Это сообщение очень заинтересовало и остальных юных сыщиков. Учтиво кивнув Спайсеру, они отошли от него на приличное расстояние, чтобы он не мог слышать их разговор.

— Весьма подозрительно, — понизив голос, проговорил Фэтти. — Всей этой болтовне про образцы водорослей я, конечно, не верю. Может, попытаемся найти этого типа?

— Только давайте не будем далеко отходить от берега, — взмолилась Бетс. — Не хочется пропускать такое зрелище. Представляю, как Гун будет выуживать со дна твой мешок, Фэтти. Такое нечасто увидишь!

— Ладно, вы вчетвером идите следить за Гуном, когда он придет. А я прогуляюсь по тропинке. Только сначала уточню у Спайсера, куда этот любитель водорослей пошел, — решил Фэтти. — Может быть, даже лучше, чтобы меня не было поблизости, когда Гун вытянет мешок и откроет его. Он еще, чего доброго, начнет швырять в меня этими булыжниками и кирпичами!

И Фэтти пошел узнавать у Спайсера, в каком направлении отправился незнакомец со шрамом.

— Я и сам интересуюсь речными водорослями, — вполне искренне сказал Фэтти, потому что в мире было очень мало такого, чем бы он не интересовался!

— Да вон туда! — ткнул старик-лодочник пальцем в сторону тропинки. — Должно быть, еще недалеко ушел.

Фэтти поспешил в указанном направлении, остальные юные сыщики остались сидеть в засаде в сарае Спайсера. Оттуда им будет великолепно видно, если Пошелвон подойдет к лодке. Друзья терпеливо ждали, предвкушая небывалое веселье.

Фэтти шагал по тропинке, старательно высматривая человека, описанного Спайсером. И вскоре увидел его. Тот шел ему навстречу. В руке он держал ведро, из которого свисали мокрые лохмы водорослей. На какое-то мгновение Фэтти почти поверил, что незнакомец действительно собирает водоросли для ботаников.

Когда человек был от него уже в нескольких шагах, Фэтти остановился.

— Простите, сэр. Нет ли у вас на водорослях улиток? — вежливо осведомился он. — Дело в том, что мне нужны улитки для нашего садового пруда.

— В таком случае, пойди и насобирай сам, — крайне недружелюбно ответил незнакомец.

Повернувшись спиной к Фэтти, он стал внимательно смотреть в воду.

— Может быть, вам помочь? — предложил Фэтти. — Я кое-что понимаю в речных водорослях.

Мужчина обернулся, смерил Фэтти хмурым взглядом.

— Терпеть не могу навязчивых мальчишек, — бросил он. — Я тебя не звал, ясно? А ну, катись отсюда!

«Катиться» Фэтти как-то не хотелось. Он просто не торопясь пошел по тропинке к ближайшим зарослям вечнозеленого самшита. Лучшего укрытия и не придумаешь — нужно только пробраться в чащу, потом раздвинуть ветки и выглянуть наружу. Вот и все, наблюдательный пункт готов: «Я тебя вижу, а ты меня — нет».

Фэтти заметил, что человек на тропинке оглянулся, как бы проверяя, не увязался ли этот прилипала за ним. И, конечно, никого не увидел. Тогда он медленно пошел по тропинке вдоль берега, вглядываясь в воду. В одном месте он остановился и сунул в воду свой багор. Он несколько раз тыкал багром в дно и в конце концов сумел что-то подцепить и вытащить. При виде его улова Фэтти не смог сдержать усмешки — это был старый драный ботинок! Что ж, если его интересует подобный антиквариат, такого добра в реке хоть отбавляй!

Но старый ботинок плюхнулся обратно в реку, а человек продолжил свое занятие. Время от времени он подозрительно оглядывался, как бы опасаясь, что Фэтти все еще где-то поблизости.

Снова он ткнул багром в илистое дно и опять вытащил что-то, явно разочаровавшее его. С отвращением незнакомец бросил «добычу» обратно в реку. Еще заход — и на свет был извлечен пучок водорослей. Часть из них он отправил в свое ведро.

— Знаем мы эти фокусы, мистер «шрам-через-всю-щеку», — пробормотал Фэтти. — Водоросли вам нужны для отвода глаз! На случай, если кто-то за вами наблюдает. Так что же, вы полагаете, что мистер Феллоуз забросил свое «сокровище» в реку? Или вы просто охотитесь за старьем со дна реки, чтобы заработать на нем пару шиллингов? Нет, не думаю. Старьевщики не платят по десять шиллингов за прокат какого-то багра!

Человек продолжал медленно двигаться по тропинке. Фэтти это начало надоедать. Интересно, что сейчас делают остальные? Появился уже Пошелвон на берегу или нет?

Гун появился. К искренней радости четырех поджидавших его ребят и любопытного Бастера, которому не позволили сопровождать Фэтти. Запыхавшийся мистер Гун подкатил к сараю лодочника на своем велосипеде. Резко тормознув, он швырнул велосипед к дереву и закричал:

— Эй, Спайсер! Ты приготовил лодку? И мне еще нужен багор! Поторопись, мне некогда!

— Лодка, вон она там — дожидается, сэр. И багор в ней, — крикнул ему в ответ Спайсер.

Гун пробурчал что-то себе под нос и направился к легкой маленькой лодочке. Он влез в нее, отчего хрупкая посудина почти целиком ушла в воду. Багор — чуть не во всю длину лодки — лежал на сиденье. Гун взялся за весла и поплыл, пыхтя и отдуваясь при каждом гребке.

— Вперед! — скомандовал Ларри, вскочив на ноги. — Бежим на берег, посмотрим! А Бастера, пожалуй, лучше взять на руки. Как бы он не сиганул в лодку к своему врагу!

— Стойте, стойте! — замахала руками Бетс. — Давайте договоримся: пока Гун не вытащит этот мешок с камнями, подходить к нему слишком близко не будем. А будем просто прогуливаться по дорожке туда-сюда, как будто нам и дела нет до него.

— Правильно, — поддержали ее все.

И четверо друзей, вместе с отбивающимся Бастером на руках у Ларри, начали степенно прогуливаться по тропинке вдоль берега под лучами нежаркого январского солнышка. Пошелвон вскоре заметил четверку и, задыхаясь от усилий, яростно прошипел:

— Опять эти бездельники! Хорошо еще, толстяка с ними нет. Не знаю, что бы я с ним сделал, попадись он мне сейчас, когда у меня багор под рукой!

Он поплыл к причалу. Продумывая план действий, Гун по каким-то непонятным соображениям решил, что поднять мешок с лодки ему будет гораздо легче, чем с причала. Возможно, он опасался потерять равновесие и полететь в воду, если придется наклоняться и обшаривать багром дно с высокого настила.

Приблизившись к причалу, Гун перестал грести и поднял весла. Потом взял в руки багор и с важным видом уставился за борт. Его собственная красная физиономия, не моргая, смотрела на него из воды. Полицейский вгляделся еще внимательнее, силясь обнаружить на дне темнеющий мешок. Но глубина у причала была приличная, и, как он ни таращил глаза, дна было не разглядеть.

Пошелвон оглянулся на причал. Где стоял этот противный старикашка, когда бросал мешок в реку? Да, примерно здесь. Мистер Гун с завидной энергией принялся шарить багром по дну в том месте, где, как он полагал, должен был быть мешок.

Но ему не попадалось ничего, кроме речных водорослей. Он уже навыуживал целую кучу скользких зеленых стеблей. Водоросли, водоросли и опять водоросли, злился он. А где же этот чертов мешок, куда запропастился? Нет уж, дудки! Он все равно узнает, что прятал старик в мешке, даже если для этого придется провозиться здесь до завтрашнего утра!

Упитанному Представителю Закона стало жарко от столь активной работы багром. Вдруг он, почувствовав на себе чьи-то взгляды, поднял голову. Ну конечно! Все те же паршивцы! — насупился мистер Гун. Пришли следить за ним! Нет от них спасения, вечно, как комары, вьются у самого уха. Только от этих не отмахнешься и не прихлопнешь их одним махом!

Ага! Что это? На этот раз его багор наткнулся на что-то существенное, твердое и весьма тяжелое. Да, наверное, это тот самый мешок! Гун пыхтел и кряхтел, всячески стараясь вытянуть его со дна реки. Наконец он сделал еще один мощный рывок, и мешок показался из воды. Зато сам Гун чуть не вылетел за борт. Четверо юных сыщиков, наблюдавших за этой сценой, дружно ахнули и понимающе перемигнулись. Ура! Пошелвон вытащил мешок! Что будет дальше?

Чтобы было лучше видно, дети вышли на самый причал. Чуть поодаль стоял таинственный незнакомец с багром. Несомненно, его внимание привлекли неуклюжие маневры мистера Гуна. Еще немного дальше, за спиной человека с багром стоял Фэтти, готовый тут же метнуться в сарай Спайсера, если гнев Гуна будет слишком велик.

Однако сейчас полицейский был настолько взволнован, что даже не замечал любопытных взглядов. Он с усилием втащил находку в лодку. Ларри не сводил с нее глаз. Пожалуй, на мешок это не похоже. Скорее на рюкзак или сумку, в каких носят грязное белье в прачечную. Что же это вытащил Гун? Мешок Фэтти или что-то еще?

Пошелвон алчно смотрел на мокрый сверток. Он, конечно же, видел, что это сумка, а не мешок. Но какое это сейчас имело значение? И потом, он ведь видел узел в руках старикашки при лунном свете, — может, мешок, может, сумка, — какая разница! Он был абсолютно уверен, что нашел то, что старик забросил в воду прошлой ночью!

Гун разорвал шнурок, стягивающий верхнюю часть сумки, раздвинул края. Нетерпеливо запустил в нее руку, предвкушая ценную находку — добычу преступника после нескольких ограблений, в этом нет сомнения!

Но что это — крупный булыжник! Ну это, наверное, для веса, чтобы утопить спрятанные сокровища. Так, еще булыжник и еще один! Гун торопливо вытаскивал их из сумки, тут же швырял обратно в воду. Плюх! Плюх! Плюх!

Следившие за ним во все глаза юные сыщики теперь были уверены, что это тот самый мешок. В темноте Фэтти и сам мог перепутать и принять за мешок сумку, тем более что они похожи. А иначе откуда все эти камни? Но вот Гун добрался до самого дна сумки. На его лице появилось озадаченное выражение. Руки его не нащупали ничего, кроме мягкого, промокшего насквозь тряпья — возможно, какой-то одежды.

Он вытащил на свет первую попавшуюся вещь, встряхнул ее. И удивление на его физиономии переросло в крайнее недоумение — маленькая красная курточка! Гун бросил ее на дно лодки и вновь принялся рыться в сумке.

Пара синих штанишек, длинных, но слишком маленьких для нормального ребенка! Гун угрожающе засопел. Одну за другой он вытаскивал из мешка разные детские одежки: красный ремешок, синий галстучек, синяя кепочка с красной пуговкой на макушке, пара носков и, наконец, пара крошечных красный туфелек со шнурками.

Гун не мог взять в толк, чего ради старику понадобилось тащить все это барахло в сумке к реке, бросать его в воду! Это не укладывалось ни в какие рамки здравого смысла. Почему старик во что бы то ни стало хотел помешать ему, Гуну, заглянуть к нему в мешок или забрать его?

Гун оглядел кучу детской одежды, и его лицо вновь побагровело. Опять этот негодяй! Наглая жаба! Это он тогда прикидывался стариком! Он водил за нос его, Теофилиуса Гуна, подсунув мешок с кукольной одеждой! Да, именно так оно и есть, — это ворох кукольной одежды! Его подружка — эта девчонка Дейзи, должно быть, тоже замешана в дурацкой затее — одолжила ему барахло со своих кукол, набила ими мешок. Чтобы одурачить его, Гуна! Чтобы он подумал, что старик что-то украл. Чтобы попусту выслеживал его!

— Вот шельма! — с негодованием воскликнул он. — Смылся бегом, как заяц, после того, как бухнул мешок в воду. Я еще тогда подумал, что это подозрительно. Этот негодный мальчишка сначала вырядился тем парнем с усами, который разговаривал со сторожами, а потом он же был стариком. Ну что за мерзавец! Более пакостного мальчишки не сыщешь в целом свете! Нет, на этот раз он так просто от меня не улизнет! Я его научу уважать Представителя Закона! Я его сцапаю и запихну всю эту мокрую дрянь ему за шиворот, так и знайте. И пусть меня потом хоть выгоняют с работы — мне плевать!

Гун разом сгреб вытащенные из сумки вещи и сунул их обратно. Он так и кипел от справедливого гнева. Руки его тряслись. Да, он немедленно напишет рапорт об этом негодяе начальнику. Он заставит его принять какие-то меры. Он пойдет и пожалуется мистеру и миссис Троттвиль. У него есть что им рассказать!

Гун схватился за весла и поплыл вдоль берега, удаляясь от причала и возмущенно бормоча что-то себе под нос. Четверо юных сыщиков при виде такой ярости решили вернуться и предупредить Фэтти. На предельной скорости они рванули по тропинке в сторону сарая.

Фэтти встретил их широкой улыбкой. Он стоял слишком далеко, чтобы рассмотреть вещи, извлеченные Гуном из сумки, и видел лишь три булыжника, которые полицейский по очереди зашвырнул в воду. И поэтому, конечно, думал, что Гун выудил его мешок.

— Фэтти, Гун вытащил другой мешок, не твой, а другой! — с трудом переводя дыхание, выпалила Дейзи. — Он был набит одеждой. По-моему, кукольной одеждой. Я уверена, он думает, что это ты сунул ее в мешок, чтобы посмеяться над ним. Беги скорее отсюда, прячься, пока он не вылез на берег! Он просто озверел от злости!