Кроль ждал в условленном месте. Провалявшись весь день в отходняке, он даже не удосужился выглянуть в окно. А погода-то испортилась окончательно. Холодный северный ветер нагнал к вечеру целую громаду снеговых туч. Огромные снежные хлопья, подхваченные резкими порывами, кружились в воздухе в диком танце. Температура упала на нулевую отметку.

Наркоман, кутаясь в изношенную «пропитку», буцкал себя по бокам, пританцовывал и дул в озябшие ладошки. Кумар ещё не отпустил. Весь организм колошматила противная мелкая дрожь, нечеловечески мутило и даже пару раз вывернуло наизнанку. Отморозок грязно бранился, костеря своего подельника, опаздывающего уже на добрых полтора часа. Наконец-то в блеклом свете уличного фонаря замаячила знакомая фигура.

— Какого хрена! — Налетел на Рыжего Кроль. — Я промёрз здесь в хлам! Твою мать!

— Не ори! — резко осадил подельник. — Надо так. Шифровался я. Мусоров кругом немеренно. Попробуй с этим, — он похлопал себя по карману куртки, — пройди свободно. Менты и так меня на каждом шагу тормозят. Пасут, ублюдки.

— Ладно, проехали, — в знак примирения Кроль смачно сплюнул под ноги. Злость сменилась страшной жаждой раскумариться.

— Давай на вокзал, там левых «бомбил» до хреновой тучи, — торопливо предложил он.

— Не прокатит. Ментов там — метлой мети, — отказался Рыжий. — Попробуем на Проспекте.

Ссутулившись, наркоманы припустили к Проспекту Мира.

Саша Коньков особых финансовых проблем не испытывал. Имея КМС по рукопашному бою, неплохо зарабатывал на вполне официальных турнирах. К тому же дважды в неделю дежурил в охране богатого супермаркета. Короче, на жизнь не жаловался. В свои двадцать пять он жил в собственной квартире и раскатывал на честно заработанной «Ауди». А гонять по ночным улицам города — это было просто его хобби. Закончив тренировку, Саня оседлал своего железного коня и газанул в ночь. Помотавшись в одиночестве, заскучал и решил составить себе компанию из желающих с комфортом, да ещё и бесплатно добраться до конечного пункта следования. Но жмущаяся на автобусной остановке парочка его намерений не поняла и демонстративно отвернулась. Санька лишь улыбнулся и, посигналив влюблённым, свернул на Проспект Мира. Вдруг в ярком свете фар прямо на проезжей части нарисовались две съёженные фигуры. Одна бросилась прямиком под колёса. Коньков резко затормозил и вывернул руль влево. Обошлось. Придурок не остался лежать под колёсами. Но Санька всё же решил остановиться и провести с пешеходами просветительную беседу на тему: «Правила передвижения пешеходов по проезжей части в тёмное время суток». Но выходить и не пришлось. Парни подбежали сами и повисли на ручке правой передней дверцы. стеклоподъёмник бесшумно приспустил стекло.

— Куда торопимся, ребятишки? — тоном инспектора ГИБДД поинтересовался Коньков.

— Да нам срочно в Дмитриевку нужно, — скорчил жалостливую гримасу тот, который несколькими минутами раньше заново родился. — Мы на автобус опоздали, а нас там бабушка голодная ждёт.

Конькову вдруг стало жаль промёрзших внучат, уж больно сердобольный вид у обоих. Хотя кто-то и изнутри и подсказывал Александру, что это чистой воды байка, но видно не достучался до извилин.

— Прыгайте на зад. Подвезу, — согласился он.

— Мы сколько нужно заплатим, — устраиваясь на заднем сидении, в один голос верещали «внучки».

— Поберегите деньги для гостинцев бабушке, — усмехнулся Саша и плавно тронул автомобиль с места.

Дмитриевка километрах в сорока севернее. Совсем пустяк для резвой иномарки. Но почему-то Саше захотелось поскорее доставить припозднившихся «внучат» до места. Возникшее ещё в начале пути НЕХОРОШЕЕ предчувствие уже не давало покоя на середине пути и материализовалось в километрах пяти от пункта назначения. Коньков почувствовал на своём затылке смертельный холод вороненой стали. «Ствол!» — пронеслось в голове. Это нельзя спутать с чем-то другим.

— Тормози! — приказали сзади.

С замирающим сердцем Саша остановил машину у самой обочины. Попытался слегка повернуть голову, но…

— Даже не думай! — Ствол ещё глубже впился в кожу головы.

Коньков напряжённо ждал, что же последует дальше.

— Выходи и не вздумай дёргаться! — приказал тот же голос.

Саша подчинился.

— Руки на крышу и башней туда же! — голос принадлежал тому, кто держал его на «мушке».

Ублюдки, решили поиграть в американских гангстеров. Однако, выбора не было. Пришлось подчиниться и в этот раз.

— Обшмонай его! — приказал Рыжий.

Проворные ручонки его напарника быстренько исполнили приказ. Бумажник с приличной суммой и массивная золотая цепь приобрели нового хозяина.

— В машине проверь! — снова распорядился Рыжий, ни на секунду не теряя контроль над «объектом».

Обыск в салоне автомобиля не принёс положительных результатов.

— Нет там ничего, — разочарованно развёл руками Кроль. — А дальше-то что?

И действительно, а что дальше? Отморозки не спланировали финальную часть операции. По воле рока Коньков сам выбрал трагический исход… Лишаясь своих ценностей, он не тратил время на сожаление. Память молниеносно выдала не менее десятка вариантов разоружения. Но то в теории. А практика только на муляжах. А что в руке этого полудурка? Искусно выполненный макет оружия? А может газовый пистолет или обыкновенная хлопушка? А что если настоящий? Тогда он может запросто проделать в голове отверстие, которое не под силу будет залатать даже самому высококлассному хирургу. Это в кино всё легко и просто…Драгоценные секунды таяли вместе со снежинками на лице Александра. Думать, больше не было времени, и Саша принял роковое для себя решение. Он резко подался всем корпусом влево с таким расчетом, чтобы упасть и лёжа подсечь противника. Но нервы бандита оказались очень слабыми. Ещё при падении Саша получил пулю под правую лопатку. Следующие два выстрела смертельно повредили позвоночник. Коньков рухнул в грязь уже мёртвым.

— Ты что охренел? — стал белее мела Кроль. — Ты же его завалил!

— Сам виноват. Я же предупреждал, чтобы не дёргался, — глупо оправдывался Рыжий.

Всполошённые преступники испуганно позыркали по сторонам. Им повезло. Вокруг не было ни души.

— Что делать-то? — лязгал зубами Кроль.

— Сбросим труп в кювет. До утра точно не найдут! — осенило Рыжего.

Они вдвоём спихнули тяжёлое тело в придорожную канаву, наспех перемешали кровь со снежно-грязевой массой.

— С тачкой как? — осипшим голосом спросил Кроль.

— В пригороде бросим. — Постановил Рыжий.

На том и согласились. За руль сел Рыжий. Водил он отвратительно плохо. Но всё-таки до пригорода добрались без особых проблем. Свернули на грейдер, ведущий на какое-то заброшенное предприятие. Рыжий заглушил мотор.

Прежде чем отшвартоваться восвояси, Рыжий заставил подельника последовать его примеру — стереть свои отпечатки пальцев со всего к чему они прикасались.

— Теперь всё, — удовлетворённо резюмировал Рыжий. — Сваливаем.

Наркоманы благополучно добрались до города и разбежались по домам. Засвеченный ствол остался у Рыжего.