— Мяу! Мя-я-у! Мяу!

Жалобный, душераздирающий писк проник в кухню через разбитое стекло. Котенок, услышав этот весьма правдоподобный крик, начал барахтаться в руках Фэтти и неожиданно присоединил к этому писку свой тоненький голосок.

— Правильно, — шепотом похвалил его Фэтти. — Продолжай в том же духе, только погромче!

— Мяу! — послушно мяукнул котенок. — Мяу!

Фэтти прислушался. Ему показалось, что в доме раздались какие-то звуки. И доносились они сверху.

— Мя-а-а-у! — пронзительно мяукнул мальчик.

И тут же прислушался снова. Да, определенно, в доме слышатся чьи-то шаги. Вот они уже спускаются по лестнице. Вот вдруг остановились.

— Мяу! — настойчиво повторил котенок. Он явно старался угодить Фэтти.

В дверь кухни из коридора заглянул мужчина.

«Это, должно быть, Феллоуз», — решил Фэтти, внимательно разглядывая его. Вопреки ожиданиям главы детективного клуба, мужчина не был в халате и шлепанцах. На нем был приличный костюм, рубашка, туфли — все как положено.

Феллоуз еще не заметил мальчика с котенком. Он растерянно оглядывал пол кухни, не понимая, откуда доносится жалобное мяуканье. Это был моложавый мужчина с тонкими чертами лица и ясными умными глазами. Его волосы были тщательно причесаны. Глядя на него, трудно было поверить, что он мог в панике выбежать из своего дома чуть ли не в нижнем белье всего два дня тому назад.

— Мяу! — опять заявил о себе котенок, пытаясь вырваться из рук Фэтти.

При этих звуках Феллоуз посмотрел в окно. Увидел в нем голову и плечи Фэтти и непроизвольно отшатнулся назад. Потом рассмотрел, что это всего лишь мальчик и что у него в руках котенок и немного успокоился.

Феллоуз медленно подошел к окну. Фэтти понял, что он раздосадован тем, что его увидели.

— Простите, что побеспокоил вас, сэр, — начал он извиняющимся тоном. — Но ведь это ваш котенок, не так ли? Мы присматривали за ним во время этого… э-э… беспорядка.

Мужчина пригладил рукой волосы. И осторожно ответил:

— Да, это мой котенок. Э-э, минутку, я сейчас отопру кухонную дверь.

Он отпер замок и отодвинул задвижку. Фэтти ждал за дверью. Мужчина протянул руку за котенком. Фэтти мгновенно понял, что как только котенок окажется в его руках, мужчина скажет несколько слов благодарности и захлопнет дверь.

— Знаете, сэр, это ограбление у вас в доме наделало такого шума в округе, — быстро проговорил Фэтти, не выпуская из рук котенка. — Полицейские приезжали — вам об этом известно?

— Полицейские! — растерянно повторил Феллоуз. — Зачем? Как они узнали, что дом пустой? И об… об ограблении?

Фэтти быстро просчитывал ситуацию. Значит, Феллоуз не слышал о том, что молочник сообщил в полицию, не знает, что Гун осматривал дом и обнаружил в нем полный беспорядок. Может быть, Феллоуз надеялся, что вообще никто ничего не знает — ни о налетчике, ни о том, как сам хозяин выскочил из дома!

— Если хотите, сэр, я могу вам все рассказать, — любезно предложил Фэтти, решительно делая шаг в кухню.

Было очевидно, что Феллоуза очень взволновало сообщение Фэтти. Он и не предполагал, что полиция побывала в доме, и выглядел теперь весьма встревоженным.

Феллоуз закрыл и запер входную дверь. Потом провел Фэтти в маленькую гостиную. На этот раз в ней все было аккуратно прибрано. По-видимому, вернувшись домой, Феллоуз приложил немало труда, чтобы привести все в порядок. Котенок, все так же мяукая, пошел за ними.

— Наверное, хочет молока, — сочувственно посмотрел на него Феллоуз. — Но, боюсь, у меня нет. Молочник сегодня, видимо, не приходил.

— Наверное, полицейские сказали ему не носить вам молоко, раз вас нет в доме, — сказал Фэтти, усаживаясь в кресло.

— Не понимаю, при чем здесь вообще полиция! — раздраженно воскликнул Феллоуз. — Неужели человек не имеет права на какое-то время уехать из дома! Почему полицейские должны врываться к нему и обшаривать дом! Полагаю, в этом не было ни малейшей необходимости!

— Я думаю, все дело в том, что грабитель, пока вас не было, проник к вам в дом и перевернул все вверх тормашками, — сказал Фэтти, не сводя с Феллоуза внимательных глаз. — Разве вы не обнаружили здесь ужасный беспорядок, когда вошли?

Феллоуз раздумывал, что ответить. Было ясно, что его нелегко втянуть в разговор. И лишнего он не скажет.

— Да, верно, но я такой неаккуратный человек, — наконец проговорил он. — Как ты сказал, кто известил полицию?

— Молочник, — ответил Фэтти, поглаживая мурлычущего котенка. — Вчера утром, когда он принес вам молоко, дверь оказалась распахнутой настежь. Он вошел, увидел, что все здесь перерыто, и позвонил в полицию.

— Понятно, — нахмурился Феллоуз. — Признаться, все это для меня новость.

— А в котором часу вы вышли из дома? — неожиданно спросил Фэтти. На самом-то деле он отлично знал благодаря Эрбу, в какое время произошло поспешное бегство, но ему хотелось проверить, что скажет Феллоуз.

Тот вновь задумался.

— Точно не помню — вечером. Довольно поздно вечером. Я пошел навестить друга и остался у него ночевать. Вернулся только вчера к ночи. В доме действительно было не прибрано. Но, насколько я мог заметить, ничего не украдено. Не вижу причин, почему полиции нужно было вторгаться в частный дом без разрешения.

— Но дверь же была открыта, — терпеливо объяснил Фэтти. — Надо полагать, мистер Феллоуз, вы заперли за собой дверь, отправляясь к другу?

— Разумеется, — ответил тот, но Фэтти ему не поверил. Он был убежден, что Феллоуз, уходя, лишь тихонько прикрыл дверь, чтобы грабитель его не услышал. А вот сам грабитель действительно оставил ее нараспашку!

Фэтти раздумывал, стоит ли спрашивать Феллоуза, во что он был одет, когда вышел из дома. И решил в конце концов, что не стоит. Этим он только еще больше насторожит Феллоуза и заставит его врать. Фэтти взглянул на своего собеседника — такого безукоризненно чистого, аккуратного и гладко причесанного. «Ничуть не напоминает моего дядю Горациуса, — подумал Фэтти. — Так что, если я хочу выяснить, действительно ли он разгуливал в халате и шлепанцах, мне нужно найти способ проскользнуть наверх и поискать улики там. Вот только как?»

Разговор был прерван неожиданно. Огромная голова, которую венчал полицейский шлем, вдруг появилась в окне гостиной. Это был Гун!

— О, Боже! Это еще что! — вырвалось у мистера Феллоуза. — Что за наглая рожа! Опять полиция! Они что, совсем спятили — крутятся здесь вокруг дома, что-то вынюхивают… Это частная собственность, и они не имеют права! Я сейчас поставлю его на место!

— И будете абсолютно правы, — с жаром поддержал эту мысль Фэтти. — А то что же получается? Выходит, в наши дни человек уже не хозяин у себя в доме! Вы что, собираетесь его впустить, сэр? Смотрите, он что-то говорит вам.

В это утро Гун, как обычно, совершал обход и для порядка решил завернуть к дому Феллоуза — проверить, нет ли чего нового. Поскольку дым из трубы не шел и в доме было все спокойно, он счел возможным просто заглянуть в окно. Зачем одному без особой нужды входить в этот подозрительный дом, если этого можно избежать? И он просто не поверил своим глазам, когда увидел сидящего в кресле Фэтти. Нахальный мальчишка мирно беседовал с джентльменом, который был, по всей вероятности, мистером Феллоузом. Разинув рот, Гун тупо смотрел то на одного, то на другого. Потом привычная ярость вскипела в нем, лицо мистера Гуна покраснело от возмущения. Этот негодяй! Эта наглая жаба! Опять он сует свой нос в чужие дела! И опять он опередил Представителя Правопорядка! Ну как, как ему это удается?

— Сэр, немедленно откройте дверь! — заревел Гун. — Я должен поговорить с вами.

Мистер Феллоуз гневно взирал на краснорожего полицейского. Потом прошагал к окну и открыл его.

— Сэр! Вы бесцеремонно заглядываете ко мне в окно! Чему обязан таким вниманием? — сердито спросил он. — Вы что, не видите, что я сижу здесь и беседую с приятелем? Может быть, у вас плохо со зрением?

— С приятелем? — задохнулся от негодования Пошелвон, с ненавистью глядя на Фэтти. — Этот мальчишка — ваш приятель?

— Мне придется сообщить вашему начальству об этом вашем, мягко говоря, странном поведении. Это мой дом, моя личная собственность! И я что-то не припомню, чтобы совершал какие-то нарушения закона, которые оправдывали бы вторжение сюда полиции!

— Да ведь… ведь… было же ограбление! — сбитый с толку, бормотал Гун. — В доме было все вверх дном и… это…

— Никакого ограбления не было, — твердо заявил Феллоуз. — И, насколько мне известно, ничего не пропало. А что касается беспорядка в доме — что ж, должен признать, я не очень аккуратный человек. При желании я могу и сам перевернуть все в доме вверх дном, не так ли?

— Но парадная дверь была открыта настежь, — настаивал недоумевающий и рассерженный Гун.

— Я, представьте себе, забывчив, — парировал Феллоуз, — со мной такое иногда случается — забываю закрыть за собой дверь. А теперь — убирайтесь отсюда. Вы меня поняли? Убирайтесь!

Фэтти от восторга хотелось подпрыгнуть до потолка. Пошелвон всегда орал на людей, чтобы они убирались, а теперь ему самому пришлось услышать такое в свой адрес. Но, похоже, полицейский еще не исчерпал свои аргументы.

— Тогда позвольте вам напомнить, что вы не имеете права уезжать из дома, оставляя голодать в нем животных, — выпалил он.

— Насколько я могу судить, с котенком все в порядке, — холодно посмотрел на полицейского Феллоуз и уже собирался закрыть окно, но Пошелвон просунул огромную посиневшую лапищу, не давая этого сделать.

— А как же собака? — победно спросил он. — И еще свинья?

Феллоуз непонимающе смотрел на Гуна, онемев от удивления.

— Какая еще собака? Какая свинья? — наконец смог произнести он. — Вы в своем уме, констебль?

— Ха! А что вы скажете насчет парня, который тут без конца стонал, все звал свою тетушку? — бомбил его вопросами Гун, одновременно пытаясь силой распахнуть окно.

Феллоуз к этому времени уже был твердо убежден, что имеет дело с сумасшедшим. Он обернулся, чтобы сказать что-то Фэтти, но того уже и след простыл!

Нет, он не убежал совсем. Просто Фэтти усмотрел для себя возможность подняться наверх, в спальню Феллоуза, чтобы исследовать его пижаму, домашний халат, а также шлепанцы. Ему, конечно, очень не хотелось покидать поле боя, на котором в яростной схватке сошлись мистер Феллоуз и Пошелвон. Но он понимал, что нельзя упустить такой шанс.

Подхватив с пола котенка, Фэтти на цыпочках вышел из комнаты. Котенок, разумеется, был нужен ему в качестве оправдания — зачем он поднялся наверх. Что может показаться странного в том, что котенок ускакал вверх по лестнице? А за ним ведь там нужно присматривать.

И Фэтти тихонько поднялся на второй этаж, с ухмылкой слушая громогласные вопросы Гуна о собаке и свинье. Здорово! Феллоуз, конечно, решит, что полицейский совсем спятил!

Наверху все тоже оказалось аккуратно прибранным. Фэтти все так же на цыпочках прошел в комнату побольше, которая, как он догадался, служила Феллоузу спальней. «Так, теперь посмотрим, где тут его шлепанцы. И пижама. И халат».