Надо ли говорить, что все пришли в восторг от предложения Фэтти. Бастер молотил хвостом об пол в знак полного одобрения. Еще бы — тайна! И он тоже будет участвовать в расследовании!

— Все вы, конечно, помните, на чем мы остановились сегодня утром, — начал Фэтти. — И вы знаете, какие в наших руках улики. Да, их немного: два вида отпечатков обуви, маленькая красная перчатка и окурок сигареты. Впрочем, окурок вряд ли чего-то стоит как улика, потому что, кроме вывода о том, что преступник курит, мы ничего больше не можем по нему сказать. Даже какие сигареты он курит.

— Да, пожалуй, из улик у нас больше ничего нет, — наморщил лоб Ларри.

— Кстати, — неожиданно вспомнил Фэтти, — мы знаем, как преступник проник в сад, спрятался, потом прошел к заднему окну и влез в дом. Но знает ли кто-нибудь из вас, как он вышел из дома? Я хочу сказать, на следующее утро, то есть сегодня, его в доме не было. Значит, каким-то образом он вышел. Ваши предположения?

— Ну да! — с жаром подхватил Пип. — Мы считаем, что он вышел через главный вход. Нам все-таки удалось разглядеть несколько его следов на дорожке перед домом, хотя ее уже порядком затоптали. Во всяком случае, следов от черного хода дома к задней калитке сада не было, это точно.

— Ясно, — размышлял Фэтти. — Да, вероятнее всего он действительно вышел через главную дверь. И при этом не хлопал ею, чтобы не привлекать к себе внимания. Жалко, что мы не можем найти свидетелей, которые бы видели кого-то из этих двоих, когда они выходили из дома среди ночи. Особенно Феллоуза — в домашних тапочках и, может быть, в халате. Вот что нам нужно делать дальше: отыскать людей, которые видели хотя бы одного из них в эту ночь.

— Не представляю, как мы сможем это сделать, — усомнилась Дейзи. — Ну подумай, как мы можем найти кого-то, кто был на улице так поздно ночью, да еще спросить его, не видел ли он человека в шлепанцах и халате? Любой решит, что мы чокнутые.

— Следующее, что мы должны выяснить, — невозмутимо продолжал Фэтти, — в какое время злоумышленник проник в дом. Это важно, потому что поможет нам определить направление поиска.

— И куда приведет нас это направление? — спросила Дейзи.

— Пока не знаю, — признался Фэтти. — Мы просто должны попытаться выяснить все обстоятельства дела. Все до мельчайших деталей. Ларри, ты знаком с вашими соседями — теми, чей дом стоит между вашим и Феллоуза?

— Да, — воодушевился Ларри. — Там у них есть прислуга, а у прислуги сын — чуть младше меня — я с ним иногда разговариваю. Большой любитель флоры и фауны, особенно птиц. Обожает за ними наблюдать, знает, как какая называется — и по-научному, и так просто.

— А его комната куда выходит, на ваш дом или на дом мистера Феллоуза? — тут же уточнил Фэтти.

— Не знаю, — потер лоб Ларри. — Ты хочешь, чтобы я у него спросил, не слыхал ли он чего-то подозрительного в ту ночь? Например, звука разбитого стекла?

— Было бы неплохо, — ответил Фэтти. — Понимаете, если мы выясним, в какое точно время грабитель проник в дом — ну, скажем, в три часа утра, — нам будет легче найти кого-то, кто мог видеть Феллоуза примерно в это время.

— Это кого же? — скептически поморщился Ларри. — Много ли людей бродит по улицам в три утра?

— Из обычных людей — никто, — терпеливо продолжал Фэтти. — Разве что Пошелвон время от времени. Но есть, например, еще ночные сторожа. Не знаю, слышал ли ты об их существовании, Ларри. Вот они-то как раз и могли…

— Ладно, ладно, сдаюсь! — поднял вверх руки Ларри. — Я и вправду совсем о них забыл, растяпа. Особенно сейчас! У нас же дорогу ремонтируют, нагнали всякой техники, привезли материалы. Все это ночью ведь кто-то же должен сторожить! Да, ты, конечно, прав. Ночной сторож мог засечь Феллоуза в его халате. Хотя не исключено, что он набросил поверх халата пальто.

— Если это в самом деле было в три часа ночи, на нем должна была быть пижама, а она бы виднелась из-под пальто, — внесла свою лепту Бетс. — По-моему, неважно, был на нем халат или пальто. В любом случае он бы выглядел странновато в пижамных штанах и шлепанцах на босу ногу!

— Так ты что, предлагаешь, чтобы мы обошли всех сторожей в округе и порасспрашивали их о халатах и шлепанцах? — съехидничал Ларри, показывая, что он не в восторге от этой идеи. — Тогда — чур не я! Ночные сторожа днем бывают не слишком любезны, если их вообще можно найти в это время. Они обычно заспанные и злые.

— Ладно, тогда побеседуем с ними, когда стемнеет, — тут же нашел выход Фэтти. — К этому моменту они, надеюсь, уже вполне проснутся, раз им нужно что-то сторожить. Пожалуй, я сам займусь этим делом. Для девочек это вообще неподходящее занятие. А вас, Ларри и Пип, ваши мамы все равно не выпустят из дома на ночь глядя. Темно, холодно, сыро — бр-р-р. «Гриппозные последствия» не допускают подобных прогулок!

— А как же ты? — спросил Пип. — Думаешь, тебе разрешат?

— Мне, возможно, придется прогулять Бастера, — не задумываясь ответил Фэтти. — Пока я болел, это входило в обязанности папы. Но, по-моему, Бастер его уже порядком утомил. Убежит, бывало, в кусты, а папа его часами ищет. Потом возвращается домой, а Бастер сидит себе преспокойненько на ступеньках, его дожидается.

Все дружно рассмеялись.

— Ладно, значит, сегодня ты устроишь Бастеру хорошую прогулку, — заметил Пип. — А заодно побеседуешь с кем-то из ночных сторожей. Представляю сцену — наш Фэтти сидит на перевернутом ящике, греет руки над дырявым ведром с горящими углями и вешает лапшу на уши ночным сторожам!

— А я поговорю с соседским мальчиком. Его зовут Эрб, — сказал Ларри. — Это уменьшительное от Герберт. А может, от Эрберт — кто его знает. Это неважно. Важно, что он хороший парень. И если я что-нибудь у него выясню, я тебе позвоню, Фэтти. Я сегодня же постараюсь к нему подъехать — принесу ему почитать книжку про птиц или еще что-нибудь. А заодно и задам пару вопросов.

— Отлично. И если твой хитрый план увенчается успехом и ты узнаешь, в какое время было выбито окно, это будет очень здорово, — одобрил Фэтти. — Я тогда смогу спрашивать сторожей не вообще про всю ночь, а про определенное время. Это намного упростит дело!

— Но как же ты будешь их спрашивать? — округлила глаза Бетс.

— Ну, к примеру, у меня может быть дядя-лунатик, и он как раз в это время вчера уходил из дома, а теперь хочет узнать, где он ночью бродил, — улыбнулся Фэтти. — Да, вот именно! Я могу наплести им про моего дядю Горациуса.

— Первый раз слышу, что у тебя есть дядя Горациус, — всплеснула руками Бетс.

— Неужели? Это же тот самый дядя-лунатик. Я только что вам о нем рассказывал. А еще у меня есть дядя Тобиас. Так тот имеет привычку бродить по ночам в поисках светлячков — такой забавный старикан. Его тоже могли видеть ночные сторожа.

Все расхохотались, а Бетс ткнула Фэтти локтем в бок:

— Ну ты и мастер заливать! Тебе бы рассказы писать — про всяких там сыщиков.

Вдруг Бастер вскочил, метнулся к двери и ткнулся в нее носом.

— Бастер услышал, что несут чай, — поднял вверх указательный палец Пип. — Вот бы мне такой слух, как у собаки.

— И нюх тоже, — усмехнулась Дейзи.

— Можно и нюх, я не против, — добродушно кивнул Пип. — Кстати, Дейзи, а как поживает наш котенок?

— Отлично поживает, — ответила Дейзи. — Он очень симпатичный, подружился с моим, и они вместе гоняют по комнатам. Если это котенок мистера Феллоуза — а чьим еще ему быть, — то он, наверное, сейчас волнуется, ищет его! Я бы ни за что не бросила такого малыша на произвол судьбы в пустом доме.

— Возможно, Феллоуз решит вернуться, — заметил Фэтти. — И тогда, Дейзи, у нас появится отличный повод, чтобы навестить его! Я могу отнести котенка обратно, а заодно задать ему несколько невинных вопросов!

— Неплохая идея, если только он вернется, — одобрил Пип. — Ура! Бастер был прав. Это чай едет!

Пип и Бетс бросились к двери и вернулись с двумя большими, основательно нагруженными подносами.

— Спасибо, — восхищенно оглядел поднос Пип. — Ну и торт, просто чудо, какой торт!

И вправду, угощение им приготовили прямо-таки королевское: горячие, только что из печи сдобные булочки с изюмом, клубничное варенье, бутерброды, копченый лосось, паштет из креветок, маленькие имбирные прянички, рассыпчатое песочное печенье и, разумеется, огромный бисквитный торт, щедро политый шоколадным кремом.

— Предлагаю после чая спуститься в кухню и лично выразить наше восхищение и благодарность, — сказал Ларри. — Что ни говори, а грипп имеет свои преимущества! Надеюсь, в школе, когда мы туда вернемся, нас будут кормить так же обильно.

— Кормить-то нас будут, да только не совсем так, — усмехнулся Пип, передавая по кругу блюдо с булочками, — в школе я почему-то быстро наедаюсь.

— Ха-ха! А ты не знаешь, почему? — засмеялся Ларри и откусил половину булочки. — Эх, такой вкуснятины в жизни не ел! Бастер, наверное, мечтает хотя бы облизать мне пальцы!

Да, отлично они посидели — гора вкусных вещей, уютная дружеская компания, безобидные шутки и смех по любому поводу! Бастер с благодарностью принимал крошки от каждого из друзей, но был не прочь и сам стащить кусочек-другой с тарелки, пока никто не видит.

Впятером они подчистили все под метелку, после чего Пип как примерный хозяин очень вежливо осведомился у каждого в отдельности, не съест ли он еще чего-нибудь, потому что ведь можно сходить и принести, это ему ничего не стоит. Но все единодушно отказались, так как наелись до отвала. Правда, Бастер постучал хвостом по ковру в знак того, что он бы не возражал против пары булочек, но, увы, на него никто не обратил внимания.

После чая принялись играть в «Монополию», однако игру пришлось прервать, не закончив. Дело в том, что Ларри и Дейзи было строго-настрого сказано явиться домой не позднее четверти седьмого, так как к ним должна была приехать погостить родственница.

— Ты сумеешь выкроить время, чтобы навестить этого мальчика, твоего соседа — Эрба, так, кажется, его зовут? — спросил Фэтти.

— Конечно, можешь не волноваться. Я оставлю Дейзи любезничать с тетей Памелой, у нее это хорошо получается, — успокоил его Ларри. — Все, Дейзи, пошли. Нам пора. Фэтти, я тебе позвоню сегодня попозже.

Все пятеро спустились на кухню и дружно поблагодарили за роскошный чай. Обе горничные были польщены и обрадованы.

— Да будет вам, — сказал повар. — Это вы только для того, чтобы получить такое же угощение в следующий раз, когда приедете на каникулы. А, вот и Бастер. Тебе, пес, что-нибудь перепало?

Бастер опустил хвост, как бы говоря, что — увы!

— Ах ты, врун! — пристыдил его Пип. — А кто стащил у меня печенье с тарелки? Ты думал, я не видел, а я все видел. Твое счастье, что ты у меня в гостях, а то бы я с тобой по-другому поговорил!

Ларри, Дейзи и Фэтти пошли поблагодарить миссис Хилтон и попрощаться с ней. Мама Пипа и Бетс была очень строга относительно правил хорошего тона. Потом они вместе двинулись по дорожке к воротам. Фэтти катил рядом свой велосипед.

— Надеюсь, мне навстречу не попадется Пошелвон, — сказал он. — А то у меня нет передней фары. Ну, Ларри и Дейзи — пока! Нас ждет новая тайна, даже если это окажется чепухой. Не забудь позвонить мне, Ларри!

— Ладно, — отозвался тот. — Удачи твоим дядюшкам Горациусу и Тобиасу! Привет ночным сторожам! Да впредь не спускай глаз с этих своих дядюшек — с такими хлопот не оберешься!