высморкалась.

- Спасибо. У меня всегда нет под рукой Клинекса, когда он мне так нужен.

- Я знаю, - ответил он. 

Тогда он почувствовал, что его лицо вспыхнуло, а по телу прошел холод, потому что не было абсолютно никакой причины, почему ему нужно было сказать это. У него вообще не было никакой причины говорить с этой недолеткой-врагом.

Она вновь пристально на него посмотрела, со странным выражением на лице.

- Что ты сказал?

- Что я должен идти. - Аурокс повернулся и быстро скрылся в ночи. Он ждал, что эмоции, которые она дала ему почувствовать исчезнут, как исчезали эмоции других людей после того, как он поглощал, использовал и отбрасывал их в сторону. Но часть грусти Зои осталась с ним, так же, как и ее вина и, что еще более странно - ее одиночество осталось с ним, объединяясь с глубокой, потаённой пропастью в его душе.

 

9

Зои

Я долго еще смотрела вслед уходящему Ауроксу.

Какого черта?

Я снова высморкалась, покачала головой, глядя на скомканную, мокрую салфетку Клинекс в своей руке. Что за игру затеяло это создание Неферет? Она специально подослала его ко мне с салфетками Клинекс, чтобы мой и без того шаткий разум окончательно помутнился.

Нет, маловероятно. Неферет не знала, что Аурокс, давая бумажную салфетку, напомнит мне Хита. Никто, кроме Хита, не делал этого. Ну, и Старка.

Таким образом это, должно быть, просто странное совпадение. Несомненно, Аурокс был своего рода созданием Неферет, но это не значит, что он был неуязвим к эффекту женских слез. Он был парнем.. по крайней мере, я была вполне уверена, что он парень. Но так или иначе, он стопроцентно не мог быть один из глупых любимцев Неферет. Он мог быть хорошим парнем.. или по крайней мере он мог быть кем-то хорошим, пока не превращался в смертельную машину, похожую на быка. Черт, Стиви Рей же нашла хорошего Пересмешника. Кто знает..

И тогда я поняла, что делала. Все как с Калоной. Я видел добро там, где его не было.

- О-оо, че-ерт, нет! Т-а-аак не пойдет, - отчитала я себя вслух.

- Что не пойдет, Зет? - Старк шел по внутреннему дворику, неся коробку Клинекса в своей руке. - Эй, кажется, ты уже вытерлась для разнообразия, - сказал он, показывая на мою скомканную, испачканную салфетку.

- Мм, я возьму другую. Спасибо, - сказал я, отщипывая несколько платочков из коробки и снова вытирая свое лицо.

- Итак, что же не так? - Он сел на скамью возле меня. Его плечо потерлось о мое, и я прильнула к нему.

- Я просто напоминала себе не давать сумасшедшим вещам, что происходят здесь, сводить меня с ума.. по крайней мере самым бредовым.

- Ты не сумасшедшая, Зет. У тебя сейчас трудные времена, но все наладится, - успокоил меня он.

- Надеюсь, ты прав, - пробормотала я, а затем другая, еще более угнетающая мысль поразила меня. - М-мм, ты говоришь, что остальные не думают, что я странная из-за моей мамы?

- Я еще не сказал им. Они твои друзья, Зет. Они просто беспокоятся о тебе, ничего странного, - уверил Старк.

- Знаю, знаю, только … - Мой голос затих. Я не знала, как оценить и выразить в словах боль, вину и ужасное чувство одиночества из-за того, что мама покинула меня.

- Эй, - Старк остановился и взглянул на меня. - Ты не одна.

- Ты читаешь мои мысли? Ты же знаешь, что я не люблю, когда ты...

Он взял меня за плечи и тихонько встряхнул.

- Это не из-за нашей связи и того, что будучи твоим Воином я знаю, что ты чувствуешь. Я не знаю другого ребенка, у которого умерла мама, а ты?

- Нет, только я. - Я закусила губу, чтобы не зареветь. Снова.

- Вот видишь, поэтому не трудно понять, что ты чувствуешь.

И он поцеловал меня. Не жарким, глубоким поцелуем, как бы говорящим "я хочу залезть тебе под юбку". Поцелуй Старка был мягкий и сладкий, он обнадеживал. Когда его губы оторвались от моих, он улыбнулся, глядя в мои глаза. 

- Но, как я уже говорил, ты пройдешь через это, все хорошо и ты не сумасшедшая, потому что ты умна, сильна и красива, и внутри фантастичноострая.

Я неожиданно захихикала.

- Фантастичноострая? Ты серьезно это сказал?

- Черт, да! Я только что это сказал. Зет ты фантастичноострая.

- Но фантастичноострая? - Я хихикнула еще раз, и почувствовала, как боль внутри меня отступает. - Это самая дурацкая вещь, что я когда-либо слышала от тебя.

Он, прижал руку к груди, будто я только что нанесла ему удар.

- Зет, это ранит. Я пытался быть романтичным.

- Ну, по крайней мере ты попытался, - сказала я. - Скажи мне, ты сам придумал это слово?

- Неа, - Он одарил меня своей милой, дерзкой ухмылкой. - Я услышал это "фантастичноострый" от трех девчонок из школы, когда они наблюдали за моей стрельбой на арене в поздний час.

- Прааавда? - Я приподняла бровь и наградила его испепеляющим взглядом. - От трех девчонок из школы?

Дерзость пропала из его улыбки. 

- Я хотел сказать, трех непривлекательных девчонок.

- Я уверена, именно это ты и хотел сказать.

Его глаза заблестели.

- Ревнуешь?

Я фыркнула и солгала. 

- Нет!

- Тебе вовсе не нужно ревновать. Больше. Потому, что ты не только под защитой "фантастичноострого". Ты та, кому "фантастичноострый" предначертан.

- Ты уверен?

- Ага.

- Обещаешь?

- Ага.

Я прильнула к нему.

- Хорошо, я верю тебе, мужлан. - Я положил свою голову на его плечо, и он обнял меня. - Теперь мы можем пойти домой?

- Безусловно. Ваш желтый микролимузин готов к отправке и дожидается лишь тебя.

Он встал и поднял меня на ноги. Рука об руку мы пошли к стоянке. Я украдкой покосилась на него. Он выглядел довольным собой (и невероятно горячим). Очевидно, его тупая игра слов была частью его плана с целью вытащить меня из бездны депрессии, в которую я сама себя загнала.

Старк конечно же почувствовал бы это и не потому, что он "подслушивал" мои чувства, а потому что он был мой Хранитель, мой Воин и многое, многое другое.

Я сжала его руку.

- Спасибо.

Он поглядел на меня, улыбнулся, затем поднес мою руку к своим губам. 

- Нет проблем. Подожди немного, и ты услышишь слово, о котором я подумываю, способное описать твои груди. На сей раз это будет полностью соответствовать действительности. Я для этого мне не нужна помощь ни одной из тех трех непривлекательных школьниц.

- Нет. Только не это!

- Возможно, тебя нужно еще немного взбодрить.

- Не-а. Я в порядке. Мои груди так описывать не нужно.

- Ладно, но помни, что я здесь, если ты нуждаешься во мне, - сказал он, снова усмехнувшись. - Готовый, желающий и способный.

- Это обнадеживает. Спасибо.

- Это прописано в моей инструкции Хранителя, - ответил он.

На этот раз обе мои брови взлетели вверх.

- Ты на самом деле получал инструкцию?

- В каком-то смысле. "Позаботься о своей королеве или я завершу то, что начал с той крохотной царапины," - сказал он, подражая требовательному акценту шотландского Хранителя.

- Крохотной? 

Я содрогнулась, вспоминая кровавые ножевые раны, исполосовавшие всю его грудь. Разве могла я когда-нибудь такое забыть? Даже если бы у него не было этих, еще не заживших, не смотря на всю исцеляющую мощь моих стихий и моей крови, розовых шрамов.

- Крохотная - не совсем то определение, которым я бы охарактеризовала это.

- Ну, ну, милочка. Это не больше, чем царапины от киски.

Мои глаза расширились, а потом я ударила его по руке.

- Киски!

Он потер руку, и уже своим обычным головом ответил:

- Зет, это кошка по-шотландски. Правда.

- Ты. - Я нахмурилась. - Парень.

По некоторой странной причине он рассмеялся и обнял меня, сжимая в крепких объятиях. 

- Да, я парень. Твой парень. И я хочу, чтобы ты помнила, что это вне всего этого, - он остановился, делая жест в сторону Дома Ночи и микроавтобуса, который ожидал нас в стороне от места, где мы стояли, - и того, что я Воин и даже Хранитель, Я люблю тебя, Зои Редберд. И я всегда буду рядом, когда понадоблюсь.

Я подалась назад в его объятия и испустила долгий вздох облегчения. 

- Спасибо.

- Вот она! - Я слышала голос Крамиши и вздохнула, уверенная, что была той самой "она", о которой говорят. Я взглянула вверх и, конечно, Крамиша стояла перед загруженным микроавтобусом рядом со Стиви Рей, Афродитой, Дэмьеном, Близняшками, Эриком, и красной недолеткой, которую я не узнала. Взяв руку Старка в свою, я прошла остаток пути к автобусу.

- Мне очень жаль насчет твоей мамы. Это плохо, - сказала Крамиша, приветствуя меня.

- М-мм, с-с-спасибо, - я запнулась, и только было начала думать, что мне нужно придумать не столь неуклюжий способ реагировать на людей, которые говорили мне, как им жаль, что моя мама умерла, когда Крамиша продолжила:

- Зет, я знаю, это не слишком хорошее время, но у нас тут проблема.

Я подавила другой вздох. 

- У нас - ты говоришь обо мне, или у нас, то есть у тебя?

- Мы считаем, что эта проблема может касаться нас всех, - сказала Стиви Рей.

- Замечательно, - выдавила я.

- Зои, это Шайлин, - Эрик представил мне незнакомую девочку, которая смотрела на меня так, будто желала рассмотреть под микроскопом. Черт, опять этот взгляд!

- Привет, Шайлин, - сказала я, стараясь, чтобы это прозвучало нормально, в это же время пытаясь игнорировать ее пристальный вгляд.

- Фиолетовая, - произнесла она.

- Мне казалось, Эрик сказал, что твое имя - Шайлин, - сказала я, хотя мне хотелось кричать "Да! Это я! Та, со странными татуировками!"

- Меня зовут Шайлин, - она ответила мне теплой, очень приятной улыбкой, - Ты фиолетовая.

- Она не Фиолетовая, она - Зои, - в словах Старка слышалось смущение, я чувствовала себя так же.

- Ты также с пятнами серебра. - Шайлин, закончив пялиться на меня, уставилась на него. - Ты - красный, золотой и немного черный. Ха. Это странно.

- Хорошо, я не...

- О-оо, дерьмо, - прервала Афродита, указывая на Шайлин. - Имя этого нового ребенка - Шайлин, и она не называет вас цветами, она видит ваши цвета.

- Мои цвета? Не имею понятия, что это все значит, - сказал я, нахмурившись на Афродиту, а затем одаривая Шайлин взглядом, в котором читался большой вопрос.

- По правде говоря, я тоже не знаю, что это значит, - сказал Шайлин. - Это произошло со мной совсем недавно - прямо после того, как меня отметили.

- Я думаю, Шайлин одарена чем-то вроде Истинного видения, - сказал Дэмьен. - Это редкое явление. Я думаю, что кое-что об этом есть в Продвинутом справочнике недолеток, но я всего раз заглянул в него. - Он выглядел смущенным и извиняющимся. - Я в самом деле не читал его.

- Дэмьен, это всего лишь четверокурсник. Ты еще не изучал этого на занятиях, - сказала Стиви Рей.

- Эй, давайте не будем зацикливаться на домашней работе, - пробормотала Эрин.

- Поддерживаю, - добавила Шони.

- Подождите. - Я повысила свой голос так, что все стали таращиться на меня вместо того, чтобы начать препираться, что, я уверена, скоро бы и началось. - Я не знаю, что такое Истинное видение, но если это подарок, и надеюсь, что от Никс, тогда в чем проблема? - сказала я.

- Она Красная недолетка, - сказала Афродита.

- И? Вот полный микроавтобус таких же, - перебила ее я, указывая ей за спину.

- Да-а, и каждый из нас должен был умереть, а затем воскреснуть прежде, чем мы получили вот это. - Крамиша указала на красную Метку в виде полумесяца у нее на лбу.

Я уставилась на нее, затем на нового ребенка, а затем наконец до меня дошло то, что я видела. Я посмотрела на Эрика. 

- Ты только что отметил ее красной Меткой?

- Нет.. Да. - Эрик покачал головой и выглядел взволнованным, как ад. - Вернее. Я отметил ее. Ладно, да, все шло не совсем по плану, но так было, потому что она была слепой, и это удивило меня.

Все мы уставились на него, а он прошелся рукой по своим густым, темным волосам. Его плечи резко опустились. И он добавил:

- Я все испортил, и именно поэтому она - красная недолетка и может видеть наши цвета.

- Ничего ты не портил, Эрик. - Казалось, Шайлин потянулась, чтобы погладить руку Эрика, но на полпути передумала. Ее пристальный взгляд обратился ко мне, и она продолжила, - До того, как он отметил меня, я была слепой. Я была слепа с тех пор, как была ребенком. А когда он отметил меня, я снова смогла видеть, и это не ошибка. Это настоящее чудо.

- Ах-х! Я знала, я почувствовала новую недолетку! 

Все мы подскочили от звука голоса Неферет, будто она застукала нас. Она спешила к нам, ее длинное зеленое бархатное платье стелилось по земле, и от этого казалось, будто она скользила, а не шла (и это было чертовски жутко). 

- Счастливо встретиться, я Неферет, ваша Верховная жрица.

Она ненадолго уделила внимание Эрику, и я увидела недовольство, вспыхнувшее в ее глазах.

- Профессор Найт, Вы не должны были приводить сюда эту девочку.

Неферет подошла к Шайлин и изящно, примирительно шагнула к ней. 

- Молодая недолетка, Ищейка должен был проинструктировать тебя идти в женскую спальню, где ты присоединишься к остальным... - Она прервалась, когда наконец увидела Метку Шайлин.

- Нда-аа, - произнесла я, не в силах больше держать язык за зубами. - Она красного цвета. А это значит, что она находится в правильном месте.

- И это я ее Верховная жрица. Не вы, - закончила Стиви Рей за меня.

- О-оо! Вы ... м-мм, я чувствую себя нехорошо! - Шайлин смотрела на Неферет, когда вдруг упала в обморок. Эрик поймал ее прежде, чем ее голова коснулась земли, он выглядел испуганным, но в то же время, как герой. (Серьезно, он превосходный актер.)

- Она много всего пережила сегодня, - сказала Афродита, подходя к Неферет, чтобы стать с ней лицом к лицу. - Она должна поехать домой. На вокзал. С нами. Сейчас же.

Я затаила свое дыхание, когда глаза Неферет сузились, и ее пристальный взгляд хлестнул по всем из нашей компании. Все вампиры обладают интуицией, но Неферет выше этого. Она может читать мысли. Точнее, разумы большинства недолеток — или по крайней мере поверхностные мысли. Я послала быструю, тихую молитву Богине "Пожалуйста, позволь каждому из них думать о чем угодно, кроме того, что у этой новой девочки может быть Истинное видение — что бы это ни было."

Внезапно подозрительное выражение лица Неферет изменилось. Она смеялась. Она действительно смеялась. Я понятия не имела, как это было возможно, но ее смех казался ужасным, противным и язвительным. Как мог быть смех настолько ужасным?

- Она была слепой. Именно поэтому она получила красную Метку. Она слабая. Ей не нужно было умирать, чтобы получить ее. Ну, по крайней мере, она пока еще не умерла.

Крамиша стояла около меня, так что я почувствовала слабый всплеск страха. И Неферет тоже. Верховная жрица притворно улыбнулась нашей Поэтессе-лауреатке. 

- Что такое? Вы правда полагали, что красная Метка гарантирует вам Превращение? - Она наклонила свою голову в сторону, напоминая рептилию. - Да, я ощущаю ваше потрясение и страх. Вы не думали об этом. Ваше тело все еще может отвергнуть Превращение.

- Вы не можете знать это наверняка. - Стиви Рей подошла ближе к Крамише.

- Не могу? - Смех Неферет опять был противным и ужасным. Она повела подбородком в сторону Шайлин, которая все еще была в обмороке на руках Эрика. - Но в этом есть нечто странное для меня. 

Она перевела взгляд на Афродиту. Я видела, что Афродита уперла кулаки в свою талию, будто подбадривая себя для боя. 

- Малышка, как бы ты себя не чувствовала, ты теперь даже не недолетка.

- Нет, больше нет. Но я счастлива будучи той, кто я есть. А вы Неферет?

Вместо ответа, Неферет сказала:

- Забирайте новую недолетку с собой. Ты права в одной вещи, Афродита. Ее дом с вами и остальной частью неудачников, не здесь. Что, во имя всех богов, Никс сотворит в следующий раз?

И затем, смеясь, она пренебрежительно повернулась к нам спиной и заскользила прочь.

Когда она не могла нас больше слышать, я сделала долгий выдох. 

- Хорошая работа, вы все смогли не думать об Истинном видении.

- Она пугает меня, - сказал Крамиша голосом, который казался очень, очень юным.

Стиви Рей обняла Крамишу. 

- Правильно, что ты боишься ее. Это поможет нам упорнее бороться против нее.

- Или бегать быстрее, - мрачно добавил Эрик.

- Некоторые из нас не убегают, - сказала Стиви Рей.

- Ты уверена? - спросила Шайлин.

- Эй, ты опять с нами? - поинтересовался Эрик.

- Фактически, я никуда не уходила. М-мм. Теперь ты можешь отпустить меня. Пожалуйста.

- Ой, правда. Конечно. - Эрик мягко опустил ее. Он поддерживал её, будто желая убедиться, что она больше не собиралась покачиваться или падать, но она стояла, выглядя при этом чертовски бойко.

- Итак, ты подделала обморок. Почему? - Афродита успела задать вопрос прежде, чем я.

- Ну-уу, это было не трудно. - Шайлин посмотрела на Крамишу. - Я согласна с тобой. Она пугает меня.

А затем она продолжила: 

- Я подделала обморок, потому что это было лучше, чем с криком убежать подальше от нее.

Она поймала взгляд Эрика. 

- Да, и с тобой я тоже согласна. - Тогда она пожала плечами.

- Но она сказала, что она - Верховная жрица. Я не много знаю о вампирах, но все знают, что Верховные жрицы являются главными. А значит крича убежать от нее в первый же день, как стала недолеткой, не кажется мне хорошей альтернативой.

- И так ты решила, что лучше притвориться опоссумом, - сказала Стиви Рей

- Притвориться чем?

- Это мужланский способ сказать, что ты симулировала обморок, чтобы Неферет оставила тебя в покое, - сказала Афродита.

- Да-а, это именно то, что я и сделала, - сказала Шайлин.

- Неплохой план, - одобрил Старк. - Встретить Неферет и быть отмеченной, и все в один день - паршиво тебе.

- Что ты видела? - Мой вопрос, казалось, застал врасплох всех, кроме Шайлин. Она встретилась со мной взглядом и удерживала его постоянно, пока отвечала мне. - Прямо перед тем, как я ослепла, я была в Нам Хи, в этом большом вьетнамском продуктовом магазине, что на Двадцать первой и Гарнетт, с моей мамой. У них были целые рыбы на продажу в гигантских корзинах со льдом. Они пугали меня, очень, я помню, что все, что я могла сделать, это стоять и смотреть в их молочные, мертвые глаза и ужасные щели во вспоротых животах.

- У Неферет цвет желудка мертвой рыбы? - спросила Стиви Рей.

- Нет. У Неферет тот же цвет, что и у глаз мертвой рыбы. И только этот цвет.

- Это точно не может быть хорошо, - сказала Крамища.

- Что не может быть хорошим? - спросил Дарий, как только присоединился к нашей группе, взяв руку Афродиты. Она прижалась к нему и сказала:

- Дарий, стойкий Воин, познакомься с Шайлин, недавно отмеченной Красной недолеткой, не умершей, но ставшей Красной, и у кого Истинное видение. Она просто "видит" - процитировала Афродита - Неферет и, видимо, ее истинный цвет похож на глаза мертвой рыбы.

Дарий не колебался. Он только слегка поклонился новой девочке и сказал:

- Счастливо встретиться, Шайлин, - что показало, что у Воина был впечатляющий контроль над собой или это было всего лишь еще одним доказательством того, что наши жизни стали совершенно, чертовски сумасшедшими.

- Мы должны узнать больше об Истинном видении, - сказал Дэмьен. - Это шестой курс и вне классных занятий. Ты что-нибудь знаешь об этом? - спросил он Дария.

- Не много. Я сосредотачивался главным образом на ножах, а не на вампирской социологии, - ответил Дарий.

- Ладно, у меня есть глупое продвинутое руководство, - сказала Афродита. Когда мы все вытаращили на нее глаза, она нахмурилась. - Что? Я была на шестом курсе, когда все это случилось. 

Она указала на лоб без Метки. 

- К сожалению, я должна была продолжить обучение по своему старому графику сегодня. - Когда все мы продолжили смотреть на нее, не говоря ни слова, она закатила глаза. 

- О-оо, это полное дерьмо, я должна сделать домашнюю работу, вот и все. Книга в моей невероятно привлекательной сумке Анэхэты Джой Кэткин в автобусе для тормозов.

- Афродита, прекрати говорить "тормоз"! - закричала на нее Стиви Рей. - Я клянусь, ты должна посмотреть www.t-word.com. Возможно ты узнали бы, что некоторых людей ранит твоё т-слово.

Афродита моргнула несколько раз, затем потерла свой лоб.

- Вебсайт? Ты серьезно.

- Да, Афродита. Так же серьезно как то, что я несметное количество раз пыталась донести до тебя, что использование т-слова унижает, и только этот метод подействовал.

Афродита сделала глубокий вдох и выпустила тираду: 

- А как насчет сайта для c-слова.. такого, как сука, которое унижает половину мира? Или, подождите, нет. Давайте сделаем этот сайт т-слову, ведь только т-слово насилует умы, но на самом деле, всего лишь задевает самолюбие мам верхушки среднего класса. Или...

- Серьезно. - Я встал между ними. - Мы все поняли. Можем ли мы вернуться к Шайлин и вопросу об Истинном видении?

- Да, как хочешь, - сказала Афродита, отбрасывая свои волосу за спину.

- Какая бы Афродита не была противная, но в её словах есть смысл, - сказала Эрин.

Я впилась взглядом в Шони, которая только с энтузиазмом кивала, но не вмешивалась. Я почувствовала, что моя голова собиралась взорваться.

- Ах-хх, черт, - сказал я, вскидывая мои руки в расстройстве. - Я не могу вспомнить, о чем мы говорили перед этим монологом о тормозах.

- Информация об Истинном видении находится в автобусе, - сказал Рефаим, удивив всех нас. Он застенчиво улыбнулся. - В действительности я мало что понял из остального разговора. Я также понял, что в словах Афродиты есть смысл, но об этом я только что узнал от Эрин.

Рядом со мной Старк замаскировал свой смех кашлем.

Я вздохнула.

- Ладно, пойдемте в автобус и вернемся на вокзал. Афродита и Дэмьен, встретимся на кухне с продвинутым руководством. - Я сделал паузу и поглядела на Стиви Рей, которая все еще держала руку Рефаима. - Ты собираешься присоединиться к нам после, м-мм, ты знаешь, восхода солнца и всего прочего?

- Зет, ты не должна ходить вокруг да около. Да, Рефаим превратится в птицу, когда взойдет солнце, и я хотел бы быть с ним при этом. 

Она поглядела на Рефаима, который улыбался ей, будто это был его день рождения, и она была самым удивительным подарком, который он только что открыл.

- Правда? - услышала я, как Шайлин спросила Эрика.

- Ага, это длинная история. - сказал Эрик.

- Не удивительно, что у него такой странный цвет, - сказала она.

Мне было любопытно, какой же цвет у Рефаима, но я знала, что сейчас было не подходящее время для этого вопроса, так что вместо этого я сказала:

- Крамиша, пожалуйста, скажи, где Шайлин может остановиться?

- Только не в моей комнате, - сказала Крамиша.

Затем она одарила Шайлин извиняющимся взглядом.

- Извини. Ничего личного.

- Да всё нормально. С тех пор, как я ослепла, вокруг меня всегда было много людей. Я бы тоже предпочла отдельную комнату.

Крамиша улыбнулась.

- Правильно. Мне нравится быть независимой женщиной, и я помогу тебе найти собственную комнату.

- Идет, - сказала Шайлин.

- К-хм-м. - откашлялся Эрик, чтобы привлечь наше внимание. Мне показалось, он выглядел нервным и необычайно неуверенным в себе. - Как насчет того, чтобы я поехал вслед за автобусом на своей машине, и Шайлин была со мной? Я могу просветить ее о некоторых вещах, как о Рефаиме, так и обо всех нюансах жизни Красных недолеток в целом по дороге.

- Ищейки должны только отслеживать и ставить Метки, - сказала Афродита.

- Ну да, и недолетки, как предполагается, отмечены синим полумесяцем, а затем либо Превращаются, либо умирают, - возразил он.

- Я думаю, что было бы неплохо, если бы Эрик последовал за нами, - сказал Стиви Рей, которая удивила меня, потому что я знал, что она точно не была поклонницей Эрика. - Что ты думаешь, Зет?

Я пожала плечами.

- Я не против.

Эрик слегка кивнул, а затем он и Шайлин двинулись к его автомобилю на автостоянке.

- Вы готовы отправиться? - спросил Дарий.

- Я полагаю, или, по крайней мере, как только появится наш не в меру дружелюбный водитель, - сказала я.

Дарий улыбнулся.

- Значит ты обо мне. Я сказал Кристофу, что буду возить вас отсюда к вокзалу, и обратно.

Я не могла сопротивляться желанию взглянуть на Афродиту. Ее лицо застыло, а глаза выглядели огромными.

- Эй, выходит Афродитиха встречается с водителем автобуса! - сказала Шони.

Казалось, Эрин готова была добавить еще несколько хитрожопых комментариев, но Афродита сократила пространство между ней и Близняшками.

- Дарий не водитель автобуса. Он Сын Эреба. Он может убить вас, но он честный и добрый, поэтому не сделает этого. Но с другой стороны, я не честная и не Воин. Я убью вас, или, по крайней хорошенечко вас поколочу, что вы не доживете до следующей распродажи Мисс Джексон.

Близняшки набрали воздуха, но я быстро сказала:

- Все вы правы, давайте вернемся на вокзал. Похоже, нам нужно кое-что изучить.

Я схватила запястье Афродиты и практически потащила ее к автобусу. Она отцепилась от меня, но последовала за мной, когда я начала подниматься по лестнице. Затем рыжий меховой комок оказался в моих руках. 

- Нала! - вскрикнула я, почти уронив ее от удивления. - Ой, девочка моя! Я так скучала по тебе.

Я гладила ее, целовала и смеялась, когда она чихнула мне в лицо, а потом начала ворчать старушечьим голоском что-то вроде "Ми-уф-уф", даже в то время, когда она мурлыкала, как сумасшедшая.

Пока я тискала в объятиях Налу, раздался страшный визжащий звук из недр автобуса, и вдруг Афродита протолкнулась мимо меня, крича: 

- Малифисент! Мама здесь! 

Это был дождь из белого меха. Дети в автобусе взяли ноги в руки и поспешили с пути самой уродливой, отвратительной, огромной, ненавистной кошки во всей вселенной, которая двигалась вниз по проходу с шипением и воем. Афродита наклонилась, подняла ее на руки, и стала говорить ей, какой красивой, замечательной и умной она была.

- Это кошка совсем не такая, - сказала Крамиша, заглядывая мне за плечо. - Но либо Афродита не права, либо, как я предполагаю, это отлично работает. - Она перевела взгляд с Малифисенты на Налу, которая все еще ворчала на меня. - На самом деле, все эти кошки совершенно ненормальные.

- Все? - Я оторвалась от пушистой рыжей головки Налы и, как я и подозревала, желтый микролимузин был полон красных недлолеток и кошек. - Когда это произошло?

- Они были здесь, когда мы пришли, - сказала Крамиша. - Как я и говорила - они все ненормальные.

- Ну-уу, ладно. Я предполагаю, что это значит, что вокзал теперь и вправду наш новый дом, - сказала я, впервые чувствуя, что это могло бы быть правдой.

- Зет, дом там, где ты, - сказал Старк, коснувшись меня и почесывая Налу по ее головке.

Я улыбнулась ему и почувствовал внутри себя тепло.. которого было почти достаточно, чтобы заставить меня забыть о глазах цвета лунного камня и обстоятельствах, что люди вокруг меня продолжали умирать…

 

10

Калона

- Что ты только что сказал? - Калона так взревел на Пересмешника, что тот отшатнулся от него

- Рефаим сссстал человеком, - отчитался Нисрок. Его младший брат, тот, которому удалось избежать гнева мифического существа, беспокойно ерзал и поддакивал позади него.

Колона ходил кругами по поляне между охотничьими убежищами. Еще не рассвело, а те Пересмешники, которые возвратились из оклахомской деревни, куда летали в поисках отсутствовавших братьев, уже сгрудились в домах на деревьях, затаились, приготовились спрятаться, съежились под пытливым взглядом. Он стоял там, наблюдая как каждый из них возвращался и казалось, что он испытывает отвращение. Он искал человечность, чтобы с сыном можно было поговорить, поделиться, спланировать. Но все, что он встретил - хнычущих и подлых тварей. Рефаим был самый человечный из них всех, Калона подумал об этом уже в тысячный раз, когда Нисрок приземлился на поляну без одного его сына и с невероятной новостью о другом.

Калона обошел Нисрока.

- Рефаим не мог преобразиться в человека. Это невозможно! Он Пересмешник, так же, как и ты, так и твои братья.

- Богиня, - прошипел Нисрок. - Она изззззменила его.

Необычное, сладостно-горькое чувство завладело Калоной. Никс преобразила его сына из чудовища в человека - подарила ему облик мальчика.

- Она простила Рефаима? Как это могло произойти?

Практически лишившись речи, бессмертный выпалил:

- Ты разговаривал с Рефаимом?

Никрос покачал своей огромной вороньей головой вверх-вниз.

- Да.

- Он правда сказал, что теперь служит Никс?

- Да.

Нисрок склонился перед ним, но взгляд его был умным и хитрым.

- Он отказззззался шшшшпионить для тебя.

Калона наградил его жестким взглядом, а затем взглянул на потрепанного Пересмешника, который стоял в безопасности за его спиной, внезапно осознав, что это был только один брат, хотя должно было быть два.

- Где? - Калона сделал пауза, чтобы вспомнить, какого из его сыновей не хватало. - Майон? Почему он не вернулся с вами?

- Он мертв. - Решительно произнес Нисрок, без каких-либо эмоций.

- Его убил Рефаим? - Голос Калоны был холоден, как и его сердце.

- Нет. Сссссущество. Он умер от его рук.

- Что за существо? Говори яснее!

- Ссссущество Тси-Ссссгили.

- Вампир?

- Нет. Полу-человек, полу-бык.

Тело Калоны вздрогнуло от неожиданности.

- Ты в этом уверен? Существо приняло форму быка?

- Да.

- Рефаим присоединился к нему, чтобы атаковать вас?

- Нет.

- Он боролся с вами против него?

- Нет. Он ничего не делал, - сказал Нисрок.

Калона то стискивал, то разжимал челюсть. 

- Тогда кто остановил чудовище?

- Крассссная.

- После этого она сразилась с Неферет? 

Калона заваливал вопросами, молча проклиная себя за то, что послал низших существ, которые стали очевидцами, когда он сам должен был это увидеть.

- Нет. Никакой ссссхватки не произошло. Мы улетели.

- Ты только что сказал, что бык - существо Неферет.

- Да.

- Тогда это правда. Неферет отдала себя власти белого быка. - Калона снова стал ходить взад вперед. - Она не имеет представления о силах, что она пробудила. Белый бык Тьмы в его самой чистой, самой мощной форме.

Что-то глубоко внутри Калоны перевернулось, что-то, что не всплывало с того момента, как он пал. За короткое время его сердцебиение усилилось, и у древнего Воина Богини ночи, крылатого бессмертного, который защищал свою Богиню от натиска тьмы в течении бесчисленных веков, появилось неосознанное желание пойти к Никс.. предупредить ее.. защитить ее.

Калона избавился от нелепого побуждения почти сразу же, как почувствовал его. Он начал расхаживать снова. Рассуждая вслух, он погрузился в размышления.

- Таким образом, у Неферет есть единомышленник, который привязывает ее к белому быку, но она должна маскировать его в Доме Ночи, что вы могли мимолетно заметить в начале главного сражения.

- Да, её сссссущщщесство.

Калона проигнорировала повторные комментарии Нисрока и продолжал рассуждать вслух.

- Рефаим начал служить Никс. Она одарила его человеческим телом.

Его челюсть стиснулась и разжалась. Он почувствовал себя вдвойне преданным — его сыном и Богиней. Он просил, практически умолял Никс о прощении. И каков был ее ответ? "Если ты когда-либо будешь достоин прощения, ты сможешь попросить его у меня. Не раньше."

Память о его пребывании в Потустороннем мире и мимолетном видении Богини вызвала жуткую боль в его сердце. Вместо того, чтобы чувствовать это.. поразмышлять об этом.. оттолкнуться от этого.. Калона открыла ворота для гнева, который всегда кипел, но на задворках его души. Поскольку гнев затопил его, он смыл любые другие более нежные, более честные чувства.

- Моему сыну нужно преподать урок преданности, - сказал Калона.

- Я предан тебе! - закричал Нисрок.

На губах Калоны появилась высокомерная ухмылка.

- Я говорю не о тебе. Я имел в виду Рефаима.

- Рефаим не будет шшшшпионить, - повторил Нисрок.

Калона дал ему затрещину, и Пересмешник отступил назад к своему брату.

- Рефаим делал для меня намного больше в прошлом, чем просто шпионил. Он был второй парой кулаков, второй парой глаз, практически продолжением меня. Это как привычка, что вынуждает меня обследовать небо в его поисках. Я думаю, это не так легко разрушить. Возможно, Рефаим считает так же. 

Крылатый бессмертный повернулся спиной к своим сыновьям и посмотрел далеко на восток, через лесистые горные хребты, на спящую Талсу. 

- Я должен найти Рефаима. У нас, в конце концов, действительно есть общий враг.

- Тсси-Ссссгили?, - спросил Нисрок, раболепно и послушно.

- Верно. Тси-Сгили. Рефаим не назвал бы это шпионажем, если бы мы служили единой цели - свергнуть Неферет.

- Чтобы править вместо неё?

Калона взглянул своими янтарными глазами на сына.

- Да. Я буду править всегда. Сейчас мы отдохнем. А на закате я отправлюсь в Талсу.

- Сссс нами? - спросил Пересмешник.

- Нет, вы останетесь здесь. Продолжайте собирать сюда моих сыновей. Скрывайтесь и ждите.

- Жжждать?

- Моего зова. Когда я управлюсь, те, кто станут верны мне, будут на моей стороне. А те, кто нет, будут уничтожены, не зависимо от того кто они. Ты понимаешь меня, Нисрок?

- Да.

Рефаим

- Твоя кожа такая мягкая. - Рефаим водил кончиками своих пальцев вниз по изгибу голой спины Стиви Рей, поражаясь радости, которую это вызывало в нем, когда он мог держать ее в своих руках и прижимать его тело — его полностью человеческое тело — к ее.

- Мне нравится, когда ты думаешь, что я такая особенная, - сказал Стиви Рей, улыбаясь ему немного застенчиво.

- Ты и так особенная, - сказал он. Потом он вздохнул и начал мягко освобождаться из ее объятий. - Скоро рассвет. Я должен подняться на поверхность.

Стиви Рей сидела и обнимала плотное ватное одеяло, которое покрывало кровать ее удивительно симпатичной маленькой комнаты в туннеле, чтобы прикрыть свою голую грудь. Она моргала своими большими голубыми глазами, глядя на него. Ее волосы были взъерошены и вились, обрамляя ее лицо и делая ее взгляд как у молодой, невинной девы. Рефаим надевал свои джинсы, думая, что она была самым красивым, что он когда-либо видел. И ее следующие слова пронзили его сердце.

- Рефаим, я не хочу, чтобы ты уходил.

- Ты знаешь, что я тоже не хочу, но я должен.

- Мо-может ты просто останешься здесь? Со мной? - спросила она, заикаясь.

Он вздохнул, сидя на краю кровати, которую они только что разделили. Он взял ее руку в свою и сплел их пальцы вместе.

- Ты хочешь держать меня в клетке?

Он чувствовал, как ее тело дернулось, как будто от удара.. или это было отвращение?

- Нет! Я об этом и не думала. Я только надеялась, ну, в общем, что ты возможно мог попробовать быть здесь в течение дня. Я говорю о том, что мы могли бы не разжимать руки, как сейчас, пока ты не превратишься?

Он печально улыбнулся ей.

- Стиви Рей, у ворона нет никаких рук. Они, - он прижал свою ладонь к ее, - очень скоро станут когтями. А я очень скоро стану животным. Я не буду помнить тебя.

- Хорошо, итак, если бы я держала тебя за руку? Возможно ты бы тогда не испугался. Возможно ты бы превратился и остались бы здесь и спал, так же, как и я. Я имею в виду, ты же должен спать когда-то, правда?

Рефаим подумал об этом, прежде чем ответить ей, а затем начал пытаться медленно объяснять необъяснимое. 

- Я должен спать, но Стиви Рей, я ничего не помню в то время, пока я ворон. 

Все, кроме муки от физических изменений и почти невыносимой радости от ветра в своих крыльях, но он не мог сказать Стиви Рей ни одну их этих вещей. Одна могла причинить ей боль. Другая могла напугать ее. Таким образом, вместо грубой правды, он сказал ей вариант, который казался более цивилизованным, более понятным. 

- Ворон не домашнее животное. Это дикая птица. Что делать, если я запаникую и в попытке бегства как-то раню тебя?

- Или себя, - торжественно сказала Стиви Рей. - Я принимаю это. Я все сделаю. Но мне правда это не нравится.

- Мне тоже, но я думаю в этом суть того, что сделала Никс. Я плачу за последствия своих прошлых деяний.

Он приложил ладонь к ее сладкой, мягкой щеке и прижал губы к ее, бормоча: 

- Это цена, которую я охотно плачу, потому что другая сторона всего этого, хорошая сторона, дает мне часы, которые мы скрадываем вместе, когда я являюсь человеком.

- Мы не крадем их! - искренне сказала Стиви Рей. - Никс одарила тебя ими за твой правильный выбор. Последствия от обоих путей, Рефаим. Они могут быть хорошими и плохими.

Так или иначе, от этого полегчало на сердце, и он улыбнулся, целуя ее снова.

- Я запомню это.

- Я хочу, чтобы ты запомнил кое-что еще. Сегодня ты сделал все правильно, когда не повернулся спиной к своим братьям.

Ее пальцы теребили светлый завиток, и он знал то, что она говорила, было трудно для нее, но даже при этом, что он должен был выйти из туннелей, чтобы подобраться ближе к небу, но он по-прежнему сидел там, около нее, с ее рукой в его, в то время как она продолжала. 

- Мне очень жаль, что твоего брата убили.

- Спасибо, - сказал он тихо, едва узнавая свой голос.

- Они прилетели в Дом Ночи, чтобы заставить тебя уйти с ними, не так ли? - спросила она.

- На самом деле нет. Отец действительно послал их, чтобы найти меня, но не забрать меня. - Рефаим сделал паузу, не уверенный, как объяснить остальное Стиви Рей. Ни один из них не говорил о его братьях, когда они наконец остались наедине... они были слишком нетерпеливыми, чтобы касаться друг друга, быть близки, любить.

Стиви Рей сжала его руку.

- Ты можешь сказать мне. Я доверяю тебе, Рефаим. Пожалуйста, доверься мне тоже.

- Я доверяю! - воскликнул он, ненавидя боль, которую он видел в ее глазах. - Но ты должна понять, что даже при том, что Отец отрекся от меня, это ничего не меняет.

Он коснулся груди у сердца.

- Я навсегда буду его сыном. Я буду идти путем Богини. Я буду бороться за Свет и за правое дело. Я буду любить тебя. Всегда. Но ты должна понять, что где-то глубоко внутри я буду также всегда любить и его. Став человеком, я понял это.

- Рефаим, я должна рассказать тебе кое-что, от чего ты можешь рассердиться, но я думаю, что ты должен услышать это.

Он кивнул.

- Продолжай. Скажи мне.

- Прежде, чем я была помечена, я пошла в школу с этой девочкой по имени Салли. Ее мама ушла и оставила ее и ее папу, когда ей было приблизительно десять, потому что "она была настоящей мерзкой отвратительной шлюшкой, не хотела быть ответственной и растить ребенка". Салли очень сильно ранило, что ее мама уехала, даже при том, что ее папа прилагал все усилия, чтобы сделать ее жизнь лучше. Но худшей частью всего этого было то, что ее мама не останется потерянной. Она вернулась и, как моя мама любит говорить, разворошила мешок дерьма.

Он одарил ее взглядом, в котором читался вопрос и Стиви Рей сказала: 

- Жаль, что то, что ее мама вернулась принесло ей лишь неприятности.. она заполнила жизнь Салли глупой драмой и тому подобным, потому что она была эгоистичной, ничтожной, причиняющей вред всем вокруг.

- Что случилось с этой девочкой Салли? - спросил Рефаим.

- Когда я получила Метку и бросила школу, она избрала путь, будто опьяненная, что и ее мама, потому что она была не в силах сказать ей, маме, чтобы она держалась подальше от нее. Салли все еще хотела, чтобы ее мама стала хорошим человеком, любила ее и заботилась о ней, даже если это было просто невозможно. - Стиви Рей сделала глубокий вдох и долгий выдох. - То, что я пытаюсь сказать, и, вероятно, делаю не очень хорошо, это то, что ты должен решить для себя, хочешь ли ты следовать за запутавшимся отцом, или действительно хочешь начать новую жизнь.

- Я правда выбираю новую жизнь, - сказал он.

Стиви Рей поймала его взгляд и печально покачала головой. 

- Не все могут.

- Я не могу предать его, Стиви Рей.

- Я не прошу тебя об этом. Все о чем я прошу, не позволяй ему затянуть себя в этот мешок с дерьмом.

- Он хотел, чтобы я шпионил для него. Это то, зачем он послал моих братьев. Я сказал Нисроку нет. - Рефаим сказал слова быстро, будто, делая так, он мог избавиться от их горького привкуса.

Стиви Рей кивнула.

- Ясно, видишь, он опять ворошит мешок дерьма.

- Я действительно вижу это, даже при том, что это нелегко осознавать. Мы можем пока не говорить о нем? Все это ново для меня. Я должен выяснить, как найти свое место в этом мире. - Рефаим посмотрел в добрые глаза Стиви Рей, желая, чтобы она поняла. - Я был с Отцом в течение сотен лет. Поэтому мне нужно время, чтобы привыкнуть не занимать его сторону.

- В этом есть смысл. Давай сделаем так: я скажу Зои и остальной части команды, что твои братья должны были сообщить тебе, что Калона принял бы тебя обратно, если бы ты сказал, что совершил ошибку. Ты сказал нет, поэтому им пришлось улететь, когда Дракон и этот парень Аурокс увидели вас. Ведь это правда, правильно?

- Та и есть. Что относительно остальной части всего этого, об Отце, который просил, чтобы я шпионил для него?

- Ну, я могу сказать тебе, что готова поспорить, почти каждый считает, что Калона попытается использовать тебя против нас, если ты ему позволишь. Ты не позволил ему, так что не думаю, что это будет иметь большое значение для них .

- Спасибо, Стиви Рей.

Она улыбнулась.

- Как я говорила, я доверяю тебе.

Он поцеловал ее снова, но потом почувствовал уже знакомое покалывание на коже, будто его перья формировались, росли, нажимая, желая освободиться.

- Я должен идти.

И на сей раз он попытался быстро покинуть комнату. Он услышал, как она начала вставать с кровати позади него и, когда оглянулся назад, она уже одевала футболку, высматривая свои джинсы. 

- Нет, - сказал он более решительно, чем на самом деле чувствовал, но боль уже пробежала по его телу, и он знал, что у него больше не было времени. 

- Не ходи за мной. Ты должна встретиться с Зои.

- Но я могу пойти после..

- Я не хочу, чтобы ты видела, как я становлюсь зверем.

- Мне это не важно, - сказала она, выглядя так, будто сейчас заплачет.

- Но для меня важно. Пожалуйста. Не следуй за мной. Без лишних слов он нырнул под одеяло, которое служило дверью в комнате Стиви Рей. К тому времени как он достиг металлической лестницы, которая вела из тоннеля в подвал, Рефаим уже бежал. Пот струился по его телу и ему пришлось стиснуть зубы, чтобы не закричать от той нестерпимой муки превращения, что переполняла его. Он промчался через подвал и распахнул решетку как только солнце показалось из-за горизонта и с криком, превратившемся в крик ворона, его тело изменило форму и темный ворон, который не помнил о мальчике, бросился в соблазнительные, ожидающие его объятия утреннего неба.

Стиви Рей

Стиви Рей не пошла вслед за ним, но она уже закончила одеваться. Она потерла глаза прежде, чем покинуть свою комнату, и повернула в противоположное направление тому, по которому ушел Рефаим, и двинулась к центру туннелей склада — небольшую область, похожую на тупик, они превратили в кухню и компьютерный зал. 

"Маунти Дью, - думала она, когда подавила зевок. - Мне нужно немного кофеина и сахара."

Она завернула за угол и сонно улыбнулась Дэмьену, Зои, Афродите и Дарию. Четверо, они сидели за столом, загруженном книгами, в центре кухни.

- В этом холодильнике много шипучки, - сказала Зои, указывая на один из двух больших, стоящих бок о бок, холодильников.

- Надеюсь не только коричневая?

- И коричневая, и зеленая, и бесцветная. О-оо, да, и какая-то Орэнж Краш, потому что Крамиша сказала, что думает, она полезна, - сказал Зет.

- Ерунда, - сказала Афродита прежде, чем поднять бутылку с водой Фуджи. - Выбирай воду. От всего остального заплывешь жиром. Ну, за исключением крови. - Она сделала паузу и ее красивое лицо скривилось. - Я не знаю о количестве калории в ней и, так как я больше не недолетка, даже не хочу думать об этом.

Стиви Рей открыла холодильник и вытаращил глаза на заполненные полки. 

- Откуда все это?

Зои вздохнула. 

- Крамиша. Она сказала, вместо того, чтобы просто бродить три часа, она пойдет на "полевую вылазку", - процитировала Зет - на площадь Утика, и так случилось, что она наткнулась на ребят, работающих в ночную смену, которые заполняли полки продуктового магазина Петти.

Стиви Рей украдкой взглянула из под руки на Зои.

- О-оо-у. Она контролировала их своим красным взглядом?

- Она определенно управляла ими, - сказал Дэмьен. - Вот так вся эта еда была доставлена сюда. Она даже уговорила их принести этот стол от одного из их прилавков с продуктами.

- Она питалась ими или нет? - спросила Стиви Рей, скрестив свои пальцы за спиной.

- Нет, но она так же и не заплатила им, - сказала Афродита. - Она только заставила выполнить все ее указания, а затем уйти и все забыть. Я думаю, что в следующий раз возьму ее с собой в Нью-Йорк на показ моделей Иоана Бараски.

- Нет, - сказал, Зои. - Определенно нет.

Тогда она посмотрела на Стиви РеЙ. 

- Ты действительно проснулась? Старк и все красные недолетки, включая мисс Крамишу, "делай то, что я приказываю", крепко спят.

Стиви Рей захватила Маунти Дью и присоединилась к ним за столом, тяжело плюхнувшись и зевая. 

- Да, с трудом. Легче бодрствовать когда день подходит к концу, но я должна сказать тебе, что невероятно устала. Старк уже спит?

- Ага. - Стиви Рей подумала, что Зет выглядит обеспокоенной. - У него проблемы со сном с тех пор, ну, вы знаете.. как он вернулся из Потустороннего мира. Поэтому когда он отключается, я могу оставить его одного.

- Нужно немного подождать, но он скоро вернется в норму, - сказала Стиви Рей.

- Надеюсь, - сказала Зои, покусывая свою губу.

- Говоря о парнях, твой уже птичка? - спросила ее Афродита.

- Да, - Стиви Рей сверкнула глазами в ее сторону. - И я не хочу говорить об этом.

- Но нам необходимо знать причины, почему Пересмешники прилетали сегодня в школу, - сказал Дарий, весьма любезно, - И так как Рефаим не способен ответить на наши вопросы, мы надеемся, что ты поможешь нам с этим.

- Я думала это заседание из-за Истинного видения, - сказала Стиви Рей, чувствуя необходимость защитить Рефаима.

- Так и есть, но заседание так же можно посвятить произошедшим событиям , - сказал Дэмьен. - Я думаю, это не повредило бы, как считаете?

Не было никакого способа спорить с Дэмьеном, особенно, когда у него появлялось это милое, заинтересованное выражение на лице. Стиви Рей встретилась с его глазами. 

- Да, было бы неплохо. Итак, начнем с того, как ты держишься?

Дэмьен моргнул несколько раз, будто он был удивлен ее вопросом, от чего Стиви Рей почувствовала себя дерьмом. Неужели всем стало безразлично, что Дэмьен потерял своего друга всего лишь несколько дней назад?

- Сегодня в школе было уже лучше. Такое ощущение, что это был шаг к нормальной жизни. - Дэмьен говорил медленно и осторожно, как будто он думал над каждым словом. - Но мне очень не хватало его. На самом деле, и я знаю, это может показаться сумасшедшим, но я каждый раз ожидал увидеть его за углом в коридарах.

- Это не сумасшествие, - сказал Зои. - Я так же ожидаю увидеть Хита. Трудно и просто неправильно, когда кто-то умирает слишком рано.

Все наблюдали смену различных выражений на лице Зет, и затем она добавила:

- Мою маму тоже. Я знаю, она не была в Доме Ночи с прошлого года, и даже перед этим она и я не были близки некоторое время, но действительно трудно осознать, что она мертва. Так что я понимаю то, что ты говорил о Джеке.

- От этого гораздо легчее. - сказал Дэмьен. - Действительно вы ребята понимаете, что значит потерять кого-то близкого. 

Он улыбнулся Стиви Рэй. 

- Итак, мой ответ на твой вопрос: Я держусь лучше, чем мог бы ожидать.

- Отлично. Следующий вопрос, или фактически вернемся к первоначальному вопросу, - сказала Афродита. - Что случилось с птицемальчиком в Доме Ночи?

- Калона послала их. Им полагалось сказать Рефаиму, что его папа примет его обратно, как только он признает, что совершил ошибку, выбирая меня и Богиню. - Стиви Рей покачала головой. - Иногда я думаю, что Калона полный придурок.

- О чем это ты? - спросила Зет.

- Черт побери! Рефаим даже не был моим официальным парнем в течение месяца. Вы думали о том, что его папочка, наконец в первый раз дал нам шанс сразиться с ним прежде, чем Рефаим объявил всем, что тот не прав.

- Какова на самом деле была реакция Рефаима? - спросил Дарий.

- Ну, и как вы думаете? Слава Луизиане, он все еще здесь. - Стиви Рей почувствовала, как нарастает ее гнев. - Он сказал им передать Калоне, что он не совершал ошибку, он не вернется назад. Точка. Конец.

- Да-аа, но так ли это? - сказала Афродита.

- Что? - спросила она.

- Действительно ли это конец? Разве Калона не собирается и дальше рыскать вокруг, пытаясь заставить Рефаима увидеть истину или что-то подобное?

- И что с того, что он будет? Рефаим больше не в его команде. И не был уже давно.

- Так говоришь ты.

- Так говорит он! - Стиви Рэй чувствовала, что сейчас взорвется. - Так его отец говорит. Так его братья говорят. Так даже Никс говорит! Богиня сама объявилась и простила его. Что черт возьми Рефаиму нужно сделать, чтобы доказать вам, ребята, что он изменился?

- Эй, кто бы что ни говорил, Рефаим не должен ничего доказывать, - сказала Зои, посылая Афродите взгляд, вроде того "ты этим не помогаешь". - Но нам действительно нужно знать, если что-то произошло с Калоной и Пересмешниками.

- Зет, ничего с ними не произошло. Ну, за исключением того, что Рефаим страдает от того, что проклятый быкопарень убил одного из них. Серьезно, друзья, его братья ничего не делали, они просто разговаривали с ним. Дракон появился внезапно, обозленный конечно, но все мы знаем, что это из-за Анастасии. Оставаясь неподвижными, Пересмешники всего лишь защищались. Аурокс - вот кому мы должны задавать вопросы!

- Ага, за исключением того, что Аурокс не сможет дать нам ответы здесь и сейчас.. поэтому мы хотим узнать ответы Рефаима, - сказала Афродита.

- Я дала вам его ответы. - не смотря на то, что она чувствовала себя слабой и уставшей, поскольку восход солнца был уже давно, Стиви Рей автоматически начала тянуть силу из земли. Не для того, чтобы действительно причинить вред Афродите, но девчонка определенно нуждалась в хорошей взбучке.

- Эй, ты пылаешь зеленым, - сказала Зет.

- Ну-уу, я разозлилась! - Стиви Рей увидела, что Дарий придвинулся поближе к Афродите, которая действительно раздражала ее. - Знаешь что, Дарий, ты должен научиться сдерживать себя. Мы все здесь на одной стороне, но это не значит, что мы не можем злиться друг на друга время от времени.

- Я думаю, мы все это понимаем. Разве это не так, Дарий? - Дэмьен произнес это своим самым спокойным и мягким голосом.

- Да, конечно - сказал Дарий.

Афродита фыркнула.

- Итак, по существу: Рефаим сказал Калоне НЕТ, а Пересмешники были лишь посланниками, - подвела итог Зет. - Верно?

- Совершенно верно, - сказала Стиви Рей.

- Закончим на этом, давайте вернемся к Истинному видению. - Зои посмотрела на Дэмьена. - Хочешь подвести итог того, что мы выяснили?

- М-мм, здесь не много информации. Есть только небольшая ссылка на это в продвинутом руководстве. В основном это редкое явление, и оно не встречалось уже очень давно. Наверно больше, чем пару сотен лет. Это удручает, ведь из-за этого сохранилось слишком мало документов, но из того, что я смог найти, выясняется, что недолетки или вампиры, одаренные Истинным видением — и это чаще всего вампиры — могут видеть правду о людях.

- Это полезный небольшой дар, - сказала Афродита.

- Это ты так думаешь, но проблема состоит в том, что "видение" настолько точно, насколько человек с даром, - сказал Дэмьен.

- Что? - не поняла Зои.

- Ну-уу, это выглядит так: Шайлин должна быть способна использовать свой дар. Она должна понять то, что она видит, и правильно это истолковать, - сказал Дэмьен.

- И если она не сможет, то это всего лишь палитра цветов? - спросила Зои.

- Хуже, - сказал Дэмьен. - Поскольку с Истинным видением это не просто палитра цветов. Все мы знаем, что она читает в душах. - Он покачал своей головой. - В руководстве были выдержки из историй о том, как Истинное видение было неправильно истолковано и неправильно использовано. Это может быть плохо, действительно плохо.

- Как насчет норм или правил, и тому подобного? - спросила Зет.

- Таких нет. Они разные для всех, у кого было Видение, - ответил Дэмьен.

- Итак, мы просто стреляем в пустоту, - сказала Стиви Рей, чувствуя себя полностью сокрушенной. - Опять.

- Я думаю, это полностью зависит от того, какой Шайлин человек, - сказал Дэмьен.

- Она подружилась с Эриком, и это нехороший знак, - подытожила Афродита.

- Эй, некоторые из нас, кто дружил когда-то с Эриком, оказались хорошими, - сказала Зои. - И плюс, девочка, которая может видеть правду о нем, действительно могла бы хорошо подействовать на него.

Афродита фыркнула. 

- Если она сможет перевести их правильно.. или как вы это там называете.

- Я хочу верить, что она может, - сказал Дэмьен.

- Мм-да, я тоже, - сказала Стиви Рей, но тот, о ком она в действительности думала, был Рефаим и Калона. "Пожалуйста, Никс, позволь Рефаиму различать правду." Когда она отправила страстную, но безмолвную молитву, ее глаза поднялись, и она встретилась с пристальным взглядом своей ЛПН.

- Я тоже хочу верить, - тихо проговорила Зои, как будто она могла прочесть мысли Стиви Рей.

- Нуу, я хочу верить, что когда я выйду из этой комнаты и пройду по коридору, то перенесусь в люкс отеля Ритц Карлтон на острове Гранд Кайман. Я понимаю, что для вас всех солнце - проблема, но я была бы не прочь немного встряхнуться и позагорать. - Афродита сделала паузу и послала Дарию сексуальную улыбку.

- Я позабочусь о том, что касается загара, если ты сможешь справиться с встряской.

Стиви Рей встала и зевнула.

- Ну-уу, не хочу показаться пошлой, но я сейчас потеряю сознание. Вы все расплываетесь.

- Фу-уу, школа и никакого Ритца. Двойное Фу-уу, наша действительность, - сказала Афродита. - Богиня, как я рада, что завтра пятница. - Она изогнула светлую бровь, взглянув на Зои. - Я обещаю тебе, что пройдусь по магазинам и сделаю ремонт в эти выходные. Противостоя злу, Тьме, и всему остальному, что меня ждет.

- М-мм, говоря о комнатах, кто-нибудь знает куда Эрик разместил Шайлин? - спросила Стиви Рей, опять подавляя зевоту.

- В комнату Просто Элизабет, - сказал Дэмьен.

- Жутковато, - ответила Стиви Рей.

- Не то, чтобы она теперь стала её комнатой, - уточнила Афродита.

- Я собираюсь спать, - сказала Зет, - Доброй ночи, друзья.

Все пожелали ей доброй ночи, но Стиви Рей наблюдала, как она медленно шла прочь, вниз к старой комнате Далласа, которую она и Старк сделали своей. Ее шаги были медленными, и ее плечи резко опустились, как будто она пыталась взвалить на них слишком непосильную ношу.

Стиви Рей вздохнула. Она знала, как на самом деле чувствует себя Зет.

 

11

Ленобия

Ленобия принюхалась. Воздух, смешанный с ароматом опилок, кожи, сладкого корма и лошадей, пах чем-то еще - чем-то с запахом дыма и смутно знакомым. Она в последний раз прошлась железной щеткой по Муджаджи - ее любимой кобыле с сильным черным крупом скаковой лошади - и, погладив ее по морде, покинула стойло. Она свернула в длинный широкий коридор, по обе стороны которого выстроились просторные стойла. Ее нос вел ее именно туда, куда она и ожидала - в большое стойло около пристройки. Двигаясь тихо, Ленобия говорила себе, что она вовсе не собиралась к нему подкрадываться. Просто она хотела быть уверенной в том, что не напугает его лошадь.

Трэвис был к ней спиной. Ковбой стоял посреди стойла. В одной руке он держал густой дымящийся пучок сухих трав. Другой рукой развевал светлый дым вокруг него и над ним. Бонни, его большая кобыла породы Першерон, стояла перед ним и дремала поджав одну ногу. Она только немного дернула ухом, когда он подошел к ней и провел дымящимся пучком вдоль всего контура ее огромного тела. От Бонни он направился к своей постели, которую соорудил в дальнем углу стойла, и окурил ее дымом, как овеял себя и кобылу. Как только он начал разворачиваться, Ленобия отступила и исчезла из поля его зрения. Размышляя о том, что только что увидела, Ленобия вышла через боковую дверь конюшни, отошла на несколько футов к скамейке, присела, вздохнула в тишине холодной ночи и попыталась разобраться в своих мыслях.

Ковбой жег шалфей. Определенно, Ленобия была уверена, что это был запах белого шалфея. Он отлично подходит для очищения пространства. Но зачем оклахомскому ковбою заниматься этим?

Привычки людей? Что она знает об этом? У нее было лишь поверхностное общение с ними... Ленобия изучала изогнутое тонкое золотое колечко в форме сердца, обрамленного изумрудами, и прокрутила его вокруг безымянного пальца левой руки. Она точно знала, как давно она была рядом с человеком, с особенным человеком - двести двадцать три года назад.

Ленобия посмотрела на свой палец, на котором было кольцо. На него попадало не так много света. Рассвет только начал обращать небо из черного в сине-серый, и она почти смогла разглядеть чистый зеленый изумруд. В этом свете его красота казалась призрачной, мрачной - как воспоминания о лицах из ее прошлого.

Ленобия не любила думать о них. Она давно научилась жить здесь и сейчас. Достаточно проблем на сегодня. Она посмотрела на восток и прищурилась от разгоравшегося света. 

- Также достаточно и счастья на сегодня. Лошади и счастье. Лошади и счастье. - Ленобия повторила эти три слова, которые были ее мантрой в течение более чем двухсот лет. - Лошади и счастье...

- Эти понятия неразделимы для меня.

Прежде чем Ленобия сообразила, что это говорит ковбой и никакой опасности нет, ее тело стремительно развернулось и она пригнулась, готовая обороняться - в этот момент раздалось пронзительное лошадиное ржание, как боевой клич, донесшееся из конюшни.

- Тпру-уу, успокойся, - сказал Трэвис в то время, как поднимал руки, показывая, что они были пусты, и делая от нее шаг назад. - Я не хотел...

Ленобия проигнорировала его, опустила голову, сделала глубокий вдох и сказала: 

- Нет никакой опасности. Я в порядке. Спи, моя красотка. 

Тогда она подняла свою голову и серые глаза пронзили человека. 

- Запомните: не подкрадывайтесь ко мне. Никогда.

- Да, М-э-эм. Я выучил этот урок, хотя и не думал к вам подкрадываться. И не думал, что в это время тут может быть вампир.

- Мы не сгораем от солнечного света. Это миф. 

Ленобия подумала о том, нужно ли ему знать, что Красные вампиры и недолетки могли сгореть, но его ответ прервал ход ее мыслей.

- Да, м-э-эм. Я знаю это. Я также знаю, что солнечный свет раздражает вас, поэтому то я и подумал, что остался бы в одиночестве, если бы пришел сюда и, ну, в общем, выкурил это, - Трэвис сделал паузу и достал тонкую сигару из переднего кармана его кожаного пальто с бахромой, - в одиночестве и любовался бы восходом солнца. Я даже не видел, что вы сидели тут, пока вы не заговорили. 

Его улыбка была очаровательна, и она согрела его глаза, добавив им искорки, что изменило их обычный коричневый цвет на более светлый ореховый — Ленобия не замечала ничего подобного прежде. Обнаружив это, она почувствовала, как ее желудок сжался. Она быстро отвела взгляд от его глаз - ей необходимо было мысленно встряхнуться, чтобы сосредоточиться на его словах. 

- Вы говорили о лошадях и счастье, поэтому я заговорил без размышлений. В следующий раз я прочищу горло, или кашляну, или что-либо еще прежде, чем заговорить.

Чувствуя себя немного смущенной в его присутствии, Ленобия задала первый вопрос, пришедший на ум.

- Откуда вы столько знаете о вампирах? Вы были супругом вампира?

Его улыбка стала шире.

- Нет, ничего подобного. Я лишь немного знаю о вас, потому что мать интересовалась вами.

- Мной? Ваша мать знает меня?

Он покачал головой.

- Нет, м-э-эм. Я говорил не о вас. Я говорил о вампирах в целом. Видите ли, у моей мамы был друг, которого Отметили, когда они были детьми. Они продолжали общаться.. с помощью писем.. множества писем. Они переписывались до тех пор, пока моя мама не умерла.

- Я сожалею о вашей потере, - сказала Ленобия, чувствуя дискомфорт. Люди столь недолговечны. Их так просто убить. Странно, что она почти забыла об этом. Почти.

- Спасибо. Это был рак. Он забрал ее быстро. Ее нет уже пять лет. - Трэвис смотрел вдаль, на восходящее солнце. - Ее любимое время суток - восход солнца. Мне нравится вспоминать о ней в это время.

- Это и мое любимое время суток, - Ленобия удивила сама себя, произнеся это.

- Какое приятное совпадение, - сказал Тревис, переводя взгляд на неё и улыбаясь.

- М-э-эм, я могу задавать вам вопрос?

- Да.Я думаю, можете, - произнесла Ленобия, больше опасаясь улыбки, нежели вопроса.

- Ваша кобыла звала вас, когда я вас испугал.

- Вы не испугали меня. Вы сильно удивили меня. Между этими двумя понятиями есть значительное различие.

- Может быть вы и правы. Но как я вам говорил, кобыла звала вас. Потом вы заговорили и она успокоилась, хотя не представляю, каким образом она смогла услышать вас отсюда.

- Это вовсе не вопрос, - сухо заметила Ленобия.

Его брови удивленно изогнулись.

- Вы умная леди. Вы знаете, что я удивлен.

- Вы хотите знать, может ли Муджаджи слышать мои мысли.

- Хочу, - сказал Трефис, изучая её и медленно кивая головой.

- Я не привыкла обсуждать с людьми дары нашей Богини.

- Никс, - сказал Тревис. Когда она пристально посмотрела на него, он лишь пожал плечами и продолжил. - Так зовут вашу Богиню, верно?

- Верно.

- Никс беспокоит, если вы обсуждаете её с людьми?

Ленобия пристально изучала его. Казалось, что за этим не стоит ничего кроме истинного любопытства.

- Что бы ваша мать ответила на этот вопрос?

- Она рассказывала, что Ива много писала ей о Никс, и что Богиня не видела в этом ничего плохого. Разумеется, Ива и я не переписываемся, и я не слышал о ней с тех пор, как она приходила на мамины похороны, но тогда она казалась довольно-таки здоровой и определенно не вызвала гнев Богини.

- Виллоу? Ива?

- Они были детьми в шестидесятых годах. Мою маму назвали, как дождь, Рэйн. Так вы собираетесь ответить на мой вопрос?

- Я отвечу, если вы, в свою очередь, ответите на мой вопрос.

- Идет, - сказал он.

- Никс даровала мне способность понимать лошадей. Я конечно не могу буквально читать их мысли, также как и они не могут прочитать мои, но я получаю от них изображения и эмоции, особенно от таких лошадей, с которыми я тесно связана, как моя Муджаджи.

- И вы получили от Бонни информацию, изображения и тому подобное обо мне ?

Ленобии пришлось подавить улыбку, вызванную его рвением.

- Получила. Она в самом деле любит вас. Вы о ней хорошо заботитесь. У неё интересное мышление, у вашей кобылы Першерон.

- Она такая, хотя... временами изворотлива.

Ленобия улыбнулась. 

- Но никогда не бывает слишком активной, даже когда забывает, что она весит две тысячи фунтов и едва не перешагивает через обычных людей.

- Верно м-э-эм, я верю, что Бонни перешагнет и через простых вампиров тоже, если дать ей хоть малейший шанс.

- Я запомню это. - сказала она. - А теперь мой вопрос. Почему вы окуривали помещение?

- О-о, вы это видели? Нуу, м-э-эм, мой отец отчасти потомок народа Маскоги, которые вероятно знакомы вам, как индейцы Крик. Я унаследовал некоторые его традиции - окуривание нового места одна их них. 

Он помолчал и слегла улыбнулся.

- И теперь, я думаю, вы спросите меня, почему я взялся за эту работу.

- Бонни уже ответила мне на этот вопрос.

Ей было приятно увидеть, как его глаза расширились от удивления.

- Вы же сказали, что не можете читать мысли лошадей.

- Полученные от Бонни знания рассказывают о том, что вы в течении некоторого времени постоянно путешествовали. Из чего следует, что мы всего лишь следующая остановка на вашем жизненному пути.

- Она справится с этим? Я имею в виду, эти переезды не причиняют ей вреда, правда?

От этих слов ковбоя легкий жар потек по её венам и запульсировал в теле.

- Ваша кобыла в порядке. Она счастлива, пока она с вами.

Он сдвинул шляпу на затылок и почесал лоб. 

- Хорошо, это успокаивает. После смерти моей матери мне было трудно делать все одному. Без нее ранчо стало не таким как было прежде.

Недалеко от них тишину утра нарушили звуки двигателей и крики.

- Какого черта?

- Понятия не имею, но собираюсь узнать. 

Ленобия встала и быстрым шагом направилась на звуки беспорядка. Она заметила, что Тревис не отставал от неё. Она взглянула на него: 

- Когда Неферет беседовала с вами, она не упомянула о довольно неприятных событиях, которые произошли недавно в этом Доме Ночи?

- Нет, м-э-эм, - ответил он.

- Хорошо, возможно вы захотите пересмотреть свое решение относительно этой работы. Если вы ищете спокойствия, то это место безусловно не для вас.

- Нет, м-э-эм, - повторил он. - Я никогда не бегу от драк. Я не ищу их, но если они находят меня, то я не бегу.

- Очень плохо, что вы, ковбои, больше не носите шестизарядные револьверы, - пробормотала она.

Трейвис похлопал себя сбоку по куртке и мрачно улыбнулся. 

- Некоторые из нас все еще делают это, мэ-эм. Оклахоме хватает здравого смысла, чтобы быть штатом, разрешающим хранение оружия.

Ее глаза слегка округлились. 

- Рада слышать это. Просто подсказка: если у этого будут крылья - как у птицы, но красные глаза - как у человека, приготовьтесь стрелять.

- Вы же не шутите, не так ли?

- Нет.

Вместе они последовали на шум по светлеющей территории и приблизились к центральному участку школы. Когда они достигли прекрасной лужайки, они замедлили шаг и остановились. Ленобия покачала головой. 

- Я не могу в это поверить.

- Вы не хотите чтобы я в них стрелял, не правда ли?

Она нахмурилась. 

- Пока нет. Не хочу.

Затем она шагнула в середину потока из грузовиков, сенокосилок, мужчин - несомненно человеческих мужчин - и присоединилась к женщине-вампиру с туманным взглядом, но безусловно рассерженной, которая смотрела на всех них со злобой.

- Вы оглохли или тупые? Я сказала вам, чтобы вы не прикасались к моей земле, и в особенности не прикасались к моей земле в это дурацкое время дня, когда преподаватели и студенты пытаются спать.

- Гея, что здесь происходит? 

Ленобия схватила вампиршу за руку, поскольку она выглядела так, будто собиралась броситься на бедного, озадаченного, держащего планшет мужчину, который неразумно выступил вперед как лидер группы. Он смотрел на Гею со смесью ужаса и восхищения, которые были понятны Ленобии. Гея была высокого роста, стройная и необыкновенно привлекательна, даже для вампира. Она могла бы быть потрясающе успешной моделью, если бы вместо этого не была совершенно удовлетворена процессом ухода за землей.

- Эти мужчины, - Гея произнесла эти слова так, словно они были ругательством, - появились просто так и стали нападать на мои земли.

- Послушайте, хозяйка, как я сказал ранее, нас наняли вчера для присмотра за новой лужайкой Дома Ночи. Мы вовсе ни на что не нападали - мы просто косим газон.

Ленобия подавила крик возмущения. Вместо этого, она спросила мужчину:

- И кто же вас нанял?

Он опустил взгляд на свой планшет.

- Имя нанимателя значится Неферет. Это вы?

Ленобия качнула головой.

- Нет, но это имя нашей Верховной жрицы.

Она обернулась к управляющей землями.

- Гея, разве тебя не проинформировали о том, что Неферет решила нанимать людей для работы в Доме Ночи?

- Была. Меня просто не проинформировали о том, что люди собираются занять мою должность!

"Конечно ты не знала," - мрачно подумала Ленобия, - "Неферет не хочет, чтобы кто-то из нас был готов к тому, что она делает, и как ты защищаешь свои травы, кустарники и цветы, так я своих лошадей, и это хорошо известно нашей управляющей Верховной жрице." 

Ленобия покачала головой, досадуя на поражение, нанесенное Неферет. 

- Нет, Гея, - объяснила она самым успокаивающим голосом. - Тебя никто не притесняет. Тебе хотят помочь.

Ленобия увидела борьбу в глазах Геи. Очевидно она, как и Ленобия, не хотела, чтобы люди помогали ей во всем, но идти против воли Верховной жрицы и Высшего вампирского Совета значило посеять раздор в школе.

И древней вампирской правдой было то, что они не должны показывать разногласий перед людьми.

- Да, хорошо, я вижу это.

Напряжение покинуло тело Ленобии, когда Гея предпочла древнюю вампирскую истину, своей гордости и власти. 

- Я просто не ожидала. Спасибо, Ленобия, что помогла мне увидеть ситуацию в истинном свете. 

Затем она повернулась к мужчине и работникам, которые нервно топтались у него за спиной. Гея улыбнулась и Ленобия увидела, что у мужчин застыли лица и округлились глаза, когда вся сила ее красоты поразила их. 

- Прошу прощения за то, что сначала возникла неразбериха. Кажется произошла ошибка. Нам нужно обсудить будущие результаты вашей работы и как их можно улучшить, если...

Ленобия незаметно отступила, когда Гея пустилась в пространные рассуждения о времени стрижки газонов и фазах луны. Тревис опять зашагал в ногу рядом с ней.

Он прочистил свое горло.

Даже не глядя на него, Ленобия сказала:

- Ну же. Говорите, если есть что сказать.

- Что ж, на мой взгляд, несметное количество работников вносит беспорядки в эту школу.

- На мой взгляд тоже, - сказала Ленобия.

- Вашей начальнице не полагается быть...

- Неферет не моя начальница, - прервала его Ленобия.

- Хорошо, я сформулирую иначе. Похоже моя начальница наняла многих людей, но не предупредил о том, что их может ожидать. Я подумал, может это как-то связано с теми неприятными событиями, о которых вы упоминали раньше?

- Возможно, - ответила Ленобия. В это время они направлялись к главной двери, ведущей в конюшни. Она остановилась перед Тревисом. - Вы должны привыкнуть и не удивляться беспорядкам и хаосу. Тут этого может оказаться больше, чем в ближайших окрестностях.

- Но вы не собираетесь посвящать меня в детали. Я прав?

- Вы правы, - сказала Ленобия.

Тревис сдвинул шляпу на затылок.

- Как на счет того, чтобы уточнить про тех птиц с красными глазами?

- Пересмешники, - сказала Ленобия. - Так их называют. Лошади не любят их; они не любят лошадей. Они являлись причиной недавних проблем.

- Кто они? - спросил Тревис.

Ленобия вздохнула.

- Не человек. Не птица. Не вампир.

- Ладно, м-э-эм, звучит так, словно в них вообще нет ничего хорошего. Мне следует стрелять в них, если они приблизятся к лошадям?

- Стреляйте, если они нападут на лошадей. - Ленобия встретила его настойчивый взгляд. - Моё главное правило: сначала защищай лошадей, а уж потом задавай вопросы.

- Хорошее правило, - одобрил Тревис.

- Я тоже так думаю. - Ленобия кивнула в сторону конюшен. - У вас есть все, что вам может понадобиться?

- Да, м-э-эм. Мы с Бонни нужно совсем немного. - Он сделал паузу и сразу же добавил, - Хотите ли вы, чтобы я приспособился к ночному образу жизни, подобно вашему?

- Что ж, я бы хотела, чтобы вы приспособились к ночному образу жизни, но ваш образ будет соответствовать образу всей школы, а не только моему, - быстро сказала Ленобия, задаваясь вопрос, чем же он смутил её. - И вы удивитесь, насколько быстро Бонни адаптируется к перемене дня и ночи.

- Мы с Бонни уже совершали ночные прогулки.

- Отлично, значит вы уже подготовлены к этому.

Возник неловкий момент, когда они оба просто стояли, тогда Ленобия сказала:

- О, моя комната прямо здесь, наверху. - Она указала на второй этаж, над конюшнями. - Большая часть профессоров возвращаются туда.

Ленобия обратила свой взгляд на главное здание кампуса.

- Но я предпочитаю оставаться ближе к лошадям.

- Кажется мы сходимся во взглядах, по крайней мере в одной вещи.

Она изогнула брови в молчаливом вопросе.

Тревис улыбнулся.

- Выбираем лошадей.

Он открыл дверь перед ней.

Ленобия зашла в конюшни и они вместе направились по небольшой дорожке пока не достигли лестницы, ведущей на второй этаж.

- Полагаю, увидимся в сумерках, - сказала она.

Тревис приподнял шляпу перед ней.

- Да, м-э-эм, так и будет. Доброй вам ночи.

- Доброй ночи, - попрощалась Ленобия, после чего поспешила к лестнице, чувствуя, как он провожал её взглядом, пока она не скрылась из виду.

 

12

Аурокс

Аурокс последовал за своей Жрицей из проффесорского корпуса в ослабевающий солнечный свет вечера. Хотя это была зима, и в свете не было никакого тепла, по правде говоря, и самого света было мало, она съежилась, будто это причинило ей боль. Он наблюдал как она натянула капюшон своей зеленой накидки на голову еще сильнее, что он полностью скрыл ее лицо.

- Солнечный свет! - Слова Неферет прозвучали так, будто были горькими на вкус. - Они заплатят мне за то, что заставили меня совершить эту поездку в светлое время. Она взглянула на него прежде, чем надеть темные зеркальные очки. - Хотя, по правде говоря, ты заставишь их заплатить мне.

- Да, Жрица, - ответил он на автомате.

С высокомерным видом она подошла к большой черной машине, которую она приказывала научиться водить, и остановилась ожидая пока он откроет перед ней дверь, что он и сделал поторапливаясь. Аурокс заметил, что даже в дневное время Неферет отбрасывала сверхъестественную темную тень. 

"Темнота всегда следует за ней." - подумал он.

После того, как он завел машину, она нажала кнопку на панели и голос спросил:

- Да, Неферет, куда OnStar должен доставить вас сегодня?

- В среднюю школу имени Уилла Роджерса, Талса, штат Оклахома, - ответила она голосу, затем повернулась к нему. - Следуй точно этим указаниям.

- Да, Жрица, - это все, что ему требовалось сказать.

* * *

Он припарковался перед школой, светлый кирпич и каменные строения были приятны для глаз. Он последовал за Неферет внутрь, войдя первым в блестящие, широкие коридоры, и он был ошеломлен ощущениями, что вызвало это место. Казалось будто бы здание было живым. У него была мудрость, прислушиваясь к этой особенности, Аурокс ощутил удивительное успокоение.

Но как такое могло происходить? Как здание могло вызывать у него какие-либо чувства?

Там был только один пожилой охранник. Прихрамывая, он медленно приблизился к Ауроксу и Неферет, больше с любопытством и вежливостью, чем с осторожностью.

- Могу я чем-нибудь помочь вам?

- Да, есть ли в этой школе подземелье? Большой подвал или система туннелей? - спросила Неферет, откидывая свой капюшон и снимая темные очки.

Сперва глаза охранника расширились от ее красоты, но затем остановились на ее сапфировой татуировке.

- У нас есть старые туннели в подвале, которые на самом деле не использовались со времен бомбежки. На самом деле они используются как убежище от торнадо время от времени. Почему вы...

- Как вы попадаете в туннели? - оборвала его Неферет.

- Извините, мне нужно получить административное разрешение для любого...

- В этом нет необходимости, - на этот раз она добавила соблазнительную улыбку к своим словам. - Я просто составляю исторические сводки о здании школы. Туннели все еще доступны, не так ли?

Мужчина выглядел одинаково смущенным ее вопросом и ослепленным ее улыбкой. 

- О, да. К ним легко добраться. Просто идите туда по центральному коридору, пока не дойдете до библиотеки, - он указал вправо от них. - Там есть лестница в углу на пересечении с коридором. Спуститесь вниз на пролет. Вход в старой музыкальной комнате, примерно в середине следующего коридора справа. У меня с собой есть оригинал ключа. Я не думаю что это кому-то навредит, если я позволю вам быстро взглянуть. Кажется там сейчас нет занятий или...

- Выведи его из строя, но не убивай, - приказала Неферет. - О, и дай мне тот ключ.

Аурокс ударил его достаточно сильно, чтобы мужчина потерял сознание. Он не верил, что старик был мертв, но не удостоверился в этом. Не было времени проверять. Он вручил Неферет звенящую связку ключей и она заспешила в сторону, так неразумно указанную мужчиной. Она остановилась когда подошла к большой комнате слева от них, поглядывая в стекла закрытых дверей. Аурокс посмотрел вместе с ней. Это была прекрасная комната. Большие, изящные лампы висели над столами и книжными полками.

Странно, что Аурокс ощущал чувство нетерпения внутри себя.

- Библиотека, - сказала она. - Вся эта архитектура Арт-деко совершенно впустую растрачивается на человеческих подростков, - Неферет отметила красоту и величие здания. Она кивнула на пересекающиеся коридоры перед ними. - Это правильный путь.

Почти против желания Аурокс последовал за ней.

- Это школа такая же, как и школа Дом Ночи? - Аурокс озвучил один из вопросов, которые крутились у него в голове.

Неферет даже не взглянула на него: 

- Это человеческая школа - общественная школа. Не такая как Дом Ночи. - Она изящно содрогнулась. - Я почти чувсвую гормоны и тестостерон. Почему ты спрашиваешь?

- Мне просто любопытно, - сказал он.

Она посмотрела на него и кратко ответила: 

- Не должно быть.

- Да, Жрица, - тихо сказал он.

Они продолжили свой путь дальше в тихом здании, и в коридоре становилось все меньше и меньше света. Тени вокруг Неферет всполошились, как только она остановилась перед дверью с нарисованной нотой на ней.

- Вот она, - сказала Неферет, открывая дверь и входя внутрь темного места, которое пахло пылью и запущенностью. Слева от них была комната с металлическими подставками и стульями. Перед ними было захламленное место, которое вело в еще большую темень. Неферет вздохнула и издала низкий звук разочарования. 

- Меня утомляет этот поиск.

Неферет подняла свою правую руку, нажала остым ногтем среднего пальца левой руки на ладонь и разрезала ее, открытая рана стала истекать красным.

- Повелеваю к Красным отвести меня;

За это платой будет кровь моя.

Очарованный, Аурокс наблюдал, как Тьма отделилась от теней снизу и вокруг Неферет, также и из углов комнаты. Ищущие щупальца скользнули к ней. Закручиваясь вокруг ее тела, они ползли по коже к крови, которая собралась в лужицу на ее ладони. Тьма питалась, от чего Неферет дрожала и застонала, будто от боли, хотя Жрица не закрыла руку. Не отдернула ее.

От этого в Ауроксе появились чувства. Часть его чувствовала себя взбудораженной, будто он предвкушал начало сражения и приветствовал гнев и силу, которую вызовет это сражение. Но другая его часть чувствовала отвращение. Тьма пульсировала вокруг Неферет недоброжелательная, липкая и опасная. Аурокс обдумывал различие этих чувств, когда Неферет освободилась от нитей и облизала свою закрывшуюся рану.

- Теперь вы сыты,

Путь мне проложите.

Аурокс почувствовал, как стихотворная рифма заклятия Неферет обрела силу, он задрожал, поскольку Тьма скорчилась и затем заскользила, оставляя тонкий, похожий на ленту, след, который был чернее ночи новолуния, обозначая ее маршрут.

- Пошли, - сказала Неферет.

Аурокс выполнил то, что она приказала.

Они последовали за лентой в заброшенный на вид коридор, который начал клониться вниз, подобно туннелю. В конечном счете они достигли пространства, которое расширилось и закончилось тупиком. Там Неферет ненадолго остановилась.

Аурокс учуял их прежде, чем увидел. Их аромат был мерзким, гнилым, отвратительным. 

"Смерть," - подумал он. - "Они пахнут смертью."

- Неприемлемо, - злобно прошипела Неферет шепотом. - Совершенно неприемлемо.

Она шагнула в подземную комнату, прошла через стену, и щелкнула выключателем. Единственная голая лампочка отбрасывала болезненный желтый свет.

Аурокс подумал, что это было похоже на гнездо.

Матрацы были сложены друг против друга. Тела свились друг с другом под одеялами. Некоторые были голые. Некоторые были одеты. Трудно было разглядеть, где заканчивался один и начинался другой. Одна голова поднялась. Татуировки вампира были красными, и они выглядели необыкновенно, словно нити Тьмы, которые привели их к нему. Его пристальный взгляд был тверд. Его голос сердит.

- Куртис, позаботься о том, чтобы, кто бы это ни был, он не побеспокоил нас.

Большой холмик вяло зашевелился, и толстый широкий лоб показался из другого конца гнезда. У этой головы на лбу вырисовывался красный полумесяц - недолетка.

- День только начался. Просто убей их электричеством или чем-то еще и..

- И что? - голос Неферет был словно лед. - Куртис, ты был глуп и неуклюж прежде, чем умер. Теперь ты глуп и неуклюж, и ты воняешь. - Неферет взглянула на Аурокса. - Швырни его об стену.

Аурокс двинулся, чтобы выполнить ее приказание, но медленно, давая недолетке время, чтобы почувствовать страх. Аурокс питался этим страхом, и поэтому его тело изменялось и, поменявшись, превратилось во что-то еще, что-то более сильное, и в это же время страх недолетки изменялся, возрастал, превращаясь в восхитительный ужас. С ревом Аурокс поднял мальчика из его гнезда и швырнул в стену. Раздался нездоровый треск, и мальчик остался неподвижно лежать.

- Эй! Эй! Подождите секунду. Неферет! Я не знал, что это были вы. - Красный вампир без рубашки, расставив руки в стороны, стоял перед Жрицей. Аурокс ощутил его страх. Чувствуя себя все лучше.

Он сделал шаг к вампиру. Его копыта цокали по цементному полу.

- Остановись пока, Аурокс, - скомандовала Неферет. Она повернулась к нему спиной и сконцентрировалась на вампире и его гнезде. - Ты действительно думал, что можешь скрыться от меня, Даллас?

- Я не скрывался от вас! Я не знал, что делать.. где искать вас.

- Не лги мне. - голос Неферет стал снисходительней и в ней Аурокс слышал черную, безграничную угрозу. - Никогда не лги мне.

- Хорошо, хорошо. Простите, - торопливо сказал вампир. - Я полагаю, я даже не думал об этом.

Гнездо недолеток зашевелилось, просыпаясь, в то время, как вампир и Неферет беседовали, и теперь Аурокс мог видеть лица, со страхом они переводили свои расширившиеся глаза с Неферет на него.

Он страстно желал сокрушить эти пялящиеся лица своими копытами.

Сильный кашель раздался со стороны гнезда.

Неферет усмехнулась.

- Сколько вас здесь?

- После того, как Зои и ее придурки сразились с нами, склад со мной покинуло десяток недолеток. - он взглянул на Куртиса. - И он.

- Он еще не умер. Пока, - сказала Неферет. - Итак здесь одиннадцать недолеток и один вампир. И сколько недолеток стало кашлять?

Даллас пожал плечами.

- Двое, может быть трое.

- Их слишком много. Им нужно быть рядом с вампирами или они умрут. Снова, - добавила она, жутко улыбнувшись.

С гнезда недолеток на Аурокса хлынуло еще больше страха. Он заскрежетал зубами, борясь с желанием кормиться от этого.

- Вы будете приходить к нам? Как вы делали раньше?

- Нет. Я поменяла планы. Пришло время вам присоединиться ко мне. Всем вам.

- Вы говорите о Доме Ночи? Это невозможно. Мы не такие, какими должны быть и мы не хотим...

- Что вы хотите, не имеет для меня значения, пока вы не подчинитесь мне. И если вы этого не сделаете, вы умрете.

Вампир казалось выпрямился. Его гнев разгорался, так же, как и электрическая лампочка.

- Я не умру. Я уже Превратился. Возможно кто-то из них, - он указал на недолеток, которые собрались у его ног, - но я называю это естественным отбором.

- Ты не так умен, как я думала, Даллас. Позволь мне сказать яснее и проще, что даже ты сможешь понять: если ты и твои недолетки не подчинитесь мне, то ты будешь первым, кто умрет. Мое создание убьет тебя. Сейчас же. Или как только я прикажу ему. Делай свой выбор.

Свет лампочки потускнел.

- Я выбираю вас, я подчиняюсь вам, - ответил Даллас.

- Мудрый выбор. Я хочу, чтобы вы вымылись и вернулись в Дом Ночи к началу занятий сегодня вечером.

- Но как..

- Используйте школьные душевые, чтобы отмыться от этой вони. Украдите одежду. Чистую одежду. Или купите ее. В семь тридцать, перед тем, как начинаются занятия, автобус Дома Ночи будет ждать вас внизу улицы у восточного входа Университета Талсы. Вы поедите на нем. Вы возобновите ваше обучение. Вы будете спать в Доме Ночи. - Неферет сделала паузу, пренебрежительно махая рукой. - Я зашторю окна или открою подвалы или что-то еще. Но вы будете жить в Доме Ночи.

- Как мы будем удовлетворять свой голод?

- Осторожно. И тех, кто не может кормиться осторожно, будешь контролировать ты, по крайней мере пока мир не перевернется и не изменится, чтобы принять ваши потребности.

- Мне не нравится это! Почему вы хотите, чтобы мы жили там?

- Рефаим - Пересмешник, которого вы не смогли убить в тот раз, был одарен человеческим телом в течение ночи и стал супругом Стиви Рей. Ему разрешено посещать Дом Ночи, так же, как и Афродите, и другим красным недолеткам — красным недолеткам Стиви Рей.

- Предполагается, что я буду ходить в школу с ним? И с ней? Вместе?

Лампочка опять запылала ярче.

- Я их ненавижу, а ты?

- И я.

- Отлично. Вот причина, почему я хочу видеть тебя там.. всех вас.

- Потому что мы ненавидим их?

- Нет, из-за того, чего я могу добиться, управляя вашей ненавистью, - ответила она.

- И чего же? - спросил он.

Неферет улыбнулась.

- Хаоса.

* * *

Они ушли вскоре после того, как Неферет закончила инструктировать вампира по имени Даллас о способах, которыми он мог бы и не мог бы вызвать хаос. Несомненно, его цель очень походила на цель Аурокса — Неферет контролировала и управляла его жаждой насилия и поддерживала его преданность. Он не должен был убивать.. пока. И всегда, всегда в основе лежала либо ссора, либо недовольство, либо ненависть.

Аурокс понимал. Аурокс подчинялся.

Когда Неферет приказала ему усыпить живоное внутри него, он подчинился и последовал за ней от зловонного гнезда по холодным, чистым коридорам школы.

У парадной двери лежал старый охранник там же, где Аурокс оставил его.

- Он живой? - спросила Неферет.

Аурокс потрогал его.

- Да.

Неферет вздохнула.

- Я полагаю, что это к лучшему, даже при том, что это причиняет некоторое неудобство. Ты должен вернуться вниз и сказать Далласу, что я хочу, чтобы память старика была очищена. Скажи внушить ему, что он был ранен, когда школа была ограблена.

Она повела подбородком, размышляя, и посмотрела вниз по коридору на витрины, которые содержали памятные вещи и на библиотеку вдали с ее ровными рядами книг и блестящими, богато украшенными светильниками. 

- Нет, у меня есть более забавная идея. Скажи Далласу убедить человека, что он был ранен, когда школа была разрушена. Когда будешь идти к выходу, я хочу, чтобы ты разбил витрины и разрушил библиотеку. Сделайте это быстро. Я буду ждать снаружи. И мне не нравится, когда меня заставляют долго ждать.

- Да, Жрица, - ответил он.

- Как я уже говорила, эта архитектура растрачена понапрасну на человеческих подростков… 

Она громко засмеялась, когда покидала здание.

Поторапливаясь, он проделал свой путь назад к подземному логовищу. Как только Даллас заметил его, вампир встал лицом к лицу с ним, закрывая собой от Аурокса кучку недолеток. Грязная рука красного вампира поднялась, чтобы опереться на металлическую коробку, которая крепилась к цементной стене. Аурокс почувствовал силу, которая потрескивала там, закручиваясь, ожидая его приказа.

- Что ты хочешь? - спросил Даллас.

- Неферет послала меня с новыми распоряжениями для тебя.

Даллас убрал свою руку от металлической коробки.

- Чего же она хочет от меня?

- Там охранник, который лежит без сознания у входа в школу. Жрица не хочет, чтобы он помнил наше присутствие. Вместо этого он должен поверить, что его ударили вандалы.

- Ага, хорошо. Мне все равно, - ответил Даллас, затем прежде, чем Аурокс успел отправиться обратно, он спросил, - Эй, что, черт подери, ты такое?

Вопрос удивил Аурокса. Он ответил не задумываясь.

- Я выполняю приказания Неферет.

- Ага, но кто ты? - спросила темноволосая девочка-недолетка, которая изучала его из-за спины Далласа. - Я видела тебя. Ты изменился во что-то с рогами и копытами. Ты какой-то демон?

- Нет. Не демон. Я выполняю приказания Неферет.

В этот момент Аурокс отвернулся, уходя от них, но он не мог игнорировать их слова. Они следовали за ним вниз по коридору. 

"Он - фрик," - шептали они. - "Что-то неправильное."

Он использовал стол, сделанный из дерева и стали, чтобы разбить и уничтожить драгоценности в чистом, широком коридоре. Он разрушил изящные светильники, что висели в комнате, заполненной книгами. В то время, как он делал это, Аурокс подпитывался страхом и гневом, который остался в его теле. Когда эти эмоции были израсходованы, он использовал страх, который красный вампир и его недолетки вызвали у очнувшегося старика, когда недолетка пил его кровь, а другие насмехались. Когда они закончили с охранником и очистили его разум, Аурокс использовал исчезающее отвращение, что чувствовали к нему недолетки, чтобы подпитать силу, в которой он нуждался, пока эта эмоция также не закончилась. Тогда он обнаружил единственные эмоции, которые остались у него в запасе. Эмоции, от которых он не кормился, но вместо этого так или иначе придерживал, принимая, как свои собственные. Так он смыл все одиночество Зои, ее печаль и вину, когда закончил разрушать школу и затем, перевоплотившись обратно в личину мальчика, Аурокс, утомленный от разрушений, которые он причинил, шел удостоверить Неферет, что ей больше не нужно ждать.

 

13

Старк

Сон Старка начался просто замечательно. Он был на удивительном пляже, окруженный белым песком и прозрачным голубым морем перед ним. Солнце вообще не жгло его. Фактически, это было точно так же, как перед тем, как он получил Метку, и было просто замечательно чувствовать солнце на лице и плечах. Он пускал стрелы в большую круглую мишень, точно в яблочко, которое магическим образом поглощало их и затем они вновь появлялись в песке около него так, чтобы он мог продолжать стрелять, стрелять, стрелять.

Он лишь подумал о том, каким прекрасным был бы сон, если бы на пляже показалась Зои в бикини.

Или, если бы это был европейский пляж, Зои оказалась бы топлес и в бикини. Это было бы даже лучше.

И затем, как это происходит в большинстве снов, сцена переменилась и внезапно Зои оказалась там, только они больше не были на пляже. Она была тут, свернулась в его руках, теплая и мягкая, и бесподобно пахнущая.

- Эй, - сказала она, улыбаясь ему. - Ты проснулся, а солнце еще не село.

- Ага. - усмехнулся он в ответ. - Давай я покажу тебе, насколько я проснулся.

Он поцеловал ее, и она была сладкой. Он прижал ее к себе посильнее. А она испустила тот тихий стон, который она издавала, когда ей было действительно хорошо.

Но внезапно, будто он на самом деле был во сне, Зои отстранилась от него. Он вопросительно взглянул на нее, думая, что возможно сон собирается стать удивительным преудивительным, и она выполнит небольшой сексуальный стриптиз для него. И тогда он увидел выражение на ее лице. Это был бескрайний ужас.

- Останови их! - завопила она. - Старк! Хранитель мой! Помоги мне!

Она тянулась в нему, в то время как темные, змеевидные щупальца волокли ее прочь.

Старк вскочил, и Меч Хранителя появился в его руке. Он подбежал к ней, склонился над ее лежащим телом, и шлепнулся на землю прямо в середине щупалец Тьмы. Размахивая Мечом Хранителя, он резал их снова и снова, но там, где он отрезал один, вырастало два, чтобы занять это место, и оба опять цеплялись, как липучки, к телу Зои.

- Старк! О, Богиня! Помоги мне!

- Я пытаюсь! Зои, я прилагаю все усилия!

Но он не причинял никакого ущерба Тьме. И к тому времени Зет была полностью обернута, закутана в кокон, будто какая-то закуска для гигантского паука, и она была в сознании - кричала, звала его на помощь.

Старк боролся и боролся, но он ничего не мог сделать, и как только Тьма утащила ее от него, он увидел Неферет, которая, как кукловод, командовала черными, липкими нитями. Она увернулась от его меча и засмеялась, когда стянула нити вокруг Зои, пока его любовь, его королева, не была задушена, убита и затем поглощена ее врагом.

Во сне Старк так и стоял там, рыдающий и потерянный без его Зои. Он услышал голос у себя в голове, сильный и ясный: 

"Это произойдет лишь в том случае, если Зои Редберд не выступит публично против Неферет. Она должна противостоять Т-си С-ги-ли и прекратить эти притворное перемирие между ними."

Старк все еще потрясенный и сломленный сном, утратой его королевы, услышал только слова, а не голос. Он не думал о том, откуда пришло сообщение.. только о том, о чем оно предупреждало.

Он глубоко вдохнул и проснулся с Зои, в безопасности, теплой и желающей в его руках, и она улыбнулась ему, говоря:

- Эй, ты проснулся, а солнце еще не село. 

Ужасный, зловещий озноб прошел по его телу. Это был больше, чем сон — он знал это. И это означало, что предупреждение было больше чем просто слова — это было пророчество. Старк стиснул Зои в объятиях, сильнее прижимая ее к своему телу.

- Скажи, что ты в порядке. Скажи, что чувствуешь себя хорошо.

- Скажу, если ты прекратишь душить меня, - задохнулась она.

Он ослабил хватку одной из его рук, другой он пробежался вверх и вниз по ее спине, в это время заглядывая ей за плечо, удостовериваясь, что там не было никаких щупалец — никаких липких воспоминаний из его сна.

- Старк, ну же, остановись. - она схватила его руку и заглянула в глаза. - Черт возьми, что не так?

- Потрясающе дурной сон. Словно пророчество. И затем я просыпаюсь, и ты произносишь те же самые слова, которые ты сказала мне во сне прямо перед тем, как Тьма забрала тебя.

- Во-первых, м-мм, Тьма, забирающая меня, это отвратительно. Как это произошло?

- Ты не хочешь об этом знать, - сказал он.

- Да, я определенно не хочу знать. Но это мог быть пророческий сон, и что если я должна знать, чтобы избежать этого.

- Ага, об этом я тоже подумал. На самом деле я пытался не думать об этом, но ты права.

Он откинулся назал и провел рукой по волосам, пытаясь избавиться ото сна и предчувствия.

- Он может быть пророческим и тебе возможно нужно узнать; Тьма забрала тебя, как Шелоб забрала Фродо, только хуже, - ответил он.

Старк наблюдал, как лицо Зои изменило цвет.

- Как девчонка, смертельно боящаяся пауков, могу сказать, что не знаю какой сон мог бы быть хуже этого.

- Сделай паучихой Неферет, а ее паутину Тьмой.

- Нда-аа, ладно, ты прав. Этот хуже. - Она наградила его знакомой ему храброй улыбкой. - Но ты спас меня, не так ли?

Он ничего не сказал. Он не мог.

- Э-ээ-й, здоровенный сильный Хранитель! Ты. Спас. Меня. Ведь так?

- Нет, - признался он. - Я пытался, но Тьма, которой управляла Неферет, оказалась сильнее меня.

- Ну-уу, черт, - сказала Зои. - Ненавижу, когда это происходит. - Тогда она покачала головой и твердо добавила, - Эй, это ведь не произошло в действительности. По крайней мере пока это лишь сон.

- Чертовски много вещей, которые казалось могли произойти лишь во сне, обернулись реальностью, - сказал он мрачно. - И там было что-то еще. Кто-то сказал мне, что мой сон обернется реальностью, если ты не начнешь противостоять Неферет.

Зои нахмурилась.

- Эй, я противостою Неферет! Все это чертово время. И что ты имел в виду, когда сказал "кто-то"? Это была Никс? Богиня говорила с тобой?”

Старк напрягся, пытаясь припомнить голос из сна, но даже при том, что его ужас был еще свеж, детали уже отходили на второй план в его подсознании. 

- Я правда не могу вспомнить, но я не думаю, что это был голос Никс, или по крайней мере не тот ее голос, который я знаю.

- Я думаю, ты знал бы наверняка, если бы это была Богиня. Плюс, как я сказала, я постоянно противостою Неферет, таким образом, я не знаю, о чем говорил этот твой голос из сна.

- На самом деле, прямо сейчас ты в своего рода перемирии с ней, - медленно говорил Старк.

- Я предполагаю, это зависит от твоего определения слова перемирие. Если это значит - "Я не могу выгнать Неферет из Дома Ночи, потому что Высший совет простил ее" - то да, мы находимся в перемирии.

- Эй. - сказал он, касаясь ее щеки. - Я не хотел тебя упрекать. Этот сон напугал меня, вот и все.

Она приютилась на его руках, и он почувствовал, что напряженность в ее теле стала спадать. 

- На самом деле ты не упрекал меня. Ты лишь удивил меня. Я имею в виду, я думала, ты и я одинаково воспринимаем ситуацию с Неферет.

- Так и есть. - он стиснул ее в объятиях. - Мы знаем, что Неферет злая и сумасшедшая, и мы знаем, что все мы на стороне Никс и не должны допустить того, что бы она, черт подери, ни собиралась сделать в следующий раз.

Зои задрожала и уткнулась лицом в его плечо.

- Она вызывает у меня желание сбежать на Скай.

- Она вызывает у меня желание вернуть тебя на Скай.

Он колебался и почти подавил желание что-либо добавить, но что-то на задворках его разума не позволяло ему оставить все, как есть. 

- Сон, Зет. Тьма забрала тебя, и я не смог тебя спасти. Я думаю, что это было предупреждение; я правда так думаю. И наилучшее предположение, которое я могу сделать из этого, состоит в том, что ты должна и дальше противостоять Неферет.

- Буду, - сказала она, откинув голову назад и смотря на него. - Ты выглядишь усталым и ты встал слишком рано.

Он одарил ее своей дерзкой улыбкой.

- Я встал так рано, чтобы я и ты смогли провести немного времени наедине прежде, чем мы должны будем загрузиться в микроавтобус, и возможно я и выгляжу уставшим, но я не так уж и устал.

Он засунул руку под большую, мешковатую тенниску, в которую она была одета и нежно пощекотала ребра. Зои захихикала. Он поймал сладкий, счастливый смех на ее губах и заглушил его долгим, горячим поцелуем. И затем его рука прекратила щекотать ее и почти все беспокойство, которое вызвал его сон, исчезло, поскольку он любил ее… почти исчезло…

Зои

- О-оо, черт, - пробормотала я, когда Дарий вырулил на подъездную аллею, которая огибала здание Дома Ночи и вела к парковке. Только мы завернули на территорию школы, как я увидела Неферет, Дракона и пять Сынов Эреба, которые стояли там словно были нереальным воплощением вампирского гостеприимства.

- Притормози, - попросила я Дария, - Мы должны подготовиться к этому.

- Да, это нехорошо, - сказала Крамиша.

- Ух ты, вы не поверите, там все цвета. - Шайлин глазела разинув рот в окно на групу преподавателей. - Фу-уу, там и Леди Глаз Дохлой Рыбы, так мерзко!

- Леди Глаз Дохлой Рыбы - мне это нравится, - сказала Афродита. - Ей идет.

- Леди Глаз Дохлой Рыбы обладает супер интуицией, - напомнила я всем, хотя обращалась конкретно к Шайлин.

- И мы все вместе решили, что будет лучше, если она поменьше будет знать о даре Шайлин, - сказала Стиви Рей, поднимаясь со своего места в конце автобуса, где они сидели вместе с Рефаимом. - Зет, тебе надо призвать дух и попросить его защитить мысли Шайлин, по крайней мере сейчас, пока мы не пройдем мимо Неферет?

- Да, - сказала я, - похоже это хорошая идея. 

Я глубоко вздохнула и прошептала:

- Дух, приди ко мне. - Я почувствовала как воздух на поверхности моей кожи смешался с властью стихии. - Защити Шайлин. Сохрани ее мысли в тайне.

- О-о-о, - захихикала Шайлин, когда стихия окружила ее, - Это круто, и ты была ярко-фиолетовая, когда делала это.

- Спасибо, я почти не сомневаюсь, - сказала я. Новая малышка была странная, но похоже довольно славная. Я окинула взглядом остальных в автобусе, отыскивая Близняшек и Дэмьена. - Вы ребята тоже держите свои стихии поближе.

- Я думаю, каждый раз, когда Неферет находится поблизости, есть отличное решение для всех нас - сосредоточить свои мысли на учебе, - сказал Дэмьен.

Мы уставились на него.

- На учебе? - спросила Шони.

- Типа домашнее задание и все такое? - добавила Эрин.

- Или ты говоришь о показе мод, которым на самом деле является для нас школа? - сказала Шонни.

- Мы запутались, - закончила Эрин.

Дэмьен выразительно вздохнул. 

- На учебе - как на школьных занятиях. Например, когда Неферет окажется около вас, начинайте практиковаться в запоминании определений слов для пополнения своего словарного запаса. Он посмотрел вдоль своего длинного носа на Близняшек. - Вам двоим стоит начать со слова еретички.

- Не представляю, что бы это могло значить, Близняшка. А ты? - спросила Эрин.

- Понятия не имею, Близняшка, - сказала Шонни.

- Еще бы, с одним-то мозгом на двоих. Королева Дэмьен дело говорит. Мы не были так близки к Неферет, как сейчас довольно давно. Каждому нужно сосредоточиться и тщательно скрывать свои мысли - и не занимать их размышлениями о наших делах. Занять их дурацкими школьными делами. - Афродита взглянула на Рефаима. - Неферет может читать твои мысли?

Рефаим удивился вопросу, но немного поколебавшись ответил: 

- Нет, не может.

- Ты в этом уверен? - спросила я.

- Да, - ответил он.

- Почему? - спросила Афродита.

- Он не должен вам ничего объяснять, - сказала Стиви Рей.

- Еще как должен. - Старк заговорил прежде, чем я успела что-то сказать. - Стиви Рей тебе уже пора прекратить защищать Рефаима. Он был на стороне Неферет. Возможно у него есть информация, которую мы могли бы использовать.

- Я никогда не был на стороне Неферет. - голос Рефаима был жестким, так же как и его взгляд, который он послал Страку. - Я был на стороне Калоны. Как и ты.

Это заставило Старка замолчать и я воспользовалась случаем, чтобы встать между ними и сказать:

- Каковы бы ни были детали, нам известно, что вы были на противоположной стороне и это может нам пригодиться. 

Он посмотрел на меня и его взгляд смягчился, хотя вид у него все еще был настороженный.

- Я знаю, что Неферет не может читать мои мысли, потому что она не знала обо мне и Стиви Рей. - Он взял Стиви Рей за руку. - Я старался не думать о тебе, когда она была рядом, но это мне не помогало. Я думал о тебе. Часто.

Стиви Рей улыбнулась и поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать его.

- Тьфу, - сказала Афродита. - Итак, давайте двинем побыстрее, пока меня не вырвало. Мы уверены, что Неферет не может читать мои мысли, мысли Зои и птицемальчика. Остальным нужно быть на чеку.

- Там еще один автобус, который только что вывернул на дорожку позади нас, - сказал Дарий, поглядывая в зеркало заднего вида. - На его боку также написано Дом Ночи.

С одного из задних сидений послышался голос Джонни Би. 

- И он не укороченный. Почему мы не можем получить автобус нормального размера?

- Это ты ненормальный, - сказала Крамиша.

- Твоя мама не...

- Ладно, давайте подготовимся к походу в школу, - оборвала я его.

- Что значит подготовимся к битве, - сказал Старк.

- Можешь парковаться, - сказала я Дарию.

Он припарковался, после чего Старк и Рефаим первыми вышли из автобуса, проследовав мимо остальных. Я подумала, что должна сохранять невозмутимое лицо, чтобы ни происходило, так в сопровождении Стиви Рей и Старка я направилась прямо к Неферет, поклонилась ей полу-почтительно и более почтительно Дракону и Воинам. После этого я официально сказала:

- Счастливо встретиться.

- Ах, Зои, Стиви Рей, я рада вам и студентам, прибывшим на другом автобусе. Это позволит сэкономить время на объяснения, - загадочно ответила Неферет.

Прежде чем я успела сказать "что?" или что-либо еще, другой автобус припарковался следом за нашим и с потусторонним космическим шумом, как в Звездном пути, все его двери открылись.

Мой камень провидца начал нагреваться.

Аурокс вышел первым.

За ним из автобуса вышел Даллас. Я услышала как Стиви Рей потрясенно вздохнула. Это было как раз тогда, когда мой рот открылся, потому что после Далласа вышла вся компания красных недолеток, плохих красных недолеток, в том числе совершенно ужасная Николь и очень пришибленный, но все еще жирный парень Куртис.

Красные недолетки и Аурокс выстроились напротив нас. У меня промелькнуло воспоминание причудливой сцены из мюзикла Вестсайдская история. Все застыло в странном безмолвии, пока Стиви Рей не сказала неестественно высоким голосом: 

- Даллас, какого черта ты тут делаешь?

Даллас поджал губы. 

- Я не отвечу тебе. 

Он посмотрел на Неферет и медленно, по особенному сжав правую руку в кулак и прижав его к сердцу, глубоко поклонился и сказал: 

- Счастливо встретиться, моя Верховная жрица. 

Все красные недолетки вслед за ним повторили его приветствие.

Неферет благосклонно улыбнулась. Ее голос был теплым и обманчиво добрым.

- Какое милое приветствие. Спасибо тебе, Даллас. 

Когда ее изумрудный взгляд переместился от новых детей к Стиви Рей, ее голос и взгляд стали жесткими.

- Я отвечу на твой вопрос Стиви Рей. Они здесь делают тоже самое, что и вы - посещают занятия. О-о, подождите. Есть небольшая разница между ними и твоей маленькой группой. Даллас и его красные недолетки будут жить здесь, в школе, и я буду их Верховной жрицей.

- Это он? - Даллас смотрел на Рефаима, который стоял рядом со Стиви Рей. Я почти могла видеть, как гнев разрастался в нем.

- Позволь мне представить вас. Даллас, это Рефаим. О-о, но вы двое уже встречались, не так ли? 

Было похоже, как будто Неферет проводит официальное представление на балу. Клянусь, это было чертовски наиграно, что я с трудом подавила желание попросить Старка стукнуть меня, чтобы я убедилась, что не сплю.

Затем мой взгляд переместился к Далласу, и страх, который я почувствовала из за него, убедил меня, что я не сплю. Его глаза слабо светились красным. Он выглядел диким и очень, очень опасным. Мне вспомнилось, что когда-то я привыкла думать, что он такой милый и приятный. Что же, милый славный парень должно быть умер, когда Превратился в этого нового красного вампира, покрытого татуировками.

С моей стороны Старк беспокойно придвинулся поближе ко мне.

Со стороны Далласа, Аурокс, на которого я старалась не смотреть, так же беспокойно придвинулся поближе ко мне.

- Да, вы правы. Мы уже встречались, - сказал Даллас.

- Точно, - голос Рефаима был таким же жестким и холодным, как и у Далласа, и это напомнило мне, что я не должна недооценивать его только потому, что он так сладко улыбается Стиви Рей.

- Поскольку я собрала всех вас вместе, позвольте мне пояснить вам кое что, - сказала Неферет, и наши взгляды обратились к ней.

Она выглядела чертовски нормальной! Красивой и стройной, и ее речь звучала чертовски разумно, что на момент мне стало очень жаль ту, которой она могла бы быть.

- Между нами возникали недоразумения в недавнем прошлом. Сейчас это все позади. Мне не нужны здесь конфликты, будь то недолетка или вампир, красный или синий.

- Недоразумения? - голос Стиви Рей звучал скептически. - Они пытались убить меня и Зои!

- Зои убила некоторых из нас! - крикнул Даллас, и я была уверена, что услышала гул электричества в проводах над нашими головами, которые питали школу.

- Погодите, я этого не хотела. Николь, Куртис и другие ребята напали на меня и...

- Довольно! - приказ Неферет обладал таким пугающим могуществом, пульсирующим вокруг нас, что казалось оно затмило даже серебряный свет взошедшей луны. - Я сказала, что с прошлым покончено. Стиви Рей и Зои, если вы не сможете контролировать себя, тогда вы будете исключены из этой школы. Даллас, то же касается и тебя. Аурокс и Сыны Эреба будут патрулировать коридоры и классы. Если будет хоть какое-то насилие, они положат этому конец. Немедленно. Я ясно выражаюсь?

Никто не произнес ни слова. Неферет вяло улыбнулась.

- Хорошо. А сейчас отправляйтесь в классы.

Она развернулась, и странной скользящей походкой Неферет направилась к основному зданию, где находились классные комнаты.

- Тьма окружает ее, - сказал Старк, понизив голос, но видимо недостаточно тихо.

- Она полностью поглощена ею, - сказал Рефаим.

- Абсолютно, - сказал Стиви Рей. Тогда она посмотрела на Дракона и других Воинов. - Вы все, вы не видите этого? Это похоже на липкую паутину. - Она повела большим пальцем на Далласа и других красных недолеток. - Держу пари, они могут видеть это.

- Не понимаю.. о чем, черт подери, вы тут все говорите? - спросил Даллас.

- Вы до сих пор устраиваете чайные вечера со своими куколками в подвале? - спросила Николь с сарказмом.

Даллас и его красные недолетки засмеялись.

- Даллас, Неферет хочет, чтобы ты явился в информационный сектор. У них были проблемы с компьютерами, и она нуждается в твоей помощи, чтобы все исправить, - сказал Дракон, подходя, чтобы стать между двумя нашими группами. Сыны Эреба присоединились к нему, также, как и Аурокс. 

- Шайлин, это твое расписание занятий. Стиви Рей может провести вам экскурсию сегодня.

Он вручил новой недолетке листок бумаги. 

- Старк, Дарий, - продолжил Дракон. - Доберитесь до конюшней и готовьтесь к вашим занятиям. Остальные делают то, что сказала Верховная жрица. Вскоре начнется первый урок.

- Все, что пожелает Верховная жрица для меня в радость, - сказал Даллас, и с усмешкой прошел мимо Рефаима.

Я видела, что Рефаим так и остался стоять на месте. Он смотрел вслед злобному и совершенно сбрендившему мальчишке не так, будто хотел ударить кулаком о шкафчик или что-либо подобное, он выглядел серьёзным и сильным, и он стоял рядом со Стиви Рей, прикрывая ее от других.

- Пойдемте на занятия и попытаемся не обращать внимание на этих идиотов, - сказала я, беря Старка за руку.

- Они этого не хотят, - сказал Рефаим в то время, как мы шли к главному корпусу. - Они здесь, чтобы вызывать проблемы.

- Чтобы разворошить мешок с дерьмом, - сказала Стиви Рей, и по каким-то причинам она и Рефаим от этого улыбнулись.

Рефаим выглядел, как "совершенно обычный подросток, улыбающийся своей подружке", так что я должна был напомнить себе, что на самом деле он не был тем, кем казался. Я должна была помнить, что видела, как дрались Пересмешники, и я знала, что они были отвратительны и опасны, так что я задавалась вопросом о нем, кто из них на самом деле дрался бы с Далласом, если бы возникла необходимость, пробудил бы он Тьму в себе, когда я вдруг увидела, что его лицо изменило выражение. Одну секунду он улыбался Стиви Рей, а в следующую его лицо преобразилось, будто он смог расслышать звук, который больше никто не слышал. Тогда я моргнула, и он снова казался нормальным.

- Ого, я правда буду скакать на лошадях на шестом уроке? - спросила Шайлин, читая свое расписание и пытаясь не отставать он нас.

- Если написано Конные занятие, то да, - сказала Стиви Рей. - Увидимся за обедом. - она еще раз улыбнулась Рефаиму, остальным махнула рукой, и подошла к Шайлин. 

- Дай мне посмотреть. - Она прочитала расписание недолетки. - О-оо, отлично, у тебя первым уроком Чары и Заклинания. Тебе понравится. Я слышала, что новый профессор клёвый.

- Эй, что с тобой происходит? - спросил меня Старк.

- Не уверена, - тихо ответила я. - На самом деле, возможно всего лишь тот факт, что я пойду сейчас на урок социологии, который преподает Неферет. Это большой стресс.

- Все будет хорошо. Сейчас она притворяется преподавателем и Верховной жрицей, - успокоил меня он.

- Ага, а значит, она всего лишь будет меня оскорблять, вместо того, чтобы оторвать мою голову своими когтями, - пробормотала я.

- Если она попытает, убедись, что убежала достаточно далеко и почувствуй испуг, чтобы я смог добраться до тебя вовремя и спасти. - Он подарил мне свою дерзкую улыбочку и я знала, что он пытался (неудачно) привести меня в хорошее расположение духа.

- Я запомню это. Увидимся за обедом.

Он поцеловал меня и после еще одного тревожного взгляда направился к конюшням с Дарием. Все разошлись, Дэмьен, Рефаим и я направились в класс.

- Ты в порядке? - спросила я Рефаима.

- Да. Все хорошо, - ответил он.

Я совсем не поверила ему, и я полагаю, что мои быстрые взгляды украдкой были слишком очевидны, потому что он наконец остановился, вздохнул, и очень сильно удивил меня, сказав:

- М-мм, Дэмьен, я должен поговорить с Зои. Мы может встретиться на уроке?

Дэмьен кинул невероятно любопытный взгляд, но он был слишком вежлив, чтобы перечить.

- Конечно, нет проблем. И все же не опаздывай. Преподаватели здесь очень раздражаются на опоздания.

- Я гарантирую, он не задержится, - уверила я Дэмьена и замедлилась так, чтобы Рефаим и я остались снаружи, когда все остальные вошли в здание. 

- Что происходит?

- Мой отец здесь. Я ощущаю его присутствие.

- Калона? Где? - Я знала, что мои глаза расширились и округлились, когда я осмотрелась, будто ожидая, что бессмертный покажется из тени.

- Я не знаю где, но я хочу, чтобы ты знала, что я не связывался с ним, не видел его, не говорил с ним с тех пор, как он освободил меня. - Рефаим покачал головой. - Я.. Я не хочу, чтобы ты и твои друзья думали, что я что-то скрываю от вас.

- Ладно. Ну, по крайней мере это хорошая новость. У тебя есть идеи, чего он хочет от тебя?

- Нет!

- Ладно, ладно. Я ни в чем не обвиняю тебя. Ты сам пришел ко мне с этим, помнишь?

- Да, но я...

Его лицо опять застыло. Тогда его глаза встретились с моими, и печаль в них была столь глубока, что мой живот скрутило. 

- Он зовет меня.

 

14

Зои

- Зовет тебя? О чем, черт возьми, ты говоришь? Я ничего не слышу. - Я продолжала таращиться вокруг нас, ожидания, что Бугимен схватит меня.

- Нет. - Он покачал головой. - Ты не услышишь этого. И даже я на самом деле не слышу. Отец может взывать ко мне через бессмертную кровь, которую он мне дал. Я не думал, что он все еще сможет делать это, после того, как Никс изменила меня. - Он посмотрел вдаль, выглядя совершенно несчастным. - Но я не человек. Я все еще смесь зверя, человека и бессмертного. И во мне его кровь.

- Эй, все хорошо. Ты прилагаешь все усилия. Я вижу как ты смотришь на Стиви Рей. Я знаю, что ты любишь ее. И сама Никс простила тебя.

Он кивнул, поднял руку и провел по своему лицу, отчего я заметила, что он начал потеть. Сильно.

Очевидно он заметил, что я наблюдала, и сказал:

- Трудно не отвечать на его зов. Я никогда не сопротивлялся ему прежде.

- Послушай, ты же остаешься здесь. Я собираюсь найти Старка, Дария и Стиви Рей. Тогда ты сможешь последовать за зовом Калоны. Мы все пойдем с тобой и покажем ему, что ты теперь один из нас.. что он должен оставить тебя в покое.

- Нет! Я не хочу, чтобы все знали, что он здесь. Особенно Стиви Рей. Она думает, что я должен полностью повернуться к нему спиной, но это так трудно! - Он соединил руки, будто умолял меня понять. - Он все еще мой отец.

Даже при том, что мне этого не хотелось, я начала понимать, о чем он говорил.

- Моя мама запуталась. Вместо меня она выбрала своего нового парня , но глубоко внутри я все еще любила ее, и я хотела, чтобы она любила меня. По-настоящему любила меня. Я думаю, что самая тяжелое во всем этом, что она мертва и нет шансов, что она снова станет моей мамой.

- Тогда ты понимаешь, - сказал он.

- Да, я так думаю, но я также согласна со Стиви Рей. Смотри, Рефаим, ты можешь себя чувствовать, как и любой другой ребенок, у которого никудышные родители, но в твоей ситуации проблема в том, что твой папа не какой-нибудь Джо-Шмо из соседнего квартала. Он опасный бессмертный, который в настоящей реальной битве добра и зла не на той стороне.

Рефаим закрыл свои глаза, будто то, что я сказала, физически причинило ему боль, но он кивнул и, когда открыл глаза и встретил мой пристальный взгляд, я смогла увидеть силу его решения. 

- Ты права. Я должен противостоять ему и дать понять, что мы теперь идем разными путями. Пойдем со мной, чтобы я сделал это. Пожалуйста, Зои.

- Ну-уу, ладно. Давай я найду Старка и я...

- Только ты. Я знаю, что это глупо, но я не хочу оскорблять Отца, а делать это перед Старком было бы большим оскорблением.

- Рефаим, я не могу пойти с тобой одна. Или ты забыл, что твой отец пытался убить меня?

- Неферет сковала его тело и вынудила его следовать за вами в Потусторонний мир. Он не хотел этого. Он никогда не хотел навредить тебе. Зои, мой отец сказал мне, что не будет убивать тебя или любую другую Верховную жрицу Богини.

- Серьезно, дам подсказку. - Я покачала головой, не веря в это. - Калона не смущаясь убил бы любого, кто стоял на пути того, что он хотел.

- Ты были близка к нему, когда он сбежал из земного плена. Ты правда можешь мне сказать, что никогда не видела, что мерцание Воина Никс все еще с ним?

Я колебалась, не желая вспоминать то, какой дурой я была прежде, чем Хит был убит. Я подняла подбородок.

- Калона убил Хита, потому что я был достаточно глупа, что дала моему защитнику подойти к нему слишком близко.

- Хит не был Верховной жрицей на службе у Богини. И ты не ответила мне. Говори честно. Видела ли ты, кем он должен быть, или нет?

Несметное количество раз я жалела, что не была хорошей лгуньей. Я вздохнула. 

- Ну-уу да, ладно. Я думала, что видела, кем он мог бы быть. Я думала, что видела Воина Никс, - честно ответила я, а затем добавила, - но я была неправа.

- Я не думаю, что ты была неправа, по крайней мере не полностью. Я думаю, что Воин все еще жив в нем. Он, в конце концов, предоставил мне свободу, чтобы избрать свой собственный путь.

- Но он не позволяет тебе оставаться свободным от него. Он здесь, и он взывает к тебе.

- Что, если он здесь и зовет меня, потому что он скучает по мне! - закричал Рефаим, и запнувшись протер рукой свое напряженное, потное лицо. Потом понизив голос, он продолжил, - Пожалуйста, Зои. Я клянусь тебе, что я не позволю моему отцу причинить тебе боль, точно так же, как я не позволю ему причинять боль Стиви Рей. Пожалуйста, пойдем со мной и стань свидетелем, что я порвал с ним, чтобы никто в Доме Ночи не мог подвергнуть сомнению мою преданность. - И затем он сказал вещь, которая добила меня, я буду Королевой города Болванов. - Он не видел меня, когда я стал парнем. Возможно, когда он увидит доказательства прощения Никс, в нем проснется Воин. Разве Никс не хотел бы, чтобы ты дали ее Воину еще один шанс?

Я посмотрела на него и увидел то, что, должно быть, видела Стиви Рей, из-за чего она запала на него — в своей основе он был настоящим симпатичным парнем, который хотел, чтобы его любил его отец. 

- О-оо, черт, - выругалась я. - Прекрасно. Я пойду с тобой, пока мы не покинем территорию школы. И ты должен знать, взбешусь ли я, или расстроюсь, или испугаюсь, ну и всё прочее, Старк почувствует это и прибежит со своим луком и он не сможет промахнуться мимо того, во что он стреляет. И я обещаю тебе, он будет стрелять. И с этим я ничего не могу сделать.

Рефаим взял мою руку и начал практически тянуть меня к восточной стене. 

- Я не буду подвергать тебя опасности. Ты не почувствуешь ни одного из этих чувств.

Я собирался сказать, о том что свиньи не летают, но вместо этого я не тратила лишних слов и побежала трусцой, чтобы не отставать от него.

И конечно, я знала, где мы остановились. Это имело смысл. 

- Дурацкое дерево около дурацкой стены, - я задыхалась. - Мне это совсем не нравится.

- Туда легче добраться и там никто не ходит, - объяснил мне Рефаим. - Поэтому он там.

- Что не делает эту ситуацию лучше, - парировала я.

Мы бежали через лужайку. Я посмотрела через плечо. Я могла увидеть газовые светильники конюшни, которая протягивалась к этой части школьной территории, и я подумала, что, вероятно, должна отказаться от своего статуса Королевы города Болванов и послать Старку громкий, пугающий, безмолвный СОС, когда Рефаим внезапно замедлился и чуть позже остановился.

Я обратила свое внимание и свой пристальный взгляд назад к тому, что происходило передо мной, и увидела, что Калона стоял около сломанного дерева. Спиной к нам. Намного позже у меня было время, чтобы подумать о том, что он должен был, по крайней мере, развернуться в том направлении, с которого, он знал, Рефаим придет, но тогда его присутствие омрачило все, также, как и то, что он знал, это произойдет. Он был высок и силен и, как обычно, голый по талию. Его невероятные черные крылья были свернуты и в покое, и они выглядели так, словно бог вылепил их из кусочков ночного неба.

Я и забыла, насколько красивым, сильным и величественным он был. Я сжала челюсть и мысленно встряхнулась. Я не забыла и то, насколько он был опасен.

- Отец, я здесь, - сказал Рефаим голосом, который казался настолько молодым и искренним, что я положила свою руку на его так, что он все еще мог держаться за мою ладонь.

Калона развернулся. Его янтарные глаза расширились. На секунду его лицо потеряло все чувства, а потом он выглядел крайне ошеломленным.

- Рефаим? Это правда ты?

Я почувствовала дрожь, что прошла через тело Рефаима и сжала его руку еще сильнее.

- Да, Отец. - его голос становился сильнее пока он говорил. - Это я, Рефаим, твой сын.

Я знаю, что этот бессмертный, делал многое. Я знаю, что он торговался с Тьмой и был убийцей, лжецом и предателем. Но думаю, что всю свою жизнь я буду помнить выражение лица Калоны, когда он увидел Рефаима в тот день. На мгновение Калона улыбнулся и такая светлая радость переполняла все его существо, что я потеряла контроль над Рефаимом. Я стояла, уронив челюсть, уставившись на чудо счастья Калоны, и поняла, что я увидела в его лице ту же любовь, которую я видела, когда он смотрел на Никс в Потустороннем Мире.

- Никс простила меня, - сказал Рефаим.

Эти три слова разрушили радость Калоны.

- И затем она одарила тебя внешним видом человеческого парня? - сказал бессмертный бесчувственным голосом.

Я могла почувствовать, что Рефаим колебался, и я знала, он собирался сделать то, что я делала слишком часто — сказать всю правду, когда должен держать рот на замке — таким образом, я выпалила полу-верную, короткую версию ответа за него.

- Ага, он теперь парень и он с нами.

Пристальный взгляд Калоны обратился ко мне.

- Зои, ты хорошо выглядишь. Я думал, что мой сын супруг Красной. Она делит его с тобой?

- Ну уж нет. Все совсем не так. Я его друг, и точка, - сказала я, полностью отбрасывая в сторону память о том, как выглядел Калона, когда увидел Рефаима. Это реальный Калона, напомнила я себе. - И ты не должны быть такой задницей. Ты звал Рефаима, не наоборот.

- Да, я позвал своего сына. Но не Верховную жрицу-недолетку.

- Я попросил ее пойти со мной, чтобы поговорить с тобой, - сказал Рефаим.

- Ты попросил Зои, а не Красную. Это потому что ты уже утомил ее?

- Нет, и ее имя Стиви Рей, а не Красная. Я ее супруг, и собираюсь им оставаться. - Мне понравилось, что все это дерьмо, вроде "преклоняюсь перед моим папочкой героем", ушло из голоса Рефаима. - Именно поэтому я ответил на твой зов, потому что я должен был сказать тебе это, точно так же, как я сказал Нисроку, я иду путем Богини вместе со Стиви Рей. Это то, чего я хочу. Это то, чего я всегда буду хотеть.

- Всегда.. это слишком долго, - сказал Калона.

- Да я знаю. Я провел большую его часть за выполнением твоих распоряжений.

- Ты зря потратишь это время, сын!

- Нет, Отец. Совсем нет. Я начинаю понимать, что есть лишь одна реальная разница между Тьмой и Светом, и это способность любить. Когда я выполнял твои приказы, между нами были лишь обязательства, страх и запугивание, но любви было слишком мало.

Я ждала, что Калона взорвется, но вместо этого его плечи опустились, и он отвел взгляд, как будто он больше не мог держать стойкий пристальный взгляд Рефаима. 

- Наверно все обстоятельства пагубно воздействовали на мою возможность быть отцом, - медленно говорил он. - Ты был плодом гнева, отчаяния и похоти. Я думаю, что я упустил эту часть наших отношений.

Я почувствовала надежду в Рефаиме. Это было так, будто он передавал ее через кожу и свой голос. 

- Наши отношения не должны продолжаться так и дальше, - сказал он так же медленно. С удивлением я осознала, что эти двое оказались невероятно похожи. Я украдкой взглянула на Рефаима и признала форму его глаз, его рта, его челюсти и после того, как я увидела фамильное сходство, я задалась вопросом, как, черт возьми, я вообще могла упустить это. Неудивительно, что Рефаим был настолько великолепен — он был копия своего отца!

- Ты желаешь нового начала между нами, такого же достойного, как твоя новая жизнь, - сказал Калона.

Он не формулировал это как вопрос, но так или иначе Рефаим ответил ему. 

- Да, Отец.

Калона посмотрела на меня. 

- А что до твоих новых друзей? Я не представляю, что они когда-нибудь примут тот факт, что ты и я не враги.

- Ну, я не могу говорить за всех его новых друзей, но лично меня не волнует, какие отношения у него с тобой, если ты оставишь остальных в покое, - сказала я. - Неферет - вот та, о ком ты должен волноваться. Если ты до сих пор с ней, то я могу пообещать, что она не собирается принимать тот факт, что ты и Рефаим не враги.

- Неферет не смеет мне приказывать!

Сильный голос Калоны задел мою кожу, и я задрожала от его знакомого ледяного прикосновения.

- Ага, неважно. - Говорила я с наигранным безразличием. - Я не говорю о приказах. Я говорю о том, что ты и она находитесь на одной стороне, и она прокладывает путь Тьме. Она не собирается позволять кому-то с твоим статусом силы оставаться вне игры.

- Неферет утратила любую возможность увидеть меня союзником, когда заключила в тюрьму мое тело и использовала мой дух. Ты должна знать, Зои Редберд, что у Неферет теперь новый Супруг.

Я закатила глаза.

- Аурокс не Супруг. Он всего лишь один из ее подчиненных.

- Я не говорил о ее новом создании. Я говорил о белом быке.

Я уставилась на Калону. 

- Ты это серьезно.

- Да, - подтвердил Рефаим.

- И почему ты рассказал мне об этом? Мы не друзья. Мы не союзники, - твердо сказала я.

- Но могли бы. У нас общий враг, - ответил Калона.

- Я не думаю, что мы можем. Ты бесишься на Неферет.. по крайней мере эту долю секунды. Я борюсь против Тьмы всегда. А это та сторона, за которую ты играешь.

- Он просил начать все заново, - сказал Рефаим.

Я взглянула на очень симпатичного, полного надежд и очень наивного мальчика, который стоял возле меня. 

- Рефаим, Калона не может неожиданно стать хорошим.

Но я думала лишь об одном:

"Стиви Рей убьет меня, если я приведу его к ней со всей этой чепухой, что его папочка такой "замечательный, красивый и совершенный”. 

- Мы не можем заставить других людей быть теми, кем мы хотим их видеть лишь потому, что мы хотим этого.

- Я не собираюсь быть хорошим, - сказал Калона. - Так же, как у меня нет интереса причинять зло. Я просто желаю падения Тси-Сгили. Она ранила меня, и я хочу отомстить.

- Ладно, и что именно это означает? - Спросила я.

- Это значит, что у нас есть общий враг. Я помогу вам избавить Дом Ночи от Тси-Сгили, которая притворяется Верховной жрицей Никс, и ее создания, Аурокса.

- Отец, может ты сначала придешь и поговоришь с Высшим советом, расскажешь им то, что ты знаешь о Неферет?

- И что из этого получится? - Резко спросил Калона. - У меня нет никаких доказательств в поддержку моих слов. Я обвиню ее в принятии белого быка в качестве Супруга. Она будет это отрицать. Я предполагаю, что она представила это существо, как божественный дар, я прав?

- Да, это так, - ответила я. - Предполагется, что Аурокс подарок Никс.

- Позвольте мне угадать, Богиня не появилась и не разоблачила создание или Неферет.

- Ты знаешь, что этого не произошло, - вздохнула я.

- Конечно, этого не произошло. - Калона покачал головой с очевидным отвращением. - И потому, что ваша Богиня молчит, нет никаких доказательств от Никс. Мои слова будут против слов Неферет, и Совет решит, что она уже изгнала меня от себя. Они скорее бы поверили, что я соврал, чтобы отомстить.

- А это не так? - спросила я. - Вернее, разве ты не говорил, что жаждешь мести?

- Я не хочу, чтобы правящий Совет сделал ей предупреждение, ударил по ее самолюбию и послал в одиночестве симулировать служение Богини. Я хочу уничтожить ее .

Я опять задрожала от холодной ненависти в его голосе, но я не могла спорить с его логикой. Я не хотела убивать Неферет. Черт, я никого не хотела убивать. Но в глубине своей души я знала, что если ее не уничтожить, то все закончится тем, что она станет причиной невообразимой боли и страданий для всех нас.

- Ладно, послушай. Ты должен растолковать мне это. Ты говоришь об убийстве Неферет?

- Я не могу убить ее. - Его пристальный взгляд удерживал мой. - Только она сама может стать причиной своего уничтожения.

Я почувствовала, что мой мозг был готов взорваться.

- У меня нет ни одной мысли, как заставить ее сделать это.

- У меня есть, - сказал Калона. - Она связалась с белым быком. Неферет полагает, что может управлять его силой. Но она глубоко заблуждается.

- Он ключ к ее уничтожению? - спросил Рефаим.

- Возможно. Мы должны наблюдать и ждать подходящего момента. Узнать, что она задумала, каков будет ее следующий шаг, - сказала Калона. - Это будет проще, так как вы живете здесь вместе с ней в Доме Ночи. Внимательно наблюдай за ней, сын мой.

- Мы не живем здесь, - сказал он прежде, чем я смогла его остановить. - Я, Стиви Рей, Зои и остальные остались на складе.

- Правда? Занятно. И все красные недолетки там же на с кладе вместе с вами?

- Нет, Неферет привела других красных недолеток, тех, кто не является частью группы Стиви Рей, в Дом Ночи. Они теперь останутся здесь, - сказал Рефаим.

Я нахмурилась на Рефаима и взглядом умоляла его помолчать.

- Это может быть важно. Они влияют на баланс Света и Тьмы в школе.

- Да, - сказал Рефаим. - Так же появилась недолетка, которая может...

- Который может держать рот на замке и не рассказывать всем о наших делах, - закончила я за него, выпучив на него глаза.

Калона понимающе улыбнулся.

- Ты не доверяешь мне, маленькая А-я?

Я почувствовала, что мое сердце остановилось. 

- Нет. Я не доверяю тебе. И не называй меня опять этим именем. Я не A-я.

- Она в тебе, - сказал он. - Я ощущаю ее.

- Она лишь часть меня, которая делает меня такой, какая я есть сейчас, так что отвали. Твое время с ней окончено.

- Однажды наступит день, когда ты постигнешь, что прошлые жизни повторяются и в настоящем, - сказал он.

- Почему бы тебе не задержать дыхание, пока это не случится? - спросила я приторно-сладким голоском.

Калона расхохотался.

- Ты все еще веселишь меня.

- А ты все еще хамишь мне, - парировала я.

- Не могли бы мы заключить пакт о мире друг с другом? - сказал Рефаим.

- У нас может быть лишь перемирие, - сказала я, смотря на Рефаима и вынуждая его встретиться с моим пристальным взглядом. - Но это не мир. Мы не верим ему и не распространяемся о наших делах. Ты должен понять это, Рефаим, или уходи с ним прямо сейчас.

- Я остаюсь со Стиви Рей, - сказал он.

- Тогда помни, на чьей ты стороне, - сказала я.

- Будь уверена, я не дам ему забыть об этом, - сказал Калона.

- Ага, и ты должен знать, что у Рефаима целая куча людей, которые заботится о нем, и мы не позволим тебе использовать его.

Калона проигнорировал меня и вместо ответа заговорила со своим сыном. 

- Если ты нуждаешься во мне, посмотри на запад и следуй за нашей кровью.

Он начал расправлять свои крылья.

- Помните, что ты мой сын, потому что, поверь мне, остальные вокруг тебя никогда этого не забудут.

Он поднялся в небеса, и после нескольких сильных взмахов крыльями, Калона исчез в ночи.

 

15

Зои

Итак, закончилось все тем, что я пропустила первый урок. А если говорить серьезно. Не было ни малейшего желания сидеть сейчас там и терпеть пассивно-агрессивные выпады Неферет в мою сторону после всех этих Калона-Рефаимовских дел. Вместо этого я отправила Рефаима в класс (я посоветовала ему сказать преподавателю, что он был в ванной комнате) и нашла лавку в темном месте недалеко от конюшен. Мне необходимо было посидеть и подумать. В одиночестве.

Калона сказал, что он хочет перемирия с нами, что, как я полагаю, в значительной степени чушь собачья. Вероятнее всего, он хотел использовать Рефаима, чтобы проникнуть в наши ряды и внести беспорядок.. и это звучало так, будто я думала, что кучка-вонючка и я превратились в неотёсанную вооруженную группу колхозников. Я вздохнула. Почему такие группы не могут быть более привлекательными? Это напомнило мне о людях с врожденной способностью превращаться в пантеру в сериале "Настоящая кровь", и о том, каким глупым был Джейсон. Черт, необходимо пересмотреть третий сезон. Я как раз остановилась на четвертом сезоне...

- Эй, Зои. Сосредоточься, - сказала я себе.

Итак, Калона притворяется, будто он хочет перемирия. Рефаим верит ему, так как у ребенка тяжелый случай синдрома "я хочу, чтобы папа любил меня". Стиви Рей рассердится, когда узнает, что он разговаривал с Рефаимом, что я прекрасно пойму. Она хочет защитить чувства Рефаима, а Калона + новый и улучшенный Рефаим = неизбежный провал.

А потом еще была куча красных недолеток, вернувшихся в школу и притворявшихся, чтобы не казаться теми буйными лунатиками и убийцами, которыми они были на самом деле. Тьфу, просто тьфу. Чем больше думаю о стычках в коридорах, тем больше головная боль.

Еще прибавим ко всему этому факт, что Старк все еще не выспался, Супруг Неферет является быком (Фу, ведь это же не могло на самом деле быть тем, чем слышится, ведь не могло же?), и малыш Аурокс, или кто он там на самом деле, из-за которого я чувствовала себя ужасно странно - испуганной, взволнованной и совершенно съехавшей с катушек - и вся школа напоминает бомбу, готовую взорваться в любой момент.

Я внимательно посмотрела на луну.

- Плюс, - спокойно произнесла я, как если бы говорила непосредственно с сияющим полумесяцем, - на шестой день я должна выполнить очищающий ритуал на земле моей бабушки, где была убита моя мама.

Я зажмурилась. Не собираюсь плакать. Вновь. Я просто собиралась посидеть здесь,в лунном сиянии, до тех пор, пока не придет время идти на второй урок, в драмм-класс.

Как будто, до сих пор, в моей жизни драммы было недостаточно.

- Ладно, - сказала я луне. - По крайней мере, моя душа больше не расколота и я не незнающий покоя полу-призрак Потустороннего мира. - И на волне с этой радостной мыслью, я произнесла вслух именно то, что следующим пришло мне в голову. - Я так скучаю по Хиту.

Слова еще не растаяли в воздухе вокруг меня, когда небольшой участок в середине груди начал теплеть. С ужасным чувством, что за моим несчастьем кто-то наблюдает, я перевела свой пристальный взгляд от безмятежной луны к стене, окружающей Дом Ночи. Аурокс бежал трусцой вдоль школьной стены. Даже с такого расстояния я видела, что он был насторожен и искал возможные неприятности, его взгляд сканировал обстановку вокруг себя и в небе. Казалось, что он даже принюхивается к воздуху. Он двигался в моем направлении, хотя и не прямо на меня. Моя скамейка стояла на несколько ярдов от стены, поближе к школе, и укрыта в тени под большими деревьями, так что он не видел меня. Но он не скрывался в тени. Он выбежал на открытое пространство, и не смотря на то, что луна была не полной, ночь была ясной и толстый полумесяц давал достаточно серебристо-голубого света, я смогла рассмотреть его лицо, только когда он приблизился.

Аурокс был именно тем, кого любая девчонка назовет горячим. Ладно, любая девчонка, которая не знала, что он был каким-то созданием для убийств в личине парня. Тогда я вспомнила, как кучка недолеток окружила его после того, как он убил Пересмешника. Почти не сомневаюсь, что их не заботило, была ли это личина или реальный образ. Казалось, что-то поползло вверх по моему позвоночнику, и меня пробила легкая дрожь. Меня заботило. Меня больше заботило то, что было внутри.

Его глаза были невероятно странными. Я замечала это и прежде. Достаточно иронично, что при таком освещении они напоминали мне луну, или по крайней мере те драгоценные камешки, лунные камни.. только его глаза искрились, практически сверкали.

Моя рука медленно нашла мой камень провидца. Я ощущала биение своего сердца. Что такого было в Ауроксе, что так сильно пугало меня? Я не знала, но верила, что мне необходимо было победить этот страх. Я должна была посмотреть через камень провидца и увидеть то, что бы ни открыл мне камень — Тьму или Свет, зло или добро. Я начала поднимать камень, и в этот момент увидела это.

Его тень, отброшенная на скалистую стену школы, имела не ту форму высокого, мускулистого человеческого парня. Тень Аурокса имела форму быка.

Я, должно быть, судорожно вдохнула.. должно быть, издала какой-то слабый звук, потому что его светящиеся глаза сразу же нашли меня. Он изменил направление, которого придерживался, и двинулся прямо на меня.

Я спрятала камень провидца под свою рубашку и попыталась нормализовать свое дыхание и не дать сердцу вырваться из груди.

Когда он был на расстоянии всего лишь нескольких ярдов, я не смогла помочь себе. Я встала и обошла скамью из кованого железа. Я знаю, это было глупо, но так или иначе почувствовала себя лучше от того, что что-то встало между нами.

Он остановился и смотрел на меня несколько секунд, не говоря ни слова. Выражение его лица было неестественно любопытным, будто он никогда прежде не видел девушку и теперь пытался выяснить, что я, черт возьми, такое.. хотя эта аналогия была нелепа.

- Ты не плакала этой ночью, - сказал он наконец.

- Нет.

- Тебе следует быть в классе, - сказал он. - Неферет отправила всех недолеток в классы.

- Почему ты отбрасываешь тень быка? - сболтнула я, словно идиотка, и мне захотелось прикрыть рот рукой. Какого черта, что со мной происходит?

Его бровь изогнулась и он обратил свое внимание на участок земли возле себя, где его тень — его очень человеческая, имеющая совершенно нормальный вид, тень — повела своей головой вместе с ним.

- Моя тень вовсе не похожа на быка, - сказал он.

- Раньше, когда ты пробегал у стены, это был бык. Я видела это, - сказала я, задаваясь вопросом, как я могла казаться настолько спокойной и уверенной, когда даже для своих собственных ушей я казалась совершенно сумасшедшей.

- Бык - это часть меня, - пояснил он, а затем выглядел столь же удивленным своим ответом, как я до этого своим вопросом.

- Белый бык или черный? - спросила я.

- Какого цвета была моя тень? - он задал встречный вопрос.

Я нахмурилась и взглянула на его тень, человеческую тень. 

- Черная, конечно.

- Значит мой бык черный, - сказал он. - Тебе следует вернуться в класс. Приказ Неферет.

- Зои, здесь все хорошо?

Я подскочила от голоса Старка. И повернула свою голову, чтобы увидеть, как он быстро шел ко мне, держа лук с зазубренной стрелой обманчиво небрежно в своей руке.

- Ага, превосходно, - сказала я. - Аурокс сообщил, что мне нужно вернуться в класс.

Старк одарил Аурокса тяжелым взглядом.

- Я и не знал, что тебя назначали профессором в этой школе.

- Я выполняю приказания Неферет, - сказал Аурокс. Его голос звучал так же, как голос Старка до этого, когда он разоблачил себя, но движения его тела полностью изменились. Он выглядел еще более огромным, более агрессивным, более опасным.

К счастью прозвенел звонок, который предупреждал о конце первого урока. 

- О-оо, у-уупс-с, похоже мне уже не нужно идти на первый урок. Думаю, лучше вовремя попасть на второй. 

Я повернулась спиной к Ауроксу и подошла к Старку, просунула свою руку через его, и сказала:

- Приводишь меня до драм-класса?

- Разумеется, - сказал он.

Никто из нас ничего не сказал Ауроксу.

- Он пугает тебя, - сказал Старк, когда мы вышли из поля слышимости Аурокса.

- Ага.

Старк открыл дверь в главное школьное здание и длинный коридор, в котором находилось большинство наших классных комнат. Он был оживлен, заполнен недолетками, переходящими в другой класс, но он понизил свой голос и придвинулся поближе так, что только я могла его расслышать. 

- Почему? Он что-то делал?

- Он отбрасывает...

Мои слова прервались, поскольку высокая, темноволосая вампирша вышла из классной комнаты Неферет в коридор перед нами. Старк и я остановились. Сначала было действительно трудно поверить своим глазам, и мне хотелось их потереть, очистить. Тогда Старк сжал кулак у его сердца и глубоко поклонился, вытаскивая меня из моего сна наяву, и я последовала его примеру, в то время как он произнес:

- Счастливо встретиться, Танатос.

- Ах! Зои, Старк, счастливо встретиться! Рада видеть вас обоих в добром здравии.

- Что вы здесь делаете? - спросила я прямо, хотя не должна была.

Ее темные брови взметнулись вверх, но она выглядела больше удивленной, чем оскорбленной.

- Я здесь, потому что Высший совет решил, что очень особенные недолетки, - она сделала паузу и поглядела на Старка, - и вампиры заслуживают здесь некоторого дополнительного внимания.

- Что это значит? - спросила я. Дети, проходящие мимо нас в коридоре, таращили глаза и шептались. Я увидела, как голова Дэмьена высунулась из-за двери класса, где будет его второй урок, и его рот округлился, изобразив удивленное “О-оо-о!”, когда он увидел Танатос.

- Это значит, что в Понедельник, если вы проигнорируете свой первый урок, вы проигнорируете то, чему учит Танатос.

Неферет вышла из открытого дверного проема ее классной комнаты. Она говорила строго, не жестко, а так, как разговаривал бы любой нормальный учитель с ребенком, который пропустил ее урок, но ее глаза говорили совсем о другом. Я чувствовала, что тело Старка напряглось, и я предположила, что везде вокруг неё была Тьма.

- Я хотела бы верить, что Зои достаточно зрелая, что у нее есть превосходная причина того, почему она не пришла сегодня на урок.

Танатос улыбнулась Неферет, и в ее тоне читалась явная снисходительность.

Лицо Неферет, казалось застыло. Ее ответная улыбка была натянутой. 

- Я тоже хотела бы в это верить. Как бы то ни было, в понедельник вы получите оправдания Зои и любого из тех особенных студентов, которых вы хотели бы видеть, в вашем распоряжении. Запасная классная комната в конце этого коридора и направо. Теперь, если вы извините меня, я должна убедиться, что комната для вашего незапланированного визита подготовлена.

- Конечно я извиню вас, и я вновь приношу свои искренние извинения за то, что прибыла без уведомления, и правда не представляю, насколько я задержусь у вас здесь, в прекрасном Доме Ночи города Талса. Это совершенно поразительный случай. Счастливо встретиться, счастливо проститься, и счастливо встретиться вновь, Неферет, - сказала Танатос.

Неферет сжала свою руку у сердца и слегка склонила голову, бормоча слова прощания, в то время как сама спешила скрыться.

- Она не рада, что я здесь, - сказала Танатос.

- Вы знали, что она и не будет, - тихо ответила я. Во время нашего пребывания на Скае, Старк говорил мне, что у него появился союзник в лице Танатос, и то, что он и все мои друзья очаровали вампиршу, которая близка к смерти, своей непоколебимостью и рассказали ей все, что они тогда знали о Неферет.

Танатос кивнула. 

- Я знала, хотя я была счастлива добровольно вызваться для этой миссии. На кону равновесие добра и зла в этом мире, и я полагаю, что ответы могут быть найдены здесь, в этом Доме Ночи.

Прозвенел звонок.

- А, черт! - выругалась и я поспешно добавила, - Извиняюсь. Мм, я должна быть в классе вовремя.

- Ступай на занятия, Зои. Я буду ждать вас в понедельник на первом уроке.

Танатос улыбнулась Старку.

- Молодой Воин, в моей машине осталось несколько сумок. Не мог бы ты помочь мне?

- Да, конечно, - сказал он. 

Старк улыбнулся и помахал мне, когда я сжала руку у сердца и поклонилась Танатос, затем я припустила бегом по коридору и нырнула в класс драм-кружка, посылая Эрику неподдельный виноватый взгляд.

Он сузил глаза, но к счастью, ничего не сказал. Вообще-то, он полностью игнорировал меня, позволил сесть и пристально смотреть в пространство, задаваясь вопросом - желала ли я, чтобы время бежало быстрее до окончания занятий или мне следовало страшиться того, что возможно будет после.

В какой-то мере я больше склонялась к страху...

* * *

Я уставилась на еду на моем подносе и, несмотря на глупое напряжение, чувствовала, что улыбнулась. 

- Спагетти. - Я вздохнула от истинного счастья. - И коричневая шипучка, и дрянной чесночный хлеб. Невероятная вкуснятина.

- Понимаю. Я так соскучилась по всей этой стряпне.

Стиви Рей усмехнулась и подвинулась подальше, так что Старк и я могли разместиться как раз возле нее и Рефаима. Я заметила,что Рефаим уже битком набил рот едой и быстро пережевывал. Он встретился со мной взглядом, улыбнулся и выставив на показ слишком много спагетти, пробормотал:

- Не дурно.

- Итак, а птицы едят спагетти? - спросила Афродита, оседлав скамейку напротив нашей четверки.

- Он не птица, - твердо произнесла Стиви Рей.

- Не в эту секунду, - сказала Афродита.

Дэмьен рухнул рядом с Афродитой, толкнув её, за что она в свою очередь одарила его хмурым взглядом, но все же отодвинулась.

- Итак, б-о-о-оже-м-о-ой. Я умираю, как хочу поговорить с вами. Что здесь делает Танатос?

- Эй посмотрите, вы в последнее время проверяли свою почту? - спросила Афродита, помахивая листком бумаги, очень смахивающим на официальное школьное уведомление.

- Полагаю, вам так же внесли некоторые изменения в расписание, как и мне. Одна извилина на двоих уже получили свое.

Близняшки присоединились к нам.

- Прекрати так нас называть, - сказала Шони.

- Ага, у нас не одна извилина. У нас одна душа на двоих. Это две совершенно разные вещи. - сказала Эрин.

- О-оо боже, родственные души, так лучше? - Афродита покачала головой и закатила глаза.

- Начиная с понедельника, на первом часе Танатос проводит особенный урок, - добавила я прежде, чем разгорелась мировая война. - Что ж, вероятно у всех имеются изменения в расписании.

- У меня есть, - сказал Рефаим с набитым ртом. - Я проверил его прежде, чем идти на первый урок.

- О-оо, так вот почему ты так запоздал, - сказал Дэмьен. - Я не хотел спрашивать.

- Опоздал? - спросила Стиви Рей. - Ты знаешь, что преподаватели не любят, когда опаздывают.

Рефаим посмотрел на меня.

Я посмотрела на него.

Он проглотил полный рот спагетти.

- Отец был здесь.

- Что? Калона? Здесь? - практически пропищала Стиви Рей. Дети за соседними столами поглядывали на нас с любопытством.

- Да это так, - перебила Афродита, повышая голос и укоризненно посмотрев на нее. - Самые лучшие магазины обуви в Барселоне, а не здесь. Заруби себе на носу, деревенщина. - Потом, наклонясь к ней, прошептала. - Не очень хорошая идея - обсуждать это в общественных местах.. а значит во всех других местах, кроме туннелей.

- Рефаим, с тобой все хорошо? - спросила Стиви Рей очень обеспокоенным голосом.

- Да. Я был не один. Зои была со мной, - мягко ответил он.

Стиви Рей моргнула в удивлении.

- Зет?

- Он прав. Я была с ним всё время. Все хорошо. Настолько хорошо, насколько может быть, когда ТОТ, ЧЬЕ ИМЯ НЕЛЬЗЯ НАЗЫВАТЬ вовлечен в это, - прошептала я.

- О, что за дерьмо. Это не Хогвартс, - прокомментировала Афродита.

- Надеюсь так и будет, - сказала Эрин.

Затем Шонни сделала кое-что такое, что шокировало меня больше, нежели визит Калоны. Она не вторила своей Близняшке. Вместо этого, очень негромко, очень не похожим на Близняшку голосом, она спросила:

- Ты все еще беспокоишься о нем. Не так ли?

Рефаим один раз кивнул, совсем чуть-чуть.

- Близняшка? Хогвардс? - сказала Эрин, выглядя немного потерянной.

- Близняшка, это важнее. - Взгляд Шонни вновь метнулся к Рефаиму. - Отцы важны.

- Я и не знала, что ты близка со своим папой, - сообщила Стиви Рей.

- Не близка, - сказала Шонни. - Вот почему я понимаю, как они важны. Когда нет такого, который обращал бы все свое внимание на тебя, вовсе не значит, что ты не желаешь, чтобы они были другими.

- Ах-хх, - произнесла Эрин, все еще выглядя сбитой с толку. - Я не знала, что это беспокоит тебя, Близняшка.

Шони пожала плечами, чувствуя себя не в своей тарелке.

- Мне не нравится часто об этом говорить.

- Он что-то хотел? - спросила Эрин Рефаима.

Рефаим взглянул на меня.

- Нет, не совсем.

- Думаю, Афродита права. Нам нужно обсудить это тогда, когда не нужно будет опасаться, что нас подслушают. А прямо сейчас, давайте закончим обед, и затем каждый проверит свою почту и просмотрит список изменений, что включают и красных недолеток, - сказала я.

- Группа Даласса уже получила, - сказала Афродита. - Я слышала, как они разговаривали об этом в арт-классе.

Я взглянула на Стиви Рей, лицо которой побелело.

- Мы все будем с тобой, - успокоила я. - И Танатос могущественный вампир, член Высшего совета. Она не позволит ничему плохому произойти.

- Шекина была Главой Высшего совета, и была убита здесь в первый же день, помните? - спросила Стиви Рей.

- Это дело рук Неферет, а не какого-то ничтожного парня-недолетки, шила в заднице, - сказала я.

- Девчонки меня тоже бесят, - сообщила Афродита. - Этой суке Николь необходимо вырвать все её пакли вместе с корнями, которые, вероятно, отличаются цветом, нежели вся остальная часть беспорядка на её голове.

- Я ненавижу соглашаться с тобой, - сказала Стиви Рей

- Ха, деревенщина, даже ты иногда можешь быть права.

- Мы можем остановиться, и просто доесть наши спагетти? - спросила я. - Осталось всего два часа, затем мы сможем вернуться на вокзал и все выходные размышлять обо всем.

- Это отличная идея, - сказал Дэмьен. - В течение следующего часа я попробую найти ответы на интересующие нас вопросы в файлах и книгах. Я получил разрешение от профессора Гарми позаниматься в медиа-центре во время урока испанского. Я - асс в спряжении глаголов, а это то, что она приготовила на сегодня.

- Фу-уу, - вырвалось у меня. Все (кроме Дэмьяна) за столом закивали в знак согласия вместе с моим возгласом, в том числе и Близняшки, хотя они все еще казались немного не синхронизированными, и Эрин давала понять Шони, что она все еще мечется между раздражением и растерянностью в данной ситуации.

Что очень хорошо охарактеризовало оставшееся время суток: сбивающее с толку, раздражающее и просто Фу-уу.

 

16

Зои

- Мне нравится его лошадь, - сказала я Ленобии.

- Мне тоже нравится его лошадь, - поддержала меня Ленобия, но прозвучало это так, будто она ненавидела признаваться в этом.

Мы стояли в загоне в стороне от группы, которая окружала Трэвиса и его гигантскую кобылу Першерон, Бонни. Ковбой демонстрировал парням-недолеткам, внимательно наблюдавшим за ним (там был и Дарий, и Рефаим, и Старк), как пользоваться копьем и мечом верхом на лошади.

- Так, - начал Джони Би, - И это все, что она может делать? Только так, скакать взад-вперед по прямой линии?

Сидя на Бонни, ковбой казалось был ростом в миллион футов. В данный момент он держал длинное копье в руке, и я усомнилась на секунду, не собирается ли он пронзить им этого самоуверенного глупца Джонни Би, у которого мышцы вместо мозгов. Но Трэвис, с покоящимся копьем на бедре, всего лишь сдвинул шляпу назад и сказал. 

- Моя девочка умеет все, что могут лошади поменьше. Она умеет бегать в любом стиле: шагом, рысью, вприпрыжку, галопом. - Он скользнул взглядом по Леонобие и его легкая улыбка искривилась сильнее. - Ну конечно, Бонни не может так же быстро вертеться, как Квотерхорс. Она не может бегать так же быстро и так же долго, как Английская скаковая. Зато она порвет лучших из них в скачках по лесным тропам. Не забывайте, что она может везти меня в броне, с кучей оружия, и тянуть прицеп. И все это одновременно. Недооценивать ее возможности было бы ошибкой. - Он игриво стрельнул взглядом в Леонобию и добавил. - И вообще, недооценивать женщин в целом - плохая идея, парень.

Я замаскировала свой смех кашлем.

Ленобия посмотрела на меня.

- Не поощряй его. Он в окружении недолеток весь день. Девушки хотят с ним встречаться. Парни хотят быть им. У меня от него болит голова.

- Так он вам симпатичен, да?

Я вздрогнула от ледяного взгляда Ленобии, когда Трэвис повысил голос и воскликнул:

- Ну, вам не стоит спрашивать об этом преподавателя, но я хотел бы, чтобы все отправились со мной на небольшую экскурсию.

Что? Экскурсия? Я навострила уши.

- Мы поедем на экскурсию?

- Не сейчас, когда мы сражаемся со злом, мы не можем, - сказала Ленобия шепотом. Потом она повысила голос и посмотрела вперед на Бонни и ее ковбоя, сказав:

- Я сожалею Трэвис, я не слушала. О чем вы спросили меня?

- Ребята хотят увидеть Бонни в деле на непроходимых тропах. Я был бы счастлив взять некоторых из них с собой и несколько лошадей в одну из ясных ночей. Я вырос на окраине Сапульпы и знаю там все старые тропинки на хребтах как свои пять пальцев.

Я видела, как Леонобия усердно набирала воздух в легкие и уже готовилась отправить нашего ковбоя в стратосферу, когда Ант, самый маленький из красных недолеток, дотянулся до верха и посмотрел светящимися от счастья глазами, похлопал Бонни по носу и сказал. - Ничего себе! Езда по непроходимым тропам? Как настоящие ковбои? Это было бы здорово. - С явным обожанием в глазах, он посмотрел на Леонобию. - Профессор Леонобия, Вы же разрешите нам?

Я думаю, что это чуть не сшибло меня с ног, как, в прочем, и Леонобию - Ант просто спрашивал об обычный школьных вещах - поехать на экскурсию и быть ребенком - в то время как другие умирают и воскресают, сражаются с бессмертными и скользкими монстрами, которых те привели с собой, заботятся о сохранении мира.

- Возможно. Я должна посмотреть смогу ли я вписать это в мой учебный план. Там уже кое-что поменяли недавно,- сказала Леонобия учительским тоном.

Джонни Би тяжело вздохнул. 

- Перемены. Мы опять воскресли, вернулись сюда и перепутали все расписания.

- На самом деле, очевидно профессор говорила обо мне, а не о вас, - предположил Рефаим. - Я та причина, по которой Старк и Дарий были вынуждены преподавать здесь в конюшнях.

- Ни один из вас, и в тоже время вы оба правы, - сухо сказала Леонобия. - Да, вы причины некоторых перемен в этом Доме Ночи, но это не значит, что они негативны. Мне нравится видеть в изменениях позитивные моменты. Они предотвращают застой. И я горжусь, что воины обучаются ратному делу здесь, в моих конюшнх. И как Трэвис удачно продемонстрировал нам сегодня - у Воинов и лошадей долгая и богатая история сосуществования вместе.

Я заметила удивленный взгляд Рефаима и его неуверенную улыбку. Затем прозвенел звонок и прежде, чем все ринулись за двери, Трэвис скомандовал. 

- Эй, ребята! Никто не покинет конюшни, пока вы все не уберете свои места. Вы парни помогите Старку и Дарию собрать оружие и мишени. - Затем он указал на Рефаима и Анта. - Ты и ты, поможете мне снять седло с Бонни и расчесать ее. Она хорошо потрудилась сегодня.

Все заворчали в ответ. Леонобия поколебалась с минуту, затем казалось кивнула себе, развернулась и скрылась в своем кабинете.

Ха. Иными словвами это было своего рода одобрение жесточайше-строгой профессора-вампирши того факта, что человек-ковбой говорил экс-Пересмешнику, некоторым неумершим парням и кучке недолеток, что им делать. Еще раз ха.

* * *

К тому времени, как мы собрали всех ребят, сели в небольшой автобус и поехали обратно к вокзалу, было уже почти шесть утра. Даже я была уставшей и невероятно рада, что впереди был конец недели. Клянусь, мне не хотелось ничего делать, кроме как спать, смотреть всякую ерунду по ТВ и, может быть, немного облагородить туннели. Я просто думала о моем толстом синем одеяле (которое я прихватила, когда впихивала мои одежду и вещи из моей комнаты в общежитии в картонную коробку), и как будет приятно свернуться калачиком под ним вместе со Старком и Налой, когда Стиви Рей будет нудеть о моей прогулке.

- Хорошо, мы должны спешить, - она указала жестом мне, Рефаиму, Старку, Дарию, Афродите, близняшкам и Дэмьену. - Рассвет будет где-то через час-полтора. Рефаиму и Зои еще необходимо рассказать нам обо всей этой фигне с Калоной.

Я вздохнула. 

- Ладно. На кухне.

Нам потребовалось гораздо больше времени, чтобы освободить кухню от голодных недолеток и отправить их по своим комнатам.

- Так не может больше продолжаться. Нам необходимо место, где мы можем проводить собрания нашего Совета без всяких придурков, посвященных в наши дела, - сказала Крамиша, хмурясь на Джонни Би, который пытался узнать, сколько чипсов Читос он может одновременно запихнуть в свой рот.

- Эмм мм э-э, - ответил Джонни Би, весь в чипсах.

- Просто оторви свою глупую задницу и убирайся отсюда. Нам есть о чем поговорить, - она покачала головой, заканчивая прогонять его и оставшихся красных недолеток из кухни. Затем Крамиша повернулась ко всем нам. - Нет. Я не ухожу.

- О, вот дерьмо, у тебя есть еще одно стихотворение? - спросила Афродита.

- Я прочитала в журнале Пипл, что негативные эмоции добавляют морщин, - ответила она Афродите. - Тебе надо бы пересмотреть свое отношение к этому, когда посмотришься в зеркало в следующий раз. Потому что я знаю, ты любишь вертеться перед зеркалом, - Потом она издала что-то вроде "Ха!" и перевела взгляд на Стиви Рей, а после на меня: - Это пришло ко мне на уроке Латыни.

- Латынь? Ты не шутишь? - спросила Афродита. - Даже твой Английский ужасен.

- Non scholae sed vitae discimus, - спокойно произнесла Крамиша. 

(Мы учимся не для школы, но для жизни.)

Гробовая тишина, а потом Стиви Рей воскликнула:

- Дерьмо, Латынь всегда такая заумная. Хорошо сказано, Крамиша.

- Спасибо. Приятно, что тебя оценила по достоинству Верховная жрица. Как бы то ни было... - Она порылась в своей огроменной сумке, пока не нашла свой фиолетовый блокнот, тогда она вытащила его, подошла к столу и бросила передо мной. - Это для тебя.

- Почему? - спросила я прежде, чем успела закрыть свой рот.

Крамиша пожала плечами.

- Я не знаю, но тебе нужно это прочитать.

- Было бы больше пользы, если бы ты получала больше информации, когда эти стихи "приходят к тебе", - язвительно сказала Афродита и изобразила кавычки в воздухе.

- Морщины, - сказала Крамиша, не взглянув на нее.

- Отлично, я прочитаю это. - Я взяла блокнот и поглядела на мою обалдевшую группу. - М-мм, да, вслух.

И я прочитала :

- Все четче граница Добра и Зла,

Она изменяется благодаря:

Дракона слезы, ушедшие годы,

Все страхи побеждены.

Парадокс огня и льда,

Истинным видением узри - правда одна.

Тьма не всегда означает зло,

Свет не всегда несет добро.

Как только я прочитала последние две строки, мой живот скрутило. Я взглянула на Крамишу.

- Ты была права. Мне нужно было это прочитать.

- Откуда ты знаешь? - спросил Старк.

- Последние строки, часть, что начинается с Тьмы.. это то, что Никс сказала мне перед тем, как поцеловала мой лоб и там появился полумесяц - день, когда я получила Метку.

- Остальная часть тебе о чем-нибудь говорит? - спросил Дэмьен.

- Мм, я без понятия. Мы все знаем причину слез Дракона. - Рефаим немного ссутулился и я быстро извинилась взглядом. - Та часть про года и страхи тоже относится к Дракону. Совершенно ясно, что мы должны в это все вовлечь Шайлин, как сказано в части про Истинное видение, но я не очень уверенна, что там сказано про парадокс. - Я тяжело вздохнула. - Итак, короче говоря, я без понятия обо всем остальном.

- Парадокс - заявление или ситуация, что противоречит всему, но правдиво, - сказал Дэмьен.

- А? - не поняла я.

- Ладно, вот пример: парадокс войны в том, что вам нужно убивать людей для защиты других людей, чтобы остановить убийства.

- Боже, я ненавижу язык метафор, - сказала Афродита.

- Но ты умна, моя красавица. Когда ты обращаешь свое внимание на что-то, ты познаешь это, - сказал Дарий.

- Парадокс может быть как-то связан с Калоной и Рефаимом, - неожиданно заговорила Шони.

- О чем ты? - спросила Стиви Рей.

- Близняшка? - позвала Эрин. - Ты в порядке?

- Все хорошо, - сказал ей Шони и продолжила. - Я говорю о том, что это - парадоксальная ситуация, не так ли? Рефаиму, чтобы доказать, что он перешел на другую сторону и теперь хороший, нужно повернуться спиной к своему папе, а это то, что обычно считают плохим поступком.

- В этом что-то есть, - сказал Дэмьен.

- Она огонь, - сказала Афродита.

Я моргнула.

- А Калона лед.

- Но близняшка не имеет ничего общего с Калоной, - возразила Эрин.

- Да, не имеет, - сказал Рефаим. - Но прекрасно понимает мои чувства к нему, особенно после сегодняшних событий.

- Рефаим, я знаю, что ты хочешь, чтобы твой отец был хорошим парнем и любил тебя, но тебе лучше уже сдаться, - сказала Стиви Рей. Я слышала нотки разочарования в ее голосе.

- Пожалуйста, расскажи ей все, что случилось сегодня, - попросил меня Рефаим.

Я подавила вздох. - Калона хочет перемирия с нами. - После причетаний каждого вроде "Не может быть" и "О, пожалуйста", ну, всех, кроме Шони и Рефаима, я продолжила объяснять, что именно произошло между Калоной, Рефаимом, и мной, и наконец подытожила. - Итак, определенно нет, я не думаю, что мы можем доверять ему, но, перемирие с ним не обязательно должно навредить нам.

- Рефаим не должен распространяться о наших делах, - добавила Крамиша, строго посмотрев на Рефаима.

- Да, мы это уже уяснили. Правда, Рефаим? - спросила я.

- Я не расскажу Отцу о наших секретах, - ответил Рефаим.

- Не совсем так, смотри, - сказал Старк. - Это не секрет, что мы живем здесь, но это то, что Калоне знать не обязательно.

- Для него это не секрет, Отец найдет меня везде, - ответил Рефаим.

- Ага, возможно. Но ты никогда не думал, что, возможно, он и вправду покинул бы Талсу и направился куда-нибудь на запад, зная, что ты в Доме Ночи, окруженный Сынами Эреба, он улетел бы на запад, и мы наконец смогли бы избавиться от него? - сказал Старк.

- Этого не произошло бы. Отец не собирался покидать меня.

- Он уже это сделал! - вдруг взорвалась Стиви Рей. Она встала и скрестила руки на себе, как будто пытаясь взять свои эмоции под контроль. - Он покинул тебя, когда ты навсегда выбрал светлую сторону. Он явился только лишь потому, что твои братья не смогли заставить тебя шпионить для него. Так что теперь он старается для себя.

- Шпионить? - спросил Дарий.

Рефаим смотрел на Стиви Рей, как будто она только что ударила его, но ответил Дарию:

- Да. Это то, о чем приходили спросить мои братья. Я отказался прямо перед тем, как Дракон и существо Аурокс нашли меня.

- Ладно, слушайте, как я уже сказала, нам ясно, что мы не должны доверять Калоне, но я думаю, что он подкинул нам правильную мысль сегодня. Что Неферет бессмертна и что она может уничтожить саму себя, и нам, безусловно, нужна помощь в выяснении того, как нам подтолкнуть ее к этому. - Я помолчала немного и добавила. - Я также уверена, что мы можем доверять Рефаиму, несмотря на его любовь к отцу.

- Калона - это бомба замедленного действия, - сказал Старк.

- Такая же, какой и ты когда-то был. Такой же был и я, - ответил Рефаим.

Стиви Рей убрала руки с груди и взяла за руку Рефаима. 

- И я была бомбой замедленного действия, Рефаим, как и вы парни. Но мы все трое сделали выбор в пользу Света. А твой отец нет. Пожалуйста, помни об этом.

- Опять же, я согласна с деревенщиной, - сказала Афродита.

- И я, - поддержала Эрин

Повисла очевидная пауза, когда Эрин посмотрела на Шони, которая не вторила ей как эхо в Близняшном стиле и не ответила ей на ее взгляд.

- О, это чудо. Кто-нибудь позвоните в Ватикан, - сухо сказала Афродита.

Рукой, которой он не держался за Стиви Рей, Рефаим достал и положил на стол стихотворение Крамиши. Он взглянул на него, а затем начал читать.

-"Тьма не всегда означает зло. Свет не всегда несет добро." Может быть, вещи не совсем такие, какими кажутся.

- Я уверена только в одной вещи, которая на самом деле то, чем кажется, - сказала я. - Я была там в Потустороннем мире, когда Калона просил у Никс прощения. Богиня ответила лишь, что он получит его после того, как заслужит право просить. Пока еще он его не заработал, Рефаим.

- Пока, - тихо сказала Шони.

- Пока, - повторил Рефаим.

- Пока? - переспросила Эрин, ошеломленно треся головой.

- Ладно, давайте договоримся: пока Калона не заслужит право просить о прощении Никс, мы не доверяем ему. Мы можем пойти на перемирие с ним, но это можно назвать так - враг моего врага мой друг. - Сказала я, надеясь, что я правильно процитировала. - Точка, конец.

- Но, не доверять ему не значит не надеяться,- сказала Шони.

- Нет, не значит, - медленно промолвила я, ненавидя себя за то, что быстро сдалась, грустно посмотрела в глаза моей ЛПН, когда та пристально глядела на Рефаима.

- Я не подведу. - Рефаим первым заговорил со Стиви Рэй, затем его взгляд переместился на остальных. - Как сказала Шони - я могу только надеяться, но я не стану полностью доверять ему.

- Он разобьет тебе сердце, - сказала Стиви Рей.

- Слишком поздно волноваться об этом, - сказал он. - Он уже это сделал.

И потом дрожь пробежала по телу Рефаима. Я клянусь, что видела, как его кожа дергалась. 

- Рассвет. - Он встал, мягко поцеловал Стиви Рэй. - Мне надо идти. Я люблю тебя.

- Я пойду с... - начала Стиви Рей, но потом сама остановила себя. - Нет, ты этого не хочешь. Все в порядке. Я знаю, что это то, что ты должен сделать один. 

Она встала на цыпочки и быстро поцеловала его. 

- Иди, пока ты не пойман здесь в ловушку.

Рефаим кивнул головой и выбежал из комнаты.

- Ха-а. И все, он превращается в птицу? Прямо вот так? - спросила Афродита.

- Несмотря на факт, что это причиняет ему боль и унижает его, да, это так, - сказала Стиви Рей и, тихо всхлипнув, выбежала из комнаты.

- О-оо, что за дерьмо, я только спросила. Она не должна быть настолько чувствительной по этому поводу.

- Как бы ты себя чувствовала, если бы Дарий превращался в птицу каждый день? - спросила ее я, пытаясь (безуспешно) заставить сопереживать Стиви Рей.

- Раздосадованной, - сказала она. - Мне нравятся крепкие объятия. - Казалось, Афродита о чем-то помечтала, и потом добавила. - Знаешь, она могла бы попытаться поймать его в очень, очень большую клетку как раз перед рассветом. Может она смогла бы приручить его.

Мы все вытаращились на неё.

- Что? Это идея.

- Лучше попридержи ее при себе, - сказал Дэмьен.

- Итак, объясните, должна ли я или не должна добавить это к длинному списку покупок, который я составляю, чтобы благоустроить наш дом на этих выходных?

- Я говорю добавь это, если ты позволишь мне внести изменения в списке, - сказала Крамиша.

- Я собираюсь поговорить с моей ЛПН, - сказала я. - Вы обе закупайтесь, и я говорила не о шоппинге.

- Эй, если ты не против, я пойду в кровать, - сказал Старк. - Я чувствую, что солнце валит меня с ног.

Я натянуто улыбнулась и поцеловала его. 

- Конечно, я скоро приду к тебе.

- Не торопить. Убедись, что Стиви Рей в порядке. - Едва взглянув на меня, он помахал остальным и тяжело потопал из комнаты.

Он будет спать, когда я доберусь до кровати. От этого у меня появилось странное чувство, будто у меня были отношения со стариком, который не мог бодрствовать. Но я стряхнула это ощущение, попрощалась с остальными и поспешила в аккуратную маленькую комнатку Стиви Рей.

Она сидела на кровати, горько рыдая и обнимая Налу.

- Э-эй, малышка, - я сказала, садясь перед ними и лаская Налу. - Ты заботишься о Стиви Рей?

От этих слов моя ЛПН улыбнулась сквозь слезы.

- Ага, она уже была тут. Она притворилась такой невероятно сварливой, но потом прыгнула мне прямо на колени, и после того, как чихнула на меня, положила свои лапки мне на грудь, а свою мордочку к моему лицу, и начала мурлыкать.

- Нала хороша в своей работе, - сказала я.

- Работе? - Стиви Рей шмыгнула носом и схватила салфетку из коробочки за кроватью.

- Кототерапевт. Когда она в своем профессиональном режиме, я начинаю думать о ней как о Докторе Нала.

- Заряжается ли она каждый час? - спросила она, лаская Налу, которая и вправду включила свою мурчалку на полную мощность.

- Ага. Она работает за кошачью мяту. Очень много кошачьей мяты.

Стиви Рей улыбнулась и вытерла глаза. 

- Я поверю, но мне нужно собраться.

- Хочешь позвонить своей маме? Может почувствуешь себя лучше?

- Не-а, она занята готовкой завтрака для моих братьев. Я в порядке.

Я одарила ее Взглядом.

- Ладно, хорошо, я буду в порядке. Только я очень сильно волнуюсь о Рефаиме. Я знаю, что вы все не можете забыть, что он Пересмешник, но я хочу, чтоб вы поняли - он на самом деле больше не злой. С тех пор, как Никс изменила его, он просто обычный парень после заката. И он мало знает о том, каково это - быть парнем. Зет, я боюсь, что Калона собирается сделать что-то, что испортит его, и после этого его человечность будет отобрана. - Она разразилась громкими рыданиями.

Я сжала ее в крепком объятии, ворчащую Налу за компанию. 

- Нет, дорогая! Этого не случится! Однажды сделав подарок, Богиня не забирает его, даже если свобода полностью кого-то портит. Возьми Неферет - идеальный пример. Она по-настоящему, полностью испорчена и до сих пор у нее есть силы, данные Богиней. Рефаим останется парнем по ночам. То, что ты должна сделать, это решить, уживешься ли ты с недостатком, который приносит его человечность.

- Но любовь это не недостаток, - сказала она.

- Но любить не того - недостаток, - ответила я.

Ее глаза стали большими и круглыми, и еще больше слез полилось из них. 

- Ты думаешь, что любить его неправильно?

- Нет, дорогая. Я думаю, неправильно то, что он любит Калону - и это делает его слабым. - Я остановилась и затем тихим голосом призналась, - Я знаю об этом. Я была там. Ты знаешь, что я думала, что любила Калону, и поэтому я уверилась, что он меняется.

- Ага, я припоминаю это.

- Ему потребовалось убить Хита, чтобы встряхнуть меня, - сказала я.

- Что, если он потребует что-то ужасное, например заставит Рефаима уйти, уверяя, что изменится?

Я вздохнула.

- Возможно, Рефаим не столько думает, что Калона изменится, а больше надеется, что так будет.

- Разве есть разница между этими понятиями?

- Да, я думаю, что есть большая разница между верой в то, что что-то случится, и лишь надеждой на это. - ответила я. 

- Дай Рефаиму шанс разобраться с этим. Это трудно, и как ты сказала, это все ново для него. Пока просто люби его, и увидим, что случится. Я верю, что он никогда не навредит тебе намеренно. - уверила ее я.

- Я буду любить его, и посмотрим, что случится, - согласилась она. Затем она глубоко вздохнула и крепко обняла меня, из-за чего Нала начала ворчать и извиваться.

Стиви Рей и я посмеялись над ней и потратили какое-то время успокаивая кошку, и потом я сказала:

- Хорошо, я вырублюсь прямо здесь, если не пойду в кровать. - Я поцеловала Налу в макушку и подала ее Стиви Рей. - Держи Доктора Налу. Она хорошо обнимает.

- Спасибо, Зет. Ты лучшая.

Я пригнулась под дверью-одеялом Стиви Рей и медленно поплелась по туннелю, пока не подошла к розовому одеялу "Моя Малышка Пони", которое по моей просьбе прибил Старк, сделав нашей дверью. Я пробежала рукой по мягкому переду одеяла и позволила себе улыбнуться, вспоминая, как любила раньше кутаться в "Мою Малышку Пони", и как Мама подстригла волосы у пони так коротко, что я не знала, которые из них были мальчиками, а которые - девочками.

Мама...

Я закрыла свои глаза и сосредоточилась. 

- Дух, ты мне нужен. - тихо позвала я. Я почувствовала, как стихия почти немедленно окружила меня. - В этот раз можешь остаться со мной ненадолго, пока я не усну? - Дух ответил на мой вопрос приливом ощущений, от которого я почувствовала себя согревшейся и очень усталой.

Я нырнула под розовое одеяло и тихонько пошла к кровати. Я знала, что он спал. Я легла рядом, натянула мое синее одеяло над нами и смотрела на Старка несколько минут, пока Дух убаюкивал меня. Он хмурился во сне. Под его веками я видела, как его глаза двигались, как-будто он смотрел матч по пинг-понгу с закрытыми глазами. Я мягко коснулась его лба, всего лишь кончиками пальцев, пытаясь прогнать его напряжение. 

- Все в порядке, - прошептала я. - Пусть плохие сны уйдут. - Казалось, что это немного сработало, потому что он глубоко выдохнул, его лицо расслабилось и он обвил меня руками, и так я прижалась к нему поближе, пока наконец-то не погрузилась в глубокий сон без сновидений.

Калона

Сначала это было просто, даже случайно, когда Калона последовал за нитью разделенного бессмертного духа, который связывал его со Старком. Он легко проскользнул в юный вампирский разум. Но чем больше проходило дней и пережитое ими в Потустороннем мире тускнело и уходило в прошлое, Калона осознал, что процесс вторжения в подсознание Старка становился все тяжелее.

Разум мальчишки сопротивлялся.

Вторгающийся дух Калоны должен был оставаться неподвижным и просто наблюдать, или делать совсем небольшие внушения Воину-Хранителю Зои Рерберд, или подсознание Старка сопротивлялось и, чаще всего он разрывал связывающую их обоих нить, выбрасывая дух Калоны наиболее неудобным способом.

Конечно было проще, если мальчишка был расстроен, либо занимался любовью с Зои, либо спал и видел сны.

Изначально, Калона предпочитал проникать в Старка, когда он был в Зои. Это было несомненно приятно. Хотя секс был просто развлечением, в котором крылатый бессмертный не нуждался. Таким образом проходили дни и ночи, и к Калоне возвращалось его мастерство, в котором ему не было равных целую вечность назад - он приходил в сны Старка.

Бессмертный не управлял снами Воина так, как он это делал с Зои и многими другими.

Это было бы слишком очевидно. Старк бы распознал, что происходило. Если бы он стал осознавать присутствие Калоны, мальчишка мог бы заимствовать силы стихий у Зои и блокировать Калону. По крайней мере, был бы настороже, и потом, исследование подсознания Старка стало бы просто скучной потерей его бессмертного времени. Оставаться втайне, действовать тонко - это именно то, что он должен был делать. Да, было гораздо лучше просто тихо сидеть на задворках подсознания Старка, нашептывать ему темные мысли, подслушивать.

Это было просто счастливое совпадение, что спящий разум юного вампира любил разговаривать сам с собой. Действительно странно, что подсознание Старка имело склонность повторять один и тот же сон, в котором он сталкивался с самим собой на маленьком кусочке земли, окружённом пустотой, и разговаривал с зеркальным отображением самого себя, который был жестче и злее, чем реальный Старк, и которого вампир называл Другим. Старк не встречался с Другим каждую ночь, но, когда это случалось, Калона часто слышал интересные отрывки дня мальчишки.

Этой ночью Калона уже планировал разорвать их связь, чувствуя отвращение от банального сна Старка - воспоминания о счастливых моментах его детства, когда сон исказился и ребенок Старк вырос, меняясь и раздваиваясь. Калона бесшумно застыл и начал наблюдать, как зеркальное отражение заговорило.

- Паршивый день, ничтожество?

- Да, и ты - дерьмовая вишенка на вершине моего десерта банана-сплит в этот паршивый день.

- Эй, Старк, нет проблем. Ты всегда можешь рассчитывать на меня и мою реальность. Так что почему бы нам не поговорить о том, что сегодня было бы намного проще, если бы ты не контолировал себя и не был бы таким чертовски милым.

- Ага, Другой. Единственное, на что я могу рассчитывать от тебя - плохое отношение.

- Ага, ничтожество, отстойно, но я не плачу из-за того, что у меня бывают плохие деньки. Можешь на это рассчитывать.

- Я также могу рассчитывать на то, что Зои в опасности из-за людей, которые чертовски близки ей.

- Давай, вываливай все, что накопилось. Ты же знаешь, я всегда буду играть адвоката дьявола.

- Пусть этот чертов Рефаим укусит меня за задницу.

- Скажи мне, что ты не такой дебил, чтобы верить ему.

- Я хороший, а не тупой.

- Эй, маменькин сынок, а ты не задумывался над тем, что если ты не можешь доверять Рефаиму, значит ты также не можешь доверять любому, кто близок ему.

- Например Стиви Рэй? Я знаю. Я ожидал, что прийдется присмотреться к ней получше и убедиться в том, что она не втянет Зои в неприятности, но, похоже, происходит как раз наоборот. Стиви Рей продолжает подталкивать Рефаима держаться подальше от Калоны, быть в безопасности и ни секунды не уделять его никудышному папочке.

- Тогда в чем проблема?

- Шони.

Другой засмеялся. 

- Ты говоришь об одной из дуэта Близняшек-деревяшек? Итак, они вдвоем вызывают у тебя стресс. Эй, а как насчет того, чтобы, вместо нытья об этом, просто свалить от Зои и устроиться посерединке между Близняшками. Эти две сучки горячие.

- Ты огромный кусок дерьма. Я не брошу Зет. Я люблю ее. И проблема не в Близняшках, а только в Шони. Кажется, у нее развилось что-то вроде комплекса папы и из-за этого она подливает Рефаиму масла в огонь, типа "Калона может измениться".

- Звучит ужасно. Тебе лучше быть начеку, ничтожество, или все может оказаться еще дерьмовее...

Картина начала растворяться, когда прекрасное белое перо зависло над головой Старка.

- Все в порядке... Пусть плохие сны уйдут.

Одновременно с произнесенными шепотом словами перо мягко, нежно, погладило Старка по лицу, разглаживая его хмурый лоб, и сметая, как метла песок, рассеивающийся образ Другого.

Тьма накрыла сознание Старка, Калона улыбнулся и разорвал их ночную связь.

 

17

Шонни

- В самом деле, Близняшка. Иди с Крамишей и Афроледышкой. Мой желудок по-прежнему бушует из-за Ланчеблис, съеденного на завтрак. Мне нужно остаться, чтобы быть поближе к уборной, - сказала Шони.

- Фу-уу, Близняшка,а я ведь говорила тебе, что Ланчеблис не предназначен для завтрака, - ответила Эрин.

- Слушай, ты остаешься здесь сопли жевать с Шонишкой, или идешь с нами? Деревенщина и птенчик наверху прогревают машину и ждут нас. Осталось всего две с половиной минуты, чтобы добраться до черного выхода магазина мисс Джексон, чтобы Крамиша и Стиви Рей убедили сторожа пустить нас прежде, чем он уберется оттуда и закроет этот треклятый магазин наглухо, - сообщила Афродита. - У меня не хватает терпения для всего этого Близняшного дерьма. Вся эта поездка и так один большой геморрой для моей стройной задницы, так как подозреваю, что Стиви Рей собирается оставить им номер моей кредитной карты.

- И правильно сделает, - сказала Шони.

- Пофиг. Пошли, - перебила ее Афродита.

- Близняшка, ты.. - начала было Эрин, но Крамиша прервала её.

- Ты прекрасно знаешь как я ненавижу соглашаться со Злючкой, но как сказала бы моя мамочка - нагадь или сходи за горшком.

- Как грубо, - сказала Шонни. - Особенно в сочетании с моим пищевым отравлением.

- В точку, - согласилась Эрин.

- Ты идешь или нет? - поторопила Крамиша.

- Идите, - настояла Шонни. - Захвати для меня что-нибудь, желательно кашемировое и меховое. Красное,ведь я такая горячая. И пусть Афродита платит за это.

Эрин усмехнулась.

- По рукам, Близняшка.

- Эй вы двое, вы собираетесь расцеловать друг друга на прощание или что? - спросила Афродита.

Эрин закатила глаза.

- Пойдем, Злючка. Нас ждут магазины.

- Вовремя.. - пробормотала Крамиша в то время, как троица покидала кухню.

Шони почувствовала себя немного виноватой, когда Эрин послала ей последний встревоженный взгляд и махнула рукой. Она хмурилась и сверлила взглядом стол, когда вошли Зои и чертовски помятый Старк.

- Эй, Шонни, - окликнула Зет. - Тебе лучше?

- Где Эрин? - поинтересовался Старк.

- Нет.. и ушла по магазинам, - ответила им Шони. Ей не понравилось, как Старк смотрел на нее, неодобрительно, по-взрослому. - В чем проблема? - спросила она его.

- Да ни в чем.

Он беспечно пожал плечами и заглянул в холодильник.

- Просто нуждаюсь в небольшой порции кофеина, чтобы окончательно проснуться.

Но даже при том, что он говорил безразлично, он все еще сохранил этот Взгляд, и Шони показалось, что он был совсем не дружественный. 

- Я собираюсь пройтись и немного подышать свежим воздухом, затем прилечь. И, как сказал бы Дэмьен, домашняя работа не сделается сама.

Она направилась к выходу в углу, который вел к заброшенному вокзалу и был самым быстрым путем наружу.

- Эй, ты уверена, что с тобой все в порядке? Ты не..

- Нет! - быстро сказала Шони, взволнованный голос Зет распалял ее чувство вины еще больше. - Я уже не кашляю. Правда. Только живот крутит. Это все застарелый Ланчеблис. Я чувствовала, что ветчина была пропавшей, но я так люблю съедать по нескольку бутербродов мини-Ритц.

- Я зайду к тебе позже, проверю как ты там, - сообщила Зои.

- Ага, ладно, спасибо, - отозвалась Шони и побежала вверх по лестнице в старую билетную кассу.

Там она задышала спокойнее. Вокзал был в беспорядке, но он нравился ей с самого начала — даже при том, что он был темным, и старым, и определенно нуждался в небольшом количестве женских штучек. Однако, там у нее появлялось ощущение, которое напоминало о семейных путешествиях, задолго до того, как ее родители решили, что ей это больше не интересно или еще что, но они перестали брать её с собой на каникулы.

Не правда, что у нее была дрянная жизнь до того, как ее Отметили. У них были деньги. Она пошла в клевую частную школу в Коннектикуте. Она была популярна, всегда в центре внимания и … и …

И одинока.

И тогда ее Отметили во время летней школьной поездки на художественные занятия, была пересадка в Международном аэропорту города Талса. Ее учитель оставил ее там, когда их самолет приземлился.

Расплакавшись и полностью взбесившись, она позвонила своему отцу. Именно поэтому его секретарша пропустил ее звонок. За эти пять лет, пока женщина работала на ее отца, она никогда не слышала, чтобы дочь господина Коула плакала.

Шони попросила, чтобы ее папа по возможности послал ей билет домой, таким образом она могла бы увидеть их прежде, чем пойдет в Дом Ночи на Восточном побережье, предпочтительно в тот, что в Хэмптоне.

Ее папа сказал оставаться в Талсе. Там был Дом Ночи. Удача и до свидания.

С тех пор она не видела своих родителей.

Тем не менее, они открыли ей счет и кинули туда денег.

Ее родители всегда верили, что деньги могут решить все проблемы.

Как ни странно, Шони всегда притворялась, что верила в то же.

Она медленно обходила вокзал. Внутри было холодно и темно, совершенно отрешенная, она остановилась у груды плиток на полу в центре.

- Огонь, приди ко мне, - сказала Шони. Она вдыхала и выдыхала, впитывая высокую температуру, которая текла через ее тело, не причиняя вреда, направляя ее к своим вытянутым рукам. Ее пальцы пылали от мерцающего пламени. Она коснулась груды плиток. 

- Нагрей их.

Огонь немедленно поглотил их и они запылали красным.

- Полезная вещь в использовании.

Шони обернулась, вскинула руки, готовясь выпустить из них пламя.

- Я не желаю тебе зла. - Калона поднял свои руки, держа их перед ней открытыми. - Я пришел, чтобы поговорить с моим сыном, но я не могу пройти дальше, в туннели, не причинив себе сильную боль.

Шони убедила себя не смотреть в глаза бессмертному, она помнила его мощный и соблазнительный взгляд. Вместо этого она уставилась через его плечо на точку в керамической плитке, висевшей на стене разрушенного вокзала, и подозвала свою стихию поближе к себе, надеясь, что та была сильна как ад, не то что ее голос, которым она промолвила: 

- Значит, вы просто прячетесь здесь?

- Не прячусь, просто жду. Я здесь с сумерек, надеясь, что Рефаим поднимется сюда.

- Ну, вы не увидели бы его здесь, разве что он поднялся бы сюда, чтобы принять душ в старой раздевалке. Это не тот вход и выход, которым мы обычно пользуемся, - автоматически сказала Шони, и тут же закрыла рот. 

"Это было глупо. Я не должна была рассказывать ему о наших делах."

- Я не мог знать об этом. Я предполагал, что вы приходите и уходите через этот. - Он жестами указал на широкие парадные двери, которые выглядели пыльными, неприглядными и наполовину перекошенными.

- Рефаима здесь нет, - сказала Шони. - Он делает покупки со Стиви Рей и остальными ребятами.

- О-оо. Тогда ладно. Я … - Калона сделал неловкую паузу и Шони быстро украдкой взглянула на него. Он не смотрел на нее. Его плечи были опущены и он изучал пол. Ему явно было неудобно и неловко.

С первого взгляда она поняла, что он во многом был похож на Рефаима. Несомненно, у него не было бронзового загара и он не выглядел, как выходец из племени Чероки, кожа Калоны была более золотистой. Он также был крупнее. И, да, у него были эти гигантские черные крылья. Но рот был тем же самым. И лицо было тем же самым. Калона поглядела на нее.

Не считая того, что его глаза были янтарные, они были те же самые.

Шони быстро отвела взгляд.

- Ты можешь смотреть мне в глаза без опасения,- сказал он. - Между нами перемирие. Я не причиню тебе вреда.

- Никто не доверяет вам, - быстро произнесла она, задержав дыхание.

- Никто? Даже мой сын?

В его голосе послышалось отчаяние.

- Рефаим хочет доверять вам.

- Что означает, что он мне не доверяет, - заключил Калона.

Тогда Шони посмотрела в глаза бессмертному. Она ждала, но не почувствовала его попытки загипнотизировать ее или чего-то в этом роде. Он правда просто смотрел на нее, как горячий взрослый парень с крыльями, который выглядел грустным. По-настоящему грустным.

- Мне нужно идти, - сказал он и начал разворачиваться.

- Вы хотите, чтобы я что-нибудь передала Рефаиму от вас?

Он колебался, но потом заговорил:

- Я прилетел сюда, чтобы обсудить нашего общего врага - новое создание Неферет.

- Аурокс, - подсказала она.

- Именно, Аурокса. Из того, что мой другой сын сказал мне, у этого создания есть способность изменять форму в существо, которое напоминает быка.

- Я не видела этого собственными глазами, но Зои да, - подтвердила Шони. - И Рефаим тоже.

Калона кивнул. 

- Тогда должно быть это правда. Значит в Аурокса влили силу бессмертного, но главное, что родиться таким, какой он есть - с такой полной и сложной маскировкой - он мог лишь при использовании действительно могучей силы для его создания.

- Это то, что мне нужно рассказать Рефаиму?

- Отчасти. Также скажи моему сыну, что силам для появления этого создания нужно было взять большую жертву. Возможно смерть кого-то, кто был близок к кому-то в вашей компании.

- Джек?

- Нет. Тот мальчик был принесен в жертву Неферет, чтобы заплатить ее долг Тьме за мое пленение и отправку моего духа в Потусторонний мир. - Голос Калоны был горек — его гнев почти вырвался из-под контроля. - Именно поэтому я знаю, что рождение Аурокса должно было быть результатом смерти.. так же, как и моя пытка. Разыщите жертву и вы сможете обнаружить доказательства против Неферет. Причины ее уничтожения были бы более вероятны, если бы она противостояла Высшему совету.

- Я расскажу Рефаиму.

- Спасибо, Шони. - Калона выговаривал слова медленно, нерешительно, будто использовать их было ему не по вкусу. - И передай, что я сказал, что желаю ему только добра.

- Ладно, передам. И, м-мм, я думаю вам надо обзавестись сотовым телефоном.

Брови крылатого бессмертного полезли на лоб.

- Сотовым телефоном?

- Ага, как Рефаим должен звонить вам, если ему нужно поговорить со своим отцом?

Шони показалось, что Калона почти улыбнулся.

- У меня нет сотового телефона.

- Предполагаю, что у вас нет возможности пойти в магазин.

- Нет. - Его губы поникли, как раз когда он покачал головой. - Я не уверен, что смогу что-то сделать с крыльями.

- Верное замечание. - сказала она, - О-оо, а ноутбук? Вы могли бы общаться по Скайпу.

- У меня и ноутбука нет. Юная недолетка, я живу в лесах на горном хребте к юго-западу от Талсы со стаей существ, которые вообще не должны существовать в современном мире. У меня нет, как вы бы выразились, компьютерного доступа.

Шони оказалась в тупике. 

- Я могу достать Вам ноутбук. Все, что Вам нужно, это что-то вроде такого устройства для спутниковой связи и источник питания, и тогда у Вас будет Интернет в любом месте, даже в лесах к юго-западу от Талсы. Вы можете найти электричество, не так ли?

- Могу.

- Итак, если я достану компьютерное оборудование, вы позвоните своему сыну?

Шони не увидела ни малейшего колебания.

- Да, - ответил он.

- Идет, отлично. Возьмите это.

Она потянулась к маленькой сумочке от Ребекки Минкофф, весящей на цепочке на ее плече, которую она очень любила, вытащила из нее свой Айфон и бросила его Калоне. Бессмертный поймал его даже не моргнув. 

- Я позвоню Вам, когда достану ноутбук и все остальное.

- Ты очень щедра.

- Не расчувствуйтесь, - ласково ответила она. - У моих родителей есть деньги. Я просто трачу их понемногу. Это не большое дело.

- Я не говорил о деньгах. Я говорил о щедрости и дружелюбии, которые ты оказываешь моему сыну.

Шони пожала плечами.

- Он друг моей подруги, вот и все. И не поймите меня неправильно. Я хочу получить свой телефон обратно.

- Да, конечно, - сказала Калона. Тогда он действительно улыбнулся, и Шони подумала, что она никогда не видела ничего столь удивительного, радостного и совершенно прекрасного. - Спасибо, Шони. На сей раз я правда говорю спасибо — и более того, это редкость для меня.

- Не за что. Просто будь добр к Рефаиму. Он заслуживает хорошего отца.

Калона словил ее пристальный взгляд, и она почувствовала, что через ее глаза он видит ее сердце и душу. 

- Также, как и ты, мой друг-недолетка. Плата будет достойной.

Тогда Калона повернулся и оставил ее, выйдя через сломанные двери. Шони услышала биение его массивных крыльев, когда он поднялся в темное вечернее небо.

Еще долгое время после всего этого, она стояла на том же месте, нагревая груду сломанных плиток, и размышляла..

* * *

- Близняшка, в самом деле. Никакого кашля с кровью? Ты совсем не умираешь? - и без того фарфоровое лицо Эрин стало еще бледнее, что казалось на нем сейчас появятся морозные узоры.

- Близняшка. Серьезно. Я в порядке.

- Нет. Если ты не умираешь, то что тогда, черт возьми, происходит с тобой? Ты отдала Калоне свой Айфон!

Во всей группе, которую Шони наконец-то умудрилась собрать вместе, стояла гробовая тишина. Эрин, Зои, Стиви Рэй, Рефаим, Дэмьен, Афродита, Дарий и Крамиша застыли в замешательстве, пока эхо от срывающегося на визг крика Эрин отражалось от туннельных стен на кухне.

- Хорошо, Близняшка, - голос Шони звучал слабо и более невозмутимо, чем голос впавшей в истерику Эрин. - Как я только что объяснила всем, я была наверху и папа Рефаима тоже был там, потому что он пытался поблизости дождаться и увидеть своего сына. Он просил передать Рефаиму именно те слова, что я уже сказала. Я отдала свой телефон для того, чтобы смогла потом позвонить ему и обменять на ноутбук, который собираюсь купить для него, потому что он не может пойти в магазин Apple с этими крыльями. Затем он улетел, как обычно. Вот и все. Я в норме. Конец.

- Неужели он не может спрятать свои крылья под каким-нибудь длинным черным готским или ковбойским плащом? - спросила Крамиша.

- Я так не думаю. Они, вероятно, болтались бы из под его полы. Плюс, он бы выглядел покалеченным и горбатым, что, вполне возможно, могло привлечь к нему нежелательное внимание, - ответил за нее Дэмьен.

- О-оо, невероятно. Нежелательное внимание ты привлечешь, если оденешь что-нибудь года так 1999 и совсем непривлекательное, - рассеянно сказала Афродита в то время, как лапала свою сумочку Мисс Джексон у ног.

- Ну, является ли это модой или страхом, логически рассуждая, я предполагаю, что ему нужна Шонни, чтобы получить ноутбук, - заключил Дэмьен.

- Он сказал, что желает мне добра? - это был первый вопрос, который задал Рефаим с тех пор, как Шонни сделала своё большой объявление на счет Калоны для всех нас.

- Ага. - Улыбнулась Рефаиму Шонни.

- А так же Калона владеет информацией об Ауроксе или, по-крайней мере, у него есть идеи насчет того, где мы сможем выяснить о его происхождении, - сообщил Дарий. - Зои, я думаю..

- Что мою маму могли принести в жертву. Я знаю.

Шонни моргнула и почувствовала себя не слишком хорошо. Ей даже и в голову не приходила мысль о маме Зои, когда Калона рассказывал о жертве, близкой ко всем им. Джек был первым, кто пришел на ум, а затем её мысли были заняты совершенно другими вещами, чтобы как следует обдумать. Она качнула головой и прервала Дария, когда он рассказывал что-то о ритуалах и прочем.

- Зет, мне действительно жаль.

Лицо Зои было озадаченным.

- Тебе вовсе не нужно сожалеть. Ты только что рассказала нам, что произошло. Ты сделала все правильно.

- Да, рассказала. Я даже и не подумала об убийстве твоей мамы несколько дней назад. Я думала лишь о своем собственном отце и обо всем, связанном с ним. Мне действительно жаль, - повторилась она.

В улыбке Зои читалось и дружелюбие, и прощение, как это всегда и бывало.

- Все нормально, Шонни. В том, что тебя расстраивает то, что происходит между Рефаимом Калоной, нет твоей вины.

- Да, Шонни. Мы все стараемся делать все, что в наших силах. Иногда это не так просто, - сказала Стиви Рей, беря руку Рефаима в свои. - Спасибо, что вступилась за Рефаима и заботилась о нем. Я ценю это.

- Как и я, - отозвался Рефаим.

- О-о-уу. Ну-уу. Тоже мне подвиг. Да я только.. - начала было Шонни, но Эрин прервала её ,и прозвучало это в той самой характерной для них манере заканчивать друг за другом предложения.

- Ага, я только собиралась спрятать трофеи, добытые у Мисс Джексон и украсить новыми бусинками занавес, который я раздобыла в Пьер №1. А об этом позже.

Эрин взяла в охапку кучку пакетов с пола и поспешила из кухни.

Полностью смутившись, Шонни наблюдала за её уходом, чувствуя себя так, словно не была уверена - хочет ли она плакать или закричать.

- Иди. 

Зои встала позади неё и говорила достаточно тихо, в то время, как Дэмьен и Дарий начали обсуждать разницу между очищающим и похоронным ритуалами, и есть ли хоть малейшая возможность, что ритуал "скажите нам кто ее убил" может превратиться во что-то, отчего любой из них может получить травму.

- Что?

- Иди и поговори с Эрин. Если у кого-нибудь возникнут вопросы касательно того, что произошло, то я приду и найду тебя. Я не хочу, чтобы это внесло раздор в вашу дружбу, - сказала Зет, поглядывая на Стиви Рей. - ЛПН - это супер важно. Нам всем следует это помнить.

- Ладно, спасибо.

Шонни выскользнула из комнаты и поспешила вниз - к очень холодной туннельной комнате, которую она делила с Близняшкой. Но ей вовсе не нужно было спешить. Эрин собирала вещи всего лишь в нескольких шагах от кухни, потому что уронила битком набитый пакет из Пьер №1.

- Эй, Близняшка, - сказала Шонни, когда она нагнулась поднять блестящую подушку. - Выглядит, как последствие блестящего взрыва, произошедшего здесь.

Эрин не улыбнулась. Она взяла расшитую блестками подушку из рук Шонни и сунула её обратно в переполненный пакет со словами:

- У меня все под контролем.

Шонни коснулась плеча Эрин, которое казалось напряженным, холодным и безжизненным.

- Подожди, Близняшка, что случилось? Почему ты так рассердилась?

- Ты даже не рассказывала мне, как сильно ты волновалась о своем отце. Ты просто скрыла это от меня, - сказала Эрин, отдергивая своё плечо подальше от прикосновений Шонни.

- Нет, я не скрыла. - Шони покачала головой, чувствуя, что Эрин только что размазала ее. - Я попыталась рассказать тебе об этом, но ты перебила всеми своими, "эй, это в прошлом Близняшка, пошли по магазинам", так что я сдалась. Разве ты не помнишь?

- Хорошо, ага, как скажешь. Большое дело? Я просто не понимаю! Мы были лучшими друзьями, так как мы обе получили Метки... в один и тот же день. Все было прекрасно, пока не всплыло это дерьмо о папочке Рефаима, и теперь мы внезапно больше не ЛПН.

- Постой, я просто понимаю, как чувствует себя Рефаим, а ты нет, вот и все. Я никогда не говорила, что мы больше не ЛПН.

- Угу, что ж, ты права. Я не понимаю.

Эрин скрестила руки.

- В чем конкретно проблема?

Шонни почувствовала, как слова легли грузом на её плечи и её лучшая подруга внезапно стала совершенно чужой.

- Эрин, я иногда скучаю по отцу. Вот и все.

- По своему отцу? Он не давал знать о себе многие годы еще до того, как тебя Отметили. Как ты можешь по нему скучать?

Шонни колебалась. Она заглянула глубже и по-настоящему увидела Эрин.

- Невероятно! Тебе ведь не наплевать на все, правда?

- На что? На все это крутое барахло, что я прикупила для нашей комнаты в бутике Пьер №1, хотя его абсолютно нет в продаже, и что я подсела на золотую карточку Афроледышки? Черт, да. На новую вещичку от Мисс Джексон, приобретенную в дополнительные часы работы, и от которой я просто тащусь? Да, черт, и еще раз да, мне не наплевать. Alice + Olivia это полное дерьмо для весны. Я даже приобрела красивую красную кашемировую в складках шаль - вещь, за которую можно умереть. О-оо, я и себе взяла одну, точно такую же, только в синем цвете. Мы будем выглядеть просто потрясающе в этих вещичках. Идеально. Мы идеальны. Вот, на что мне не наплевать. И тебе тоже, Близняшка. Мне не наплевать на тебя и тебе не наплевать на наши вещички. Так было всегда, - тирада Эрин иссякла, после нее она стала выглядеть в некотором роде грустной и растерянной. Она вытерла глаза и ее синяя тушь Вандер Вумен от MAК размазалась по лицу.

- Нет, - медленно произнесла Шонни. - Все это нереально. И, Близняшка, никто не совершенен. Особенно не ты и не я.

- Какого черта? Как папаша Рефаима смог все изменить? - прокричала Эрин.

- Это все время беспокоило меня, но я ничего не говорила.

- Отец Рефаима беспокоил или твой? - спросила Эрин.

- Ни тот, ни другой, Эрин. Я не говорю о ком-то конкретно. Я говорю обобщенно. Вспомни смерть Джека.

Шонни чувствовала себя очень и очень утомленной.

- Меня волновала смерть Джека! Мы плакали и горевали.

- Нет, мы плакали, пока ты не получила е-мэйл от Даниэлль, которая скинула ссылку на Rue La La, и мы направились по магазинам.

- И что? Я купила черные туфли. Хотя нет, подожди. Мы купили черные туфли. На платформе. С розовым изгибом и кристаллами Сваровски на каблуках. Мы сказали, что это соответствует траурному наряду и что Джек одобрил бы это. И тогда мы заплакали еще сильнее. Мы делали это. Обе. Как ты можешь быть лучше меня, если ты делала то же, что и я?

Шонни удивлялась, как Эрин может выглядеть такой оправдывающейся и сердитой одновременно?

- Я не лучше тебя. Я не говорила этого. Вообще-то, ты лучше меня, потому что с тобой все в порядке, а со мной нет. Вот в чем разница. Я больше ни в ладах. Ни с собой, и думаю, ни с нами обеими, так или иначе, но я действительно не знаю ...

- Вот что я скажу тебе, Близняшка, - вмешалась Эрин, с остервенением вытирая слезы, оставившие синие полосы на её щеках. - Когда ты будешь в ладах с собой, тогда и поговорим. А до тех пор найди себе свою собственную комнату и свои собственные вещички. Я больше не хочу соседку, или близняшку, которая не в ладах со мной. 

Беззвучно плача и игнорируя вещи, которые вывались из пакетов, Эрин умчалась вниз, в туннель, оставив Шонни стоять среди груды блестящих подушек и бархатных шалей.

Кто-то откашлялся и Шонни подпрыгнула. Только когда Зои вручила ей комочек полу-использованного Клинекса, она поняла, что безудержно рыдает.

- Хочешь об этом поговорить?

- Не очень, - ответила Шонни.

- Ладно, ты хочешь побыть в одиночестве? - поинтересовалась Зои.

- Не уверена. Но я знаю только одну вещь и прозвучит она не слишком радостно, - сказала Шонни, тихонько всхлипнув и икая.

- Что ж, тогда расскажи об этом быстро потому, что если ты произнесешь это быстро, то не успеешь опомнится, а значит и прозвучит это не так уж плохо.

- Я хочу вернуться к прежней жизни в Доме Ночи.

Гробовое молчание, а потом Зои спросила:

- Разве Эрин не хочет вернуться вместе с тобой?

- Нет, - ответила Шонни, смахивая слезы. - Я вернусь одна.

 

18

Зои

Воскресенье прошло так же отстойно, как и суббота. Позже, оглядываясь назад, я поняла, что, когда произошла размолвка Эрин и Шони, это было началом, когда все пошло под откос. Было странным, как эта парочка, не разговаривая друг с другом, влияла на остальных из нас. Казалось, что злясь друг на друга, они выводили из равновесия всех.

- Не знаю как вас, но меня "одна-извилина-на-двоих" сводят с ума.

Афродита шлепнулась рядом со мной, где я сидела на бордюрчике, который обрамлял старую круглую подъездную порожку к вокзалу. Я вздохнула и подумала как бы урвать секунду и побыть в одиночестве. Я подвинулась, чтобы дать ей больше места.

- Н-да-а, я знаю. Странно теперь не видеть их вместе, и сейчас кажется, что Шони готова разрыдаться в любую секунду, а Эрин вся такая молчаливая и дует губы. Какой-то сумасшедший дом.

- Огонь и лед, - пробормотала Афродита.

Мои брови взлетели. 

- Знаешь, ты можешь быть права.

- Я не знаю когда вы разгадаете эту чертову подсказку и поймете, что я практически всегда права, - Афродита вытащила из своей сумочки от Coach маленькую ювелирную пилочку для ногтей и начала подпиливать свои ногти. - Я не знаю что еще это проклятое глупое стихотворение может означать, но его часть, безусловно, о Близняшках-Дурашках с одной извилиной на двоих.

- Почему ты подпиливаешь свои ногти?

Она посмотрела на меня убийственным взглядом, ясно говорящим "Какого хрена?"

- Потому что в этом глупом городе недостаточно приличных круглосуточных спа-салонов. Ладно, за исключением одного ужасного: я всего лишь хочу чтобы мне сделали маникюр, а не изнасиловали. Не хочу подхватить ни ВИЧ, ни что-нибудь другое в этом роде.

- Афродита, иногда ты говоришь бессмысленные вещи.

- Всегда пожалуйста, рада расширить твои кругозор. Так или иначе, как я сказала, что ты собираешься делать с Близняшкой-дурашкой и Близняшкой-деревяшкой?

- М-мм, ничего. Они - подруги. Иногда подруги сердятся друг на друга. Они сами должны найти способ помириться.

- Правда? И это все, что ты можешь сказать?

- Афродита, ну и какого черта ты от меня ждешь?

- Ты только что выругалась? Разве "черт" - она показала пальцами кавычки в воздухе, - не бранное слово?

- Как на счет того, чтобы самой сходить к нему и убедится? 

Я вопросительно глянула на неё. 

- И в триллионный раз повторяю - нет ничего плохого в неумении ругаться!

- Брань или ругань. Но в одной вещи я уверена наверняка, что мои снежки пролетят даже не задев его рогов.

- Ты! Злючка! - воскликнула я.

- Спасибо. Но серьезно. Что ты собираешься делать с Близняшками?

- Дайте им свободу! - Я не хотела кричать, но эхо, звучавшее в каменном здании говорило об обратном. Я глубоко вздохнула и попыталась забыть о чувстве, что я хотела задушить Афродиту. - Я не могу быть ответственной каждый раз, когда у одного из моих друзей проблемы с другим моим другом. В этом даже нет смысла.

- Об этом говорится в глупом, но пророческом стихотворении, - сказала она, полируя свои коготки.

- Я все еще не понимаю, почему я должна...

Я замолчала, поскольку огромный черный Линкольн Таун проехал по круглой подъездной дорожке и остановился перед Афродитой и мной. В то время, как мы смотрели с неприлично открытыми ртами, Сын Эреба вышел с места водителя, полностью проигнорировав нас, и открыл заднюю дверь автомобиля.

Длинная, худощавая и одетая в синий бархат, Танатос приняла протянутую руку Воина и изящно вылезла. Она улыбнулась нам и благодарно кивнула, когда мы поклонились ей, но ее внимание было сосредоточено на здании вокзала.

- Какой прекрасный пример мастерства Арт-деко тридцатых годов XX века, - сказала она, обводя пристальным взглядом фасад вокзала. - Я оплакиваю утрату популярности путешествий поездом. Когда их наконец построили, это был чудесный, расслабляющий способ перемещения по этой огромной стране. Фактически, он все еще существует и по сегодняшний день. Печально, что у нас так мало современных железнодорожных маршрутов, из которых можно было бы выбрать. Вам бы посетить вокзал в сороковых — трагедия, надежда, отчаяние и отвага — все сконцентрировалось на одной яркой, оживленной площади. - Она продолжала любоваться старым зданием. - Это не похоже на сегодняшние неприглядные аэропорты. Они лишены всего этого - любви, души, жизни, особенно после той трагедии 11 сентября. Так печально … так печально …

- М-мм, Танатос, могу я чем-то помочь вам? - наконец спросила я, когда стало очевидно, что она собиралась стоять так вечность, всего лишь глазея на вокзал.

Она показала жестом Воину, чтобы тот вернулся в автомобиль. 

- Ждите меня через улицу на стоянке. Я скоро присоединюсь к вам. 

Он поклонился ей и уехал. Она повернулась лицом к Афродите и мне. 

- Леди, я верю, что это время перемен.

- Для перемен чего? - спросила я.

- По-видимому, смена нашего входа, - сухо произнесла Афродита. - Калона зашел к нам отсюда. Танатос оттуда же. Нам необходимо постелить здесь коврик с приветствием "Добро пожаловать", потому что наш "проходик с занавеской" в подвал не под стать нам.

- Странно сказано, но думаю все верно, - сказала Танатос. - Это одна из причин, почему я от имени Высшего вампирского Совета купила это здание для вас.

Я моргнула от удивления и попыталась сформулировать достойный ответ, когда Афродита сказала: 

- Я надеюсь, это подразумевает и реконструкцию.

- Да, - ответила Танатос.

- Погодите, - сказала я. - Мы не Дом Ночи. Почему Высший Совет занялся тем местом, где мы живем?

- Потому что мы особенные и клевые, и они не хотят, чтобы мы жили в грязном сарае, - сказала Афродита.

- Или потому что они хотят контролировоть то, где мы живем и что делаем, - сказала я.

Брови Танатос взлетели.

- Вы говорите с властностью Верховной жрицы.

- Я пока еще ею не являюсь, - уверила ее я. - Я все еще недолетка. Стиви Рей наша Верховная жрица.

- И где же она?

- Она с Рефаимом. Скоро рассвет и она любит быть с ним прежде, чем он превратится в птицу, - сказала я прямо.

- А что же ты?

Я нахмурилась. 

- Вы не меньше меня знаете кем я являюсь. Вы так же знаете, что Старку был подарен Меч Хранителя в Потустороннем мире, а это означает, что в некоторой степени я Королева, так как он является моим Воином и Хранителем.

- Для чего все эти вопросы? Я думала вы на нашей стороне, - поинтересовалась Афродита.

- Я на стороне истины, - ответила Танатос.

- Вы знаете, что Неферет - лживая сучка, - сказала Афродита. - Мы рассказали вам об этом на острове Сан-Клементе, когда Зет была в стране Грёз.

- Она имела в виду в Потустороннем мире, - я выпучила глаза на Афродиту.

- Ага, верно, в Потустороннем мире. Мне пофигу, - сказала она. - Но мы рассказали вам как реально обстоит дело по поводу Неферет, и вы дали нам понять, что поверили нам. Вы даже помогли нам выяснить о Скае для Старка. Итак, что же происходит с вами сейчас?

Затянулась огромнейшая пауза, которая дала возможность подумать достаточно времени - не зашли ли мы с Афродитой слишком далеко. Я имею в виду, Танатос была мощным, древним вампиром, членом Высшего совета, которая была одарена Богиней близостью со смертью. И, скорее всего, это было не очень хорошей идеей – допрашивать ее, не говоря уже о том, чтобы начать выводить ее из себя.

- Я верю, что то, что ты мне сказала, когда душа Зои была разбита на осколки, было то, о чем ты и все остальные думали, и было настоящей правдой, - наконец произнесла Танатос.

- Я вернулась, и мы уже не в Италии, но правда не изменилась. Неферет не изменилась, - ответила я.

- И все же она настаивает на том, что была прощена Никс, которая одарила ее Ауроксом в знак божественного благоволения, - сказала Танатос.

- Это же собачьи какашки, - ответила я. - Неферет не изменилась и Аурокс вовсе не дар от Никс.

- Я по-настоящему верю, Неферет скрывает правду,- сказала Танатос.

- Есть только один способ выяснить это, - заметила я.

- И это не тот способ, которым мы пытались это выяснить, - добавила Афродита.

- Мы не хотим показаться непочтительными, - добавила я. - Это просто то, с чем мы уже столкнулись в противостоянии с Неферет, и мы видели такие вещи, которые она с осторожностью предпочла скрыть от Высшего совета и, на самом деле, от большинства вампиров.

- Но когда мы пытаемся вывести ее на чистую воду, никто не верит нам, потому что мы еще дети, - произнесла Афродита. - И к тому же никчемная группа изгоев.

Я приподняла свои брови посмотрев на Афродиту и она поправила: 

- Ну, не я. Я говорю об остальных из вас, ребятки.

- Это и есть одна из причин почему я здесь, - сказала Танатос. - Чтобы быть глазами и ушами Высшего совета.

- Итак, означает ли это что Высший совет приобрел это здание? - спросила я.

- Надеюсь это означает, что я могу позволить золотой кредитке моей мамаши отдохнуть и кое-кто из нас - те, кому не нужно расползаться по гробам когда восходит солнце - могут получить приличные комнаты наверху, когда это здание будет отремонтировано, - сказала Афродита.

- Именно это оно и подразумевает. Это также означает, что здесь может быть законный независимый Дом Ночи, без каких-либо связей с первоначальным Домом Ночи Талсы, - объяснила Танатос. - Совет считает, было бы разумно для красных недолеток иметь Дом Ночи, который остается, в большей степени, обособленным от первого.

- Ага, нет. Именно поэтому БЭ не построил две средние школы. Просто было бы слишком много конкуренции в одном районе, - сказала я. - Ненавидеть Юнион и Дженкс вполне достаточно для нас - и БЭ приходится это делать объдиненными усилиями.

- О чем, черт возьми, ты говоришь? - спросила Афродита.

- Брокен Эрроу, Юнион, Дженкс, - сказала я. - Средние школы. Слишком много для одного города - это полный отстой.

- Ты была президентом студенческого совета или занимала какие-то другие социально-неприемлемые позиции? В Талсе тысячи средних школ и ад пока еще не покрылся льдом от этого, - сказала Афродита. – Переполненные детьми автобусы, идущие в одну школу просто идиотизм, который превращает их в белый мусор. Тьфу. Просто тьфу.

К счастью, Танатос встала между нами. 

- Человеческие подростковые стандарты никогда не регулировали законы вампиров-недолеток. Талса - это переходное место для нашего общества. Это определенно дает возможность появлению второго Дома Ночи. Наше число растет, особенно с появлением красных недолеток, которые были обнаружены и в других местах, так же как и здесь.

- Есть и другие красные недолетки? Я имею в виду, помимо наших? - спросила я.

- Да.

- А был ли кто-то Отмечен красным, или они все умерли, а затем воскресли и стали красными? - спросила Афродита прежде, чем я дала ей знак, что пора заткнуться.

- На сегодняшний момент ваша красная недолетка, которая была Отмечена - единственный зарегистрированный случай, - сказала Танатос.

- Так Вы знаете о Шайлин? - спросила я, затаив дыхание.

- Да. Неферет сообщила, что она была слепой, прежде чем была Отмечена, и что теперь она стала зрячей. Она объяснила это тем, что бедняжка была неполноценной, так что ей не надо было умирать, чтобы получить красную Метку.

Я хотела встать на защиту Шайлин и сказать, что она не была неполноценной, она была особенной, но что-то внутри меня подсказало мне придержать язык за зубами об ее Истинном видении.

- Зои, нет никаких причин скрывать что-то от тех, кто пытется выяснить правду, если вы не предпочитаете ложь и обман, - удивила меня Танатос этим высказыванием.

Я почувствовала на себе ее пристальный взгляд. 

- Я не предпочитаю лгать и обманывать, но один большой урок, который я усвоила от Неферет – быть осторожной с теми, кому я доверяю. 

И тогда, так как мое нутро все еще продолжало подсказывать мне, я высказала остальное, что было у меня на уме. 

- Я слышала, что у Неферет появился новый Супруг. Знаете ли вы что-нибудь об этом?

- Нет еще. Зои, тебя смущает Аурокс в качестве ее Супруга? Подарок от Никс он или нет, Неферет не давала поводов думать, что у них романтические отношения; он, кажется, просто ее слуга.

- Я говорила не об Ауроксе, - продолжала я, хотя после того, как я произнесла его имя, мой живот странно скрутило. - Я говорю о белом быке.

Танатос выглядела абсолютно и совершенно шокированной. 

- Зои, поклонение белому и черному быкам является древней традицией, и ее соблюдение давно кануло в прошлое. И у меня совсем незначительное представление об этой религии и ее прошлом, но я могу вас заверить, что ни одна Жрица Никс никогда не поклонялась белому быку. То, что вы говорите, это омерзительно, и это очень серьезное обвинение. 

Пока она говорила, лицо Танатос становилось все бледнее и бледнее, пока, наконец, она не стала настолько встревоженной, что ветерок в воздухе вокруг нее приподнял ее волосы и несильно разъерошил.

"Близость со стихией воздуха похожа на близость со смертью - очень интересно," подумала я. 

- Я никого не обвиняю, - сказала я вслух. - Я просто спрашиваю, слышали вы что-нибудь об этом.

- Нет! Высший совет, а также вампирское сообщество, уверены, что Калона, существо, которое по уверениям Неферет, воплощение Эреба на Земле, и что он был и остается ее Супругом, хотя и был изгнан ею на сто лет.

Афродита фыркнула. 

– Это все полная чушь. Он был здесь с ней, потому что думал, что она подчинила себе его душу. Что-то пошло не так, там, на Земле Ненормальных, и Неферет потеряла контроль над Калоной, - я подумала, что она собирается выболтать остальные последние новости о Калоне, торчащего где-то неподалеку, жаждущего перемирия с нами, чтобы уничтожить Неферет, но вместо этого Афродита сообщила кое-что поумнее. - И да, вы могли бы ответить мне на парочку маленьких вопросиков?

Выглядя немного растерянной, Танатос кивнула.

- Хорошо, давайте предположим, что Аурокс не является даром от Никс или чем-то взамен, я понятия не имею как, ну предположим, что он - типа супер ужаснейшее создание, которое они: белый бык и Неферет, вместе состряпали, занимаясь чем-то непристойным для этого. Каким образом возможно создать такое существо как он?

- Великая жертва, - ответила Танатос.

- То есть вы говорите о том, что Неферет должна была убить кого-то специально для создания Аурокса? - спросила Афродита.

- Да, хотя я содрогаюсь при мысли о таком маниакальном поведении.

- Да, мы тоже так думаем,- сказала Афродита, встретившись со мной печальным, понимающим взглядом. - Слишком много людей стало внезапно умирать вокруг нас.

- Да, - эхом отозвалась я, чувствуя как ком подкатывает к горлу. - Слишком.

Аурокс

Внимание девчонки стало неожиданностью. Он шел на свой ночной обход, согласно неизменной команде Неферет, гарантируя, чтобы никакие Пересмешники не нарушали границу Дома Ночи, когда он прошел рядом со зданием женского общежития. Она стояла под одним из больших деревьев и, когда он приблизился, она выступила прямо на его пути.

- Эй, привет. - Ее улыбка была подобострастной. - Я Беккa. Мы еще не встречались, но я расспрашивала о тебе.

- Привет, Беккa.

Любопытно, он позволил ей остановить себя. Она не была красива или необычна, как были некоторые другие недолетки. "Как была Зои", - нашептывал его разум, но он откинул эту мысль. Эта недолетка Бекки завлекала его своим языком тела - как она вильнула бедром и отбросила назад длинные светлые волосы, как будто говорила, что находит его привлекательным. 

- Я Аурокс.

Она засмеялась и облизнула свои гладкие, розовые губки.

- Ага, я знаю кто ты. Как я уже говорила, я расспрашивала о тебе.

- И что же ты узнала, расспрашивая обо мне? - повторил он ее слова.

Она ступила поближе и опять отбросила волосы.

- Что ты хорошо дерёшься, а это просто необходимо в такие времена.

И тогда она дотронулась до него, проведя накрашенным розовым ноготком вниз по его груди, и в этот момент ее эмоции достигли его. Он мог чувствовать ее желание. Оно было смешано с отчаянием, разбавляясь подлостью. Аурокс глубоко задышал, вдыхая опьяняющий аромат похоти, окрашенной первобытностью. Его пробила дрожь от нетерпения, поскольку сила внутри него стала расти.

- О-оо-го, ты такой твердый. - Бекка тихонько хихикнула, придвигаясь еще ближе. - Я говорю о твоих мускулах.

Ее желание усиливалось, когда ее грудка терлась о его грудь, и когда она наклонялась поближе к нему, облизала его шею, и затем укусила его — не так сильно, чтобы высосать кровь, но также и не так мягко, что быть просто игривой.

Это понравилось быку внутри него, и существо зашевелилось.

- Тебе нравится боль? - спросил Аурокс, когда его руки грубо спускались вниз по ее спине. Тогда он опустил голову так, чтобы его зубы нашли мягкий изгиб ее шеи. Он укусил, намеренно высасывая кровь, хотя его мало заботил ее вкус. 

- Тебе нравится боль? - повторил он свой вопрос с ее кровью во рту и на губах, хотя он мог чувствовать ответ в порыве страсти, от которой ее бросило в дрожь.

- Мне нравится это, - простонала Бекка. - Иди сюда. Дай мне попробовать тебя. Будь моим Супругом.. будь моим мужчиной.

Аурокс не думал останавливать ее. Он вовсе не думал. Он только чувствовал, как похоть и подлая душонка питали его. Аурокс позволил им захватить его всего. Он встал напротив нее, закрыл глаза, и отдал себя ей, произнеся следующие слова, которые пришли из глубины его подсознания, которые были инстинктивны и произнесены на автомате, что мысли и разум его не смогли ничего с ними поделать. 

- Да, Зо. Укуси меня.

- Ты засранец! Зои? Я покажу тебе такое дерьмо, которое сделает Зои Редберд ручной. - Бекка укусила его. Сильно. Он почувствовал острую боль и теплоту, растекавшуюся по его крови. Тогда ее рот прижался к новой ране на его шее — но только на мгновение. Он почувствовал изменения в ней, как только она попробовала его кровь. Ее гнев и страсть исчезли, уступая место невообразимому ужасу.

- О-оо, Богиня! Нет, это неправильно! - Бекка попыталась оттолкнуть его, но Аурокс удержал ее, сделал два шага и прижал ее спиной к дереву. 

- Подожди, нет! - настаивала Бекка, пытаясь сохранить твердость в своем голосе, хотя ее страх нахлынул на него, потек, кормя и изменяя его. 

- Остановись! У тебя неправильный вкус крови!

Существо внутри него начало пульсировать и изгибаться, пытаясь выбраться наружу, стремясь к насилию и истошно кричало. Он фыркнул и бык эхом отозвался в его голосе.

- Правда, остановись! Я не хочу быть с кем-то, кто втюрился в Зои!

Зои...

Это имя отозвалось эхом внутри него, усмиряя быка, как вода пламя.

- Что здесь происходит?

При звуках голоса Дракона Ланкфорда, Аурокс отступил, отпуская Бекку. Девушка шлепнулась у дерева и с ужасом уставилась на Аурокса.

- Аурокс? Бекка? У вас какие-то проблемы? - спросил Дракон.

- Нет, всего лишь небольшое недоразумение. Я думал, что недолетка поняла, чего она желала, - сказал Аурокс, глядя в лицо Мастеру Меча и игнорируя Бекку. - Я ошибся.

Она метнулась от дерева и обошла их так, чтобы Дракон оказался между ней и им — ее страх, быстро перешел в уверенность и гнев. 

- Я знаю, чего я не хочу, и это еще один парень, который одержим Зои Редберд. Надеюсь у тебя есть причина для того, чтобы стоять в очереди, потому что перед тобой целый список парней.

- Бекка, нет причин быть грубой. Ты знаешь, вампиры верят в свободу выбора и обоюдное желание. Если же желание не обоюдное, лучший выбор - уйти красиво, - твердо произнес Дракон.

- Умная мысль, - сказала Бекка Дракону, затем усмехнулась в сторону Аурокса. - Хорошая не-летка говорит тебе прощай, придурок.- И потоптала прочь.

- Аурокс, - медленно начал Дракон. - В обществе вампиров открыто многих различных путей, которые ведут к желанию и удовлетворению страсти, но вы должны знать, что по некоторым из этих путей невозможно пройти, если нет чёткого согласия от всех вовлеченных и, определенно, более опытных сторон. - Вздох Дракона сделал его старым и усталым. - Ты понимаешь, что я пытаюсь тебе объяснить?

- Понимаю, - сказал Аурокс. - У недолетки Бекки подлая душа.

- Правда? Полагаю, я не замечал.

- Я не верю, что у Зои Редберд подлая душа.

Бровы Дракона приподнялись.

- Нет, я тоже в это не верю. А вы знаете, что Неферет и Зои в ссоре, не так ли?

Аурокс встретил его взгляд. 

- Они враги.

Взгляд Дракона не дрогнул.

- Да, вы можете описать их таким словом, хотя мне жаль, что обстоятельства не сложились иначе.

- Вы не последователь Неферет, - заключил Аурокс.

Выражение лица Мастера Мечей окаменело, и его усталое, но открытое отношение ко всем исчезло. - Я иду своей дорогой и не за кем больше.

- А путь Никс?

- Я не стану уходить с пути Богини, но также и не стану на чужой, кроме своего. Это единственный путь, который мне уготован.

Аурокс изучал его. Его эмоции были скрыты. Вампир ничего не излучал — ни гнева, ни отчаяния, не страха. Ничего. Это была загадка. Возможно, как и та загадка, когда он заговорил о тайне внутри себя. 

- Я назвал имя Зои вместо Бекки.

Брови дракона снова взлетели, и его выражение на лице говорило, что он был снисходителен и удивлен. 

- Ладно, Аурокс, женщинам — подлым или нет — не нравится, когда вы называете их чужим именем.

- Но я не знаю, почему я это сделал.

Дракон пожал плечами. 

- Зои, должно быть, у тебя на уме.

- Я не понимал этого.

- Иногда мы все не понимаем.

- Так это нормально? - спросил Аурокс.

- Более, чем сто лет назад, у меня появилось одно твердое мнение, которое состоит в том, что все прекращает быть нормальным, когда касается женщин, - сказал Дракон.

- Мастер Меча, могу ли я попросить вас об одолжении?

- Можешь, - сказал он.

- Не рассказывайте Неферет ничего из того, что произошло здесь сегодня вечером.

- Я всегда сам себе судья, парень. Тебе стоит запомнить это и быть таким же. - Мастер меча хлопнул его по плечу и ушел, оставив Аурокса - озадаченного, обеспокоенного и, как всегда, одинокого.

 

19

Зои

- Это будет хренова потасовка грандизных размеров, - шепнула мне Афродита, когда мы остановились перед входом намеченной комнаты, которую выделили для первого урока Танатос в понедельник. Комната была одной из самых больших в школе. На самом деле за исключением драмм-класса, который больше походил на зрительный зал, чем и являлся, эта комната была самой большой из остальных классов в школе. 

"Здорово, - подумала я, - больше места для взрыва, который собирается здесь произойти."

- Не похоже, что мы можем проигнорировать этот урок, - пробормотала я обернувшись к Афродите. Затем, к остальной части моих друзей и сказала:

- Ладно, давайте войдем. Не волнуйтесь. Мы вместе, а значит все действительно не так уж и плохо. 

Моя кучка-вонючка, а также Стиви Рей, Рефаим и все ее красные недолетки обступили меня. Каждый кивнул, принял покорный вид и подготовился к самому худшему, что собиралось обрушиться на них. Я открыла дверь и шагнула внутрь.

Мой камень провидца сразу же начал излучать тепло.

Даллас и его группа были уже в классе, как и следовало ожидать они занимали задний ряд парт.

Аурокс сидел за столом в первом ряду на дальней стороне, очевидно, чтобы отделиться от группы Далласа. Я удивилась тому, что он не водится с плохими ребятами, поскольку он был на стороне Неферет, точно также как и они, но по прежнему продолжала старательно отводить от него взгляд.

- Я попытаюсь относиться к этому положительно, - сказала Стиви Рей, игнорируя насмешки, посылаемые ей Далласом, и противный смех, от которого попахивало дешевыми духами Николь. Она взяла руку Рефаима и улыбнулась, целуя его в щеку. - Не дайте им вывести вас из себя.

- Удачи тебе в этом, - сказала Эрин.

Шони, стоящая через несколько ребятах от Эрин, ничего не сказала.

- Он красный, то есть на самом деле, не такой клево красный, как Шони, - сказала Шайлин, поглядывая из-за моего плеча на Далласа.

Я посмотрела на нее. 

- Что ты имеешь в виду?

- Я красная? - поинтересовалась Шонни.

- Ага, - ответила ей Шайлин.

- Твой цвет легко понять. Он более ясный. Ты, как костер - теплый и приятный.

- Звучит просто замечательно, - отозвалась Стиви Рей.

- Спасибо, - поблагодарила Шонни. - И в самом деле замечательно.

- А что насчет Далласа? - спросил Рефаим.

- Он красный, как бомба. Как гнев. Как ненависть, - ответила она.

- Тогда я скажу, что мы сядем впереди подальше от него, насколько это возможно, - сказала Стиви Рей.

- Есть вещи, от которых больше других хочется держаться подальше, - сказала Эрин, но она смотрела не на Далласа. Она смотрела на огненно-красную Шони, которая уставилась на свои ногти.

- Не будь такой Противной Ненси, - сказала Стиви Рей Эрин, искусно нарушив неловкое молчание. Затем она послала мне свою милую, открытую улыбку: 

- Пойдем сядем вперед!

- Хорошо, я за тобой, - сказала я, хотя мне хотелось с воплем выбежать из комнаты.

- Я хочу с воплями убежать из этой комнаты, - зловеще повторила мои мысли Афродита, когда пошла следом за мной, идущей за Стиви Рей и Рефаимом.

Я подавила в себе желание повторить сказанное, и автоматически села за стол с другой стороны от Стиви Рей, оказавшись впереди и по центру комнаты. Прозвенел звонок и Тананос вошла в дверь, которая вела из небольшого кабинета в передней части класса и находилась на небольшом возвышении, своего рода подмостках, с кафедрой прямо посередине них и интерактивной доской Smart Board за ней.

- Ог-о-о! Приятные цвета! - воскликнула Шайлин со своего места позади меня.

- Счастливо встретиться, - произнесла Танатос. Мы эхом повторили ее приветствие. Мне казалось, она выглядела очень царственно, и я чувствовала всю ее мощь. Она была одета в платье цвета ночного неба, которое было украшено лишь вышитым серебряными нитями контуром Никс с поднятыми руками, держащими полумесяц. - Добро пожаловать на начало начал. Во всей нашей истории никогда не было такого класса, как этот, состоящего из разных видов недолеток, измененных, людей, и даже вампиров. Я стою перед вами, представляя Высший вампирский Совет, который, до тех пор пока вы существуете в нашем обществе, остается вашим правящим Советом. - Танатос смерила меня долгим взглядом, договаривая последнюю часть ее предложения. Я смело устояла под ее взором. 

"Черт, я согласна с ней."

Я только не была уверена на все 100%, хочет ли моя компания и я сосуществовать с вампирским сообществом.

- Я знаю вы все задаетесь вопросом, что же именно вас ожидает на этих уроках, но у меня есть только частичный ответ на этот вопрос. Я здесь чтобы помогать и направлять вас в путешествии, которое является столь же редким и уникальным, как и каждый из вас. Этот курс будет заменять вам уроки вампирской социологии, следовательно, я буду преподносить вам темы, которые недолетки и вампиры в конечном итоге должны попытаться понять, такие как смерть и Тьма, Охрана и Запечатление, Свет и любовь. Но из-за уникального состава этого класса здесь также будут вещи, которые вы будете объяснять мне, а следовательно и всем нам. Клянусь, что буду стремиться к правде, и если у меня не будет ответа на ваш вопрос, я сделаю все возможное, чтобы найти его вместе с вами.

Я подумала, что до сих пор этот курс не казался таким уж плохим, и я на самом деле ощутила, что начала по-тихоньку расслабляться и сгорала от любопытства, когда же все выйдет из-под контроля.

- Итак, давайте начнем искать правду. Я хочу, чтобы каждый потратил пару минут на размышления. Потом на кусочке бумаги напишите хотя бы один вопрос, на который вы хотите получить ответ на этих занятиях. Сложите его, и после того, как вы уйдете, я прочитаю их. Будьте честны в своих вопросах, без страха о цензуре или осуждении. Вам не надо писать свое имя под вопросом, если захотите остаться анонимными.

Наступила пауза, и затем рука Стиви Рей взлетела вверх.

- Да, Стиви Рей, - обратилась к ней Танатос.

- Я лишь хочу убедиться, что все поняли правильно. Мы можем спрашивать о чем угодно? Обо всем, не боясь заработать проблемы?

Танатос добро улыбалась Стиви Рей и начала отвечать:

- Это отличный... - когда из конца комнаты ясно донесся слишком громкий шепот Далласа:

- Я хочу спросить, что есть у птицы такого, чего нет у парня, и почему ей это так сильно нравится!

Стиви Рей схватила руку Рефаима, и я знала, это для того, чтобы удержать его от стычки с Далласом. Потом я не обращала внимания на мою ЛПН или ее парня, потому что Танатос отреагировала. Преображение, произошедшее с ней, было быстрым и совершенно, невероятно пугающим. Казалось, что она стала больше. Ветер захлестал вокруг нее, поднимая волосы. Когда она заговорила, я вспомнила сцену из Властелина Колец, где Галадриэль одарила Фродо взглядом ужасной темной королевы, какой она могла бы стать, если бы забрала у него кольцо.

- Вы хотите исказить мои слова, Даллас? - Ее таинственная сила всколыхнулась прямо перед нами. Танатос была настолько великолепна в гневе, что на нее трудно было смотреть, поэтому я взглянула через свое плечо на Далласа. Он вжался в кресло так сильно, как только мог. Его лицо было белоснежно белым.

- Н-нет, Профессор, - заикнулся он.

- Называй меня Жрицей! - воскликнула Танатос, выглядя так, будто могла бросать молнии и вызывать гром.

- Нет, Жрица, - быстро исправился он. - Я-я не хотел проявлять к вам неуважение.

- Но ты хотел проявить неуважение, по крайней мере, к одному из твоих одноклассников, но здесь, в моем кабинете, это неприемлемо. Ты понял меня, молодой красный вампир?

- Да, Жрица.

Ветер затих вокруг нее, и Танатос вернулась к прежнему виду, выглядя царственно, а не смертоносно.

- Отлично, - сказала она, и вернула свое внимание назад к Стиви Рей. - Ответ на ваш вопрос: до тех пор, пока вы ведете себя уважительно, вы можете спрашивать меня о чем угодно без опасений об упреках.

- Спасибо, - сказала Стиви Рей, слегка затаив дыхание.

- Отлично, вы можете приступить к написанию ваших вопросов.

Танатос замолкла и взглянула сначала на Рефаима потом на Аурокса, адресуя один вопрос обоим: 

- Я не подумала спросить раньше, но так как для вас двоих все это ново, ну, скажем так, этот мир знаний, нужна ли кому-то из вас помощь в чтении или письме?

Рефаим покачал головой и ответил первым: 

- Мне не нужна помощь. Я могу читать и писать на нескольких человеческих языках.

- Ого, правда? А я и не знала, - воскликнула Стиви Рей.

Он робко улыбнулся и пожал плечами: 

- Это казалось полезным моему отцу.

- А ты, Аурокс? - подтолкнула его к ответу Танатос.

Я видела, как он сглотнул и выглядел нервозным:

- Я умею читать и писать. Однако, Я-я не знаю, откуда у меня это умение.

- Хм-мм, это интересно, - ответила Танатос. И потом, как если бы магическая способность читать и писать у людей была абсолютно обычной вещью, она продолжила, невероятно удивив: 

- Зои и Стиви Рей, так как вы сидите рядом, пожалуйста, поделите комнату и соберите вопросы с обеих сторон от меня.

Мы со Стиви Рей пробормотали, что согласны, и затем я села и уставилась на пустой лист тетради. Итак, мне следует спросить что-то безобидное, как вопрос о сходстве и когда это бывает "нормальным", если они проявляются? Или стоит быть серьезной и спросить то, что действительно хотелось узнать?

Я огляделась вокруг. Стиви Рей писала с очень серьезным выражением лица. Рефаим только что положил свой карандаш и складывал лист пополам. Я быстро заглянула в него, но все, что смогла увидеть, было то, что под вопросом он написал свое имя.

"Буду серьезной", - решила я и написала: "Как преодолеть потерю родителей?" Я помедлила, а затем подписалась под вопросом своим именем. Я попыталась узнать, что писала Стиви Рей, но она уже закончила и держала листок в руке. Она вскочила со своего стула и начала ходить взад и вперед на своей половине комнаты, собирая листочки бумаги как профессионал.

Я вздохнула и начала сбор на своей стороне. Конечно Аурокс был тут. Сидящий за Дэмьеном и Шони. Я не хотела встречаться с ним взглядом, поэтому вместо этого посмотрела на листок, который он протянул мне. На нем большими печантыми буквами был написан вопрос: "ЧТО Я?" И конечно он подписал его.

Совершенно удивленная, я встретила его пристальный взгдяд. Он смотрел на меня в упор. Затем сказал так тихо, что только я могла расслышать его.

- Я хочу знать.

Я не могла отвести взгляд от его необычных глаз цвета лунного камня. По какой-то идиотской причине я услышала свой голос, который прошептал в ответ: 

- Я тоже. 

Я выхватила у него бумажку и поспешно двинулась прочь, пытаясь не думать, пытаясь делать только то, что мне сказали. Даллас и его группа были чрезвычайно притихшими. Они едва взглянули на меня или Стиви Рей, но я заметила, что они не написали ни одного слова на бумажках, которые я собрала у них, и это был настоящий пассивно-агрессивный, не предвещавший ничего хорошего, знак. Я сунула эти листочки в низ кучи по дороге обратно, к началу класса. Танатос взяла листочки, поблагодарила нас и сказала: 

- Я изучу ваши вопросы этой ночью и начнем обсуждение некоторых из них завтра. На оставшейся части урока обратимся к теме, которую большинство из вас сочтет важной - Запечатление с партнером или Супругом.

Я ждала, что Танатос будет рассказывать о стандартном "всегда говори нет Запечатлению", о чем нас инструктировали еще в первый день, но я оказалась неправа. Она откровенно говорила об удовольствиях и красоте, свойственным Запечатлению, а также о трагедии, если с одним из пары произойдет что-то плохое. Она была интересной и смешной (в своем сухом Британском стиле). Я не успела моргнуть, как прозвенел звонок, вещающий о конце урока.

Я немного задержалась после занятия, ожидая Афродиту, которая все еще была слишком увлечена оживленной, но удивительно вежливой, беседой с Танатос о Запечатлении. Позиция Афродиты заключалась в том, что Запечатление не основывается на сексуальном влечении. Танатос настаивала, к большому ужасу Афродиты (потому что та когда-то была запечатлена со Стиви Рей, даже если это было недолго), что сексуальное влечение идет рука об руку с Запечатлением.

Наконец Танатос закончила дискуссию со словами: 

- Афродита, признаете вы эти вещи или нет, это не делает их более или менее правдивыми.

- Я собираюсь убедиться, что Зои успеет на второй урок, - недовольно отозвалась Афродита.

- Идите, молодая Пророчица, - в голосе Танатос читалась улыбка, хоть ее и не было на лице. - И спасибо за вашу сегодняшнюю оживленную дискуссию. Я буду с нетерпением ждать ее продолжения завтра.

Афродита кивнула и нахмурилась, и только убедившись, что Танатос не слышит, сказала: 

- Оживленную дискуссию о моей великолепной заднице. Я не буду больше обсуждать всякое дерьмо о лесбийском Запечатлении. Никогда.

- Я не думаю, что это то, о чем она говорила, Афродита, - сказала я осторожно, тоже пытаясь стянуть улыбку со своего лица. - Но она была права, это сделало урок лучше - было интереснее, чем на обычной вампирской социологии со всеми этими спорами с Неферет.

Афродита открыла дверь. 

- Я так рада, что могу развлекать массы и ...

И мы ступили в центр хаоса.

- Смирись, птенец! - кричал Даллас. - Ты можешь прятаться за спиной Стиви Рей вечно! - Мускулистый Джонни Би сжал его руки в захвате и сдерживал Далласа, но он сопротивлялся как сумасшедший.

- Я не прячусь, заносчивый ты дурак! - закричал Рефаим. Стиви Рей железной хваткой держала его руки, пытаясь утянуть его в сторону от прохода и подальше от Далласа.

- Я найду Дария и Старка, - сказала Афродита и побежала прочь.

- Так, всё парни, прекратите! - Я встала между парнями и их растущими компаниями.

- Пошла к черту, Зои-задница! Это не твоя битва. - Даллас обратил свою злобу на меня. - Ты думаешь, что ты намного лучше других, но ты ничего не значишь для нас. - Он дернул своей головой в сторону своих красных недолеток, которые стояли рядом, только наблюдая и улыбаясь.

Я была удивлена тем, насколько сказанное им задело мои чувства. 

- Я не думаю, что я лучше всех!

- Не разрешай ему задеть тебя, Зет. Он всего лишь сердитый, расстроенный маленький мальчишка, строящий из себя вампира, - сказала Стиви Рей.

- А ты никто иная как шлюха! - закричал Даллас на Стиви Рей.

- Я говорил тебе, чтобы ты прекратил так ее называть! - Рефаим попытался вырваться из рук Стиви Рей.

- Все знают, что ты зол только потому, что она больше не с тобой, - сказала я Далласу, думая о том, что он стал полным придурком.

- Нет, я зол потому что она с этим уродцем! - его слова словно выстрелили в меня. Я заметила, что несмотря на то что он боролся с собой и кричал, его взгляд блуждал по стене в сторону углубления, он был осторожен, но все ближе и ближе. Я проследила за его взглядом и заметила одинарную электрическую розетку на стене — одну из тех промышленных трехконтактных штуковин.

О, черт!

- Я не урод! - Рефаим выглядел так, словно собирался взорваться. - Я человек!

- Да неужели? Что если мы подождем, пока солнце встанет, и просто посмотрим, какой ты человек, - Даллас усмехнулся и приблизился к стене.

Беззаботно, как только я могла, я сделала несколько шагов к розетке и в отчаянии задалась вопросом, какую из стихий лучше вызвать, если понадобится бороться с электричеством.

- Это меня устраивает, - ответил Рефаим. - Будет ли это глазами человека или птицы, я буду рад понаблюдать, как ты сгоришь!

- Только в своих мечтах, мудак! - Даллас кинулся вперед, прямо к розетке, почти освобождаясь от Джонни Би так, что я оступилась и начала падать.

И тогда сильные руки схватили меня и не дали мне упасть на мою задницу. Всего одним движением Старк вернул мне равновесие, поставив меня на ноги, и загородил собой, отодвигая подальше от стены. Затем он столкнулся лицом к лицу с Далласом.

- Уходи, - Старк не повысил свой голос. Он был спокойный, холодный и невероятно грозный.

- Это не твоя битва, - ответил Даллас, но он уже прекратил бороться с Джонни Би.

- Если Зои в ней, то это моя битва. И ты должен понимать, что я выиграю. Каждый раз. Так что уходи.

- Прекратите сейчас же! - Звуча как генерал, командующий беглыми войсками, Дракон Ланкфорд и несколько Сынов Эреба, включая Дария, ворвались между Далласом и Рефаимом, увеличивая размеры этого шоу еще больше. Лицо Мастера Меча было как грозовая туча. 

- Даллас, стой здесь, - он указал на место перед ним, и потом, с трудом взглянув на Рефаима, добавил: - А ты здесь.

Дракон указал на пустое пространство рядом с Далласом. Эти два парня сделали то, что им велели, хотя Даллас еще посылал Рефаиму полный ненависти взгляд. Взор Рефаима был полностью сфокусирован на Мастере Меча, который начал строго говорить им обоим.

- Я не потерплю драк в этой школе. Здесь не людская средняя школа. Я жду, что вы будете выше этого детского, низкого поведения. - Дракон посмотрел на Далласа, потом на Рефаима. - Вы поняли меня?

- Да, - ответил Рефаим ясно и быстро. - Я не хочу быть причиной неприятностей.

- Тогда уходи, потому что пока ты здесь, будут и неприятности! - сказал Даллас.

- Нет! - Дракон хлестнул словами, как кнутом. - В этой школе больше не будет неприятностей, или вы будете отвечать передо мной.

- Он не вписывается сюда, - сказал Даллас, но его голос был приглушенным, и он выглядел больше надутым, чем опасным.

- Я согласен с тобой, Даллас, - сказал Дракон. - Но Никс - нет. До тех пор, пока Дом Ночи служит Никс, мы будем подчиняться ее выбору, если она выбирает прощение, даже когда мы не можем.

- Не можете или не хотите?

Внимание всех обратилось к Стиви Рей. Она прошла к Рефаиму, взяла его руку и встала лицом к Дракону. Я подумала, что она выглядела, как сильная Верховная жрица, которая была достаточно зла, чтобы плеваться огнем, и я была рада, что ее стихией была Земля, а не Огонь. 

- Рефаим даже не начинал эту стычку с Далласом. Все, что он сделал, это заступился за меня, когда Даллас обозвал меня шлюхой и потаскушкой, и другими вещами, слишком ужасными, чтобы повторять это. Если бы кто-нибудь другой, а не Рефаим, стоял бы здесь, вы бы не встали на сторону Далласа.

- Я могу понять, что у Далласа и у многих других учеников возникнут трудности с принятием Рефаима, - сказал Дракон как ни в чем не бывало.

- Это то, что вам нужно выяснять у Богини. - Льстивый голос Неферет окутал толпу. Каждый повернулся, чтобы увидеть ее, стоящую в начале коридора вместе с Танатос.

- По всем описаниям, Богиня уже высказалась в отношении признания Рефаима, - сказала Танатос. - Даллас, ты просто должен придерживаться решения Никс, также как и вы, Мастер Меча.

- Его приняли просто прекрасно, - голос Стиви Рей был крайне раздражен. - Как я и пыталась объяснить, Даллас был тем, кто вызвал проблему, а не Рефаим.

- И эта проблема сейчас же и закончится, - сказал Дракон. - Я это ясно объяснил.

- Вы также ясно объяснили, что не хотите, чтобы Рефаим был здесь, - ответила Стиви Рей.

- Нашему Мастеру Меча не должен нравится каждый ученик, - сказала Неферет покровительственно покачивая головой. - Его обязанность - защищать нас, а не лелеять.

- Также его обязанность - быть честным и благородным, - добавила Танатос. - Дракон Ланкфорд, вы верите, что можете быть честным и благородным в том, что касается Рефаима, не смотря на ваши личные чувства к нему?

Выражение лица Дракона было жестким, его голос напрягся, но он ответил без колебаний: 

- Да.

- Значит я принимаю это, как ваше истинное и законное слово, - сказала Танатос. - За всех.

- И все мы должны идти на второй урок, - резко сказала Неферет. - Это отняло чересчур много нашего времени. - Ее презрительный взгляд скользнул в направлении Рефаима и Стиви Рей, прежде чем она царственно стала разгонять детей перед ней. Дракон присоединился к ней, глазея на студентов в коридоре, будто он пас скот.

- Можете ли вы увидеть Тьму, которая окружает ее, и тех других красных недолеток? - Я моргнула от удивления, когда Старк спросил это у Танатос.

Член Высшего совета заколебалась, а затем медленно покачала головой. 

- Я не сталкивалась с Тьмой. Она мне не видна.

- Я вижу ее, - сказал Рефаим. - Старк прав.

- Я тоже могу ее видеть, - тихо сказала Стиви Рей. - Она скользит вокруг них, как насекомое, прикасаясь к ним и постоянно кружа. - Она вздрогнула. - Это отвратительно.

- А как насчет Дракона? - спросила я. - Она и вокруг него?

Рефаим был тем, кто ответил мне: 

- И да и нет. Она следует за ним, но она не вливается в него, как это делает с другими, - он тяжело вздохнул. - По крайней мере, пока это не так.

- Это не твоя вина, - искренне сказала ему Стиви Рей. - Решения, принимаемые сейчас Драконом, не твоя вина.

- Я надеюсь, настанет день, когда он простит меня, - сказал Рефаим. - Пойдем, я провожу тебя на второй урок.

Мы сказали наши "пока" и "увидимся на обеде", но Старк и я никуда не пошли. Мы просто остались тут с Танатос, наблюдая за Рефаимом и Стиви Рей.

- У мальчика есть совесть, - произнесла Танатос.

- Ага, точно, - подтвердила я.

- Тогда для него еще есть надежда, - сказала она.

- Можете ли вы сказать это Дракону? - спросил Старк.

- К сожалению, это то что Дракон Ланкфорд должен открыть для себя сам, если после смерти его Супруги он полностью не потерял себя.

- Вы правда так думаете? Вы думаете, что Дракон полностью потерял себя? - спросила я.

- Да, - ответила Танатос.

- А значит Тьма может захватить его, - сказал Старк. - И если наш Мастер Меча перейдет на сторону Тьмы, мы все будем в беде.

- Несомненно, - подтвердила Танатос.

"Вот черт," - подумала я.

 

20

Ленобия

Иногда бывали такие школьные дни, когда Ленобии не требовался предусмотренный для всех проффесоров час, еще называемый их часом планирования, который означал, что в классах в течении целого часа по расписанию предусмотрено ни одного ученика для нее.

Сегодняшний день не попадал в их число.

Сегодня ее пятый час планирования не мог начаться пораньше или продлиться подольше. Как только прозвенел звонок, что означало начало пятого урока, она поспешно направилась к выходу из манежа. Манежа, который был все еще наполовину заполнен недолетками мужского пола, дерущимися друг с другом на мечах и пускающими стрелы в мишени.

- Дайте Бонни час на отдых, - сказала она Трэвису, когда он проходил мимо. - Но держите в поле зрения тех недолеток. Я хочу, чтобы ни один из них не досаждал лошадям.

- Да, м-э-эм. Кое-кто тут думает, что лошади просто большие собаки, - сказал ковбой, обводя группу недолеток суровым взглядом. - Но это не так.

- Мне нужен перерыв в непрерывном наблюдении за ними. Я даже представить себе не могла, что так много не ездящих верхом недолеток очарованы лошадями. - Она устало покачала головой.

- Возьмите перерыв. Я скажу пару слов Дарию и Старку. Они должны быть внимательнее и держать этих детишек подальше от загонов.

- Не могу не согласиться с вами, - пробормотала Ленобия, безумно благодарная Трэвису за то, что он взялся читать нотации двум Воинам, и выскользнула в прохладную, тихую ночь.

Ее скамья была столь же пуста, сколь было оживленно школьное здание. Подул лёгкий ветерок - было необычно тепло для конца зимы. Ленобия была благодарна за это, и за одиночество. Она сидела, разминая свои плечи и делая долгие вдохи и выдохи.

Она абсолютно не сожалела, что пригласила класс Воинов в свои владения, но приток недолеток — не яздящих верхом недолеток — было тем к чему нужно было привыкнуть. Казалось каждый раз, когда она поворачивала свою голову, рассеянный студент прогуливался с арены в ее конюшни. Лишь в этот день она нашла троих глазеющих, как на молодую треску, на племенную кобылу, которая была готова разродиться и поэтому была беспокойна и раздражительна, и далека от поведения рыб. Кобыла фактически попыталась укусить одного мальчишку, который сказал, что всего лишь желал приласкать ее.

- Как будто она, действительно, большая собака, - проворчала Ленобия себе под нос. Но это было лучше, чем глупый третий школьник, который думал, что было бы хорошей идеей попытаться поднять одно из копыт Бонни на спор с его друзьями, таким образом они смогли бы сделать ставки насколько тяжелым оно в действительности было. Бонни перепугалась, когда один из мальчишек завизжал, что это реально большое копыто, и кобыла, полностью потеряла равновесие и в замешательстве приземлилась на колени.

К счастью, она была на опилках в манеже и не ударилась, проломив бетон.

Тревис, в обязанности которого входило смотреть за ее постоянными учениками, обучающимися верховой езде, быстро наказал этих двух мальчишек. Ленобия улыбнулась, вспоминая как он схватил каждого за шиворот и отбросил их прямо к куче навоза Бонни, которая, как он сказал, была такой же огромной и тяжелой как и ее копыта. Затем он успокоил свою кобылу несколькими утешающими прикосновениями, которыми он проверил ее колени, скормил одну из яблочных вафель, которые казалось всегда есть в его карманах, и в полном замешательстве, вернулся к группе недолеток-наездников.

"Он хорошо управляется со студентами," подумала она. "Почти так же хорошо как с лошадьми"

По-правде говоря, это выглядело так, будто Трэвис становился ценны