Время лечить засосы

Карин Риверс

Дневник шестнадцатилетней канадской девушки Хэйли Андромеды Хармони. Хэйли одержима множеством подростковых комплексов: ей кажется, что она очень некрасива, что одноклассники над ней насмехаются, что ее никто и никогда не полюбит. От отчаяния Хэйли теряет над собой контроль и решается на несвойственные ей поступки…

Увлекательная история превращения Гадкого Утенка в Прекрасного Лебедя.

 

Сентябрь

 

Вторник, 3 сентября 2002,

или

Первый день самого лучшего года моей жизни (я надеюсь)…

НАСТРОЕНИЕ: Обеспокоена! Взволнована. Счастлива?

ВОЛОСЫ: Очень, очень, очень, очень плохие.

САМОЧУВСТВИЕ: Более или менее нормальное.

ГОРОСКОП: Обычный вздор про путешествия, важные новости, деньги и все такое. Про романтику ни слова. А жаль.

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: Пока ни разу, но ждем-с.

Вот что я вам скажу: первый день учебного года всегда проходит хреново. Разумеется, это обобщение. Но обобщения чаще всего оказываются верными. Почему-то я надеюсь, что этот год станет исключением. Мне кажется, будет только справедливо, если хоть раз в жизни первый день нового учебного года станет соответствовать вашим дурацким мечтам. А? Хм, не знаю, к кому я обращаюсь с этим вопросом. К Господу, или к богам других религий, или к Норнам — древним богиням судьбы, или к самой Судьбе, а может, к звездам. Короче, к кому-то, кто меня слушает. Лишь бы этот «кто-то» был всемогущим. Сгодится любое божество. (NB: если они вообще существуют.)

Итак, сегодня у меня первый день последнего учебного года. Если только я не поступлю в колледж, но это вряд ли, так как мои оценки далеки от идеала. Даже в качестве факультатива я выбрала автомеханику, а не какой-нибудь курс, который пригодится и в колледже, например тригонометрию. Мой последний «первый день» должен быть просто идеальным, как в фильмах с Молли Рингуолд, снятых году этак в 1984-м. Мой папа коллекционирует видеокассеты. У нас дома их сотни. Сейчас мне больше всего нравятся картины восьмидесятых, где в главных ролях снимались тогдашние «королевы тинэйджеров». Только не спрашивайте, почему. Не хочу, чтобы вы считали меня идиоткой. Ну, вы поняли, о каких фильмах я говорю? Там все счастливы и красивы, и даже в роли гадкого утенка снимается кто-нибудь вроде Джулии Стайлз или Кэмерон Диаз в плохом парике. Ни у кого в этих фильмах не бывает дурного запаха изо рта, некрасивой одежды, неудачных дней, толстого живота или кривых зубов. Никто не страдает от приступов панического страха или головокружения. Никто не падает в голодный обморок в туалете, ударяясь головой о раковину, из-за того что не позавтракал. Ну, со мной такого тоже не происходило, но я просто говорю, что это возможно.

И никто не совершает глупых поступков.

Сейчас восемь утра. Ровно через четырнадцать минут мне нужно выходить.

Вот что случилось. Я собиралась встать пораньше (часиков в шесть), чтобы привести в порядок свои волосы. Вся эта погоня за красотой лишает положенных восьми часов сна, но я не слышала, как звенел будильник, так что на самом деле проспала восемь часов. Писать, если честно, времени нет, но нужно, а не то забуду. Очень важно задокументировать все события Самого Лучшего Года в Моей Жизни (сокращенно СЛГМЖ).

Вообще-то, мне незачем тебе что-то объяснять.

Потому что ты — это я. А я — это ты.

Ведь только я читаю этот свой дневник. Хотя, по правде, и я его не читаю. Может, потом, когда состарюсь и больше делать будет нечего, я этим как-нибудь займусь. Привет, будущая Я!

Итак, школа. Первый день. Последний класс. Я хочу, чтобы он прошел как по маслу. Но этого не будет. Господи, кого я пытаюсь обмануть?

Признаки того, что сегодняшний день будет ничуть не лучше, чем предыдущие:

1. Волосы — просто отстой, и их уже ничем не спасти. Они какие-то прилизанные и безжизненные (новый кондиционер не сотворил чуда, как обещали в рекламе). Короче, даже отдаленно я: а) не блондинка, б) не похожа на Кэмерон Диаз, даже в плохом парике. Хотя эта пакля сама по себе напоминает дешевый парик.

2. Прыщ размером с булыжник (ну ладно, не с булыжник, а с небольшую гальку) вскочил на подбородке. Я замазала его сверхстойким тональным кремом, но он стал казаться еще больше и страшнее. Как будто его покрывает какая-то необычная плесень. Но и тональный крем стереть нельзя, поскольку прыщ алеет на коже, словно сигнальный огонь. Возможно, никто присматриваться не будет. Если смотреть искоса и встать на расстоянии двух метров от зеркала, то прыщ выглядит как небольшая шишка, а не как гнойное воспаление.

3. На улице серость, сырость и туман (как назло, чтобы мои волосы выглядели еще хуже и всем бросилось в глаза, что мой нарядный прикид, заготовленный к первому дню в школе, слишком легок для такой погоды). Похоже, все-таки придется напялить эту омерзительную (но теплую) куртку.

4. Я проспала. И не успела вымыть еще раз голову, чтобы смыть отвратительный жирный налет, образовавшийся из-за этого гадкого нового кондиционера, которым я больше ни за какие коврижки пользоваться не буду.

5. Спускалась к завтраку, оступилась и свалилась на Кота, который все неправильно понял и в отместку цапнул меня. Теперь на руке кровоточащая рана, и не исключено, что у меня развивается так называемая болезнь кошачьих царапин. Рука опухла. Меня тошнит. Это не предвещает ничего хорошего. Зато приятная новость — Кот, кажется, цел.

На заметку: при первой же возможности ознакомиться в Интернете с симптомами болезни кошачьих царапин.

8:18

Я нервничаю. А когда я нервничаю, у меня кружится голова. Возможно, это симптом опухоли мозга или давление скачет. (На заметку: проверить потом в Интернете). Чтобы успокоиться, я так крепко сжала в ладони ключи, что мне стало больно. Теоретически это должно меня отвлечь.

Нет причин для беспокойства, сказала я себе. Все так же, как и раньше.

Та же школа.

Те же ученики.

Те же учителя.

Блин! Ума не приложу, чего ради я столько часов (ну ладно, минут) провела, приводя в порядок волосы и выбирая подходящий прикид, если в итоге он оказался никуда не годным. На мне джинсы, кроссовки «Скечерс», футболка с блестящей надписью «Послеобеденное наслаждение». И никакой куртки, хотя холод пробирает до костей.

Не понимаю, почему я так оделась.

Мне стоило бы надеть куртку.

Когда я примеряла эти тряпки дома, то казалось, что я специально одета небрежно и потому смотрюсь лучше, чем те, кто из кожи вон лезет, чтобы выглядеть сексуально. Но сейчас я чувствовала себя хиппи. Или персонажем комедии семидесятых. Или просто дурой.

NB: я много времени трачу на то, чтобы меня не принимали по ошибке за хиппи. Понимаете, я брею ноги, использую косметику. Но выйти на люди с надписью «Послеобеденное наслаждение» на пузе? О чем я только думала?!

Предполагалось, что это будет забавно.

Черт. Я опоздала.

8:25

Признаюсь, я вошла в Интернет через мобильный телефон и порылась на сайте, который у меня отмечен закладкой «доктор». Ничего не могу с собой поделать. Да, согласна, я — ипохондрик. Еще бы мне не знать! Папа мне об этом твердит без передыху. «Хэйли, — говорит он. — Я не понимаю, как у меня выросла дочь, которая постоянно прислушивается к себе в поисках симптомов всяких жутких заболеваний. Разве ты не знаешь, что ипохондрия — это болезнь. Если не веришь — проверь».

Мой папа все пытается перевести в шутку, но у него плохо получается.

С сайта Medline.

Болезнь кошачьих царапин — инфекционное заболевание, возникающее в результате царапины, укуса либо при попадании на открытую раневую поверхность кошачьей слюны. Возбудитель — мелкая палочка Бартонелла. Болезнь характеризуется увеличением лимфатических узлов, ближайших к месту внедрения инфекции. Предпосылка — длительный контакт с кошкой.

Симптомы:

• Первым признаком является появление на месте царапины или укуса кошки небольшой папулы или пузырька.

• Увеличение ближайших к месту заражения кожи (царапине, укусу и т. д.) лимфатических узлов (аденопатия).

• Примерно у трети пациентов наблюдается повышение температуры.

• Общее чувство усталости.

• Общее недомогание.

• Головные боли.

Осложнения:

• Параноидальный синдром.

• Энцефалопатия.

• Невроретинит.

• Остеомиелит. Ничего себе!

9:45

Слава богу, нам разрешают приносить ноутбуки в школу. Я должна немедленно собраться с мыслями, чтобы четко описать все события этого года, также известного как Самый Лучший Год в Моей Жизни, СЛГМЖ (мысленно я произношу это Эсэльгэмж, чтоб вы знали).

9:49

Что произошло к этому моменту:

Когда я добралась до школы (с опозданием), я уже буквально утонула в море собственных страхов. Возможно, я страдала от болезни кошачьих царапин, опухоли головного мозга и низкого артериального давления, да еще на ладони у меня отпечатался отвратительный алый след от ключей, из-за того что я пыталась обмануть головокружение. Я вошла через до боли знакомые двери в фойе, облицованное красной плиткой. В нос шибанула такая волна запахов, что я чуть не скопытилась.

Сразу же нахлынули воспоминания о тех ужасных вещах, которые происходили со мной в школе. Отличное начало для СЛГМЖ?

Ха!

Та же старая школа, те же стены, те же люди (пусть и одетые лучше, чем обычно, и в большинстве своем свежеподстриженные) и те же убийственные ароматы. Понятия не имею, какое средство используется для мытья полов, но его запах отличается от всех других химикатов, известных в мире. Наверное, эту отраву покупают оптом в Компании по производству самых дешевых чистящих средств на земле, причем в отделе Неудачных экспериментов. Скорее всего, эта штука медленно, но верно отравляет нас. Или, по крайней мере, активизирует маленькие раковые клеточки, которые дадут о себе знать позже, после того как мы окончим школу и обретем наконец свободу.

И тогда они убьют нас.

Я вовсе не параноик.

Ладно, я — параноик, но только слегка.

Думаю, это связано с тем, что я росла в доме, где все баловались травкой. NB: я не курю марихуану, я вообще не курю, если уж на то пошло. И я видела, что трава делает с людьми — они становятся идиотами. Идиотами, которые отказываются признать, что они идиоты, и искренне верят, что говорят и ведут себя, как нормальные люди, а не как идиоты. Они пытаются доказать на собственном примере, что можно всю жизнь забивать косяки и ничего страшного с тобой не случится. Но это просто смешно, ведь их дебильность бросается в глаза с первого взгляда. Мне плевать, что там говорят исследования про марихуану, на самом деле она убивает ваш мозг, клетку за клеткой. Пока в конце концов с годами ни одной не останется. Кратковременные потери памяти? Наркомания? Да ладно вам, любители марихуаны ни за что не назовут ее наркотиком.

Подумайте над моими словами.

10:41

Все утро (ну, не все, а часть) мне пришлось торчать на ужасном торжественном собрании «Снова в школу» (оно и сейчас идет) и рассматривать белесые волоски на шее у Джей Ти. Я чувствовала его запах. От него пахнет солнцем и песком, короче, летом. Знаю, звучит глупо, но это правда. Джей Ти пахнет так, словно он пришел в школу прямо с пляжа. Но если хорошенько подумать, то, скорее всего, так оно и есть. Джей Ти живет в одном из домов на берегу моря, где обитают в основном богатеи. Мне нравится этот район: домики с воротами, с длинными дорожками, каменными стенами, симпатичными кустиками и одинаковыми занавесочками на всех окнах. Машины одной марки. Цветы в единой цветовой гамме. Просто одно к одному.

Я бы не отказалась там поселиться.

Особенно мне хотелось бы жить в доме Джей Ти. У него дом в стиле хайтек — металл и стекло. Это место прямо источает запах больших денег. Я вовсе не думаю, что деньги — самая важная вещь на свете, но не отказалась бы их иметь. И Джей Ти мне нравится не из-за его денег. Я считаю, что деньги — штука неплохая, если говорить в общем, но совсем необязательно быть богатым, чтобы стать счастливым.

По крайней мере, Джей Ти мне нравится исключительно из-за внешности.

Ха, шучу!

Если серьезно, я думаю, что люблю его. Как распознать, что кого-то любишь?

Я вдохнула полной грудью его запах. И почувствовала себя легкомысленной, аж голова закружилась. Возможно, у меня приступ, нормализовать дыхание удалось, подышав в собственную сумку за неимением бумажного пакета. (На заметку: помыть сумку, внутри разлилось что-то вонючее.) Кроме ароматов песка и соли, от Джей Ти еще слегка пахло свежестью: мылом и гелем для волос. Сексуально. Очевидно, он только что подстригся (как и все остальные), потому что мне видна полоска белой, незагорелой кожи, тянущаяся вдоль линии роста волос. Раз в несколько минут он закидывал руку за голову и почесывался. Даже звук до меня доносился, и от этого слабели колени, по крайней мере, если бы я не сидела, то ноги точно подкосились бы.

Некоторые наблюдения за Джей Ти, сделанные во время невероятно длинного собрания.

1. У него не самые чистые ногти в мире, иными словами, они жутко грязные. А ведь под ногтями могут скапливаться самые вредные бактерии. Но его ногти почему-то не вызывают омерзения. Наверное, потому, что я от него без ума. Иначе это никак не объяснить, ведь у него просто отвратительные ногти.

2. У него крупные руки. Как сказала бы Кики: «Вы же знаете, что это значит». Уверена, уж Кики-то точно знает. Про Кики см. ниже.

3. Он так хорошо пахнет.

4. Он не может посидеть спокойно больше пяти минут и, кажется, не замечает, что бьет своими костлявыми локтями других по ногам. Ну, вообще-то, я не возражаю.

5. Он хорошо пахнет.

6. Он и представления не имеет о моем существовании.

7. Господи, кажется, я люблю его.

8. Он хорошо пахнет.

Про Кики.

Кики — моя лучшая подруга, вернее, одна из двух моих лучших подруг. Про Кики можно сказать, что она не робкого десятка. Даже наоборот. Какой антоним к слову «робкая»? Агрессивная? Общительная? Истеричная?

Но нет. Вы с первого же взгляда поймете, что Кики самая милая и добрая девушка в мире. Она настолько мила, что у вас закрадывается подозрение, что что-то тут нечисто.

Но я и сама не знаю, в чем загвоздка. Пока не знаю, ведь мы знакомы всего-навсего пять лет. Возможно, у Кики есть какой-то секрет. Может, внутри нее живет другое, злое «я», которое высвобождается по ночам. Хотя я так не думаю. Если бы это оказалось правдой, я бы удивилась до глубины души.

Сейчас у Кики нет парня, но, поверьте мне, это редкий случай. Она решила проучиться весь двенадцатый класс, будучи одинокой, независимой девушкой в свободном полете. Кики не хочется, чтобы воспоминания о последнем классе средней школы были связаны у нее с каким-то определенным парнем. Честно говоря, такие идеи могли бы родиться скорее в голове медленно сходящего с ума сифилитика или человека, отравившегося парами ртути, в результате чего тоже крыша едет. Но Кики не страдает ни тем, ни другим; кстати, оба эти недуга крайне редки. Неужели ей хочется, чтобы воспоминания о школе ассоциировались с одиночеством и отчаянием?

А все мои воспоминания уже связаны с Джей Ти.

Примеры воспоминаний, связанных с Джей Ти:

1. Девятый класс: день, когда я впервые его увидела. На нем была футболка для игры в регби с темно-синими и красными полосами. А во рту брэкет-система! И на нем она смотрелась не хуже, чем на Томе Крузе!

2. Десятый класс. Гимнастический зал. Конец ноября. Джей Ти был моим партнером на уроках танцев целых две недели. И ему пришлось как минимум четырнадцать раз говорить со мной. Ну ладно, ровно четырнадцать раз. Ладони у него совершенно не потели. А я наступала ему на ноги. Четырнадцать раз!

3. Одиннадцатый класс. Последний день учебного года. Джей Ти написал в моем альбоме «Было здорово узнать тебя поближе в этом году, ты — клевая девчёнка!» Да именно так он и написал, с ошибкой. Я! Клевая девчонка! Хоть он этого и не сказал вслух, но так ли это важно для общей картины? Я никому не позволила больше писать на той страничке.

11:17

Самое длинное собрание в истории человечества (СДСИЧ, произносится Эсдэсич) продолжается.

Кики рисует карикатуры на директора школы на обратной стороне расписания. А я пытаюсь печатать, опустив экран вниз, чтобы никто не мог подсмотреть, что я пишу. Хотя, вообще-то, всем плевать.

Я назвала свой ноутбук Джей Ти Джуниор, сокращенно просто Джуниор. Не хотелось бы, чтобы меня сочли психопаткой из-за того, что я назвала комп в честь парня, который, можно сказать, меня игнорирует вот уже три года. Мне было бы стыдно.

СДСИЧ продолжается так долго, что аккумулятор Джуниора вот-вот сдохнет. К тому же он жжет мне коленки. Корпус ноутбука очень сильно нагревается, если оставить его включенным надолго.

11:28

Аккумулятор Джуниора ум…

17:00

Первый учебный день позади!

Хорошо ли он прошел? Я бы так не сказала.

Плохо? Тоже нет.

Думаю, он прошел… нормально.

СДСИЧ продолжалось до полудня, когда нас наконец отпустили на обед. Если только под словом «отпустили» понимать «разрешили покинуть спортивный зал». Ведь за пределы школы во время обеденного перерыва нам выходить нельзя. Наша средняя школа «Пресвятое сердце» (также известная как ШПС, потому что здесь на нас все время Шикают, Поучают нас и Ставят на место) славится своими строгими порядками. Однако все эти правила не мешают нам сваливать с занятий всем вместе и не приходить обратно, хотя это уже другая история.

Но мне нужно еще кое-что добавить про собрание.

Вернемся к нашим баранам. Интересно, почему так говорят? Мистер Хрен (в смысле наш директор) все бубнил и бубнил. Кики рисовала. А я пыталась печатать, но тут Джуниор умер. У него действительно слабый аккумулятор. Мне стоит купить новый, если я где-нибудь раздобуду денег, хотя этого не произойдет. (На заметку: найти работу.)

Если вы до сих пор не заметили, я слегка завидую Кики. Во-первых, она красотка. Я еще не писала об этом? Потом, она высокая и худенькая, и у нее полно классных шмоток. У Кики хорошая осанка, как у спортсменки. Вдобавок ко всему этому она остроумна. И отлично рисует.

А я, напротив, убогая горбунья, готовая шлепнуться, только дунь. Одеваюсь в секонд-хэндах. Ростом не вышла, притом не худышка, и не всегда бываю милой. С рисованием я тоже не в ладах, проведу линию на листе бумаги, а потом застыну в нерешительности, и ничего не остается делать, как стереть ее.

Мы с Кики противоположности. Черное и белое. Инь и Ян.

Мне нравится смотреть, как она рисует. Это неплохое времяпрепровождение, к тому же больше на собрании делать было нечего, разве что рассматривать затылок Джей Ти и изучать его ногти, не завелись ли там паразиты.

Только когда Кики рисует, она растворяется в своем творчестве. Иными словами, перестает встряхивать копной волос и быть красивой. Хотя ее красота длится полный рабочий день, но она не «работает» красавицей, это ее сущность.

И меня это бесит.

Кики очень правдоподобно изобразила мистера Члена. Вообще-то, его настоящее имя Глен Борклад (я просто подбираю созвучные прозвища). Ума не приложу, как человека с таким дурацким именем назначили директором школы. Так и хочется как-нибудь переврать его имечко. Глен-Член-Тлен-Хрен-Плен.

— Ха-ха-ха! — заржала я. Во всю глотку. Кики нарисовала директора в виде гигантского члена. И очень-очень похоже.

Вообще-то, я не знаю, очень-очень похоже или нет. А вот Кики знает. Она достаточно взрослая для своих лет. В прошлом году она встречалась все время с одним и тем же парнем. Он был нас на год старше и учился в выпускном классе. Я не уверена на все сто, но догадываюсь, что они… Ладно, не будем вдаваться в подробности. Скажу только, что Кики знает, как выглядят фаллосы.

Мое лошадиное ржание привлекло всеобщее внимание, все разом повернулись и посмотрели на меня. И Джей Ти тоже. Из-за этого я залилась таким ярким румянцем, словно свет тысячи солнц коснулся моей кожи. Я вообще легко краснею. Этот ужасный румянец начинается откуда-то с грудной клетки и ползет наверх по шее и щекам, как волна. Я спрятала лицо и притворилась, что слушаю бредятину, которую нес мистер Хрен.

А он все говорил.

И говорил. И говорил…

В какой-то момент, как мне кажется, зазвучала воодушевляющая музыка. Но «воодушевляющая» — это громко сказано. Очень хотелось воткнуть себе что-нибудь острое в ухо или изобразить эпилептический припадок, только чтобы мне позволили выйти из зала. Да, в ЭТОМ фильме Молли Рингуолд сниматься не стала бы, это точно. Ни тебе странных шутников, ни симпатичных чудаков, ни Джадда Нельсона. Ненавижу казаться мелочной, но в нашей школе большинство учащихся обладают внешностью на троечку. Кстати, я и себя, безусловно, отношу к этой категории.

К половине двенадцатого у меня уже начались судороги. Между прочим, если сидеть без движения долгое время, можно заработать тромбы. А это очень опасно. Можно даже умереть. Такое постоянно случается с пассажирами самолетов, а ведь на самом деле нет разницы, где сидеть три часа: на зрительской трибуне или в мягком кресле самолета. Нет, отличия все же имеются: сиденья в самолете намного удобнее, да и полет оканчивается где-нибудь в интересном месте, а эти скамейки в спортзале — просто узкий твердый кусок дерева, и в конце собрания нас ждет всего лишь… обед. Я поерзала, пытаясь нормализовать кровообращение. Ну, слегка подрыгала ногами, и нечаянно попала Джей Ти по спине.

Ах.

— Что, черт побери, ты делаешь? — громко спросила меня Джул с противной улыбочкой. (Джул — моя вторая лучшая подруга. О ней см. ниже.)

— Ничего, — цыкнула я на нее. — Тише ты!

— Похоже на то, что ты практикуешься в йоге, — растягивая слова, сказала Джул. — Не сломай себе чего-нибудь.

Иногда мне кажется, что у нее не все в порядке с головой.

— Бу-бу-бу, — бубнил мистер Хрен. — Бу-бу-бу-бу-бу.

К счастью, в этот момент вырубился микрофон, и мы смогли, по крайней мере, отдохнуть от его монотонного, нудного выступления. Джей Ти опять начал почесываться. Я пишу об этом лишь потому, что он задел рукой Джуниора и сказал: «Ой, прости», — даже не повернув головы. И тут микрофон починили, и раздался такой треск, что мы все взвизгнули и заткнули уши. Итак, моя первая в этом году мимолетная романтическая встреча с Джей Ти испорчена.

Я уселась и стала про себя мечтать, как отомщу мистеру Боркладу, который, очевидно, вовсю старается, чтобы мои отношения с Джей Ти развалились, даже не начавшись.

— Простите, — весело прочирикал он. (Мистер Борклад во многих отношениях напоминает огромную коричневую птицу непонятно какой породы.) — Как я уже сказал, этот год станет лучшим годом в вашей жизни! Бу-бу-бу…

— Придурок, — буркнула Джул. — Да что он понимает в этом!

— Тихо! — прикрикнула я на нее по привычке.

— Этот год НЕ станет лучшим в МОЕЙ жизни, — рявкнула она с изрядной долей враждебности.

— В моей тоже, — согласилась я.

С одной стороны, мне не хотелось бы, чтобы все пошло наперекосяк. Но… я не знаю! СЛГМЖ! Может, мне стоит переименовать его в ПЧСЛГМЖ (пока что самый лучший год в моей жизни). Интересно, а у мистера Борклада выпускной класс был самым лучшим годом его жизни? Вероятно, тогда у него еще были волосы, и это достойная причина считать тот год лучшим. А все остальные он, похоже, провел, предаваясь воспоминаниям о чудесной школьной поре. Что еще может заставить человека стать директором школы?

— Тише! — сказала Кики, переворачивая листок бумаги и начиная новый рисунок.

Я застонала. Скажу честно, моя задница просто убивает меня. Все решат, что у меня достаточно полная попа, чтобы от сидения на твердой лавке на ней не оставалось синяков, но это не так. Я устроилась поудобнее и чуть было не уронила Джуниора между скамеек, но вовремя поймала его.

— Да тихо ты! — зашипела Джул.

— А я ничего и не говорила, — оправдывалась я, глядя на нее. Джул смотрела прямо перед собой. Ее великолепные прямые белокурые волосы образовывали занавес между нами. Я еле-еле переборола соблазн разлохматить ее аккуратную прическу.

Да уж, быть слишком совершенной — плохо, особенно если речь идет о Джул.

Не прошло и полгода, и наконец мистер Бор-клад поднял руку, словно салютуя в честь победы. Казалось, это конец. Все прыщавые слушатели издали дружный вздох облегчения и, начали хлопать (они-то, глупенькие, думали, что собрание закончилось). Реакция была явно одобрительной, хотя я уверена, что никто из них не слышал ни слова из директорской речи, все смотрели в никуда и фантазировали, насколько лучше была бы жизнь, если бы: а) они были стройнее, б) у них были волосы получше или в) кожа почище. Все вертится вокруг внешности. Давайте посмотрим правде в лицо. Может, когда-нибудь мы и начнем задумываться о собственных мозгах. Но не в школе же!

Такие вещи надо понимать.

А сама я размышляла, сколько девчонок втрескались в Джей Ти. Уверена, все до одной. И, по крайней мере, пара пацанов.

Ненавижу слово «втрескались». Когда я его произношу, то в моем воображении возникает картина: я — толстая, потная, красномордая великанша — с треском наступаю на мелкого, как муравьишка, Джей Ти своими огромными, отекшими ногами.

Еще ряд наблюдений над Джей Ти, сделанных во время невероятно длинного собрания.

1. У него следы от чернил на пальцах. Что это он писал?

2. Он очень часто чешет голову. Надеюсь, это не признак того, что он подцепил вшей. Или чесотку.

3. На левой руке у него пять родинок, если соединить их между собой, то получится… Бублик? Пончик? Короче, что-то круглое. (Необходимо регулярно проверять родинки: не переродились ли они под воздействием солнечного излучения, ведь это грозит раком кожи.)

4. У него на спине татушка, которая выглядывает из-под воротника рубашки. Черного цвета. Интересно, это больно? У меня самой татуировок нет, потому что я где-то прочла, что чернила, которые используют при нанесении татуировок, могут спровоцировать появление меланомы, а это, как вы наверняка знаете, в некоторых случаях приводит к летальному исходу.

Я сосредоточилась на Джей Ти и постаралась не слушать, когда микрофон из рук мистера Хрена взял президент школьного совета Брюс Бартелсон. Очевидно, СДСИЧ еще не закончилось, а лишь вступило в новую захватывающую фазу — нас ждали речи членов школьного совета! Даже в лучшие времена Брюса нелегко игнорировать, а уж когда он взял в руки микрофон, забыть о его присутствии просто невозможно. Он кричал, приплясывал, а при исполнении речитативом школьного гимна перешел на истерический визг. (Возможно, он под кайфом. Подробнее об этом см. ниже.)

Как жаль, что я не втрескалась в кого-то более Доступного или, по крайней мере, не такого популярного. Например, в Дилана. Это заика в очках, который сидит рядом со мной. От него пахнет свиными сардельками.

Но и он, скорее всего, тоже не ответил бы мне взаимностью.

Господи, ну почему я такая мымра!

Хотелось бы иметь волосы получше, фигуру покрасивее (или хотя бы сбросить несколько кило с того, что есть) и зубы побелее.

Как жаль, что я не такая красотка, как Кики и Джул. Почему они со мной дружат? У меня есть на этот счет собственная теория: они тусуются с такой уродкой, как я, потому что на моем фоне кажутся еще более хорошенькими. (Подробнее об этой теории см. ниже.)

А еще я смеюсь над их шутками.

Скажу вам по секрету, я думаю, что вообще не нравлюсь им. Но, возможно, это очередное проявление моей паранойи.

— СДСИЧ никогда не кончится, — прошептала я Джул, тяжело вздохнула и положила голову ей на плечо.

— Отвали, — прошипела подружка. Вот вам еще одно доказательство, что она меня ненавидит.

И в этот момент Джей Ти и два его друга встали со своих мест. (Джей Ти и Брюс Бартелсон недолюбливают друг друга с тех пор, как во втором классе средней школы Джей Ти нечаянно столкнул Брюса со шведской стенки, и тот сломал себе руку в трех местах. Джей Ти тогда пришлось разносить газеты, чтобы оплачивать счета за лечение Брюса.) Троица с шумом пробралась к краю трибуны и исчезла. Я прождала минут пять (или секунд тридцать) и выскочила из зала, якобы в туалет. Знаю, я выгляжу как маньячка, которая охотится за Джей Ти, но это не так. Правда. Мои действия привлекли внимание, поскольку я уронила: а) сумку, б) кипу расписаний и всяких других бумажек и в) Джуниора. И мне пришлось остановиться и все это подбирать.

Брюс даже заткнулся, хотя я ума не приложу, как ему удалось расслышать шум сквозь собственные визги. И ребята отложили свои дела (хотя дело у всех было общее — не слушать) и давай пялиться на меня. Серьезно. На меня просто ступор нашел. И предательский румянец оказался тут как тут.

Наконец мне удалось сгрести все свое добро, я пробормотала «простите», и все начали болтать и смеяться. Когда за мной захлопнулась дверь, было слышно, как вопит мистер Хрен. Наверное, мое лицо цветом напоминало гранат. Это не очень-то красиво, можете себе представить.

После этого я из чувства вины сходила-таки в туалет, хотя мне было и ненужно. Никаких следов Джей Ти и его приятелей. Незачем делать из его исчезновения трагедию. Но ведь девочки без этого не могут, верно? Я знала, что мне следует вернуться на собрание, но решила сначала извлечь пользу из этого перерыва и быстренько сгонять в библиотеку, где можно получить доступ ко всем медицинским сайтам мира, а не только к одному, отмеченному закладкой в моем мобильнике.

Кики и Джул говорят, что я не могу подцепить себе парня из-за навязчивых мыслей о собственном здоровье. Да что они знают? Мне просто нравится держать руку на пульсе. Понимаете, вы же никогда не заметите, что что-то не так, если не будете иметь представления о том, чего следует опасаться. Человеческое тело — это хрупкий сосуд. Честно говоря, отбросить коньки можно, просто гуляя по улицам. Крохотный пузырек в мозгу лопнет (аневризма!), и вам крышка. Игра окончена.

И никаких предупреждений.

Просто я хочу знать, чего ожидать. И любой нормальный парень понял бы меня.

Я — девушка, у которой никогда не было парня. Не могу сказать точно, почему так. Я уродливая? Не совсем. Жирная? Нет, не очень. Скучная? Нет. Ну, может быть, чуток. Честно сказать, представления не имею. Но я не думаю, что у меня отталкивающая внешность. Просто никак не складывается. И объяснения этому нет.

А вдруг у меня все же отталкивающая внешность?

Интересно, люди с отталкивающей внешностью знают о том, что они такие?

Или, возможно, как постоянно напоминают мне Кики и Джул, я ни с кем не познакомлюсь, пока не перестану сохнуть по Джей Ти. Но что они понимают? Господи, да Джей Ти для меня — просто хобби.

Проскользнуть в библиотеку незамеченной оказалось сложновато. Пришлось снять туфли, потому что пол выложен крупной гладкой плиткой, и каждый шаг эхом отдается во всех углах. Библиотекарша, мисс Дорчестер, читала книгу (счастливица, ей не нужно идти на СДСИЧ), и чтобы прошмыгнуть мимо нее в уголок, где стояли компьютеры, мне пришлось согнуться в три погибели и положиться на бесшумность своих носков.

К счастью, с ее места компьютеры не видны.

Информация с сайта Web MD

Болезнь кошачьих царапин (кошачья лихорадка)

Источник: Медицинский словарь Миллера-Кина, 2000

Доброкачественный подострый регионарный лимфаденит, возникающий в результате кошачьего укуса или царапины, а также при повреждении кожи о поверхность, зараженную инфицированным животным.

В качестве этиологического фактора, как предполагается, выступают микроорганизмы, близкие к риккетсиям и хламидиям. Хотя традиционно заболевание считается небактериальным по своему происхождению, но есть признаки, что возбудителем являются грамотрицательные бактерии, которые можно выявить путем окрашивания серебром. Инфицированные кошки остаются здоровыми и выступают, скорее всего, лишь как разносчики заболевания, перенося бактерию-возбудитель на когтях и в ротовой полости.

В половине случаев через несколько дней после контакта с кошкой на месте ранки возникает незаживающая язвочка, у больного могут также наблюдаться повышение температуры и другие симптомы. Отмечается регионарный лимфаденит, то есть увеличение лимфатического узла, ближайшего к месту поражения.

При легком течении болезни симптомы вскоре исчезают и никаких последствий не наблюдается. Иногда течение болезни бывает более острым, и требуется операция на лимфатическом узле с целью вскрытия нагноения. Изредка осложнением данного заболевания могут быть менингоэнцефалит или другие поражения нервной системы. В большинстве случаев заболевание легко излечивается и проходит примерно за две недели. В редких случаях болезнь может продолжаться до двух лет.

Никаких специальных медикаментов для лечения болезни кошачьих царапин не существует, хотя некоторые антибиотики ускоряют излечение.

Главным образом, лечение заключается в том, чтобы обеспечить больному состояние покоя, насколько это возможно. Болезнь можно предотвратить, если избегать кошачьих укусов и царапин, а если контакт подобного рода уже имел место, следует тщательно промыть рану и дезинфицировать ее.

«Избегать кошачьих царапин»!

Какой отличный совет.

Увы, он получен слишком поздно. Интересно, у меня уже увеличились лимфатические узлы? А где они вообще находятся? На месте царапины определенно появилась незаживающая рана.

Два года — вот максимальный срок для болезни кошачьих царапин. Я, разумеется, попаду в разряд «редких случаев». У меня точно будет эта болезнь.

Чертов Кот! Вот уж, воистину, разносчик инфекции!

Заодно я проверила свой почтовый ящик. Пусто.

Пребывание в библиотеке не было таким захватывающим, как я надеялась, и у меня появилась сумасшедшая идея: а что если Джей Ти вернулся на собрание? Уж лучше я буду жадно рассматривать его затылок, чем с заледеневшими ногами (эти плитки ужасно холодные) продолжу прятаться в библиотеке. Тогда-то я и усвоила одну важную вещь, которой хочу поделиться с тобой, Будущая Я (сокращенно БЯ):

В следующий раз, когда ты свалишь с собрания, чтобы узнать получше о симптомах болезни кошачьих царапин, не останавливайся на обратном пути у автомата с низкокалорийной колой. И вообще — лучше не возвращаться, только в случае крайней необходимости, хотя я не могу придумать ни одного.

Я вернулась как раз в тот момент, когда все встали, чтобы уходить. Естественно, я попыталась пробраться на свое место, чтобы а) найти Кики и Джул и б) посмотреть на Джей Ти еще несколько минут (или секунд).

И тут ситуация вышла из-под контроля. Во-первых, тяжело карабкаться вверх по трибунам, когда все остальные идут вниз, особенно если у тебя в руках полно всякой всячины. И когда я пыталась добраться до своего места, то случайно (читай «очень даже специально») упала на (привалилась к) Джей Ти. Это был хороший план. Но кое-что я все-таки упустила из виду и споткнулась, как пьяница, который только что в туалете вылакал литр джина. В результате я уронила свою низкокалорийную колу. Никто бы и не заметил, но она разлилась.

Даже, скорее, взорвалась. Кто знал, что такое бывает? Как следствие мои джинсы сверху донизу, а также волосы и одежда тех, кто находился поблизости, в том числе и Джул, оказались забрызганы колой.

Джул рявкнула: «Какого черта?» — а потом заржала во все горло, так что вокруг начали толпиться люди (например, Джей Ти).

А Джул все смеялась.

«Ну и ну, я — посмешище. Смейтесь надо мной!»

Я тоже смеялась. Типа того. Лишь бы только не заплакать.

— Вот раззява, — раздраженно сказала Джул, растопыренными пальцами расчесывая свои прекрасные белокурые волосы до пояса, которые, даже политые колой, выглядели великолепно.

Про Джул:

Джул меня просто бесит. Я ее люблю, но при этом ненавижу всем сердцем. Такие отношения — «от любви до ненависти один шаг» — у меня со многими. Но сейчас я скорее склонна ненавидеть, чем любить. Должно быть, это временное явление. Как говорит мой папа: «У всех бывают взлеты и падения!» Это значит, что мы цапаемся, как кошка с собакой, а потом миримся, потому что не видим причин расходиться. Мы дружим практически с рождения. Ну, не с самого рождения, а с тех пор, как папа отвел меня в танцевальный кружок для самых маленьких, когда мне было четыре годика. Позже я узнала, что он расплатился с учительницей танцев марихуаной. (Подробнее см. ниже. Сейчас я не могу об этом говорить.) Ох, а мне ведь так нравилась та учительница, я считала ее просто совершенством и мечтала, что она влюбится в моего отца, они поженятся, и он станет… нормальным. Ха. Этого не произошло. Как только эта учительница уехала из нашего города, я бросила балет. Тем более что у меня плохо получалось. Хотя я обожала пуанты, эти розовые балетные тапочки с ленточками. Они были великолепны.

Короче, хочешь не хочешь, а приходится дружить с Джул, что бы там ни было. Не знаю, почему она выбрала себе в подруги меня, неповоротливую и грузную, с волосами мышиного цвета. Знаете, говорят, что родственников, в отличие от друзей, не выбирают? Она, скорее, мне родственница — сестра, которой у меня никогда не было: само совершенство, хорошенькая сестренка-балеринка, у которой симпатичный парень и красивая жизнь. Не думайте, что я завидую.

Ладно, я завидую. Очень.

Наверное, это плохо, что я всей душой завидую своим подругам и делаю это постоянно. Но такая уж я есть.

Про меня:

Меня зовут Хэйли, хотя ты (Будущая Я), очевидно, уже знаешь это. Однако мне кажется, я все-таки должна рассказать о себе. Вдруг со мной что-то случится, например, во время игры в гольф мяч попадет мне прямо в висок и я умру. Или вдруг я провалюсь под лед, а потом несколько лет проваляюсь в коме, тогда единственный ключ к разгадке, кто же я такая, будет находиться внутри этого ноутбука.

Никогда не знаешь, что тебя ждет.

Итак, зовут меня Хэйли Андромеда Хармони. Дав мне имя Хэйли, папа, очевидно, пошел на компромисс, поскольку хотел назвать меня просто Андромедой. Он — хиппи, поэтому выбор имени не должен вас сильно шокировать. Да, он «выбрал» фамилию «Хармони», созвучную со словом «гармония», поскольку она лучше соответствовала его внутреннему миру. На самом деле он Шварц. (О нем см. ниже.)

А это (та-та-та-та, барабанная дробь) мой дневник, полагаю, или история СЛГМЖ. Мне, в принципе, хотелось бы, чтобы этот дневник был написан от руки, а не напечатан на Джуниоре. В этих блокнотиках, в которых можно писать, есть что-то особенное, но, увы, я не могу писать так же быстро, как печатаю. А печатаю я и впрямь быстро. Я даже горжусь этим, потому что хорошо умею делать всего три вещи, и «слепая печать» — одна из них. Кстати, идею я позаимствовала из фильма «Дневник Бриджит Джонс».

Но я — не Бриджит Джонс, даже не надейтесь. Ведь у нее в конце все получилось с Колином Фертом, да? А у меня ни с кем ничего не получится. По крайней мере, я в этом сомневаюсь. Я постоянно нахожусь в Зоне Отсутствия Парней. Предупреждаю вас заранее, чтобы не надеялись ни на что интересное. Кроме того, она — англичанка (это я опять о Бриджит Джонс). А англичане по природе своей более забавные и очаровательные, чем все остальные.

Как бы то ни было, мне нравится все английское, под этим следует понимать: я люблю принца Уильяма, Эвана Макгрегора, «Битлз» и старые записи «Дюран Дюран». А еще английские ругательства, к примеру «отвали» и «черт меня побери!».

Даже если бы мы захотели, то не смогли бы оказаться еще дальше от Англии. Уверена, если вы возьмете глобус и измерите расстояние, то наш канадский город окажется самым удаленным от Англии местом в мире. А моя жизнь максимально отличается от жизни Бриджит. Давайте объясню.

Хм, не уверена, что смогу, но попробую.

Начнем с папы.

Про папу:

Мой отец — хиппи. Мне так хотелось бы, чтобы папа был как все, но увы. Я ничего не могу поделать. Он слишком старый, чтобы вообще быть чьим бы то ни было отцом. Я имею в виду, что двадцать лет ему исполнилось еще в 1960-е. То есть сейчас папе шестьдесят с хвостиком. Он художник, но за всю жизнь ничего не нарисовал. А может, он просто очень давно не брал в руки кисть. Хотелось бы, чтобы отец снова вернулся к рисованию, но заставить его я не могу. Я вообще не могу им управлять.

Ведь он же мой отец, правильно?

А я всего лишь его дочка.

Но слово «хиппи» очень мало говорит о папе. Не знаю, с чего и начать. Короче, он самый умный из всех моих знакомых, но при этом жуткий дебил, если вы меня понимаете. Приведу пример. Папа все утро может сидеть в саду и читать книгу Стивена Хокинга о загадках вселенной, а после обеда заляжет на диван и будет зырить мультики или тупое шоу «Судья Джуди». Готова поспорить, если бы папа прошел тест на коэффициент интеллекта, то побил бы все рекорды, но при этом он величайший тупица в мире. И самый плохой в мире отец. Но я люблю его. Правда.

Ладно, нужно рассказать о самом главном. Мой отец не работает и при этом не получает от правительства ни копейки пособия по безработице. Зато в нашем подвале просто заросли зеленых кустиков с такими характерными листочками. Врубились? Думаю, он продает марихуану, то есть я знаю, что он ее продает, но стараюсь не знать. Я не спускаюсь в подвал, а сам отец об этом и не заикается, так что я делаю вид, что травки вовсе не существует.

Я понимаю, это только все усложняет, но так уж повелось.

Кики и Джул — единственные, кому я рассказала об этом. Они считают, что мне стоит приторговывать травкой в школе, это сделало бы меня популярной. А я? Я не хочу стать барыгой. Господи, это слово сейчас используется в каком-нибудь Другом значении? А если серьезно? Как сказать? Наркодилер.

Я — наркодилер?

Не могу себе такого представить.

Знаете, это звучит даже ужаснее, чем на самом деле. Мой отец не крадется по аэропорту и не подкидывает свертки в багаж ничего не подозревающих пассажиров. Полагаю, он продает травку только своим друзьям, а может, они ему вовсе и не друзья, а просто люди, которые приходят за товаром. На самом деле папа вообще практически не выходит из дому. Хотя слово «дом» тут не слишком подходит. Это скорее двухэтажная лачуга. Папа постоянно торчит дома, каждый божий день, и, безусловно, мог бы сделать то, что обычно делают другие отцы: обшить нашу хибару чем-нибудь снаружи или покрасить лестницу у входа. Мы, вообще-то, здесь живем, но, похоже, ему это по фигу. В округе тусуется слишком много хиппи. Вы просто не поверили бы своим глазам. Такое впечатление, что попадаешь в район Хайт-Эшбери времен 1970-х (как он показан в фильме «Волосы»). Об этом местечке знают только дети хиппи и киноманы, уж мне-то вы можете верить.

Итак, марихуана. Ничего ужасного, не пугайтесь. Ни тебе пистолетов, ни насилия, ни стремительных полицейских облав. Такого нет. Здесь все спокойно относятся к травке, даже полиция. Это всего лишь растение.

Правильно?

Я должна заставить папу прекратить торговать наркотой. Клянусь, я смогла бы сделать это, если бы захотела. Если бы я постоянно молила и уговаривала его, билась в истерике. Но чем еще он бы стал заниматься? Нам ведь надо платить за жилье. Да и модные наряды не слетают с вешалок и не прилетают к вам сами по себе. А еще еда. Ладно, кое-что мы выращиваем на заднем дворе, но не слишком много. Недостаточно, чтобы прожить, питаясь только этим. И еще нужно покупать папе стейки, без которых он жить не может. Я знаю, о чем вы подумали. Что это за Хиппи, если он ест стейки? Хороший вопрос. Я-то сама вегетарианка.

В этом году я собираюсь устроиться на работу.

Да-да.

На заметку: напечатать резюме и найти работу. Но что я укажу в этом резюме? Нельзя же написать, что я никогда ничего не делала.

Я задумываюсь о том, чтобы попытаться сэкономить денег на обучение в колледже. Ха. Как будто я настолько хороша/умна/достойна, чтобы туда поступить. Я даже не знаю, что стала бы изучать. Английский? Что делают потом выпускники факультетов английского? Может, мне стоит пойти на океанологию. Или изучать астрономию. Мне нравятся звезды. Я узнаю большинство созвездий. Вчера ночью из своего окна я видела Большую Медведицу и Кассиопею. А еще я знаю, где находятся созвездия Весов и Близнецов. Я родилась под знаком Близнецов.

Наверное, лучше стать адвокатом. Когда-нибудь моему незадачливому папаше наверняка понадобится адвокат. Или, возможно, я стану колом. Хотя я не понимаю, как можно становиться копом. У них такая отвратительная форма.

Ой, я же про своего папу рассказывала. Кажется, одна из главных жизненных целей моего отца — легализация марихуаны. Если бы он поменьше забивал косяки, то, наверное, дело бы сдвинулось с мертвой точки. Вместо этого он только языком трепет, но на митинги не ходит, потому что пень. Единственное, на что он действительно тратит много усилий, — это производство травы в нашем подвале. Трава выглядит впечатляюще и почти красиво. Папа использует метод гидропоники, то есть выращивает растения в питательных растворах, потому они растут сильные, зеленые и сочные. Электричество мы получаем от солнечных батарей и ветряных установок на заднем дворе, который больше напоминает поле, заросшее сорняками. Мы не слишком часто наводим там порядок. А я пытаюсь вырастить на этом поле овощи. (Вы знаете, какие овощи покупаете в магазинах? Не знаете, так я вам скажу — в них вся таблица Менделеева.) Счастье еще, что «они» (важные, злые чиновники) не видят, на что мы расходуем электроэнергию. Иногда, мы даже продаем ее обратно электрокомпании, которая нас обслуживает. Неплохо, правда?

Но, честно сказать, иногда я просыпаюсь в холодном поту и размышляю, что произойдет, если/когда папу (или нас) поймают. Если/когда полиция внезапно озаботится проблемой распространения марихуаны и обратит внимание на подобные «зеленые насаждения» в домах. И папу заберут в участок. Думаю, меня отдадут на воспитание в чужую семью. Так случилось, что я очень рано пошла в школу (потому что я гений, как говорит папа, или, может, была гением в пять лет, но не спешите восторгаться, я всего лишь хорошо справляюсь с тестами на коэффициент интеллекта, и все). Короче, мне еще только шестнадцать. И на чужом хлебе придется сидеть, пока не стукнет восемнадцать, скорее всего. А что потом? Меня выкинут на улицу? А может, государство будет содержать меня, пока я не закончу двенадцатый класс, а потом колледж.

Колледж — вот ответ на все вопросы. Это мой шанс убраться отсюда, мой билет в нормальную, сытую жизнь, полную нормальных проблем, нормальных страхов и огромных стеклянных домов, как у Джей Ти, или загородных домиков, как у Кики. Путь к чему-то, отличному от моей сегодняшней жизни.

Знаете, иногда я устаю быть взрослой.

Я предпочла бы не думать об этом. Лучше подумала бы о чем-то еще. Например, о волосах, которые уже закрывают мне плечи, они прямые, как палки, и какого-то невыразительного тусклого цвета. Мне прямые волосы нравятся. Около часа приходится работать с утюгом для волос, чтобы они стали гладкими, как я хочу, но это того стоит.

Или о зубах. Благодаря усилиям доктора X. и доктора Y. они достаточно ровные. Доктор X. и доктор Y. — два врача-ортодонта, которые постоянно соревновались, кто лучше исправит мой прикус. И наконец, когда я относила скобы уже почти год, доктор X. сняла их, пока доктор Y. был в Лас-Вегасе. А тот, между прочим, хотел оставить их у меня во рту еще на два года. Тогда я была в восторге от взаимоотношений доктора X. и доктора Y. Они сражались так за каждого пациента? А может, у них был роман? И эти драчки стоило отнести к разряду «милые бранятся, только тешатся»? Мне до сих пор безумно интересно. Конец истории таков: мои зубы опять чуть-чуть искривились, выровнять их снова без помощи этих безумных докторов у меня не получится, потому я решила хорошенько отбелить их, чтобы никто не заметил их кривизны.

В общем, у меня нормальная жизнь. Знаю, когда послушаешь меня, так не кажется, но я вполне счастлива.

И я была бы совсем счастлива, если бы заполучила Джей Ти.

Джей Ти Купер. Даже имя у него клевое. Кого еще зовут Джей Ти? Если бы меня называли по первым буквам имени (Хэйли Андромеда), то я была бы ХА. Нет необходимости говорить, что в скором времени такого не произойдет.

Если честно, я все время думаю о Джей Ти, где-то на уровне подсознания. Это как свитер, засунутый в самую глубину шкафа, если представить, что мое сознание — это шкаф, а Джей Ти — свитер. С девятого класса он втиснулся в мои мысли. И где найти время, чтобы думать о чем-то еще, когда твоя голова полна мыслями о Джей Ти, технологиях выпрямления волос и способов отбеливания зубов.

Не знаю, стоит ли говорить это, но меня преследуют навязчивые идеи. Наверное, это просто возраст такой. Может быть, я вырасту, и это пройдет.

А может, и нет.

 

Среда, 4 сентября

02:17

Не могу уснуть.

03:15

Все еще не спится. Заряжаю аккумулятор Джуниора.

Мой гороскоп на завтра гласит: «Следите за падающими предметами». И это называется гороскоп? И что, позвольте спросить, на меня может упасть? Пианино?

04:02

Поспала чуток. Мне приснилась лягушка размером с «фольксваген», которая свалилась мне на башку и раздавила меня насмерть. Завтра буду ужасно выглядеть.

6:37

Блиииииииин!

9:52

Опоздала в школу, но, к счастью, встретила Кики и Джул, которые курили на парковке. Они тоже опоздали.

— Привет, — сказала Джул и со всей дури стукнула меня по руке. С любовью (я думаю).

— Сигаретку? — спросила Кики, протягивая мне пачку.

— Нет, — ответила я. — Я не курю. Ты слышала, что большинство людей умирает от…

— Да отстань ты, — отрезала Кики. — Сама скорее откинешь копыта из-за рака кожи. У тебя такой миленький, шелушащийся носик…

Она была права. Нос у меня облезал. Но это не по моей вине. Ну ладно, это целиком и полностью моя вина. Но, кроме того, виноват и Джей Ти, который летом устроился на работу, что подразумевало безвылазное торчание на пляже. В итоге мне тоже пришлось проводить там много времени. А так как я светлокожая (если под словом «светлокожая» подразумевать «смертельно-бледная»), естественно, я пару раз сгорела на солнце в июле-августе. Со мной была Кики, но она, разумеется, не пострадала, поскольку ей повезло унаследовать цвет кожи своего отца. Ее папа афроамериканец. Если бы у меня отец был чернокожим, то, уверена, я от него прекрасную кожу не унаследовала бы. Я из числа тех, кто берет от родителей все самое худшее.

Я почесала нос.

— Не чешись, — посоветовала Джул сквозь завесу сигаретного дыма. — А то выглядишь, словно у тебя проказа или что-то в этом роде.

— Приятно слышать! Спасибочки! — ответила я.

— Тебе действительно нужно выбросить из головы этого Джей Ти, — заметила Кики. — Особенно если это плохо влияет на твой… хм… нос.

— У меня никаких чувств к Джей Ти, — высокомерно парировала я.

Прозвенел звонок, подавая сигнал, что первый урок мы уже прогуляли. Я слегка дернулась по направлению к школе. Какой у нас второй урок, я вспомнить не могла. Это было чем-то похоже на сон, когда знаешь, что тебе куда-то нужно, но не помнишь, куда именно, и нигде не записано. Кроме того, я и так наполовину спала.

Джул и Кики разразились истеричным смехом, прижимаясь друг к дружке. Это было уж слишком.

— Никаких чувств к Джей Ти! — выдохнула Джул, когда ей удалось взять себя в руки.

— Это действительно забавно, — вторила ей Кики, вытирая глаза.

— Мне пора, — прорычала я и решительным шагом пошла к школе, где меня тут же подхватил поток учащихся. Очень сложно вырваться из общего строя, когда не знаешь, куда идти. Поскольку я действительно представления не имела, какой сейчас урок, то просто позволила занести себя в класс. Очень вероятно, что я должна быть вовсе не здесь, но над этим я лучше подумаю позже. В классе обнаружилась масса знакомых лиц (слава богу, Джей Ти не было), и я решила, что вполне могу остаться. Я нашла парту сзади и стала смотреть в окно, размышляя, как продвигается СЛГМЖ.

И тут на меня снизошло откровение.

Я провожу слишком много времени, думая о Джей Ти.

— Хммм, — сказала я вслух.

Из-за этого учитель прекратил свой рассказ и спросил:

— Мисс?

— Хармони.

— Это ваше имя? — переспросил учитель.

— Да. То есть фамилия. Меня зовут Хэйли. Хэйли Хармони.

— Ох, — вырвалось у учителя. Казалось, он сбит с толку. Мне его даже немного жалко стало. Очевидно, он новенький, и, судя по виду, не намного старше, чем мы.

— Ничего страшного, — сказала я.

— Ох. — Учитель еще больше разволновался. Наконец он вернулся к тому, о чем рассказывал, что-то там про Древнюю Грецию. Я уверена, что у меня в расписании нет занятий по истории, так что на самом деле мне нужно сваливать отсюда, но было лень. В классе так спокойно, а у меня от недосыпа слегка кружилась голова. И я снова задумалась о Джей Ти.

Летом я некоторое время (читай: целых два месяца) протусовалась на пляже, где загорала (хотя я рьяная противница солнечных ванн из-за риска заболеть раком кожи, постареть раньше времени и прочих ужасов, связанных с вредным воздействием солнечного излучения). Я ходила туда лишь для того, чтобы посмотреть на Джей Ти за работой (ради этого и умереть не жалко).

В этом году у Джей Ти была самая классная работа за последние годы. Он устроился мальчиком на побегушках на местную радиостанцию. Так что он целыми днями сновал по пляжу и раздавал билеты в кино, газировку, всякие сувенирчики с радиостанции, билеты на концерты и диски. Чаще всего роскошным девицам в бикини. Неудивительно. Большинство из них потом ходили на свиданья с ним. Я видела их в джипе Джей Ти в центре города. Городок у нас маленький, все постоянно на виду друг у друга. Даже следить не надо.

А я-то следила. Ну, не все время, но иногда.

Понимаете, мне хотелось знать, что он делает. И с кем. Думаю, я мазохистка.

Я даже бикини надевала, хотя этого делать не стоило. Во-первых, у меня обгорел живот, и я неделю плохо себя чувствовала из-за солнечного удара. Кроме того, на пляже мне приходилось все время лежать без движения, поскольку я чувствую себя не лучшим образом, когда на мне почти нет одежды. Меня сковывает страх, что я не умею двигаться, как следует, и мне начинает казаться, что на меня все пялятся. Хотя, скорее всего, так и есть.

Я осмотрелась. Все что-то записывали. «Эти, — подумала я с неприязнью, — собираются в колледж».

— Не одолжишь мне листок бумаги? — спросила я у парня, сидевшего сзади. Я с трудом вспомнила его по прошлому году.

— Угу, — ответил он и вырвал страничку из своего блокнота.

Я порылась в сумке, достала ручку и начала составлять список.

Чего нужно добиться в двенадцатом классе:

1. Бойфренда — завести;

2. Зубы — сделать белее;

3. Волосы — лучше;

4. Бедра — стройнее;

5. Настроение — оптимистичнее;

6. Здоровье — больше заниматься спортом, прекратить лазать по сайтам Web MD, «Медлайн», «Доктор Куп», «Ум и здоровье» и пр.

7. Грудь — увеличить? Станет грудь больше от занятий спортом? Выяснить;

8. Школа — лучше учиться, поступить в колледж, закончить его;

9. Работа — найти такую, которая не подразумевает рейдов полиции, мешочков с сушеной травой и старых хиппи, жрущих мороженое прямо из ведерка.

Тут я задумалась. К счастью, зазвонил звонок, мне удалось добраться до своего шкафчика и вытащить расписание. Я только что провела свое учебное время на чьем-то чужом уроке.

— Отлично, — сказала я, ни к кому не обращаясь.

Некоторые наблюдения, сделанные во время обеденного перерыва, когда я изобразила на лице крайнюю занятость, а сама размышляла, где Джул и Кики и почему они меня не подождали:

1. Шкафчик Джей Ти в трех метрах от моего. Я буду видеть мистера Купера каждый день. Да уж, надо приобрести себе шмотки покрасивее.

2. Джул и Кики почему-то злятся на меня. Выяснить, почему.

3. Одного часа сна недостаточно.

4. Джуниор — мой лучший друг, так же как у некоторых людей самые лучшие друзья — их собаки. Тот факт, что мой лучший друг — компьютер, а мои настоящие, живые подруги даже не стали искать меня в обеденный перерыв во второй день учебы, — очень тревожный сигнал.

5. Джей Ти слегка кивнул мне, когда я проорала ему: «Привет, Джей Ти!» — громче, чем хотела. Значит, он, по крайней мере, знает, кто я такая.

6. Мне нужно научиться не думать о Джей Ти, а начать думать о чем-то другом, например на какой урок мне сейчас идти или что лучше: отбеливающие полоски или отбеливающий раствор.

7. Лимфатические узлы не увеличились. Может быть, я и не подцепила болезнь кошачьих царапин. Но перед выходом не стала кормить Кота его любимым кормом (хотя обычно я всегда это делаю) в наказание за то, что он, возможно, в один прекрасный день убьет меня.

На составление этого списка ушло десять минут бесконечного часа, отведенного на обед. Я встала и побродила вокруг в надежде увидеть Кики и Джул, но потом сдалась. Эх, люблю я составлять списки.

Одежда, которую я бы купила (будь у меня деньги), чтобы стать более привлекательной для Джей Ти:

1. Короткий топик с открытым животиком. (На заметку: делать больше упражнений, чтобы живот стал плоским и я могла себе позволить носить такие топики.)

2. Бюстгальтер на такой подкладке, чтобы усилить иллюзию наличия округлых форм.

3. Небрежный спортивный костюм в стиле легкомысленных, веселых девчонок, которые регулярно занимаются спортом и могут в любой момент пойти на тренировку, поэтому всегда одеты в спортивную форму. Кажется, ему нравятся атлетичные девушки.

4. Короткие юбки, чтобы демонстрировать длинные загорелые ножки. (На заметку: загореть (автозагар?), разработать план (!) и накачать мускулы на ногах.)

5. Дорогие вещи известных фирм, чтобы повысить самооценку. Когда у человека высокая самооценка, он более привлекателен. Но поскольку не исключено, что Джей Ти вообще не разбирается в моде и марках одежды, то вместо покупки дорогих тряпок лучше поработаю над собой, это тоже должно привлечь Джей Ти.

14:00

Заметки, сделанные во время сидения в классной комнате, пока учитель пытался заинтересовать нас участием в работе школьного совета.

Причины, по которым я ненавижу Джей Ти:

1. Он ди-джей. Ненавижу ди-джеев.

2. Он бабник. Ненавижу таких.

3. Он встречается с кем-то. Он всегда с кем-то встречается. (На заметку: узнать, кто она, и с помощью магии вуду разрушить их отношения.)

4. Он не догадывается о моем существовании.

5. Он улыбается Джул в коридоре.

6. Он никогда и ни за что не станет встречаться со мной.

Причины, по которым я люблю Джей Ти:

1. Он высокий блондин, очень симпатичный.

2. Когда он улыбается, у него в глазах зажигаются искорки.

3. Привычка?

4. Ах да, он же высокий блондин, очень симпатичный.

Господи. Мне стоило обращать больше внимания на происходящее в классной комнате. Каким-то образом меня выбрали в школьный совет. Как это случилось? Я что, выдвигала свою кандидатуру? Я ненавижу все эти внеклассные мероприятия, особенно те, в которых нужно участвовать.

Я питаю отвращение к участию в каких бы то ни было общественных затеях.

Презираю их.

Пытаясь не поддаться приступу паники, я просто воспроизвела все происходившее в своей памяти. К сожалению, я на самом деле была настолько занята собой, что не имела ни малейшего представления о том, что творилось вокруг. Ага, помню была перекличка. В какой-то момент я крикнула: «Здесь!» Потом одолжила листок бумаги у девушки, сидевшей рядом, а ручку — у мальчика впереди. С той девушкой я еще сыграла в крестики-нолики. Потом пялилась в окно. Но, честное слово, не помню, чтобы я предлагала свою кандидатуру в школьный совет. Помнится, я несколько раз поднимала и опускала руку, но думала, что это голосование по какому-то незначительному вопросу, например: является ли наличие в фойе автомата для продажи содовой корнем всех зол?

Маразм.

Разве когда баллотируешься в школьный совет, не нужно толкать какую-нибудь речь? Я — представитель своего класса. Но я не хочу! В нашей школе пятьдесят гребаных (британское ругательство, обожаю!) классов, значит, всего пятьдесят представителей. Может, никто и не заметит, что меня ни разу не было на собрании.

«Хэйли Хармони — представитель нашего класса», — было написано на доске. Только не это! Я совсем не такой человек, чтобы участвовать в школьном совете.

Очевидно, исправить ничего уже нельзя. Понимать это следует так: никто другой не хочет быть на моем месте. Господи. Вот засада. Ну почему такое всегда происходит именно со мной?

Мне никогда не нравился Брюс Бартелсон.

Вот если бы президентом школьного совета стал Джей Ти, тогда все было бы нормально. Я тут же размечталась, что Джей Ти будет возглавлять школьный совет, а я стану… даже не знаю… старшей среди представителей классов. И мы горячо обсуждаем состояние спортивного зала и дискутируем, можно ли разрешить девушкам приходить на школьные вечеринки в туфлях на высоких каблуках.

Хотя все равно в этом нет ничего хорошего.

Но мне придется как-то дальше жить, да?

15:02

Только что целый час провалялась на лужайке за школой, пока другие, более спортивные учащиеся бегали по кругу в одинаковых шортах и казались такими энергичными и довольными собой, что бесили меня.

— Я не могу быть членом школьного совета, — простонала я, откидываясь на траву. Был чудесный день. В такие дни всем (ну ладно, мне) хочется помечтать, чтобы продолжалось лето и я по-прежнему лежала на пляже и посматривала украдкой на Джей Ти, Солнечного Бога.

— Ты сама вырыла себе могилу, — сказала Джул без тени сочувствия.

— Я просто не заметила, — возразила я. — Хм, — сказала Кики, — как обычно.

— Неправда.

— Правда.

Надо сказать, что Кики — практически круглая отличница, и не потому, что она усердно занимается, просто она умна от природы.

— Неправда. — Я показала ей язык.

— Девочки, не ссорьтесь, — медленно произнесла Джул. — Что вы как дурочки, ей Богу? Лучше взгляните, кто сюда идет.

На какую-то секунду мое сердце забилось где-то в районе горла, но потом я поняла, что этот «кто-то» не представляет ни малейшего интереса.

— Блин, — сказала я. — Это учитель.

— И что? — спросила Джул, выгнув бровку.

— А то, — медленно-медленно протянула Кики. — Ему тут делать нечего, подруга. Понятно?

— Ффффф, — фыркнула Джул. — Мне нужна сигарета.

— Не смотри на меня, — ответила я, закрыв глаза и позволив солнышку ласкать мое лицо.

— Я смотрю на тебя лишь потому, что ты собираешься еще поджарить свой ожог, — возразила Джул. — Не очень-то быстро ты учишься на своих ошибках, а?

— Достаточно быстро, чтобы знать, что курение убивает тебя, — парировала я.

— Эй, — воскликнула Кики, подавая Джул сигаретку. — Не ссорьтесь.

— Все в порядке, — сказала я. — Никто и не ссорится.

— Хорошо, — вздохнула Кики. — Я уже устала слушать все ту же старую песню.

— Она не всегда одна и та же.

— Всегда.

— Нет.

— Прекрати, — воскликнула Джул. — Она всегда одинаковая!!! Хочешь послушать? Вот как это выглядит.

Она поднялась и приняла странную позу, как будто изображая человека, нетвердо стоящего на ногах.

— Это что — я? Совершенно непохоже.

— Тихо, — зашипела на меня Джул, потом откашлялась и изобразила чудной псевдобританский акцент. (Я вмешалась: «У меня нет такого акцента», — но Джул отрезала: «Еще как есть».) — Есть сотня причин, чтобы не курить. Во-первых, от сигарет желтеют зубы. Кроме того, курение может вызвать рак. Эй? Вы меня слышите? Рак! Кажется, вы думаете, что с вами такого случиться не может, да? Но я не такая. Я допускаю, что со мной это произойдет. Кроме того, сигареты стоят дорого. А вы видели картинки на сигаретных пачках?! Серьезно, я бы бросила курить, только чтоб не смотреть на это уродство. А еще, — Джул театрально махнула рукой, — скорее всего, вы и меня убиваете, поскольку я вдыхаю ваш дым!

Кики прыснула со смеху.

— Это не смешно, — сказала я. Лицо горело (от гнева, а не от солнца). Иногда Джул бывает просто невыносима. Я сухо добавила: — Кроме того, мне наплевать, что вы будете курить. И сдохнете.

Джул выпустила колечко дыма прямо мне в лицо.

— Не кипятись, подружка. Ты же знаешь, мы тебя любим.

— Ага, — отозвалась я, — конечно. Хотя, честно вам скажу, любви я что-то не почувствовала.

Джул обняла меня. Но я ее оттолкнула.

— От тебя воняет куревом.

— Можем мы перестать говорить об этом? — спросила Кики.

— Если вы бросите курить, то мы больше никогда не будем обсуждать этот вопрос.

— Господи, отстань ты от нас наконец, — взмолилась Джул.

Мы еще несколько минут лежали на зеленом холме, откуда видна была беговая дорожка. Кроме чересчур упертых спортсменов, почти все ученики уже разошлись по домам. Остались только мы да еще несколько школьников на парковке позади нас. Слышны были музыка и разговоры. На самом деле я наполовину провалилась в сон. Ненавижу бессонницу. Потом в башке бедлам. Мы помолчали несколько минут. Я даже сообразить ничего не успела, как мы снова вернулись к вопросу курения.

Старый сценарий, знакомые реплики.

Кики. Благодаря курению мы не толстеем. (Кики и так тощая, как шпала, практически во всех местах, да и Джул тоже.)

Джул. Ага, не толстеем.

Я. Но ты же и так спортсменка. Кроме того, я тоже не толстая. Не слишком.

Кики. Ты плоская. Это не одно и то же. (У Кики, кстати, огромные буфера. Прямо Памела Андерсон, черт возьми.)

Я. Нет, одно и то же.

Джул. Мы можем хоть изредка сменить тему?

Внезапно я вскочила на ноги и чуть было не свалилась из-за головокружения. Секунду перед глазами мелькали мушки. Такое со мной бывает, если я резко встаю (у меня очень низкое артериальное давление).

— Мне пора, — сказала я.

— Что случилось? — спросила Кики.

— А что? — спросила я. — Не понимаю, о чем ты.

— Ты какая-то рассеянная, — заметила Джул. — Должно быть, это из-за Джей Ти. Но он никогда не станет встречаться с тобой. Ты не в его вкусе.

— Хм. Разве ты мне не подруга? Я думала, что вы должны мне льстить и утешать меня.

— Нет, — отрезала Джул, — наша задача — вернуть тебя к реальности.

Она снова выпустила струйку дыма в мою сторону, а потом помахала кому-то за моим плечом. Я обернулась.

Угадайте, кого я увидела?

Ответ очевиден: Джей Ти.

В нашей школе восемьсот учащихся, большинство уже ушли домой, так мог ли это быть кто-нибудь другой? И что еще хуже, он улыбнулся в ответ. Джул.

Почему он не улыбнулся мне? Ведь я стояла, а девчонки сидели.

У Джул отличные зубы. Почему они такие белые? Она ведь курит. Если следовать логике, у меня зубы должны быть белее. Очевидно, Джей Ти привлекли в ней превосходные зубы.

Вы кое-что должны знать про Джул. Она отличная девчонка. Но (и это очень большое «но») она ненавидит, когда парень интересуется кем-то, кроме нее самой.

— Кстати, Джул, а как поживает Дэнни? — спросила я многозначительно.

— Отлично, — быстро ответила она. — Просто замечательно.

Но больше ничего не сказала. Однако Кики тут же просекла тему.

— Неприятности в раю? — спросила она, выгнув бровь.

— Нет, — ответила Джул. — Ничего подобного. Не хочу говорить об этом.

— Да ладно тебе, — встряла я. — С кем еще ты об этом поговоришь?

— Нет, — стояла на своем Джул. — Об этом я говорить не буду.

Вот так-то. Если уж Джул не хочет о чем-то говорить, из нее слова клещами не вытянешь. Я не такая. Я всем все разболтаю. Если спросят. (Правда, спрашивают меня нечасто.) Вы знаете, что в дружбе всегда одна сторона рассказывает, а вторая слушает. Если говорить о нас с Джул, то, определенно, я — тот, кто слушает. По-моему, она ничего не спрашивала о моей жизни с тех пор, как… даже вспомнить не могу. Честно говоря, после этого разговора у меня остался неприятный осадок. Надеюсь, они с Дэнни не разбежались. Я правда надеюсь, что все в порядке.

«Пожалуйста, — мысленно взмолилась я. — Не позволь им расстаться». Затем прибавила для верности несколько имен (Бог, Аллах, парки, норны). Никогда не знаешь наверняка, к кому обращаться с такими просьбами.

Нельзя, чтобы Джул рассталась с Дэнни. Если мы будем сражаться за Джей Ти, то я наверняка проиграю.

(На заметку: больше не рассказывать ничего о своих увлечениях лучшим подругам. Ни за что.

Вечер

Домой я вернулась около половины шестого. Мне нужно было поспать хоть чуток, побыть в покое. И я не в настроении была общаться с отцом и лицезреть его чудачества. Я была выжата, как лимон. Почему в школе так устаешь? Мы же вроде там весь день балду пинаем. Разумеется, я сегодня спала всего час. Но я же молодая, должна была выдержать.

С другой стороны, возможно, у меня повышенная утомляемость из-за болезни кошачьих царапин. Рука, определенно, все еще болит. Проходя мимо Кота, я с укоризной посмотрела на него. Он, свернувшись калачиком, спал в пятне солнечного света у окна и ухом не повел. Без сомнения, поджидает следующую невинную жертву, которую можно было бы заразить.

— Тебе стоило бы отправиться в школу, — сказала я Коту, — в качестве наказания. А еще лучше, чтобы ты наградил там всех кошачьей лихорадкой и ее вообще закрыли на фиг.

Клянусь, кот закатил глаза. Как обычно. Он всегда сумеет обернуть ситуацию в свою пользу. Иногда это животное напоминает мне Джул.

— Разносчик инфекции! — шикнула я на него.

Ноль внимания.

Жаль, что я не могу улечься на пол рядом с ним, поспать, а потом проснуться и понять, что все произошедшее за последнее время всего лишь сон, СЛГМЖ еще не начался, а я провела два дня СНЛГМЖ (Совершенно Не Лучшего Года в Моей Жизни). Я легла на пол, который оказался слегка липким. Проблема с деревянными полами в том, что приходится мыть их довольно часто, к тому же, если захочешь отдохнуть на таком полу после тяжелого трудового дня, особого комфорта не почувствуешь. Но я полежала пару минут, разглядывая стену, на которой висел мой портрет. Это папа нарисовал, когда мне было лет пять. Мне действительно нравится эта картина. Наверное, это последнее его творение, если уж на то пошло. Я повернула голову и стала разглядывать клубки пыли под диваном.

Значительные события сегодняшнего дня:

1. Глупая ситуация со школьным советом;

2. Джул попыталась украсть у меня Джей Ти;

3. Познакомилась со всеми «новыми» учителями. Да уж, вот радость, так радость. Как будто я не видела их в прошлом году. Вся та же сборная солянка из несчастных взрослых, которые и сами не могут понять, что за напасть привела их в школу «Пресвятое сердце». Я их отлично понимаю. Ну кому, скажите, охота торчать в этой убогой школе день за днем, всю жизнь? По крайней мере, мы, ученики, видим свет в конце туннеля. Понимаете, мы можем стремиться к колледжу. А там наверняка хоть кто-то из нас получит диплом педагога и снова попадет в наш Пресвятой Ад и будет ходить по тем же ярко-красным коридорам среди убойных химических запахов и сидеть в паршивых классах. И так год за годом. Господи, какой ужас. Пристрелите меня. Пожалуйста.

Что было хорошего:

1. У нас с Джей Ти четыре общих курса, это просто невероятная удача. По крайней мере, год обещает быть интересным. Можно будет рассматривать его затылок. Нужно не забыть занять парту позади него, чтобы не крутить весь семестр башкой, разглядывая, что происходит за спиной.

О, Джей Ти!

Что было не очень хорошего:

1. Я устала. И есть хочется. А в доме бардак.

Я с трудом поднялась с пола.

— Пап! — заорала я, проходя на кухню. Отца на кухне не оказалось, но он успел там побывать. На столе стояли открытый пакет апельсинового сока и полтарелки хлопьев. А на плите сковородка с засохшей яичницей. Ненавижу яичницу. От одного ее вида меня тошнит.

— Пап!

Наконец я обнаружила его в гостиной перед теликом. Он развалился на диване, курил и смотрел шоу «Опры». Он любит свой видик какой-то ненормальной любовью, поскольку может записывать ВСЕ дневные шоу и смотреть их до самой ночи. Сегодня был день «Доктора Фила». Если бы доктор Фил увидел моего папашу, то умер бы, не сходя с места. Мой отец безнадежен. Его зашвырнуло в двадцать первый век прямиком из шестидесятых, и он не совсем отдает себе отчет в том, что мир слегка изменился и никто теперь не считает его таким уж крутым, если он в шестьдесят лет носит волосы до пояса, сидит без работы, имеет «Харлей» и выращивать травку в подвале, что приносит ему основной доход.

По крайней мере, если он претендует называться отцом.

На нем была футболка с надписью «Сегодня здесь, а завтра на Гавайях» (хотя он, между прочим, никогда там не бывал) и штаны потрепанные и весьма вызывающего вида: клетчатые, фланелевые. Я пригляделась и поняла, что это низ от пижамы.

— Мир тебе, отец мой! Яви же мне свой лик!

— Что?

— Ты безнадежен, — сказала я.

— Может быть, безнадежно предан тебе, — ответил он. Или спел. (Он может спеть все песни из «Бриолина». Вот что бывает, когда у тебя огромная коллекция фильмов и нет работы.)

— Тьфу, — фыркнула я, плюхнулась на диван и посадила себе на колени Кота, который стал подлизываться ко мне, что выглядело довольно глупо, учитывая его недавнюю попытку убить меня. (У животного, кстати, нет имени. Мы зовем его просто Котом.) — Знать все песни из всех фильмов, которые когда-либо видел, — это не искусство, знаешь ли.

— Ох, — сказал папа. — Как у моей красавицы прошел первый день в школе? Расскажи своему старому папочке? Как Джей Ти? Как девочки? У меня есть отличная идея. Давай закажем ужин и отпразднуем это событие. Нельзя же моей принцессе заниматься готовкой в первый свой день в двенадцатом классе.

— Папа, — снисходительно сказала я, — первый день был вчера.

— Знаю, — ответил он. — Но сегодня — первый настоящий день. А самый первый день не считается.

— Угу.

Подозреваю, папа даже и не знал, что первый день был вчера, но это неважно. Я уже привыкла. Правда-правда, это меня не беспокоит. Интересно, у других такие же отцы?

И тут Кот, кашлянув, выплюнул комочек шерсти прямо мне на коленки.

— Отлично, — сказала я, спихивая Кота и стряхивая отвратительный комок на пол, чтобы подмести попозже.

Иногда меня забавляет мысль: поменяла бы я своего отца (папу!) на какой-нибудь более нормальный экземпляр — на мужчину в костюме, который продает компьютеры и не интересуется моей жизнью, или еще на какого-нибудь.

Нет уж.

Отец рыгнул.

— Папа! Это отвратительно!

Я снова села смотреть шоу доктора Фила и заново оценила ситуацию. Папа почесал живот пультом дистанционного управления. Да, я бы определенно его обменяла.

Нет.

Да.

Ладно, выбора все равно нет.

Мы позвонили и заказали еду — овощное карри, мое любимое. Да, огромная уступка со стороны папы, ведь он любит мясо и поглощает его тоннами. Но он весело съел овощное карри. Казалось, ему даже понравилось.

Потом мы болтали где-то до десяти вечера. Мы так набили себе животы, что противно вспомнить. Я почувствовала, как пояс впился в кожу и над ним нависает мое жирное брюхо.

— Тьфу ты, — проворчала я, втягивая живот и ложась обратно на диван, чтобы посмотреть на доктора Фила, застывшего на экране, откуда он не исчезал вот уже три часа. «Доктор Фил, наверное, отличный отец», — подумалось мне. На секунду я представила, что и мой отец раздает советы с экрана телевизора, но не смогла развить эту фантазию. Просто воображения не хватило.

Я с трудом поднялась, оставив папу спать на диване с полупустой коробкой лапши на груди. Я даже не потрудилась захватить ее. Пора ему научиться убирать за собой.

Но как бы вас ни бесил мой папа, вы не можете не любить его. Или его образ жизни. Он просто живет и всегда счастлив. Он никогда не волнуется. Это за него делаю я. Я очень много беспокоюсь. Столько, что крыша едет. Хотелось бы стать похожей на него. Ладно, ладно. На многие вещи можно смотреть сквозь пальцы. Ведь все могло бы быть и хуже. Он мог бы быть скупым, как отец Кики. А у Джул папаша вообще паразит и навещает ее только по праздникам. Из нас троих я определенно вытащила самую длинную спичку. Или самую короткую. Никогда не понимала этого выражения.

23:45

Да, денек выдался так себе, но, по крайней мере, меня не раздавило падающим пианино. Или гигантской лягушкой.

Уже кое-что.

 

Четверг, 5 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Хорошее.

ВОЛОСЫ: Я сделала их гладкими.

САМОЧУВСТВИЕ: Кажется, умираю от болезни кошачьих царапин.

ГОРОСКОП: «Сегодня день, которого вы ждали. (Да? Отлично!) Отношения с членами семьи могут привести к проблемам. (Похоже на то.) Друзья дадут вам хороший совет. Возможно путешествие.

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 5

9:45

Ужасная новость. Джей Ти обменялся парой фраз с Джул. Она утверждает, что он сказал ей: «Привет!», на что она ответила: «Как дела?», а он сказал: «Хорошо».

Да как она посмела?

Ясно, что Джул — сучка, и больше я с ней ни за что разговаривать не буду.

15:14

Попробовала все-таки помириться с Джул, поскольку нужно одолжить у нее какие-нибудь шмотки, чтобы пойти на вечеринку в эти выходные. Но на самом деле, в глубине души я ее не простила. Мы возвращались с занятий по автомеханике… Вообще, это была моя идея — записаться на этот курс, гениальная идея, поскольку сегодня мы с Джул оказались единственными девчонками в классе и все парни стремились помочь нам с этими железяками. Ну, ладно, они хотели помочь Джул, а не мне, но ведь приходилось помогать и мне, потому что они все время на меня натыкались. Ну так вот, шли мы с занятий по автомеханике, а Джул и говорит:

— Я тут подумала, что не хочу весь двенадцатый класс встречаться с одним парнем. Может, Кики и права.

— Нет, — возразила я. — Кики не права. Дэнни — отличный парень, и ты не должна бросать его ни при каких обстоятельствах.

Джул холодно посмотрела на меня.

— Да что ты в этом понимаешь? У тебя же никогда не было парня.

Ненавижу ее.

18:52

Между мной и Кики состоялся диалог.

Я (сидя на заднем дворе и разговаривая с Кики по беспроводному телефону). Думаю, Джул меня ненавидит.

Кики. Она ненавидит не тебя, а вообще всех.

Я. Тогда она должна и меня ненавидеть, раз ненавидит всех. Если только я для нее не пустое место.

Кики. Неправда, она тебя любит.

Я. Нет.

Кики. Да. Угадай, что я собираюсь делать?

Я. Что?

Кики. Одна мамина подруга будет гадать мне на картах. Не хочешь прийти?

Я. Хочу, но не могу.

Кики. Почему?

Я. Не знаю.

Кики. Ты злишься на меня, поскольку думаешь, что Джул тебя ненавидит?

Я. Нет.

Кики. Ладно, пока.

Я повесила трубку и принялась чертить узоры на сухой земле подошвой кроссовки. На самом деле я бы хотела, чтобы мне погадали на картах Таро. Уверена, я вытянула бы карту, символизирующую Смерть, но гадалка сказала бы: «Это всего лишь изменения, а не смерть». Но я бы поверила, что умираю, и, скорее всего, в скором времени действительно откинула бы копыта.

Интересно, а Джул плакала бы на моих похоронах, если бы я умерла?

Да она наверняка покажется там лишь для того, чтобы пофлиртовать с Джей Ти.

Гм. Хотелось бы знать, придет ли Джей Ти на мои похороны.

Я думала об этом, лениво поливая свои экологически чистые помидоры. Да, плоховато они растут. Это папина задача — не забыть включить с утра оросительную систему, поскольку нам разрешается пользоваться ею только в течение часа по утрам. Это как-то связано с истощением запасов воды в резервуарах. Но он всегда забывает.

Я лила воду на потрескавшуюся землю, из которой пробивались несчастные растения, но вода никак не желала впитываться в грунт, стекала с него, словно там была сплошная глина. Почему-то из-за этого мне захотелось плакать.

«Это лучший год в моей жизни», — сказала я пожухлому растению. И тут оно упало. Наверное, сухой стебель не смог выдержать напора водяной струи или был сломлен силой моих переживаний. Я воткнула растение обратно в землю и еще полчаса поливала сад то тут, то там, пока почва не стала влажной.

Мне так нравится запах влажной земли. Знаю, это странно.

Мне нравится, как пахнет:

1. Шея Джей Ти.

2. Земля после дождя.

3. Пляж.

4. То, что обычно нравится нюхать всем, например розы.

5. Стирательная резинка.

6. Стружка от карандаша.

7. Карри.

8. Мой новый шампунь (он пахнет грейпфрутом).

9. Кожа.

10. Чистое постельное белье.

Мне не нравится, как пахнет:

1. Сигаретный дым.

2. Марихуана.

3. У нас дома, воздух спертый (на заметку: купить освежитель).

4. Несвежее дыхание.

5. Бензин.

6. Лакрица.

7. Попкорн.

Я уже писала, как хорошо пахнет от Джей Ти?

Он не курит. Слава Богу (Аллаху/Норнам/ Будде и т. д.)

 

Суббота, 7 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Обеспокоена! Взволнована. Счастлива?

ВОЛОСЫ: Не важно, скоро все изменится.

САМОЧУВСТВИЕ: Голова кружится. Усталость. Возможно, увеличились лимфатические узлы.

ГОРОСКОП: Изменение внешности пойдет вам на пользу. Будьте «осторожнее, раздавая обещания друзьям. Верьте своей интуиции, когда делаете выбор, который вас пугает».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 0

09:00

Когда я проснулась, шел дождь.

И я проспала.

Возможные действия:

1. Снова уснуть.

2. Вылезти из кровати и пойти в парикмахерскую.

3. Ни то, ни другое.

9:02

Вскочила, напялила на себя какую-то одежду (штаны цвета хаки, серую безрукавку, кроссовки) и побежала. Пешком до парикмахерской минут пятнадцать, но я была уверена, что добегу за пять.

Вообще-то я люблю бегать. Это напоминает мне о детстве. В какой момент вы перестаете бегать ради веселья и начинаете бегать, чтобы тренироваться? Вот что я хочу знать. Вы же не замечали, чтобы кто-то из взрослых понесся вдруг вприпрыжку по тротуару лишь потому, что это здорово. Я этого не понимаю. Похоже на то, что с возрастом вы совершаете все меньше и меньше движений, пока жизнь в вас не замрет окончательно.

Это действительно печально.

А мне нравится ощущение, когда мои ноги ударяются о тротуар. С силой. Чтобы раздался легкий хруст в коленной чашечке. Обычно (ну хорошо, раз в вечность) я бегаю на стадионе по дорожкам, как положено. Я действительно это делаю. Правда, я возобновила свои «обычные» пробежки только на прошлой неделе.

Мы с Кики якобы готовимся к мини-марафону.

Не смейтесь, но состоится он только весной. Так что времени еще вагон и маленькая тележка. Главное: бегать — это весело.

Или нет.

Ладно, скажу вам по совести, я ненавижу бегать. Признаюсь. Честно. Мои колени просто убивали меня, я едва могла перевести дух, а бежать еще было далеко. Пришлось остановиться, согнуться пополам и попробовать привести в норму дыхание.

Проблема в том, что я хочу полюбить бег. Мне нравится сама идея бегать для здоровья. Правда.

— Ох, — тяжело выдохнула я.

— С тобой все в порядке? — Рядом со мной остановилась сухонькая старушка, она выглядывала из-под чрезвычайно уродливого оранжевого зонта.

— Да! — бодро ответила я (бесстыдно соврав). И снова побежала. Пробежала еще метра три, и тут мою грудь сжала ужасная судорога, предвещавшая немедленную смерть от разрыва сердца, если я продолжу свою беготню.

Так что остаток пути я прошла пешком.

Я отправилась приводить свои волосы в порядок. Эту услугу собирался оказать мне один из дружков моего отца. «Друг моего отца» — как правило, это синоним словосочетания «ходячая катастрофа». Но папа клялся и божился, что этот чувак не был полным отстоем или законченным наркотом. (Разумеется, он точно так же клялся, что поливал мою грядку с экологически чистыми овощами, а мы ведь все знаем, что из этого вышло.) Но снаружи парикмахерская выглядела вполне терпимо.

9:15

Я вошла в салон, едва волоча ноги, тяжело дыша и обливаясь потом.

Внутри никого не оказалось. Я села и стала читать журналы о прическах. Слово «читать» здесь не совсем уместно. Правильнее сказать «рассматривать картинки». Хотя я прочла гороскопы. Меня позабавило, что в журнале о прическах есть такая колонка и что все прогнозы касаются состояния волос. К несчастью, эта периодика безнадежно устарела. Но мой «волоскоп» на июнь 1998 года предлагал мне потратиться на покупку качественного кондиционера, укрепляющего структуру волос. Я постаралась вспомнить, как мои волосы выглядели в июне 1998 года. Полагаю, точно так же, как сейчас. Что ж, хороший кондиционер никогда не помешает.

Я перелистала глянцевые (кое-где липкие) страницы, теряясь в догадках, что может заставить человека так мучить свою шевелюру. Среди всех причесок не было ни одной нормальной. Скорее это можно было назвать скульптурами из волос. Или волосяным кошмаром. На них вылили столько лака, что одна такая прическа, вероятно, в одночасье разрушала озоновый слой. Бедным манекенщицам, независимо от их знака Зодиака, определенно пришлось использовать качественный кондиционер, чтобы смыть все эти помои со своих волос.

Очень быстро журнал мне наскучил.

Через полчаса в задней комнате раздался какой-то треск и оттуда появился парень в красных велосипедных шортах, зеленой синтетической футболке и шлеме, помятом с одной стороны. Он не сказал ничего похожего на «Простите, я опоздал на полчаса» или «Надеюсь, вы меня не долго ждали». Вообще ничего, что приличествовало бы моменту.

Это получасовое ожидание должно было стать красным флажком, тревожным сигналом. (Оно дало мне шанс перевести дыхание, это, конечно, хорошо; но пяти минут мне хватило бы за глаза и за уши.) А то, что этот, в шлеме, не заговорил со мной, должно было послужить еще одним предупреждением.

«Смотри, Хэйли, красные флажки повсюду!»

Открытие! Большую часть жизни я замечаю красные флажки и игнорирую их. Почему так? (На заметку: если когда-нибудь пойду к психоаналитику, попросить его поглубже исследовать эту проблему.)

Вместо приветствия (казалось, этого «велосипедиста» вообще не взволновало, что я сижу тут в гордом одиночестве, а ведь я могла стырить все, что попадется на глаза) он молча протянул мне чашку кофе. Я вообще-то кофе не пью, но ничего. От кофе у меня желтеют зубы, да и нервы становятся ни к черту. Будем считать, что я просто держала что-то в руках, пока мы разговаривали. Под «мы разговаривали» надо понимать «пока он взъерошивал мои волосы, крутя их во все стороны и делая мне больно».

— Я хочу только подровнять, — рискнула встрять я.

— Тссс, — утихомирил меня он.

— Забавно, — снова подала я голос, — что мы…

— Цыц, — цыкнул он, на этот раз так громко и выразительно, что даже обрызгал слюной мою левую щеку.

И я заткнулась.

«Ничего страшного, — подумалось мне, — кажется, у него все под контролем. Парень уверен в себе, и это хорошо. Правда?»

У него самого были хорошие волосы. Или могли бы быть, если бы он не носил свой дурацкий шлем. Скажем так: волосы у него прилипли к башке от пота, так что по-нормальному их было не оценить.

Я доверилась ему. Он казался, хм, неплохим. Ну ладно, я ему НЕ доверяла. Мне стоило спрыгнуть со стула и смыться.

Но я этого не сделала. Потому что я слишком вежливая.

— Хорошо, — сказал «велосипедист». — Мы отстрижем вот тут и сделаем твою шевелюру полегче, идет?

У него был шотландский акцент. Обожаю. Мне вообще нравится, когда говорят с акцентом. Разумеется, его выговор был абсолютно фальшивым. Скорее всего, парень никогда в жизни не выезжал за пределы города.

— Ага, — сказала я. — Я вам доверяю.

— Тсс, — снова прошипел он.

Мне пришло в голову, что уж слишком часто на меня цыкают другие люди.

9:45

О чем я только думала? С моими волосами было все в порядке. Они были длинные. Прямые. И можно было делать всякие прически.

Что можно было сотворить с моими волосами, пока они были длинными (то есть еще час назад):

1. Конский хвост;

2. Обычную косу;

3. Французскую косу;

4. Накрутить их на карандаш и сделать всякие интересные пучки;

5. Прятаться за ними;

6. Французский пучок (почему в честь французов названо так много причесок, ведь нет же канадских кос и швейцарских пучков);

7. Пучок, как у нашей библиотекарши;

8. Всякие изыски с помощью заколок и шпилек, чтобы на голове был сексуальный художественный беспорядок;

9. Ничего.

9:47

Разве не принято мочить волосы перед тем, как кого-то стричь? Надеюсь хоть ножницы были нормальные?

И почему у него так тряслись руки?

9:49

Большая часть моих волос осталась лежать на полу. Я не могла дышать. Возможно, я отравилась ядовитыми парами лака для волос. Или у меня сердечный приступ? Как бы то ни было, уже ясно, что я пропащий человек. Я огляделась в поисках бумажного мешка, чтобы подышать в него и справиться с головокружением, но, понятное дело, ничего подобного тут не было. Я глубоко вдохнула и задержала дыхание.

Под стулом возвышалась целая гора волос. Толстый слой волос. Костер из моих волос. Я не могла смотреть туда. Отказывалась смотреть. Меня вот-вот вырвет. Или я потеряю сознание. Как я могла до такого додуматься: позволить одному из клиентов моего папаши, любителю травки, приближаться к моей голове с ножницами?! Это была абсолютно дикая идея. Во всем я винила свой гороскоп (не «волоскоп»), под «изменением внешности» подразумевалась всего лишь стрижка, да? Как же звезды могли так ошибиться?

Больше никогда не посмотрю на себя в зеркало.

9:49 и 30 секунд

Все-таки посмотрела.

9:51

Я додумалась притвориться, что мне нужно в туалет (срочно!) и в глубине салона, в крошечной розовой уборной, набрала с мобильного номер Кики. Кстати, ужасно тяжело писать, когда на тебе виниловая накидка до колен. Я чувствовала себя беглянкой из приюта для умалишенных. Или супергероиней. Вот почему вы никогда не увидите, как супергерои едят и пьют. А то как бы Человек-Паук снимал свой облегающий костюмчик, если бы ему приспичило в сортир?

Я все-таки чувствовала себя обязанной воспользоваться туалетом, раз сама подняла столько шуму. Какой-то шутник додумался сделать держатель для туалетной бумаги из куклы Шер, а кто-то (очевидно, этот Немой Монстр) решил повесить его на стену. Туалет был просто ужасен. Но не настолько ужасен, как мои новые волосы.

Или, вернее, их отсутствие.

Кики не было дома.

В отчаянии я позвонила Джул, хотя она не из тех друзей, что познаются в беде.

Джул пообещала, что уже бежит мне на выручку. Или она просто сказала это, чтобы я отстала.

10:01

Я позволила этому псевдомастеру с фальшивым акцентом, этому любителю велосипедов, этому безмолвному дьяволу-парикмахеру убедить меня, что мои волосы станут (каким-то образом) красивее и пушистее, как у Мэг Райн в фильме «Вам письмо» (тогда ее волосы выглядели наилучшим образом), если их покрасить.

Он. Это будет здорово. Ты станешь просто милашкой. Как эта… как ее там, ну, в этом фильме… забыл название…

Я. (Издаю сдавленный стон в знак согласия.)

Он. (Снова умолкает.)

10:45

Джул так и не появилась. Теперь мои волосы были завернуты в фольгу, скальп начал зудеть и чесаться. Наверное, с этой фольгой на башке я могу ловить радиосигналы. Никогда не понимала, как это работает. Ну да, я слышала, что некоторые люди могут принимать радиосигнал на свои пломбы, но как? А если рот откроют, то окружающие тоже услышат? Честно сказать, представления не имею.

Чтобы еще ухудшить ситуацию (хотя куда уж хуже), я опрометчиво выпила всю чашку кофе, пытаясь отвлечься и не смотреть в зеркало. И тут меня начало трясти, я стала потеть, и пульс забился как бешеный. Мне подумалось, что у меня, возможно, сердечный приступ и я сейчас отправлюсь на тот свет, а этот кошмар на голове станет моей последней прической. Я закрыла глаза. Если не смотреть, то можно притвориться, что я все еще сплю и не приняла этого чудовищного, ужасного и необратимого решения пойти и подстричься прямо в начале последнего учебного года.

12:14

Все, волос нету. Остатки оказались белокурыми. Если под словом «белокурый» понимать «медно-рыжий цвет, который в природе можно увидеть только в мякоти плода манго». Нужна ли мне помощь?

Это была чрезвычайная ситуация. Ноги меня не слушались и стали ватными. Интересно, может быть, это стресс стал причиной паралича? Я стояла на тротуаре рядом с ужасной парикмахерской, размышляя, не позвонить ли в службу спасения, меня колотила мелкая дрожь, и тут появилась Джул. С красными глазами и явно на взводе.

— А мне нравится, — сказала она с сомнением в голосе, и это прозвучало как ложь во спасение. Джул потрогала мои волосы, словно они могли быть сделаны из какого-то нового материала. Клянусь, они чуть не пообламывались.

— Тебе идет, — весело сказала она все тем же лживым тоном.

— Спасибо, — ответила я сквозь зубы. Хотелось зареветь. Чтобы окончательно все испортить, я дала молчаливому парикмахеру на чай все, что оставалось у меня в кошельке. Не понимаю, почему. Просто захотелось, чтобы он себя чувствовал получше, хотя ему, очевидно, и так было неплохо.

Как только мы сели в машину (машина у Джул, естественно, новая и красивая), моя спасительница разревелась. Сначала я решила, что это из-за моих волос, уродских настолько, что слов не хватает. Но тут я поняла, что а) ей плевать на мои волосы (ну конечно) и б) она не хочет говорить о моих волосах. Выступая в привычной с детства роли жилетки для подруг, я выслушала ее признание: оказалось, она порвала с Дэнни.

— Не может быть! — воскликнула я с неподдельным ужасом.

— Может, — сказал Джул, повернувшись ко мне лицом и выпустив слезинку из своего совершенного голубого глаза. (Ну, из глаза, спрятанного за голубой контактной линзой.)

— Что случилось? — яростно допытывалась я. — Может, вы просто поцелуетесь и помиритесь?

— Не думаю, — отрезала Джул. — Нет.

— Почему? — спросила я. — Он же любит тебя. И он само совершенство. Все тебе завидуют.

(Джул нравится думать, что все хотят оказаться на ее месте.)

— Он меня не любит, — возразила она, дымя как паровоз.

— Не кури в машине, — сказала я.

— Это МОЯ машина! — завопила Джул.

— Прости, — сказала я, открывая окно. Снаружи было промозгло и сыро. Откуда природа знает, что снова пора в школу? На прошлой неделе в это же время мы валялись на пляже.

— Ты не хочешь узнать, что случилось? — спросила Джул.

— Прости.

Я попыталась сосредоточиться. Почесала голову, которая безумно зудела. Наверное, у меня выпадут все волосы. Но сейчас проблемы у Джул, а не у меня, хоть это и самый ужасный день в моей жизни, пока.

— Расскажи мне, — сказала я с наигранной настойчивостью.

— Не могу, — сквозь слезы ответила Джул. Это было ужасно, поскольку плакала она по-настоящему — рыдала и всхлипывала, даже сопли из носа потекли.

— Тормози! — закричала я, испуганная тем, что машину начало заносить из стороны в сторону.

Она притормозила. И рассказала мне все. Она застукала Дэнни, когда тот целовался с ее матерью на кухне. У меня в голове не укладывалось. Дэнни. Целовал. Маму Джул.

На кухне.

Полагаю, такое может случиться, если встречаешься со студентом из колледжа. Меня это не особо волнует, ведь у меня нет мамы. Мне стоит беспокоиться только, как бы папаша не продал дозу моим парням и не превратил их в идиотов.

Или что они просто воспользуются мной для того, чтобы подобраться поближе к поставщику травки.

— Что мне делать? — всхлипнула Джул.

Я похлопала ее по руке. Я на самом деле не знала, что посоветовать. В конце концов, у меня же никогда не было парня. Она (как никто) знает это. Ну, вы меня понимаете.

— Может, они…

— Что?

— Репетировали пьесу?

— Честно говоря, ты — сама наивность, — зло сказала Джул, выпрямляясь и поворачивая зеркало заднего вида, чтобы рассмотреть свои красные, припухшие глаза.

— Да, — согласилась я. — Как скажешь.

Я просто позволила ей выговориться. Суть в том, что Джул не разговаривает теперь ни с Дэнни, ни с мамой. Хотя она швырнула стеклянный кувшин с апельсиновым соком в маму, но та его поймала, и кувшин не пострадал, зато сок пролился на ее новую белоснежную футболку от Майкла Старса. И Джул теперь под настоящим Домашним арестом (с большой буквы «Д»). Это, учитывая обстоятельства, кажется немного несправедливым. Она тайком убежала, чтобы встретиться со мной.

— Потому что я нужна тебе, — фыркнула Джул. — Я не могла бросить тебя в беде.

Или потому, что я ей нужна? Думаю, правильнее второе. Но в этот раз не буду заострять внимания.

Мне хотелось хоть чем-то утешить Джул, но в голове так и вертелось: он целовал ее маму! На кухне! Интересно — по полной программе, или это был лишь дружеский поцелуй в щечку в знак благодарности? Но спросить я не могла, потому что боялась, что подруга бросит что-нибудь в меня или мы обе съедем в кювет. Ужасно было бы умереть с такой прической. Неужели настоящий поцелуй? Это было абсурдно, почти смешно.

Дайте я объясню. Дэнни — коротышка, а мама Джул высокая. Дэнни, скажем так, коренастый, а мама Джул раньше рекламировала нижнее белье. У Дэнни прыщи, а у мамы Джул идеальная кожа. Короче, по всем статьям Дэнни ей не подходит.

Я просто не могу это себе представить, хотя и перестать пытаться нарисовать в воображении эту сцену не получается. Похоже на то, когда к вам прилипает какая-то песенка. Только в данном случае ко мне прилипла картинка. Как я ни старалась, это было смешно. Но я чувствовала, что сейчас не время для смеха.

И вообще оно вряд ли когда-нибудь наступит. Джул и Дэнни встречаются уже целую вечность. Или, по крайней мере, с прошлого Рождества, но все равно это долгий срок, если подумать.

Я икнула, подавив непроизвольный смешок, и посмотрела в окно. Джул врубила музыку. Она курила, как маньячка, и не замечала меня.

Я никогда особенно не задумывалась о маме Джул, но она была а) молодая для матери и б) хорошенькая. Как Сила Уорд. Думаю, лучше, когда у тебя есть отец и нет матери, чем наоборот. Представляете, каково это — соперничать с мамой из-за парней? Хотя нет ли какого-то закона, запрещающего целовать несовершеннолетних? А Дэнни несовершеннолетний? Не думаю. Кажется, ему уже девятнадцать.

— Дэнни девятнадцать? — спросила я.

Джул уставилась на меня, словно я — обезьяна, которая только что свалилась с пальмы и вдруг заговорила.

— Да, — сказала она бесцветным голосом.

— Тогда ладно. Прости.

— Давай прошвырнемся по магазинам, — предложила Джул, выкуривая сигарету, казалось, за одну затяжку. Она даже не закашлялась. Должно быть, у нее стальные легкие. Возможно, она и не человек вовсе, а наполовину машина.

— Ой, я на мели, — сообщила я. Читай: «Я только что отдала все свои деньги парикмахеру на чай».

— Мы пойдем в сэконд-хэнд, — сказала Джул. — Тебе же они нравятся.

Нельзя сказать, что мне нравятся сэконд-хэнды, но я там часто делаю покупки. Просто денег у меня немного, а иногда в подобных лавках можно найти прикольные шмотки. Как-то раз я купила джинсы «Сэвен» за два бакса, а потом толкнула их на Интернет-аукционе за сто три доллара пятьдесят центов. Но, с другой стороны, Джул-то ненавидит подобные магазины. Она вопит, что лучше украдет в магазине какую-нибудь мало-мальски приличную вещь, чем будет платить за чье-то старое барахло. Непонятно, с чего это она вдруг туда собралась. Я уставилась на нее в недоумении.

— Конечно, — протянула я, ожидая подвоха. — Хм, ты уверена, что хочешь пойти?

— Да, — сказала Джул. — Нам нужно найти тебе новый… свитер. К твоей новой прическе.

Здорово, а я-то думала, что ей плевать. Я мысленно взяла назад все, что говорила о Джул. Она — хорошая подруга. Просто… ветреная. И еще немного эгоистичная. Но, по совести сказать… Дэнни! И ее мама! Я бы тоже была в такой ситуации эгоистичной.

— Кроме того, — добавила Джул. — у меня есть кое-какое тряпье. Хочу продать им.

— Тряпье? — спросила я одними губами.

Взвизгнули тормоза, и мы резко остановились на парковке у магазина подержанных вещей. Джул считает, что хорошо водит машину с ручной коробкой передач, но вообще-то она не умеет вовремя выжать сцепление.

— Тряпье, — повторила она. — Ну, шмотки.

С этими словами Джул выудила из багажника машины огромный зеленый пакет для мусора, набитый под завязку тряпками, которые могли принадлежать только ее матушке.

— Ха-ха-ха, — весело засмеялась я, в уме подсчитывая, сколько денег на Интернет-аукционе можно выручить за наряды от кутюр, без которых теперь придется обходиться мамаше Джул. — Кража века?

— Кто бы говорил. У тебя, между прочим, папа торгует травкой.

— Да, — сказала я уже без смеха. — Тогда ладно.

Мы вошли в магазин. Плюсы: я заметила в мешке с «тряпьем» замечательный черный свитер от Донны Каран до того, как Джул успела выгрузить его на прилавок. Минусы: Джул снова рыдала, и мне нечем было ее утешить. Она плакала все время, пока продавщица заносила все вещи по списку в свою книгу. Этот процесс занял целую вечность. Даже слонята рождаются быстрее. Я умирала с голоду, и голова моя стала пустой (я слегка страдаю гипогликемией). Продавщица не обращала ни малейшего внимания ни на слезы Джул, капающие на аккуратно составленный список, ни на меня, постоянно ноющую, что кушать хочется. Рядом с ней стояло блюдо с печенюшками. Это все ей одной? Я с трудом удержалась, чтобы не перегнуться через прилавок и не стащить штучку. Вместо этого я несколько раз ободряюще похлопала Джул по плечу.

Должна признаться, что где-то через полчаса мне уже хотелось надавать ей пощечин. Она элегантно хлюпала своим хорошеньким носиком и роняла слезы на всех присутствующих с таким видом, словно оказывала нам честь. Это было красиво. Кто, скажите мне, хорошо выглядит, когда плачет?!

Джул, вот кто.

Где же Кики, когда она так нужна?

— Я не пойду сегодня не вечеринку, — сообщила Джул на прощанье. — Иди без меня. Кстати, Кики уехала.

— Далеко? — спросила я. Но Джул уже ушла. Я надеялась, что подруга въедет в канаву, но она проехала по самому краешку, на расстоянии трех сантиметров.

Отлично.

Коротко о главном:

• Лучшая подруга Кики «уехала» и даже ничего не сказала.

• Лучшая подруга Джул взбешена и сидит под Домашним арестом.

• Я не могу пойти на вечеринку одна.

• Волосы напоминают парик клоуна, казненного на электрическом стуле.

 

Понедельник, 9 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Я в депрессии. Размышляю о самоубийстве. Мысли путаются.

ВОЛОСЫ: Даже говорить об этом не хочу.

САМОЧУВСТВИЕ: А кому какое дело?

ГОРОСКОП: «Вы получите хорошую весть по почте. Сегодня какое-то официальное лицо удивит вас».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 2

Раннее утро. Слишком раннее, чтобы задумываться, сколько времени.

Я пришла в школу и тут же врезалась прямо в Джей Ти.

— Джей Ти. — Я улыбнулась таинственной улыбкой.

— Привет, — сказал он, засмеялся и ушел.

Я замерла на месте и прокрутила эту сцену в голове десять раз подряд. Постаралась нормализовать дыхание. Сегодня будет хороший день. Разве мой гороскоп не обещал мне это? Я все позабыла: как ходить и как говорить.

Еще раз повторю:

Сам Джей Ти Купер сказал: «Привет!»

Джей Ти сказал: «Привет!» МНЕ.

Но над чем он смеялся? Наверное, над моими волосами.

(На заметку: убить себя или, по крайней мере, купить парик.)

8:04

Я обнаружила Кики сидящей на полу, прислонившись спиной к нашим шкафчикам. Она смотрела куда-то вдаль и счастливо улыбалась. На ней была футболка (в обтяжку) с надписью «Хард-рок кафе».

— Где ты купила такую футболку? — с подозрением спросила я. Я достаточно хорошо знаю Кики, чтобы выучить все содержимое ее гардероба.

— На острове Мауи, — ответила она. — В «Хард-рок кафе». Должна сказать, я очень устала.

— Почему? — спросила я.

И Кики поведала мне, что провела выходные на Гавайях. Да-да, на Гавайях. Как такое возможно? Выходные? Кто же ездит туда на выходные?

(Изменение настроения: ужасно завидую и впала в еще большую депрессию, чем раньше.)

— Гавайи, — сказала я, сползая по дверце своего шкафчика и усаживаясь рядом. Полы только что покрыли мастикой, они пока не были блестящими, зато скользкими — это уж точно. Я провела ногтем по плитке и сколупнула белый катышек. Бррр.

От Кики пахло Гавайями, этот запах пробивался даже через пары вонючего моющего средства для полов.

— Гавайи, — повторила она. — Я купила тебе подарок.

Она повесила гирлянду цветов мне на шею.

— Ты у нас теперь увенчана. Понятно?

— Что? — спросила я, чихнув три раза подряд. Всегда чихаю по три раза. Чихать четное количество раз — плохая примета. — Что?

— Я пошутила, — сказала Кики. — Это венок, значит, увенчана. Поняла?

— Нет, то есть да, поняла. Я про Гавайи не поняла. Как? Почему? Когда?

— Ну, я познакомилась с одной девушкой. Это подруга моей сестры, которая работает в авиакомпании. Они могут летать в путешествия бесплатно. Она пригласила мою сестру, но та не смогла, и вместо нее полетела я. Было здорово. Тебе стоит там побывать. А вы что тут делали?

— Гавайи, — повторила я. — Господи, мне всегда хотелось на Гавайи. А кто та девушка?

— Неважно, — сказала Кики, встряхивая волосами (они были заплетены в миллион маленьких косичек, просто фантастика). — Тебе нравится? Это мне на пляже сделали.

Что еще можно было сделать с моими волосами до того, как я их подстригла:

1. Заплести миллион косичек на пляже на Гавайях.

— Да, ты отлично выглядишь.

— Я что-то пропустила? — спросила Кики. — Твои волосы смотрятся… мило. При таком цвете волос твои зубы кажутся белее.

— Ох, спасибо, — поблагодарила я. (Это так? Правда? В следующий раз, когда пойду в туалет, нужно будет проверить.) Но сначала… — Ты действительно пропустила кое-что.

И я рассказала о Джул, которая не пришла сегодня в школу.

Тогда мы и разработали План. Вторая суббота учебного года — вечеринка, чтобы развеселить Джул. (Хотя в моей голове этот план назывался: «Как соблазнить Джей Ти на вечеринке или, по крайней мере, напоить его и обманом заставить со мной поцеловаться». Но вслух я этого никогда не произнесу.)

— Ты собираешься пригласить Джей Ти? — спросила Кики.

— Нет! — воскликнула я. — То есть мы же не будем вручать приглашения, а просто скажем ребятам, поползут слухи. Я думаю, он, может быть, и так придет.

— Оставь надежды, — сказала Кики. — Лучше уж пригласи его, он же идиот.

— Вовсе нет, — запротестовала я, борясь с желанием рассказать подруге об утреннем столкновении.

— Еще какой, — со знанием дела заметила Кики.

— Цыц! — сказала я, чтобы окончить нашу дискуссию.

— Это даже не слово! — возмутилась Кики. — Что оно вообще значит?

— Ничего, — пожала я плечами. — Это просто звук.

— Не глупи.

— Хорошо, — согласилась я, размышляя, найду ли я когда-нибудь себе подруг, которые на самом деле будут любить меня и принимать такой, какая я есть. Я взглянула на Кики.

— Не сердись, — сказала она.

— Я и не сержусь.

— Отлично.

И тут взревела пожарная сигнализация.

Что делать, когда включается пожарная сигнализация:

1. Идти к шкафчику и немедленно достать все ценные личные вещи, например Джуниора. И обед в пакетике, а то вдруг долго придется торчать на улице, можно проголодаться;

2. Продолжать стоять в коридоре, пока учителя не начнут носиться, хлопать в ладоши и орать: «Выметайтесь сейчас же!»;

3. Бежать что есть мочи ради спасения собственной жизни. (Кажется, на это нужно слишком много усилий.);

4. Делать ставки, кто и зачем врубил пожарную сигнализацию;

5. Пойти на улицу, чтобы трястись там от холода (ну ладно, снаружи +17 °C, но все-таки) и вдыхать сигаретный дым, который подруги пускают тебе в лицо, пока не приедут пожарные и не заявят, что это хулиганская выходка, после чего сурово предупредят, что включать пожарную сигнализацию можно только в случае настоящего пожара.

15:47

— Папа, — нетерпеливо позвала я, вернувшись домой. — Пап!

— Что, дорогая? — Он посмотрел на меня поверх своей книги.

— Я спрашивала, не можешь ли ты дать мне немного денег, чтобы я купила кое-что для школы.

— Что именно?

— Учебники.

— Я думал, что вам выдают учебники в школе. Разве не на это идут наши налоги? — Он отложил книгу (Библию) и с радостью начал обсуждать эту тему. — У тебя есть право на образование! И ты не должна ни коим образом их субсидировать…

— Хорошо, пап, — перебила я его. — Ну тогда дай на одежду. Мне нужна новая одежда. Пожалуйста.

— Нет, — ответил он. — Не дам.

— Нет?

— Не дам.

— Отлично, — сказала я. — Превосходно.

— Иди и подработай, — спокойно сказал отец, возвращаясь к чтению, и при этом положил ноги на стол. Прошу отметить, что на ногах у него были разные носки, причем на одном была вышита собачка в беретике.

— Много ты работаешь, — сказала я. Моего своенравия только на это и хватило.

— Как дела в школе? — спросил папа.

— Пожалуйста, — простонала я, вылетая из комнаты, и проорала из кухни: — Не притворяйся, что тебе есть до этого дело!

— Надеюсь, ты не собираешься приготовить опять эту гадость из соевого творога.

— А мне нравится соевый творог! — огрызнулась я и начала орудовать ножом. Честно говоря, если папочке хочется стейк, то он мог бы сам его приготовить. Или убраться. Или сделать хоть что-то по дому.

— Ты же знаешь, я люблю тебя, дорогая, — сказал он, появляясь в дверях позади меня. Я чувствовала спиной взгляд его огромных печальных карих глаз хиппи. Но не обернулась. По правде сказать, иногда сложно иметь такого недоделанного отца.

О чем я поговорила бы с мамой, если бы она у меня была:

1. О Джей Ти;

2. О том, как прошел мой день в школе;

3. О будущем;

4. О своих подругах и о том, почему они меня ненавидят;

5. О своих волосах и о том, насколько они испорчены;

6. О ней самой.

— Ты что-то сделала со своими волосами? — спросил папа, откусывая большой кусок от сырой морковки.

— Да, папочка, еще два дня назад. Спасибо, что заметил.

— Ты такая красивая. Не понимаю, как у такого старого уродливого дурака, как я, могла родиться такая дочь, как ты.

Ладно, когда он говорит такие вещи, очень сложно его ненавидеть.

 

Четверг, 12 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Нервное.

ВОЛОСЫ: Все еще не выпали, такие же оранжевые и ужасные.

САМОЧУВСТВИЕ: Пока не совсем подыхаю.

ГОРОСКОП: «Сегодня изменится расположение планет, что будет оказывать на вас влияние в течение следующих двенадцати лет и преподаст вам немало важных уроков. Будьте внимательны не пропустите их».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 16(!)

Довольно быстро слух пополз по школе. Меня всегда удивляло, как стремительно это происходит. Так что все уже отлично осведомлены о нашей ВЧРД (Вечеринке, Чтобы Развеселить Джул). Все говорят об этом. Ну, не все, но достаточное количество учащихся, как мне и хотелось.

Я нервничала. И была взволнована.

В конце концов, может, именно эта вечеринка станет настоящим началом СЛГМЖ. Возможно, первая неделя была пробным прогоном и не будет считаться, когда речь пойдет обо всех преимуществах этого года. Я рисовала всякие закорючки на полях тетрадки, пока мисс Фил объясняла, как правильно отмерять муку мерным стаканом. Не знаю, зачем я записалась на домоводство. Это было большой ошибкой.

А записалась я потому, что сюда ходит и Джей Ти.

Но он в другой группе. Откуда мне было знать, что наберется столько желающих прослушать курс домоводства, что их разделят на три группы.

Я легонько ткнула Кики локтем. Она улыбнулась в ответ и показала список, который составляла в своем ежедневнике.

— План! — шепнула она.

— Ты говорила с Джул? — спросила я. Я несколько раз пыталась дозвониться до нее. Ну, ладно, всего один раз. Ее мамаша сказала, что Джул нет дома. Но в школе ее тоже не было.

— Ага, — ответила Кики, наклоняясь ближе ко мне. Волосы у нее по-прежнему были заплетены в косички и блестели на свету. Как она их моет? Мысленно я сделала заметку: спросить ее потом.

— Мисс Хармони и мисс Эндрюс! — завопила мисс Фил. — Возможно, вы хотите выйти к доске и продемонстрировать всему классу, как отделять белок от желтка?

— Да, — сказала я. — Конечно.

Кики сердито посмотрела на меня.

— Вообще-то нет, мисс Фил, — сказала она. — Простите нас, мы больше не будем.

— Хорошо, — смилостивилась мисс Фил. — Но прошу вас слушать внимательно.

Я была немного расстроена, потому что на самом деле я отлично отделяю желток от белка. Даже могу сделать это одной рукой. Я много практиковалась. Папа любит омлеты. Сама я, разумеется, яйца не ем. Вы только подумайте: что такое яйцо! И вы будете это есть? Серьезно? Просто отвратительно!

Меня тошнит от одного запаха жарящихся яиц.

Кики подкинула свой ежедневник ко мне на парту.

— План! — прошептала я.

Теперь, в написанном варианте, он казался настоящим приключением. Мы должны вытащить Джул из ее темницы и силой заставить веселиться. Хм. Звучит опасно и трудновыполнимо. Но самое главное — у нас есть План.

Возможное развитие событий на ВЧРД (Вечеринке, Чтобы Развеселить Джул):

1. Джей Ти не придет;

2. Джей Ти придет, но не один;

3. Я не приду;

4. Мы оба придем, но он будет игнорировать меня, как обычно;

5. Мы оба не придем;

6. Вообще никто не придет;

7. Все придут, и мы оба придем, но не заметим друг друга;

8. Мы заметим друг друга, упадем друг другу в объятья и поцелуемся;

9. Мы друг друга заметим, я буду идти и свалюсь в костер. Меня на вертолете отвезут в другой город, чтобы лечить мои ожоги;

10. Мы друг друга заметим, но он пойдет, упадет в костер и умрет;

11. Мы друг друга заметим, и он толкнет меня в костер;

12. Мы все придем, и он сбежит с Джул;

13. Джул откажется прийти;

14. Джул сбежала, и ее не окажется дома, когда мы придем ее спасать;

15. Джул придет, но будет сидеть с мрачным видом весь вечер;

16. Произойдет какое-нибудь стихийное бедствие (землетрясение? цунами?), нас смоет в море, и все участники вечеринки сгинут навеки. А еще лучше, если произойдет какое-нибудь стихийное бедствие и всех смоет в море, но мы с Джей Ти умудримся спастись, вцепившись в плывущее по волнам бревно. Нас выбросит на необитаемый остров, где нам придется жить до конца наших дней и… Хм. Этот пункт мне нравится.

 

Пятница, 13 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Счастлива/нервничаю/взволнована.

ВОЛОСЫ: Средней паршивости.

САМОЧУВСТВИЕ: Пока нет симптомов никаких болезней.

ГОРОСКОП: «Возможны ссоры с самыми близкими людьми и вспышки гнева. Постарайтесь заняться спортом».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 2

9:19

Проспала, опоздала в школу, и получилось вот что:

1. Синяк на левой коленке и левом локте (упала, когда бежала на автобус);

2. Мне придется остаться в наказание после уроков (мистер Хрен поймал меня, когда я пыталась просочиться в класс);

3. Обзавелась новым «другом». Странный парень, от которого пахнет сосисками, стал моим партнером, когда всем пришлось разбиться на пары на том уроке, куда я опоздала. У остальных уже были партнеры, так что мне придется провести долгие недели, устраивая показательные дебаты с этим дебилом. Уверена на все сто: он разрушит мой имидж. У «друга» теперь есть мой номер телефона, и он обещал позвонить мне на выходных. Вот радость-то! Я пыталась отпугнуть парня своим гадким характером, но его это не разубедило, и он даже похлопал меня по руке, словно мне требовалось утешение;

4. Странное выцветание передних зубов. Под словом «выцветание» я понимаю вот что: я без перерыва использовала отбеливающие полоски и отбеливающий гель, в результате по краям зубы стали подозрительно прозрачными. Они что, разрушаются?

5. Настроение — скверное.

 

Суббота, 14 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Очень взволнована!

ВОЛОСЫ: Надо поработать.

САМОЧУВСТВИЕ: Повышенное артериальное давление!

ГОРОСКОП: «Сегодня случится то, чего вы ждали всю жизнь».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: Пока ни разу, но ожидаю хотя бы один!!!

9:30

Положительные моменты сегодняшнего вечера:

1. План (в моем случае план, как соблазнить Джей Ти) все еще в силе. Синяки на руке и ноге замазаны тональным кремом. Погода прекрасная. Клянусь: такое чувство, будто середина лета. Сухо и жарко. Ура!

2. Я надену черную вареную джинсовую куртку Кики поверх черного топика Джул с белой аппликацией в виде ладони! Мне он нравится лишь потому, что Джул в нем выглядит отлично, следовательно, и я тоже должна выглядеть отлично. А еще я купила в сэконд-хэнде штанишки от Джуси Кутюр (возможно, ранее они принадлежали маме Джул).

3. Мои волосы привыкли к новой укладке. То есть мне не обязательно хочется покончить жизнь самоубийством каждый раз, когда я смотрюсь в зеркало.

4. Благодаря Джул я стала обладательницей новых профессиональных отбеливающих полосок, которые должны быть лучше обычных. Возможно, с их помощью я справлюсь с проблемой прозрачности своих зубов. Джул купила их на деньги, вырученные от продажи шмоток своей мамы в комиссионке. Подозреваю, хитрюга сделала мне подарок, чтобы снова завоевать меня, потому что поняла, что ей нужны подруги, пусть даже уродливые чудачки, у которых нет парня. ОСОБЕННО уродливые чудачки, у которых нет парня.

5. Кики возьмет мамину машину на сегодняшний вечер.

6. Джей Ти придет на вечеринку.

7. У меня появится шанс пофлиртовать с ним.

8. Я твердо решила, что заставлю его хотя бы поболтать со мной. Или влюбиться в меня. Одно из двух.

Отрицательные моменты сегодняшнего вечера:

1. Джул все еще под домашним арестом. Поскольку она почетный гость на нашей вечеринке, нам нужно ее туда доставить. А это подразумевает хитрости и интриги.

2. Джул все еще в дурном настроении из-за Дэнни и своей матери. Более того, кажется, уже вся школа знает об этом, и Джул уверена, что все над ней смеются. Хотя все скорее шокированы. Ну и, конечно, интересуются, как же выглядит мать Джул. Ладно, признаюсь: некоторые действительно смеются.

3. На эти выходные нам задали просто гору домашки, я пока что ни фига не сделала, включая свою часть дурацких «дебатов» с этим придурком. Уверена, он позвонит мне прямо с утреца пораньше в воскресенье.

4. Мне пришлось пригласить нескольких козлов с прошлого собрания школьного совета на вечеринку, поскольку я случайно проболталась, а потом уже неудобно было им отказать. Теперь беспокоюсь, что из-за них я и утрачу свой статус «почти крутой девчонки». Еще боюсь, как бы на вечеринку не нагрянули копы, не арестовали меня как школьную наркоторговку и не бросили за решетку. И опасаюсь, что Джей Ти притащится с какой-нибудь девицей и будет игнорировать меня весь вечер. Кроме того, страшно, что кто-то может отравить мою выпивку, я заболею, и придется лечь в больницу. И вообще переживаю.

Ладно. Я сделала глубокий вдох и задержала дыхание, дождалась, пока перестало хватать воздуха, и только тогда выдохнула. Голова сразу стала пустой и звонкой. Зачем я это делаю?

Посмотрела на часы. 9:49.

Кики уже едет сюда. Мы решили устроить пробежку перед вечеринкой. Отлично. Я обожаю бегать! Ладно, я ненавижу бегать. Но сама идея мне нравится. Я планирую полюбить бегать, как только улучшу свою физическую форму, так что смогу бегать на более длинные расстояния, и это не будет сопровождаться полным изнеможением и/или тошнотой. По правде, я согласилась только ради того, чтобы потом, при случае, иметь право небрежно обронить в разговоре, что мы с Кики бегали перед вечеринкой, и люди, возможно, примут меня за всю такую спортивную и крутую девчонку. Под «людьми» я подразумеваю Джей Ти.

Через два часа

Дорогой Джуниор!

Я выжата как лимон, морда красная, пот льет градом, хотя мы закончили бегать час назад и я уже приняла душ. Мое тело отказывается перестать думать, что оно все еще на пробежке. Сердце бьется как бешеное. Лицо красное и пошло какими-то пятнами.

Пожалуйста, помоги.

С любовью,

Твоя неспортивная хозяйка.

(На заметку: не бегать перед походом на светские мероприятия, где важна внешность.)

Важное дополнительное замечание: Кики даже ни капельки не разрумянилась, пока мы бегали. Втайне ненавижу Кики и ее превосходные спортивные гены.

— Бег, — сказал папа, покачивая головой и изучая мои красные щеки. — Честно говоря, когда я был в твоем возрасте…

— Папа, — перебила я. — Когда ты был в моем возрасте, то, скорее всего, по уши в грязи балдел на Вудстокском фестивале. Так что рассказы о твоей юности — не самый лучший способ привести мне поучительный пример.

— Я не ездил на Вудстокский фестиваль, — возразил он резко.

— Отлично, — сказала я, — и что с того?

— На самом деле, когда я был в твоем возрасте…

Тут папа отключился и уставился в пустоту. Не волнуйтесь, такое с ним частенько случается. Он просто яркая иллюстрация того, что ежедневное курение травки на протяжении более чем тридцати пяти лет плохо сказывается на ваших мозгах.

У нас живет волнистый попугайчик (по имени Попугай), у которого нет клетки. Папа — противник того, чтобы сажать животных за решетку, так что Попугаю не повезло: Кот был бы очень рад засадить птичку к себе в рот. И вот сейчас Попугай влетел в комнату, уселся папе на плечо и начал клевать его бороду. Мне всегда кажется: что бы птичка ни делала — это призыв о помощи, хотя, возможно, у меня просто разыгралось воображение. Попугай у нас голубой с желтой головкой. Никто не знает, самец это или самка. А есть ли способ определить? Мы с папой ровно минуту наблюдали за Попугаем, и тут я вспомнила, что папа начал что-то говорить.

— Папа, так что ты говорил?

— Проехали, — сказал он. — Это неважно. Но тебе нужно принять душ или еще что-нибудь предпринять перед походом на вечеринку. Ты вся красная и потная.

«Здорово, спасибо на добром слове», — подумала я, а вслух сказала:

— Я уже приняла душ.

Но потом пошла и сделала это еще раз. Ну, сами понимаете: чистота не повредит, правильно?

Позднее (нет часов)

План по спасению Джул привел к ужасным результатам.

Просто ужасным.

Вы себе даже не представляете.

Начиналось все нормально. Все шло как намечено. Мы добрались до дома Джул без проблем. Погода стояла отличная, и все складывалось удачно. У нас была машина и вполне приличные прически. Ладно, у Кики была совершенная прическа (по-прежнему идеальные маленькие косички, которые вообще не растрепались и не развалились). А мои волосы выглядели не так омерзительно, как могли бы, если учесть их тревожный оттенок и причудливую спутанность.

Я позвонила Джул по мобильному, она подошла к окну, прижала носик к стеклу и скорчила рожицу. Это был добрый знак. Похоже, она в хорошем настроении. Поверьте мне, вам не захочется приближаться к Джул, когда та не в духе. Джул в плохом настроении ужасна, лучшего слова не подобрать. Она на несколько минут исчезла, а мы застыли в ожидании.

Наконец Джул вылезла из окна, проявив при этом изрядную ловкость. Окно в ее комнате можно лишь приоткрыть путем нажатия на ручку, поэтому ей пришлось с трудом пропихиваться через узкую щель. К счастью, она тонкая, как лист бумаги, так что особых проблем не возникло. Итак, Джул показалась на крыше. Мы могли бы уже праздновать победу, если бы не тот факт, что это была покатая крыша, покрытая красной черепицей. Мы всегда говорим Джул, что ее дом построен в стиле колумбийских наркобаронов, но это не смешно, если принять во внимание, чем зарабатывает на жизнь мой дорогой папа, и в какой обшарпанной хибаре живем при этом мы, тогда как Джул обитает в стильном доме, хотя, насколько я знаю, ее папа никак не связан с наркотиками.

Так вот Джул стояла на крыше, а на ногах у нее были туфли на каблуках.

Ну не таких уж высоких, не на шпильках. Вообще, это были не туфли, а обыкновенные шлепки (с каблуками, правда, думаю, с достаточно невысокими), да и сцепления с крышей не наблюдалось, поскольку у башмаков была такая, знаете, толстая деревянная подошва. На самом деле, если пораскинуть мозгами, эти идиотские туфли не подходили для вечеринки на пляже.

И для лазанья по крышам тоже.

Следующее, что я помню, — Джул летит вниз. Это было изящно. Она падала, а мы не могли поймать ее. А вы могли бы поймать кого-то, кто падает с крыши? Подумайте над этим. Самый лучший сценарий — падающий спасется, придавив вас насмерть. Честно говоря, мы с Джул не такие уж хорошие подруги, и мне не хотелось бы, чтобы она наступила на меня своими идиотскими туфлями. К счастью, мне и не пришлось спасать ее, потому что она поймала себя сама. В середине Большого Побега она повисла, уцепившись ради спасения собственной жизни за водосточный желоб. Мы с Кики смеялись как ненормальные. Это было очень забавно. Я заливалась так, что, думаю, заработала грыжу, было ужасно больно. Мне пришлось ухватиться за виноградник, чтобы не свалиться на землю и не начать кататься в истерике. Кики полезла вверх по решетке (полагаю, спасать Джул), а я — за ней, потому что я по жизни — человек ведомый. Почему, сама не знаю. Я все еще смеялась, поэтому соображала с трудом.

Не понимаю, как ее мама не услышала нас. Она, конечно, слегка закладывает за воротник (или это только байки Джул). А может, ее уже и дома не было. Тогда нам стоило воспользоваться дверью. В какой-то момент Кики в прямом смысле слова повизгивала от смеха. Это было, когда Джул уже явно находилась в безопасности, но дрыгала ногами и одновременно пыталась не уронить свои туфли. Она висела прямо над нами, как огромное насекомое, ноги враскорячку, туфли держатся только на пальцах. Джул шепотом верещала: «Помогите! Помогите!»

В конце концов желоб не выдержал, и она полетела мимо нас вниз, по дороге пытаясь ухватиться за мой свитер. Я дернулась в сторону. Понимаете, я не хотела, чтобы Джул портила мне одежду. Кроме того, до земли было довольно близко, и если бы я позволила ей повиснуть на мне, то решетка непременно сломалась бы, и тогда мы рухнули бы втроем.

Джул приземлилась, смеясь, и сквозь смех сказала:

— Я смеюсь, но, возможно, ничего веселого и нет, и в любую секунду я могу впасть в бешенство.

Скорее всего, она не будет веселиться завтра, когда вспомнит об этом. С этой мыслью я полезла вниз (осторожно), проверить, действительно ли с Джул все в порядке. При ближайшем рассмотрении я увидела, что нет. Ее рука была согнута под странным углом. Я чуть не упала в обморок.

Рука наверняка была сломана. Я могла определить это просто по виду. Джул взбесится, когда пройдет состояние болевого шока. Мне посчастливилось знать, что иногда, когда вы сильно поранитесь, проходит несколько минут, прежде чем вы по-настоящему ощутите боль. Думаю, Джул все еще не пришла в себя, раз по-прежнему хихикает.

Я никогда ничего себе не ломала. По крайней мере, я не помню. Вообще-то, я помню себя только с первого класса. А воспоминания о жизни до школы — сплошной туман. Понятия не имею, почему так. В один прекрасный день я потрачу круглую сумму на психоаналитика и выясню это. Хотя на самом деле мне не особенно хочется знать. Мама бросила нас, когда я пошла в школу. Так что не нужно иметь диплом врача, чтобы понять, почему мое сознание заблокировало воспоминания о детстве, проведенном с мамой.

Ладно, это к делу не относится. Я знаю. Просто хочу добавить, что моя мама была сучкой. Мне так кажется. Иначе почему она нас бросила?

Как бы то ни было, хватит об этом.

В машине по дороге в больницу (Джул не позволила нам втащить ее в дом и попросить помощи у ее мамы, хотя она была права) она начала плакать. В своей обычной манере, скажем так, оставаясь хорошенькой. Но, думаю, ей все-таки было больно. Я ободряюще похлопала Джул по здоровой руке. На самом деле я не знала, что еще сделать, а я же ей подруга как-никак. Оказывать поддержку в трудные моменты — самое меньшее, что я могу сделать. Кроме того, я уверена, она бы сделала то же для меня.

Возможно.

Мы оказались в травматологии. Ненавижу больничный запах. Почему в больницах всегда так отвратительно пахнет? Даже школьные ароматы стали казаться более приятными. От больничного запаха хлорки и болезни у меня закружилась голова. Пришлось зажать голову между колен, чтобы не упасть в обморок.

Джул наложили гипс на руку. Каким-то образом (понятия не имею как) она уговорила врача позвонить моему папе, а не своей маме. Пока она это делала, я сконцентрировалась на глубоком дыхании (но не гипервентиляции), чтобы не поплохело уже мне самой. Интересно, сколько человек заболело, просто ступив на территорию больницы. Думаю, довольно много.

Доктор был Сексуальным с заглавной буквы «С». Высокий смуглый красавчик, если бы не торчащие зубы и не прыщи. У докторов бывают прыщи? Это мне показалось неправильным. Джул кокетничала, как ненормальная (к тому времени она уже перестала плакать). Серьезно, ее было не остановить. Как будто она решила, что это сериал «Скорая помощь», а этот доктор — Джордж Клуни или, еще лучше, Ной Уайл (О, Ной). Но в тот момент помести любого мужика до пятидесяти в кабинет, и она пустилась бы во все тяжкие.

На самом деле это отвратительно.

К счастью для нее (и для меня), папа трубку не снял. Уверена: дрыхнет перед теликом или обхаживает Мэри Джей (Любовь всей его жизни). Доктор настолько потерял голову от ослепительной красоты Джул (он слегка заволновался, и обстановка в отделении накалилась), что не стал больше никому звонить.

Джул так чертовски хороша, что мне хочется воткнуть ручку себе в глаз. Почему некоторым достается идеальная внешность? У нее отличная кожа. Превосходные зубы. Красивые волосы. И тело танцовщицы. А у меня что? Веснушки. Кривоватые зубы. Толстый животик.

Ох, блин!

Как бы то ни было, она заставляла доктора краснеть. Из-за этого, в свою очередь, краснела я. Я очень поддаюсь внушению. Не стоит падать рядом со мной в обморок, поскольку я свалюсь сверху. То же самое с зевотой. И икотой.

Наконец даже Кики затошнило от этого, и она сказала многозначительно:

— Нам пора, нам нужно успеть на очень важное школьное собрание.

— Что? — спросила Джул.

— Да, — повторила Кики. — Ты разве забыла? Школьное собрание.

Клянусь, Джул пыталась выглядеть даже младше, чем была на самом деле, чтобы доктор почувствовал себя полным кретином. Уверена, она своего добилась. По правде сказать, я и сама себя чувствовала дурой.

Джул разозлилась и вскочила с кушетки. Пожала руку доктору.

— Было приятно с вами познакомиться, — сказала она официальным тоном. — Спасибо, что спасли мне жизнь.

— Вряд ли он спас тебе жизнь, — заметила я. — Ты всего лишь сломала руку.

— Люди умирают от перелома руки, — отрезала она. — Ты же сама мне об этом говорила.

Это правда. Точнее, существует вероятность, что при переломе образуется небольшой кровяной сгусток, и если вы человек невезучий или если «наверху» решили, что ваша песенка спета, то он оказывается в легких. И все, кранты. Игра окончена. Спасибо, что принимали в ней участие.

— Полагаю, — угрюмо сказала я, — в таком случае мы действительно опоздаем на школьное собрание.

— Отлично, — сказала Джул.

И мы ушли.

Джул больше не упоминала ни о Дэнни, ни о своей маме. Ну конечно, все ее мысли были заняты падением с крыши и переломом. Может, это хороший знак, что она больше не говорит о них. Возможно, она преодолела это.

Или же это была неправда с самого начала? Это дурацкая мысль, и я сразу же выбросила ее из головы. Уверена, все правда. Люди просто так не придумывают небылиц про то, что их бойфренды из колледжа целуются с их мамами.

Возможно, Джул действительно перешагнула через это. Хотя я всерьез сомневаюсь, что когда-нибудь забыла бы, случись такое со мной. Но этого не будет, поскольку в моей жизни отсутствуют главные действующие лица этой драмы: бойфренд и мама.

Еще позже

Когда мы наконец выбрались из больницы, то уже сильно опаздывали к началу вечеринки. Но это неважно. Ведь только неудачницы приходят на вечеринку пораньше, правда?

Правильно.

А мы не неудачницы. По крайней мере, Кики и Джул. И меня, возможно, посчитают крутой за компанию.

_____

2 часа ночи. В кровати. Нет, на кровати. Не могу раздеться.

Дргой Джнр!

Больше никогда не буду пить. У меня ик-кота. Ик. И кровать вращается. Плохо. Мне кажется, меня тошнит, но я не могу пошевелиться. О, нет… Надо заснуть. Перестать ворочаться, чтобы…

Тьфу.

Напомни мне плшпзщж

С любовью,

Хрли.

 

Воскресенье, 15 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Мне слишком плохо, чтобы вообще было хоть какое-то настроение.

ВОЛОСЫ: Ужасные.

САМОЧУВСТВИЕ: Повышенное артериальное давление!

ГОРОСКОП: Слишком плохо, чтобы достать газету, которая лежит в миле отсюда, на дорожке, ведущей к нашему дому.

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: Абсолютно не до этого.

Утро, уже светло. Не могу найти часы.

С сайта «Медицинские советы»:

Симптомы:

Головная боль после чрезмерного употребления алкоголя. Тошнота или рвота.

Возможные осложнения:

«Похмелье». Кавычки означают: «Сами виноваты, а нам плевать»?

Что делать:

Используйте обезболивающее, которое можно приобрести без рецепта.

Хм. Да что они знают. Разумеется, есть и другие варианты.

Симптомы:

Головная боль, которая усиливается при наклоне головы. Глаза чувствительны к свету. Апатия. Спутанность мыслей при отсутствии травм головы в последнее время.

Возможные осложнения:

Кровоизлияние в мозг.

Что делать:

Немедленно вызовите врача. См. субарахноидальное кровоизлияние. См. также абсцесс спинного мозга, или эпидуральный абсцесс.

Полдень.

Дорогой Джуниор!

Похоже, у меня субарахноидальное кровоизлияние, и я умираю.

С любовью.

Твоя обреченная хозяйка.

15:17 (нашла свои старые часики)

ВЧРД, или Что я помню о прошлом вечере:

Там была какая-то тропинка через рощу, ведущая прямо к лагуне. Но «тропинка» — это слишком громко сказано. На самом деле скорее просто просвет между деревьями, где можно пройти, лишь изредка зацепляясь за невесть откуда взявшиеся пни, ветки и отвратительные колючие кусты. Разумеется, фонарей там не было, потому пришлось освещать себе путь зажигалками. В какой-то мере это было даже весело. Но в результате мы обожгли себе большие пальцы рук, пока пытались удержать зажигалки горящими. (Идиотские зажигалки с тугими кнопками, чтобы ими не могли воспользоваться дети.) Ну, по крайней мере, палец обожгла я. Сейчас, если нажать на него, больно. Странная боль. Почти как когда у вас болячка во рту, а вы не можете удержаться, чтобы не потрогать ее языком.

Ой.

Ладно, вернемся к вечеринке. Кусты и ветки деревьев хлестали по нам, у Джул на гипсе остались черные следы копоти. Возможно, пока мы шли с зажигалками в руках, некоторые кусты слегка обуглились. Казалось, что мы идем не туда. И все из-за этой дурацкой тропинки. Словно мы все время поворачиваем не в ту сторону. Но никто из нас не додумался поискать другой путь. Позже выяснилось, что существует дорога, ведущая прямо на пляж, и все, что нужно сделать, — это спуститься по ступеням вниз.

Итак, зарисовки с вечеринки.

Когда мы пришли туда, было уже почти полдвенадцатого. Вечеринка была в самом разгаре, если под словами «в разгаре» подразумевать, что куча народу сидела на одеялах и тряслась от холода, несмотря на изрядное количество выпитого, или просто валялась на песке.

Музыка орала на всю катушку. Преимуществом выбранного нами пляжа было то, что он находится в отдалении от жилых кварталов, так что никто не будет жаловаться на шум, как это обычно бывает при проведении пляжных вечеринок. Другие отличительные черты подобных сборищ — это народ, скидывающий бутылки из-под выпивки прямо в океан, и полицейские, требующие все собрать и штрафующие за разведение костров.

Но мне нравятся вечеринки на пляже. Или, скорее, мне нравится сама идея проводить вечеринки на пляже. А в реальности мы имеем песок, который забивается везде и всюду, и запах костра, которым пропитываешься насквозь. Не знаю, что со мной не так, но я притягиваю дым, как магнит. С какой бы стороны костра я ни села, ветер всегда меняется так, чтобы нести дым прямо на меня.

И вот мы уже на вечеринке. Дым окутал меня с головы до ног и попал мне в глаза. Я начала задыхаться. По направлению ко мне летели огромные клочки горячего пепла, словно боги пытались послать мне предупреждение: «Отвали от костра, и поскорее».

Да, эта вечеринка не была похожа на то, что вы видели в фильмах «Рискованный бизнес» или «Король вечеринок» (ох, красавчик Райн Рейнолдс!), где все весело качаются на люстрах в одежде от именитых модельеров. На нашей вечеринке все казались совершенно подавленными. Замерзшими. Несчастными. Смущенными. Мне пришлось подавить в себе желание крикнуть: «Эй, поднимайте свои жопы!» — но лишь потому, что слово «жопа» вообще нельзя употреблять ни при каких обстоятельствах. Но эта фраза крутилась в моей голове, как строчка из прилипчивой песенки, которую вы не можете перестать повторять.

Мой опыт подсказывает мне, если пораскинуть мозгами, то почти все «вечеринки» — это когда толпа народу сидит сиднем и ждет, чтобы что-то случилось. Обычно «что-то» означает, что кто-то сблюет или вырубится, и тогда все накинутся на несчастного (закопают его в песок, разденут, напишут что-нибудь помадой или несмываемыми чернилами прямо на лице). Как-то летом я пошла на вечеринку, и там был парень с козлиной бородкой. Перед тем как отрубиться, он успел сказать: «Ребята, делайте что хотите, только не сбривайте мне бороду». Поэтому мы побрили ему ноги, накрасили ногти и аккуратно выщипали одну бровь.

Глупо? Но я и не говорю, что мы вели себя как взрослые, сознательные люди.

На этой вечеринке, я думаю, главным событием было появление нашей троицы. Мы опоздали, и потому привлекли к себе всеобщее внимание. А у Джул еще и гипс был, вполне естественно, что она тут же стала центром вселенной, и все начали вращаться вокруг нее, словно звезды в галактике Джул.

Было немного противно.

Но кому не понравилось бы накалякать что-нибудь на чужом гипсе? Джул это явно доставляло удовольствие. Странно, если учесть, что она не любит, когда ее трогают. Думаю, надписи на гипсе нельзя отнести к прикосновениям. Короче, Джул сияла и усиленно хныкала, словно боль была нестерпимой (может, это и правда), а она — стойкий оловянный солдатик, который все выдержит.

Ха.

Богом клянусь, если бы она еще раз тряхнула волосами, я бы чиркнула где-нибудь поблизости спичкой, просто чтобы посмотреть, как они загорятся, пока она сидит тут и милостиво позволяет нам собой восхищаться. Блин, блин, блин.

А на меня никто не обращал внимания. Ну, мне не привыкать. Да и волос у меня не осталось, чтобы трясти ими. В конце концов я вышла из завесы дыма и стала строить песочный замок на берегу. Когда я была мелкой и мы с родителями ходили на пляж, я строила отличные замки. В этом преимущество родителей-хиппи. Все лето вы торчите на пляже, лакомитесь едой, приготовленной на костре, и строите замки из песка (даже целые деревеньки из песка), потому что никуда торопиться не надо. Хиппи вообще никуда не нужно торопиться. Замок оказалось построить сложнее, чем я предполагала, опираясь на детские воспоминания. Разумеется, у меня не было ведерка, которое очень пригодилось бы. Да и строить замок в гордом одиночестве не особенно весело. Внезапно меня посетило смутное видение из прошлого: как я построила замок, потом встала на него, волны плескались у моих ног, а я думала, что теперь весь остаток жизни проведу посреди моря, на башне этого замка.

В этом воспоминании присутствовала какая-то женщина. Я постояла без движения минутку и пошла за выпивкой.

У отца нигде нет маминых фотографий. Я не помню, как она выглядит.

А может, и помню, но не хочу вспоминать.

Ладно, вернемся к нашей «развеселой» вечеринке.

На ней были все.

Под словом «все» я, естественно, имею в виду Джей Ти.

И тут случилось вот что.

…………………………………………………………………………………

…………………………………………………………………………………

Нет, я не могу вам рассказать. Мне слишком стыдно. Скажу лишь, что фразу «Эй, Джей Ти, как дела?» в качестве вступления я больше никогда использовать не буду, потому что он меня проигнорировал. Целиком и полностью. Парень смотрел поверх моей головы и разговаривал с кем-то за моей спиной.

Может быть, он был пьян.

А может, он просто козел.

Чтобы не смотреть на него, не разговаривать с ним и вообще не обращать на него внимания, я кинулась к первому попавшемуся парню, которого даже не знала. И мы поговорили.

Ладно, слово «поговорили» следует понимать как «поцеловались».

Привет, меня зовут Хэйли Андромеда Хармони, и я шлюха.

Это было так на меня не похоже, что мне до сих пор не верится. Я даже не совсем уверена, что же там произошло на самом деле. Постоянно стараюсь вспомнить детали. Но все, что я помню, — это как я говорю с тем парнем (симпатичным незнакомцем), флиртую (хихикаю), потягиваю пивко, а потом…

У меня началась икота. (Обычное явление, поэтому я и не люблю пить.) Но вовсе не милая, очаровательная икотка, а такая громкая икотища, словно мой желудок пытался выпрыгнуть через рот, как враждебные сущности вырываются из кишок людей в фильме «Чужой» с Сигурни Уивер. Замечательно! И тогда симпатичный незнакомец попытался зажать мне нос. Он сказал, что это поможет.

Было тяжело поддерживать беседу, пока его пальцы оставались на моем носу — на моем бедном, сожженном, шелушащемся носу.

Потом он сказал: «Лучше всего от икоты помогают поцелуи».

И я его поцеловала.

Я!

Это ТАК на меня не похоже.

И вот я провела весь остаток вечеринки, целуясь с симпатичным незнакомцем, которого никогда раньше не видела. Я даже не знаю его имени. Это было весело.

Или нет?

Я не вполне уверена, не затеяла ли я все это, поскольку думала, что потом смогу рассказывать эту историю как анекдот. Забавно. Ха-ха-ха. Думаю, я с ним целовалась, потому что я неудачница, а не из-за того, что надеялась снова с ним увидеться.

В идеале мне бы хотелось, чтобы он испарился с планеты Земля.

О чем я только думала? Как стыдно. Унизительно! Джул сказала на прощанье что-то типа: «Отлично работаешь языком, прямо как леденец сосешь». Тьфу.

Дорогой Джуниор!

Я пережила ужасное унижение вчера на вечеринке. Мне так стыдно, что я вряд ли когда-нибудь теперь выйду из дома. Стану затворницей. Хиппи, курящей травку. Буду скучать по тебе, поскольку хиппи-затворники, злоупотребляющие марихуаной, не пользуются ноутбуками.

Думаю, мне стоит просто снова лечь спать после того, как наложу новые отбеливающие полоски. Надо же сделать что-то полезное, пока я во сне пережидаю это похмелье.

С любовью,

Твоя хиппи-затворница, любительница травки (конечно нет).

Что я не сделала, пока весь день дрыхла:

1. Не написала сочинение на тему: «Как я провела лето». Учителя все еще на полном серьезе задают такие идиотские задания. Зачем? Разве люди что-то делают летом, не считая того, что ищут работу или мечтают, каким прекрасным станет их последний год в школе? Я бы предпочла работу, если бы смогла ее найти. Честное слово, я искала. Но в итоге все лето провалялась на пляже. А про это хорошее сочинение не напишешь.

2. Не помогла папе заново покрасить ванную на втором этаже. Это был его Проект Дня. Из чего видно, что у него все-таки бывают новые проекты, правда, но последний он воплотил в жизнь в 1998 году, когда покрасил ванную на первом этаже, частично. Или что-то типа этого. Но на сей раз он действительно настроен серьезно, наверное, потому, что знает, как это меня бесит. Если он не перестанет скоблить стены, как сейчас, я его убью, и тогда цвет стен в ванной вообще не будет иметь значения.

3. Не позвонила Джул узнать, как ее рука. Они с Кики ушли очень рано, если мне не изменяет память. А меня подвез до дома Симпатичный Незнакомец. Ну и тачка у него, скажу я вам. Да кто на таких ездит? Домохозяйки, вот кто. Домохозяйки и всякие уроды. Я — дура. И всегда делаю ужасный выбор. Я просто потрясающая идиотка.

4. Еще меня ждут четыреста примеров по математике, к которым я даже не приступала. Зачем мне знать, с какой скоростью должен двигаться поезд, чтобы с него могли сбросить бомбу на машину, едущую по шоссе на запад со скоростью десять миль в час? Из нас что, хотят вырастить террористов? Как такие задачи применимы к реальной жизни? Вот что мне хочется знать.

5. Не просмотрела справочники колледжей, которые папа украл из библиотеки. Не могу понять, почему он не может взять книжки, как нормальный человек. Хотя я теперь уже и не знаю, что значит быть нормальным человеком.

19:08

Папа утверждает, что мне звонили сорок два раза, но я все проспала. Когда я встала во второй раз, то залпом выпила четыре больших стакана воды, и голова чуточку прояснилась. Вы знаете, что причиной похмелья после злоупотребления спиртным является то, что ваш мозг как бы усыхает? Вам нужно вернуть его в прежнее состояние с помощью воды. Интересно, а что будет, если не пить воду? А если употреблять много алкоголя, то мозг будет сжиматься и сжиматься, пока не станет размером с арахисовый орешек?

На заметку: проверить в Интернете, возможно ли такое.

Надо сказать пару слов в защиту того, что я продрыхла весь день. Я отлично выспалась. Если бы не головная боль. И не тот факт, что я едва могла двигать ногами. Когда я проснулась, то сначала подумала, что у меня частичный паралич или еще хуже — полный паралич. Кровоизлияние в спинной мозг. И я парализована ниже пояса. Потом я вспомнила, что перед вечеринкой мы с Кики бегали.

Я, наверное, больше никогда не смогу ходить.

Мое тело, очевидно, не признает бег как таковой.

Мне не хотелось никому перезванивать, потому что было слегка (читай: ужасно) стыдно с кем-то обсуждать Симпатичного Незнакомца.

Положительный момент: ему, должно быть, понравились мои волосы. По крайней мере, моя новая прическа не вызывает тотальной неприязни у парней. Может, она и не так уж плоха, в конце концов. Я посмотрелась в зеркало. Ну, ничего, если смотреть искоса и не включать свет, особенно учитывая тот факт, что я проспала четырнадцать часов. Но тут внезапно я обратила внимание на ЧП.

Колени подкосились. Я села на унитаз и спрятала голову между коленок. Для справки: от этого у меня ужасно закружилась голова. Думаю, мой мозг еще не напитался жидкостью в достаточной мере.

Я встала и посмотрела снова, затем немедленно позвонила Кики.

Я. Кики, помоги мне.

Кики. Здорово! А что случилось?

Я. Господи, о Боже мой, Господи…

Кики. Вот уж не думала, что ты веришь в Бога.

Я. Я готова поверить в него прямо сейчас, если он поможет мне избавиться от этого.

Кики (смеясь). От чего?

Я (выдержав театральную паузу и/или подавив приступ гипервентиляции): У меня четыре гигантских засоса на шее. Как будто на меня напала огромная летучая мышь-вампир. Или еще хуже, словно я страдаю ужасным кожным заболеванием. Заразным кожным заболеванием. Я собираюсь покончить жизнь самоубийством. Другого выбора нет. Я никогда не смогу снова пойти в школу.

Кики. Ха-ха-ха. А кто был тот парень?

Я. Понятия не имею. Это не смешно.

Кики. Ты можешь надеть свитер с горлышком. Ха-ха-ха! У тебя что, гипервентиляция?

Я. Нет, то есть да. Я не знаю. Перестань смеяться. Это серьезно.

Кики: Ха-ха-ха.

Я: А если использовать маскирующий карандаш?

Кики. Не поможет. Будет только хуже. Ты собираешься позвонить ему?

Я. Не знаю… Нет, конечно, нет. Он отвратителен, я думаю…

Кики. Прошлой ночью тебе так не показалось. Ой, погоди-ка чуток, у меня звонок по второй линии.

Я. Конечно.

…………………………………………………………………………………

…………………………………………………………………………………

Когда стало совершенно очевидно, что Кики ко мне не вернется, я повесила трубку. Ненавижу ждать на линии, когда мой собеседник про меня забывает. И вообще режим ожидания на телефонной линии — кошмарное изобретение. Я бы прокляла изобретателя, обругала бы самими последними словами. Я вернулась в ванную и стала рассматривать свою шею в зеркало.

Выглядела я, как: а) побитая шлюшка или б) сексуальная маньячка.

Я все всматривалась и всматривалась.

Под некоторыми углами засосы выглядели даже… интересно. Они делали меня более интригующей… Или что-то в этом роде.

Опасной женщиной-вамп.

Я постаралась посмотреть в зеркало с выражением женщины-вамп, но оттуда на меня глянула какая-то душевнобольная. Я выдохнула на зеркало и нарисовала нахмуренную рожицу, а потом стерла ее.

Засосы остались на своем месте.

Это, пожалуй, были действительно самые огромные засосы из всех, что я когда-либо видела (вообще-то, своих собственных засосов у меня раньше ни разу не было): этакие огромные, кричащие фиолетовые кляксы. Как будто на меня напала какая-то экзотическая и очень ядовитая медуза, которая потом мутировала и въелась в мою плоть и теперь, вероятно, пытается выбраться наружу через горло.

Я потыкала засосы пальцем — проверить, больно или нет. Или надеясь, что они пропадут.

Ничего подобного.

Не знаете, за сколько дней проходят засосы?

 

Понедельник, 16 сентября

САМЫЙ УЖАСНЫЙ ДЕНЬ В МОЕЙ ЖИЗНИ

НАСТРОЕНИЕ: Скверное.

ВОЛОСЫ: Слишком короткие, чтобы скрыть засосы.

САМОЧУВСТВИЕ: Ужасное — см. примечание.

ГОРОСКОП: «Сегодня — самый лучший день этого лунного цикла! Вы окажетесь в центре внимания и насладитесь каждой минутой своего триумфа».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 1

10:17

Примечание: множественные синяки на шее могут быть признаком геморрагической болезни, см. ниже.

С сайта Medline:

Синяки — подкожное кровоизлияние (под верхним слоем кожного покрова) или в слизистой оболочке («кожа», покрывающая нашу ротовую полость и губы). Пурпура — это гладкая область, где под кожей скапливается кровь. Гематома — большее скопление крови, которое формирует шишку.

Наиболее распространенные причины:

• Локальная травма или ушиб.

• Аллергическая реакция.

• Нарушения иммунной системы.

• Вирусные инфекции или заболевания, нарушающие кровообращение.

• Медицинские процедуры, включая облучение и химиотерапию.

• Ушиб (экхимоз).

• Петехиальное кровоизлияние.

• Старение кожи (экхимоз).

• Спонтанная тромбоцитопеническая пурпура.

• Пурпура Шенлейна — Геноха.

• Лейкемия (пурпура и экхимоз).

• Употребление наркотических средств.

• Антикоагулянты, например варфавин или гепарин (экхимоз).

• Аспирин (экхимоз).

• Кортизон (экхимоз).

• Септицемия (петехии, пурпуры и экхимозы).

Дорогой Джуниор!

Напомни мне спросить папу, нельзя ли нам с тобой ходить в школу-интернат где-нибудь в Южной Каролине, где никто нас не знает. Мы могли бы научиться ездить на лошадях и играть в гольф, а также освоить другие виды спорта, популярные среди богатых южан. И теннис тоже.

С любовью,

Социальный изгой

17:45

Что я сегодня узнала:

1. Кики была права. Вы не можете замазать маскирующим карандашом засосы. Вернее, можете попробовать, но это не сработает.

2. От маскирующего карандаша пачкается одежда.

3. Засосы вызывают приступы необузданного веселья у всех, кроме самого засосанного (хм, ну того, кому их наставили).

4. Надеюсь, прозвище Хэйли Засос не прилипнет ко мне надолго. Или не прилипнет вообще. Как будто недостаточно моей дурацкой фамилии.

5. Высокие воротники — по-настоящему великое изобретение. Буду носить их, пока эти мерзкие засосы не пройдут. Если они вообще пройдут. Вполне вероятно, что этого никогда не случится, и до конца своих дней я буду известна как Девушка с Засосами.

Момент, связанный с Джей Ти

Плюсы: мне удалось поймать взгляд его прекрасных голубых глаз, когда он стоял и рассеянно разглядывал содержимое своего шкафчика. Он кивнул мне. Кивнул! Я решила, что это можно интерпретировать как хороший знак. Как знак, что он влюблен в меня. Ладно, даже я не такая дура. Его взгляд скользнул вниз, к моей шее, и, клянусь богом, он вздрогнул. Естественно, это говорит о том, что он ревнует к Симпатичному Незнакомцу.

Или, по крайней мере, я решила трактовать это так.

 

Среда, 18 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Неактуально.

ВОЛОСЫ: Неактуально.

САМОЧУВСТВИЕ: Неактуально.

ГОРОСКОП: Неактуально, поскольку ясно, что все гороскопы — чушь собачья, враки и т. д. и т. п.

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: Неактуально.

7:12

Ненавижу бегать.

Ненавижу бегать.

Ненавижу бегать.

Ненавижу бегать.

Ненавижу бегать.

Ненавижу бегать!

7:34

См. запись 7:12

7:47

Официальное заявление: больше я никогда бегать не буду. Бег — дурацкое хобби, предназначенное для а) мазохистов, 6) наполовину роботов, в) пришельцев с других планет, г) психов.

К другим новостям. Возможно, я сломала себе нос.

Клянусь, я не виновата. Честное слово, я не видела этого дерева. Зачем высаживать такие тощенькие, почти невидимые деревца вдоль тротуара? Это все, что я хочу знать. Должен быть какой-то закон, запрещающий это делать. Если бы у меня осталось больше сил (то есть если бы я не израсходовала всю энергию на бег), я бы пошла в мэрию и потребовала выкопать все эти ненужные деревья.

Если у меня и впрямь сломан нос, то, спрашивается, смогу ли я восстановить его путем пластической операции? Мне никогда особенно не нравился собственный нос. Я предпочла бы носик поменьше и покрасивее, как у Николь Кидман.

15:30

Собрание школьного совета (вернее — причины, по которым мне не стоит ходить туда):

1. С этого дня я официально отвечаю за выпускной вечер. У меня вообще в мыслях не было идти на этот чертов выпускной. Разве он не в июне? А почему планировать надо уже сейчас? (На заметку: разработать такой план, чтобы в результате пойти на выпускной с Джей Ти.) Почему это случается именно со мной? Я случайно вызвалась добровольцем? Может, у меня болезнь Туретта, из-за чего я поднимаю руку в самые неподходящие моменты? Позже найти сведения про болезнь Туретта, может ли она начаться внезапно?

2. Президент школьного совета Брюс Бартелсон, известный как Главный Член, объявил, что все мы собираемся в поход, чтобы «лучше узнать друг друга». Определенно, этот парень в будущем сплотит Америку. В результате мне придется большую часть следующих выходных провести в групповой поездке «назад к природе». И это наполняет меня всепоглощающим чувством… ужаса.

3. Джей Ти проходил мимо комнаты, где шло собрание, и пробормотал что-то типа: «Так вот, где собираются все лохи, когда гаснет свет». Господи, Джей Ти думает, что я лохушка.

Я не могу дышать через нос.

19:45

Дорогой Джуниор,

Ты мой единственный друг. Друзья в реальной жизни считают меня «забавной», то есть смеются надо мной. Они находят, что мой распухший нос — это больше, чем просто смешно. Я устала быть подругой-клоуном.

За обедом папа спросил меня: «Ты как-то по-другому сегодня накрасилась?»

Ха!

Я смеялась над ним минуту. Вот откуда у меня такие гены.

Я решила не поливать сад, уже почти зима, так что какой смысл?

С любовью,

Твоя забавная хозяйка.

 

Четверг, 19 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Раздражена.

ВОЛОСЫ: Лучше, чем глаза и шея.

САМОЧУВСТВИЕ: Ужасное.

ГОРОСКОП: «Сегодня в вас победит ваше творческое начало. Отличный день для рисования, написания рассказов, музицирования».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 0

Проснулась с утра с фингалами под обоими глазами. Черными. Не бледно-фиолетовыми и не светло-желтыми, не с какими-нибудь зеленовато-голубыми или такими симпатичными, отливающими всеми цветами радуги синячками. Нет, что вы? Зачем же? С чер-ны-ми.

Может ли хоть что-то быть хуже?

— Господи, — ужаснулся папа, когда я уселась завтракать.

— Знаю, — сказала я. — Прошу тебя. Я не хочу говорить об этом.

— Что случилось?

— Я же сказала тебе вчера. Несчастный случай во время пробежки.

Отец издал странный хрюкающий звук.

— Какой несчастный случай может произойти во время пробежки?

— Папа, прошу тебя, дай мне передохнуть.

— Ладно, если ты не хочешь говорить об этом, пожалуйста, передай мне медовые хлопья.

Я с сердитым видом послала коробку через весь стол. Попробовала замазать синяки тональным кремом, но это совершенно не помогло. Придется идти в школу в солнечных очках и в свитере с высоким горлом (от которого чешется шея и повышается раздражительность), а не то скоро прославлюсь как Девушка Синяк.

С сайта «Медицинские советы»:

Симптомы:

Часто появляются синяки. Суставы распухают и болят. Даже при небольших порезах обильные кровотечения.

Возможные осложнения:

Нарушения кровообращения.

Что делать:

См. гемофилия.

Гемофилия

Определение: наследственное заболевание, характеризующееся плохой свертываемостью крови, из-за чего больной может просто истечь кровью. В нормальном состоянии кровь содержит несколько факторов, обеспечивающих свертываемость. Они обозначаются цифрами от I до XIII. При гемофилии типа А возникает недостаток фактора свертывания VIII. Факторы свертывания I–VII функционируют нормально, но затем процесс свертываемости прерывается. Гемофилия типа В встречается реже и вызвана дефицитом фактора IX.

Причины: дефицит фактора свертывания крови (сцепленный с Х-хромосомой рецессивный ген) передается от больного мужчины только по женской линии. Все его дочери становятся носительницами заболевания. Некоторые из их сыновей наследуют болезнь, а некоторые из дочерей могут также сами стать носительницами.

Хм. Во всем виноват папа. Я так и знала.

Некоторые наблюдения:

• Количество людей, спросивших: «Что с тобой, черт возьми, случилось?» — 19.

• Количество людей, засмеявшихся, когда Кики объяснила, что я врезалась в дерево, — 19.

• Причин, по которым Кики считается моей подругой, не могу придумать ни одной.

• Причин продолжать жить — 0.

— Как, черт побери, ты умудрилась врезаться в дерево? — спросила Джул. — Это как-то нелепо.

— Не знаю, — сказала я. Вообще-то, я знаю, но признаваться стыдно.

Просто я замечталась. Ясно вам?

Ну, понимаете, бегать довольно скучно. Когда вы свыклись со жгучей болью в ногах и дискомфортом в легких из-за нехватки кислорода, то больше и заняться-то особо нечем. Я не могла разговаривать с Кики, поскольку кажется невозможным совмещать беседу, дыхание и бег.

Так что я просто думала обо всякой ерунде.

Ладно, признаюсь: я думала о Джей Ти. Мы как раз пробегали мимо свадебного салона, и тут я стала размышлять, что было бы, если бы мы когда-нибудь начали встречаться. Не про то, что нам нужно пожениться и все такое, а про то, что вдруг мы полюбили бы друг друга. Ну, я представила себя в прекрасном платье, которое было выставлено в витрине: белом, на тоненьких бретельках, с лифом, расшитым бисером, и пышной юбкой. (NB: я в принципе вообще не хочу выходить замуж. Просто мне понравилось это платье.)

Короче, я отвлеклась, представив себя в свадебном наряде и как все вокруг смотрят на меня с благоговением и завистью, а Джей Ти с любовью заглядывает в мои глаза, и раздается шепот: «Никогда бы не догадалась, что они любят друг друга…»

И тут…

…я врезалась в дерево.

Я во всем виню это дерево. Очень-очень тоненькое. Это был древесный эквивалент Джул — создание такое же тощее, как она, но исключительно эгоистическое. Конечно, это было красиво. Но опасно.

Почему-то мне показалось, что естественнее было бы врезаться в толстое дерево, по крайней мере, это куда более объяснимо. Причем я умудрилась стукнуться об него носом. Мертвой точкой, так сказать.

Теперь я снова и снова переживаю этот момент, как в кино. Стоит мне закрыть глаза, и я вижу перед своим лицом тоненькое деревце.

 

Пятница, 20 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Скверное.

ВОЛОСЫ: Господи, ну какое это имеет значение?

САМОЧУВСТВИЕ: Стараюсь об этом не думать.

ГОРОСКОП: «Будьте терпеливы. Затмение в вашем седьмом доме вызовет разрыв отношений. Держите себя в руках».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 2

9:14

Когда бы я ни проходила мимо Кики по коридору, она сгибалась пополам от смеха. Ей стоит быть поосторожнее. Если так и дальше пойдет, то она заработает грыжу.

Официально заявляю: больше не разговариваю с Кики.

15:01

И с Джул — тоже.

Вообще, я намереваюсь с высоко поднятой головой принять новый статус девушки, у которой нет подруг.

 

Понедельник, 23 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Скучно, и подруг нет.

ВОЛОСЫ: Бррр!

САМОЧУВСТВИЕ: Вся в синяках, возможно умираю.

ГОРОСКОП: «День не из легких. Сегодня вам несколько раз бросят вызов. Будьте терпеливы».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 6

11:20

Список ради списка:

• Посмотрела кинофильмов за выходные — 14.

• Сколько раз звонил телефон — 0.

• Причин продолжать жить — 0.

Очевидно, Джул и не заметила, что я не разговаривала с ней все выходные. Интересно: некоторые люди так поглощены собой, что даже не замечают, что общество отвернулось от них.

Попытки и дальше игнорировать Джул провалились с треском. С утра она первым делом плюхнулась на пол рядом со мной и сказала:

— Симпатичные фингалы. Как прошли выходные?

Сначала я решила, что она шутит.

— Ну? — спросила она.

— Да так себе, — ответила я сквозь зубы. Я посчитала, что если не двигать губами, то технически я все еще не буду с ней разговаривать. Говорить с плотно сжатыми губами не так уж легко, но я много тренировалась в прошлом году после сложной операции на десне. Было жутко больно, и мне целых две недели пришлось пить через соломинку. Я потолстела почти на пять кило, пока питалась молочными коктейлями. Для справки: они очень калорийные.

— А у меня были самые ужасные выходные в моей жизни, — сообщила Джул.

— Ммммм, — отозвалась я, сжав челюсти.

— Опять что-то случилось с твоим ртом? — спросила Джул. — Ты так смешно разговариваешь.

Я сдалась:

— С моим ртом все в порядке, — сказала я как можно холоднее. — У меня у самой были не слишком хорошие выходные, и я не хочу об этом говорить.

— Ой! — Джул бросила взгляд на свои туфли, заметила что-то на подошве и начала отскребать это.

Я смотрела на нее и стучала по клавишам Джуниора, словно работаю над чем-то важным. Так оно и было бы, если бы аккумулятор снова не сдох.

— У тебя даже компьютер не включен, — заметила Джул.

— Включен, — отрезала я. Глупое замечание, ведь было очевидно, что он выключен.

— Знаешь, — сказала Джул. — Ты раньше была такой хорошей подругой.

Она медленно встала и ушла. И вид у нее был действительно печальный. На минутку на душе у меня стало очень тяжело. Правда. Но ведь она-то не была мне хорошей подругой, верно?

Я хотела было догнать Джул, но не стала этого делать. Просто осталась сидеть на своем месте.

До того как папа «обновил» ванную на втором этаже, там висела дурацкая маленькая табличка с надписью: «Настоящие друзья — это улыбки Господа». Не знаю, почему я об этом вспомнила. Думаю, потому, что не верю в бога и, по-видимому, в настоящих друзей тоже.

Мимо прошла Кики, она перешагнула через мои ноги и ничего не сказала.

Отлично.

Все меня ненавидят.

 

Среда, 25 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Груууустно.

ВОЛОСЫ: Взъерошенные и лохматые.

САМОЧУВСТВИЕ: Кому есть дело? Кто заметит?

ГОРОСКОП: «Сегодня наступит кульминация. Вас ждет большой успех в финансовых операциях и в бизнесе».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 14

14:00

Краткие выводы о событиях этого года, записанные на уроке математики (на оборотной стороне домашнего задания, которое я забыла сделать)

Итак, сегодня среда. Пошла уже третья неделя самого лучшего года в моей жизни. У меня два фингала. Четыре засоса. Кажется, синяки растут и множатся, и никогда не рассосутся. Возможно, я также больна лейкемией и гемофилией. Одна моя подруга на меня злится, вторая — игнорирует. Возможно, тоже злится, но я не знаю почему. У меня нет парня (ха-ха, вот сюрприз!). Симпатичный Незнакомец (поставивший мне засосы и разрушивший мою жизнь) так и не потрудился позвонить. Никаких успехов с Джей Ти.

К чему стремиться:

1. Окончание школы.

2. В конце концов мои волосы вырастут.

3. Однажды я, возможно, найду работу и перееду в более интересное место, где меня будут окружать очаровательные люди, которые полюбят меня и не станут смеяться, если я случайно наставлю себе синяков.

4. Ближайшие выходные.

5. Вычеркиваю пункт 4. Забыла, что эти выходные будут самыми наихреновейшими из всех возможных.

6. Октябрь. Поскольку он должен пройти лучше, чем сентябрь.

22:00

Дорогой Джуниор!

Завтра вечером мне нужно будет отправиться в поход на дикую природу с пятьюдесятью людьми, с которыми я раньше даже не удосуживалась поговорить.

Не знаю, что там будет, в этом походе, но я беру с собой аптечку. И отбеливающие полоски. Стоит улучшить цвет своих зубов, пока я буду в этом походе. Да? Может, я вернусь на пять кило худее, на сто баксов богаче и с зубками белыми, как жемчуг.

Ха.

Надеюсь, ты узнаешь меня, когда я приеду. Тебя с собой не беру, а то вдруг погода совсем испортится или на нас нападут медведи. Просто буду думать о тебе.

Береги себя, Джуниор.

С любовью,

твоя хозяйка-натуралистка

 

Четверг, 26 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Устала.

ВОЛОСЫ: Выпадают.

САМОЧУВСТВИЕ: Бред.

ГОРОСКОП: Гороскопы — это идиотизм. Больше не буду верить во все эти глупости. Мое счастливое число — 3.

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 5

10:30

Совершенно забыла, с чего я взяла, что записаться на курс автомеханики — это хорошая идея. Это ужасная, отвратительная, дурацкая идея.

Мне пришлось работать в паре с Кики, поскольку мы оказались там единственными девочками, другого выхода не было. Тяжело работать в паре с бывшей лучшей подругой посреди вонючего гаража, когда вам надо разобрать карбюратор и посмотреть, что внутри. Насколько я могу судить, внутри там нету ничего. Ну, кроме всякой металлической фигни и каких-то черных штучек.

— Прекрати, — сказала Кики, когда я пыталась развинтить эту штуковину гаечным ключом, обдирая в процессе пальцы. Из них обильно шла кровь, и это подкрепляло мою теорию о том, что у меня действительно гемофилия. Или какое-то нарушение свертываемости крови.

— Я умру от кровопотери, — я сердито посмотрела на Кики. — Ничего тут не поделаешь. Это болезнь.

Кики засмеялась.

— Как это может быть болезнью, если ты просто ободрала себе кожу?

Я. Это болезнь, поверь мне на слово.

Кики. Ты собираешься до конца жизни дуться на меня?

Я. Да, наверное.

Кики. Не глупи. Я просто засохла от скуки в эти выходные, да и тебе наверняка нечего было делать, кроме как смотреть кинофильмы восьмидесятых со своим папаней. Это, кстати, тоже болезнь. Тогда снимали не слишком хорошее кино.

Я. О чем ты говоришь? «Клуб «Завтрак»» — это классика.

Кики. Я знаю, что ты так считаешь, но это многое говорит о тебе самой.

Я. Что это значит?

Кики. А как ты думаешь. Это значит, что ты не Элли Шиди, а Джей Ти — не Роб Лоу.

Я (злобно): Ты все перепутала, они снимались в «Огнях святого Эльма».

Кики. Заткнись. Твоя кровь течет прямо на карбюратор.

Я. Ой.

Думаю, мы помирились. Тяжело сделать такой вывод из вышеизложенного разговора, но похоже на то. Кроме того, мне нужны подруги. Ведь очень вероятно, что в эти выходные меня в лесу разорвет пума, так что подруги нужны, чтобы было кому прийти на похороны. Не могу придумать ничего хуже того, что на мои похороны никто не придет. Кроме папы. И всех тех, кто «признателен» ему.

Это было бы ужасно. Полная церковь хиппи-наркоманов, байкеров и прочих подозрительных типов, «коллег по работе».

Учитывая, что я неудачница, во время моих похорон начнется полицейская облава, и все эти хиппи будут винить меня за то, что их упекли за решетку. Может, папа и прав, и легализовать марихуану не такая уж плохая идея. По крайней мере, так можно было бы уменьшить шансы, что мои похороны превратятся в переговоры между копами и всякими кретинами.

15:01

После уроков мы решили прошвырнуться по центру. Я, Джул и Кики. Все старые грехи были прощены, по крайней мере мы больше о них не упоминали, а это одно и то же.

Шел дождь. Здесь вообще часто идет дождь. Не знаю, почему. Наш город ассоциируется с дождями. Когда я говорю, где живу, то собеседник вздрагивает и говорит: «У вас там все время дожди».

Да уж. Ну, положим не все время. Дожди не настолько частые, чтобы поддерживать жизнедеятельность моего садика без помощи оросительной системы или наполнять резервуар достаточным количеством воды, чтобы люди могли спокойно ухаживать за экологически чистыми овощами.

Вы, наверное, подумали, что у нас тут все таскают с собой зонтики, поскольку в любой момент может пойти дождь. Ничего подобного. По крайней мере, это не про меня. Естественно, у меня зонта не оказалось. Я вообще их постоянно теряю, клянусь, за этот год уже три посеяла. Я промокла. Зонт был у Джул (разумеется, дорогущий), но она не подвинулась ни на сантиметр, чтобы пустить меня. Я попробовала спрятаться под ним, но Джул тут же достала сигарету и с помощью этого эффективного средства быстренько выкурила меня.

Ни у кого из нас не было ни копейки денег, даже у Джул, хотя у нее, как правило, деньги есть всегда. Мама урезала ее карманные расходы, пока она не извинится. Я понимаю, почему Джул сопротивляется. С какой стати она должна извиняться за то, что ее мать увела у нее парня? Да уж, в старые добрые времена все было намного проще, никто не разводился, у всех были и мама и папа, и ни одна женщина, как бы ей этого ни хотелось, не позволила бы себе даже просто помечтать о том, чтобы увести дружка у своей дочки.

Ну, у меня такой проблемы не было. Думаю, моей маме плевать на моих парней, да и на меня тоже, раз уж зашла об этом речь.

Как бы то ни было, шел дождь. Лило как из ведра. Было ужасно сыро. Не знаю, почему мы не поехали куда-нибудь, но так уж вышло. Мы просто слонялись по улицам без дела, пялились на выставленные в витринах вещи, которые мы никогда не сможем себе позволить. Ладно, которые я никогда не смогу себе позволить. Кики же наверняка заставит своего папашу купить их через пару дней. А Джул, без сомнения, сможет приобрести эти шмотки на следующей неделе, когда помирится с мамой.

Я тяжело вздохнула и пнула камушек на мостовой. К несчастью, оказалось, что этот камушек — часть мостовой, так что я, вероятно, сломала себе палец. Теперь меня ничто не удивляет. Я просто разваливаюсь на куски.

На заметку: проверить в Интернете, может ли в моем возрасте развиться остеопороз. Кажется, за последнее время я кучу всего себе переломала, возможно, стоит употреблять в пищу больше продуктов, содержащих кальций. Например, молочных коктейлей. Хотя они слишком калорийны, чтобы ими питаться. Вопрос: что лучше — быть сорок четвертого размера, или даже еще более худенькой, — или иметь кости, которые не ломаются, когда просто идешь по улице?

Как-то раз я сидела за партой, никого не трогала, что-то печатала, даже ногой не двигала — и вдруг у меня с пальца ноги отвалился ноготь. Клянусь, это правда. Очень долго я не могла поверить, что это не проказа.

— Эй, — сказала я. — А вы помните, как у меня отвалился ноготь?

— Это отвратительно, — сказала Джул, скривив губки.

— Я помню, — любезно отозвалась Кики. — Ты целую неделю только об этом и говорила. Это было даже забавно. А почему ты спросила?

— Не знаю. Просто вспомнилось.

— Это было два года назад, — сказала Джул. — Не могу поверить, но я помню тот случай. Пожалуйста, больше не рассказывай нам, если что-нибудь такое с тобой опять случится.

— Да ладно тебе, — возразила Кики. — Пусть рассказывает. Иначе нам не над чем будет смеяться.

Мы какое-то время шли молча. И тут Кики схватила меня за руку.

— О господи! — завопила она. — У тебя только что снова отвалился ноготь? — И разразилась истеричным смехом.

Честно сказать, эта девушка слишком легко теряет самообладание. Возможно, у нее что-то не в порядке с нервной системой, этим стоило бы заняться профессионалу типа доктора Фила.

Я проигнорировала их шуточки и пошла вперед. Останавливалась только тогда, когда слышала, как они о чем-то шепчутся, нужно было узнать, о чем именно. А то вдруг что-то обо мне или просто что-то важное.

В паре магазинов мы даже кое-что примеряли. Заметьте, я больше не влезаю в сорок восьмой размер одежды, и мне придется перестать есть, пока мой вес не вернется в норму. Мы все были расстроены. Под словом «расстроены» следует понимать «подавлены и злы». Возможно, только я была подавлена и зла. Кики нарыла прикольное платьишко, в котором она выглядела как минимум на двадцать один. Уверена, она станет счастливой обладательницей этого платья, прежде чем вы успеете произнести: «Папочка, купи мне это платьице, пожалуйста». Я пытаюсь не завидовать. Правда. Что толку. Кроме того, мне тяжело было мерить шмотки, поскольку я то и дело видела свое отражение в зеркале. Морда вся в синяках и пятнах. Что я вообще тут делаю? Мне стоит пойти домой, залечь в кровать и не вылезать, пока фингалы и засосы не пройдут.

Возможно, мне больше не увидеть белый свет, если учесть, с какой скоростью заживают мои болячки.

Мы обошли стороной большой торговый центр, как заразу какую-то, потому что недавно пришли к выводу, что торговые центры — это фигня. Да. По крайней мере, мы дышим свежим воздухом, когда гуляем по тротуару.

Свежим, сырым воздухом, который ветер гонит с моря.

По крайней мере, в чертовом торговом центре нет дождя!

Я была бы рада зайти внутрь, но Джул, наша королева крутых девчонок, заявила, что нам туда «вход воспрещен». Не понимаю, почему я ее слушаюсь.

Ладно, я слушаюсь, поскольку в глубине души согласна, что она круче меня.

Мы зашли в магазин косметики, я решила поискать себе суперстойкий тональный крем, чтобы замазать: а) засосы и б) фингалы. Но такого в продаже не было. По крайней мере, так сказала продавщица, которая даже не потрудилась скрыть отвращение, вызванное моим внешним видом.

— Я ничем не могу вам помочь, — твердо заявила она.

Джул смеялась как ненормальная. Она и правда с каждым днем все меньше мне нравится.

А потом мы, как обычно, «пикировались» (то есть они курили, а я рассказывала им о раке), правда на этот раз стоя под дождем, и тут Джул сказала:

— Хочу сделать заявление.

Мы остановились, поскольку, когда Джул делает заявление, вам стоит сесть (мы и сели, прямо на тротуар, холодный и мокрый). Она сказала (немного напыщенно):

— Я кое с кем познакомилась.

— С кем это? — спросила Кики.

— С молодым человеком, то есть с Мужчиной.

Джул умеет в разговоре голосом выделять некоторые слова, расставлять акценты. Так что получается, как сейчас, например, не просто какой-то там мужчина, а именно Мужчина.

Про себя я подумала: «Фу ты, ну ты», — но вслух ничего не сказала. Понимаете, я хорошая подруга.

— Хорошая подруга, — прошептала я себе под нос. — Хорошая подруга.

— Что? — спросила Джул.

— Ничего, — ответила я. — Просто я сказала, что у меня штаны промокли.

— С мужчиной? — уточнила Кики, дрожа и зажигая сигаретку. Затем подняла глаза. — И чему ты радуешься?

— Ну, — нашлась Джул. — Я посчитала, что если моя мама может встречаться с моими парнями, то я могу — с ее.

— Черт, — сказала я как можно более мягко. — То есть, здорово, да? Ой нет. То есть что я говорю. Это супер. Мужчина! Ух ты! — Я пыталась подобрать слова, которые должна в таком случае сказать хорошая подруга. — Так держать, подружка!

— Так держать, подружка? — переспросила Джул. — Ты насмотрелась фильмов со Спайком Ли?

— Его полное имя Спайк Ли Джойнт, — поправила я.

— Нет, — сказала Кики. — Ты, наверное, хотела сказать: «Не будь дурой, Джул».

— Что-то типа этого, — согласилась я сквозь зубы. — Я хорошая подруга, хорошая, хорошая.

Но вторую часть я сказала про себя, чтобы никто не слышал.

Честно говоря, трудно было быть хорошей подругой Джул. Она часто делает не очень хорошие вещи.

— И кто этот Мужчина? — спросила Кики. — Ну-ка, дайте я сама догадаюсь… Нет, даже догадок нету. — Она выпустила колечко дыма в моем направлении и подмигнула. — Кто он?

Джул дождалась, пока полностью не завладеет нашим вниманием. Ненавижу, когда люди выдерживают театральные паузы. Какой смысл? Мне до смерти хотелось сменить тему, раз уж представилась такая возможность. Но я ждала. Как хорошая подруга.

Я вдохнула аромат пропитанной жиром жареной картошки и улыбнулась Джул самой ободряющей улыбкой, какую только сумела из себя выжать. Она выглядела как… актриса. Не могу объяснить, но почему-то это меня раздражало.

— Это мистер Юрген, — самодовольно сообщила Джул и встала. Ее брюки были совершенно сухими. Как такое возможно? Неужели она притворялась, что сидит на тротуаре? Или я уселась в единственную лужу?

— Кто? — переспросила я.

— Преподаватель дра-а-а-матического искусства, — томно протянула Джул. Даже слово «драматического» она умудрилась произнести не так, как большинство людей.

— Ой, — сказала Кики.

Когда до меня дошло, кто это такой, то клянусь: я проглотила свою жвачку. Во-первых, он — учитель. Во-вторых, он просто не… ну… он не тот, кто…

Он уже немолод.

Джул встречается с немолодым коротышкой-учителем? Невероятно!

С немолодым учителем, который носит парик?!

Джул летом ходила на курсы актерского мастерства. В следующем году она собирается в колледж на театральное отделение, потому что хочет стать Звездой с большой буквы «3». Не просто актрисой, а Звездой. Прикиньте. Теперь все встало на свои места. Мне кажется, она даже упоминала, что ее маман флиртовала с этим мистером Юргеном на какой-то там встрече родителей с учителями.

Помню, Джул сказала, что это отвратительно.

Брр.

Мне стало плохо.

— Мне плохо, — сообщила я.

— Девушки, — сказала Джул, — не стоит так драматизировать.

Кики пристально смотрела на меня минуту, а потом разразилась хохотом. По-настоящему. Я думаю, она так смеялась, что описалась. Она не могла вымолвить ни слова. И ее смех рассмешил и меня. Уже сто лет так не смеялась.

Короче, мы лежали прямо на тротуаре и ржали. Нам было трудно дышать. Естественно, Джул сердилась и топала ногами, но мы не могли остановиться. Просто лежали на земле и икали от смеха. У меня ужасно заболели бока. Я задумалась, уж не грыжа ли это. И тут в поле зрения появились чьи-то ноги. Я посмотрела наверх…

И это оказался…

Симпатичный Незнакомец, виновник моих засосов. Парень, который не позвонил.

Я резко села.

Но это было еще не самое плохое. Ха-ха, как будто может быть что-то хуже, чем быть застуканной, когда валяешься на тротуаре в центре города под дождем с фингалами под обоими глазами и прилизанными мокрыми волосами, да при этом еще хохочешь, как пьяная мартышка, а рядом твоя подруга, обмочившая штаны.

Но хуже всего было то, что незнакомец был с…

С Джей Ти.

Ага, вот вам и немая сцена.

— Привет, дамы, — сказала Симпатичный Незнакомец. — Привет, Хэйли. — И подмигнул мне.

«Господи, — подумала я, — пожалуйста, забери меня отсюда прямо сейчас. Пусть разверзнется земля и поглотит меня. Мне плевать на все. Прошу тебя. Аминь».

Джей Ти уставился на меня так, словно я была инопланетным существом, причем сделанным из собачьего дерьма. И возникла нежданно-негаданно на его пути, заставив его сфокусировать на себе все его драгоценное внимание.

— Это та самая девушка? — с недоверием спросил Джей Ти, поглядывая на Симпатичного Незнакомца. — Подружка Кики? Хиппи?

Он что, даже имени моего не знает?

Хиппи?

«У меня не такие уж толстые бедра, — подумала я почему-то, сидя в ожидании, что сейчас в тротуаре возникнет трещина, и я в нее провалюсь. — Ну же, скорее. Давайте уже».

— Здорово, — сказала Кики, поднялась и отряхнула свои штаны, словно в том, что они мокрые, не было ничего странного. — Что случилось?

Честно сказать, иногда она так тормозит.

— Ничего особенного, — сказал Симпатяга. — Просто рад, что встретил тебя, Хэйли.

— Угу, — ответила я.

— Хэйли тоже рада, что встретила тебя, — перевела Кики.

— А я и не знал, что ты знаком с Хиппи, — пробормотал Джей Ти.

— Хэйли не хиппи, — встала на мою защиту Кики. — То, что ее отец хиппи, еще не значит, что и она сама такая. Вот у тебя, например, папочка — козел, и что?

— Заткнись, — рявкнул Джей Ти.

— Ой, похоже, я ошиблась, ты весь в папашу.

— Может, оставим их, пускай дерутся, — шепнул мне прямо в ухо Симпатичный Незнакомец. Должна признаться, от этого у меня мурашки по телу побежали.

— Ох, — сказала я.

— Отличная идея, — поддержала меня Кики. — Валите. — И она подтолкнула меня к Симпатичному Незнакомцу.

И мы ушли.

О гос-по-ди.

6:52

Папа. Ты опоздаешь!

Я. Я знаю. Не беспокойся.

Папа. Ты опоздаешь!

Я. Папа, ты мне криками не поможешь.

Папа. Скорее!

Я. Да, это другое дело. Очень по-отцовски.

Папа. Ты опоздаешь на автобус!

Я. Папа, еще раз говорю, ты мне своими криками только мешаешь.

Папа. Возьми с собой печенья, а то еще проголодаешься!

Я. Ты испек мне печенье?

Папа. Да.

Я. Ух ты!

Папа. Я думал, ты любишь печенье.

Я. Люблю. Но я слишком толстая, чтобы его есть.

Папа. Ты не толстая, ты красивая.

Я. Нет.

Папа. Да. Как моя дочь может быть некрасивой?!

Я. Ха-ха-ха.

Папа. Вот теперь ты по-настоящему опоздала.

Я. Блин!

6:58

Бегу через завесу дождя, чтобы успеть на автобус, который отвезет меня в Ад (также известный под названием «Лагерь для лидеров»). Во время бега (когда меня без конца колотил по спине увесистый рюкзак) я думала о Симпатичном Незнакомце. Наверное, даже улыбалась. Трудно одновременно бежать и улыбаться. От встречного ветра было больно зубам, они у меня сейчас немного чувствительнее, чем обычно, из-за злоупотребления отбеливающими средствами.

Знаю, звучит глупо, но Симпатичный Незнакомец оказался даже симпатичнее, чем я его запомнила. Из-за него у меня живот сводило судорогой.

А зовут его Брэд.

(NB: Брэд — не самое лучшее имя из возможных, но могло быть и хуже. Например, Марвин. Или Юджин. Хотя сейчас уже никто не называет сыновей Марвинами и Юджинами.)

Он написал свой телефон на моей руке шариковой ручкой.

И даже поцеловал меня. Снова.

Правда, все, о чем я тогда думала, — «Ой, мне стоило почистить зубы».

Но откуда мне было знать, что я столкнусь с ним? И что он меня поцелует? На самом деле это было наглостью с его стороны — поцеловать меня. Особенно перед носом Джей Ти (см. примечание). Я не была готова. И я его плохо знаю. Ну, мы, конечно, целовались раньше. Но это совсем другое дело, правда?

Примечание. Если только, увидев это, Джей Ти не пошел домой, снедаемый ревностью, и не решил, что он обязан заполучить меня любой ценой. И не позвонит мне в ту же минуту, как я вернусь из Ада, если мне посчастливится выжить. Тогда мой опыт с Брэдом будет стоить того, поскольку конечная цель — соблазнить Джей Ти — будет достигнута.

Дурацкий рюкзак тянул меня назад, я пыталась сконцентрироваться на беге, ведь в половине восьмого от школы отправлялся автобус, который должен был отвезти меня на дикую природу, где меня ждут приключения. И тут зазвонил мобильник. Я чуть не споткнулась о скамейку, пытаясь вытащить его, не прекращая бега. Просто чудо, что я не шлепнулась. Давайте посмотрим правде в глаза. Мои послужной список с несчастными случаями во время бега не внушает оптимизма.

— Ну? — задыхаясь, сказала я.

— Ты ему собираешься звонить? — раздался голос Кики.

— Не могу сейчас говорить. Я бегу. Опаздываю.

— Ты должна позвонить ему, — настаивала Кики. — Он симпатичный.

— Кики, — сказала я, плюхнувшись на скамейку. — Я не могу с тобой сейчас разговаривать.

— Ты сидишь?

— Да.

— Тогда ты можешь разговаривать. Слушай, я тут подумала и решила. Тебе непременно надо начать с ним встречаться.

— Зачем? — спросила я.

— Чтобы заставить Джей Ти ревновать. По крайней мере. Он так на тебя смотрел.

— Да? — обрадовалась я. Если от Брэда у меня живот сводило сладкой судорогой, то из-за Джей Ти в прямом смысле слова останавливалось сердце. Я постучала по грудной клетке, чтобы убедиться, что у меня не произошла остановка сердца или что-то в этом роде.

— Ну да, он смотрел на тебя, но это еще ничего не значит, не трать время на пустые надежды.

— Я? Разве я на что-то надеюсь?

— Я серьезно, — сказала Кики. — Тем более Брэд такой же симпатичный, как Джей Ти.

— Хм.

— Позвони ему. Он даже симпатичнее Джей Ти.

— Нет, не симпатичнее!

— Мне пора, — сказала Кики. — Начинается мое любимое шоу.

— Я опаздываю! — воскликнула я.

Я сунула мобильник обратно в рюкзак и остаток пути бежала со всех ног. Ну, под «бежала со всех ног» я подразумеваю «торопилась». Уверена, я выглядела черт знает как, когда добралась до школы, но ведь там не на кого было производить впечатление.

Я даже представить себе не могу, что сама звоню парню. Пусть это делают уверенные в себе хорошенькие девушки типа Джул или Кики.

«Может, я ему и позвоню, — подумала я, огибая подстерегавшее меня на пути деревце. — Но что толку?»

Что касается меня, то никто другой не мог быть обнаружен моим радиолокатором. Он был настроен только на Джей Ти. И, что бы я ни делала,

Я

Не могла

Не думать

О нем.

 

Суббота, 28 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Удивлена и рассержена.

ВОЛОСЫ: Ужас!

САМОЧУВСТВИЕ: См. настроение

ГОРОСКОП: В этой дыре нет газет. Нет гороскопов. Нет будущего. Блин!

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 0 (из 0 возможных)

О чем я думала большую часть пятницы:

1. Скорая смерть.

2. Падения.

3. Нужно ли мне лезть на гору, или слезать с горы, и вообще какой в этом смысл.

4. Что произойдет, если порвется трос.

5. Руководитель нашего отряда в этом маленьком приключении очень сексуален. Возможно, даже сексуальнее Джей Ти. И он был очарован другой нашей вожатой по имени Эмилия. Что ж, красивая спортсменочка.

6. Как, если расположить тело под правильным углом, я могу упасть на Эмилию (или Эмили для краткости, хотя разве Эмили намного короче, чем Эмилия? Не думаю). Тем самым я могла бы избавить мир от себя и от еще одной совершенной девушки, которая привлекает к себе внимание всех мужчин.

7. Смерть.

8. Падение.

9. Расстроится ли Джей Ти, если я упаду.

10. Втрескался ли бы Джей Ти в Эмилию (ой, простите, в Эмили), если бы он был здесь?

Короче, я не считаю, что хорошо провела время, просидев весь день, прилепившись к мокрой скале. Наверное, слово «отвратительный» будет весьма отдаленным синонимом к «висению на веревке, будучи пристегнутой к какому-то козлу, который тебе никогда не нравился, но который, несмотря на это, надо надеяться, не сбросит тебя с отвесной скалы». В какой-то момент моя правая нога нащупала что-то твердое, на что можно встать. Корень дерева? Камень? Кусок глины?

Хотя бы на секунду я перестала болтаться в воздухе. Это была кульминация пятницы.

Но тут оказалось, что это действительно кусок глины.

К счастью, глина свалилась прямо на прекрасные волосы Эмили. Я так обрадовалась, что снова обрела веру в этот мир. Это была некая космическая карма.

Я быстро сообразила, что спускаться со скалы легче, чем подниматься. Скала была крутая, скользкая, и нет смысла говорить, что подъем — реально тяжелое занятие. Но такой умной оказалась не я одна: когда я подняла голову, то увидела, что кто-то быстро-быстро приближается ко мне (то есть падает).

Вопрос: может, у меня на лбу написано: «Поставьте мне синяк»?

Не будет ошибкой сказать, что я была ужасно подавлена из-за всей этой природы. Мне нравится природа. На картинах. По телику. В кино.

Но не в волосах.

И не на лице.

И разумеется, не в течение всех выходных, которые могли бы (если бы не было дождя) пройти превосходно.

Что бы я стала делать, если бы осталась дома, а не поехала в этот адский лагерь:

1. Тусовалась бы с Кики и Джул.

2. Тусовалась бы с Брэдом и Джей Ти.

3. Лежала бы в кровати и воображала себе, что тусуюсь с Брэдом и Джей Ти, но тут вдруг Брэду понадобилось уйти в связи с какими-то загадочными непредвиденными обстоятельствами, например, он внезапно подцепил вирус лихорадки Эбола, и он оставляет нас с Джей Ти одних. На необитаемом острове. Ммм.

4. Провела бы время с папой, смотрела бы по видику куски шоу «Опры» и «Взгляд» (папа действительно тащится от женских ток-шоу).

5. Валялась бы на диване и смотрела романтические комедии, где снимались члены так называемой банды хулиганов (Джад Нельсон, Элли Шиди, Молли Рингуолд, Роб Лоу и т. д.)

Чего бы я не стала делать, если бы осталась дома:

1. Разбивать лагерь под дождем.

2. Выковыривать палочкой грязь из-под ногтей.

3. Думать о побеге в надежде обнаружить отель с нормальной кроватью и ДУШЕМ.

4. Тащиться через кусты в поисках подходящего места для лагеря.

Этот палаточный лагерь был, мягко говоря, ужасен. Мы соорудили его в пятницу (в четверг мы спали в хижинах позади того места, где припарковался автобус, в нескольких милях отсюда) после того как лазали (безо всякой на то причины) по скале вверх и вниз несколько часов. Как только мы наконец покончили с этой пыткой и собрались у подножия горы, потрепанные и испачканные до неузнаваемости, но счастливые, что нам удалось выжить, предполагалось, что мы поставим палатки, собрав их из колышков, брезента и веревок, которые, казалось, совершенно не подходят друг к другу. Вы когда-нибудь видели такие палатки: подбрасываешь их в воздух, и они сами раскрываются?

Но у нас таких палаток не было.

Обычно словосочетание «втыкать палку» вызывает у меня неприличные ассоциации и истеричный смех, но только не в пятницу вечером — тогда мне хотелось заплакать. Палаточный лагерь? Мы должны спать в палатках? Или, точнее, в палаткообразных сооружениях, никоим образом не напоминающих настоящие палатки. И что еще хуже — моей соседкой по палатке оказалась Иззи Арчибальд.

Блин.

Она — одна из тех невыносимых людей, которые полны энтузиазма по любому поводу в любое время. Это ее постоянное занятие. Я серьезно. Ну, ей за это не платят, зато она получает бесконечное удовольствие. Я не удивилась, когда узнала, что она выступает в группе поддержки спортсменов.

И она — одна из многочисленных бывших девушек Джей Ти.

Ненавижу.

Да, мне пришлось ночевать под дождем в одной палатке с настоящей фанаткой из группы поддержки, вице-президентом школьного совета и по совместительству бывшей девушкой единственного парня, в которого я влюблена. Ура!

Маленькая поправка: под «ура» я понимаю: «Кто-нибудь, убейте меня прямо сейчас, пожалуйста!»

В районе полуночи

Около двенадцати часов ночи я выскользнула из палатки с мобильником в руке и попыталась набрать номер Кики. Не знаю зачем, просто нужно было поговорить с кем-то более или менее нормальным.

Разумеется, Адский лагерь был «вне зоны покрытия».

Я проползла обратно. Мне пришлось передвигаться по-пластунски, потому что палатка обвалилась, и вход стал очень низким.

Еще одна плохая новость (если что-то может быть хуже): Иззи храпит.

Даже храпит она с энтузиазмом. Я лежала без сна и размышляла, обвинят меня в преднамеренном убийстве или в непреднамеренном, если во сне я ее убью. Лучше на всякий случай не спать. Я — лунатик. А так и не скажешь. Но ведь всякое бывает.

Это была самая длинная ночь в моей жизни. Иззи встречалась с Джей Ти. Я не могла отделаться от этой мысли. Она целовалась с ним. Она в его вкусе, а я нет. Я стала в темноте изучать ее лицо. Прям-таки сверлила ее взглядом. Подобралась поближе и осмотрела ее поры. У Иззи огромные поры. Мои намного меньше. Почему же ему понравилась она, а не я? У меня просто превосходные поры. Если это хоть что-то значит, а ведь у меня были основания верить в это.

Из уголка ее рта вытекла слюна, это было отвратительно. Как я ни пыталась, ни под каким углом Иззи не казалась мне хорошенькой.

Если бы у меня был стакан теплой воды, я бы непременно опустила в него ее руку, чтобы она описалась. А кто бы удержался, а?

 

Воскресенье, 29 сентября

НАСТРОЕНИЕ: См. субботу.

ВОЛОСЫ: Какие волосы?

САМОЧУВСТВИЕ: См. субботу.

ГОРОСКОП: См. субботу.

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 0

Открытка из ада

Дорогой папочка!

Я отлично провожу время. Жаль, что тебя тут нет, а я есть. Хотелось бы, чтоб было наоборот. Сегодня мы занимались вот чем: ходили в поход под дождем, гребли на каноэ под дождем — и наконец получили разрешение вернуться домой. Под дождем. Похоже на летний лагерь, но не летом, и для тех, кто уже староват для летних лагерей. Теперь мне ясно, почему в летний лагерь ездят в более теплое и менее дождливое время.

И почему никто старше двенадцати лет уже туда не ездит. Просто хотела поблагодарить тебя за то, что никогда не отправлял меня в летние лагеря. Надеюсь, что ты делаешь салатик из своей травки. Прошу, не кури ее.

С любовью,

Хэйли Андромеда

14:00

Ну теперь-то нам можно домой? Пожалуйста. Прошу вас! Пожалуйста!

14:02

Кажется, время остановилось.

17:17

Поездка домой на автобусе была Мучением с большой буквы «М». Не могу даже говорить об этом, настолько это было ужасно.

19:31

Дорогой Джуниор!

Я дома! Я дома! Я никогда не была так счастлива принять душ. И ванну. И еще раз душ. И увидеть чистые (практически) простыни. И кроватку.

И съесть ужин из китайского ресторана с папой.

И получить кучу сообщений.

С любовью,

Вернувшаяся домой хозяйка

«Что я здесь делаю?» Эта мысль меня преследовала в автобусе (во время бесконечного пути домой), когда я смотрела на всех этих радостных и сияющих людей.

Я не радостная. И не сияющая.

Я — бука с синяками.

И у меня, возможно, неизлечимая болезнь крови.

Положительный момент: теперь я знакома с еще одним членом школьного совета — это Иззи Арчибальд. Отрицательный момент: я ее ненавижу. Большую частью захватывающей гребли на каноэ я провела, мечтая, как специально накреню лодку, чтобы ее идеальная прическа намокла и развалилась.

Но я не сделала этого. Понимаете, я не думаю, что моя прическа выдержала бы. Единственное, что нас объединяло с Иззи, так это то, что нас обеих до полусмерти закусали комары. Уверяю вас, комариные укусы ни на ком не смотрятся красиво. Они похожи на огромные красные прыщи, к тому же ужасно чешутся. Более того, теперь мы, вероятно, умрем от лихорадки Западного Нила.

Меньше всего на свете мне бы хотелось, чтобы меня положили в больницу вместе с Иззи Арчибальд. Серьезно. Лучше я до этого сдохну от гемофилии. Меня будет утешать мысль, что перед комариными укусами все равны. Мы выглядели одинаково ужасно, все, кроме Эмили, которая, кажется, совсем не пострадала. (Теория: в глубине души я верю, что она — андроид. Ее кожа чем-то слегка напоминает пластик. И глаза подозрительные. Может, она — просто пришелица с другой планеты, где все совершенны, у всех прекрасные волосы, и никого не кусают комары. Я бы не удивилась. С другой стороны, я тоже выгляжу как инопланетянка, но только уродливая. Низкобюджетная инопланетянка, которая не умеет правильно носить костюм человека.) (Дополнительная теория: если не хотите, чтобы кто-то заметил ваши фингалы, заполучите парочку засосов. Не понимаю, с чего я вообще беспокоюсь о фингалах. Кажется, они практически незаметны, поскольку народ не может оторвать взгляд от моей шеи.)

На заметку: выяснить, умирал ли кто-нибудь от унижения.

Но, наверное, это и неважно, ведь судьба уже, скорее всего, решила, что в течение следующих трех-шести дней она дарует мне следующие симптомы.

С сайта Medline

Лихорадка Западного Нила

Определение:

Вирус Западного Нила передается при укусе комаров и вызывает лихорадку (от умеренной до сильной). Более мягкую форму, напоминающую грипп, называют лихорадкой Западного Нила. Более серьезную форму, которая может угрожать жизни больного, — энцефалитом Западного Нила или менингитом Западного Нила в зависимости от того, какие органы затрагивает болезнь.

Симптомы:

Умеренная форма заболевания, получившая название лихорадки Западного Нила, сопровождается одним или несколькими из следующих симптомов:

• Высокая температура.

• Головная боль.

• Боль в спине.

• Потеря аппетита.

• Боль в горле.

• Тошнота.

• Рвота.

• Боль в животе.

• Диарея.

Эти симптомы обычно наблюдаются в течение трех-шести дней. При более серьезной форме заболевания могут наличествовать также следующие симптомы, которые нельзя оставлять без внимания:

• Слабость в мышцах.

• Одеревенение мышц шеи.

• Помутнение сознания или галлюцинации.

• Потеря сознания.

Отлично, что дальше? Лихорадка Эбола?

Разговоры, которые имели место быть в течение выходных

1. С президентом школьного совета, Брюсом, известным также как Главный Член, — двухминутка на тему выпускного вечера.

Он. Ты уже думала над темой для выпускного вечера?

Я. Нет, не думала (а) до него еще несколько месяцев и б) я не хочу об этом думать.)

Он. Кстати, миленькие засосы.

Я (ухожу прочь).

Он (кричит мне вслед): Я тут подумал, а может, устроим вечер в стиле Гавайи?

2. С Иззи — десять одинаковых разговоров за два дня.

Она. Разве ты не обожаешь школьный совет?

Я. Нет.

Она. А я так обрадовалась, когда меня выбрали.

Я. Быть вице-президентом, должно быть, большая честь.

Она. Так и есть. Мне просто ужасно нравится.

Я. Угу.

Она. А что с твоей шеей?

Я. (издаю стон, словно меня душат).

3. С Эмили — пятиминутка о моем неизлечимом заболевании.

Она. Ты хорошо справляешься.

Я (выпутываясь из троса). Спасибо.

Она. Правда, если учесть…

Я. Что учесть?

Она. Твое состояние, ну, ты понимаешь.

Я. А какое у меня состояние?

Она. Ты такая смелая.

Я. Да?

Она. Это, должно быть, так тяжело. (Показывает на мою шею.)

Я. Хм.

Она. У меня есть знакомые среди больных лейкемией.

Я (в панике): Лейкемией? (господи, она знает что-то, чего не знаю я? Что? Может, она — экстрасенс? И у меня действительно лейкемия!)

Она. Я поняла это по твоим синякам.

Я (истерично смеясь): Это просто засосы. И фингалы. К лейкемии они отношения не имеют.

Она (краснея). Господи, мне так за тебя стыдно!

В тот момент мне ужасно захотелось поговорить с кем-то нормальным, и я была готова позвонить Брэду (которого мысленно я все еще называю Симпатичным Незнакомцем).

Но, разумеется, связи не было.

Что я узнала во время выходных, на что раньше не обращала внимания, но теперь стоит задуматься

1. Гребля на каноэ — не самый лучший для меня вид спорта. Хотя сейчас я и не отдаю предпочтения какой-то определенной спортивной дисциплине, но думаю, что больше подхожу, например, для гольфа, где одежда чистая и сухая и не подразумевается настоящая физическая нагрузка. Или боулинга. Или бильярда. Ну, я не против физических нагрузок как таковых. Я бегаю, вы помните? Но гребля на каноэ — это совсем невесело. А если невзначай попадешь в одно каноэ с этим уродом Брюсом? Тут любой начнет молотить себя по башке камнями до потери сознания. В какой-то момент этот козел стал петь песни!

Но я отклонилась от темы.

2. Добавлю еще кое-что. Я теперь уверена, что Брюс — это воплощение дьявола. Если дьявол вообще существует. И если он ростом под два метра и у него дурацкие кудрявые волосы, пружинками торчащие из черепа и подпрыгивающие, когда он говорит. Нельзя полностью исключать такую возможность?

Основываясь на этой теории, позволю себе предположить, что я на самом деле упала со скалы, умерла и попала в ад. Это может быть адом, хотя и сильно смахивает на мою комнату. (Я ее обожаю. Так по ней скучала!) Но, думаю, в аду было бы пожарче. Хотя почему ад должен быть горячим? Я бы на самом деле предпочла жару, а не холод. Так что в качестве настоящего наказания ад должен быть сырым, промозглым, ветреным и холодным. И там все должны чесаться от комариных укусов. И страдать от недосыпания. Если подумать, то ад должен напоминать мои выходные. Господи, неужели я умерла?

20:59

Почему я сразу же не посмотрела на сообщения, которые для меня записывал папа?

Мне звонил Джей Ти.

Я целых восемь минут пялилась на запись, пытаясь понять, не могут ли закорючки «Джей Ти», нацарапанные папиной рукой, обозначать что-то другое. Может, папа хотел написать «Джул», но у него свело пальцы. Или же он сократил имя Джон Трансвестит. Или «джин с тоником». Или это какой-нибудь Джек… Или…

Понятия не имею. Это может значить что угодно. Помните, ведь мой папа всю жизнь курит траву, ему нельзя доверять, когда он записывает для вас сообщения.

Более того, номер телефона, который он накарябал на огрызке бумажки, был неузнаваем. Разумеется, я посмотрела номер Джей Ти в телефонном справочнике. (Интересная заметка: отца Джей Ти зовут Чес. Кто еще носит такое имя? Очень необычно.)

Эти нечитаемые каракули были номером Джей Ти.

О гос-по-ди.

21:00

Я набрала номер Кики перед тем, как звонить Джей Ти. Она сказала, что мне стоит подождать хотя бы до 21:04 и лишь потом перезванивать. Я повесила трубку.

Кики свихнулась со своей нумерологией.

Я набрала первые шесть цифр номера Джей Ти и повесила трубку. Может, Кики и свихнулась, но она знает о нумерологии больше, чем я.

Я встала с кровати, пошла в ванную и накрасилась.

И привела в порядок свои волосы.

21:07

Снова звонила Кики. Я прозевала, когда было 21:04, поэтому нужно, чтобы она назначила мне новое время.

— 22:15, — сказала Кики.

— В такое время уже поздно кому-нибудь звонить, — засомневалась я.

— Доверься мне, — успокоила меня Кики.

— А что мне делать до этого времени? Я с ума сойду.

— Давай выйдем на пробежку.

— Не могу, — запротестовала я. — Я только что приняла душ.

— Я уже лечу к тебе. Это тренировка. Кроме того, пробежка удержит тебя вдали от телефона до 22:15.

Я вздохнула. Кики права. Тренировки важны. Как-никак, через восемь месяцев — нас ждет мини-марафон. А восемь месяцев не такой уж долгий срок в масштабах жизни, особенно если вы не можете пробежать и квартала без того, чтобы не начать задыхаться, и у вас пять лишних кило на заднице.

Я спустилась вниз, папа перед теликом поглощал низкокалорийные чипсы прямо из пачки.

— Это ведь мои чипсы.

— Наверное. Они по вкусу напоминают опилки.

— Пап.

— Что?

— Проехали, ну и…

— Ну и что?

— Ну и как звучал его голос, когда он позвонил мне?

— Кто? — спросил папа.

— Папа, — рассердилась я. — Джей Ти, кто же еще?

— Не знаю, — признался папа. — Обычный мальчишеский голос.

— Папа, ну же.

Он сердито захрустел чипсами.

— Как у сопляка!

— Вопросов нет!

Я пошаталась без дела по кухне и снова набрала шесть первых цифр его номера, чтобы удостовериться, что я их запомнила, на тот случай, если во время моей пробежки дом сгорит дотла и я потеряю листок с телефоном. Потом я вышла на улицу и на углу встретилась с Кики.

Мы пробежали метра три, но тут у меня ужасно закололо в боку, и мы решили пойти пешком. Под «мы» я имею в виду себя. Кики сделала круг по кварталу и тоже пошла рядом со мной. Я так и знала. Я шла, прижав руку к боку и согнувшись. Выглядела не самым лучшим образом. Но, черт возьми, кололо просто кошмарно.

— И что ты ему скажешь? — спросила Кики.

— Не знаю, — призналась я. — Скажу «привет».

— Привет, значит, — с сомнением сказала Кики. — Не знаю. По голосу должно быть понятно, что ты занята. Счастлива и занята.

— Счастлива и занята? — с подозрением спросила я. Это звучало очень знакомо. — Ты что, позаимствовала это из «Правил»?

— Нет, что ты, — сказала Кики. Как-то уж слишком поспешно.

— Господи, да ты следуешь «Правилам».

— Нет, — настаивала Кики. — У меня же год отдыха от свиданий.

— Ты — единственная и неповторимая! — заорала я. — Ускользающая бабочка!!!

— Джул говорила, что это работает, — защищалась Кики. — По крайней мере, в случае с Беном.

— С Беном? Что еще за Бен?

— Ну, мистер Юрген.

— А-а-а.

Мы шли молча, и обе представляли Джул с мистером Юргеном. Лысеющий мистер Юрген, немолодой учитель с брюшком. Картинка та еще. Хотелось хорошенько потрясти головой, чтобы она исчезла, как рисунок на волшебном экране. Но и без картинки было ясно, что их связь незаконна. И омерзительна.

— А помнишь, на днях… — заговорила Кики, наклонившись к своим шнуркам.

— Что? — спросила я, моя голова болталась поблизости от ее, я продолжала стоять согнувшись.

— Ну, он вел занятие, а у него из носа свисала сопля, — сказала Кики. — Я даже не сочла это смешным. Просто подумала: господи, бедная Джул.

— Брр, — сказала я, выпрямляясь, насколько это было возможно. (Интересно, может, у меня аппендицит? Уж слишком часто болит живот.) — О чем она только думает? Кроме того, он же вроде женат.

— Да?! Я не знаю. Нам стоит это выяснить.

— Непременно, — согласилась я, хотя, признаюсь по секрету, мне было наплевать (мне и сейчас наплевать). Это ведь проблема Джул. Раз она такая дура и ей хочется внимания. И дра-а-амы. Или и того и другого. Но было уже 22:07

— Мне пора, — быстро сказала я и побежала домой. Пришлось.

До дома было далеко, пешком я шла бы минут пятнадцать. Но я пробежала все расстояние, и даже не запыхалась.

Или я улучшила свою спортивную форму, или секрет бега в том, что нужно бежать к кому-то (или к чему-то).

22:16

Я струсила. Я — трусиха. А теперь уже и правда поздно. Мне стоило бы позвонить раньше, например, в 20:21. Это обычное время для звонка кому-нибудь. А если сложить все числа (только возьмем не 20, а 8, ведь восемь часов вечера), то получится 11,1+1=2. Если следовать китайским предрассудкам, то цифра 2 обещает легкость в исполнении чего-либо.

Легкость?

У меня было право подождать, ведь «тройка» («оживление») лучше.

22:18

Я не могу этого сделать.

22:21

А «четверка» значит «смерть» (10:21=1+0+2+1=4). Определенно, плохо.

22:22

Я забыла, что значит «пять». Проверила. «Негативность». Ладно. Хорошо, что не позвонила.

22:25

Ладно. Мы уже имеем «восемь». А «восемь» означает богатство. И я решила попробовать.

На том конце провода раздались гудки.

Телефон в доме Джей Ти звонил и звонил.

Чпок.

Там что, автоответчик? И все это было ради автоответчика?

Мое выдающееся сообщение Джей Ти, в которого я втрескалась сто лет назад

Привет, это Хэйли. Ну, из школы. Ты звонил мне? Я не могла взять трубку. То есть меня не было дома. Я была в психушке. Ну, не в настоящей психушке, но вместе с членами школьного совета. Ну, я не по-настоящему в школьном совете. То есть я состою в нем, но я не…

И тут автоответчик выключился.

Причины для самоубийства:

1. См. выше.

2. Этого недостаточно?

3. Неважно, вероятно, я и так скоро подохну от вируса Западного Нила.

Я решила лечь на кровать и лежать неподвижно, пока Джей Ти не перезвонит. И вообще я очень устала. Если он так и не перезвонит, то я как минимум смогу покончить с собой путем голодания. Хотя уверена, что папа в конце концов притащит какую-нибудь жрачку. Если уж на то пошло, то это не самый активный способ самоубийства.

В другой комнате раздался ужасный треск. Папуля на самом деле взялся за покраску ванной, и сейчас он отскабливает старую краску. Мысленно я сделала заметку — спросить его, с чего это вдруг в нем проснулась тяга к обустройству дома. Это кажется подозрительным. Определенно.

Но прямо сейчас я спросить его не могу, потому что занята: я себя и не убиваю, но и не пытаюсь жить.

Трещины на потолке по форме напоминали Австралию. Вообще-то не похоже, но я представила, что это так. Когда-то потолок, должно быть, был белым, но сейчас стал совершенно желтым.

(На заметку: спросить папу, не хочет ли он покрасить заодно и потолок в моей комнате после того, как разберется с ванной.)

А может, трещины скорее похожи на Африку. Особенно если лежать вот так.

Определенно, Африка.

Почему телефон не звонит?

И тут позвонил телефон, у меня чуть сердечный приступ не случился.

Но это была Джул.

— Я тебе перезвоню, — сказала я. — Я, правда, очень занята.

— У тебя теперь никогда нет для меня времени, — проворчала она. — Ты знаешь, Бен говорит…

— Мне пора, — оборвала ее я и повесила трубку.

Я чувствовала себя слегка виноватой. Сколько времени займет, если позвонить на телефонную станцию и заказать услугу ожидания на линии. Режим ожидания — блестящее изобретение. Почему я раньше его не любила? Мне нужно позвонить в телефонную компанию. Нет, я передумала. А что, если в это время будет звонить Джей Ти? И вообще, работает ли телефонная компания в воскресенье в 22:51?

Пробовать не буду.

Когда неотрывно смотришь на телефон, он как будто начинает слегка двигаться. Это как-то связано с тем, что вы не мигаете, ваши контактные линзы смещаются, и глаз начинает косить.

Воображаемый разговор с Джей Ти

Дзынь! Дзынь!

Я (счастливая и занятая). Алло!

Джей Ти (нервный). Это Джей Ти.

Я. Ага, привет.

(Нет, погодите-ка. «Ага, привет». Это слишком похоже на Мэй Уэст, или Бет Дэвис, или любого, кто после этой фразы говорит: «Почему бы тебе не зайти ко мне как-нибудь?» — манерно растягивая слова, как это делают трансвеститы. Вычеркиваем.)

Я. Как дела?

Джей Ти. Я несколько месяцев хотел пригласить тебя на свидание, но не мог набраться храбрости.

(Нет, это тоже нехорошо. «Не мог набраться храбрости». Он так никогда не скажет. Может, он сказал бы: «но я волновался». Нет, так он тоже не скажет.)

Проехали.

Если бы у нас с Джей Ти пошли детки, то это были бы белокурые ангелочки.

Мне всего шестнадцать лет. Я не собираюсь заводить детей. Ну, по крайней мере в ближайшее время. О чем я думаю? Что со мной?

Господи.

Телефон звонит.

23:01

Подлинная запись моего разговора с Джей Ти:

Я (нервно). Алло?

Джей Ти. Э-э… Холли дома?

Я. Вообще-то меня зовут Хэйли.

Джей Ти. Ладно. Короче, у моего двоюродного брата, Брэда, ветрянка. Я решил, что тебе стоит знать об этом. Ну, понимаешь, я на днях видел, как он засовывал язык тебе в рот. (Грубый смех.)

Я. Брэд — твой двоюродный брат?

Джей Ти. Да. Увидимся в школе, если не заболеешь.

Я. Брэд — твой двоюродный брат?

Джей Ти. Пока.

Я повесила трубку и побрела в ванную. Она была ярко-розовой.

— Нравится? — спросил папа.

Я с минуту пристально рассматривала стены. Цвет слепил глаза, уж не говоря о том, что это было самое уродливое помещение, которое я когда-либо видела.

— Хм, миленько, — сказала я. — На самом деле, скорее похоже на таблетки мезима, ну, немного успокаивает…

— Но неплохо, да? — спросил папа. — Я решил, что получится, как бы это сказать, по-девчачьи.

— По-девчачьи? — переспросила я и снова уставилась на стены. Когда я отвела взгляд, то все еще видела розовый цвет. — Хм, ну уж точно не по-мужски!

На полу тоже было наляпано довольно много краски. Я наклонилась и потрогала пятно. Сухо. Тогда я начала отколупывать краску, сама ведь она не сойдет.

— А я когда-нибудь болела ветрянкой?

Папа взглянул на меня, почесал бороду, довольно сильно замазанную розовой краской. Скорее всего, ему придется ее сбрить, чтобы избавиться от краски, а это не слишком хорошо. Это несколько пошатнет его статус хиппи. Я никогда не видела папу без бороды. Интересно, как скоро он заметит, что она вся в краске. Наверное, месяца через полтора, а то и через два. Папа не самый наблюдательный человек из всех моих знакомых.

— Нет, — сказал он. — По-моему, ты болела только свинкой. Единственный способ узнать наверняка — спросить твою мать.

— Хм, правильно, в следующий раз поговорю с ней. Ох, да ведь мы же не разговариваем.

И тут по какой-то совершенно необъяснимой и глупой причине я разрыдалась.

Возможные причины моих слез:

1. Неизбежно надвигается ветрянка.

2. Ужасный разговор с Джей Ти.

3. Фингалы.

4. Укусы комаров.

5. Неизбежно надвигается лихорадка Западного Нила.

6. Ужасные выходные.

7. Засосы, которые не собираются проходить.

8. Отсутствие мамы. (Ну, в принципе, у меня есть мама, но я не поддерживаю с ней отношения и даже не знаю, кто она и где.)

9. ПМС.

Я ревела несколько минут. В зеркало видела свое рыдающее отражение. Я не умею плакать, как Джул (чистыми слезами). Я плачу уродливо: вся покрываюсь пятнами, сопли текут, морда мокрая. Просто сюрреалистическая картинка. В розовом цвете. Мое лицо было красным, а оранжевые волосы ужасно не подходили к цвету стен.

— Ну ладно, — сказал папа. Последовала долгая пауза. — Прости, дорогая, — добавил он и обнял меня.

Он, наверное, никогда не находит правильных слов, зато всегда знает, когда нужно обнять. Я тоже обняла его и плакала, уткнувшись в его фланелевую рубашку, которая сильно смахивала на верх от моей пижамы.

— Пап, — сказала я, отстранившись. — Это же верх от моей пижамы.

— Ой, а я думал, это какая-то старая тряпка.

И в этот момент к нам присоединился Кот, который просочился в ванную и ступил прямо в поддон с краской, так что разговор подошел к своему логическому завершению.

Где-то в районе часа ночи

«Придется спросить твою маму».

Он что, с дуба рухнул? Неужели он думает, что я стану говорить с ней? Или знаю хоть кого-то, кто это сможет сделать за меня?

И… неужели он знает, где она?

 

Понедельник, 30 сентября

НАСТРОЕНИЕ: Ровное.

ВОЛОСЫ: Довольно хорошие (а-ля Мег Райн).

САМОЧУВСТВИЕ: Ни ветрянки, ни лихорадки ЗН. Пока.

ГОРОСКОП: «Постарайтесь все успеть сегодня, потому что планеты сговорились и пытаются сделать так, чтобы вы опоздали. Счастливое число — 11».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 0

10:02

Второй урок. Был бы, если бы мы на него пошли.

Но мы туда не пошли.

Вместо этого мы решили прогулять и пойти на пляж. Почему? Ну, погода отличная — это раз. Кроме того, мы пропускали занятие по Жизненным ситуациям, а это кодовое название сексуального образования. Честное слово, я была просто счастлива не ходить туда. Думаю, с основами этого курса мы уже знакомы: пенис + влагалище = подростковая беременность. Кошмар! Не говоря уж о презервативах и запланированном зачатии.

Кроме того, у меня было плохое настроение, поскольку утром у шкафчика я поздоровалась с Джей Ти, а он промямлил «привет», замолк, тупо посмотрел на меня и смылся. Словно он и не разговаривал со мной по телефону вчера вечером. И даже не знал, кто я.

— Ненавижу Джей Ти, — объявила я, изящно усевшись (ну, ладно, плюхнувшись) на небольшой камень.

— Чушь, — возразила Кики. — Настоящая любовь вечна!

— Я его ненавижу.

— Конечно, — продолжила Кики. — Если бы это было правдой, то я была бы заинтригована, но я тебе не верю.

— Это правда, — упрямо повторила я.

— Я собираюсь переспать с ним, — сказала Джул.

— С Джей Ти? — спросила я, поднявшись с неудобного камня и грациозно переместившись на бревно. Ну, я промазала и приземлилась не на бревно, а на песок. Больно. Наверное, сломала себе копчик.

Кики и Джул уселись рядом.

— Бедная неповоротливая Хэйли, — сказала Кики и потрепала меня по волосам.

— Я не неповоротливая, просто мне не везет.

— Ха, — сказала Кики, закуривая еще одну сигаретку от той, что держала во рту. Ее лицо разрумянилось.

— С мистером Юргеном, — пояснила Джул. — Я собираюсь переспать с Беном. Ты — дурында, я вовсе не хочу спать с твоим Джей Ти. Зачем мне секс с сопляком, если можно заняться этим с мужчиной?

— Тьфу, — сказала я. — Да я могу придумать тысячу причин. Ты думала о Джей Ти? Или ты это серьезно? О мистере Юргене?

Джул надменно улыбнулась мне, это значило, что я просто не в состоянии понять ее женских желаний. Фу! И тряхнула волосами. Господи, я просто ненавижу это движение. Ее косы попали мне прямо по лицу. Пока вы не посмотрите на волосы в микроскоп, то даже представления не будете иметь, какие гадкие существа их населяют. Я открыла было рот, чтобы поведать об этом Джул, но потом закрыла, взглянув на нее. Она была другой. Какой-то отекшей. Не такой… красивой. Жирные волосы. Мешки под глазами. И ни грамма косметики.

Не думаю, что я хоть раз видела Джул без косметики.

— У нас вчера было настоящее свидание, — сказала она, запинаясь, поняв, что мы заметили ее блеклый вид.

— Настоящее? Вечером в воскресенье?

— Ну, не совсем настоящее. Его жены не было дома. И он захотел приготовить мне ужин. Так что я пошла к нему, — Джул старалась, чтобы ее голос звучал непринужденно, но у нее не вышло. Уж я-то знаю Джул, сейчас ее голос не был непринужденным.

— Что? — спросила я. С другой стороны, если для нее такие вещи действительно стали обычными, то я понятия не имею, кто это передо мной.

Совершенно незнакомая девушка.

И тут, как гром среди ясного неба, на меня нахлынули воспоминания о Джул, когда нам было лет по двенадцать, и я чуть не разревелась. В то лето ее мама встречалась с парнем по имени Сет или что-то типа этого. Он заменил Джул отца, которого у нее никогда не было. Ее собственный отец — просто пустое место. Он работает в области Интернет-технологий. Короче, я уверена, что деньги он гребет лопатой, но времени на Джул у него нет. Он всегда где-то путешествует, а когда приезжает сюда, то постоянно болтает по мобильному и без передышки, как маньяк, стучит по клавишам а) своей электронной записной книжки, б) своего ноутбука, в) своего карманного компьютера. А этот Сет был просто душкой. Он взял нас в Нью-Йорк, и мы ходили на бродвейский мюзикл. Я уже забыла, как он назывался, вроде «Отверженные». Ни мне, ни Джул не понравилось, мы были слишком малы. Но это и неважно. Главное — он обращался с нами как со взрослыми, Джул его просто обожала, и это казалось нормальным. Мы остановились в отеле, и на следующий день Сет повел нас в ресторан позавтракать, а официантка сказала: «У вас такие красивые дочки, должно быть, с ними немало проблем». И он ее не стал разуверять.

По дороге домой, в машине, Сет сообщил нам, что собирается сделать предложение маме Джул.

Джул была рада до чертиков. Сет подарил ей колечко и все, что полагается.

А потом он умер. У него были какие-то проблемы с почками, очевидно, они просто отказали, и он умер. Вот так. После похорон Джул сняла кольцо, мы пошли на паром, и она выкинула кольцо за борт и прочла молитву. Хотя она не верующая.

Не знаю, почему я об этом вспомнила именно сейчас. Я провела рукой по песку. На пляже дул довольно холодный ветер (ну, в конце концов, октябрь на носу), но песок был горячим. Я просеивала его сквозь пальцы. Такое приятное ощущение. Успокаивающее.

И тут в моей руке оказался большой кусок резины.

Не что иное, как презерватив.

Использованный.

— Бли-и-и-н! — заверещала я.

Просто отлично. У меня будет не только ветрянка, но еще что-нибудь похуже, что можно подцепить от использованного презерватива. Я начала мысленно составлять список возможных болезней. Если уж на то пошло, я не уверена, чем можно заразиться, подержав в руке презик. СПИД? Гонорея? Трипак? (А это не одно и то же?) Беременность?

Я снова обратила внимание на Джул, только когда она сказала:

— По крайней мере, мне не нужно беспокоиться о «пятерке» по актерскому мастерству!

«Это точно», — недобро подумала я.

Кики засмеялась и обняла Джул. Кики такая милая. Как мне повезло, что я встретила ее. Я подумала, какая же она хорошая подруга, и иногда я забываю, что она и для Джул хорошая подруга, пусть та и совершенно безнадежна. Неужели в дружбе всегда так? Группа из трех человек, где один является связующим звеном, а двое по секрету ненавидят друг друга?

— Ты серьезно? — наконец сказала я. Я не могла этого не сказать. Джул все еще моя подруга, и я должна сообщить ей, что я думаю на этот счет. — Он уже не молод. Он — извращенец, к тому же женатый. Что ты делаешь? Что? Ты можешь объяснить?

Джул уставилась на меня. И хлопала глазами. У нее прекрасные глаза. На самом деле, они даже лучше смотрятся, если она не подводит их. Казалось, мы смотрели друг на друга час, но на самом деле прошло, наверное, всего минуты две. Потом она покачала головой, словно я разочаровала ее до глубины души, и сказала:

— Просто я становлюсь женщиной, малышка, но, думаю, тебе этого не понять.

От того, как она сказала мне «малышка», у меня кишки в узелок завязались. Затем Джул поднялась и пошла прочь.

— Черт, — сказала Кики. — Дело принимает скверный оборот.

Она вскочила и побежала за Джул.

— Прости! — крикнула она через плечо. — Я не могу…

А я просто осталась сидеть на песке. Мне было видно, как они на некотором расстоянии от меня разговаривают, склонив друг к другу головы. Смеются. Я чувствовала себя брошенной. Абсолютно одинокой. На секунду я их возненавидела. Мысленно я сказала себе: «Я всех ненавижу». Но знала, что хоть и подумала это, но на самом деле это не так.

Я прислонилась спиной к бревну и уставилась на небо. Оно было голубым, но каким-то смазанным, словно кто-то мазнул вазелином по линзам. Волны через равные промежутки времени медленно накатывали на берег. Какое красивое место. Я бы могла здесь жить. На таком пляже, как этот. В конце концов, во мне ведь есть гены моего папы-хиппи. Вокруг больше не было ни души. Я не могла понять, почему здесь никого нет, почему никто не живет здесь. Понимаете, люди привыкли жить в городе. Но если бы мне дали шанс, я поселилась бы на пляже.

Песок, бревна, волны. Как здесь может не понравиться?

У меня не было никакого солнцезащитного крема, а стоило бы захватить его. Я знала. И даже подумала об этом. Понимаете, может, солнце больше и не печет, но все еще достаточно жарко, чтобы я обгорела. Я чувствовала, как кожа на лице становится краснее и краснее, но… Я не знаю, что произошло. Словно я слишком устала, чтобы шевелиться. А еще мелькнула какая-то мысль, что я, может быть, загорю, и тогда фингалы и засосы не будут так… бросаться в глаза.

И я осталась лежать.

Я собиралась пробыть там всего несколько минут. Клянусь.

15:30

Меня разбудил визг детей, бегущих навстречу волнам. Я спала весь день. Лицо полыхало, словно в каждой клетке бился пульс. Руки обгорели, они были красными и чесались.

И их покрывали волдыри.

Волдыри?

Я пялилась на мнимые волдыри пару минут. Они были похожи на маленькие пузырьки воды под кожей. У меня что, какая-то странная форма аллергии на солнце?

Я дура? Господи.

Это же ветрянка.

Почему болеть ветрянкой плохо:

1. Это уродливо.

2. Это уродливо.

3. Это уродливо.

4. Чешется.

5. Уродливо и чешется, и, даже когда болезнь проходит, остаются шрамы.

Почему болеть ветрянкой хорошо:

1. Не придется объяснять, почему я прогуляла школу.

2. Пропущу много дней, и не придется дописывать сочинение «Как я провела лето», которое нужно было сдать несколько дней назад.

3. Может, я серьезно заболею, похудею и вернусь в школу стройнее и красивее, чем была.

4. Будет много времени для экспериментов с отбеливанием зубов.

5. У меня будет уважительная причина не ходить в школу и не видеть драмы с участием Джул и мистера Юргена, которая непременно развернется.

 

Октябрь

 

Среда, 2 октября

НАСТРОЕНИЕ: Вся чешусь.

ВОЛОСЫ: Грязные.

САМОЧУВСТВИЕ: Ухудшается.

ГОРОСКОП: «Насладитесь сегодняшним днем! Вам удастся сделать все намеченное и еще кое-что. Улыбайтесь!»

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 0 — и надежды нет.

Дорогой Джуниор!

Не могу поверить, что я назвала тебя Джуниором. Тупое имечко. И сама я — дура. Но это еще не все. Я умираю. Умру после того, как соскребу всю свою кожу. Умру потому, что весь день смотреть по телику какую-то надоедливую дребедень утомительно, особенно когда чешется все тело. Я нанесла на всю поверхность кожи каламиновый лосьон, но ничего не произошло, кроме того что я выгляжу так, словно вся покрыта каламиновым лосьоном невесть зачем.

Он сушит кожу, а когда чешешься, то повсюду остаются следы розовой перхоти. Отвратительно. Чтобы усугубить ситуацию, кое-где оспины выскочили прямо на месте комариных укусов. Неужели такое в принципе возможно? Разве может что-то быть уродливее? Разве может настроение быть еще хуже?

Не думаю.

С любовью,

Твоя безумно ворчливая хозяйка

 

Пятница, 4 октября

НАСТРОЕНИЕ: Мстительное.

ВОЛОСЫ: Да кому какое дело? (Показались неокрашенные корни.)

САМОЧУВСТВИЕ: Хуже, чем когда-либо.

ГОРОСКОП: «Сегодня из неожиданного источника вы получите важное сообщение. Будьте бдительны!»

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 0…0…0…0…0

Даже папа меня боится. Он часами копается в подвале среди своих «растений» и лишь изредка поднимается на поверхность посмотреть шоу «Опры». Я думала, мне даже придется записывать передачи на видик, но, честно сказать, я никогда не понимала, как он, черт возьми, работает. Когда я начинаю об этом думать, то вся чешусь.

Шоу «Опры».

От этого шоу я тоже вся чешусь.

Сегодня оно было посвящено исправлению жизненных ошибок.

И от этих козлов, вступивших на путь истинный, я тоже чешусь.

От всего чешусь.

Даже когда печатаю слово «чешусь», то чешусь.

Блиииииин.

Наконец я уснула, и мне приснилось, как я чешу кожу наждачкой, и не просто наждачкой, а электрическим шлифовальным станком.

Блин.

 

Среда, 9 октября

НАСТРОЕНИЕ: Невероятно подавлена.

ВОЛОСЫ: Жирные и ужасные.

САМОЧУВСТВИЕ: Уже на пороге смерти, вся чешусь.

ГОРОСКОП: У меня слишком все чешется, чтобы интересоваться, что эта идиотская колонка «прогнозирует» мне на сегодня. Понятно?

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: —

Что полезного мне удалось сделать, пока я не развлекала так называемых подруг, которые даже не удосужились навестить меня:

1. Изобрела замечательную вещь, которая представляет собой расческу с металлическими шипами на раздвижной ручке и позволяет вам чесать все труднодоступные места, не вставая с кровати.

2. Почесала все тело не более ста раз подряд.

3. Во сне четырнадцать раз видела кошмары, навеянные высокой температурой.

4. Выпила сто стаканов выдохшегося имбирного эля. Папа считает его лучшим лекарством от всех болезней (за исключением травки, но я категорически отказалась даже попробовать ее в качестве средства от чесотки). Поняла, что ненавижу имбирный эль.

5. Приняла штук двенадцать (или больше) таблеток таленола.

6. Умудрилась получить сверхвысокую температуру. Очень занятно. Думаю, я только что видела, как Попугай ехал на спине у Кота. Что-то не так. Снова пойду спать.

 

Не знаю, какой сегодня день, простите

НАСТРОЕНИЕ: ?

ВОЛОСЫ: ?

САМОЧУВСТВИЕ: ?

ГОРОСКОП: !?

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: ?

Оооооооооооооох.

Я голодна. И вся чешусь. Съела полбатона в виде тостов. Не думаю, что ветрянка здорово помогает в плане диеты.

Папа зашел в комнату и осторожно положил мне руку на лоб.

— А какой сегодня день? — спросила я.

— Понедельник.

Понедельник? Все еще? Или снова?

С сайта Medline:

Ветряная оспа — сильно зудящая сыпь, которая распространяется с торса на шею, лицо и конечности. Сыпь продолжается от семи до десяти дней. Сначала на коже появляются красные уплотнения, напоминающие прыщики, затем на их месте образуются пузырьки, наполненные прозрачной жидкостью (везикулы), которые через некоторое время засыхают и покрываются корочкой. Везикулы могут появиться также в ротовой полости, вокруг глаз или на гениталиях и могут быть очень болезненными. Тот же цикл повторяется на других частях тела, пока наконец, примерно через две недели, все язвочки не заживут. До этого времени больной остается заразным.

Я осмотрела свой рот, но никаких признаков красных уплотнений не обнаружила. Думаю, стоит ждать чего-то еще.

Я — ходячая неприятность, больная, заразная, покрытая сыпью и нарывами, постоянно чешущаяся.

 

Вторник, 15 октября

НАСТРОЕНИЕ: Мне

ВОЛОСЫ: Плевать

САМОЧУВСТВИЕ: Теперь

ГОРОСКОП: На

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: Все

9:00

А что толку?

Я вся чешусь.

11:15

Надоело болеть.

Скучаю по школе.

И по Джей Ти.

Разве ветрянка не должна уже пройти? Вот что мне хочется знать. Это бессмысленно. Я болею ветрянкой уже дольше, чем написано в Web MD. Ну разве что сегодня кожа сама собой вдруг очистится, но это трудно себе представить, учитывая ее состояние.

Стоит ли говорить, что после двухдневного непрерывного просмотра всех подряд телепередач моему мозгу кажется, что это у него ветрянка или, по крайней мере, что его заменили огромной, зудящей, как там ее, везикулой, наполненной жидкостью. Кто все эти люди на ток-шоу? Откуда они? В реальной жизни я никогда таких не встречала. Тем не менее, предполагается, что они настоящие. Мои знакомые говорят и действуют скорее как герои кинофильмов, хотя мы все знаем, что кино — это выдумка, и изображения героев подправляют на компьютере, — но никто не похож на участников этих шоу, которых, по идее, не приукрашивают, а оставляют как есть. Или, может, над ними просто плохо работают.

Не хочу показаться грубой, но это самые уродливые люди на всей планете. И не только в плане внешности. Когда они открывают рты и начинают выкрикивать оскорбления в адрес друг друга, это уже слишком.

Ладно, признаюсь, я смеялась, когда эта баба из шоу Джерри Спрингера переехала трактором «трейлер» своего парня, который изменял ей.

Мне действительно надо чаще бывать вне дома.

14:15

— Пойди погуляй, — сказал папа, проходя мимо с косяком в зубах. — Тебе пойдет на пользу свежий воздух, а не сидение перед компом.

— Тебе тоже не на пользу многие вещи, тем не менее ты их делаешь, — многозначительно сказала я и сердито на него посмотрела.

— Да, — сказал папа, пропустив мой намек мимо ушей. — Свежий воздух. Сегодня хороший день. Погуляй чуток, как нормальная девочка.

— Я не могу погулять, как нормальная девочка, — заметила я. — У меня ветрянка.

— Быстро, — скомандовал он и согнал меня с дивана, естественно, чтобы усесться на него самому. И тут же погрузился в шоу Монтеля.

Я пошатываясь вышла на улицу, как было велено. Меня ослепил дневной свет. Погода на самом деле замечательная, солнечно, и сидеть на веранде, может быть, даже лучше, чем торчать в школе. И уж точно лучше, чем смотреть дневные шоу. Я сделала несколько глубоких вдохов. Свежий воздух! Это действительно хорошая идея — посидеть на веранде.

Очень мило, но немного скучно.

До жути скучно.

Я проторчала на веранде двадцать шесть минут и вернулась к телику.

Выводы: Я — самая ленивая девочка на земле. И вполне вероятно, что и самая уродливая. Огромные красные волдыри покрывали мои щеки и лоб. В сочетании с фингалами, ставшими из черных желтыми, они составляли маску, при помощи которой я легко могла бы пугать ребятишек в торговом центре. Разумеется, я не могу туда пойти. Я заразна. Если это будет продолжаться еще какое-то время, то мне не нужно будет беспокоиться о костюме хеллоуина, хотя у меня и были интересные задумки.

15:01

Господи, помоги, мне никогда в жизни не было так скучно!

Как папа живет так изо дня в день? Хоть и без чесотки.

— Дорогая, — сказал папа, появляясь в дверях и пугая меня до полусмерти. — Я пойду пройдусь. С тобой все будет в порядке?

Ага, вот вам и ответ на мой вопрос. Он не сидит сиднем весь день. Иногда он ходит на прогулку. Я тоже хочу. Но куда?

— Со мной все будет хорошо, — ответила я. — А куда ты идешь?

— Да так, прогуляюсь, — туманно сказал он.

Я ужасно завидую тем, кто может пойти прогуляться. Мы с Котом уставились друг на друга. Кот никогда не выходит из дому. И Попугай тоже. Обычно Кот часами сидит на мне, или спит, или занимается важными кошачьими делами, например месит меня лапками, пока я не шевельнусь или не скину его с колен. Сейчас он не подходил ко мне близко, оставаясь на журнальном столике, на котором любит сидеть.

Выводы, часть вторая: Я чешусь, скучаю, не могу выйти из дому, и мое лицо настолько ужасно, что пугаются даже кошки. Что еще может случится плохого? Не многовато ли для самого лучшего, черт возьми, года в моей жизни.

Телефонные звонки во вторник вечером (после того как почти две недели ни одна сволочь не звонила)

1. Джул

Я. Алло?

Джул. Прикинь. Я это сделала. Я поцеловалась с ним.

Я. Да, спасибо, я в порядке.

Джул. Что?

Я. Неважно.

Джул. Просто, чтоб ты знала, он действительно хорошо целуется.

Я. Разве нет законов, запрещающих целоваться с несовершеннолетними?

Джул. Не будь такой ханжой.

Я. Я — ханжа потому, что не хожу на свиданки с учителями?

Джул (начинает реветь). Ты ничего не понимаешь.

Я. Извини меня, Джул.

Джул. Я не знаю, что я делаю. Что я делаю? Я совершила ужасную ошибку и не знаю, как теперь выпутаться.

Я. Хм.

Джул. Мне надо просто-напросто порвать с ним.

Я. Да!

Джул. Но я не могу. А что если он завалит меня на экзамене?

Я. Он этого не сделает. Ты же всегда сможешь пожаловаться. Ты можешь, ну, шантажировать его.

Джул. Я бы никогда так не поступила! Я думаю, он любит меня.

Я (молчу).

Джул. Нет, он меня не любит. Он любит жену, а меня использует.

Я. Очевидно.

Джул. Мне пора. Не могу больше говорить.

Я. А ты болела ветрянкой?

Джул. Нет.

Я. Тогда ладно.

На самом деле я собиралась пригласить ее в гости. Не потому, что хотела видеть. Или соприкоснуться с ее мелодрамой, созданной ею же самой. Просто мне было скучно до такой степени, что я готова была втыкать себе в глаза спички, чтобы хоть как-то развлечься. Или еще лучше: использовать их, чтобы прижечь все эти мерзкие зудящие нарывы на лице и ушах.

Ушах?

Господи, они уже и на ушах!

2. Кики

Кики. Ах ты, бедняжка. Я приду и буду тебя развлекать.

Я. А ты болела ветрянкой?

Кики. Конечно, то есть, думаю, да. Должно быть.

Я. Приходи!

Я люблю Кики. Она — мой самый любимый человек в этом мире. Я даже почти не возмущаюсь, что она такая стройная, хорошенькая и умная.

Ну, разве что чуть-чуть.

3. Брэд

Я (проснувшись): Алло? Брэд. Это Брэд.

Я. Кто?

Брэд. Брэд.

Я. А кто это?

Брэд. Ну, я заразил тебя ветрянкой.

Я. Ox.

Брэд. Ты здесь?

Я. Ненавижу ветрянку.

Брэд. И я. Просто подумал…

Я. Что?

Брэд. Подумал, что мог бы зайти в гости. У нас же у обоих ветрянка, да?

Я. Нет! Не надо!

Брэд. Буду у тебя через час.

Ненавижу Брэда.

Ненавижу ветрянку.

Я вскочила с дивана и помчалась в ванную изучать свою морду. Вокруг рта сформировалась новая кучка прыщей. Я выгляжу, как больная проказой. Да нет, больные проказой и то красивее. Мне только этого и не хватает для полного счастья — чтобы от моего лица отваливались куски.

Но я ничего не могла с этим сделать. Никаким количеством тонального крема это не скрыть.

Так что я приняла душ и привела в порядок волосы. Понимаете, это самое меньшее, что я могла предпринять. От горячего душа волдыри зачесались еще больше, чем раньше, если такое вообще возможно. И стали краснее. Душ был ошибкой.

Потом я вспомнила, что Кики тоже придет. Да, рядом с Кики я буду выглядеть как нечто, что Кот сначала сожрал, а потом отрыгнул. И снова сожрал. И опять срыгнул. Например, как вонючий шарик шерсти.

Брэд влюбится в Кики, и они убегут смотреть на закат, а я останусь чесать свою мерзкую, зудящую, противную, волосатую тушу. Какое счастье, что Брэд мне даже не нравится.

Если я намажусь каламиновым лосьоном, будет совсем уродливо? Да. Красота требует жертв. Если под «красотой» понимать «почти неузнаваемое чудовище».

19:29

Странно себя чувствуешь, когда к тебе приходят друзья, а ты весь покрыт корками и напоминаешь выжившего после чумы. Я постоянно бегала на кухню и приносила им сок и воду.

Брэд выглядел отлично.

Действительно отлично.

На заметку: возможно, это всего лишь глюк, вызванный ветрянкой, которая, может быть, поражает и мозг, вызывает галлюцинации, бред и прочие неконтролируемые расстройства психики.

Совершенно несправедливо, что Брэд меня заразил ветрянкой, но сам, кажется, почти не пострадал от нее. Ну, у него была пара волдырей. Или десяток. И он смущенно почесывался. Чуть-чуть.

Но он выглядел умеренно больным или даже выздоравливающим.

А я, наоборот, казалась тяжело больной.

Вот вам и разница.

Но мне он не нравится, так что плевать.

На самом деле, мне было неловко. Я не знала, что и делать.

— Может, сыграем в игру? — предложила я. — В «Монополию» или еще во что…

Почему-то моя голова в тот момент была совершенно пуста, и я не могла вспомнить ни одного названия игр, кроме «Фермера в долине». Для тех, кто не знаком с этой игрой, поясняю: нужно брать крошечные пластиковые вишенки за хвостик и кидать в малюсенькие корзинки. Очень сложная игра, как мне сейчас кажется, но, вообще-то, она предназначена для трехлетних деток.

— Ладно, — сказала Кики. — А какие игры у тебя есть?

Она говорила со мной, произнося все слова медленно и членораздельно, словно я была инвалидом или старушкой с болезнью Альцгеймера. Я устала, но не до такой же степени.

— Не знаю, пойду проверю ящик с играми. Сейчас вернусь.

— Я с тобой, — вызвался Брэд.

— Нет-нет, — сказала я. — Не нужно.

Он не мог пойти со мной по целому ряду причин. Не только потому, что я ненормальная чудачка. Помимо всего прочего, ящик с играми находился на первом этаже, а мне было строжайше запрещено водить туда своих друзей, чтобы они, не дай бог, не увидели наши «зеленые насаждения». Словно без подобного запрета я водила бы их туда на экскурсии. Хотя мои подруги и так все знают. Были еще какие-то причины, но про них я забыла.

На самом деле, это глупое правило.

— Туда ходить запрещено, — сказала я и загадочно улыбнулась.

К несчастью, ящик с играми находился в комнате для гостей. Чтобы добраться до него, надо перелезть через кровать. Еще ужаснее то, что при ветрянке все время хочется спать. Надо ли говорить, что по пути к ящику с играми я прилегла на кровать буквально на минуточку и заснула.

Крепким сном.

Когда я проснулась, ни Кики, ни Брэда уже не было. А на подушке рядом со мной лежала записка: «Хороших снов!»

Что это значит?

Почему они меня не разбудили?

Должно быть, у Кики были виды на Брэда. Это единственное заключение, к которому я смогла прийти.

Шлюха.

И после того как я хорошенько проснусь, я с ней разберусь.

 

Четверг, 17 октября

НАСТРОЕНИЕ: Хорошо отдохнула, но на душе как-то тревожно.

ВОЛОСЫ: Неряшливые.

САМОЧУВСТВИЕ: Ужасно плохое.

ГОРОСКОП: «Следите за здоровьем. Не слишком перенапрягайтесь. Не жалейте денег».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 0, слава богу. Если бы он меня видел…

11:00

Спала с вечера вторника. Когда проснулась, чувствовала себя получше. Лучше, но не счастливее. Я ужасно зла на Кики. О чем она только думала?

О чем, должно быть, думала Кики:

1. Воспользуюсь преимуществом и, пока Хэйли без сознания, отобью у нее парня (если бы он был моим парнем, но это не так).

2. Отобью единственного из возможных будущих бойфрендов Хэйли просто потому, что могу это сделать.

3. Дождусь, пока Хэйли уснет, и потихоньку свалю из ее дома вместе с ее бойфрендом, которого я практически похитила, но это не имеет значения, ведь для того и нужны подруги! 4. Просто отобью Брэда потому, что я могу это сделать и он симпатичный.

14:10

Случилось еще кое-что ужасное, если не считать Кики и Брэда. Итак…

Я нечаянно выпустила Попугая на свободу.

Я была щедрой, как советовал гороскоп. Мне стало жаль Попугая. В момент острой жалости к несчастному созданию, которое заперто целыми днями в доме и вынуждено смотреть все дневные программы по телику (немудрено, что Попугай такой агрессивный и клюет нам мочки ушей, пока кровь не пойдет), я посадила его в клетку и выставила клетку на улицу. Не знаю, как он открыл дверцу. Оказалось, Попугай умнее, чем я думала. Мне и в голову не приходило, что он воспользуется этим, чтобы сбежать.

Думаю, папа меня убьет. Я поразмышляла, может ли отец рассердиться настолько, чтобы по-настоящему прикончить меня, и решила, что скорее всего нет.

Сердце бешено колотилось. Так бывает во время приступа паники. Чтобы успокоиться, я пошла в новую Розовую ванную. Считается, что розовый цвет успокаивает.

Не сработало.

«Ладно, — сказала я себе. — Успокойся».

К счастью, папы не было дома (опять). Интересно, может, он действительно избегает меня, поскольку не болел ветрянкой? А? Он и не помнит, болел или нет. Он убил клетки своего мозга, в которых хранилась эта информация много лет назад. Я совершенно уверена, он бы очень удивился, если бы узнал, что у него вообще было детство. В любом случае я не стала бы его упрекать за то, что он меня избегает. Кому охота заболеть ветрянкой? Хотя я уже привыкла к этому зуду. И обнаружила, что если принимать регулярно антигистаминные препараты, то зуд действительно уменьшается. Хотя вам при этом хочется спать. Очень.

— Так, Кот, — сказала я. — Почему бы тебе не пойти и не найти Попугая?

Я вернулась в гостиную и выглянула на улицу, как мне казалось, со скорбным видом. Полагаю, не было ни одной причины, по которой я не могла бы сама отправиться искать птицу. Как далеко Попугай мог улететь? Он ведь довольно мелкий. Ну, ласточки тоже мелкие, но каждый год умудряются долетать до Сан-Хуан Капистрано ради развлечения туристов. До Австралии Попугай точно долететь не успел — это все, что я знаю.

Черт.

Дождь идет.

И ветер.

Через два часа я все еще шаталась по улице в пижаме (перепачканной краской), но нигде не было следов Попугая. Я замерзла, без сомнения заболела пневмонией и коклюшем одновременно. Наверное, стоило накинуть что-то поверх пижамы и надеть носки, прежде чем влезть в папины резиновые сапоги, но я так торопилась. Волдыри на ногах неприятно терлись о резину. Да, неплохо было бы быть в носках.

А вот солнечные очки нацепить я не забыла. Хотя на улице было пасмурно. Очевидно, из-за ветрянки вы становитесь более чувствительны к яркому свету. Короче, подведем итог: я шла по улице в резиновых сапогах, пижаме, солнечных очках, с волдырями и кошмарной прической. Должно быть, я выглядела совершенно невменяемой. Сейчас я уже понимаю, что мне крупно повезло: никто не позвонил в полицию и не сообщил, что по соседству бродит какая-то сумасшедшая с сачком в руках. Я подумала, что мне понадобится что-нибудь, чем можно ловить Попугая, если он будет обнаружен сидящим высоко.

И уж точно мне повезло, что кое-кто (Джей Ти) не видел меня в таком состоянии.

Учитывая мою невезучесть, это просто улыбка фортуны.

Три часа прошло. Все еще ничего.

Я сдалась и пошла домой.

По дороге мне пришло в голову, что вот уже несколько дней я не думала о Джей Ти (очень часто, а может и вообще). Неужели моя страсть к нему поутихла?

На минутку мне почти стало жаль тех часов, которые я провела в мыслях о нем. Сколько драгоценного времени потрачено впустую! Теперь, когда я перестала думать о нем, у меня полно всяких других полезных мыслей.

Или нет.

Я вяло тащилась вдоль тротуара и думала, каким же идиотом был Джей Ти, когда говорил со мной по телефону.

И как он не мог вспомнить моего имени на следующий день.

А его придурковатый двоюродный братец заразил меня ветрянкой.

И какой Джей Ти был симпатичный. И есть.

Как хорошо мы смотрелись бы вместе. (NB: если я вообще буду когда-нибудь нормально смотреться.)

Черт.

19:32

Я успешно добралась до ящика с играми, не заснув по дороге, что было бы неудивительно (я все еще чувствую себя такой усталой). Но, к несчастью, в ящике лежала лишь одна игра под названием «Спиритический сеанс». Что бы это ни было, она подозрительно напоминала какую-то забаву хиппи. Да и на коробке были нарисованы именно хиппи.

Наверху меня ждала Кики. Мы обе тщательно избегали упоминания имени Брэда. Он, кстати, со вторника так и не звонил, но мне плевать.

Ладно, мне не плевать. Но он мне не нравится.

Просто хочу, чтобы я ему нравилась.

— Я видела такую в фильме ужасов, — сказала Кики с опаской, доставая спиритическую доску из коробки.

— По виду не очень-то страшно, — весело отозвалась я. Ну, правда ведь. Просто доска с буквами, цифрами, луной и солнцем. Чего тут бояться?

— Это средство общения с умершими, — пояснила Кики. — У меня от этого мороз по коже.

— Да ладно тебе, — сказала я. — Тем более, это единственная игра, которая у меня есть. И по телику ничего. И если мне придется смотреть это «ничего» хотя бы еще одну минуту, то я, наверное, умру. Может, умершие помогут нам отыскать Попугая до того, как вернется папа и убьет меня.

— Не думаю, что умершие помогут нам в этом деле, — сказала Кики, почесывая свою мускулистую ножку. — Или восставшие из мертвых.

Она бежала ко мне прямо от своего дома, это километров десять, или сорок тысяч миль. Вообще-то я понятия не имею, ни сколько миль, ни сколько километров, я не умею оценивать расстояния. Несмотря на то что ей пришлось преодолеть бегом неопределенной длины дистанцию (но, поверьте мне, это далеко), она даже ни капельки не вспотела.

Я вспоминаю пробежки. С любовью. Нуда, однажды я врезалась в дерево, и это был неприятный опыт, но не настолько, чтобы я разлюбила спорт насовсем.

— Я скучаю по нашим пробежкам, — сообщила я.

— Да? Ты бегала всего пару недель назад и сказала, что ненавидишь бег. На самом деле, ты заявила об этом раз четыреста.

— Я действительно ненавижу бегать, — призналась я. — Просто я скучаю по нашим пробежкам. Я учусь любить бег. Я уже полюбила саму идею бега. Это первый шаг. Что если я больше никогда не смогу бегать? Что тогда?

— Да ладно тебе, — сказала Кики. — Это всего лишь ветрянка, а не что-то смертельное. Я ею болела — и ничего, жива.

— Ну, ветрянка тоже может привести к летальному исходу. Я проверяла.

— Нечего рыскать по медицинским сайтам в Интернете и зря себя накручивать.

— Я себя не накручиваю, — возразила я. Хотя действительно чувствовала легкое беспокойство. Ну, у меня еще осталось много волдырей. Больше, чем у Брэда, насколько я помню. И если кто-то из нас двоих и помрет от ветрянки, ставлю на то, что это буду я.

— Как ты думаешь, если я умру, Джей Ти придет на похороны? — спросила я.

— Ох, заткнись, я не собираюсь отвечать на этот вопрос.

— Он спрашивал обо мне? Ты с ним разговаривала? В чем он был сегодня?

— Ох, — вздохнула Кики.

И только тогда до меня дошло, что что-то случилось. Абсолютно ясно, что Кики пытается от меня что-то скрыть. Желудок налился свинцовой тяжестью и провалился камнем вниз. Понимаете, не просто от этого «ох», а от того, как это было произнесено.

— Кики, — сказала я, застыв на месте. Спиритическая доска лежала на столе передо мной, а пластиковая стрелка, которую до этого я машинально крутила, теперь была зажата в моей руке. — Расскажи мне.

— Нечего рассказывать! — отрезала Кика своим фирменным лживым тоном. Затем тряхнула волосами. (Она только недавно распрямила их с помощью какой-то японской технологии, и сейчас они по цвету были точь-в-точь… не знаю что. Что-то черное и блестящее.) Затем Кики собрала свою гриву в конский хвост, пока я сосредоточенно пыталась смотреть на нее «дурным глазом». Этого она долго выносить не может. Ее легко напугать. — Хм, в чем же он сегодня был? Ну, в джинсах, футболка такая белая, а на ней… Нет, на ней ничего не было. Только пуговицы. На воротнике. Ты знаешь, о чем я.

— Кики! — в ужасе воскликнула я. Очевидно, что случилось что-то очень плохое. — У него новая подружка?

— Ты болеешь, — сказала она. — Ты к такому не готова.

Она выглядела по-настоящему обеспокоенной.

— Что? — завопила я. — Что? Что? Он встречается с парнем? С прошлой недели он успел превратиться в педика? Что случилось? Скажи мне немедленно!

— Эй, — сказала Кики, глядя поверх моего плеча. — Это ведь Попугай?

Да, это был он.

На самом деле это был знак от норн, Бога, Будды или еще кого-то всемогущего.

Мы побежали (ну, по крайней мере, Кики побежала, а я заковыляла) на улицу и битый час гонялись за Попугаем по саду (может возвращение птички и было Знаком, но этим Всемогущие, видимо, решили ограничиться, поскольку дальнейшей помощи не последовало). В погоне за Попугаем мы истоптали все мои ценные (ладно, дохлые) экологически чистые овощи. Я сорвала со стебля засохший стручок гороха и съела его. Сырой горох ужасно вкусный, не понимаю, почему большинство людей едят его консервированным, а не сырым.

Попугай не желал быть пойманным, особенно нами. Подозреваю, что на самом деле он смеялся над нами, как умеют смеяться только птицы, в дразнящей манере.

К тому моменту, как мы поймали его (читай: «он устал играть в эту игру, слетел ко мне на плечо и сидел там как ни в чем не бывало), я уже почти забыла о нашем разговоре. У меня промокли носки. Ненавижу ходить в мокрых носках, так что я пошла в комнату и переодела их. Единственные носки, которые я нашла, были в голубую и розовую полосочку с мультяшными котятами.

Понятия не имею, откуда они взялись. Неужели кто-то платит деньги за такие носки? Мне их кто-то подарил? Если так, то что я такого сделала?

Объясните мне.

Когда я вернулась в гостиную, Кики сидела с очень серьезным и грустным видом. Какую-то долю секунды я думала, может, что-то ужасное случилось с Попугаем. Но потом вспомнила, что мы говорили о Джей Ти.

Ох, Джей Ти.

Он умер? Сердце забилось где-то в горле. В прямом смысле слова. Было именно такое ощущение. Я чувствовала удары в горле, словно я не могу сглотнуть.

Но он не умер. Вовсе нет.

Хуже.

Хуже, чем я могла себе представить.

Самое плохое, что только могло быть.

Он встречается с Джул.

Джей Ти. Джул.

Это был худший из моих кошмаров.

— Что? — в оцепенении спросила я. Должно быть, это шок, я даже не слышала собственного голоса. — Что? Что ты сказала?

— Ты в порядке? Перестань визжать. Ты меня пугаешь.

— Нет, — сказала я. — Я не в порядке.

— Ну, есть и положительный момент. Она перестала видеться с мистером Юргеном, — любезно подсказала Кики.

— Что? — недоумевала я. — Что?

Без шуток, у меня в мозгу звенели церковные колокола.

Мне стало плохо.

Было чувство, что я могу умереть. Гораздо более сильное, чем за все две недели моей болезни.

Словно Земля швырнула мне на голову огромный клубок шерсти. Необъятного размера клубок.

Мне захотелось убить Джул. И Джей Ти. А заодно и Брэда, который заразил меня этой чертовой ветрянкой. И Кики за то, что у нее нет ветрянки, за ее красоту и за то, что она сказала мне о Джул и Джей Ти.

— Что? — спросила я еще раз для ровного счета. Не знаю, зачем я это без конца повторяла. Просто нужно было что-то говорить.

— Ох, ты все еще хочешь поиграть? — спросила Кики.

— Нет, — ответила я и швырнула спиритическую доску через всю комнату. Она зацепила мою любимую вазу. Ваза разбилась. Я бы поплакала, но не было сил. — Нет. Я не хочу играть. Я устала. Мне нужно поспать. А ты уходи.

— Ты не сможешь спать, — заметила Кики. — Ты слишком расстроена. Давай хотя бы попытаемся.

— Нет, — твердо сказала я.

Кики пошла, подняла доску с пола и положила ее передо мной. Кики — хорошая подруга. Я ее ненавижу.

Всех ненавижу.

— Спроси что-нибудь, спроси что-нибудь у вселенной.

— Почему бы тебе не оставить меня в покое. Это тупая игра. Что это такое? Ты можешь в ней выиграть?

— Нет, ты просто задаешь вопросы, а она отвечает.

— Ничего она не делает, может, надо вставить батарейки?

— Ей не нужны батарейки, — сказала Кики. — Мы должны положить руки.

— На что? Это просто чушь.

— На стрелку, — объяснила Кики, показывая мне коробку. — Давай же, Хэйли, давай просто попробуем.

— Отлично, — сказала я, положила руку на стрелку и сконцентрировалась, чтобы не реветь.

— Почему Джул? Почему? — спросила я.

Ничего не произошло. Разумеется. Словно вселенная могла объяснить мне, почему моя так называемая лучшая подруга оказалась сукой, вонзившей нож мне в спину.

Ха.

— Отнесись к этому серьезно, — велела Кики, — иначе не сработает. Давай посмотрим. Теперь я что-нибудь спрошу. Кем я буду, когда вырасту?

— Что? — я взвизгнула от смеха. — Что за вопрос? Это просто фигня!

— Я серьезно, мне хочется знать, — спокойно ответила Кики.

А я подтолкнула стрелку к буквам, чтобы получилось слово «шлюха». Знаю, это жестоко. Что со мной?

— Господи, — сказала Кики, одарив меня испепеляющим взглядом. — Иногда ты бываешь такой злюкой.

И она ушла.

— Что тут у нас происходит? — спросил папа, входя в комнату с невозмутимым видом и сметая битое стекло. — 0, «Спиритический сеанс»! Обожаю эту игру! Можно поиграть?

— Папа, — простонала я. А затем расплакалась и выбежала из комнаты. Ненавижу все драматизировать, но что еще остается делать?

Джул.

Джей Ти.

Моя жизнь кончена.

 

Суббота, 19 октября

НАСТРОЕНИЕ: Шокирована.

ВОЛОСЫ: Относительно неплохо.

САМОЧУВСТВИЕ: Шокирована.

ГОРОСКОП: «Сегодня хороший день для того, чтобы начать новый цикл тренировок. Прислушайтесь к своему телу!»

О, господи!

6:30

Мое тело говорит вот что: «Твоя лучшая подруга оказалась бессердечной сукой! Твоя кожа никогда не станет нормальной. Твоя жизнь, как ты знаешь, кончена!»

Чертовы гороскопы. Хотелось бы приступить к новому циклу тренировок и включить в него упражнение по переезду Джул на машине.

Ладно, у меня нет машины.

И на самом деле я не хочу задавить Джул.

Ох.

Хорошие новости:

Мои волдыри начали покрываться корочками. Из-за этого я выгляжу а) хуже и б) отвратительно. Но это означает, что болезнь почти прошла. Или совсем прошла.

По крайней мере, я думаю, что больше не заразна и теперь остается только сидеть и ждать, пока сформируются шрамы и я смогу изучить, с каким уродством мне предстоит жить.

Плохие новости:

Сегодня — знаменательный вечер. По словам Кики, сегодня первое свидание у Джул и Джей Ти. Ненавижу Джул.

Чтобы отвлечь меня от мыслей об убийстве Джул и чтобы я не сидела и не представляла, что они там делают каждую минуту, сегодня ко мне придет Кики и притащит какие-нибудь старые фильмы. Мило с ее стороны. Но это не поможет.

По существу, это значит только одно: я должна представить все возможные сценарии развития ситуации до ее прихода, а то вдруг она и впрямь отвлечет меня от грустных мыслей сегодня вечером.

Что, как я надеюсь, произойдет, чтобы свидание Джул и Джей Ти сорвалось:

1. Джул заболеет ветрянкой.

2. Джей Ти заболеет ветрянкой.

3. Джей Ти не сможет добраться до ее дома, поскольку его машина загорится, хотя он сам спасется, не получив ни царапины.

4. Дом Джул сгорит вместе с ней. Нет, вычеркиваем. Это слишком жестоко.

5. Джул подожжет свой дом и будет арестована за поджог.

6. У Джул выпадут все волосы, пока она собирается на свидание, потому что она по ошибке вымоет голову не шампунем, а кремом-депилятором.

7. У Джул выпадут все зубы, пока она собирается на свидание, потому что она перепутает зубную пасту и чрезвычайно едкое вещество для удаления зубов.

Или Джул решит, в конце концов, что она любит немолодого учителя, и не пойдет.

8. А Джей Ти поймет, что любит меня, и тоже не пойдет.

9. Случится сильное землетрясение, и все мы будем погребены под обломками, но, к счастью, Джей Ти как раз будет ехать к Джул, потому он окажется погребенным под обломками прямо у моего дома, так что мы будем погребены вместе, но не пострадаем, просто проведем в западне несколько дней подряд. Но с едой. Водой. И друг с другом.

10. Ядерная война. Тот же сценарий. Но закончится все тем, что мы окажемся единственными выжившими на всей земле и будем обязаны стать продолжателями рода человеческого.

То, чего не должно случиться ни при каких обстоятельствах:

1. Джей Ти и Джул классно проведут время.

2. Джей Ти поцелует Джул.

3. Джул поцелует Джей Ти.

4. Между ними произойдет физический контакт любого рода.

5. Джей Ти и Джул действительно отправятся на свидание.

Если бы Джул была мне подругой, то никогда не поступила бы так со мной. Как она могла? Это удар ниже пояса. Сейчас только семь утра, день обещает быть длинным.

8:14

Составила список из более чем ста вариантов, что может быть не так на этом свидании. Ну, нападение акул — это, конечно, выдумка, но почему бы и нет. Да и авиакатастрофа сгодилась бы, только если бы они были в самолете.

Ой, вариант 401: самолет падает на землю, прямо на Джул, когда та выходит из дома поприветствовать Джей Ти. Но Джей Ти не пострадал.

8:36

Я собираюсь позвонить Джул и настоять, чтобы она все отменила.

8:37

Джул не нравится, когда ее будят рано утром в субботу. Она не станет ничего отменять. Она ненавидит меня. Но это меня радует, ведь я ее тоже ненавижу.

8:50

Джул позвонила извиниться, но отказалась отменять свидание, потому что, по ее словам, это ничего не значит, а Джей Ти ей и самой всегда нравился.

И что из этого правда?

Что это ничего не значит? Или что ей всегда нравился мой Джей Ти?

9:02

Я перезвонила Джул, чтобы выяснить, но она ушла на какой-то урок танцев, или на репетицию, или еще куда-то. К телефону подходила ее мама. Я не поддалась соблазну и не стала спрашивать, как Дэнни. Да, у Джул сложная жизнь. Даже грустно, если подумать. Очень грустно.

Я была плохой подругой Джул.

Бедная Джул.

Начинает болеть голова.

9:35

Возможные причины головной боли:

1. Опухоль головного мозга.

2. Аневризм.

3. Инсульт.

4. Что-то плохое.

5. Стресс из-за Джул.

6. Стресс из-за Джей Ти.

10:48

Возможные способы лечения головной боли:

1. Сон.

2. Таленол.

3. Морфий.

4. Убить Джул.

5. Убить Джей Ти.

6. Убить себя.

7. Комбинация из предыдущих пунктов.

С сайта Medline

Обычные причины возникновения головной боли:

• Простуда.

• Высокая температура.

• Похмелье.

• Выход из запоя.

• Ушиб головы.

• Боли в шее из-за радикулита или артрита.

• Больные зубы.

• Инфекция в ухе.

• Мастоидит.

• Фарингит.

• Синусит.

• Грипп.

• Реакция на лекарственные препараты.

• Индометацин.

• Нитраты.

• Сосудорасширяющие препараты.

• Предменструальный синдром (ПМС).

• Стресс.

• Нарыв в десне.

• Ломка.

• Кофеин.

• Эрготамин.

• Симпатомиметик.

• Наркотики.

Иногда головная боль может быть вызвана:

• церебральным аневризмом

• опухолью головного мозга

• инсультом

• транзиторной ишемической атакой (ТИА)

• менингитом

• энцефалитом

Где же папа? Разве он не должен быть рядом, чтобы следить за моей головной болью? А он куда-то свалил, забыла куда. На самом деле я смутно припоминаю, как он говорил, куда идет. Полагаю, он пошел продавать свою травку, а я стараюсь не слушать, когда он мне об этом говорит. Не хочу быть соучастником преступления. Да, надо узаконить марихуану (не уверена, действительно ли я согласна с этим, но все равно я не хочу быть звеном порочной цепочки).

Я попыталась оценить ситуацию, но слишком болела голова.

Я приняла три таблетки таленола и снова пошла спать.

Примерно через час

Не смогла уснуть, потому что без конца думала о Джул. И Джей Ти. Интересно, что она наденет. Хотелось бы, чтобы она была уродиной. Если бы она была уродиной, а я красоткой, то это я получила бы Джей Ти.

Как жаль, что важна только внешность.

Как жаль, что Джей Ти столь ограниченный.

Как жаль, что мне не уснуть.

Как жаль, что от печатания на компьютере так сильно болит голова.

12:15

Я впала в отчаяние и сделала глупость.

Но боль была ужасна. Я не преувеличиваю. Покачиваясь, я прошла по коридору, зашла в спальню к папе, нашла его запас косяков и закурила один. Втянула в себя дым на пробу. Не так уж и плохо. Больные раком ведь курят это? Значит, у травки есть и лечебные свойства. Целебная трава. Я сделала затяжку поглубже и задержала дыхание. Секунды на три. Пока не начала задыхаться и кашлять.

Я кашляла так сильно, что меня вырвало.

Рвота замучила меня, но, кажется, боль поутихла на какое-то время, которого хватило, чтоб я записала всю эту чушь.

По крайней мере, теперь я смогу уснуть. От тошноты я становлюсь очень сонной. Не знаю, почему. Наверное, есть какое-нибудь хорошее научное объяснение, но мне слишком лень, чтобы проверять.

Где папа?

Голова болит ужасно.

15:14

Кики идет сюда спасать меня. У нее есть какие-то ароматические штуки. Якобы это поможет вылечить мою головную боль. А потом она собирается отвлекать меня от грустных мыслей.

Смех сквозь слезы.

16:15

Ароматическая штуковина вкусно пахла, чем-то мятным. Кики сделала мне массаж головы, кажется, мне стало слегка получше.

— Может, ты повредила себе шею, пока лежала здесь столько дней, — сказала она.

— Может, а может у меня менингит. Или энцефалит. Или гемофилия. Или опухоль.

— Или, может, ты — ипохондрик, — добавила Кики.

— Может, — согласилась я, имея в виду «нет». Ну, я действительно ипохондрик, если это слово значит «человек, который беспокоится из-за своего здоровья и интересуется им настолько, чтобы на всякий случай искать информацию о болезнях».

— Но… — сказала я. Реакция у меня была заторможенная. И тут я увидела прямо на левой щеке Кики… — Господи.

— Что? — спросила Кики.

— Кики, ты уверена, что болела ветрянкой?

— Уверена.

— Я так не думаю, — сказала я и потащила ее в ванную, это было просто подвигом, учитывая стук в моей пустой голове, одеревенелую шею и ужасную тошноту.

Прямо у нее на лице выскочил маленький прыщ.

— О нет, — запричитала она. — Только не это!

Мы со страхом уставились на это красное пятнышко. Должна признаться, я видела не очень четко, как в тумане, и мысли путались.

— Пятно, — трагическим голосом сообщила я.

— Я себя хорошо чувствую, правда-правда, оно даже не чешется.

— Еще не вечер, — сказала я, равнодушно почесывая свою руку.

Ровно 19:00

Мы с Кики развалились на диванах в гостиной, на видике застыло изображение Доусона из сериала «Бухта Доусона». Этот актер чертовски сексуален и, возможно, был бы идеальным бойфрендом для меня. Но вряд ли он посмотрел бы на меня второй раз, учитывая мое нынешнее состояние.

Мы поочередно чесались (Кики) и жаловались (я). Я люблю Кики.

— Я тебя люблю, — сообщила я.

— И я тебя, — отозвалась она и зевнула.

— Прости за то, что на спиритической доске составила слово «шлюха». Не знаю, зачем я это сделала. Я пыталась быть веселой, но я просто дура.

— Ага, ты дура, — согласилась Кики. Она всегда соглашается охотнее, чем кто-либо.

— Ровно семь, — грустно сказала я. — Сейчас он за ней зашел.

— Блин, — сказала Кики. Или что-то типа этого. Не уверена, было это сочувственное «блин» или «блин, да заткнись же ты, Хэйли». Сложно сказать.

— Блин?

— Тебе надо выбросить это из головы. Я думаю, Джей Ти понравился Джул еще сто лет назад.

— Нет, — не согласилась я. — Она об этом сказала бы.

— Как, Хэйли? Ты пела ему дифирамбы с девятого класса!

— Значит, у меня есть на него права, — защищалась я. Голову словно сжало в тиски. Или только скальп. Я была сбита с толку. — Думаю, у меня высокая температура, — сказала я.

— Нету у тебя температуры, — возразила Кики, яростно расчесывая руку. — Давай займемся чем-нибудь.

— Чем, например? Делать-то нечего.

Губы были сухими донельзя. Я издавала чмокающие звуки, но слюна не выделялась. А кухня казалась такой далекой.

— Давай сыграем в «Спиритический сеанс». Спросим, что сейчас делают Джул и Джей Ти.

— Хм, — сказала я. — Я скептик. А если не верить, то эта штуковина не работает. Кроме того, у меня слишком болит голова, чтобы пробовать.

— Мы можем все-таки попробовать, но сначала нам нужно создать соответствующую атмосферу.

Короче, в результате образовалась такая мизансцена: мы сидим в темноте с зажженными свечами и комнату оглашают звуки зловещей музыки. Ладно, это была всего лишь Сара Маклахлан, но это самое зловещее, что у меня есть. И тут влетает папа.

— Что случилось? — спросила я. Казалось, он в замешательстве.

— Ничего, ничего. — Он подошел ко мне и поцеловал меня в лоб. — У тебя температура?

— Да, — ответила я. — То есть нет.

Отец устало ощупал мою голову. Никогда не видела его таким прежде. Это действительно было на него непохоже. Честно сказать, я даже испугалась.

— О чем ты волнуешься? — спросила я.

— Ни о чем, — ответил он, почесывая бороду. Кстати, она все еще была в розовой краске.

— У тебя борода розовая и вся в краске, — сказала я.

— Ладно, дорогая, — папа пропустил мое замечание мимо ушей. — Мне нужно уйти.

— Ты же только что пришел. А у меня голова болит.

— Знаю, — ответил папа. И дал мне пачку банкнот. Должно быть, у меня сильный жар, решила я, сопровождающийся галлюцинациями. Это была не просто пачка банкнот. А пачища. Я имею в виду, что в ней было сотен пять баксов. Или больше. Понятия не имею. Она была тяжелой.

— Ой, — пискнула я.

— Положи куда-нибудь. Мне нужно отдать это одному приятелю.

— Ой.

И папа ушел.

— Знаешь, — медленно сказала Кики. — У вас с Джул самые необычные семьи, которые я когда-либо видела.

— Мне жаль, что у меня такая необычная семья. Правда, жаль.

Я засунула деньги под диван. Казалось, мой мозг катается по черепной коробке. Кот немедленно залез под диван и стал играть с пачкой денег, передвигая ее по полу. Я вытащила ее и положила в карман, карман оттопырился сантиметров на пятнадцать и давил на бедро. Очень неудобно. Я достала деньги и швырнула на покрывало.

Мы обе уставились на них.

— Красивенько, — сказала я.

— Хм, — хмыкнула Кики. — Это же куча денег, может, нам стоит спрятать их куда-нибудь.

— Думаю, да.

В итоге мы зарыли пачку баксов на заднем дворе, предварительно поместив ее в банку из-под соуса. Это заняло больше времени, чем вы можете себе представить. К тому моменту, как мы вернулись в дом, свечи уже почти догорели. Только по счастливому стечению обстоятельств мы не сожгли дом. Это бы меня не удивило. Мой мозг пылал. И было бы вполне естественным, что и все вокруг горело бы тоже.

— Ладно, давай займемся спиритизмом, — предложила я.

Заметьте, теперь, по прошествии некоторого времени, мне кажется это странным. Я с трудом могла двигать головой, но хотела играть со спиритической доской?

Но в моем (воспламененном) сознании появилась одна мысль: может, эта доска могла бы рассказать, откуда взялись эти деньги. И почему у меня такая неприятная тяжесть в желудке?

В любом случае, это было дешевле, чем позвонить экстрасенсам.

И мы уселись за стол.

— В этот раз мы должны положить твои пальцы как следует, — сказала Кики. — А потом мы просто сядем вот здесь.

— Хорошо, — согласилась я и зафиксировала свои пальцы на пластиковой стрелке. Если подумать, то это очень смешно.

— Задай вопрос, — попросила Кики.

— Хм, — сказала я. — Ладно.

Я сделала глубокий вдох, который болью отозвался во всей голове и шее, так что пришлось выдохнуть.

— Джей Ти любит Джул?

Сначала ничего не произошло. Но потом ветер слегка шевельнул занавески, Кики подпрыгнула на полтора километра и завизжала. А я через силу выдавила из себя смешок. Если не трясти головой и не двигать шеей, то смеяться было не так больно.

— Это с нами говорят умершие, — сообщила Кики, оторвав руку от доски, чтобы почесать башку. — Ты не боишься? Духи. Привидения.

— Ничего не происходит, — заметила я. — Мы ни с кем не разговариваем. Кроме того, все привидения мертвы. Ты же никогда не слышала, чтобы привидение причинило кому-то вред? А вот люди могут. Но не мертвые.

— Ладно, спроси еще что-нибудь, — сказала Кики, закрывая глаза. — Может, нам просто надо сосредоточиться.

— Ладно. Кто здесь? Умершие?

И тут эта штука, ну, стрелка, подвинулась. Кики отдернула руку, как от горячего утюга.

— Она двигается!!!

— Вижу. — Я была сбита с толку. — Но разве так не должно быть?

Но я должна сказать, что я немного перепугалась. Понимаете, эта штука двигалась, но не так, как если бы ее кто-то подталкивал, а словно плыла. Скользила. Очень страшно.

— Есть здесь кто-нибудь, кроме нас? — спросила Кики. — Черт. Идиотский вопрос. Задай какой-нибудь нормальный.

— Нет уж, спрашивай сама.

— Мне ничего не приходит на ум.

— А мне совсем худо, — сказала я.

И легла обратно на диван. Я начала потеть. Должно быть, у меня жар. Самая высокая температура, которая только может быть без наличия судорог, это 40 °C. А у меня наверное 39,8 °C. Я действительно почувствовала себя хуже некуда. «Надо отправить Кики домой», — подумала я, но кому охота сидеть в одиночестве, когда плохо себя чувствуешь. На миру и смерть красна, как говорится. А я представления не имела, куда делся папа.

— Мне пора, — сказала Кики.

— Нет! — воскликнула я. — Я придумала, что спросить!

— Ладно, только не спрашивай ничего страшного!

— Хорошо.

Мы снова положили руки на стрелку. Все песни с диска прозвучали по кругу уже дважды, а большая часть свечей погасла. На самом деле было не так уж страшно. Даже романтично. Ну, если бы на месте Кики был Джей Ти.

— Я встречу когда-нибудь настоящую любовь? — спросила я.

И мы смотрели, как стрелка поползла и указала на «ДА».

— Эй, это круто!

Да. Это было дико и абсолютно невероятно. Но круто.

— Спроси еще что-нибудь, — велела Кики.

— Ладно. Джей Ти когда-нибудь пригласит меня на свидание?

«НЕТ».

— Чушь собачья. Эта штуковина просто фигня! — возмутилась я.

— «НЕТ», — запротестовала доска.

Клянусь. И мы ее не толкали.

Затем стрелка начала скользить к разным буквам. У меня было ощущение, что пальцы приклеились к ней. Может, это просто жар. Понимаете, вся комната была как в тумане.

«ТЫ КРАСИВА ДУШОЙ, — прочитали мы буква за буквой, — НО СЛИШКОМ МНОГО БЕСПОКОИШЬСЯ».

— Хорошо, — прошептала я. — Теперь я боюсь. Это ты делаешь, Кики?

Стрелка завертелась, как сумасшедшая. Клянусь. Она двигалась молниеносно. Даже сложно было следить за порядком букв.

«НЕ БОЙСЯ, Я НЕ СТРАШНЫЙ».

— Ой, кто ты? — спросила Кики. Она сама была бледной, как приведение. Я думала, что она грохнется в обморок.

И что я грохнусь в обморок тоже.

«НИКАКИХ ИМЕН».

— Ты добрый призрак? То есть дух? — спросила я.

«ДА».

— Ты можешь рассказать нам, что сейчас делают Джул и Джей Ти? — спросила я.

«НЕТ».

— Почему нет? Я думала, что ты призрак/дух и все знаешь.

«У ТЕБЯ ЕСТЬ Я».

— А ты одинок?

«НЕТ».

Затем стрелка начала двигаться как-то странно. Ну, до этого тоже было странно, но сейчас движения стали отрывистыми и беспорядочными. Я была напугана, но слишком взволнована, чтобы это меня беспокоило. Я испытывала одновременно и страх, и интерес.

«ЗАГАДКА».

— Загадка? — не поняла я. — Ты хочешь, чтобы мы загадали тебе загадку?

«НЕТ». Затем стрелка качнулась и еще несколько раз указала на «НЕТ».

— Это говорит кто-то другой, — сказала Кики. Казалось, она едва может дышать. Губы еле-еле шевелились. Она была в ужасе. — Ощущение другое.

Волоски у меня на загривке встали дыбом, а по рукам побежали мурашки.

— Ты другой?

«ДА. ДА-ДА-ДА. Я НЕ ПОКИНУ ТЕБЯ. ДА-ДА-ДА».

— Ты добрый или злой? — спросила Кики.

«Я НЕ УЙДУ. ВЫ НЕ ЗАСТАВИТЕ МЕНЯ УЙТИ. НЕ СМОЖЕТЕ. ВЫ НЕ СМОЖЕТЕ. ЗАГАДКА».

— Ой, — пискнула я. — А если мы отгадаем твою загадку, ты уйдешь?

Стрелка перестала двигаться.

— Давай уберем эту чертову доску, — предложила Кики.

— Мы не можем убрать ее. — Я была в панике. — Здесь какой-то страшный злой дух. Я не уберу эту штуковину, пока он не уйдет. Смотри, — я показала на доску. — Он должен попрощаться.

На нижней части доски большими буквами было написано: «ДО СВИДАНИЯ».

— Ладно, — Кики стрелкой почесала себе спину.

Мы поставили стрелку на место и спросили:

— Как сделать, чтобы ты ушел?

Стрелка тут же задвигалась.

«ОН УЖЕ УШЕЛ. УЖЕ УШЕЛ. МНЕ ТРУДНО ОСТАВАТЬСЯ ЗДЕСЬ ДОЛГО. ХОЧУ ПОГОВОРИТЬ С ХЭЙЛИ».

— Хорошо, — сказала я. Внезапно страх прошел. Не могу объяснить. Даже пламя свечи перестало мерцать. Я думала только об этом «голосе», который был и не голосом вовсе, а просто набором букв. В моей раскалывающейся голове он звучал почти как голос. Это бессмысленно, но я чувствовала чуть ли не эйфорию.

«ХЭЙЛИ. ХЭЙЛИ».

— Это пустая трата времени, мы обе знаем, как тебя зовут, — пробурчала Кики.

«ЕСЛИ БЫ Я НЕ УМЕР. Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ».

— Что? Ты кто такой?

«НЕТ. ХЭЙЛИ».

Затем стрелка остановилась.

— Это просто сумасшествие, черт побери, — сказала Кики, которая вообще-то никогда не ругается.

— Это весело.

— Весело?

— Ну да, — сказала я.

Внезапно мой желудок завязался узлом, и меня вырвало. Да, меня это тоже удивило. А потом я потеряла сознание.

Так мне потом сказала Кики.

Записка папе, написанная в отделении «скорой помощи» на обороте карточки.

Дорогой папочка!

У меня менингит, и я умираю.

Где же ты?

С любовью,

Твоя дочка Хэйли Андромеда Хармони

Итак, краткое изложение всего, что произошло:

1. Кики позвонила в Службу спасения.

2. Они сообщили в полицию и «скорую помощь».

3. Кошмар! Полиция была у нас в доме.

4. Враги загрузили меня в карету «скорой помощи».

5. Карета «скорой помощи» отвезла меня в больницу.

Небольшой набор заметок

1. На заметку: выяснить, где Кики.

2. На заметку: выяснить, где папа.

3. На заметку: выяснить, где тут выход в Интернет, чтобы залезть на сайт Web MD и почитать про менингит.

4. На заметку: не спать, пока не найду ответы на пункты 1–3.

5. На заметку: выяснить, что мне вводят внутривенно.

6. На заметку: пакет на капельнице наполнен морфием. Морфий — хорошая штука. Голове намного легче.

7. На заметку: эта спиритическая доска — просто класс. И она очень дружелюбная. Надо выяснить побольше о дружелюбном привидении, которое влюблено в меня. Это мальчик? Или это моя мама, хотя она не умерла. Насколько я знаю. Или умерла? Надо выяснить наверняка.

8. На заметку: убедить медсестру разрешить мне приклеивать отбеливающие полоски перед тем, как я буду терять сознание.

9. На заметку: надо найти папу.

10. На заметку: спросить кого-нибудь…

 

Воскресенье, 20 октября

Дорогой Джуниор!

Я так рада тебя видеть. Кики — замечательная подруга, это она передала мне тебя, хотя ей самой и не разрешили заходить в больницу из-за заразной сыпи. Мне так скучно. Но я жива.

Какое счастье!

Я лежу в специальной палате, из которой весь воздух выходит на улицу, чтобы он не попадал снова в госпиталь. Это из-за того, что у меня менингит. Оказывается, он тоже очень заразен. И может привести к смерти. Ха.

Смерть!

Вот что происходит. Оболочка головного мозга воспаляется, в результате возникает отек, который давит на продолговатый мозг (часть ствола головного мозга, переходящая в спинной). А там находится дыхательный центр. Я подключена ко всяким аппаратам, чтобы удостовериться, что я еще дышу. Боюсь даже спросить, а что будет, если я перестану дышать. Ладно, я все-таки спросила.

Я. А что случится, если я перестану дышать?

Медсестра. Ты умрешь.

Я. Очень обнадеживающе.

Она. Ну, мы попытаемся спасти тебя.

Я. Боже! Спасибо!

Она. Прибереги свои вопросы для доктора, детка.

Я. А я скоро его увижу?

Она. Понятия не имею.

Я. Отлично. Спасибо.

Она. Не за что.

Я. У вас нет случайно сегодняшних газет? Мне хотелось бы прочесть свой гороскоп.

Она. Нет, у нас тут много дел, и нет времени читать газеты.

Джуниор, она что, намекала, что я — лентяйка, которой больше делать нечего, кроме как читать газеты? Честно говоря, это вряд ли моя вина, что я на пороге смерти и под кайфом от капельницы с морфием.

Я. А можно мне еще морфия?

Она. Нет.

С любовью,

Заболевшая хозяйка

Дорогой Джуниор, это снова я!

Мне скучно до безумия. Если кто-нибудь захочет навестить меня, то ему придется надевать халат и маску, чтобы мои микробы не попали на него. Отлично.

Положительные момент: засосы исчезли! Ура! Когда они успели пройти? Не знаю. Но это и неважно. Фингалы тоже почти прошли, остались только тени под глазами. Выгляжу практически нормально, если не считать миллиона волдырей, покрытых корочкой, ужасных немытых волос, невероятной слабости во всем теле (из-за боли и тошноты) и (барабанная дробь!) чешущейся сыпи по всему телу.

Очевидно, у меня аллергия на морфий.

Ля-ля-ля. Но я и не хочу, чтоб меня кто-то навещал. Короче, если подумать, то я счастлива быть здесь с тобой, Джуниор.

С любовью,

Одинокая хозяйка

Позже (тут нет часов)

— Эй, дух, — прошептала я. — Ты тут?

Но, очевидно, он или она не могли ответить. Но больше поговорить было не с кем. И так шумно из-за вентиляционной системы, которая помогает избавиться от воздуха, наполненного моими микробами.

Мне нельзя выходить в коридор. Мне ничего нельзя.

Но ничего и не хочется. По крайней мере, с этой головной болью.

Меня вырвало в утку. Честно говоря, это было одно из самых неприятных ощущений в моей жизни.

Хуже некуда.

Еще позже

Дорогой Джуниор!

Следи, чтобы я никогда не говорила «хуже некуда», чтобы не искушать судьбу. Этого нельзя делать.

Где же папа? Теперь я уже начинаю бояться. Кажется, никто не знает, где он.

Помоги мне.

С любовью,

Твоя и т. д.

Еще позже (возможно, уже на следующий день)

Дорогой Джуниор!

Извини, что так часто тебе пишу. Просто ко мне приходила какая-то дама. Думаю, это все-таки была женщина. Да, похоже на то. Она была в халате и маске, так что трудно сказать с уверенностью. Возможно, просто мужик с женским голосом.

Это был(а) социальный работник.

Видишь, хуже всегда может быть.

Оказывается, папа арестован за хранение травки с целью продажи и за ее выращивание. Она объяснила мне, в чем его обвиняют, но у меня слишком болела голова. Врачи перестали капать мне морфий и перешли на что-то похуже, зато я не так чешусь. Мне было сложно сосредоточиться.

Кроме того, я была в наркотическом опьянении из-за этого аллергена и какого-то нового обезболивающего.

Прикиньте, я под кайфом.

Ирония судьбы, не правда ли?

Ой, простите. Я не могу собрать свои мысли в кучку. Приходится все записывать. Дайте-ка подумать.

Сначала она спросила меня про фингалы. Я попыталась объяснить, но, честно говоря, мои объяснения были похожи на ложь. А фингалы ведь даже уже не черные.

— Слушайте, — сказала я. — Просто позвоните Кики и спросите ее. Мы бегали, а потом вдруг дерево. Я не могу объяснить вам.

Мой язык распух, и трудно было как следует произносить слова.

— Я просто хочу помочь, — сказала посетительница. — Ты можешь все рассказать мне.

У нее был приторно-сладкий голос, в котором слышалась поддельная искренность. У меня было сильное, даже жгучее желание соскочить с кровати и дать ей по носу.

— Говно, — сказала я вслух. Вообще-то я не хотела. Просто слово «говно» — одно из тех, которые я не использую, но которые все время лезут мне в голову.

— Что?

— Ничего, — сказала я. — Я вас прощаю.

Я была как пьяная.

— За что? — поинтересовалась она.

Естественно, мне это показалось ужасно забавным, и я захохотала. Не знаю, каким наркотиком меня пичкают, но он неплох. Я пробовала объяснить (я так думаю, хотя вообще-то ничего не помню), но вместо этого уснула.

Что происходит, Джуниор? Надо чтобы кто-нибудь пришел и что-нибудь нам рассказал. Мысли путаются. Потом прочту, что написала, возможно, все встанет на свои места. А пока очень хочу спать, мне нужен отдых.

С любовью,

Спящая хозяйка

Почему я считала ту женщину смешной:

1. Тяжело принимать всерьез женщину в маске и халате.

2. Наркотики виноваты.

3. Наркотики.

4. Ладно, это вовсе не было смешно.

5. Где папа?

Ночь

Ничего не понимаю.

Где папа?

Что происходит?

День (снова?)

Я силой заставила себя открыть глаза. Эта женщина снова сидела в палате и смотрела на меня. Ненавижу, когда смотрят на меня спящую. Это ужасно. Сон — это интимное дело.

— А что с твоей шеей?

— С шеей? — я забеспокоилась. Что она пытается сказать? Что не так с моей шеей? Она сломана? Со мной произошел несчастный случай? Я протянула руку и потрогала шею. Шея как шея. Знаете, ведь шея — это часть тела, до которой мы дотрагиваемся не слишком часто. Она на месте. Поддерживает голову. Моя шея показалась мне какой-то жилистой.

— У тебя синяки.

— Синяки? — повторила я. — У меня синяки?

Я чувствовала себя абсолютно больной и глупой.

— На шее. Каково их происхождение?

— Так это засосы! — внезапно я поняла, о чем она. — Старые засосы! Они уже почти прошли. Как вы их углядели? У вас отличные способности к поиску синяков.

— И кто же поставил тебе эти… засосы?

— Ой, — я никак не могла вспомнить имя того парня. — Ой. — Я тянула время. — А вы знаете какие-нибудь языки?

— Почему ты спрашиваешь?

— Просто интересно.

— Так откуда же у тебя эти синяки? — по ее голосу было понятно, что отклоняться от темы она не позволит. Эта баба с легкостью получила бы работу в нашей школе. У нее аура Строгой и Жестокой.

Я могла нарисовать в голове портрет виновника. Двоюродного брата Джей Ти. Симпатичного Незнакомца.

— Он еще заразил меня ветрянкой, — сообщила я. Это действительно его вина. И тут я вспомнила. — Его зовут Брэд. Ха!

И в этот момент в палату вошел сам Брэд.

Социальная работница выглядела совершенно ошеломленной. Словно я все подстроила. Но это не так. Передо мной стоял Брэд, такой… симпатичный. Хотя и весь покрытый корками после ветрянки. Ну, не сплошь покрытый. Лишь сбрызнутый кое-где. Насколько мне было видно. А именно — на двух сантиметрах кожи, которые не были прикрыты маской.

— Привет, Хэйли, — сказал он. — Я принес тебе вот это.

И он из ниоткуда вытащил с десяток алых роз. Просто волшебство какое-то! Откуда они взялись? Брэд даже рассмешил меня. Когда-нибудь я перечитаю эту запись и подумаю: «Что, черт возьми, было в этом смешного?» и «Почему я не спросила про папу?» Но я же была под действием наркотиков. Правда. Не думаю, что мой организм хорошо ладит с наркотиками. Он отвергает их.

— Говно, — сказала я, когда перестала смеяться.

А потом…

Ну, я не знаю, что было потом. Если вообще потом что-то было. Должно быть, я отключилась. Когда я очнулась, то оба посетителя уже ушли. А цветы остались. Наркотики уже перестали действовать, поэтому я серьезно запаниковала.

Социальный работник? Это значит, что папа в тюрьме?

О гос-по-ди.

У меня сейчас все мысли всмятку.

Как жаль, что я не могу нормально соображать.

Ночь

Насущные проблемы:

1. Вызволить папу из тюрьмы.

2. Сбежать из больницы.

3. Попросить кого-нибудь принести мне косметику (тональный крем, чтобы замазать фингалы, засосы и следы от ветрянки) на случай, если меня навестят другие мальчики.

4. Подумать головой: какие другие мальчики меня могут навестить?

5. Раздобыть телефон.

6. Раздобыть телевизор.

7. Раздобыть еще наркотиков.

8. Чтобы снова было плохо.

9. Похудеть. Из-за этой болезни я, должно быть, сброшу чудесным образом килограмма четыре. Так что, если не считать жутких немытых волос, отсутствия макияжа и невозможности пользоваться отбеливающими полосками, это может быть дорогой к красоте. Через страдания. Красота требует жертв, как-никак.

10. Раздобыть адвоката.

11. Заставить Кики притащить сюда спиритическую доску, чтобы мы смогли продолжить разговор с любящим меня умершим мальчиком / призраком моей мамы.

В такие минуты мне хотелось, чтобы у меня была мама.

— Эй, дух, — сказала я в пустоту. — Было бы неплохо, чтобы ты рассказал мне, где моя мама, если вы с ней не одно лицо. А если бы ты смог разыскать ее и доставить сюда, то, возможно, мне удалось бы избежать пожизненного сосуществования с попечителями, пока папа томится в тюрьме. Я не настаиваю, но просто вдруг тебе нечем больше заняться.

Я полежала немного в темноте. Похоже, сейчас полнолуние, потому мне видно всю дорогу к океану. Она красиво освещена лунным светом. Палата полна размытых теней от медицинского оборудования, а над кроватью на мониторе тускло мерцает зеленый огонек. Я смотрела на капли, стекающие по капельнице, и размышляла, не пытается ли кто-то из потустороннего мира таким образом общаться со мной. Мне было бы лучше, если бы я, по крайней мере, прочла свой гороскоп.

Мне действительно нужно, чтобы кто-то (или что-то) сказал(о) мне, что все нормально.

Понятия не имею, который сейчас час. Я осмотрела свою странную палату, по которой циркулировал воздух, и ощутила себя подопытной обезьяной, как в том фильме с Дастином Хоффманом, где обезьяны сбежали из лаборатории и заразили весь мир своим ужасным вирусом, а Рене Руссо пришлось спасать все человечество.

Самый плохой момент дня

Когда я поняла, что со мной обращаются, как с зараженной смертельным вирусом подопытной обезьяной. Это, можно сказать, кульминация всей моей жизни.

Самый приятный момент дня

Я поняла, что больше не трачу зря свое время и не мучаюсь из-за Джей Ти.

И тут же снова стала думать о Джей Ти. Интересно, как прошло его свидание с Джул?

Почему Джул меня не навестила? Какая сука! Наверное, она сбежала с Джей Ти в Калифорнию или на озеро, где они и станут жить счастливо до конца своих дней.

Сколько я уже здесь торчу?

Ну, хорошо хоть головная боль поутихла…

Немного.

Может, в конце концов, я иду на поправку.

Или умираю. Насколько я понимаю, перед самой смертью человеку на несколько минут становится легче. Затишье перед бурей.

Через несколько минут

Нет, все еще не умерла.

Еще позже

Пока жива.

 

Вторник, 22 октября

НАСТРОЕНИЕ: пробел

ВОЛОСЫ: пробел

САМОЧУВСТВИЕ: пробел

ГОРОСКОП: пробел

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: пробел

Вот такое у меня настроение.

Если долго повторять «пробел», то становится весело. Само по себе это слово совсем не смешное, но так часто бывает.

Я знаю, что сегодня вторник, 22 октября, потому что спросила это у врача, самого высокого человека из всех, кого я видела. А еще он лысый, как младенец. Как лысый младенец. У некоторых деток сразу бывает много волос. А у доктора их нет вообще. Где-то в пути я потеряла пару дней. Но доктор сказал, что в этом виноваты наркотики.

А еще он сообщил, что опасность миновала.

Опасность!

Неужели я вообще находилась в опасности? Если честно, у меня всегда было ощущение, что я в опасности, но по-настоящему ничего опасного никогда не происходило.

Короче, он сказал, что в конце концов меня отпустят домой, как только мне перестанут вводить антибиотики, которые мне придется получать еще какое-то время на всякий случай. И после того как я пару дней поем твердую пищу. Чтобы посмотреть, «как организм справляется».

Мне даже интересно, что может произойти? Как это твердая пища может быть опасной?

Дом!

Проблема в том, что меня, очевидно, нельзя пока выписывать, потому что я несовершеннолетняя и мой папа в тюрьме.

Да. А я и забыла.

О, господи. Господи. Господи.

Ну же, норны, богини судьбы. Сделайте так, чтобы все было хорошо.

Черт возьми. Дурацкая марихуана.

После ухода доктора я собрала всю свою волю в кулак, чтобы не заплакать, и стала сосредоточенно раскачивать иглу, воткнутую в тыльную сторону ладони, пока та не выскочила и не показалась капелька крови. Медсестре пришлось прийти ко мне и поправлять капельницу.

— У вас есть какие-нибудь вопросы? — спросил доктор. Видно было, что он нервничает, или ему было жаль меня. Или, может в тот момент ему захотелось выйти из палаты (не могу сказать, что виню его).

— За какое время обычно исчезают следы от засосов?

— Ой. Я вообще-то не знаю. Зависит от степени гематомы. Думаю, за пару недель. Не больше.

— Спасибо.

Позже

Дорогой Джуниор!

Я ужасно волнуюсь из-за папы. Обо всех беспокоюсь. И о себе. Если я проторчу здесь еще хоть немного, то впаду в депрессию.

Превращусь в заразную депрессивную обезьяну.

Было так здорово получить в подарок розы. Раньше мне никогда не дарили розы. Если подумать, то мне вообще никогда не дарили цветы. Нет, неправда. Однажды Кики подарила мне розы. Забыла, по какому поводу. Ах да, у меня первый раз начались месячные. Ха-ха-ха. Должно быть, я опять под кайфом, потому что это показалось мне нереально смешным, как книжка Джуди Блум «Ты там, Господи? Это я, Маргарет».

Кики самая лучшая. Интересно, почему у нее нет парня? Она действительно самая красивая и милая девушка из всех, кого я знаю.

Как жаль, что у меня нет телефона, а то я позвонила бы Кики.

О, у меня же в сумке есть мобильный. Сейчас позвоню.

Попозже

P. S. Замечательно поболтала с Кики. Она передаст мне спиритическую доску с Джул, которая собирается навестить меня позже. Очевидно, сама Кики прийти не сможет, потому что она все еще заразна и ее не пустят в больницу. А Джул придет!!! Ура! Посетитель! И даже Джул не сможет оставаться хорошенькой в халате и маске.

На заметку: когда пользуешься в больничной палате мобильником, выходит из строя оборудование, и сюда только что ворвалась целая банда медсестер с каталкой для перевозки тяжелобольных. Приятно знать, что: а) тебя спасут в случае остановки дыхания и б) медсестры так быстро реагируют на сбой оборудования. Меня успокаивает присутствие таких фанатичных медсестер в этой больнице. Хотя мы с Кики разговаривали как минимум десять минут. Если бы я перестала дышать десять минут назад, то еще не умерла бы? Сколько времени вы можете не дышать, но жить?

Очень обеспокоена наличием таких расхлябанных медсестер в этой больнице.

Посетители, побывавшие сегодня в палате-клетке (с циркуляцией воздуха) для инфицированных обезьянок:

1. Социальный работник (установлен размер залога за моего папу, и мне позволят остаться с ним, если он внесет залог).

На заметку: найти деньги для залога. Но где? Спросить Кики.

2. Как бы мне хотелось иметь знакомого адвоката или просто какого-нибудь нормального взрослого человека, который разбирался бы в таких вещах и помог бы мне разрулить ситуацию.

3. Доктор, специализирующийся на инфекционных заболеваниях, который осмотрел меня, словно я была каким-то страшным лабораторным животным. Он не знает, как долго заживают засосы, но считает, что это самая меньшая из моих проблем, поскольку он вообще не видит никаких засосов, и мне повезло, что я выжила.

4. Другой доктор с командой студентов-медиков, которые уставились на меня (поверх масок) с презрением, словно я — зараженные отходы из лаборатории. Большинство пялились на мои глаза и на мои засосы, которых вообще-то уже и не было. Почему всех так мучает моя шея? Им разрешили задавать вопросы, но они не стали. Я поняла, что выглядела как Линда Блэр в «Изгоняющем дьявола», когда ее голова вдруг закрутилась волчком и ее вырвало какой-то зеленой гадостью.

5. Медсестра № 1 — измерила температуру, давление и посоветовала мне съесть зеленое желе в стаканчике.

6. Медсестра № 2 — измерила температуру, давление и посоветовала мне съесть зеленое желе в стаканчике.

7. Медсестра № 3 — измерила температуру, давление и спросила, не хочу ли я оранжевое желе в стаканчике (я хотела), но, вернувшись в палату, сообщила, что остались только зеленые.

Что удалось сделать за сегодня:

1. Слопать три стаканчика желе.

2. Не сблевать.

3. Не заснуть во время большинства разговоров.

4. Убедиться, что о душе не может быть и речи, поскольку, как мне объяснили, хоть я уже и «вне опасности», но спускаться вниз, в душевую, я не должна, поскольку могу «заразить других пациентов» со «слабым иммунитетом».

Наблюдение: больницы — чрезвычайно опасное место для больных.

5. Вообще ничего не делать.

6. Вообразить раз десять или тысячу, как Джей Ти придет навестить меня вместе с Джул, посмотрит на меня и по уши влюбится, несмотря на мой ужасный внешний вид, жирные, прилизанные волосы и отвратительную кожу.

Дорогой Джуниор!

Это снова я.

Что мы с тобой будем делать?

Это просто безумие. Голова болит, но не так, как раньше. Скорее из-за сильного стресса. Или, может, от голода.

Я бы кого-нибудь замочила ради вегетарианского гамбургера и жареной картошки. Ты когда-нибудь думал, зачем делают вегетарианские блюда, которые по виду и/или вкусу напоминают мясо? Если тебе хочется мяса, почему бы просто не съесть мяса?

Если только это не делается по политическим соображениям. Может, в мире множество вегетарианцев, которые в глубине души обожают вкус мяса, но отказываются убивать священных животных.

Или я съела бы салатик. Никогда не думала, честно сказать, что мне захочется салата, но сейчас сгодится любой свежий продукт, кроме желе.

Свежий и/или соленый.

Может, мне стоит позвать медсестру и попросить соли? Нет, это будет скорее всего истолковано как «грубость» и «завышенные требования». Местные медсестры ненавидят меня. Я уверена. Ну, кроме медсестры № 3, но ее сегодня весь день не будет. А из опыта я знаю, что медсестры № 1, 2 и 4 не особенно восприимчивы к пожеланиям больных относительно еды.

Если я не смогу найти денег и внести залог за папу, что тогда будет?

Что еще важнее: даже если я найду деньги и внесу за него залог, вдруг он все-таки окажется в тюрьме? Я могла бы пойти жить к опекунам. В нашей школе куча детей, которых воспитывают опекуны. По крайней мере, их должна быть куча. С точки зрения статистики, шансы, что такие дети есть, высоки. Интересно, кто они? А еще я размышляю над вопросом, не занимаются ли подобной деятельностью родители Джей Ти. Хм. Может, они возьмут меня под свою опеку, и я стану жить в одном доме с Джей Ти. За это время он осознает, что Джул не девушка его мечты, что он всегда в глубине души любил только меня и не приглашал меня на свидания только ради Брэда, чтобы не переходить ему дорогу. Должно быть, так оно и есть.

Как жаль, что я не могу выйти в Интернет. Мне до смерти хочется порыться на Web MD, чтобы побольше узнать о менингите.

С любовью,

Исцеленная хозяйка

P. S. Я могу прощупать свои тазовые кости. Они определенно стали ближе к коже. Должно быть, я потеряла уже четыре кило на этой странной желатиновой диете. Хорошо.

Ой. Меня тошнит. Хоть я уже и «вне опасности». Что происходит?

Ранний вечер (насколько я догадываюсь)

Краткий рецидив менингитоподобного заболевания, кажется, проходит. Но сейчас мне нужно будет сдать какой-то ужасный анализ, когда берется жидкость из спинного мозга. Даже представить страшно.

Что может случиться во время этого анализа:

1. Игла может соскользнуть и повредить спинной мозг, что вызовет паралич.

2. Вытечет вся жидкость из спинного мозга, за чем последует… смерть?

3. Вероятно, будет больно.

4. И еще целый набор всяких гадостей.

Мне еще должны сделать магнитный резонанс, но это меня не беспокоит. Эта процедура проходит без вмешательства в мой организм. Не то что огроменная иголка в спине.

Просто кошмар!

Мне хочется к папе. Я скучаю по Кики. Сейчас я была бы рада даже Брэду.

Ну почему у меня нет мамы?

И где, черт возьми, Джул? Где?

Ночь

Приходила Джул. Я люблю ее. Почему я так долго ее ненавидела? Она же милая, заботливая девочка. Даже принесла мне новое средство для отбеливания зубов, которым я не могу воспользоваться, потому что меня без конца рвет.

Это было очень, очень мило с ее стороны.

Про Джей Ти она и словом не обмолвилась. И я тоже.

Но я сейчас под действием валиума, так что детали помню смутно. Даже не совсем уверена, о чем мы говорили, если на то пошло. Может, и о Джей Ти говорили.

Пункция была относительно безболезненной. Нет, неправильно. Она была очень болезненной, но после валиума я расслабилась, и время прошло быстро. Это мне напомнило о том чудесном времени, когда мы с папой поехали путешествовать на машине и я блевала три дня, пока он не дал мне горсть таблеток от укачивания, после чего я попросту отключилась.

Тогда я чувствовала себя хорошо.

А сейчас мне казалось, что я сумасшедшая, которую похитили инопланетяне и сейчас проводят над ней какой-то из своих опытов. Но я расслабилась, так что было наплевать.

Если подумать, а какие у меня есть доказательства, что это доктора, а не инопланетяне?

Помогите!

Хм. Вероятно, это и не Джул была вовсе, а какой-то пришелец прикинулся ею, чтобы обвести меня вокруг пальца и позволить своим соратникам взять у меня образцы спинномозговой жидкости. Теперь я немного посплю, но с утра первым делом обдумаю эту ситуацию, угрожающую моей жизни.

 

Среда, 23 октября

Пришельцы! Ха-ха-ха.

Полагаю, из этого бреда мы можем сделать следующие выводы:

а) если провести неделю в одиночной палате (неделю? или сколько я вообще тут нахожусь?), то может поехать крыша;

б) от валиума сумасшедшие становятся еще ненормальнее;

в) я — ненормальная.

Сегодня утром я побывала в Трубе; вероятно, немногие удостаиваются такой чести. Есть даже очередь на эту процедуру!

Труба — это устройство для магнитно-резонансной томографии.

Мне повезло.

Сначала мне пришлось ответить на ряд вопросов, в числе которых были и такие: «Втыкали ли вы себе в глаза металлические предметы?» «У вас искусственное ухо?»

Это было смешно. Жаль, что не с кем было разделить это веселье.

Если бы Джул пришла сегодня, когда я уже не под действием валиума, то я бы смогла допросить ее с пристрастием об их романе с Джей Ти, или, что важнее, я попросила бы ее помочь выяснить, что с папой.

Может, она смогла бы устроить так, чтоб был телефон в моей палате. И телик. И принесла бы картошечку фри.

Не могу дождаться, когда же придет Джул. А пока напишу что-нибудь умное, например рассказ.

Труба

Жила-была труба. Людей (или «пациентов») помещали внутрь, раздавались невероятно громкие звуки, труба закрывалась, люди без конца нажимали на кнопку «Экстренный выход», и приходилось доставать их из трубы четыре раза или семь. После четвертого (или седьмого) раза людям («пациентам») давали валиум и засовывали их обратно, но они уже больше не волновались ни из-за громкого шума, ни из-за приступов клаустрофобии. И хотя им хотелось нажать на кнопку «Экстренный выход», им было лень, благодаря валиуму.

Конец

Если я когда-нибудь выберусь отсюда, то сдам это вместо сочинения «Как я провела лето», которое так и не написала. В общем, я думаю, этот рассказ намного интереснее. Показала его медсестре № 4, но она только посмеялась (противненько, как Кэти Бэйтс в фильме «Мизери», где та играла сумасшедшую медсестру) и сказала, что это похоже на писанину шестилетнего параноика.

Подозреваю, что медсестра № 4 — сама неудавшаяся писательница, потому и грустит.

Немного отдохну, а когда проснусь, перечитаю свое произведение и похвалю себя за талант в написании рассказов после приема валиума.

 

Четверг, 24 октября

А что случилось со средой? Я пропустила среду.

Я кучу времени потеряла в этой больнице.

Когда я не под кайфом, мне страшно.

Почему папа до сих пор даже не позвонил?

Внезапно меня захлестнула волна беспокойства.

Огромная.

У меня перехватило дыхание.

Не могу дышать.

«Дыши, Хэйли», — повторяла я себе.

До этого я затыкала нос, чтобы увидеть, будет ли мое тело дышать инстинктивно, но, очевидно, у меня недостаточно сильные инстинкты. Все вокруг поплыло.

О господи.

Ладно, признаюсь, я позвонила в звонок. Просто я подумала, что мой дыхательный центр серьезно пострадал от отека головного мозга. Я нажала на звонок несколько раз. А потом сорок семь минут ждала, когда же среагирует медсестра № 1. Она рассмеялась, когда я сообщила ей, что не могла дышать, и заметила, вполне справедливо, что вообще-то я дышу.

— Видишь? — спросила она, тыкая в монитор. — Ты дышишь. Кроме того, пришли результаты твоей томографии, опухоль в мозгу исчезла. Сейчас ты уже определенно вне опасности. И врачи говорят, что тебя нужно выписывать через пару дней.

— Ох, — вздохнула я, все еще до конца не веря, что могу дышать.

— У тебя просто гипервентиляция, — снисходительно бросила медсестра № 1. Она сходила и принесла мне бумажный мешок.

После того как я подышала в него, мне стало получше. Чуть-чуть.

— Если я «вне опасности», то это значит, что я не заразна?

— Совершенно верно. Хочешь принять душ?

Хочу ли я? Любят ли свиньи грязь? Поют ли птицы в клетке? Что может быть лучше душа?

12:45

Это был самый лучший душ в моей жизни. Больничные шампуни и мыло — это странная клейкая субстанция, пахнущая антисептиком, но мне плевать. Я чистая! Чистая! И у меня чистые волосы!

Я никогда не была так рада вымыть волосы, хотя и расстроилась, обнаружив, что в больнице нет фенов. Так что теперь у меня отвратительнейшая прилизанная прическа.

Я чувствую себя намного лучше. Но все еще беспокоюсь. На самом деле я просто скована беспокойством. Но зато я чистая! Чистая!

Когда я упала в обморок по дороге в палату, то это, очевидно, значило, что я голодна, а вовсе не на пороге смерти. И мне дали полный завтрак! Звучит хорошо, но поверьте мне, на самом деле ничего хорошего.

Полный завтрак: тарелка чего-то непонятного, что в принципе могло бы быть манной кашей. Какой-то твердый кусок, вероятно тост. Вареное яйцо. Ненавижу яйца, кроме того, я вегетарианка и стараюсь их не есть. И, наконец, коричневое варево, которое можно идентифицировать как кофе.

Дерьмо.

14:15

Ненавижу больницу.

Скучаю по папе.

Скучаю по Кики.

Скучаю по своей комнатке.

Скучаю по Джей Ти.

Скучаю по Джей Ти.

Скучаю по Джей Ти.

19:02

Ненавижу Джей Ти.

Ненавижу Джей Ти.

Ненавижу Джей Ти.

Приходила Джул.

Я. Привет, я так рада тебя видеть!

Джул. Ты лучше выглядишь. Почище. В прошлый раз видок у тебя был не ахти.

Я. Спасибо, вообще-то я болею, не забыла?

Джул. Да? Ты больше не выглядишь больной. Ну, если не считать сыпь и… синяки. Забавно, что следы от засосов все еще видны. Должно быть, он неслабо присосался к твоей шейке.

Я. Очень мило с твоей стороны. Спасибо.

Джул. Ну, я просто сказала как есть. Ты что-нибудь делаешь, чтобы они выглядели похуже (прищурившись, с подозрением инспектирует мою шею)?

Я. В смысле?

Джул. Не знаю. Я бы не исключала такую возможность. Ты всегда любила привлекать к себе внимание.

Я. Что? (Она что, думает, я сама себе наставила засосов, чтобы привлечь внимание? Она что, с ума сошла?) Ты что, с ума сошла?

Джул. Ой, ну ты же понимаешь, о чем я.

Я. Нет, совершенно не понимаю.

Джул. Ой-ой-ой.

Я. Скажи мне, что ты имеешь в виду, королева драмы!

Джул. Это я-то королева драмы? Я? На себя посмотри, принцесса себялюбия!

Я. Принцесса себялюбия? Да это просто абсурд.

Джул. Ладно, от кого эти розы?

Я. Ну, как его там…

Джул. Ха, я тебе скажу. Ты ему действительно нравишься. А ты даже не помнишь, как его зовут.

Я. Я ему нравлюсь? С чего ты взяла?

Джул. Джей Ти сказал.

Ага, вот и он. Возник, как призрак. И никуда от него не деться. Нет, не призрак, а кирпичная стена. Джей Ти.

— Джей Ти, — медленно повторила я, растягивая звуки.

— Ну, не будь такой букой! — взмолилась Джул.

— Букой, которую предала ее лучшая подруга? — Я сердито посмотрела на нее.

— Насильно мил не будешь, — абсолютно справедливо заметила Джул. И встряхнула своими прекрасными белокурыми волосами.

— У тебя же получилось, — сказала я, борясь с желанием задушить Джул ее же замечательными локонами. Почему она всегда выглядит так, словно только что снималась в рекламе шампуня? Честно говоря, это отвратительно. — Тебе это легко.

— На что это ты намекаешь? — резко спросила Джул, залезая с ногами на мою кровать. (На ней были новые туфли. Черные, на шнуровке. Не по сезону, но привлекает внимание.)

Так бы ее и убила.

— Отличные боты, — заметила я, скорее по привычке.

— Спасибо. От Джимми Чу.

— Да? Ух ты!

Такие туфельки стоят где-то баксов семьсот. Я смогу стать обладательницей туфель за семьсот долларов, лишь когда ад замерзнет и превратится в каток и по нему будут летать крошечные розовые свинки.

Долгое время мы сидели молча, разглядывая палату. Ладно, это Джул разглядывала палату, а я пристально смотрела на ее шею в поисках засосов, поставленных Джей Ти. У нее их не было. Разумеется. Джей Ти не был бы таким… грубым.

Стены в палате ужасного, ядовито-зеленого цвета. Кто выбрал такой цвет? Предполагалось, что он будет действовать на пациентов успокаивающе. Но он совершенно отвратительный. Почему-то я вдруг подумала о ярком, раздражающем цвете нашей ванной. И мне захотелось плакать.

— Хэйли, мне очень жаль, — внезапно сказала Джул. — Но поверь, ни один в мире парень не стоит того.

— Неправда, — попыталась произнести я, но получилось что-то типа «непрд».

— Что? — переспросила Джул.

Я просто покачала головой и несколько минут плакала.

— Можно я тебе кое-что скажу? — наконец произнесла Джул.

— Что?

— Я никогда не ходила на свидания с Беном. Я сказала это, лишь чтобы тебя шокировать.

— Но зачем?

— Не знаю, — пожала плечами Джул. — Я думала, это будет забавно, но потом мне уже было не до смеха. Как-то раз я была у него дома. Сидела на его диване перед его телевизором, пока он наливал мне выпить. И я думала только о том, кто же покупает такие уродские диваны. Что я здесь делаю? А он нервничал. И от этого меня просто тошнило. И я ушла. Вот и все.

— Ой, — пискнула я.

— И вот что, — добавила Джул.

— Что?

— Ну… Я просто думала, что было бы здорово, если бы ты стала встречаться с Брэдом. Тогда мы могли бы отлично проводить время все вместе. Ты и я. Брэд и Джей Ти. Если, конечно, Джей Ти захочет меня видеть после вчерашнего.

— Да? — мне стало интересно. — А что случилось вчера?

— Ой, я не хочу говорить об этом. Можно здесь курить?

Она вынула сигареты.

— Джул, — сказала я, — это же больница.

Она вопросительно уставилась на меня.

— Здесь нельзя курить.

И Джул рассмеялась. На несколько минут я забыла, что ненавижу ее. Я ее не ненавижу, я ее люблю. Ладно, я ее и ненавижу и люблю. Но ведь это нормально, да?

 

Пятница, 25 октября

НАСТРОЕНИЕ: Разъяренное.

ВОЛОСЫ: Ну, по крайней мере, чистые.

САМОЧУВСТВИЕ: Иду на поправку.

ГОРОСКОП: Почему никто не принесет мне мой гороскоп? Я с ума схожу без ежедневных прогнозов. Блин.

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: Зеро.

В конце концов мне разрешили пообщаться с папой по телефону. Поверить не могу. Все рассыпались в извинениях, что этого не произошло раньше и т. д. и т. п. На самом деле я ужасно рассердилась, но решила отложить проявление гнева, пока не поговорю с папой. Никогда не думала, что буду так счастлива слышать его. Никогда.

Я. Папа!

Папа (странным голосом, см. примечание). Дорогая! Как ты? Я ужасно о тебе беспокоился. Но социальный работник сказала мне, что встречалась с тобой и у тебя все нормально. Это правда?

Я. Да. Почему ты там? Когда ты сможешь вернуться домой?

Папа. О, котенок. Прости, что так вышло. Я ввязался куда не следовало. Мне очень жаль. И думаю, то что я активист движения за легализацию марихуаны, лишь усугубляет мое положение.

Я. Папа…

Папа. Мне очень жаль.

Я. Да уж.

Папа. Правда.

Я. Пап, я скучаю по тебе.

Папа. И я по тебе, малышка.

Я. Тут просто ужасно.

Папа. Да тут тоже не сахар. Нет видика.

Я. Да, я понимаю, о чем ты.

Папа. Я люблю тебя, доченька.

Я. И я тебя.

Примечание. Голосу него был странный и осипший. Вероятно, у папы не было возможности покурить травку с тех пор, как его посадили. Интересно, начал ли он курить обычные сигареты? Надеюсь, что нет. Курение вызывает рак легких. Не хочу, чтобы мой папа скончался от рака легких, сидя в тюрьме, и оставил меня одну-одинешеньку.

12:14

Дверь с грохотом распахнулась. (Нормальное явление для этой палаты, потому что в ней установлены специальные двойные двери, во избежание попадания моих микробов в коридор; хотя мне уже разрешили выходить туда, поэтому просто смешно продолжать лежать в камере для подопытных обезьянок.)

В палату ворвалась Кики. Она не особенно хорошо выглядела. Нет, она была красива, как всегда, но если приглядеться, то вся ее кожа была покрыта засохшими прыщиками после ветрянки.

— Знаю, знаю, — она закатила глаза. — Я дерьмово выгляжу.

— Все относительно, — вежливо сказала я. Не хотелось говорить, что она отлично выглядит, а то еще вобьет это себе в голову.

— У меня есть новость, от которой тебе станет лучше.

— Что? — спросила я, а голове крутилось: Джей Ти, Джей Ти, Джей Ти.

— Я придумала, как нам внести залог за твоего папу, — сказала она торжественно.

— Как? Ты взяла денег у родителей?

— Нет, — сказала Кики. — Просто вспомнила кое-что. Ну, ты знаешь. ТЕ деньги.

— Какие те деньги? — не поняла я.

— Ну, пачка денег, помнишь?

И я вспомнила. Деньги в банке из-под соуса. Казалось, что с тех пор, как мы закопали их в саду, прошло уже сто лет, в основном из-за того, что я потом чуть не умерла. Честно говоря, я даже не уверена, что в тот день все было на самом деле, а не привиделось мне. Глюк от высокой температуры. Знаете, когда происходит что-то странное, то потом вы не вполне уверены, было ли это на самом деле. Если подумать, то как вообще можно узнать, происходит ли что-то на самом деле? Я ущипнула себя за руку. Больно. Значит, не сплю.

— Что ты делаешь, черт возьми? — спросила Кики.

— Ничего, — быстро ответила я. — Да, разумеется, я помню. Но можем ли мы воспользоваться ими? Разве это…

Я остановилась в нерешительности.

— Что?

— Разве это не грязные деньги? — прошипела я.

— Грязные деньги? — повторила Кики. — Не похоже, что твой папа — главарь банды. Просто он иногда приторговывает травкой. Думаю, ты слишком много фильмов смотришь.

— Может и так, — сказала я. — Но ведь он в тюрьме? Это доказывает, что все плохо, как я и думала.

— Возможно, но я все-таки думаю, что нам стоит воспользоваться этими деньгами.

— Ладно, — согласилась я. Я очень устала. Мне было лучше, но иногда очень хотелось спать. И я ничего не могла с собой поделать.

Дорогой Джуниор!

Я собираюсь внести за папу залог и вытащить его из тюрьмы, но беспокоюсь из-за того, что придется воспользоваться деньгами, добытыми преступным путем. А что если нас загребут за это? Что если станет еще хуже?

Ну почему папа ввязался в продажу марихуаны?

Если он выйдет из тюрьмы, я его убью.

Джуниор, я так устала, что не знаю, справлюсь ли. Ну почему мне приходится быть взрослой?

Это несправедливо.

С любовью,

Хэйли

 

Суббота, 26 октября — среда, 30 октября

Самое странное (ну, одна из странностей), когда лежишь в больнице, и то все дни сливаются в одно расплывчатое пятно. Интересно, а папа чувствует то же? Я так устала, что кажется — спала всю неделю.

Что я делала на этой неделе:

1. Беспокоилась.

2. Спала.

3. Ела желе в стаканчиках.

4. Беспокоилась.

5. Развлекала редких посетителей. Если под словом «развлекала» понимать «напрягала их, чтобы они беспокоились о том же, о чем и я, например о моем отце и почему он попал в тюрьму». Оказывается, он нанял адвоката, по совместительству своего друга (читай: клиента), а это, вероятно, все объясняет.

6. Спала.

7. Долго разговаривала с папой по телефону. Он сообщил, что вообще-то тюрьма — отличное местечко, там есть спутниковое телевидение и кормят регулярно (включая мясо). Пыталась убедить его, что есть мясо — это плохо, пока он сам не признался, что лучше бы дома ел соевый творог и «необычные продукты из сои» со мной, но он просто не хочет, чтобы я за него волновалась.

8. Беспокоилась.

9. Еще спала.

10. Рассматривала желе. 11. Наблюдала, как стекает лекарство из мешочка над капельницей.

 

Четверг, 30 октября

НАСТРОЕНИЕ: Ужасное.

ВОЛОСЫ: Страшные, как и положено в День Всех Святых.

САМОЧУВСТВИЕ: Суперустала.

ГОРОСКОП: «Вы получите новости издалека, и они изменят вашу жизнь, ваше благосостояние и ваше мировоззрение»*.

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: По-прежнему ни разу.

*Я нашла комнату отдыха медсестер и получила доступ к ежедневным газетам. Ура!

День Всех Святых в больнице — это что-то. Вы себе даже представить не можете. На входе стоят вооруженные охранники. Это обескураживает.

Хотя в больнице все странное.

9:42

Плохая новость. Папино освобождение под залог почему-то откладывается. Я не очень понимаю, в чем дело, но это так.

Я как-то странно себя чувствую. Интересно, может, в результате менингита, вызванного ветрянкой, у меня поврежден мозг?

Все бы отдала ради выхода в Интернет.

Полдень

Нечаянно уничтожила все файлы в компьютере дежурного врача, и мне запретили прикасаться к больничным компам.

Но я попробую позже, когда никого не будет поблизости, а это случается на удивление часто, если учесть, что вообще-то это больница и она должна быть постоянно переполнена медицинским персоналом.

В конце концов, никто не может предвидеть, что произойдет в следующий момент.

Вооруженные охранники действуют мне на нервы. Я спросила их, что они здесь делают. Они расплывчато объяснили, что в канун Дня Всех Святых люди иногда совершают странные поступки.

Какие люди? Те, что снаружи? Или те, что внутри?

Немного поспала, мне приснился странный сон про зомби. Как будто все медсестры вдруг превратились в монстров, высасывающих мозги пациентов. Наверное, больше заснуть не смогу.

17:31

Кики украсила мою палату для «свидания с призраком». Ужасная глупость. Я бы покончила с собой, если бы кто-нибудь узнал об этом.

У Кики слегка поехала крыша со всеми этими свечами и прочими причиндалами. Уверена, из-за свечей включится пожарная сигнализация, но она сказала, что это всего лишь ароматические свечи, и вреда никому не будет.

И я позволила ей все это сделать. Понимаете, я не могла выбросить из головы ту фразу: «Я бы влюбился в тебя, если бы не умер», или что-то типа этого. Да, было страшновато. Но вдруг придет дух моей мамы, если, конечно, она умерла. (На заметку: спросить наконец папу, что он об этом знает.)

Или, возможно, это парень, в которого я влюбилась бы, если бы он не умер.

Так или иначе, но я хочу знать больше. А кто не захотел бы на моем месте?

Ладно, признаюсь. Вчера вечером мне приснился сон, что я познакомилась с этим «призрачным» мальчиком. Он был такой симпатичный. Очень. И еще… Не могу объяснить. Хотела сказать «сексуальный», но это неправильное слово. Дело не только в сексуальности. Просто его привлекательность была мне знакома. В моем сне, когда мы разговаривали, я чувствовала себя такой защищенной.

Я уже так давно не чувствовала, что меня хоть кто-то защищает.

Я могла бы еще добавить, что чуть ли не силой заставила Кики прийти ко мне, чтобы устроить спиритический сеанс, поскольку хотя жизнь вокруг и бьет ключом, но я не могу выкинуть того «призрака» из головы.

Кики, вообще говоря, не хотела больше участвовать в спиритических сеансах, поскольку с тех пор, как мы устроили тот, первый и пока последний, ей стали сниться кошмары, что она позволила проникнуть в наш мир злым духам из потустороннего мира, они овладели ее разумом и превратили ее в свихнувшуюся маньячку-убийцу с бензопилой.

На заметку: не давать больше Кики смотреть фильмы ужасов, если это возможно.

19:45

Думаю, с отбеливающими средствами все-таки можно переборщить. Зубы ужасно болят и странно светятся в темноте.

Как бы то ни было, они идеально белые.

Что может произойти во время спиритического сеанса:

1. Ничего.

2. Так и будем загадывать загадки злым духам.

3. Все может оказаться шуткой, если это Кики толкает стрелку.

4. Нас задолбает мертвый зануда, которому нечего сказать.

5. Возможно, мы ничего не добьемся.

6. Может, эта штуковина не работает в больницах (а ведь здесь, как я думаю, полно душ умерших людей).

7. Влюбленный призрак, возможно, не знает, где нас найти.

8. Или выяснится, что это и не парень вовсе, а моя мама общается со мной из потустороннего мира, если она умерла, а папа все время врал. Хотя это кажется невероятным, но все-таки. И вообще, мечта об общении с потусторонним миром может оказаться всего лишь мечтой, грезами наяву, и никакого общения на самом деле нет.

9. Возможно, Кики права, и злой дух способен завладеть ее сознанием и превратить ее в женскую версию Джейсона из «Пятницы, тринадцатое», и тогда этот мой дневник станет чем-то совершенно иным.

10. Кики, может быть, и не придет.

11. Или припрется кто-нибудь еще и разрушит наши планы.

12. Медсестры взбесятся из-за свечек.

13. Из-за свечек включится-таки сигнализация, и начнется массовая эвакуация пациентов.

На заметку: не зажигать свечи. Может, это и ароматические свечи, но они все равно горят, и подозреваю, что эти огоньки могут стать причиной больших неприятностей. Стоит ли того их мерцающий свет? Явно не стоит.

Я вытащила доску из коробки и установила ее на столике, на котором здесь сервируют вкуснейшие завтраки, обеды и ужины; если под словом «вкуснейший» понимать «наижутчайший». Надеюсь, Кики принесет какое-нибудь вегетарианское жаркое. Ну, конечно не то, что жарится на животном жире, как это обычно делается во всяких забегаловках. Заявляю: это просто отвратительно. Вы только подумайте: жарить на жире, высосанном из коровы. Бр-р!

Готова поспорить: если вы спросите кого-нибудь, кто несколько недель провел на необитаемом острове без еды (например, участника телешоу «Последний герой»), что бы он хотел съесть, то он наверняка выбрал бы жаркое. Что-то в жарком есть эдакое. Жир + соль = рай. Что касается меня, то я считаю жаркое превосходной пищей.

Позже

Кики опоздала.

Некоторое время я сама двигала стрелку по доске по направлению к разным буквам. Ощущение было другое, чем когда мы с Кики делали это вместе. Когда я пыталась провести спиритический сеанс в одиночестве, стрелка просто медленно скользила по доске. И мне приходилось подталкивать ее. А сама по себе она ни за что двигаться не хотела.

Я выпила чуть-чуть имбирного эля и снова легла в кровать. На улице было темно. На парковку опустились страшные тени. Мне и в лучшие времена бывало страшновато в День Всех Святых.

Должно быть, ужасно провести этот день в тюрьме. Интересно, в какой тюрьме сидит папа? Надеюсь, у него там все в порядке. Какой из него заключенный. Его легко сломать. Понимаете, ведь у него наверняка все еще пятна розовой краски в бороде.

Хоть бы его там не били, как показывают в кино.

Теперь я знаю, каково это — сидеть в тюрьме, когда приходится смотреть в окошко, как другие садятся в машины и разъезжаются кто куда. Это как в больнице, только еще хуже.

Я встала и пошла к посту медсестры. За компьютером никого не было, и я решила, что, если я им воспользуюсь, ничего плохого не случится. В конце концов, те файлы, которые удалять было нельзя, я уже нечаянно удалила. Чем я могу еще навредить? Я залезла на сайт Web MD, это один из моих любимых. Я набрала в окошке поиска «менингит».

С сайта Web MD:

Менингит почти всегда возникает в результате бактериальной или вирусной инфекции, которая начинается в организме, например в ушах, носовых пазухах или дыхательных путях.

Бактериальная форма менингита — это очень опасное заболевание, которое требует немедленного медицинского вмешательства. Если быстро не принять меры, то болезнь может привести к летальному исходу в течение нескольких часов или к необратимому повреждению коры головного мозга в тридцати процентах случаев.

Необратимое повреждение коры головного мозга?

Отлично.

Я вернулась в палату и стала ждать Кики.

Положительный момент: засосы почти прошли. Сейчас они выглядят как отпечатки пальцев. Словно кто-то хватал меня за горло и пытался задушить. Это, вероятно, получше, чем было, когда казалось, что какая-то инопланетная сущность пыталась высосать мои внутренние органы через кожу на шее.

Необратимое повреждение коры головного мозга?

Если вы ипохондрик, то вам кажется, что вы можете заболеть чем угодно, например получите рак кожи от пребывания на солнце, отравитесь несвежими морепродуктами — или внезапно у вас разовьется смертельная аллергия на креветок и вы падете замертво прямо за обеденным столом, — но вы никогда не думаете, что уже чем-то болеете. Как будто, воображая болезнь, вы держите ее на расстоянии.

А что если у меня необратимое повреждение коры головного мозга? Что если так? У меня покалывает в ногах. Возможно, это признак повреждения коры головного мозга.

Мне надо научиться не думать о таких вещах. Научиться выключать эти мысли. Вероятно, мое заболевание скорее похоже на навязчивый невроз, чем на настоящее повреждение мозга.

Надеюсь.

Что со мной не так:

1. Меня мучают навязчивые идеи.

2. Я — маньячка.

3. Я слишком много думаю о себе.

4. Я устала здесь находиться и накручивать себя.

5. Я чокнутая.

6. Я слишком много думаю о том, что со мной что-то не так.

Мне наскучило ждать Кики, и я пошла прогуляться вместе с капельницей. Как будто гуляешь с собачкой. Проблема с собачками в том, что они так и норовят куда-нибудь смыться, капельница же предпочитает вместо этого рухнуть посреди коридора, что тоже вызовет суматоху.

Хотя со мной этого не произошло.

Когда я вернулась в палату, меня уже ждала Кики.

— Где тебя носит? — спросила она. — Я уже собралась уходить.

На ней было платье типа комбинашки с надписью маркером «Фрейд». Разумеется, в этом смешном наряде она выглядела превосходно, словно только что свалилась с подиума в Милане.

— Что это на тебе надето? — спросила я, обалдев от ее внешнего вида.

— Это мой костюм, — заявила Кики, глядя на свое одеяние. — Называется «Комбинация по Фрейду», понятно?

— На Мэг Райн такое было надето в фильме «Мертв по прибытии», — сказала я. — Там она познакомилась с Дэннисом Квэйдом.

— А я думала, они познакомились на съемках фильма, где Дэнниса Квэйда уменьшили до размеров фасолины и ему пришлось бегать внутри чужого тела.

— Разве это был он? — засомневалась я. — Может, наоборот, кого-то уменьшили и поместили в его тело.

— Не знаю. Ты же у нас фанат кино. Так где же ты была?

Я равнодушно пожала плечами.

— Просто лазала по Интернету.

— О господи! — сказала Кики. — Надеюсь, не по медицинским сайтам?

— Конечно по медицинским.

Она засмеялась:

— Слушай, Хэйли, когда же ты поумнеешь?

— Не знаю, — ответила я. — И не знаю, хочется ли мне сегодня проводить спиритический сеанс.

— Еще как хочется, — заверила меня Кики. — Это будет весело. Ты только подумай, сколько народу умерло в этой палате.

— А мне казалось, ты боишься.

— Я не боюсь, — соврала Кики. — Я хочу поболтать с тем загадочным призраком. Мы должны выяснить, кто он.

Хотелось бы, чтобы следующая часть истории оказалась захватывающей, но увы. Мы просто сели и положили руки на стрелку. И ничего не произошло.

Нет, неправда.

Кое-что произошло.

Но оказалось, что это Кики дернулась и толкнула стрелку, когда стала засыпать.

— Есть здесь кто-нибудь?

Ничего.

— Ау!

Ничего.

— Нам хотелось бы поговорить с привидениями, — вежливо сказала Кики.

Я засмеялась:

— Ха-ха-ха. Прямо как в кино. «Я вижу привидение».

— Ха-ха-ха, — засмеялась Кики. — Тогда заставь его появиться и играть с нами.

— Разве привидения могут играть? — поинтересовалась я. Но настрой был потерян. Мы начали ржать. И все ржали и ржали.

— Я вижу привидение! — орала Кики.

И мы снова начинали ухохатываться. Я так сильно смеялась, что начала икать. Ужасно. Я лежала на кровати, пыталась задержать дыхание и не икать, а Кики стучала по столу со словами: «Привет, мертвецы!» И тут дверь отворилась.

Это был Брэд.

— Привет, — сказал он.

Кики прекратила смеяться и уставилась на него. Я пыталась перестать икать, но не могла.

— Ты же знаешь, какое лучшее лекарство от икоты, — сказал Брэд.

— Ха! — воскликнула я. Но это был не смех. Я сжала зубы, чтобы остановить икоту. Этот парень не сдается, надо отдать ему должное. Полагаю, он довольно симпатичный, но в другом роде, не как Джей Ти. Я смущенно дотронулась до шеи. На ней все еще алела, вернее синела метка Брэда.

Ну, ее тень.

— Что-нибудь случилось? — спросила я, громко икнув.

— Да нет, ничего, я слышал, что тебя завтра выписывают, так что решил навестить тебя еще разик. Ну, понимаешь, извиниться, что заразил тебя ветрянкой, ты ведь из-за этого чуть было не умерла.

— А-а, ты про это.

— Мне пора, — резко сказала Кики. Это было почти грубо, если подумать. Она просто схватила свою сумку и выскочила из палаты.

— Эй, — вырвалось у меня, когда Кики ушла. — Хотела попросить, чтобы она купила мне жаркого.

— Я могу сходить и купить, — предложил Брэд.

— Нет, нет, — воскликнула я. И посмотрела на него. Он очень симпатичный. И у него такие красивые глаза. — Ты хорошо умеешь лечить.

Что? У меня и в мыслях этого не было. Мне вообще нельзя открывать рот.

— Спасибо, — улыбнулся он. — Итак…

— Итак… — повторила я.

Мы несколько минут смотрели друг на друга. Брэд присел на краешек кровати, мне пришлось отодвинуться. Он был слишком близко. Я чувствовала себя немного неловко. Хотя в его голубых глазах читалось… хм… дружелюбие. Тем не менее, мне было странно, что мы все продолжали смотреть друг на друга. Будто играем в гляделки.

Мне захотелось не то поцеловать его, не то оттолкнуть.

— Ты очень хорошо выглядишь, — сообщил Брэд.

— Ну уж…

Я не умею принимать комплименты в свой адрес, особенно если ясно, что это вопиющая ложь.

— Хочешь попробовать поиграть в «Спиритический сеанс»? — спросила я, чтобы нарушить молчание.

— Конечно. А как эта штука работает?

— Не знаю, — призналась я. — Но как-то раз у нас получилось. С Кики. Но, согласно инструкции, она будет работать даже лучше, если участники противоположного пола.

И я покраснела из-за слова «пол». Это наверняка объясняет, почему у меня никогда не было парня. Я — ханжа. Ханжа, которая легко краснеет.

— Звучит интригующе, — сказал Брэд, не глядя мне в глаза. Он отвел от меня взгляд потому что я вызываю отвращение, или потому, что не может смотреть, как я краснею и икаю? Я сделала большой глоток имбирного эля и чуть было не захлебнулась. Естественно, это несколько сгладило неловкость ситуации, так как ему пришлось колотить меня по спине.

По голой спине, в больничной ночнушке с вырезом сзади. Закончатся ли когда-нибудь унижения?

— Спасибо, — поблагодарила я, попытавшись не обращать внимания на то, что его рука так и осталась лежать на моей обнаженной спине. Ради всего святого, это же больница! Самое неромантичное место на всей планете! Я стала энергично пожимать плечами и потягиваться, и его рука свалилась. Или Брэд ее снял, потому что кожа у меня на спине была покрыта корками и струпьями.

Я снова занялась установкой спиритической доски. Мы с Кики отбросили ее в сторону, когда катались в истерике.

— Ладно, а что мне делать? — спросил Брэд.

— Ну, садись вот здесь, — велела я. И столкнула его с кровати на стул, стоявший рядом. — Мы кладем руки вот на эту штучку и задаем вопрос.

Мы несколько минут сидели, положив руки на стрелку, но тут я снова начала икать. Почему я все время икаю? Почему не могу остановиться?

На заметку: проверить, не является ли икота симптомом какого-нибудь заболевания.

— А мне нравится, — сказал Брэд.

— Что?

— Как ты икаешь. — Он пристально смотрел на меня.

— Задай вопрос, — я изо всех сил пыталась сменить тему.

— Хэйли согласится пойти со мной на свидание? — спросил он. И стрелка двинулась.

Ладно, это я ее толкнула.

Признаюсь.

Я толкнула стрелку спиритической доски.

К слову «нет». Не знаю, зачем я это сделала. Наверное, я была в панике.

Брэд встал и сказал с грустью:

— Мне стоило и самому догадаться. Понимаешь, у такого парня, как я, не может быть такой девушки, как ты.

— Подожди! — воскликнула я и наклонилась вперед. — Брэд!

И тут у меня загорелись волосы. Я даже не почувствовала, просто увидела, как его глаза расширились, словно парень удивился или увидел кого-то за моей спиной.

— Черт! — завопил он.

— Что? Что?

И тут я почуяла. Вонь стояла чудовищная. Прошла целая вечность (или несколько секунд), и он начал молотить меня подушкой по голове, чтобы сбить огонь, но тут сработала система пожаротушения, и палату заполонили медсестры и охранники.

Ой-ой-ой.

Естественно, после этого мы пережили несколько волнительных моментов. Я лежу с наполовину опаленной башкой, Брэда все отчитывают за то, что он притащил свечи, я пытаюсь объяснить, что это не он, но Брэд полностью берет вину на себя, а я думаю весьма эгоистично: «Господи, что я наделала, теперь мне придется сделать ужасную стрижку, чтобы состричь сожженные волосы, и я буду просто уродкой, как минимум полгода, и тогда уже ни один парень, даже Брэд, не полюбит меня. А почему он должен быть исключением? У меня же нет волос!»

Я даже поплакала чуток, но в этом шуме никто и не заметил. Кровать намокла, поскольку на нее лилась вода из системы пожаротушения. И прежде чем я успела сообразить, что к чему, меня уже перевозили в другую палату, и мне пришлось тащить за собой капельницу.

Палата была многоместная, и все больные пялились на меня, вероятно потому, что их разбудила пожарная сигнализация. Среди них были одна пожилая дама, которая сильно смахивала на зомби, и еще молодая девушка с очень длинными волосами и истеричным лицом. Потом я взглянула в зеркало и не сразу поняла, что вижу свое отражение.

Я встала с постели и отправилась в ванную, изучать себя в зеркало. Мои волосы сплавились. Под раковиной я нашла ножницы. Тупые, но все же ножницы. Я не знала, что я такое делаю, но в тот момент эта идея показалась мне хорошей.

И я обрезала волосы.

Когда я закончила, они стали совсем короткими. И спутанными. Но зато почти такими же взъерошенными и симпатичными, как у Колин в «Последнем герое». У нее была отличная прическа. Интересно, а что с ней стало после окончания шоу? Надо найти в Интернете, если когда-нибудь окажусь рядом с компьютером.

Компьютер! Я вбежала обратно в палату, чуть не вырвав иглу капельницы из руки. Джуниор! Где же Джуниор?

Я попыталась прорваться в старую палату, но там по-прежнему было полно народу.

«Господи, — подумала я. — Если я потеряла Джуниора — это конец, я потеряла все!»

И тут я поняла, что Брэд ушел. Даже не попрощался. Ясно, что он меня возненавидел. И я это заслужила. Я — плохая девчонка и обидела парня с красивыми глазами, которому я нравлюсь.

Я вернулась в свою новую палату. Девушка с шикарными волосами храпела, широко открыв рот. В ванной я долго рассматривала себя в зеркало. Не видно никаких следов засосов.

Ни одного.

Из-за чего вечер оказался испорченным:

1. Я в больнице. Дайте мне передышку.

2. Не уверена, что проводить спиритический сеанс с Брэдом было хорошей идеей. А если призрак приходил и обнаружил, что я с другим парнем? Мне не хотелось разрушать наши отношения.

3. Я же знала с самого начала, что эксперимент со свечами закончится плохо. Следовательно, я — идиотка.

4. Я — идиотка.

5. Я — идиотка.

6. В заключение можно с уверенностью сказать: я — идиотка.

В 23:42 (я знаю, поскольку на столике у старой леди стояли часы) медсестра № 2 принесла мне Джуниора.

Джуниор!

Как я счастлива!

Дорогой Джуниор!

Я идиотка. Я нравлюсь Брэду, он симпатичный, и у него замечательные голубые глаза. И еще он сказал: «У такого парня, как я, не может быть такой девушки, как ты».

Это клевый комплимент. Ну, я никогда не думала о себе как о «такой девушке», похожей не на настоящую меня, а на тех девушек, которых он имел в виду под словом «такая».

Ну, ты меня понимаешь.

С любовью,

«Такая девушка»

Я залезла в кровать, отпихнула от себя спиритическую доску и выключила свет. В лунном свете я смотрела, как капельки антибиотика текут по гибкому шлангу капельницы прямо в мою руку. Я уже была на пороге сна. Не хочу, чтобы мне что-то снилось. Пусть будет просто пустота, похожая на смерть, ладно?

 

Ноябрь

 

Пятница, 1 ноября

НАСТРОЕНИЕ: Я в экстазе.

ВОЛОСЫ: Обуглившиеся и необычайно короткие.

САМОЧУВСТВИЕ: Фантастическое.

ГОРОСКОП: «Сегодняшний день не будет богат событиями. Воспользуйтесь этим, чтобы разобраться в своей душе и найти ответы на вопросы».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: Ноль, ноль и еще раз ноль.

Я никогда не была так рада видеть Кота.

И Попугая!

И нашу уродскую ванную!

И своего ПАПОЧКУ!

Его выпустили из тюрьмы!

Я люблю Кики. И папу.

Первым делом, вернувшись домой, я побежала в подвал. Трава исчезла. Не имею представления, как им это удалось. Все «зеленые насаждения» были ликвидированы.

— Прости, пап, — сказала я.

— Ты не виновата, это все копы.

— Чертовы копы, — эхом отозвалась я.

Но, по правде говоря, какая-то часть меня испытала облегчение. Большая часть. Ладно, не часть, а вся я. Я испытала огромное облегчение. И легкое головокружение.

Ну, голова вообще-то кружилась ужасно.

Я присела на ступеньку и прислонилась к стене.

— Ну и месяцок выдался, да, принцесса? — спросил папа, положив мне руку на плечо.

— Да. Ничего себе, — ответила я.

Мы посидели тихонечко несколько минут, глядя на пустой подвал. Каждый думал о своем. Признаюсь, я не думала ни о чем глобальном, в основном мои мысли сводились к следующему:

1. Сегодня я буду спать в своей кровати. Ура!

2. Скоро уже надо ложиться спать.

3. Нужно не забыть наложить отбеливающие полоски перед сном.

4. Я уверена на все сто, что на этой неделе в школу не пойду.

5. Я так устала, что, возможно, вырубилась бы прямо здесь.

Дело в том, что я устала настолько, что с трудом могла держать глаза открытыми. Может, одна десятая процента меня и думала: «Вот и все». Ну, понимаете, папа же вышел из тюрьмы, да? Дата суда еще не назначена. Но папа говорит, что это может занять несколько лет.

А возможно, этого и вовсе не произойдет. Но мне все равно страшно. Однако в тот момент мне хотелось только улечься на фланелевые простыни, взять плюшевого кролика по имени Наб под мышку и спать, спать, спать.

Что я и сделала.

Я люблю Кота.

И Попугая.

И мою кроватку.

И плюшевого кролика.

 

Суббота, 2 ноября

НАСТРОЕНИЕ: Я дома!

ВОЛОСЫ: Не так уж страшно! Ну, вообще-то очень страшно, но не хочу портить себе хорошее настроение.

САМОЧУВСТВИЕ: Я здорова!

ГОРОСКОП: «Если у вас сегодня будет побольше времени, то вы справитесь со всеми делами. Подумайте, не записаться ли вам на уроки танцев».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: Да плевать я на него хотела!

Телефон начал звонить довольно рано. Если под «рано» понимать «еще до обеда». Нужно издать закон о звонках в субботу утром. А именно: они должны быть запрещены. Я слышала, как папа в другой комнате говорит с кем-то приглушенным голосом. Обычно он раньше полудня с постели не подымается и уж тем более не болтает по телефону. Значит что-то важное.

Дело приняло серьезный оборот.

У меня засосало под ложечкой, но это могло быть и от голода. За последние две недели я сильно похудела. Ну, не совсем уж исхудала, но моя одежда стала мне действительно впору, а не так, как раньше: она была бы мне впору, если бы я сбросила пару-тройку килограммов.

Штаны просто сваливались.

— Эй, худышка, — сказала я своему отражению.

Я повернулась боком. Вся беда в том, что моя худоба не была красива. Я не выглядела балериной, как Джул. Или моделью, как Кики. Я казалась… изможденной.

Может, мне и впрямь стоит записаться на танцы? По крайней мере, осанка улучшится.

— Блин! — сказала я своему отражению. Хоть зубы выглядят отлично. А волосы стали… лучше. В моей прическе появились элементы «художественного беспорядка». Хотя, может, это плод моего воображения.

Я несколько раз попыталась отжаться от пола, чтобы понять, могу ли я это сделать.

Не могу.

Ну, я никогда не могла, но рассчитывала, что сейчас мне будет проще, поскольку я стала легче. Наверное, я все-таки недостаточно легкая. А мои руки скорее смахивают на сыр-спагетти, такой, в виде макаронин.

На заметку: ходить в спортзал. Накачать мышцы рук. «Подумайте, не записаться ли вам на уроки танцев». Нетушки!

Я спустилась к завтраку. Папа сидел на кухне с длиннющим списком в руках и пополнял его с бешеной скоростью.

— Ты что делаешь, папуля? — спросила я. Вообще-то я никогда не называю его папулей. Даже не знаю, почему так, просто не сложилось. Я накидала какой-то жрачки в миску Коту и развела себе большую тарелку хлопьев. Очень хотелось кушать. Ясно, что моему телу нужна подпитка, чтобы поправляться и набираться сил.

Чтобы избежать «необратимого повреждения коры головного мозга».

Я шумно хрустела хлопьями. Обожаю хлопья. Это самая лучшая еда, разумеется, после жаркого. Сейчас мне больше всего нравятся сахарные пшеничные мини-хлопья с коричневым сахаром.

— Я составляю список, — сказал папа. — Столько всего надо сделать, доченька.

— Ты ведь не собираешься обратно в тюрьму, правда? — спросила я самым обыденным тоном, на какой только сподобилась. Словно мне наплевать. Но голос чуть-чуть дрожал.

И тут у меня возникло странное чувство. Словно я не могла дышать. Минуту я ловила воздух ртом, а потом положила голову на стол. То есть уронила. Надеюсь, синяков не будет. Да, меньше всего мне сейчас нужен гигантский синяк, на этот раз на лбу. Я закрыла глаза и постаралась нормализовать дыхание.

— Я не думаю, что меня посадят, — сказал папа. — Не думаю. Скорее всего, меня освободят прямо в зале суда, как говорит мой адвокат. Но нужно на всякий случай все для тебя подготовить.

— На всякий случай? — я сделала вдох носом и выдохнула через рот. И еще раз. — А что со мной может произойти?

— Ну, — сказал папа, — наверное, ничего. Я не хочу тебя расстраивать, милая. Но подумал, что нам следует отыскать твою маму.

— Хорошо, — согласилась я. И свалилась в обморок.

Синяки в результате падения в обморок на кухне (пока падала, я стукнулась головой, локтем и рукой):

1. Огроменный синячище на лбу.

2. Локоть — сплошной синяк.

3. Предплечье — синяки в трех местах.

4. Легкое изменение цвета на мизинце левой руки.

Дорогой Джуниор и/или Призрак (если ты существуешь и ты не моя мама, поскольку, вообще-то, она не умерла, я хоть и знала, но хотелось быть до конца уверенной).

Начинает казаться, что школа — это не такой стресс, как пребывание дома. Я непременно пойду на занятия в понедельник. Не сомневаюсь, школьный совет нуждается во мне. И на занятиях мне будет некогда думать обо всем этом.

Это уж слишком. Я так обеспокоена.

Найти мою мать?

С любовью, твоя перепуганная хозяйка

 

Суббота, 9 ноября

НАСТРОЕНИЕ: Праздничное, подавленное, противное.

ВОЛОСЫ: Ой, я даже и говорить не могу об этом!

САМОЧУВСТВИЕ: У меня раздуло живот (слишком много хлопьев?).

ГОРОСКОП: «Сегодня важную роль в вашей жизни сыграют животные. Возможно, вы спасете кого-то или что-то от опасности. Вы окажетесь в нужное время в нужном месте».

СКОЛЬКО РАЗ ВИДЕЛА ДЖЕЙ ТИ: 5

Ну зачем я пошла на эту вечеринку?! У меня же совершенно не праздничное настроение.

Это было просто безумием.

Почему мне не стоит ходить на вечеринки, никогда:

1. Я больше не Девушка с Засосами, о чем подвыпившие участники вечеринки забывают.

2. Я очень неуклюжая и все ломаю.

3. Время от времени я склонна целоваться с незнакомцами.

4. Склонна натыкаться на Брэда, и зачем-то целовать его, и позволять ему ставить мне новые засосы на шее.

5. Я начинаю икать, когда употребляю спиртное.

6. При виде Джей Ти, целующего других девушек (то есть Джул), я нахожу, что это предлог/причина, чтобы выпить, отчего начинаю икать, и это, очевидно, служит предлогом/причиной для того, что все заканчивается поцелуями с Брэдом.

— Что я здесь делаю? — прокричала я Кики.

Она улыбнулась мне в ответ и махнула рукой. Музыка орала на всю катушку.

— А что все мы здесь делаем? — завопила Кики.

— Хороший вопрос, — сказала я и огляделась.

Просто безумие. У кого-то будут серьезные проблемы с предками, когда те вернутся домой, это точно. Интересно, а чей это дом? На журнальном столике стояла уродливая композиция из искусственных цветов чуть ли не метр высотой. Разве можно смотреть телевизор, когда перед глазами маячит эта штуковина, которая загораживает весь экран? Я представила, как чья-то мама идет и выбирает эти огромные красные бумажные розы. Думаю, она подбирала их в тон обоям.

Если честно, то, глядя на эти некрасивые цветы, я испытала жалость к самой себе.

— Привет Засосам, — сказал кто-то, дернув меня за руку.

Я повернулась, чтобы сказать: «У меня больше нет засосов», — но тут поняла, чей это голос. Разумеется, с моих губ сорвалось скорее что-то похоже на: «Умнбнзссс».

— Что? — переспросил Джей Ти. Он стоял так близко, что я чувствовала запах его дыхания. И его собственный аромат, аромат океана. Господи, господи, господи-и-и-и-и.

Клянусь, остальные мысли улетучились из моей головы. «Вот оно, — подумала я. — Джей Ти. В конце концов, это же Самый Лучший Год в Моей Жизни».

Судьба подарила мне Джей Ти в награду за все прежние страдания.

«Спасибо», — мысленно поблагодарила я судьбу.

Я сосредоточилась на дыхании, чтобы не начался приступ гипервентиляции. Он так бли-и-изко-о. Я едва удержалась, чтобы не встать на цыпочки и не поцеловать его. Привет! Да что со мной такое? Я совсем сбрендила?

И тут я кое-что вспомнила, аж в мозгах что-то затрещало. Треск действительно раздался, но его источник находился на кухне, а не у меня в голове. Хотя и было такое ощущение.

— А где Джул? — спросила я.

— Она в соседней комнате, — ответил Джей Ти, наклоняясь ко мне. Я почувствовала, что от его кожи пахнет пивом. Не особенно приятно, но это же Джей Ти. Ему я могу простить все недостатки. Думаю, так будет всегда.

— Куда ты пропала?

Он смотрел на меня. Прямо на мои губы. Из-за этого мой рот свело судорогой и парализовало. На долю секунды я разучилась говорить.

— Я? Ой, ну… я болела…

— А у нас кончилась травка, — вдруг сказал он.

— Ой.

— Достань нам травку. Я слышал, у тебя есть… выходы.

— Что? — воскликнула я. Дыхание до смешного участилось. Хотелось стукнуть его. Мне стало плохо, и перед глазами все поплыло. — Нет у меня никаких выходов.

— Ну-ну, — сказал Джей Ти. И шатаясь, пошел прочь.

«Джей Ти, Джей Ти, Джей Ти», — подумала я по привычке, не испытывая при этом обычного волнения.

Джей Ти?

Травка? Кто сказал слово «травка»?

Знаете, мне было не так плохо, как я ожидала… Понимаете, я вообще ничего не чувствовала.

Думаю, это связано с тем, что я едва не умерла.

Ну, я, конечно, не была на пороге смерти, но где-то неподалеку.

Внезапно мне отчаянно захотелось домой, провести спиритический сеанс. Мне нужно поговорить с этим призраком. Не знаю зачем. Мне самой это кажется бессмысленным. Просто возникло ощущение, что если я этого не сделаю, то умру. По-настоящему.

Я вскочила и опрокинула невероятно уродливую лава-лампу, которая, разумеется, ударилась о журнальный столик и разбилась на тысячу осколков. Господи, кто хозяева этого дома и кто давал им советы по украшению жилища? Нет, я серьезно. На фоне этого убожества наш дом выглядит так, что впору размещать его фотки в журнале «Сад и дом». Все отложили свои дела и уставились на меня.

— Ой, — сказала я.

Вопрос: сколько же жидкости в этих лава-лампах? Они кажутся очень маленькими, но на ковер цвета слоновой кости (принадлежащий чьим-то родителям) вытекло литра четыре вонючей розовой краски.

— Ой, — повторила я. — А чей это дом?

Пара ребят пожали плечами и заржали надо мной.

— Сейчас вернусь, — объявила я, притворившись, что отправляюсь на кухню в поисках тряпки, чтобы вытереть все это безобразие.

«Ну-ну».

Я рванула к кухне, чтобы а) сбежать или б) найти чистящие средства, — но тут мой взгляд упал на Джул. Она наклонилась к Джей Ти и смеялась, а ее волосы касались его лица. Одного этого взгляда хватило, чтобы мне захотелось подавиться, рыгнуть или просто облевать ее новенькие туфли от Джимми Чу.

Я подумала: «Господи, да он ей и впрямь нравится. И от этого меня тошнит, я себя чувствую странно, но… хорошо».

Хорошо, поскольку я за нее рада.

Ну, я все еще ненавижу ее за этот поступок. Но мне приятнее видеть подругу счастливой, чем заплаканной. Но мне тошно, потому что Джей Ти — мой! Это мое имя, но он не помнит. И только я знаю, какую пару носков он надевает с теми или иными ботинками. И я выучила его номер телефона. И это я специально «нечаянно» пробегаю мимо его дома в надежде, что он, возможно, выйдет и скажет мне «привет».

Ну и ладно.

Все кончено.

Я была опустошена. Я стояла и смотрела на них, как маньячка, и тут кто-то сунул мне в руку пиво.

И я выпила его.

Оказывается, пиво — очень вкусный напиток. Раньше я никогда этого не замечала. Оно было очень хорошим. Но следующее, что я помню, — я стала икать. Меня от трезвого состояния, когда я не икаю, до чудовищной икоты отделяет один шаг.

Почему-то, когда бы я ни начала икать, в поле зрения немедленно появляется этот чертов Брэд. И вот он тут как тут. Сердитый и несчастный. Естественно, я спросила:

— Что с тобой?

— Мне что-то так жалко себя, — ответил он.

И я его поцеловала.