Проклятый остров

Быков Валерий Алексеевич

Есть в океане проклятый остров, остров магии, там живут страшные и коварные существа. И великие волшебники, орки, единороги, эльфы и гномы. А ещё туда ссылают узников со всего королевства, чтобы они добывали руду и ковали оружие. Лучшее оружие в мире.

 

Проклятый остров

 

Пролог

Меня зовут Рим, я мелкий вор, мне восемнадцать, но к своим годам я порядочно набрался опыта в воровском мастерстве. Я родился в семье бедняка, родителей потерял рано. Отец был простым моряком и однажды ушёл в море и не вернулся. Неизвестно что с ним, умер он или просто нашёл место, где ему лучше. Мать какое-то время воспитывала меня, но не слишком успешно, на школу и образование у неё денег не было. Она работала чем-то типа официантки в одном из трактиров приморского города Анзис, где мы и жили. Но в один прекрасный день, когда мне было около двенадцати лет, в трактире началась драка, и кто-то случайно, не специально, пырнул её ножом в живот. Помню, как она умирала, долго и мучительно. Мы вызвали лекаря, но тот только развёл руками, её могла бы спасти магия, простая военная магия, свиток исцеления стоил всего десять золотых, но у нас не было и одного золотого. С тех пор меня воспитывала улица, я добывал еду как умел, так я и докатился до такой жизни. Я не состоял в воровских гильдиях и обычно воровал на свой страх и риск, это у меня получалось, до сегодняшнего дня. Меня несколько раз ловили, на мелком, на крупные дела я не ходил. За это добрые люди секли меня плетью и отпускали. Почему добрые? Потому что иные могли бы сослать в шахты, или отрубить в наказание руку.

Была ночь, часовые в порту ходили вяло. Сегодня в город прибыли паладины, богатые, обеспеченные воины, королевская элита, не простая милиция. У них можно было украсть что-то ценное, по настоящему ценное, что могло обеспечить меня на всю жизнь. Или, по крайней мере, как минимум, на несколько месяцев без бедной жизни. И они не особо внимательно следили за своим скарбом, для них, рыцарей, это было мелочью. Я спрятался за ящиком, пропустил часового, тот прошёл мимо. Я быстро и почти бесшумно пробежал к двери склада, спрятался в тени, и начал перебирать отмычки. У меня были разные, я специально запасся ими. Прошло две минуты, мне повезло, часовой не возвращался, я подобрал подходящую, замок скрипнул, и я оказался внутри. Склад, представлял из себя, помещение, уставленное какими-то тяжёлыми ящиками, я подошёл к одному и легко открыл крышку. Я только и увидел, что лежащие в ряд, длинные двуручные мечи. Вспыхнула вспышка защитного заклинания, и у меня тут же погасло в глазах.

Я очнулся в городской тюрьме, я лежал в камере два на два метра, руки были связаны за спиной, кроме меня тут ещё сидело пара человек, но им повезло меньше, их руки были закованными. Я посмотрел в окно, ещё была ночь, значит, прошло всего несколько часов.

— Что случилось?

— Тебя примерно час назад, без сознания притащила городская стража. — Ответил мне один из заключённых. — Ты попал парень.

— Почему?

— Нас будут судить, завтра утром, и потом отправят на шахты в проклятом острове, оттуда не возвращаются. Если конечно, у тебя нет богатого друга, готового заплатить за тебя сотню золотых.

— Да ладно, высекут, и отпустят.

— Нет, мы попали, в городе паладины короля, я слышал, они готовят партию, для отправки на остров проклятых, им не хватает людей. Война с орками, разгоревшаяся на востоке, требует всё больше и больше оружия.

— Ладно.

Я вывернулся, и смог развязать узел, связали меня кой как, второпях. Освободив руки, осмотрел себя. Я был в лёгкой кожаной рубашке, кожаных штанах и обувке. Проверил набор отмычек, забрали, осмотрел внутренние карманы, тоже пусто, и денег нет, а ведь было три медяка. Забрали себе, обидно. Не деньги конечно, но буханку хлеба купить можно. Но моё потайное место в обуви, конечно, никто не раскусил, набор на чёрный день. Я нагнулся, и, не снимая ботинок, ухватился за небольшую неровность, из одного ботинка вытащил короткий нож, с лезвием сантиметров пять, и неудобной рукояткой, из другого штырь для открывания дверей. Немного подумав, засунул нож обратно, ещё пригодится, и приступил к отковыриванию замка на входной решётке.

— О, парень, да ты на коне. — Заметил заключённый. — Ну-ка давай, сначала открой мои цепи, потом будешь замок ковырять.

— Да, поддержал его второй, а ну давай, а то мы сейчас крикнем охрану, и никто не уйдёт.

— Парни, я этот то замок не знаю, как открыть, а ещё ваши.

— Нам терять нечего, в колонии на проклятом острове всем смерть, причём какая, в шахтах. И там говорят, такие твари водятся.

— Ладно.

Я подошёл к заключённому, в тусклом лунном свете осмотрел замок. Замок был не удобный, я попробовал вставить штырёк в замочную скважину, но тот не влез. Тогда я осмотрел замок второго заключённого, та же хрень.

— Парни, я ваши замки не смогу открыть, штырь не лезет. Больно маленькое отверстие.

— А мне плевать, открывай.

— Ну, смотрите сами, чтобы открыть, надо хотя бы штырь в замочную скважину засунуть, а у вас там, замочек, дырочка. Никак.

— Дай сюда. Я сам попробую. Давай говорю, а то закричу.

— Ладно, только не долго, и не сломай.

Заключённый повертел штырь так и сяк, воткнул в замочную скважину, но тот не пролез, тогда он налёг со всей силы.

— Сейчас сломаешь, идиот!

И произошло то, чего я так боялся, штырёк, не выдержав усилий, обломился, причём его заточенный конец застрял в замочной скважине наручников заключённого.

— Твою мать.

— Ладно, видишь, я сделал всё что мог, не получилось, теперь не ори.

Я достал из ботинка ножик и подошёл к двери, попробовал открыть им замок, но лезвие было слишком широким. Я продолжал пытаться, но замок упрямо не хотел меня выпускать. Я провозился около часа, но ничего не получилось, замок не хотел поддаваться.

— Всё из-за тебя придурок, если бы ты не сломал штырь, я б открыл этот долбанный замок.

— Теперь ты с нами.

— Я тебя сейчас, я замахнулся на него ножом.

— Эй, парень не надо, не надо, сам подумай, сейчас на тебе всего лишь воровство, может, выпорют и отпустят, а так будет убийство. Уже не отмажешься.

Я с досады пнул его пару раз, и отошёл в свой угол камеры. Посмотрел в окно, там начинался рассвет, скоро суд. Эх, и попал же я.

— Ладно, парень, извини, что мы тебя так подставили, так бы ты, может, и смылся, если бы не я.

— К чёрту, что теперь сделаешь?

— Когда нас отправят в колонию, надо держаться вместе, спина к спине. Надо забыть все обиды, и защищать друг друга, только так там можно выжить.

— А за что ты попался?

— Да мы с Люком, вот с ним, напали на паладина, хотели ограбить. Думали, вдвоём застанем врасплох, оружие достать не успеет. У него денег то должно быть много, и доспех дорогой. Ну, доспех, не продашь. Зато может хоть меч, или кинжал какой, с камнями волшебными.

— А он, — вставил Люк.

— А он оказался сильный как бык, не знаю, чем паладинов кормят. Но он нас и без меча скрутил, вывел на улицу, а там два стражника идут. Он их крикнул, ну они нас сюда за нападение на паладина короля и доставили, от такого не откупишься, короче попали мы крепко.

— А я на воровстве. Даже не знал что ворую, а там какая-то магическая защита стояла, не так уж и скупятся паладины на безопасности, как может показаться. В общем, открываю ящик, вспышка, бац, прихожу в себя здесь с вами. Вот такие дела.

Я уселся по удобнее и начал ждать утра. Ждать долго не пришлось, уже, где-то, через час, за нами пришло двое стражников. Похоже, судья сегодня встал рано. Они легко, ключом, открыли дверь и прошли в камеру. Один из них подошёл ко мне.

— Этот развязался.

— Пёс с ним. Слышь ты, как тебя?

— Рим.

— Если окажешь сопротивление, или попытаешься бежать, зарежу, понял?

— Понял.

Они попытались открыть замки двух других заключённых, Люка открыли легко, а вот со вторым возникла проблема.

— Тут какой-то обломок в замочной скважине застрял. Что делать будем?

— Отрубим руку?

— Заключённый испуганно сжался.

Оба стражника загоготали, но думаю, отрубать ему руку не собирались.

— Этот придурок, — стражник пнул его своей тяжёлой железной бутсой, и довольно больно, бутса была тяжёлой, — пытался сбежать, что теперь делать?

— Чёрт с ним, пусть сидит себе здесь, этот замок теперь не открыть, придётся звать кузнеца, забираем этих двоих.

Мы двинулись, один страж шёл спереди, другой сзади, мы с Люком по середине, причём, задний держал лезвие ножа наголо, приставленное к моей спине, потом что я не был связан, и мог попытаться бежать. Мы прошли тёмными коридорами, и вышли в тюремный двор. Я оглянулся на ворота, но они как назло были закрыты. Если бы были открыты, я бы сиганул, и рискнул бы попробовать сбежать, но не судьба, увы. Мы вошли в здание суда, нас провели коридорами, и мы оказались в очереди, здесь стояло ещё человек десять заключённых. Не суд, а настоящий конвейер. Двери открылись, вывели троих закованных в цепи, их вёл всего один стражник. Один из заключённых вопил:

— Нет, это не справедливо, я просто не заплатил, я заплачу…

— Заткнись, — грубо пихнул его конвоир. И ткнул в бок по сильнее, тот замолчал.

Тем временем, в комнату суда ввели следующую партию заключённых. Мы встали в очередь, не было слышно, что там происходит за дверью, но прошло всего пять минут, и заключённых вывели. Они были бледны как смерть, но не причитали, как предыдущий.

— Что? На что осудили? — Спросил я.

— Поселение в колонии на проклятом острове. — Отозвался один.

— Разговорчики, — сказал конвоир.

— И вас туда отправят, бессрочная ссылка, даже не сомневайтесь. — Я промолчал, — Но не расстраивайтесь раньше времени, — продолжал мой конвоир, — на проклятом острове вам дадут шанс начать новую жизнь. Там даже есть женщины, и свои богатые, и счастливые жители. Там не так плохо.

Прошла пара минут, мы молчали, ожидая свою судьбу. Но каждый из здесь присутствовавших, всё ещё надеялся, что именно его не осудят, пощадят, и заменят ссылку поркой, или общественными работами. Хотя, я уже начал всерьёз опасаться того, что меня туда всё-таки отправят. Наконец вышла последняя партия заключённых перед нами, и нас с Люком ввели внутрь. Посадили за столик перед судьёй. Я заметил, что Люк был без обуви, не повезло парню.

— Итак, в чём обвиняются заключённые? — Начал судья.

— У них разные статьи. — Начал мой конвоир. — Первый обвиняется в нападении на паладина короля с целью грабежа.

— Каков ваш род, звание?

— У меня нет статуса в обществе. — Замялся Люк.

— В принципе, ваше наказание заслуживает виселицы. Пострадал ли паладин при нападении?

— Нет.

— Итак, у вас есть выбор, назначаю штраф в двести золотых, который должен быть уплачен в течении дня. Если он уплачен не будет, то вы отправитесь на вечное поселение на проклятый остров, каторжником.

— Мне не к кому обратиться. — Печально сказал Люк.

Судья ударил молотком по деревянной дощечке, и спросил:

— В чём обвиняется второй заключённый?

— В попытке кражи, — ответил мой конвоир. — Есть отягощающее обстоятельство. Он пытался украсть особо ценное имущество паладинов, мечи из монокристаллов, которые изготавливают только маги. Каждый меч стоит три тысячи золотых, это очень дорого. Огромная сумма, прошу учесть это отягощающее обстоятельство.

Мои надежды рухнули в пыль, как только я услышал про отягощающее обстоятельство. Тем не менее, судья подумал секунд тридцать.

— Вы знали, что собираетесь украсть? Подсудимый? И это в то время, как идёт война с орками, и наше королевство содрогается от их нашествий.

— О нет, что вы, я просто мелкий портовый воришка, забрался…

— Достаточно. Итак, вы приговариваетесь к штрафу в тысячу золотых, или вечному поселению на проклятом острове.

Моё сердце болезненно ёкнуло, последние слова прозвучали как гром среди ясного неба. Тысяча золотых, тысяча золотых, за воришку. Мне стало даже смешно, громаднейшая сумма, никто за меня её не уплатит, некому, да что уж там говорить, я за всю свою жизнь не видел и двадцати золотых, что уж там говорить о тысяче. Нас вывели из зала суда, и под конвоем повели в другую камеру. Меня привели в какой-то кабинет, здесь было светло и чисто, за столом сидел какой-то мужчина. Он обратился ко мне:

— Итак, тысяча золотых. У вас есть родственники или близкие, готовые уплатить за вас эту сумму? Сообщите, как с ними связаться.

Я замер на пол минуты, в нашем диалоге наступила не большая пауза.

— Нет, сэр, — ответил я, — за меня некому уплатить такую огромную сумму.

— Хорошо, на корабль его, следующего.

Я планировал попытаться сбежать, меня же поведут через город, была ещё надежда. Но не тут то было. Нас отвезли в какое-то помещение, там стояло с десяток заключённых. Охранник грубо подтолкнул меня к цепи.

— Надевай.

Я, со вздохом отчаяния, защёлкнул замки у себя на руках. Надежда сбежать стремительно таяла. Я сел на пол, как и остальные заключённые, начал ждать. Но ждать пришлось не долго, привели ещё с десяток заключённых, их также заковали в нашу общую цепь, и мы двинулись. Нас охраняло всего трое стражников, но шансов справиться с ними не было никаких. Нас вели через весь город, я прощался с родным городом в предрассветной дымке тумана, я понимал, что вижу его в последний раз. А что в нём такого? Обычный приморский, грязный городишко на десять тысяч жителей. Мы дошли до порта, нас выстроили в ряд на пристани. Подошёл какой-то плутоватого вида матрос, с ним трое помощников.

— Мы должны осмотреть их.

— Осматривайте, теперь они ваши.

Матрос взял у стражника какую-то бумагу, расписался в ней и отдал обратно. Начались проблемы, у одного из заключённых нашли цепочку. Тот вопил, чтобы ему отдали её, потому что это фамильная ценность, но матросы только смеялись: «Было ваше, теперь наше.» Очередь дошла и до меня, я был спокоен, у меня ничего ценного не было. Один матрос обшмонал мою одежду, но ничего ценного не нашёл, и уже готов был пройти дальше, но его товарищ остановил его.

— Смотри, какие ботинки, кожаные, хорошие, снимай.

— Не сниму.

Ботинки я просто так отдавать не собирался, они были действительно хорошие, дорогие, в них было очень удобно бегать по улицам от преследователей. Я начал сопротивляться, меня сбили с ног, отпиннали и всё-таки стащили их с ног. Это было плохо, теперь я был босым, а без ботинок плохо. Я понимал, что с этим у меня ещё будут проблемы. Наконец, грабёж досмотр закончился, матросы отняли ещё у нескольких человек фрагменты одежды и какие-то не значительные ценности. А какие ценности могут быть у заключённых? Нас повели на корабль, я думал, что меня отправят в трюм, но капитан, начал отбирать кого покрепче и по моложе. Я попал в этот список, нас приковали к лавкам, примерно половину, я понял, что они хотят, чтобы я стал гребцом. Где-то в глубине засиял лучик надежды, может, меня оставят гребцом, отгребу пару лет, лишь бы не попасть на проклятый остров, а там меня освободят или сбегу где-нибудь. Мы начали знакомиться друг с другом, всё равно сидели ждали, и делать было нечего.

Вскоре на корабль начали посадку паладины, с десяток рыцарей, они занесли несколько ящиков с чем-то. Я видел, как мимо нас в трюм прошло несколько молодых женщин, кажется трое. Я слышал, что на проклятый остров доставляют всё. Существовала некоторая форма торговли между правительством, и жителями острова, который вроде бы возглавляли паладины. Ближе к полудню мы двинулись. Капитан приказал отдать швартовые, и мы заработали вёслами. Судно двинулось, когда мы отплыли от берега на пару километров и вышли в открытое море, подняли паруса. Но мы продолжали грести. Я начал уставать, но перерыва нам не давали, хотя сила нашей гребли снизилась.

— Сопляки, — заорал матрос. — Даже грести толком не могут, всего час в море, и все уже выдохлись.

— А нам далеко плыть, до этого острова?

— Кто это сказал? — Матрос зло повернулся.

— Я, а что?

— Ничего, ладно, живи салага. Хотите знать, сколько нам туда плыть? Так вот, я скажу, не долго, всего четыре дня. Это в пятистах километрах отсюда, будем плыть и днём и ночью, но вам салаги бояться нечего, ночью вас грести не заставят.

Он куда-то ушёл, а мы продолжали, не торопясь, плыть. Значит, четыре дня, через четыре дня мы будем на этом острове. Как-нибудь переживу, но грести уж больно тяжело.

Через два часа мы сделали перерыв, к этому времени все части моего тела уже съёжились, и отваливались от усталости. Я сидел, потирая руки. Мимо проходил матрос какого-то низшего ранга, я решил его расспросить.

— Слушай, сядь поговорим. Вопросы есть.

— Что тебе? — Он сел на лавку рядом со мной.

— А ты бывал на острове?

— Да, пару раз.

— Он большой?

— Да, довольно велик, километров сто в длину и ширину, как-то так. Там много местностей и есть как минимум несколько поселений.

— А сбежать оттуда можно? Сбегал же кто-то?

— Не… Остров весь окружён ужасными рифами, только в одном месте есть проход, но там есть особенность.

— Какая?

— Чтобы заключённые не могли сбежать с острова, маги древности создали заклинание противотока. Через этот проход в рифах, можно проплыть лишь в одну сторону.

— Но как же тогда с острова вывозят грузы?

— По канату, лодки привязывают к канату, и без людей, только без людей, их можно подтянуть к кораблю, древнее заклинание реагирует только на людей. В лодки складывают груз, и подтягивают к кораблю.

— А паладины? Неужели они плывут в один конец?

— Паладины фанатики, они служат королю, и жертвуют ради него жизнью.

— А что ты ещё знаешь об острове?

— Не много, но корабли ходят туда часто, не реже, чем раз в два месяца, оттуда вывозят лучшие в мире доспехи, всякие волшебные зелья и оружие, их делают маги. Ну, в общем, вот и всё что вам нужно знать.

Матрос встал с лавки и отправился куда-то по своим делам. И почему я не стал матросом? Сейчас бы плавал по морям, получал бы зарплату, скопил бы денег на старость. Стал бы человеком, мог же. Тем временем, перерыв закончился, и мы продолжили грести, это было очень тяжело, я не привык по долгу грести, устал, и мы все, еле шевелили руками. К счастью, капитан пришёл к выводу, что мы попали в удобный попутный ветер, и, и так не плохо идём вперёд. Когда начало смеркаться, часов в шесть, мы перестали грести. Но нас не освободили, а оставили сидеть прямо на лавках, где мы гребли.

Около часа мы сидели и просто отдыхали, потом между рядами стали ходить матросы, они раздавали хлеб и воду гребцам. Есть и особенно пить, я хотел очень сильно.

— Ешьте, и благодарите бога, что попал в гребцы, ваших товарищей в трюме кормить не будут.

Я взял свой кусок хлеба, мигом выпил причитающийся мне стакан воды. И вгрызся зубами в хлеб, он был довольно свежий, правда, слегка влажный какой-то, и с травой. Но для меня это не имело значения, я уже два дня не ел. Хотя я и был человеком скользкой профессии, но всё же деньги, пусть не большие, у меня всегда водились, и я не голодал. Не есть два дня, для меня уже было не совсем обычно.

Быстро съев свою порцию, я перевёл взгляд на солнце, оно было градусах в пяти над горизонтом, скоро наступит закат, он обещает быть красивым. Я расслабился, и тут же заснул, увидеть закат мне не удалось. Я так устал сегодня.

И вот настал долгожданный день, мы прибыли на этот чёртов остров, корабль встал в километре от берега на якорь. Я уже с нетерпением ждал этого дня, хотя и боялся с острова, но гребля была для меня испытанием не выносимым, у меня всё болело. Нас освободили от оков и построили перед бортом. Матросы и паладины в основном держали оружие наголо, чтобы отбить у нас желание начать бунт. Если таково появится. Всего нас было человек пятьдесят, не так уж и мало. Капитан начал читать нам инструкцию:

— Итак, вы скоро попадёте в новый мир. Этот мир подчиняется своим законам, отличным от законов остального королевства. Сейчас матросы выдадут вам бирку, верёвочку с медалькой. Эта медалька самое дорогое, что у вас есть. Она означает вашу принадлежность к касте шахтёров.

Двое матросов начали ходить между нами, и каждому персонально вручали бирку медальончик из железа.

— На этом острове действует закон, человек без бирки может быть убит любым, в любой момент, без наказания. Бирки, медальоны, бывают разными. У вас будет низший медальон. Есть медальон охотника, гражданина, кузнеца, воина королевской гвардии, послушника, мага, и даже паладина. Есть и другие, разные бирки, и означают они разное. Но медальон принадлежности это вся ваша жизнь, его можно отнять, продать или купить. Хотя не все медальоны будут действовать, если их отнять. Каждый медальон защищён от подделки магией, и чем выше значимость медальона, тем более высшей магией он защищён. Естественно, что если вы отнимете медальон у паладина, или допустим мага, то это не сделает вас магом или паладином. А вот медальон охотника, уже сделает вас им, без каких-то особых заслуг. Так что берегите медальон, он для вас значит куда больше, чем может показаться на первый взгляд. Далее, после прибытия на берег вы отправитесь в длинный и не лёгкий путь к Вавилону, столице колонии. Где-то рядом с Вавилоном, расположены шахты, в которых добывают руду для мечей. Вы отправитесь туда, там вы получите кров, безопасность и пищу. Помните, остров населён ужасными созданиями, и просто так, без защиты, ходить по нему нельзя, вас убьют и съедят. Так что не уходите далеко от паладинов, которые пойдут с вами, только они смогут вас защитить. Ну, с богом.

Мы подошли к борту корабля, и стали спускать вниз две большие, длинные лодки, они были нагружены какими-то ящиками, не знаю, что было в тех ящиках. Также в одной из лодок я заприметил трёх женщин. Они были весьма милыми на вид, не знаю, почему их отправили сюда. Я посмотрел на небо, был яркий солнечный день, лишь немногочисленные облака омрачали небосвод. Волны разбивались о рифы, и в воздухе была водяная пыль. Мы спустили лодки в воду, сели в них, вооружились вёслами, и поплыли. К лодкам были привязаны канаты, чтобы потом, притянуть их обратно. С нами было четыре паладина, по два в каждой лодке, они стояли на носу. Мы поплыли, осторожно держась фарватера между рифами. Впереди, на берегу я увидел каких-то людей, нас уже ждали.

 

Глава 1: Прибытие

Мы благополучно миновали рифы, и вытащили лодки на берег. К нам подошло с десяток вооружённых человек, они были в дорогих металлических доспехах красного цвета. Ещё я заметил с ними двух паладинов. Кроме людей в доспехах, на берегу столпилось с десяток просто рабочих в кожаных одеждах. На поясе у каждого из них висел кинжал.

— Приветствую вас паладины, — обратился один из рыцарей к нашим высокопоставленным спутникам. — Теперь вы попадёте под командование лорда Айри. А меня зовут Лотар, второй паладин Маркос. Вы привезли, то, что мы заказывали?

— Да, всё здесь.

— Работяги, выгрузите это, быстро. Груз на телеги, а то, что лежит на берегу, на лодки.

Мы, бывшие заключённые начали покорно перекладывать грузы. С паладинами было три телеги запряжённые лошадьми. А ещё, и это невероятно, я впервые в жизни увидел единорогов. Два белых, похожих, на коней создания с рогом. Стояли, осёдланные, привязанные к деревьям метрах в двадцати от нас. Через двадцать минут наша работа была завершена. Канаты натянулись, и гружённые лодки без пассажиров поплыли к кораблю. Похоже, это была обычная процедура здесь.

— Заключённые, — обратился к нам один из солдат в красных доспехах. — Встать в ряд.

Мы быстро перегруппировались, выстроились в длинную шеренгу в один человек толщиной. Солдат в красном доспехе пошёл мимо нашего ряда, осматривая каждого заключённого. Он выбирал самых молодых, сильных и здоровых, всего он выбрал человек восемь. Я в них не попал, почему-то солдат счёл меня слишком хилым, хотя я был жилист и на самом деле считал себя сильным.

— Значит так, выбранные мной, пойдут с нами в Вавилон, остальные сдать мне медальоны и идите на все четыре стороны.

— Но как? — Заволновались заключённые, — без оружия, куда нам идти?

Я помнил, что сказал нам капитан, медальон, надо беречь. Без него жизни нет.

— Стойте, — остановил их паладин, приплывший с нами, — но куда эти люди пойдут? Мы за них в ответе.

— Рыцарь, не лезь не в своё дело. Нам не нужны лишние рудокопы. Восьми вполне достаточно.

— Они пойдут с нами, — рыцари, прибывшие с корабля, оголили оружие.

— Это бунт?

— Вы должны выполнять правила.

— На этом острове свои правила.

Солдаты и Лотар с Маркосом тоже оголили мечи, и угрожающе окружили нас. Рабочие, прибывшие с местными, тоже приготовили кинжалы к бою.

— Не надо, — громко сказал я, — мы отдадим медальоны.

Я подошёл к солдату в красном, и протянул ему свой медальон. Всё-таки эта бирюлька не дороже жизни. И я уже понял, куда дует ветер, и понял, что если не подчиниться нас всех перебьют. Моему примеру последовало ещё несколько заключённых, и мы отошли в сторону. А солдаты и рыцари, встречавшие нас, достали какие-то флакончики, висевшие у них на шее, и выпили из них снадобье.

— Последнее предупреждение рыцарь, — громко сказал Лотар.

— Мы не отступим. — Храбро ответил ему паладин.

— Убить их. — Приказал он.

И Лотар со своими подчинённым бросились в атаку. Завязался бой, но узники не могли оказать сопротивления, у них не было даже ножей, и их резали как овец. Четыре паладина сражались храбро, но их противники обладали не человеческой силой и реакцией. Я слышал, о таком, они выпили зелье усиления, это очень дорогое зелье, у паладинов короля не было шанса. Лотар легко отбил выпад одного из рыцарей, и с силой вогнал меч ему в грудь. Не вероятно, но сверхпрочный доспех, способный отразить даже удар орковского боевого топора, не выдержал, и меч пробил его. Видно, у Лотара был какой-то особый волшебный меч, только такой мог пробить доспех паладина. Солдаты Лотара зашли к остальным паладинам сзади и с боку и легко прирезали их. Без потерь, со стороны нападавших.

— Дураки, сказал Маркос.

— Да, на этом острове так вести себя нельзя, заберите их доспехи. Сталь, фигня конечно, но продадим кому-нибудь. А вот мечи я смотрю не плохие, из монокристаллов, золотых на пятьдесят потянут.

Я с выжившими заключёнными мог только печально наблюдать со стороны, как жители острова обирают трупы. Я заметил, что они не столько ценят прочие вещи, сколь стараются снять медальоны. Я знал, что медальоны волшебные, а значит, представляют ценность. Собрав, всё что валялось, островитяне отошли в сторону. Лотар достал из под доспехов какой-то свиток, и зачитал заклинание, свиток вспыхнул и исчез, а с ним исчезли и трупы. Похоже, он был готов к подобному развитию событий. И это было не в первый раз, тем не менее, на берегу не было других трупов. После этого, Лотар забрался на своего единорога, пришпорил его, и они двинулись в путь, к Вавилону. Мы с выжившими заключёнными тронулись за ними. Один из рабочих отстал от своих, и обратился к нам.

— Парни, вам нет смысла плестись за нами. Вас всё равно не пустят в Вавилон, стражники просто убьют вас, если у вас не будет медальонов.

— Что же нам делать?

— Идите в лагерь бандитов. Там порядки куда страшнее, чем в Вавилоне, но зато, там вас не убьют из-за отсутствия медальона. Если очень повезёт, они примут вас к себе.

— А где это? Лагерь бандитов?

— В тридцати километрах отсюда, вернитесь на берег, пройдите пару километров вон туда, — он указал рукой. — Потом увидите дорогу и табличку, с надписью лагерь бандитов. Советую вам придерживаться дороги, и постараться добраться туда до темна. Ночью здесь жуткие твари бродят, и лучше не сходить с дороги. Держитесь вместе, если что бегите, если вам повезёт и волки не задерут, кто-то может быть и доберётся до лагеря. Ну, всё, это всё, чем я могу помочь.

— Ещё один вопрос. Бандиты ваши враги так? Зачем вам снабжать их людьми, мы же станем вашими врагами.

— Бандиты торгуют с городом, поставляют руду и вытяжки из животных, с различными снадобьями усиления. Нам выгодно, чтобы торговля продолжалась, они делают минимум четверть нашей прибыли. Всё удачи.

Рудокоп ускорил шаг, и догнал своих друзей. Мы же развернулись, и направились к берегу моря, решив, последовать его совету, и попытаться дойти до лагеря бандитов. Минут через пять мы уже были на берегу. Я посмотрел вдаль, корабль расправил паруса и начал свой путь в море. Один из заключённых не выдержал, и с криками «Подождите», быстро разделся и побежал к морю, прыгнул в воду и поплыл. Плавать он умел не плохо, но метрах в ста от берега на что-то напоролся, отчаянно грёб, но его каждый раз сносило назад. Промучившись минут десять, устав, он развернулся и уже медленнее поплыл назад к берегу. Я осмотрел место битвы, но к не счастью под действием заклинания исчезли все трупы и амуниция. Я надеялся найти себе ботинки, хоть какие-то, но похоже, мне как и большинству предстояло идти пешком.

— Ну, что парни? Тронулись? До заката ещё часов семь, а нам надо успеть пройти тридцать километров.

— Пошли.

Мы быстрым шагом пошли по песку в направлении, где должна была быть дорога к лагерю бандитов. Песок был горячий, и я старался идти ближе к деревьям. Мы не растягивали свои ряды, и старались идти плотной кучкой, все слышали о грозных хищниках проклятого острова. Минут через пятнадцать ходьбы быстрым темпом мы вышли к дороге, или тропе. Она была вымощена камнями, как и та, по которой ушли паладины, шириной метра полтора. У её начала висела табличка с указателем «Свободный лагерь».

— Ну что нам сюда?

— Да.

И, мы, не сбавляя темпа, двинулись в путь под сенью деревьев. Несколько стариков, шедших с нами, устали и отстали, но мы не стали их ждать. Я, как и большинство, хотел по скорее добраться до лагеря бандитов. Там можно было найти работу, и хотя бы защиту от монстров.

Мы шли уже час, не сбавляя темпа, и углубились порядочно в глубину острова. Ничто не предвещало беды, никто не ожидал. Вдруг, из под придорожных листьев выпрыгнул монстр. Он был огромен, высотой метра полтора, весь покрыт толстым слоем мускулов, серой шерстью, и у него была огромная клыкастая пасть. Он бросился на нас, вцепился в бок одному бандиту, и быстро уволок его в лес. Мы слышали около минуты крики боли и ужаса, потом они стихли.

— Какой огромный.

— Против такого и меч не поможет.

— Смотря, какой меч.

— Нам бы пригодились те паладины.

Мы ускорили темп, этот случай, только ещё больше убедил нас, что ночевать на этом острове под открытым небом без оружия самоубийство. Мы продолжили движение. Дошли до очередной таблички со стрелочкой. Я осмотрел её вблизи, заметил на дощечке маленький магический кристалл, похоже, это был кристалл долговечности, защищавший деревянную табличку от гниения. Дорогой кристалл, такой стоит где-то золотой. Но я решил не выковыривать его, куда его деть? Потом ещё обвинят в мародёрстве, а тут на острове наказания наверняка строже, чем в королевстве. Не хотелось бы в первый же день влипнуть в историю. Мы двинулись дальше. Из чащи доносились звуки рычания диких животных. Но на своём пути мы их не встречали, спустя два часа пути произошёл новый инцидент. Один из замыкавших колонну закричал, и бросился вперёд. Я оглянулся, сзади к нам бежали волки, штук шесть. Вообще, я никогда не видел раньше диких волков, но думал, что они несколько меньше. Громадные твари, килограмм по сто каждая, быстро приближались к нам. Я бросился вперёд, бегать я умел, и быстро обогнал своих спутников. Волки поймали пару наших спутников, задрали их, и прекратили преследование. Но мы на всякий случай бежали ещё минут десять.

— Вот почему, здесь даже у простых рабочих кинжалы по пол метра.

— Ужас, мы идём всего три часа, и на нас уже дважды нападали хищники, и оба раза это кончилось плохо.

Мы шли ещё минут пятнадцать, потом сзади послышался громкий рык, мы не знали кто это, но не побежали, тут и так постоянно кто-то рычал, а зря. Вскоре появилась стая каких-то серых рептилий, они бежали на двух ногах, и каждая из них была высотой метра полтора и имела огромную пасть. Мы бросились наутёк. Но ящерицы бежали быстрее людей, намного. А мне ещё было больно бежать босиком по камням, но предчувствуя смерть я всё же побежал изо всех сил, не щадя ноги. К несчастью, в отличии от волков, эти твари не ограничились парой жертв. Они гнали нас минут пятнадцать, и перебили около двадцати человек. Так что нас осталось всего человек десять, от сорока, что начали путь. Часть отстала, не выдержав темпа, других съели.

— Где же этот триклятый лагерь?

— Мы прошли всего пол пути, или чуть больше, а нас уже стало в четыре раза меньше. Дойдём ли мы вообще?

Я не стал вступать в полёмику, стиснул зубы и пошёл быстрее. Остальные старались не отставать от меня. Все понимали, что чем быстрее мы будем двигаться, тем больше шансов на выживание. Спустя ещё час пути, когда мы устали как собаки, а мои ноги были стоптаны в кровь. Мы снова услышали откуда то сзади отчётливый волчий вой. Мы, не долго думая, перешли с шага на бег трусцой. И вдруг, деревья расступились, и мы вышли из леса на ферму. Ферма была отгорожена от леса не высоким деревянным забором, и на поле трудилось штук пять крестьян. Мы пошли по дороге, крестьяне с неодобрением пялились на нас. Но к счастью волки отстали, похоже, они боялись крестьян. И не удивительно, все крестьяне, в отличии от нас, были одеты в плотную одежду и вооружены длинными кинжалами. Такими можно убить волка с одного удара. Мы прошли к дому, нас встретил хозяин, он не боялся нас, и у него на поясе болталась лёгкая сабля. А мы были просто горсткой оборванцев.

— Что вам надо? Проходите мимо.

— Мы идём в свободный лагерь.

— До него ещё километров семь отсюда, а это моя ферма.

— Я бы хотел, — вышел вперёд один из наших, — устроится к вам на ферму батраком, я готов выполнять самую грязную и тяжёлую работу. Я раньше доил коров, резал свиней, выращивал хлеб.

— Нет, мне не нужны рабочие, и потом, у тебя наверняка нет кастового медальона.

— А что, чтобы стать крестьянином, надо иметь кастовый медальон?

— Да. И стоит он целых пятьдесят золотых, и если я и беру рабочих, то только с медальоном.

— А у вас нет таких медальонов?

— Есть, могу продать за пятьдесят золотых, но не думаю, что у вас есть деньги. А теперь убирайтесь.

— Но сэр.

Он достал шпагу, грозно взмахнул ей перед нами.

— Вон, мне тут не нужны воришки и оборванцы.

Мы пошли дальше, надеясь, что дальше начинаются освоенные территории, и монстров больше нет. Но нам не повезло, минут через пятнадцать мы угодили в засаду лесного барса. Огромная кошка спрыгнула с деревьев на одного из наших, впилась зубами ему в шею, и утащила в лес. Нас осталось всего девятеро, не так много. Мы были уставшими, голодными, и день подходил к концу, надо было торопиться. Я возглавил колонну, и быстро шагал вперёд. Идти было больно, но я понимал что надо, мне хотелось жить. Пару раз я видел вдалеке оленей, но к счастью те не были хищниками, они почему-то не боялись нас и не убегали, не подпуская ближе, чем на пятьдесят метров.

Наконец мы наткнулись на пост, он стоял прямо посреди дороги, на посту стояло двое, они были одеты в плотные кожаные доспехи, и были вооружены копьями луками и длинными кинжалами. Копья были не обычные, я заметил в основании лезвия волшебный камень. Не знаю что именно он делал, но оружие явно было не простым, такое в королевстве стоило бы несколько тысяч золотых, но тут им были вооружены обычные патрульные.

— Стой, кто и куда идёт?

— Мы с корабля, идём в свободный лагерь.

— Что вам там надо?

— Я надеюсь найти там работу и защиту от хищников.

— Думаете, вы там кому-нибудь нужны?

— Трудолюбивые руки всегда нужны.

— Ладно, идите.

Стражник поднял ко рту какой-то медальон и сказал в него.

— Тут к нам свежая партия, идёт, принимайте, будут через час, если дойдут.

Мы прошли мимо, волшебные переговорные браслеты на руках у обычных стражников меня поразили, такие бывали только у паладинов, и то не всегда. Спустя минут пять мы вышли из леса на поляну. Тут было поселение, целая деревня, домов двадцать. На полях трудились крестьяне, нас встретили молча и с неодобрением.

— Кто здесь главный? К кому обратиться?

— Бромор, — ответил один из крестьян, — вы можете найти его на южном поле, но это мало что вам даст, нам не нужны новые рабочие.

И, тем не менее, мы пошли его искать, справедливо полагая, что чем больше деревня, тем больше шансов устроиться. И мы нашли его, минут через десять поисков. Он бросил работу и подошёл к нам.

— Значит так, мне нужен пастух. Всего один. Кто из вас работал с животными?

— Я, — вызвалось сразу человека четыре из нашей компании.

Он спросил что-то о животных, но никто не смог ответить.

— Я так и думал, никто из вас не работал пастухом. Но я всё равно возьму одного, итак мои условия следующие. Я выдам пастуху одежду, стандартную крестьянскую, а также железный нож, и главное, я дам медальон пастуха. Всё это стоит около семидесяти пяти золотых. Также пастух будет получать еду, два раза в день, утром и вечером, похлёбку, и кусок хлеба. Всё. Контракт на пять лет, через пять лет, пастух получит одежду нож и медальон в своё владение, и может заключить новый контракт или идти на все четыре стороны. И если попробуете меня кинуть, то знайте, у меня много влиятельных друзей в округе. И работу вы больше не найдёте нигде, я позабочусь об этом, а это верная смерть. Итак?

— Я согласен, сказал один из наших.

Я его понимал, 75 золотых сумма не большая, но, сколько нас погибло за сегодня, и кто дойдёт до свободного лагеря, ещё не известно. А тут работа, и безопасность, и какое никакое, пусть фиговое, но положение в обществе. Медальон пастуха.

— Хорошо, ты принят, а остальных, я настоятельно попрошу покинуть деревню и даже не пытаться что-то стащить. Свободный лагерь там. — Он махнул рукой, — испытайте свою судьбу.

Мы вышли за околицу деревни, и двинулись. Лес кончился, но вскоре начались скалы, и мы пошли по дороге дальше. Здесь вроде бы было относительно безопасно, уже смеркалось, но мы расслабились. И зря. Мы проходили мимо небольшой пещеры, и из неё вдруг выскочило четыре чёрных человечка, в пол человеческого роста. Они были вооружены сучковатыми дубинами. Мне они не показались столь уж опасными, и мы приняли бой. Возможно, зря. Дубины оказались крайне прочными, и удары были болезненными. Я увернулся от удара, поймал дубину двумя руками, и пнул человечка в живот, тот оказался на удивление жёстким и мускулистым. Тогда я рванул что было силы, и вырвал дубину у него из рук, тот бросился на меня, но я хорошенько огрел его по башке. Однако, гоблин, не потерял сознание, а продолжил атаку. Я ещё раз со всей силы двинул ему по голове, тот упал на землю. Остальные гоблины, тоже не достигнув значительного успеха в атаке, бросились наутёк. Мы не преследовали, я осмотрел неподвижное тело гоблина, и нашёл у него на пальце небольшое серебряное колечко. Я снял его, и сунул себе в карман, мои соратники, не стали предъявлять мне на него претензии, никому не хотелось со мной драться, тем более, что я в последние часы продемонстрировал себя выносливым и сильным, и у меня оставалась палка гоблина. Поэтому мы двинулись дальше, но один из наших не мог идти быстро, гоблины суком рассекли ему коленку. Один из заключённых осмотрел его ногу.

— Она сломана, или это трещина. Думаю, нам придётся его бросить.

— Нет, да пошёл ты, я смогу идти ребята, помогите.

Но нам было не до него, смеркалось, через час уже будет темно, а мы до сих пор не добрались до нового лагеря. Мы бросили его и побежали трусцой. Стемнело, но вдали появился свет факелов, мы устремились к ним. И тут на нас напали в последний раз, это были странные создания, типа ящериц без хвостов и на задних ногах, они не были большими, но их было много, штук десять. Они окружили нас, рычали, и собирались полакомиться. Я бросился на прорыв со всей дури двинул ближайшей бестии палкой по башке, она отпрыгнула, я взмахнул суком, и они расступились передо мной, я пробежал мимо. Мои соратники бросились за мной, но у них не было толстых дубин, и ящерицы их не пропустили. Я услышал их крики, ящерицы не были достаточно сильными, чтобы сразу убить человека, и завязалась борьба, зубы и когти, против кулаков. В принципе, без оружия, у людей было мало шансов победить. Я же, не бросая палку, припустил со всех ног к воротам. Пробежал метров сто и оказался перед стражниками.

 

Глава 2: Свободный лагерь

— Стой, назови себя.

— Я, меня зовут Рим.

— Ты кто?

— Я бывший заключённый, нас привезли на корабле сегодня утром, нас было сорок человек, но сюда добрался я один.

— Я так полагаю, у тебя нет ни денег, ни медальона, и ты решил попытать счастье в нашем лагере.

— Ага.

— Так вот, я хочу разочаровать, ничего ты тут не найдёшь, но по приказу Марио вход в нижнюю часть города свободный, ты можешь войти. Но даже не пытайся что-нибудь стащить, это карается штрафом, а если денег нет, то смертной казнью.

— Что вы я честный человек, я знаю, что порядки тут строгие.

— Проходи.

Я зашёл внутрь, передо мной была не большая площадь, её освещали факелы, и не простые, а магические, я сразу заметил, они не сгораемые, такие зажигаются сами по себе с наступленьем темноты. И это низы города! Но торговцев на площади не было, только стоял какой-то странный человек в чёрном балахоне и со странным посохом, я подошёл к нему. Мне стало интересно.

— Здравствуйте, кто вы?

— Я тёмный маг язычников, слежу за порядком в городе, меня зовут Багратион, что ты хочешь путник?

— Я хочу осмотреться, я ничего не знаю про проклятый остров, я прибыл сюда сегодня утром, на корабле.

— И ты добрался сюда живым?

— Да.

— Ты весьма удачлив, благодари судьбу, редким заключённым удаётся добраться до Саммервилля живым.

— Саммервилль? Это этот город, город бандитов?

— Да, ещё его называют свободным лагерем. Но я не думаю, что смогу тебе помочь путник, я собираю пожертвования нашему ордену, и за некоторую сумму готов выполнить специфические миссии. Но у тебя ведь нет денег.

— Нет.

— Ладно, дам тебе добрый совет, попробуй прибиться к охотникам, или стань подмастерьем у травника, это проще всего.

— А что надо делать?

— Ну, охотники охотятся, а травники собирают магические травы. Это всё, чем я могу тебе помочь путник, советом.

— А как стать магом? Быть магом наверно куда интереснее, чем бегать по лесу охотником.

— За право обучаться магии надо заплатить, много, три тысячи золотых. За это тебе дадут робу и медальон послушника, и тебе придётся несколько лет прислуживать другим магам, прежде чем ты не докажешь свою преданность ордену, тогда тебе будет позволено перейти на следующий круг обучения.

— Ладно, я понял, спасибо маг.

— Не за что.

Я покинул площадь с магом и решил по бродить по городу, если это можно было назвать городом, я не видел всего, но понял что свободный лагерь территория не большая, и проживало тут никак не больше трёх тысяч человек. Я прошёл несколько улиц, и наткнулся на дверь с надписью, охотник. Я постучался, мне крикнули: «Войдите», я вошёл. В помещении было двое молодых людей в кожаных доспехах, и человек лет сорока, наверное, хозяин лавки.

— Здравствуйте.

— Что хотел? Шкуры, мясо, вытяжки.

— Э, как бы сказать, я в городе новенький, можно ли мне стать охотником, работать на вас?

— На меня? А что ты знаешь об охоте?

— Ну, охота, это когда выслеживаешь зверя, а потом убиваешь его, — не решительно предположил я.

— Понятно, что ценного в фингере?

— А что это за зверь?

— Ладно, у тебя медальон охотника и снаряжение есть?

— Нет.

— Ха, парень, ты что, с луны свалился? Заходишь, ничего не знаешь, ничего с собой нет, и сразу хочешь стать охотником?

— Я только сегодня утром приплыл сюда на корабле.

— Понятно, — хозяин улыбнулся, — нет, такие, мне не нужны.

— А к кому мне обратиться? Чтобы стать охотником.

— Пожалуй, я знаю, кто может тебе помочь. Старик Бен, он живёт на соседней улице, сейчас как выйдешь иди влево до следующей улицы, потом снова налево, и там дом, на нём нет надписей, но висит шкура раптора.

— А как выглядит раптор?

— Ну, это такая серая ящерица, ростом метра полтора, длиной два, с огромной зубастой пастью.

— Хорошо, спасибо за совет, пойду к Бену.

— Не благодари парень, ты не представляешь, к кому я тебя посылаю.

— А в чём подвох?

— Подвох в том, что Бен готовит своих учеников, чтобы охотиться на крупных хищников, таких как раптор, драконис, медвед или даже тролль.

— Мне эти названия ни о чём не говорят.

— Это крупные и опасные твари. Их вытяжка, экстракт, особенно ценится, завалив раптора, самого слабого из этого списка, можно получить за раз по сто золотых, но рапторы к несчастью живут большими стаями, и злобно мстят охотникам, даже устраивают на них ловушки.

— А что за экстракт? Что за вытяжка?

— Эх, парень, лучше бы ты стал крестьянином, ничего не знаешь. Экстракт, это особое магическое вещество, которое находится в пакетике под сердцем, в случае угрозы жизни, оно мгновенно вводится в кровь, и увеличивает силу твари в два три раза. Все твари проклятого острова имеют такие мешочки под сердцем. Мы добываем их, и используем, если человек выпьет экстракт, он становится, сильнее, быстрее. Часть добытого экстракта мы используем сами, для охоты, войны и сражений, а часть продаём паладинам, а те потом экспортируют как грозное оружие, продают его королю. Благодаря экстракту, и только ему, люди способны противостоять оркам.

— И какие экстракты бывают?

— Разные, одни улучшают только реакцию, другие силу, и действуют не долго, от нескольких минут, до дней. Третьи приводят к постоянному росту и укреплению мышц. Профессиональные бойцы и паладины мудро используют эти экстракты, и в огромных количествах, потому они так сильны.

— Но если вы постоянно убиваете так много тварей на экстракт, то почему они не кончаются? Почему все животные не вымрут?

— Это ещё одна тайна нашего острова. Магические твари размножаются и растут очень быстро. Так, например, у волков, две недели самка вынашивает пять восемь детёнышей, месяц они растут, и уже через полтора месяца, полноценный взрослый волк. На нашей земле, откуда мы родом, волки растут в пятнадцать раз медленнее.

— Но почему так?

— Просто это проклятое место, оно перенасыщено магией, потому на острове столько магических существ и колдунов. Что-то я заболтался с тобой. Так вот, вернёмся к старику Бену. Главное для тебя, если он сочтёт тебя достаточно крепким и обучаемым, то он даст тебе и доспех, и медальон и оружие. Но естественно, ты должен будешь это десятикратно отработать, и он своего не упустит, три шкуры с тебя снимет. Но если повезёт, если очень повезёт, ты скоро станешь достойным и уважаемым членом общества. Проблема, однако, в том, что из десяти учеников Бена, достигает успеха в лучшем случае один.

— И много у него учеников было?

— Лет за пять, человек сорок. И причём двое сейчас работают в городской страже, стали уважаемыми людьми и сильными воинами. Но тебе пора, и мне пора, на столе как видишь лежит жаркое, и мы с учениками хотим есть.

— Спасибо за рассказ, ты много ценного мне поведал.

Я вышел из домика охотника, повернул налево, дошёл до конца улицы, там тоже повернул налево, и оказался перед домиком со шкурой раптора. Я уже видел таких зверей, это они перебили большую часть заключённых, с которыми мы шли в свободный лагерь. Вообще, надо сказать, что домик Бена был куда лучше отремонтирован и сделан, чем соседние, выдавая зажиточного хозяина. Похоже, Бен был богат. Я запомнил, где стоит его домик, и решил обойти весь город. Я смекнул, что к Бену можно податься только в крайнем случае, ибо мне не хотелось стать обедом раптора, или куда более таинственного дракониса. Я решил пройтись по городу, поискать дополнительные возможности трудоустройства, разнюхать что и как. Если понадобится, то переночевать под открытым небом, но в городе, здесь меня, во всяком случае, не съедят.

Я дошёл до наклонной дорожки, она вела вверх к воротам, перед ними стояло два стражника в каких-то дорогих доспехах, я подошёл ближе.

— Привет.

— Что тебе?

— Можно мне пройти?

— Только если у тебя есть медальон третьего уровня. В этом квартале живут только богатые и уважаемые жители города.

Я посмотрел через проход, что находится за спиной у стражника. Там были красивые, ровненькие дома из кирпича, с аккуратными коричневыми черепичными крышами.

— А какие медальоны третьего уровня?

— Парень, ты откуда такой? Не знать таких элементарных вещей.

— Я только сегодня прибыл на остров, утром, на корабле. Нас ограбили, забрали все медальоны, и мы направились сюда, в Саммервилль, но по дороге всех моих спутников растерзали дикие звери.

— Ладно, — смягчился стражник, — ну, например. Медальоны первого уровня у крестьян, пастухов, подмастерьев, рудокопов или по-другому шахтёров. Хотя бывают и уважаемые крестьяне с медальонами второго уровня. Также второй уровень у торговцев с площади, у послушников магов, охотников, травников, обычных кузнецов. Третий уровень у кузнецов кующих магическое оружие, у магов низших уровней, у уважаемых граждан города. Также третий уровень у городской стражи.

— А на что влияет уровень?

— На многое, ну, например, на дело в суде, на результат споров, так сразу и не объяснишь, но уровень это всё, это уважение и власть.

— А сколько всего уровней?

— Десять. Причём десятый уровень только у Марио, лорда Айри, и нескольких магов. Десятый уровень самый высший на острове, выше не бывает.

— Ладно, спасибо, ты на много пролил свет, теперь я примерно представляю, что за общество сложилось на проклятом острове.

— Да не за что, сам когда-то приплыл сюда, и мучался, только мне повезло, меня забрали паладины в свои шахты, потом ещё раз повезло, я нашёл дорогой магический камень и сбежал сюда, а тут продал камень и купил медальон пятого уровня, элиты городской стражи. С тех пор так и живу, вполне прилично, работа не пыльная.

Я отошёл от входа в верхний город. Итак, надо было подвести итог. Чтобы устроить здесь свою жизнь, требовалось, во что бы то ни стало, добыть медальон, его можно было отнять, украсть или купить. Но в первом и втором случае можно было нарваться на реальные проблемы. Значит, пока, для начала, надо было добыть медальон первого уровня, а там осмотреться и на перспективы видно будет. Тем временем, я наткнулся на лавку травника, и решил зайти, попытать удачи. Дверь была закрыта, я постучал. Через минуту её открыл человек в летах.

— Что вас интересует? У меня есть настойки фикуса, огненных цветов, хищных лиан, фиолетовых, оранжевых…

— Нет, нет, я не покупатель.

— А что тогда тебе здесь надо? И кто ты такой?

— Меня зовут Рим, я сегодня утром прибыл на остров, я ищу работу, и у меня почти ничего нет. Я согласен на почти любые условия.

— А что ты знаешь о травах?

— Ничего.

— Ты не пробовал заниматься алхимией? Раньше, до того, как тебя приволокли сюда паладины.

— Нет, но я очень способный, я научусь.

— В общем, мне ученик не нужен, у меня уже есть два, но я могу тебе продать медальон подмастерья первого уровня, если ты раздобудешь денег. С ним твои шансы устроиться к кому-нибудь на работу резко вырастут.

— У меня нет денег.

— Тогда проваливай.

— Но у меня есть вот это серебряное кольцо.

Я показал ему его.

— Откуда оно у тебя?

— По дороге сюда на нас напали гоблины, и я оглушил одного из них, у него на руке было одето это колечко.

— Я дам тебе за него десять золотых монет. Но медальон стоит двадцать пять. С другой стороны, на десять золотых можно купить еды, и протянуть ещё дней десять в городе. В принципе как хочешь.

Есть мне хотелось, и в животе бурчало, но я не хотел так быстро расставаться с единственной ценностью, что у меня была. К тому же, вдруг травник меня обманывает, и кольцо стоит больше, надо узнать цены, потом можно будет торговаться.

— Нет, пожалуй, я не продам его вам.

— Как знаешь. Хотя, вот что, на третьей улице, в доме номер четыре. Ты считать то умеешь?

— Да, цифры различаю.

— Так вот там живёт травник Идоролан, он мой друг. Возможно, наверно, он примет тебя в ученики, если ты подаришь ему это кольцо. Конечно, он навяжет тебе не равный договор, но хоть так. Ты сможешь зацепиться здесь, а там, он научит тебя искусству сбора трав и других растений, лет через пять сам станешь мастером, если тебя не сожрёт какая-нибудь лесная тварь.

— Понятно, хорошо, схожу.

Я вышел из дома травника и начал искать улицу номер три, слегка заблудился, и зашёл в какой-то тёмный район города. И вот тут случилась оказия, из темноты вышли двое, вооружённые палками, как и я.

— Кто это тут у нас? Мешок с деньгами? А ну выворачивай карманы.

— Парни, у меня ничего нет, я только сегодня на остров прибыл.

Я незаметно сунул руку в карман, и взял кольцо в кулак, я уже понял, что кольцо это мой шанс, и терять его был не намерен.

— Смотри-ка да он у нас сказочник.

Грабитель замахнулся на меня своей дубиной, я треснул в ответ снизу вверх, получилось как-то не очень, но на лице нападавшего осталась отметина. Второй с силой треснул меня своей дубиной по шее, я не устоял на ногах, и рухнул на землю, удар был неожиданно силён, а вроде бы противник не выглядел особо сильным. Я крепко сжал кольцо в кулаке, а они набросились на меня и стали пинать, потом сели и проверили все карманы.

— Чёрт, а у него и вправду ничего нет, ну вот, зря парня побили.

— Угу, — отозвался второй.

Они развернулись и быстро пошли прочь, я не пытался преследовать, подобрал с пола дубину, снова сунул кольцо во внутренний карман и пошёл дальше по своим делам, в принципе отделали меня не так уж и сильно. Крови на мне не было, только наверно на шее будет синяк от дубины. И всё же, сколь сильным был тот налётчик! Как откуда такая сила, неужели здесь на этом острове все такие? Тогда я крепко попал, очень сильно попал.

Спустя час плутанья по улицам города, я наконец нашёл третью улицу, это было не просто, так как она оказалась в самом неожиданном для меня месте. Я подошёл к дому номер четыре, он был ветхий, в окнах не было стёкол, просто отверстия. Я постучал.

— Приходите завтра, сегодня больше не торгую.

— Эй, хозяин, — настоял я, — дело есть.

Дверь со скрипом открылась и из темноты вышел старик, у него в руках зажглась волшебная искорка, источавшая свет.

— Что тебе?

— Вы травник Идоролан?

— Да, я, уже сорок лет как травник.

— Меня прислал ваш друг.

— Кто?

— Я не спрашивал имени, но он тоже травник, он сказал, вам нужен ученик.

— А ты не мог днём придти?

— Нет, мне негде ночевать.

— Ладно, проходи.

Мы вошли в дом, он не особо производил впечатление, одна комната, три на три метра, один шкаф, кровать и рабочий стол алхимика. Старик прошёл к кровати и сел на неё.

— Ну рассказывай, что умеешь?

— Не много, точнее я ничего не умею, но обязательно научусь.

— Дайка отгадаю, и медальона травника у тебя тоже нет? И одежда, что на тебе, это всё что у тебя есть.

— Да так и есть.

— А на кой ты мне такой сдался? Сейчас я тебе дам медальон, снаряжение, оружие, стоимостью в сто золотых, и только я тебя и видел. Либо ты сбежишь с этим, либо тебя грохнут в первый же день.

— Этого не будет, и потом, у меня есть кой что, я отдам это вам, серебряное кольцо, такое золотых двадцать стоит, приврал я.

Идоролан взял у меня кольцо, внимательно осмотрел его, и назвал свою цену. Которая, меня слегка шокировала.

— Нет, молодой человек, это простое, не волшебное кольцо, даже не золотое. Если бы это было кольцо силы, увеличивающее силу владельца, или ловкости, но в нём нет ни капли магии. Такое стоит от силы два золотых, не обманывайте меня старика.

— Отдайте мне его назад.

— Забирай. Итак, подведём итог, медальона у тебя нет, денег нет, снаряжения нет, никаких знаний о травах тоже нет. На работу я тебя не возьму.

— Ну и не больно то хотелось.

Я собрался выйти на улицу, но старик остановил меня.

— Но я могу накормить тебя, и пустить переночевать, не задаром конечно, за колечко.

— Нет уж.

Я вышел вон разозлённый до нельзя, старый пройдоха пытался меня обжулить самым наглым способом. Я прошёл несколько улиц, но ничего подходящего не нашёл, было уже довольно поздно. Я начал искать себе место для сна. И спустя минут пятнадцать поисков нашёл, в одном из тёмных дворов одного из домиков. Там лежало сено, я разлёгся на нём, оно было тёплым и душистым. Я посмотрел в небо на звёзды. Облаков не было, и оно было по настоящему ярким, блестящим, звёздным. Так я и уснул.

Проснулся я от того, что меня пинали. Я инстинктивно закрылся, потом вскочил.

— Эй ты, обормот, нашёл тоже мне место для сна.

Я осмотрелся, передо мной стоял какой-то крестьянин.

— Вали отсюда.

— Извините, хотел спросить, вам работник не нужен?

— Работник? Хм… А какая у тебя специальность?

— Никакой. И даже медальона нет. Но я готов работать за дёшево, за еду, я уже три дня ничего не ел.

— Хм… — Нахмурился мужчина, — ладно, есть у меня одно дело, плачу едой, но работать придётся весь день, по рукам?

— А сколько еды?

— Тарелку супа.

— И кусок хлеба с кулак, — попытался торговаться я.

— Хорошо, и кусок хлеба с кулак, — смилостивился крестьянин.

Мы пошли с ним вместе по улице.

— А что за работа?

— Надувать мехи в кузнице. Работа тяжёлая, но ты ведь хочешь есть?

— Хочу.

Я расстроился, но есть действительно сильно хотелось. Мы дошли до небольшой кузницы. Нам навстречу вышел рыжебородый мужчина с молотком.

— Генри, я нашёл тебе помощника. Будет надувать мехи вместо Малькома.

— Хорошо, приступай.

Я прошёл в кузницу, нашёл мехи и начал их надувать, надо сказать, тут было жарко. Уже через час работы, пот струился по мне ручьями. К счастью, кузнец разрешил мне пить бесплатно из ведра, и я пользовался этим.

— Какой-то ты хилый, — заметил Генри.

— Да, я из королевства, недавно, никогда не занимался тяжёлой физической работой, не ел никаких снадобий, увеличивающих силу.

— Да, тяжело тебе будет парень, я вон, — кузнец показал мне кольцо на руке, — и то кольцом силы пользуюсь, и не одним, а сразу несколькими. А иначе здесь никак. Всё упирается в силу.

— А сколько кольцо силы стоит?

— Уступлю за двести золотых, но, думаю, у тебя их нет.

— Да у меня их нет, ничего нет.

— У меня есть предложение, мне нужен чернорабочий, работать мехами. Устраивайся ко мне без медальона. Будешь работать шесть дней в неделю, в качестве оплаты буду кормить, плюс один золотой в неделю. Соглашайся, выгодное предложение. Пройдёт месяцев шесть, а там и на медальон накопишь, уже станешь кем-то.

— Я подумаю, — многозначно сказал я.

— Думай, но не долго.

Мы продолжили работать, кузнец что-то ковал без перерыва, работящий, но, похоже, он был не слишком богат, он работал по обычному металлу и стали, а на этом острове, такие вещи не особо ценились. Наконец тяжёлый, очень тяжёлый день подошёл к концу. Я устал до смерти, кузнец положил передо мной тарелку супа и ломоть хлеба.

— Молодец, заслужил.

Я, конечно, был сильно уставшим, но есть я хотел гораздо сильнее. Я быстро съел всё, что мне причиталось, и даже вылизал тарелку.

— В общем, если надумаешь, приходи завтра с утра, будем считать, что ты сегодня отработал первый день рабочей недели, ещё пять дней, и получишь золотой.

— Спасибо.

Я вышел на улицу, и решил попытаться устроиться ещё куда-нибудь. Тем более, до вечера время ещё было, мы закончили работать в кузне часов в пять. Я подошёл к первому попавшемуся домику, постучался, мне открыл мужчина. Женщин на острове вообще почти не было, надо заметить такую особенность.

— Что тебе?

— Я ищу работу.

— У тебя есть медальон?

— Нет.

— Иди на все четыре стороны.

Так мне отвечали несколько раз, но я упрямо продолжал искать, пока мне не улыбнулась удача, в лавке портного. Я как обычно подошёл на удачу к какому-то домику, постучал, мне открыли, чтобы не терять зря времени, я с порога начал обрисовывать ситуацию.

— У меня нет медальона и снаряжения, но я ищу работу, согласен, почти на любые условия.

— Хорошо, ты мне подходишь.

— Правда? — Не поверил я своему счастью.

— Да, мне нужен посыльный, человек, который ходил бы по окрестным деревням и скупал бы для меня шкуры и кожу животных, договаривался бы с охотниками.

— И какие условия?

— Стандартные, — весело предложил портной. — Я тебе медальон подмастерья первого уровня, снаряжение, включая штаны, рубашку, куртку и обувку, всё из плотной кожи. И железный кинжал, обычный, самый дешёвый. Плата, два золотых в месяц. Место для сна, дешёвая еда за мой счёт. Взамен, ты обещаешь работать на меня пять лет.

— Пять лет? — Не поверил я. — Так долго!

— Да, ты должен отработать снаряжение и медальон, они денег стоят.

— Я подумаю.

Думай, только не долго, желающих много. Я вышел на улицу, остановился по середине и начал думать. Итак, подведём итог, не за два дня ни разу не предложили ничего стоящего, всё что мне предложили, было кабальными договорами, по которым я должен был работать на хозяина много лет, чтобы получить мизер. Итак, стоило рискнуть, я направился к Бену, всё-таки говорят, охотничье ремесло опасное, но на нём можно было здорово обогатиться. А я хотел, всегда мечтал, стать богатым, купить собственный дом, завести жену. Хотя тут последнее было бы проблемой даже для очень богатого охотника. Женщины полагались практически только паладинам, ну ещё возможно парочка была у Марио, и всё.

 

Глава 3: Охотничье ремесло

Я довольно быстро нашёл лавку Бена. Всё-таки я за два дня основательно по бродил по городу, и выяснил где что находится. Не на долго остановился перед шкурой раптора, осмотрел её. Серый хищник даже мёртвым внушал ужас, а его пасть была столь огромной, что мало кто осмелился бы бросить ему вызов. Я, решившись, подошёл к двери, громко постучал, но мне никто не ответил, я постучал ещё раз, но ответа не было. Тогда я подошёл к одному из окон, и через него заглянул внутрь. В доме никого не было, но обстановка была богатой. На полу была гигантская шкура какой-то твари, у стен было два резных шкафа, было видно лестницу, ведшую на второй этаж, и дверь, которая вела в глубину дома. Домик по роскоши был достоин того, чтобы находится в верхнем квартале.

— Чего тебе здесь надо, услышал я голос сзади.

Там стоял какой-то подросток. Я оглядел его с ног до головы, одет в лохмотья, и безоружен.

— Я искал Бена, постучал, но никто не ответил, вот решил заглянуть, есть кто внутри.

— Дядя Бен позавчера ушёл на охоту, обещал вернуться сегодня к ночи. Так что незнакомец, тебе придётся подождать пару часов.

— Хорошо, я приду позже.

Я отошёл от дома, и решил поискать того травника, который предлагал за моё кольцо десять золотых. Я пробродил по городу около часа, но так и не нашёл его лавки. Тогда, я вернулся к дому Бена. Увидел мужчину лет пятидесяти, за плечами у него был большой рюкзак, там же висел огромный составной лук, и на поясе болтался короткий меч. Мужчина был одет в металлическую кольчугу облегавшую всё тело. По характерному блеску, я понял, что это не простая кольчуга, а из монокристалла, дорогая. Такие делали только гномы и маги. Я подошёл сзади, человек не обратил на меня внимания, и закончил открывать дверь.

— Удачной ли была ваша охота?

— Да вполне, — ответил Бен.

— Что хотел парень?

— Я хочу быть охотником.

— Пройдём внутрь, в дом.

Он вошёл, я зашёл за ним, и закрыл дверь.

— Кто таков, на кого охотился, рассказывай, я что-то не видел тебя тут раньше, ни среди охотников, ни среди граждан города, а я тут знаю почти всех.

— Я прибыл сюда на корабле вчера утром, нас ограбили паладины и милиция из Вавилона, они забрали мой медальон, поэтому мы всей толпой отправились сюда, в Саммервилль. Один из наших устроился по пути на ферме пастухом, ещё до ворот добрался я, остальные погибли.

— Да, не многие узники добираются до свободного города. Это правда. Раз ты тут, значит, ты удачлив и силён.

Он открыл шкаф, достал оттуда подкову, и протянул мне.

— На, согни руками. Или разогни.

Я взял её, и со всех попытался хоть чуть-чуть погнуть её, но не смог, даже на миллиметр.

— Вот, одень, это кольцо силы. И попробуй ещё раз.

Он передал кольцо, а сам стал разбирать рюкзак, доставал оттуда какие-то когти, несколько шкурок и пузырьки со странными жидкостями разных цветов. Я же повертел кольцо в руках, одел его на палец, вроде ничего не изменилось. И ещё раз попытался согнуть подкову, и она с трудом, но поддалась, я издал возглас удивления.

— Да, ты хиловат, но магия кольца силы хорошо действует на тебя.

— А что бывает плохо?

— Да, одних людей кольцо силы делает сильнее процентов на двадцать, других втрое. Ты, похоже, относишься к другим. Значит, ты мне подходишь, теперь обговорим контракт.

— Хорошо, приободрился я, но снимать кольцо не стал спешить.

— Значит так, я так полагаю, у тебя ничего нет? Совсем ничего, и раньше ты никогда не охотился, особенно на зверей проклятого острова.

— Да.

— Я снаряжу тебя по полной, я хорошо снаряжаю своих учеников. Я дам тебе стальную кольчугу, она стоит пятьдесят золотых. Я дам тебе кольцо силы, оно хорошо действует на тебя, и без него тяжело завалить крупную дичь, оно стоит четыреста золотых. Я дам тебе медальон охотника первого уровня, стальной меч, и лук со стрелами. Это стоит ещё сто пятьдесят золотых. Итого, снаряжение стоит огромную сумму, шестьсот золотых. Учтём, что я рискую потерять тебя и снаряжение, до того как ты вернёшь мне мои деньги. Поэтому договоримся так, ты выполнишь контракт, когда принесёшь и заплатишь мне десять тысяч золотых.

— Десять тысяч?! — Озвучил я эту огромную цифру.

— Это не так много. Ты будешь сдавать мне свои трофеи по справедливой цене, а они стоят не мало. Например, один флакон экстракта тролля стоит тысячу золотых, завали десять троллей, и ты свободен.

— Тролля наверно не так то просто завалить.

— Да, обычным стальным мечом тролля не завалишь в принципе, он не сможет пробить его шкуру. Но это к примеру. Есть ведь цели более слабые. Волки, рапторы, кабаны, барсы и другие животные. Поверь мне, пройдёт три месяца успешной охоты, и ты свободен. Если тебя не убьют.

— Но я не умею охотиться.

— Не беспокойся, неужели ты думаешь, я сразу же брошу тебя на самую опасную дичь? Конечно же, я буду тебя учить, в начале, целый месяц, мы будем охотиться вместе. Я дам тебе книги по читать, научу как правильно разделывать дичь, извлекать экстракт и другие ценные вещи.

— А как питание, и проживание?

— Договоримся так, первый месяц живёшь у меня, и я тебя кормлю. Начиная со второго, месяца будешь выплачивать мне свой долг, не меньше, чем по сто золотых в месяц. Остальное можешь тратить как хочешь, в том числе и на преждевременную выплату долга.

— А если я не смогу заплатить сто золотых во второй месяц.

— Будешь платить проценты, но я думаю, что ты сможешь. Итак. Согласен?

— Да, по рукам.

— Идём к нотариусу.

— К нотариусу?

— Скажу тебе так. Если ты кинешь меня, я найду тебя и убью, моё снаряжение гораздо лучше твоего.

Он достал из-за пазухи флакончик с слабо светящейся розовой жидкостью, висевший на шее, и показал его мне.

— Что это?

— Экстракт силы и скорости дракониса. Редкая и дорогая вещь, я его добываю сам для себя. Но я не хочу гоняться за тобой по всему острову, лучше это поручить бандитам и паладинам. Они просто объявят тебя вне закона, если ты кинешь меня. Это стоит ещё пятьдесят золотых, но я тебе их прощаю, они нужны для моего спокойствия. Ну что? Идём?

— Идём, — смело сказал я.

— Люблю решительных мужчин. — Похвалил меня старый охотник.

Он бросил содержимое рюкзака на стол, взял мешочек с деньгами, ключ, и мы вышли, он закрыл дверь, и мы тронулись. Но нотариус был рядом, на соседней улице. Мы дошли до него за пару минут. Бен постучал в дверь, и мы не дожидаясь ответа вошли.

— Слушай, Нодиус. У меня тут ученик новый, состряпай стандартный договор, плачу как обычно, пятьдесят.

— Сию минуту.

Нотариус встал, подошёл к столу, достал чернила, сел за стол и начал писать, на то чтобы написать договор у него ушло минут десять. Я взял договор, и внимательно прочитал, в нём всё было как и договорились. «В случае не уплаты долга, в размере ста золотых в месяц, в течении трёх месяцев, нарушивший сий договор признаётся вне закона, со всеми вытекающими последствиями, и наградой за го голову в размере двухсот золотых».

— Подписывай.

Хорошо, я взял гусиное перо, обмакнул в чернила, и аккуратно написал букву Р. Писать я не умел, но как делать свою роспись запомнил. Бен также взял перо, и написал на бумаге своё имя, поставил дату. После чего, отсыпал из мешочка золотые нотариусу.

— Всё, договор заключён.

Мы по прощались с Нодиусом и двинули обратно к дому Бена. Он открыл дверь, и мы вошли внутрь. Бен, сразу приступил к разбору флакончиков из своего рюкзака. Делая это, дружелюбно сообщил мне.

— Ты наверно голодный, подожди, сейчас разберу трофеи, будем есть.

— Хорошо, я осмотрю дом?

— Да, проходи, располагайся.

Я прошёл к двери в заднее помещение, заглянул туда, там было что-то типа кладовки. Там висело оружие, разное, копья, мечи, кольчуги, и просто кожаные куртки. Голова чучело страшного зверя, который утащил одного из наших, в самом начале пути. Я осмотрел оружие, оно было интересным, и похоже, довольно дорогим. После чего я вышел из задней комнаты, и поднялся наверх, тут была спальня, довольно роскошная, мягкая, чистая постель. Совсем не гармонирующая с образом сурового охотника. Бен крикнул мне снизу.

— Как видишь, я люблю роскошь, и по спать по дольше на мягкой кровати. Но завтра мы разлёживаться не будем, сразу пойдём на охоту.

Я спустился вниз, Бен заканчивал разбирать свои флакончики. Тут в дверь постучали, Бен открыл, там был солдат в дорогих доспехах из монокристалла, похоже он был из гвардии Марио.

— Привет Бен, ну что, есть чем поживиться?

— Есть, охота была удачной. Я завалил трёх фингеров и двух рапторов, вот их экстракт, отдам пять флакончиков за сто восемьдесят золотых.

— По рукам. Беру.

Страж достал из под доспехов пакетик с золотыми монетками, и аккуратно отсчитал сто восемьдесят маленьких круглых дисков. Эта операция заняла у него минут пять, страж считал медленно, чтобы не ошибиться. Наконец, страж передал деньги, взял флакончики и ретировался. Больше никто не приходил, но Бен начал жарить мясо, которое он достал из рюкзака же. Он развёл небольшой костёр в жаровне с боку, около стены, и вскоре в комнате аппетитно запахло.

— Садись, ты наверно дня три не ел.

— Нет, я помогал кузнецу, и он за это дал мне тарелку похлёбки и ломоть хлеба.

— Похлёбка наверно была паршивенькая, не то что свежее жаренное мясо.

— О, я был так голоден, что она показалась мне вкуснее всего на свете. Но мясо мне тоже нравится.

— Ты хорошо умеешь читать?

— Да, научился, ещё в детстве. Но не сказал бы что хорошо, но о чём наш договор был написан, я понял.

— Сейчас поедим, я дам тебе книгу с картинками. Это толстая книга, в ближайшие пару недель станет для тебя азбукой. Там есть картинки, и перечислены все виды, ну или почти все промысловые виды, встречающиеся на проклятом острове. Читай внимательно, там написано не только что это за зверь, и сколь он опасен, но и то, что делает экстракт, полученный из него. А экстракты бывают разные.

— Это я знаю.

— А вообще ты не переживай парень, всё хорошо будет, я охочусь на опасных хищников, но и снаряжение у меня хорошее. И опыт. А опыт у меня богатый, ох и богатый. Я и к рапторам в ловушку попадал, сражался с двумя десятками сразу, и ничего побеждал. И от горных людоедов бегал. А горные людоеды знаешь какие?

— Неа.

— Горный людоед, это такой здоровый толстяк с палкой, даже не с палкой, а скорее с бревном. Весит он килограммов пятьсот, шестьсот. Кожа у него толстая, дублёная, простым мечом и не пробьёшь, жрёт всё что движется.

— А тролля кто-нибудь убивал?

— Да, говорят элита людей Марио, и паладины, но они его не обычными мечами убивали. А, зачарованными, из тяжёлых металлов. Его шкуру пробить ух как не просто. Но за деньгами много охотников. Но тролли бывают разные, самые слабые зелёные, весят по две тонны, существенно сильнее синий тролль, пять тонн, такая семи метровая громадина. А ещё далеко в горах живут чёрные тролли, они медленные, но весят до двадцати тонн, вот чтобы их кто убил, я не слышал, разве что эльфы или орки.

— Здесь живут орки?

— Да, у них тут свой собственный орочий город на востоке. Но он далеко отсюда, на другом конце острова, километрах в шестидесяти. Мы же находимся не много к востоку от центра острова. В наиболее безопасной его части. Так исторически сложилось, когда-то люди бежали из Вавилона, и искали наиболее безопасные земли. Здесь редки тролли, и горные людоеды, драконисы, медведы, и прочие опасные твари. И орки сюда почти не забредают.

— Почти?

— Ну, я по крайней мере ни одного не встречал.

— А орки имеют связь со своими на суше?

— А вот этого я не знаю.

— А кто такие эльфы?

— Эльфы это древний народ, насколько мне известно, последние из них живут только на проклятом острове. Город эльфов находится в горах на северо-востоке острова, на границе между людскими и орковскими землями, там бродит много опасных тварей. У них острые уши, и они похожи на людей. Они искусные стрелки и могучие маги, но к счастью мы с ними не воюем. С орками у эльфов тоже мирный договор, или типа того. Эльфы избегают войн, новые эльфы рождаются редко, а живут они долго, по тысяче лет.

— Это интересно.

— Да, много тайн и загадок скрывает проклятый остров, все и не узнать, не осознать. Ладно, ты поел.

Я встал из-за стола.

— Вот тебе книга, охотничья азбука, изучай. Можешь пристроиться на вот этой кровати, на первом этаже.

— А у вас сейчас есть другие ученики? Или вы предпочитаете иметь одного.

— Раньше было время, у меня и по три ученика было одновременно. Но сейчас то время прошло, мой последний ученик погиб две недели назад, причём не далеко от ворот города. Рапторы загрызли, поймали в ловушку, навалилось их десятка три. Ну, он убил парочку, и всё, на большее силов не хватило. Любят рапторы опытных охотников истреблять, чтобы не охотились на них. Потому многие боятся на раптора ходить, а экстракт одного раптора стоит целых двадцать пять золотых, не так уж и мало. Убьёшь пять штук в месяц, считай, свой долг за месяц отработаешь, можно и пожить и поесть и попить. Любишь по тавернам шастать?

— Нет, у меня мать в пьяной драке в трактире убили, с тех пор я зарёкся не пить, и не пил до сего дня.

— Не пил, это хорошо, значит, проблем с тобой не будет, а то был у меня один ученик. Сходит раз на охоту, потом неделю пьёт. Все деньги спускал.

— И где он теперь?

— Горный людоед его догнал, вот где. Ладно, на книгу, всё читай, а я спать, а то устал с охоты, как собака.

И старый охотник кряхтя поднялся на второй этаж, после чего свет там погас, а я уселся за книгу. Было ещё не так поздно, часов восемь, и у меня было время почитать. Я открыл книгу на первой странице, там было описание каких-то уток и гусей. Потом перепёлок, я пролистал несколько страниц, дошёл до карликового кабанчика. Карликовый кабанчик весит максимум шестьдесят килограммов, но у него уже есть экстракт усиление, около пяти миллилитров и довольно слабый, плюс пять процентов к силе и скорости. Идёт по цене два золотых за десять миллилитров. Охота на карликового кабанчика легка и безопасна, он в изобилии водится на западном побережье, в самой спокойной и безопасной части острова. Я пролистал книгу дальше, дошёл до волка обыкновенного. Один из самых распространенных хищников, максимальная масса до ста двадцати килограмм, водится группами от двух до восьми особей по всему острову. Охота на волка для не опытного начинающего охотника весьма опасна. Надо помнить, что волки не ходят по одиночке, а, кроме того, хитры, сильны и проворны, зато их шкура, с трудом, но пробивается обычным стальным, и даже железным оружием. Один экстракт одной особи идёт по цене в десять золотых. Я просмотрел всю книгу, и открыл для себя, что многих тварей проживающих на острове в принципе нельзя убить обычным стальным оружием. Против них нужны были лезвия из монокристаллов, и из особенно прочных металлов. Такие твари водились в основном в северной и восточной частях острова. Восток контролировался орками. Причём несколько последних тварей в списке, стояли в разделе как не убиваемые. К счастью они водились либо на землях орков, либо высоко в горах, как чёрные тролли. Ещё отдельной сноской было подчёркнуто, что у магов особенно ценится экстракт из рога единорогов. Он мог увеличить мощь мага десятикратно. Но единороги были разумны, и выступали союзниками людей, поэтому убивать их категорически запрещалось, однако иногда, когда единороги умирали от ран, полученных в бою, или по другим причинам, их экстракт изымался. Однако, благодаря своей магии, единороги не были просто лошадьми с рогом, они обладают очень прочной шкурой, способной выдержать удар лёгкого оружия из монокристаллов, а их рог пробивает почти всё что угодно, включая прочнейшие материалы и лучшие доспехи. Особые свойства шкур местных животных широко использовались людьми, для изготовления прочных и надёжных доспехов. Которые выглядели как обычная кожа, но выдерживали удары стального оружия. На этом я закончил читать книгу, и лёг спать.

Мы вышли на охоту рано утром, через восточные ворота, на скоро перекусили холодным мясом и ушли. Но снарядились мы по полной, я был своей стальной кольчуге, и на пальце у меня красовалось дорогое кольцо, увеличивавшее мою силу, сзади болтался объёмный рюкзак для трофеев. Бен, естественно тоже, нацепил свою лучшую кольчугу из монокристаллов, которая также не раз спасала ему жизнь. Стражники на выходе из города, знавшие Бена, пожелали нам удачной охоты. Но тот сказал, что сегодня будет лёгкая прогулка. Мы отошли от ворот и углубились в лес. Мы шли по лесу, но никто на нас не нападал:

— Насколько я помню, здесь пару дней охотилась стая фингеров, где они? Почему не нападают?

— Животные на этом острове не столь глупы, как кажется, они боятся людей, но умеют различать вооружённых, и не вооружённых. Мы с тобой вооружены, и нас двое, фингеры понимают, что даже если они и справятся с нами, то умрут многие, так что они постараются не связываться с ними, пока мы не начнём представлять проблем.

— Как же мы тогда их найдём?

— Сейчас найдём, иди тише.

Мы вышли на полянку, и с другого края, я увидел пасущихся фингеров, не больших, хищных, бесхвостых ящериц.

— Тихо, не приближайся, убегут.

Бен достал из-за спины свой огромный составной лук, и наложил на тетиву стрелу. Я последовал его примеру, хотя мой лук был куда скромнее. Старый охотник прицелился, и выстрелил, я выстрелил на пол секунды позже его. Стрела Бена глубоко вошла в ногу одной из тварей, та захромала, но продолжила движение. Моя стрела вообще не попала в цель. Стая фингеров сорвалась бежать, Бен сразу же выстрелил второй раз, и снова попал, потом необычайно быстро рванул к ним навстречу, на ходу убрав лук за спину. Я последовал его примеру, но порядочно отстал, и где только старик набрался такой прыти, наверняка какое-нибудь магическое кольцо скорости. Подбегая к раненым фингерам, он достал свой меч, и с разбегу всадил его одному из хищников прямо в шею. Брызнула кровь, и фингер повалился на бок, старик тут же бросился ко второму, и очень быстро расправился с ним. Когда я подбежал, всё уже было кончено. Старик вырвал обе своих стрелы из туш фингеров, и убрал в колчан.

— Эх ты стрелок, раньше хоть раз держал лук в руках? Забери стрелу, золотой стоит. Всё-таки стальной наконечник.

Я подобрал стрелу с земли, она лежала метрах в десяти.

— Лук я держал в руках, пару раз, но не такой, самодельный, детский, в детстве я играл с мальчишками в лучников.

— А теперь иди сюда, сейчас будет самое важное, будем потрошить тушу.

— Мясо вырезать?

— Нет, мясо придётся бросить, нам ещё с тобой долго охотиться, таскать его с собой придётся, потом у следующей жертвы вырежем. А сейчас, я покажу тебе, как добывать экстракт. Ради него мы их и убили. Смотри.

Он перевернул тварь брюхом вверх, достал нож и легко проткнул фингеру грудную клетку, не много повозился, и добрался до сердца.

— Смотри, видишь жёлтый мешочек под сердцем? Это и есть экстракт. Почти всегда экстракт размещён под сердцем, чтобы после впрыска быстрее распространить его по всему телу. Берёшь шприц, вот эту штуку.

Шприцы я раньше видел, пару раз у докторов. Бен, продолжая комментировать, свои действия, вставил шприц в жёлтый пакетик, и набрал из него не много жёлтой жидкости.

— Смотри, не расплескай, а то плакали твои двадцать золотых. Ну, давай, обработай второго.

— Я?

— Ты, надо же тебе учиться, почему бы не сейчас? Тем более, экстракт фингера относительно дёшев, если расплескаешь, не так обидно будет.

— Хорошо.

Я перевернул второго фингера кверху брюхом, он оказался не очень тяжёлым, по крайней мере для человека с кольцом силы. Я достал меч из ножен, и не сильно, чтобы рассчитать прочность шкуры ткнул им в фингера. Тогда я размахнулся и всадил фингеру меч в грудную клетку сантиметров на двадцать.

— Аккуратнее, — подправил меня старик, — так ты можешь повредить мешочек с экстрактом.

— Я стараюсь.

Я сделал усилие и разрезал грудную клетку фингера, это было не просто, потом, больше ничего резать не пришлось, я нашёл сердце, отодвинул его в сторону. Обнаружил мешочек с экстрактом, он не был повреждён. Я взял из сумочки, прикреплённой к ремню, шприц, и аккуратно, ничего не пролив набрал экстракт, потом достал из рюкзака маленькую бутылочку, и перелил в неё жёлтую жидкость, убрал её обратно в рюкзак.

— Ну, вот парень, с первой добычей. — Поздравил меня Бен. — Пойдём, поищем тварь по крупнее, например волка.

— А они также смоются от нас?

— Нет, волки, если их будет хотя бы трое, скорее всего, бросятся в атаку. Но ты не переживай, крепче руку, справимся, главное не дай вцепиться в лицо, оно же не защищено кольчугой. Не дай повалить себя, вовремя достань меч из ножен. Это то ты можешь сделать?

— Могу.

— Идём.

Мы тронулись в путь, вскоре послышалось журчание, и из-за веток показался горный ручей. Мы вышли из не большой долины перед Саммервиллем, в которой рос лес, и перед нами оказалась горная дорога, ведшая вверх.

— Куда мы идём?

— В другую долину, там есть ферма, и водятся волки. Тут рядом в принципе.

Мы продолжали идти минут пятнадцать, дошли до лестницы вырубленной в скале, начали подъём по ней, тут на нас напали, я услышал странные крики, и спереди и сзади лестницы на нас бросились зелёные и чёрные человечки, вооружённые дубинами, и некоторые из них были вооружены какими-то ржавыми подобиями мечей. Я едва успел выхватить свой меч. Бен отреагировал быстрее, он выхватил меч, и сразу же нанёс удар по ближайшему человечку, тот заслонился от удара дубиной, и меч перерубил её, но удар ослаб, и человечек уцелел. Я тоже сделал пару взмахов, но гоблины проворно разбежались в стороны. Бен быстро сделал несколько шагов вперёд и умудрился ткнуть мечом в голову одному из гоблинов, вооружённому мечом. В ответ, он словил несколько ударов, но его сверхпрочная кольчуга легко выдержала удары. А вот я прозевал атаку, один из гоблинов вцепился мне в ногу, я не удержал равновесие и с криком покатился вниз по лестнице, увлекая за собой примерно пятерых нападавших. Когда я достиг низа лестницы, один из гоблинов со всей силы опустил свою тяжёлую дубину мне на спину. Я через кольчугу почувствовал боль. Я перекатился и встал на ноги, гоблины бросились в атаку, теперь мы с Беном были далеко друг от друга. Он где-то наверху продолжал бой, я бросился в атаку, размахивая во все стороны мечом. Фехтовальщик из меня был хреновый, я пользовался мечом как дубиной, потому что никогда раньше его в руках не держал. На меня посыпались болезненные удары со всех сторон. Причём, больнее всего были удары не от мечей, а дубинами. Но я всё-таки извернулся и достал одного из гоблинов мечом, его кожа оказалась на удивление прочной. Наверно удар такой силы убил бы любого человека, но на гоблине осталась лишь глубокая царапина. Всё-таки их шкуры были необычайно прочны, естественный доспех. Гоблины усилили свой натиск, и наверно, мне бы пришлось худо, если бы бой затянулся ещё минут на пять, но сверху по ступенькам сбежал Бен. Его меч был в крови, он бросился в атаку, и со спины изящно зарубил одного из гоблинов. Его сверхпрочный сверх острый меч легко нанёс глубокую рану гоблину. Я воспрял духом, и замахал мечом активнее, тоже пару раз попав по агрессору. Гоблины, осознав что бой проигран, напуганные атакой Бена, бросились на утёк, Бен резко бросил меч в ножны, схватил лук, и успел всадить одному из гоблинов стрелу в спину. Стрела пробила его тело на вылет, но гоблин продолжал бежать ещё метров десять, только потом свалился. Бен подошёл к нему, и выдернул стрелу, гоблин был ещё жив.

— Ну что малой, с боевым крещением.

— Крепко они навалились.

— Да нет, ерунда, — возразил старик, — у них не было и шанса. А сейчас проверь пальцы, гоблины часто таскают на себе кольца, любят их, иногда даже золотые. За них в городе можно выручить по пять десять золотых.

Я осмотрел ближайшего убитого гоблина, у него на пальце действительно нашлось серебряное колечко, после чего я встал в нерешительности.

— Иди наверх, я там завалил ещё двоих.

Мы поднялись по лестнице.

— А экстракт из гоблинов можно извлечь?

— Можно, только он такой дешёвый, что я не хочу возиться.

Я поднялся наверх лестницы, осмотрелся, там впереди была долина, поле и редколесье, невдалеке стояла крестьянская ферма. Я обыскал трупы гоблинов, но лишь у одного из них было ещё одно серебряное кольцо. Я прикарманил его, потом продам, считай реальные деньги.

— Пойдём за мной, на ферму, спросим, может у них проблемы с хищниками, на этом тоже можно не много заработать, да и просто, надо помогать крестьянам, они ведь обеспечивают нас многими нужными вещами.

Мы тронулись к ферме, туда вела тропа, шириной метра полтора.

— А вот мечом ты владеть не умеешь совсем, — укорил меня Бен, — эдак, ты много не навоюешь, махаешь им как палкой. А это не палка, меч, это изящное оружие.

— Ты меня научишь владеть им?

— Не, время только терять, сам научишься. Хотя, в городе, в караульном помещении есть стражник по имени Добар, он по приказу Марио учит всех владеть оружием, как одно ручным, так и двуручным. Час занятий стоит десять золотых, не так уж и много, сходишь к нему потом, поучишься, тебе это пригодится, поверь мне.

— Обязательно загляну к нему.

Мы дошли до фермы, работавшие на полях крестьяне, не обращали на нас внимание. Бен прошёл к дому, постучал.

— Эй, Рухар, ты дома?

Иду, из дома вышел мужчина в летах, потирая руки фартуком, у него на поясе, конечно, же висел огромный нож, обязательный атрибут местных жителей.

— Как дела, как ферма?

— Как ты вовремя Бен, представляешь, у меня беда, какая, медвед завёлся, вчера утащил пастуха, никто даже не решился ему помешать.

— Медвед говоришь.

— Ты специализируешься на таких тварях, убей а? Я тебе пятьдесят золотых заплачу. Плюс сам медвед полностью твой, сам понимаешь.

— Со мной ученик, зелёный совсем, и доспех на нём липовый, медвед сталь за раз прокусит.

Я вспомнил кто такой медвед, это огромный четырёхногий хищник, весом до пятисот килограмм, весь покрытый толстой серой шкурой, не пробиваемой для стального оружия.

— Бен выручай, сколько жизней ты спасёшь? Сам подумай.

— Ладно, не хотел я прерывать твоё обучение, но придётся, в общем, Рим, сиди здесь на ферме, я через час вернусь.

Я не стал спорить, мне совсем не хотелось идти помогать в охоте на хищника, против которого у меня нет оружия.

— Бен, — обратился к нему Рухар, — видишь лес, вон там, в пятистах метрах отсюда, — он указал рукой. — В общем, скорее всего, у него там логово.

— Всё будет в порядке.

Бен развернулся и смело пошёл прямо к роще, а добродушный хозяин обратился ко мне.

— Пройдём в дом, хочешь чего-нибудь выпить? Пива?

— Пива, можно кружечку.

Мы вошли в комнату, она была довольно не плохо отделана по моим меркам, тут был стол, жаровня, на стене висела огромная мохнатая шкура волка.

— Ты давно у Бена?

— Первый день. Наша первая охота.

— А раньше ты кем был?

— Никем, я три дня назад прибыл на остров, так что ничего ни о чём не знаю. И в охоте полный ноль, сегодня только научился как экстракт вырезать.

— Как, полный ноль, на тебе же медальон.

— И что?

— Видишь ли, — начал мне терпеливо объяснять Рухар, — каждый медальон волшебный, и создан он не только для того, чтобы обозначить касту, но и чтобы упростить твою акклиматизацию здесь, его можно активировать, правда только один раз, и после этого его нельзя будет продать.

— В смысле активировать.

Рухар достал свой медальон крестьянина второго уровня и показал.

— Видишь кристаллик? Приложи к нему палец и поверни. Подержи минуту. Медальон волшебный, и если его активировать, он научит своего хозяина минимальному набору знаний по профессии.

— Да?

— Многие не активируют его, чтобы потом можно было перепродать, и потом он научит тебя минимуму, это и так можно узнать, без медальона. Но те, кто любит свою профессию, и сделали выбор, стараются всё же его активировать. Тем более, у тебя охотничий медальон, он научит тебя не только разделывать тушки основных животных, но и драться и даже не много стрелять из лука.

— Хорошо, я активирую.

Я совсем не умел драться и стрелять из лука, но это, очевидно, было необходимо мне. Я достал свой медальон, повертел его, ещё раз внимательно осмотрел, приставил палец к кристаллику и повернул его, подержал. Медальон пискнул.

— Всё, теперь ты охотник первого уровня.

— Я ничего такого не чувствую, хотя…

Я вспомнил, что когти дракониса содержат слабый яд, который действует как обезболивающее, а из жира кабанчика можно приготовить вкусный холодец. И я знал как. Раньше я не слышал об этом.

— Да, спасибо Рухар, ты сильно помог мне. И что так можно поступить с любым не активированным медальоном?

— Да с любым, и чем выше уровень медальона, тем большему, и сильнее он тебя научит. Так медальон гвардейца шестого уровня может очень прилично научить тебя драться на всех видах оружия, и ездить на лошадях и единорогах.

— А если я сниму медальон, или потеряю? Или решу сменить профессию?

— Эти знания никуда не исчезнут. Медальоны это великолепное изобретение, они многое позволяют, например, если ты разбогатеешь, и захочешь научиться читать, писать, и математике, то купи медальон писаря за двести золотых, активируй его, и ты научишься.

— Круто.

— К несчастью, за не активированными медальонами идёт охота. Они дороги, и могут принести реальную прибыль, поэтому будь осторожен.

— Хорошо. Слушай Рухар, а сколько людей живёт на острове?

— Думаю, тысяч двадцать, двадцать пять, не так уж и много. В основном, большинство прибыло сюда на кораблях, и лишь не многие родились здесь.

— Тут так мало женщин?

— Думаю, на всём острове живёт не более тысяч женщин. Но женщиной тут быть плохо, они не имеют прав, и ими торгуют как ценностью. Самая дешёвая женщина в детородном возрасте стоит около пятидесяти тысяч золотых. Огромная сумма, такую, могут выложить только верхи общества.

— А много женщин в Саммервилле?

— Думаю, несколько десятков, но я не одной не видел, если они и гуляют, то только в верхнем городе, среди богатых и безопасности.

Мы сидели и спокойно пили пиво, ещё около полу часа, потом в дверном проёме появился Бен, он тащил полный рюкзак чего-то.

— Вот, я принёс тебе мясо медведа, в подарок, думаю, оно тебе пригодится, давай деньги.

— Бен, спасибо, я ни секунды не сомневался, что ты справишься с этой тварью.

Рухар открыл шкаф, покопался в нём, и вынул мешочек с золотом, отсыпал Бену пятьдесят золотых, как и договаривались. Бен вывалил из рюкзака всё мясо на стол, и мы двинулись в путь. Когда мы отошли от хутора, я похвастался.

— Я активировал свой медальон, меня научил Рухар.

— Зря, этому лучше самому учиться, с нуля, так ты не будешь полагаться на медальон, и так безопаснее. По крайней мере, я знаю это по своему опыту.

— Куда мы идём?

— Видишь скалы вдалеке?

— Да, — ответил я. — До них километра три.

— Там живут грифоны. На них сравнительно безопасно охотиться, хотя и сложно, они трусливы, мы по охотимся на них, это научит тебя хитрости и мастерству подкрадывания. И это достаточно прибыльно, не зря потратим день.

Я знал, что такое грифоны, и знал, сколько стоит их экстракт, я знал, как правильно подкрадываться к ним, стрелять по ним из лука, пока не улетят. Медальон научил меня.

Мы осторожно ползли вверх по скале, стараясь не шуметь, и это у нас получалось. Наконец мы выползли на карниз, снизу сидел грифон, мы достали луки, прицелились.

— Готов? — Шёпотом спросил Бен.

— Да.

— Тогда стреляй сразу после меня.

Бен спустил тетиву, я почти мгновенно среагировал, и выстрелил на десятую долю секунды позже. Бен промахнулся, попал в заднюю лапу, а я в тело. Но мы не убили грифона, тот сиганул с обрыва и попытался улететь. Мы сразу наложили на тетиву вторую стрелу, выстрелили, оба попали, потом третью. Четвёртого выстрела не понадобилось, грифон свалился вниз на равнину, над которой возвышалась скала. Теперь он лежал внизу, метрах в пятидесяти от нас.

— Ну что полезли за ним, — скомандовал Бен.

Мы стали быстро спускаться, остальные грифоны заметили нас и гибель сородича и взмыли в воздух.

— Всё, грифонов мы сегодня больше не подстрелим, они будут следить за нами, пока мы не уйдём.

— Знаю.

Я спрыгнул с последнего уступа, вынул меч, подбежал к грифону, и как учил медальон, перерубил грифону задний позвоночный столб у основания головы. Быстрая и без болезненная смерть.

— Ну что, вырезай экстракт, — скомандовал Бен.

Я перевернул грифона, и без труда вскрыл ему грудную клетку. Грифоны преимущественно спасались бегством, и обладали хиловатой шкурой. Я нашёл мешочек с экстрактом у него под сердцем, вставил в него шприц, и наполнил, пятнадцать миллилитров, не плохо. После чего я слил экстракт из шприца в стеклянную пробирку и убрал её к себе в рюкзак.

— Ладно, пока мы лазили, я заметил с другой стороны скалы горного льва, это будет последняя наша добыча на сегодня.

— Горный лев? Не слишком ли круто?

— Нет, и потом, мы близко от людских поселений, он может быть опасен, он вполне в состоянии справиться с крестьянином.

— Тогда пошли.

— Эх, ты охотник… Горный лев учует кровь грифона, и сам придёт сюда минут через десять, нам надо только затаиться. Спрячемся вон там. — Бен показал на небольшой уступ на скале.

Мы достали из грифона стрелы, и спрятались за уступ, вскоре появился лев. Громадная кошка, весом около трёхсот килограммов, вышла из-за скалы напротив, и сразу направилась к грифону.

— Ну, вперёд, меч на голо и в атаку.

— А ты?

— А я посмотрю, как ты будешь с ним биться.

— Я? Один на один со львом.

— Не дрейфь, у тебя меч, а шкура этого льва не столь прочна. На тебе стальная кольчуга, лев не прокусит её, и не сможет пробить когтями. Вперёд, убьёшь, заберёшь его экстракт себе.

Я решился, спрыгнул с уступа, и пошёл ко льву. Но лев не испугался и не убежал, а пошёл полу кругом, вокруг меня. Он хотел сохранить добычу, и не собирался уступать человеку, а зря. Я сделал несколько шагов на встречу, лев прыгнул в атаку. Я выставил вперёд меч, лев напоролся на него, и отпрыгнул назад, у него на груди осталась глубокая царапина. Тогда он разъярился и снова злобно бросился в атаку. Я ударил мечом сверху вниз, и рассёк ему голову до кости, лев вцепился мне в левую руку, которой я закрыл лицо, и повалил, его когти драли меня, я почувствовал на руке силу его челюстей, было больно. Я размахнулся, и со всей силы всадил меч ему в бок по самую рукоятку. Лезвие прошло между рёбрами, и из разрезанного бока льва хлынула кровь. Хищник ослаб, и в предсмертной судороге придавил меня своим телом. Я с трудом отпихнул его, и встал, я весь был измазан его кровью. Бен вышел из-за уступа, и направился ко мне.

— Молодец, я не сомневался, что ты сможешь. Но, боюсь, что ты повредил мешочек с экстрактом.

— Почему?

— Ты пробил мечом ему сердце, а мешочек крепится как раз на нём. Но попробуй, вскрой его, может тебе повезёт.

Я занялся вскрытием, перевернул льва на спину, это было не просто, и без кольца силы, я бы никогда не справился бы. Потом я вскрыл ему грудную клетку, и нашёл мешочек, тот, к счастью, оказался цел. Не скажу, что бой со львом прошёл для меня бесследно, кроме страха, от того что лев повалил меня, что грозило поражением и смертью, я получил сильнейшие синяки там, где зубы хищника сжимали мою левую руку.

— Тебе повезло. Экстракт цел. — Заметил Бен.

— Да. Мне вообще повезло, что жив остался.

Я наполнил шприц, и вылил двадцать миллилитров красной как кровь жидкости в стеклянную баночку.

— А теперь, вырежи из него мясо, сердце и печень, будет нам ужин. И идём домой в город, надо вернуться затемно.

Я вырезал всё, что хотел Бен. Наполнил львиным и грифоньем мясом наши рюкзаки, и мы тронулись в путь. До города было несколько часов пути, мы шли молча, обсуждать было нечего. Первый день моей охоты окончился удачно, я выжил, и очень многому научился. Мы благополучно добрались до Саммервилля, поели, и легли спать.

 

Глава 4: Тренировки

Мне снился сон, я катался на белых единорогах по солнечному летнему полю с цветами, с самой красивой женщиной в мире, она весело смеялась, и ничто не могло нарушить нашего счастья. Но пришлось проснуться, вставай соня, завтрак. Я открыл глаза, был рассвет, раннее утро.

— Что снова на охоту?

— Нет, сегодня у меня выходной, и у тебя. Конечно, если хочешь, можешь отправиться на охоту один.

— Не хочу.

— Вставай лежебока, готовь завтрак, я есть хочу.

Это было необычно, так как раньше завтрак готовил сам Бен.

— Обычно же ты сам готовишь, — заметил я.

— Ты ученик, я мастер, так что работа по дому на тебе.

В принципе, я знал, как готовить, обычная пища охотника это жареное мясо. Я достал добытую вчера львиную печень, разрезал. Разжёг жаровню, и бросил печень на сковородку.

— У меня сегодня выходной, — начал Бен, — но тебе я советую провести его не в пивной, а с пользой.

— То есть?

— По результатам нашего вчерашнего рейда тебе причитается сто золотых. Потрать их с пользой, сходи в караульное помещение к Добару, возьми у него уроки фехтования на мечах. Кроме того, есть комплекс упражнений, чтобы увеличить силу. Заплати пять золотых, и сходи займись, спортом.

— Спортом? Что такое спорт?

— Спорт, это физические нагрузки на организм, в следствии которых растёт твоя базовая сила и скорость. Тебе это очень пригодится при охоте на крупных животных, мало ли с кем тебе предстоит столкнуться. В общем, иди в караульню, там тебе всё объяснят, но не трать всё заработанное, отложи золотых пятьдесят на чёрный день. Также я бы на твоём месте вложился в снаряжение, накопи денег и купи себе меч из монокристаллов, он тебе пригодится, мало ли какую тварь встретишь в лесу, даже если случайно. Вот столкнёшься, нос к носу, с медведом, и со стальным мечом ты уже обречён, а с монокристаллическим можно как-то извернуться, ранить его, может, отстанет.

— Я понимаю.

Мы поели, я как и рекомендовал Бен, отложил пятьдесят золотых на чёрный день. Для этого он выделил мне в личное пользование сундук на первом этаже дома. Потом, я одел свой доспех, кольцо, и в полном облачении направился в караульную, тренироваться, но по пути решил заглянуть на рынок. Там я продал за двадцать золотых кольца гоблинов, и перешёл в лавку оружия.

— Что вас интересует?

— Я бы хотел посмотреть самые дешёвые мечи из монокристаллов.

— Самые дешёвые, это монокристаллы железа. Вот на выбор.

Торговец разложил передо мной на выбор несколько мечей.

— Монокристалл железа примерно втрое прочнее стали, что позволяет охотиться на многих крупных хищников. Самое дешёвое оружие, вот эта рапира, пятьсот золотых.

— А меч?

— Меч стоит семьсот пятьдесят золотых, длинна сто десять сантиметров, хороший, одноручный меч.

— А какие лучшие мечи?

— Самые лучшие мечи делают из монокристалла фторида вольфрама, их делают только маги, у меня таких нет.

— А какие лучшие мечи у тебя?

— Гоблинские, монокристалл вольфрама.

Торговец развернул сукно, под ним был синий, переливающийся на солнце меч. Я взял его в руки, но он оказался не мыслимо тяжёлым, даже для моего кольца силы.

— Сколько же он весит?

— Шестьдесят килограмм, двуручный меч, чем больше весит, тем лучше, у него выше пробиваемость.

— И сколько он стоит?

— Деликатный вопрос, пятнадцать тысяч золотых.

— Сколько, сколько?

— Этот меч для богатых, и могучих сэров, он станет надёжным спутником и товарищем в любом бою, даже против тролля, или горного людоеда. Чтобы носить его, нужен соответствующий доспех, и большая сила. Так что, будете покупать? Смотрю, по вашей одежде, вы не сможете позволить себе монокристаллический меч. Но у меня есть хороший стальной меч, всего за сорок золотых.

— Нет, спасибо, стальной меч у меня и так есть. Я просто хотел узнать примерные цены на оружие из монокристаллов. Сколько копить.

— Надумаете купить, заходите, я предлагаю лучшее оружие в нижнем городе.

— Обязательно зайду к вам.

Я покинул лавку торговца оружием, и направился к лавке, где торговали медальонами. Зашёл в неё, торговец сразу обратил внимание на мою стальную кольчугу, и меч на поясе, которые относили меня во всяком случае не к самым низам общества.

— Что вы желаете? Могу предложить медальон стражника третьего уровня, не дорого, пятьсот золотых. Или господин хочет изучить основы алхимии? Восемьдесят золотых.

— А сколько стоит медальон рудокопа?

— Зачем он вам?

— Просто интересно.

— Двадцать золотых за один. И десять, если купите больше трёх.

— Понятно.

— Что берёте? Завернуть?

— Нет, нет, мне просто интересно, сколько стоит жизнь тех бедняг, которых грабят на побережье, отнимая у них медальоны рудокопов.

— Не дорого, — печально согласился торговец, — но это не я их граблю, итак, что вы хотите?

— Есть медальон магов?

— Есть медальоны послушников, тёмных магов, магов всех стихий, и монахов.

— Монахов?

— Церковь в Вавилоне запретила магию, и ввела на неё монополию, в Вавилоне, маги занимаются только монахи, они снабжают ею паладинов. Вы здесь недавно?

— Да, сравнительно недавно, я охотник, первого уровня, зашёл, просто, узнать что есть.

— Я вас понимаю. Но учтите, что медальон послушника не сделает вас им, но научит некоторым базовым простейшим основам магии.

— А какие высшие медальоны вы продаёте?

— Гвардеец Марио шестого уровня, пять тысяч золотых. У меня всего один такой медальон, достал случайно.

— Он не активирован?

— Конечно, активированные медальоны никому не нужны.

— Ладно, спасибо, я пойду.

— Заходи, если скопишь денег.

— Обязательно.

Я вышел на улицу, и теперь уж направился в караульную, не отвлекаясь. Караульная стояла на небольшом возвышении за рыночной площадью, туда вели ступеньки. У входа в неё стоял стражник в красном доспехе.

— Мне можно пройти?

— Ты на тренировку к Добару, или куда?

— Я к Добару.

— Проходи.

Я прошёл по не длинному коридору, и вышел в небольшой квадратный дворик. Тут несколько человек в разных доспехах фехтовали друг с другом на длинных, гладко выструганных палках, по-видимому, заменявших мечи. В стороне стоял рослый воин в красном доспехе, с нашивками. Я обратился к нему:

— Вы Добар?

— Лейтенант Добар.

— Хорошо, мне вас порекомендовали, для обучения фехтованью.

— Я беру дорого, — предупредил он, — десять золотых в час, без скидок.

— У меня есть деньги.

— Какое оружие вы предпочитаете? Одно или двуручное?

Я посмотрел на свой меч на перевязи, он без сомнения был одноручным.

— Одноручное.

— Деньги вперёд, бери палку и приступай к обучению.

Я заплатил ему десять золотых, взял палку, и встал напротив одного из стражников. Мы начали бой, я замахнулся и ударил сверху вниз со всей силы, тот легко отбил палку в сторону, сделал выпад, и ткнул меня своей в грудь.

— Ты убит.

— Повторим.

Мы провели ещё несколько боёв, и каждый из них я проиграл, тогда Добар обратил на меня внимание.

— Ты слишком сильно взмахиваешь палкой, и вкладываешь в удар всю силу, даже если он идёт мимо, а это не правильно. Постарайся фехтовать, твоя главная задача для начала любым способом ткнуть в противника палкой, а не рассечь ему доспех.

Мы продолжили, но безуспешно, я был поразительно неуклюжим, мой противник раз за разом поражал меня мечом, не давая ударить себя.

— Знаешь, — обратился ко мне Добар. — У меня есть особая руна, многоразовая, она учит базовым основам боя, если хочешь, я могу обучить тебя ею, и ты сразу сделаешь существенные шаги вперёд в области фехтования. Просто иначе, тебе очень долго придётся учиться основам, и ты потратишь гораздо больше денег и усилий на тот же результат.

— У меня с собой только сорок золотых, ты можешь взять десять золотых в счёт занятия? Ведь я занимался всего десять минут.

— Вообще, обычно, я не делю скидок, но пойду тебе навстречу, я как бы и так получу в итоге свои пятьдесят, пошли со мной в комнату.

Я прошёл в комнату, здесь были голые каменные стены, на них висело два набора скрещенных одно и двуручных стальных мечей, для красоты. Я осмотрелся, Добар открыл сундук и извлёк из него камень, подошёл ко мне.

— Эта руна научит тебя владенью всеми типами оружия, включая не только мечи, но и копья, луки и даже арбалеты. Базовому владению конечно. Я думаю, тебе это пригодится. Готов?

— Что делать?

— Возьми её в руки, и шепни в неё, учи, и всё.

Я взял руну в обе руки, поднёс ко рту, и шепнул учи. Меня начало бить странной энергией, это продолжалось пол минуты, после чего Добар забрал у меня руну, и убрал назад в сундук. Я заплатил ему.

— Вот и всё, теперь можешь опробовать свой навык на тренировочном поле, только не долго, я дам тебе минут десять.

— Договорились.

Я вышел во дворик, где все тренировались, взял палку и встал напротив того же стражника, мы начали поединок. Он сделал выпад, но я откуда-то знал, как его правильно парировать. Я отбил его атаку, и ударил сам, тот еле успел увернуться, я пошёл в атаку, нанёс несколько ударов, стражник извернулся и всё-таки ткнул меня в бок. Я снова проиграл ему.

— Уже гораздо лучше, гораздо лучше чем было.

— А ты тоже проходил магическую подготовку с руной?

— Не, у меня медальон стражника третьего уровня, я его активировал, он меня всему научил, даже лучше, чем эта руна Добара. Плюс я трачу час на ежедневные тренировки здесь, для стражи они бесплатны. Всё-таки, за это время я научился большему, чем могут научить низкоуровневые магические штучки.

Мы снова начали поединок, встали друг против друга, я был предельно сосредоточен, я решил, во что бы то ни стало, хоть раз победить. Я пошёл в атаку, сделал короткий обманный выпад, потом со всей силы и скорости, что у меня было нанёс удар, и попал, потому что впервые победил. Я сильно обрадовался, стражник удивился.

— Молодец, но ты с кольцом, а я нет, что если так.

Он достал из кармана какое-то кольцо и одел его.

— Что это?

— Кольцо ловкости, увеличивает скорость и реакцию, я купил его на рынке не так давно. Но обычно, на тренировках мы не пользуемся магией, чтобы развить свои собственные навыки.

Он пошёл в атаку, на этот раз его палка засверкала в руках, она была везде и всюду, он успевал отбить каждый мой удар и колотил меня раз за разом, я просто ничего не мог сделать. Наконец, после пяти минут боя, я сдался.

— Да, против этого кольца я бессилен. А сколько такое стоит?

— Пятьсот золотых, не так уж и много, но в бою лучше иметь несколько колец сразу. Обычно, не больше трёх магических вещей.

— Почему трёх?

— Не знаю, такова особенность магии, можно одеть одновременно не больше трёх амулетов или колец. Там что-то не складывается, если одеть больше, но в этом разбираются маги.

— То есть, можно купить три кольца, и это будет предел?

— Ну, кольцо кольцу рознь, дешёвое кольцо силы может увеличить её на двадцать процентов, а дорогое на двести, это надо понимать. Иногда лучше иметь одно дорогое кольцо, чем три дешёвых.

— Ладно, эй парень, — обратился ко мне Добар, — всё, для тебя тренировка окончена, если захочешь продолжить, принеси десять золотых.

— Хорошо.

Я положил палку, и подошёл к стражнику, чтобы продолжить разговор.

— А можно как-нибудь повысить свою базовую силу насовсем?

— Да, некоторые растения, и экстракты животных, если их постоянно принимать, приводят к росту мышц. Спроси у травников или охотников.

Я вспомнил, экстракт чёрного волка, хищного кабана и орка, приводят к постоянному росту мышц, но добыть их было не просто. Это было заложено в моей памяти медальоном, я просто не подумал вовремя. А ещё экстракт чёрного оленя мог повысить ловкость. Я попрощался со стражником, и направился домой к Бену.

 

Глава 5: Посвящение в охотники

Мы ходили на охоту с Беном целый месяц, обычно два дня охотились, один отдыхали. В выходные я ходил к Добару и тренировался по часу, изо всех сил. Я понимал, что когда-нибудь, на этом острове, искусство владения мечом спасёт мне жизнь. Кроме того, я прикупил медальоны травника, рудокопа и алхимика, первых уровней, что встало мне в двести золотых, и я через активацию медальонов изучил эти ремёсла. Потому что счёл, что они могут быть мне полезны. Я решил, во что бы то ни стало, выбиться в люди на этом острове, стать сильным и богатым. Мне надоело быть по жизни никем, и я чувствовал, что благодаря Бену, и его опасному ремеслу, я смогу. А сила, и умение драться тут многое решали. В общем, я многому научился за это время, очень многому. Правда у меня не хватило денег на меч из монокристалла, но один торговец уступил мне за две сотни, длинный сорока сантиметровый нож из монокристалла алюминия. Чрезвычайно лёгкого материала, нож был, примерно, в два с половиной раза прочнее стали. И я решил использовать его в чёрный день. Слишком уж много тварей водилось в лесах проклятого острова, неуязвимых для простого стального оружия. И рано или поздно я столкнусь с такой, и тогда, возможно, нож спасёт мне жизнь.

Я встал рано, как обычно приготовил мясо, и мы с Беном сели есть.

— Сегодня охотимся вместе последний раз, — начал Бен.

— Я знаю.

— Я устрою тебе, что-то типа экзамена, мы отправимся на охоту не на один день, как обычно, а на три дня. Мы будем охотиться на чёрных волков, этот экстракт мы не продадим, а выпьем сами, ибо он повышает силу, совсем не много, но навсегда. Потом, впредь будешь ходить на охоту сам, один, как принято среди всех охотников.

— Я знаю.

Я знал и другое, чёрные волки чрезвычайно опасные твари, водились стаями от трёх до десяти особей. Максимальная масса твари достигает трёхсот килограмм. У них длинные острые клыки, но не очень сильные челюсти, стальная кольчуга в принципе спасала от их укусов. Шкура в принципе была уязвима для стального оружия. Они водились в западной части острова, и были там одними из самых сильных и опасных хищников. К людским поселениям они старались близко не подходить. Слишком уж любили люди их экстракт.

Наконец мы собрались, проверили оружие, я нацепил нож из монокристалла справа, чтобы в случае чего вытащить его левой рукой, а меч слева, чтобы вытащить правой. Бен тщательно закрыл дверь на весьма хитрый и сложный замок. У него дома хранилось много всяких ценностей, и он очень боялся, что его обворуют.

Мы вышли из западных ворот города, как всегда стражники пожелали Бену удачной охоты. Тот был известной личностью, вся городская стража регулярно наведывалась к нему за мясом, шкурами и экстрактом. И мы двинулись на запад, за границы поселений людей, туда, где водились чёрные хищники. Но далеко от города нам отойти было не суждено. Мы наткнулись на засаду фингеров, их было много, и они не испугались напасть на двух вооружённых путников. Тем более, что обычно, охотники и крестьяне ходившие здесь, были вооружены куда слабже. Я выхватил меч и взял в другую руку нож, и фингеры бросились в атаку, сразу со всех сторон. Мы с Беном встали спина к спине, или что-то типа того, совсем стать спиной к спине мешали рюкзаки. Я уже довольно прилично умел фехтовать, и поэтому первым же ударом снёс фингеру, нападавшему спереди, голову. Второй вцепился мне в руку, чуть ниже локтя, но там она была защищена кольчугой, я снял его ударом кинжала. Монокристаллическое лезвие на удивление легко вошло в его плоть. Фингер только крякнул, получив смертельную рану, и отпустил. Тем временем, остальные фингеры навалились на меня и стали кусать и драть когтями, я как мог, отбивался. Меч у меня заблокировали, но я довольно эффективно порезал ещё двоих ножом. Контр действия Бена были успешнее, он положил пятерых. Вообще, если бы на нас не было прочных кольчуг, а были бы обычные кожаные одежды, нас наверное разорвали бы. Но сегодня у фингеров был плохой день. Они схлынули, оценили потери, поняли, что не смогли даже ранить нас, и пустились наутёк. Обычно Бен в таких случаях стремительно снимал с плеча лук, и стрелял, но в этот раз не стал, потери противника и так были велики, пол стаи. После того, как фингеры ретировались, мы начали методично вырезать из их груди экстракт. Он стоил около десяти золотых за одного фингера, не много, но девять фингеров, уже девяносто монет, не так мало. Процедура извлечения экстракта заняла у нас не много времени, минут десять. Я уже стал не плохим охотников вроде бы, но Бен всё равно работал вдвое быстрее меня. И как только у него получалось. Он вырезал экстракт из шести убитых тварей, я из оставшихся трёх. Мы проверили снаряжение, всё было в порядке, и тронулись в путь.

— Вообще, удачно поцапались, — заметил я. — Только вышли и уже трофеи.

— Зря только потратили баночки, — возразил Бен, — не выбрасывать же. За эти три дня мы наберём столько трофеев, что баночек не хватит, и от куда более ценных видов.

Мы продолжили движение, миновали одну из ферм. Встретили обоз крестьян шедших торговать в город. Бен поздоровался с ними, я уже давно заметил, что Бена знает вся округа, а Бен знает всю округу.

— Хорошо, что я не стал крестьянином. Они зарабатывают гроши, а труда уходит, куда больше.

— Это ты сейчас так думаешь, пока не влип. А потом, на предсмертном огне, пытаясь убежать от медведа, дракониса или горного людоеда, будешь ещё сожалеть, что не стал мирным пастухом.

— Не буду, теперь у меня есть оружие способное пробить их шкуру.

— Поверь мне мальчик, этот нож, и твоё кольцо силы, против медведа или горного людоеда, это ерунда полная. Да, он может в теории пробить шкуру людоеда, но с какой силой надо нанести удар? Есть ли она у тебя? Сомневаюсь. И неужели ты думаешь, что горный людоед будет стоять и ждать, пока ты не перережешь ему сонную артерию. Он сам нападёт, и как. Сломает тебе все кости с одного удара своей дубины. Так что, если хочешь выжить, и стать удачливым охотником, ты должен быть предельно осторожен, и избегать тех тварей, и мест где они живут, против которых у тебя нет ни шанса. Кроме того, всегда нужно помнить, что иногда эти бестии забредают и в те земли, где их по идее не должно быть. Так в прошлом году, горный людоед задрал охотника Марка, и ещё двух крестьян, прямо в предместьях Саммервилля. Его, конечно, убил целый отряд стражников, потом, но сам факт, что он сюда забрёл, должен пугать всякого, кто выходит за городскую стену.

Мы продолжали идти по дороге на запад. Старик был вынослив, и готов к долгим прогулкам, поэтому уже через пару часов напряжённой ходьбы, я порядочно подустал. Но меня не особо расстраивал этот факт, я подозревал, что на пальце у Бена наверняка найдётся колечко с функцией, в стиле выносливость. И только благодаря магической фишке, он был выносливее и быстрее, чем я. На острове все кто по богаче, и имел деньги, постоянно использовали магические побрякушки, чтобы быть сильнее, умнее, и ловчее, чем другие.

Мы вышли на опушку леса, ярко светило, солнце. Слева от нас был лес, справа огромная поляна, на ней паслись олени. Обычные олени, за экстракт таких, едва ли можно выручить пять золотых, но до чего красивые.

— Вот на таких, одно удовольствие охотиться. Сдачи дать не могут, мяса в них много, убил одного, и можно наедаться целую неделю.

— Денег с них не получишь, а без денег на острове никуда.

— А ты Рим, мечтаешь стать большим человеком? Стражником?

— Нет, прислуживать это не по мне, я вот думаю, надо брать выше.

— Правильно, прислуживать, охранять, это не жизнь. В жизни нужна свобода, приключения. Быть охотником, лучше всего.

— И окончить свою жизнь в пасти дракониса? Нет уж. Я хочу большего, приключений, роскошный дом в верхнем городе, магию.

— Я в молодости тоже мечтал, почти как ты, стать богатым. И вот стал им. Хотел пойти по дороге дальше, но что-то меня остановило. Я понял, что у каждого человека есть свой потолок, свой предел, и выше этого предела лучше не ходить, а то дай боже.

Старик замолчал, но я понял, о чём он. Надо уметь вовремя остановиться. Сейчас у меня всё получалось, и было мне по силам, но могло выйти всё иначе. Я не стал продолжать разговор, мы молча шли дальше. Поляна окончилась, и мы снова пошли лесом. Я примерно прикидывал, где мы идём, скоро должна была появиться последняя ферма, а дальше дикие земли, в которых нет, или почти нет людей. Хотя я слышал о нескольких охотничьих посёлках на несколько десятков человек, которые располагались на западе. Но эти посёлки принадлежали к охотничьей гильдии, а мы к ней не относились, Бену это было не нужно. Зачем делиться добытым в лесу, когда тебе за это ничего не дают, просто так. Но были и охотники одиночки, они уходили жить в лес, и лишь иногда появлялись в городе, принося на обмен огромное количество экстракта. Им нравилось жить на западе, там спокойно и безопасно. При хорошем снаряжении, можно не опасаться за свою жизнь, а так далеко на запад крупные твари не забредали. Это было связано с магическим полем, покрывавшим остров. Его пик был на востоке, в землях орков, а на западе был минимум, и магические создания чувствовали, что там им чего то не хватает. Так что запад был самой безопасной частью острова. И, потому, стояли в глуши одинокие избушки, где жили одинокие охотники.

К вечеру случилась серьёзная неприятность, мы попали в очередную засаду. Я спокойно шёл, и ничего не ожидал, как вдруг старик заволновался. Наверно за годы у него выработалось шестое чувство на опасность. А иначе в лесу не выжить.

— Готовься к бою, быстро, спина к спине.

Я достал оружие, и встал, ни о чём не подозревая.

— Ну, парень бывай, прости, но я не смогу тебя защитить, а доспех твой хиленький. Пей экстракт усиления.

Я не задавая вопросов выпил экстракт, почувствовал себя лучше, и сильнее, но тут началось… Стая рапторов напала из глубины леса, их было штук двадцать не меньше. Я понял, к чему клонит старик, мой стальной меч, от него почти не было пользы против шкуры раптора, если очень постараться, им можно было лишь слегка оцарапать её. Так что меч, из грозного оружия, превратился в обычную палку в моих руках, оставалась лишь надежда на выпитый экстракт и кольцо силы. Но я знал, что и в кровь рапторов тоже впрыскивается экстракт, врождённый в них природой, и их мышцы тоже становились на много сильнее, чем должны быть. Я двинул в атаку, и со всей силы огрел ближайшего раптора по голове мечом. На его коже осталась царапина, но раптор отлетел в сторону под силой моего удара. Другой раптор прыгнул на меня сбоку. Я извернулся и воткнул ему в горло монокристаллический нож, он с трудом, но пробил бронированную шкуру проклятого создания. Мне повезло, я воткнул кинжал туда, где проходит основная артерия, и раптор отпрыгнул в сторону со смертельной раной, заливая всё вокруг кровью. Тем временем, Бен вертелся у меня за спиной как молния, он атаковал, отражал удары с невероятным проворством, и у него под ногами уже было три трупа рапторов. Я не был на такое способен. Рапторы снова, почувствовав во мне слабость бросились в атаку, я отмахнулся от одного из них, но в этот раз нож прошёл слабо, вскользь, слегка оцарапав шкуру. Зато другой раптор вонзил в мою правую руку свою жуткие зубы, и огромными когтями ног начал драть мне живот. Я двинул ему в голову кинжалом, раптор отпустил меня. И только после этого я почувствовал жуткую боль. Его могучие когти разорвали мою кольчугу, и мой живот был исполосован его когтями, ранения были глубокими. Зубы раптора нанесли ещё больший урон, прокусив мой доспех и руку до кости. Я выронил меч, и понял, что конец близок. Ранения были очень тяжёлыми, и только в левой руке у меня оставалось моё главное оружие, монокристаллический нож, который я так удачно купил. Сейчас я благодарил судьбу за то, что тот торговец сжалился надо мной и продал мне его. Но атака рапторов ещё не закончилась, наоборот она вошла в финальную стадию. Хищники видели что я ранен, и ослаб, и атаковали меня с новой силой. Я из последних сил воткнул свой кинжал одному из них в грудь, но удар был не достаточно сильным, и лезвие вошло не более чем на десять сантиметров. К счастью этого было достаточно, чтобы раптор отступил. А вот второй и третий… Второй вцепился мне в плечо правой руки, и продолжил драть мне бог своими когтями. Третий напал сзади, и вцепился в рюкзак. Но тут ко мне пришла помощь, Бен развернулся и вонзил свой меч в спину раптору терзавшему мой рюкзак. Потом, он не теряя не секунды совершил ещё один взмах, и отсёк голову раптору, полосовавшему меня когтями с боку. К этому моменту Бен перебил уже больше половины стаи, и те, видя, что я смертельно ранен, а второй более сильный боец, готов продолжить бой решили отступить.

Бен аккуратно положил меня на мостовую дороги, осмотрел раны. И сделал заключение:

— Жить будешь, а вот доспех безнадёжно испорчен.

У меня всё плыло перед глазами, я смотрел на жуткие раны на теле, и подумал, что старик меня обманывает, ведь ранения, очевидно, были смертельными, и жить мне оставалось пять минут от силы, а то и три. Но Бен, спокойно, не торопясь, достал из своей сумки бумажный свиток, и прочитал его. Свиток загорелся синим пламенем и исчез. А синее свечение от него, опустилось на моё тело, и я почувствовал, что боль уходит. Чёрт, конечно же, это был проклятый остров. Здесь люди редко умирают даже от смертельных ран, если выжил в бою, будешь жить. Свиток лечения средних ранений, пятьдесят золотых. Бен только пожурил меня:

— Вот, зараза, испоганили весь твой доспех, куда ты теперь с такой разорванной кольчугой? Теперь тебе любой зверь угроза.

— Может, вернёмся?

— Нет уж, у тебя экзамен, до конца надо продержаться два с половиной дня, идём дальше.

— Бен, мы перебили целую кучу рапторов, тут экстракта золотых на пятьсот, шестьсот.

— Я перебил, не ты. Тебя одного, они бы легко задрали. Так что это мои трофеи.

— Но я тоже убил парочку.

— А я потратил на тебя свиток лечения, теперь у меня остался всего один, так что из-за твоей слабости мы попали.

— Ладно, забирай свой экстракт старый ханжа, главное, что я жив, и это главное. Самое главное.

Мы не стали снимать с рапторов шкуры, хотя каждая шкура стоила бы золотых по двадцать. Но снятие шкуры это процесс долгий и нудный, кроме того, десяток шкур рапторов это порядочный груз, и едва ли мы дотащили бы его до города, даже если бы решили вернуться. Но Бен твёрдо решил закончить нашу охоту, никак не меньше, чем поимкой стаи чёрных волков. Меня радовало одно, в той части острова до куда мы уже дошли, рапторы в принципе были редкостью, и вероятность попасть в ещё одну подобную ловушку была крайне низка. Мы двинулись дальше, не сбавляя шага.

Часам к трём дня, мы, наконец, преодолели требуемое расстояние, и сели на перерыв. Достали по маленькой булочке хлеба, съели, выпили воды.

— Всё, здесь мы уйдём с дороги, и будем выслеживать волков.

— Я слышал, что чёрные волки охотятся ночью, потому они и чёрные, а днём спят в тайных норах, найти которые весьма не просто.

— Да это так. Но я хочу найти подходящую для охоты поляну.

— А почему нельзя встретить их в лесу.

— Я опасаюсь гигантской чёрной рыси, она тоже охотится ночами, но прыгает сверху вниз с деревьев. У неё мощные когти, а на тебе дырявая корльчуга.

— Это ещё мягко, сказано, ладно Бен, конечно, ты прав.

Мы сошли с тропы, и двинулись в лес, спустя пол часа наткнулись на подходящую поляну. И всё-таки у Бена был настоящий нюх на местность, он мог найти всё что угодно, что ему требовалось. Дальше мы ничего не делали, просто сидели какое-то время и отдыхали. Наконец, я прервал молчание:

— Так и будем сидеть до вечера?

— Да, — коротко ответил Бен, — а что ещё делать?

— Может пойти по охотиться?

— Нет, лучше, я по сплю, а ты охраняй, если что буди.

И старик совершенно беспардонно завалился на спину, и почти сразу же уснул. Я его в принципе понимал, нам предстояла бессонная ночь, а потом день, и когда ещё удастся выспаться? Сидеть охранять его, было скучно, я начал ходить взад вперёд по поляне. Потом, решил заняться травничеством, но мне не повезло, так далеко на западе ценные растения не росли, зато в северной части поляны я нашёл землянику. Её было не много, но я собрал пару горстей и съел. Она, конечно, не повышала ни магические способности, ни силу, но зато было вкусно, и я потратил час времени. Я вернулся к Бену, достал меч, и стал упражняться в фехтовании, представлял себе, что дерусь с вымышленным противником. Но вскоре мне и это надоело, тогда я просто сел, и стал сидеть, ждать вечера.

Я разбудил его часов в восемь, когда начало смеркаться, старик Бен встал, поправился.

— Ну, что, не плохо я выспался? Ты наверно от безделья чуть с ума не сошёл.

— Да, так и было.

— Пошли за дровами.

— Зачем?

— Костёр будем разводить.

— Но дикие звери бояться огня.

— Только не чёрные волки, наоборот, мы привлечём их сюда. А заодно костёр обеспечит нас светом. Волки хорошо видят в полной темноте, а мы нет, нам нужен свет, а луна сегодня светит слабо. Всё будет хорошо, не волнуйся, я не в первый раз так делаю.

— Ты у нас мастер.

Мы двинулись к опушке, быстро набрали по охапке хвороста, но Бен сказал, что на всю ночь этого не хватит, и требуется гораздо больше. Мы собирали хворост около полу часа, и, по-моему, больше в округе не осталось ни одной сухой ветки. Тогда мы вышли на середину поляны, и Бен сказал мне:

— Ну, разжигай костёр.

— Секунду.

Я выбрал из кучи хвороста веточки по тоньше и по суше, приправил их сухими листьями. Достал из рюкзака два небольших кремня и начал высекать искру. Искра высекалась, падала на листья и тут же гасла. Я мучался минут пятнадцать, но ничего не получалось, всё-таки я впервые разжигал костёр в лесу.

— Эх, ты. — Улыбнулся Бен. — Смотри как надо.

Он наложил толстых веток, создав пирамидальную кучку, потом достал из своего рюкзака не большой синий камень. Я сразу узнал руну огня, он что-то шепнул, и кучка веток сразу вспыхнула ярким пламенем.

— Вот как надо, — важно отметил Бен.

— Ха, с руной огня я бы и сам справился за минуту.

— Что же тебе мешало её приобрести.

— Она стоит сто золотых, а кремни ничего не стоят.

— Кремнями, только в теории костёр можно разжечь, даже с сухими ветками пытка, а что если дождь? Сырые дрова искрой вообще зажечь не возможно.

Я сел лицом к костру, и собрался погреться, погода не была холодной, но я любил огонь.

— Э, нет Рим, так как ты сидишь, сидеть нельзя, тебя мигом сожрут, ножа вытащить не успеешь. Садись спиной к огню, и смотри в лес. Огонь защитит тыл, а я сяду с противоположной стороны.

Я развернулся спиной к огню, и начал всматриваться в темноту, но там ничего не было видно. Только где-то в отдалении завыли волки.

— Это по нашу душу, — заметил Бен.

— Думаешь, на нас нападут, именно те, что выли.

— Не уверен, но кто-нибудь на нас скоро нападёт, будь уверен.

Мы продолжали сидеть, вскоре мои глаза привыкли к темноте, Ия начал различать силуэты деревьев в двадцати метрах от меня, на краю полянки. Вскоре меня начало клонить в сон, было тепло, хорошо и спокойно.

— И долго мы так будем сидеть?

— До рассвета, — бодро ответил Бен.

— А спать?

— А спать нельзя, потому что если уснёшь, то не проснёшься, днём надо было.

— Так ведь ты сказал, охраняй, не могли же мы оба лечь спать.

— Ты младше, так что терпи. Но не волнуйся, завтра днём пойдём к хижине Николаса, она в пяти километрах отсюда, думаю, найдём как-нибудь.

— Надеюсь, он радушный хозяин.

— Радушный, и к тому же мой старый друг, мы с детства дружим, только я пошёл по пути богатства и денег, а он выбрал спокойствие лесной глуши.

Сказав это, Бен повернулся к огню, и подбросил в костёр изрядную кучу хвороста. Огонь должен был гореть ярко, чтобы худо-бедно освещать всю поляну. Не зря же мы собрали такую кучу хвороста. Надо было сжечь за ночь. Неожиданно я увидел огромную тень, вышедшую на опушку, потом ещё, и ещё одну. Я вытащил кинжал и меч.

— А вот и чёрные волки.

— Где?

— С моей стороны.

Бен обошёл костёр и встал лицом к лицу. Но волки не спешили нападать, они знали, что мы не сможем убежать. И сейчас кружили вокруг нас, оценивая, как противников, решали нападать или не стоит. Они знали, что люди, опасные соперники, и вооружены бывают очень сильно, но люди людям рознь. Я торопливо отхлебнул немного из склянки с экстрактом, болтавшимся у меня на шее. Как всегда ничего не почувствовал, но я знал, что стал сильнее и быстрее, чем был, не на долго, на пятнадцать минут, но этого должно было хватить.

— Их четверо, — насчитал я.

— Нет, пятеро, — возразил Бен.

— А где пятый?

— Он подбирается со спины, такова их тактика, но ты не бойся, я возьму его на себя.

Наконец волки решились, и синхронно бросились в атаку, я взял на себя двоих, Бен троих. Я опасался их, ведь мои доспехи были сильно повреждены, и их челюсти могли нанести мне страшные раны. Но всё пошло удачно, я рубанул первого приблизившегося ко мне волка, тот, получив тяжёлую царапину на черепе, отпрыгнул назад. Но кость, меч не пробил, и рана была не смертельной. Второй волк чуть запоздал, и прыгнул на меня грудью. Туда на противоходе я и вогнал ему по самую рукоятку свой кинжал. Но мне не повезло, волк умирая бросился на меня, и я выронил рукоятку кинжала, он так и остался в груди волка. Самое страшное то, что волк придавил меня своим телом, а его пасть была прямо около моего лица, но он не смог меня укусить, а вот второй волк представлял теперь из себя проблему. Он бросился на меня в атаку, я отмахнулся мечом, он отпрыгнул, избегая лезвия, но продолжал прыгать вокруг меня. Я сосредоточился, и попытался столкнуть с себя трёхсот килограммовую тушу, привалившую меня, но до конца выбраться из под неё не получилось. Чёрный волк снова пошёл в атаку, я долбанул его мечом, но не смертельно, и тот вцепился в мою правую руку. В этом месте доспех был прорван, и его клыки до костей впились в мою плоть. Я со всей силы стукнул его кулаком, но от кулака мало проку. Волк начал мотать головой из стороны в сторону, разрывая мне руку. Я ничего не мог сделать, и только из последних сил дотянулся до кинжала воткнутого в грудь первого волка, выдернул его, и всадил в шею противника. Тот тут же отпустил мою руку. И бросился в лез убегать, но рана была смертельной, он дотянул до опушки, и обессилено упал, задёргался в конвульсиях. Бен же к этому моменту расправился со своими противниками, но у него это получилось куда проще, и он даже не оцарапался.

— Не везёт тебе сегодня.

— Просто, надо было возвращаться в город, и купить новый доспех.

— А где бы ты взял на него деньги?

— Ты бы отдал мне часть экстракта рапторов.

— Эх, и резвый же ты. Я и так уже в тебя вложился, пора тебе отдавать долги.

Он осмотрел мою руку, она была сильно повреждена. Он достал из своего рюкзака бинт, я же загибался от боли.

— Бен, зачем бинт, доставай лечение ранений, заклинание.

— Нет, одно осталось, мало ли что ещё случиться, последнее тратить нельзя. Так перебинтую, рана не смертельная, а в городе купишь себе лечение лёгких ранений, и вылечишь руку.

— До города ещё дожить надо.

— Будем считать, что охота кончена, мы убили чёрных волков, трёх я, двоих ты. Ты прошёл экзамен.

Он продолжал бинтовать руку, было больно, но кровь стала литься намного слабее.

— Но нам надо пережить эту ночь, что если на нас снова нападут? Как я буду драться?

— Каждая стая чёрных волков контролирует свою зону. Мы убили стаю чёрных волков контролирующих эту зону, больше этой ночью чёрные волки на нас не нападут, а с остальными хищниками мы справимся. Угрозу представляет только гигантская ночная рысь, но она охотиться в одиночку, и я с ней справлюсь один, а ты просто постоишь в сторонке.

Бен закончил бинтовать мою руку, и начал вырезать экстракты. Я просто сидел, и трогал ноющую рану. Он сделал мне одолжение, и сам вырезал экстракты моих волков, потом передал их мне. Он выпил один из добытых экстрактов, я собрался выпить тоже, но Бен остановил меня.

— Не пей, лучше продай, тебе ещё новую кольчугу покупать. Они увеличат твою силу не значительно, а без доспехов никак нельзя.

— Хорошо.

Я убрал экстракты в рюкзак, отрезал кусок волчьего мяса, насадил на ветку, и начал жарить, Бен последовал моему примеру.

— Вообще, конечно, зря мы повернулись лицом к огню, теперь мы лёгкая мишень, надо было бы посидеть до утра.

— Не волнуйся, если какая тварь и решит напасть, увидит, что мы расправились со стаей чёрных волков, и передумает.

Мы поели волчьего мяса, я наелся до отвала, всё равно то мясо, которое осталось, пропадёт, или пойдёт на корм падальщиков. После ужина, Бен настоял на своём, и мы повернулись спиной к костру, и так и сидели всю ночь, время от времени, подбрасывая дрова в огонь, но никто на нас так и не напал. Утром мы ещё раз поели, и тронулись в путь. Бен не торопился, он был доволен. Мы ушли от дороги, и углубились в лес, я быстро потерялся. Однако, старый охотник шагал уверенно, он знал эти места. Я доверял его чутью, но рука болела. Где-то, через час, мы вышли к небольшому домику, он стоял прямо между деревьями, небольшая хибара, четыре стены, одна комната три на три метра. Мы попробовали войти, но дверь была закрыта на замок. Можно было выломать, но гости так не поступают. Бен громко крикнул:

— Николас, Николас, ты где? Иди сюда.

Вообще, в лесу так не поступают, мало ли кого можно накликать, прибежит горный людоед, и трындец. Но тут крупные магические твари не водились. Никто не отозвался, и ни пришёл, хотя мы ждали пол часа.

— Что, пойдём искать его? — Спросил я.

— Пойдём, я, кажется, знаю, где он.

— Откуда?

— Просто, проверим несколько тропинок. По которым он ходит, идём.

Мы тронулись, шли по лесу, по каким-то еле приметным знакам, которые различал только Бен. Конечно, я тоже был охотником и следопытом, но умения Бена простирались далеко за грань возможности охотничьего медальона. Мы бродили несколько часов, проверяя все места, где как уверял Бен, обычно бывает Николас. И тут мы наткнулись на него, обглоданный труп лежал под сосной. Бен подбежал к нему, и склонился на колени. Я подошёл за ним.

— Это он?

— Да, это Николас, умер давно, месяца два назад, успел основательно разложиться.

— Мне жаль.

Бен промолчал, я осмотрел труп, толстый кожаный прикид из шкуры раптора был разорван, и испорчен. Рядом с трупом, метрах в двух, валялся кинжал из монокристалла железа. Я взял его себе, Бен не был против, так было принято на острове, вещи покойника могли послужить другим людям. Больше ничего ценного у Николаса не было. Его медальон был давно активирован. Бен покопался у покойника в карманах, и нашёл ключ. Мы молча двинулись назад к домику.

— Он был твоим близким другом? — Нарушил молчанье я.

— Да, мы дружили с детства, одновременно стали охотниками. Последнее время я стабильно навещал его раз в три месяца, мы сидели, ели мясо, я приносил ему вино, он любил виноградное вино, пили и разговаривали. Но боюсь, что нашим встречам конец.

— Кто это сделал?

— Судя по характеру ран, это был Медвед. Но ничего Рим, я не переживаю, он прожил долгую жизнь, для охотника, он был счастлив. Смерть на проклятом острове, это нечто естественное, неотвратимое.

Мы дошли до домика, Бен открыл дверь, и мы вошли внутрь. Хотя Николас был его другом, Бен сразу полез в его сундук, большой деревянный сундук с железным замком. Он открывался тем же ключом что и входная дверь. Бен открыл сундук, осмотрел его, нашёл мешочек с деньгами, сунул к себе, так же тут хранилась целая коллекция экстрактов, на внушительную сумму. Все Бен забрал к себе. Я не вольно подумал, не смотря на горе, наша охота была исключительно успешной. Кроме того, Бен нашёл несколько свитков с заклинаниями. Охотники всегда держали их при себе, мало ли что могло случиться.

— Тебе повезло Рим, здесь есть лечение лёгких ранений.

Бен прочитал свиток, направил энергию на меня, свиток вспыхнул огоньком, рассыпался в пепел, его магия перешла ко мне. Рука почти мгновенно зажила, не осталось даже шрама, я снял бинт.

— Отлично, я снова здоров.

— Ну что ж, располагайся, будем спать, здесь в домике безопасно.

— А когда тронемся назад? Не в ночь же.

— Завтра с утра, а ночью запалим свечу, посидим, я попью вина, ты воды. Поговорим о жизни, обо всём, отметим твоё вступление в охотники.

Я ничего не сказал, просто лёг, прямо на пол, тут была шкура. Кровати у Николаса не было. И сразу же заснул.

Проснулся я под вечер, в комнате было темно, я встал, начал на ощупь искать свечу. Из-за моего шуршания проснулся и Бен. Он быстро нашёл её и зажёг. Мы сели за небольшой стол около окна, Бен достал вино. И какую-то коробочку в клеточку, открыл, там были резные деревянные фигурки, покрытые лаком.

— Это называется шахматы, — пояснил он. — В них можно играть, очень интересная игра, мы с Николасом всегда играли в них, когда я бывал у него. Не будем нарушать традицию, расставляй, бери себе жёлтые, я возьму чёрные.

— Наверно дорогие?

— Нет, Николас сам вырезал. Такие стоят золотых семь от силы.

— А как в них играть?

— Пока просто расставляй, как я, только зеркально.

Я расставил фигурки, также как и Бен, это было не сложно, только Бен поменял местами две центральных фигурки. Он начал перечислять названия:

— Это пешки, тура, конь, слон, дама и король. Смысл игры убить все вражеские фигуры. Ходить по очереди, по одному разу. Также можно, не убивая всех фигур, поставить мат королю.

— Понятно.

Мы учились играть в шахматы долго, часа два. Потом сыграли несколько партий, но они мне не понравились, игра была слишком сложной, и главное я постоянно и очень быстро проигрывал.

— Да нет, Бен, какая-то ерунда, мне, откровенно говоря, надоело.

— Шахматы это игра интеллигенции, — пояснительно произнёс Бен. — В них играют высшие слои общества, короли, графы и паладины. Они развивают интеллект. Но ты видно, обычный лапоть.

— Да, я лапоть, умные игры это не для меня, а для магов.

Бен тяжело вздохнул, собрал фигурки, ещё раз взглянул на них, и убрал шахматы в свой рюкзак, потом достал вино, нашёл у Николаса кружку, и налил себе.

— Точно не будешь пить? Хорошее вино.

— Ладно, давай, попробую, только не много, на донышко.

Бен налил мне вина, мы сели и он произнёс тост:

— Ну, за Николаса, за лучшего друга, который ушёл навсегда.

— За друга, — поддержал его я.

Мы выпили, после чего Бена потянуло на разговоры, а я сидел и слушал, мне больше ничего не оставалось. Бен рассказывал о своих подвигах, о том, как он однажды убежал от горного людоеда, как тот преследовал его до самых предместий Саммервилля. Потом, он перешёл на политику, критиковал Марио за его примиренческие настроения по отношению к паладинам. По словам Бена, паладины вообще были самыми трусливыми, слабыми и подлыми созданиями в мире. Потом, он переключился на большую политику, за пределы острова.

— Орков надо лишить магии, и перебить всех до единого. Это давно надо было сделать, ещё лет сто назад. А не сделали, теперь вот орки представляют угрозу для самого человеческого рода. Могу поспорить, они тоже нашли способ транспортировать грузы с острова на материк.

— Но как? Орковские корабли не приплывают сюда.

— Это остров мальчик, а тут всё возможно. Может быть, у них есть какой-то магический портал, через который они поставляют во внешний мир магические мечи, и энергию. Как думаешь? Откуда их шаманы берут магию для своих знаменитых огненных шаров? С острова, все ниточки ведут на остров.

— Тогда надо выбить орков отсюда во что бы то ни стало!

— Паладинам и Марио не до этого, они плетут свои собственные мелкие интриги друг против друга, борются за власть. А орки сильны, очень сильны, и держат под контролем самую злачную часть острова.

— Самую опасную, — заметил я.

— Орки сильны, ты вот хоть раз видел орка?

— Нет.

— Орки это твари под два метра ростом, у них огромные топоры, способные пробить многие доспехи. Они очень сильны, каждый как десять человек, даже без всякой магии. Даже без доспеха убить орка сложно, но у них есть доспехи и шлемы. Не такие искусные как у людей, но это тоже оружие. А ещё у орков есть элита, они вооружены особыми магическими топорами, и также как и люди носят волшебные кольца и амулеты, с ними не могут справиться даже паладины. Надо посмотреть правде в глаза, люди слабее орков, и мы рано или поздно проиграем. Пока ещё, мы прячемся от них за высокими стенами, и стальными воротами наших городов. Но только то, что орки контролируют самую опасную часть острова, уже подчёркивает их силу.

Так мы и болтали до самого утра. Из разговоров я понял, что старик волнуется и болеет за то, что происходит в мире. Старается быть в курсе всего, но, увы, ничего не может сделать. Его положение в обществе не достаточно, он не достаточно силён.

Рано утром, когда ещё не рассвело, часов в пять, мы тронулись в обратный путь. Охота была успешной, для Бена, мы возвращались с богатыми трофеями. Наверно, Бен заработал за эти три дня, около тысячи золотых, даже больше. Мы шли лесом, ни я, ни Бен, не ощущали тревоги, Бен шёл спереди, я следовал за ним. Я не знал где мы, и куда идти понимал только Бен. Неожиданно с деревьев сиганула огромная чёрная тень, я даже не успел испугаться. Гигантская рысь впилась сзади в шею Бену, и повалила его, тот даже не смог вынуть оружие. Они боролись, но Бен никак не мог вытащить свой меч. Я среагировал, схватил кинжал, и воткнул его рыси в бок по самую рукоятку. Но это ранение не было смертельным, она схватила Бена крепче и побежала с ним в лес, подальше от меня. Бен вытащил меч из ножен, но тот неудачно упёрся в дерево, и Бен выронил его, теперь он был без оружия. В отличии от меня, Бен не таскал с собой другого оружия кроме меча и лука. Он целиком полагался в рукопашном бою на свой двуручный монокристаллический меч. Я подобрал его и продолжил погоню. Бен не сдавался и молотил кулаками по бокам рыси. Но для той, это не было уроном. Вообще, положение Бена было не завидным, у него не было оружия, и его спасала от смерти только его монокристаллическая кольчуга. Рано или поздно, рысь доберётся до не защищённого лица, и тогда охотнику придёт конец. Я продолжал преследование рыси. Мы бежали уже минут двадцать, я порядочно выдохся, но и рысь слабела, из раны на боку лилась кровь. Наконец она бросила Бена, и повернулась ко мне. Я увидел длинные когти и острые зубы, она прыгнула в атаку, я бросился на неё грудью, и всадил ей в шею свой монокристаллический нож. Рысь не была особым магическим существом, и мой кинжал легко проткнул её шкуру. Я убил её, подошёл к Бену, тот уже встал, но был бледен.

— Она чуть не убила меня, если бы я был один, не выжил бы, какая-то рысь, всего лишь.

— Ничего, будет ещё одно приключение, которое пополнит твою коллекцию.

— Спасибо Рим, ты спас мне жизнь, я благодарен тебе.

— Ничего.

Я вскрыл рыси грудную клетку, и оперативно вырезал экстракт, крепившийся к сердцу, но к несчастью мешочек был на половину пуст, рысь израсходовала его, пока удирала от меня.

— Возьми деньги Николаса, тут около двухсот золотых монет, — Бен протянул мне мешочек. — Тебе ещё новую кольчугу покупать, купи титановую, она вдвое дороже стальной, но не много прочнее.

— Куплю.

Я протянул Бену его меч, тот взял его, и убрал в ножны.

— Так, где мы?

— Я думаю, мы убежали километров на пять на север, пойдём назад?

— Нет, нам туда, — уверенно махнул рукой Бен, и мы тронулись.

Мы шли уже часов шесть, я не знаю, не заблудился ли Бен, но ни к одной дороге мы не вышли. Вскоре должны были начаться предместья. Ничто не предвещало новой беды, и тут мы наткнулись на него. Он не видел нас, мы сразу же спрятались за деревьями. Я узнал кто это. Это был орк, настоящий, не знаю, что он тут делает. Бен оголил меч, и прошептал:

— Мы должны убить его, думаю, это разведчик, он слишком опасен, будь осторожен.

Орк остановился, и что-то вынюхивал, он учуял нас, но не видел где мы, и не знал, с какой стороны мы нападём. Бен двинулся в атаку, я за ним. Орк выхватил свой огромный топор. Я осмотрел его лучше. Он был одет в толстую зелёную шкуру, вероятно шкуру тролля, это было плохо. Фигура орка напоминала человечью, но лицо зелёное, звериное, вызывало страх и отвращение. Я зашёл с боку, приготовился атаковать, вслед за Беном, но орк заговорил:

— Человеки, я не ищу войны, зачем биться, мирно уходите, я не трону.

— Что ты тут делаешь?

— У меня задание, важное, я не должен убивать, идём своей дорогой, вас не должно тут быть.

— Что за задание?

— Я ищу амулет, волшебный, тут живёт старая ведьма, Анной кличут, я куплю у неё амулет и уйду.

— Чем так важен этот амулет?

— Командир послал, велел добыть. Не знаю зачем, приглянулся он ему, носить хочет.

— Орки наши враги, вы воюете с людьми.

— Вчера воевали, сейчас не воюем, завтра снова будем воевать, такова жизнь, уходите человеки, чего ради нам с вами умирать.

Но Бен бросился в атаку, он считал убийство орка своим долгом. Орк подставил под меч свою лапу, и тот не смог пробить шкуру тролля, в которую был одет орк. И двинул по Бену своим огромным топором, Бен отлетел в сторону. Я, понимая, что не пробью его доспех, нагнулся и ударил по лапе, орк был босым. После чего отпрыгнул назад, топор прошёл в волоске от моей головы. Ещё бы чуть-чуть, и я бы погиб, но мне как всегда повезло. Орк опёрся на здоровую ногу, я порезал его довольно сильно.

— Человеки, зачем? Уходите, ещё не поздно разойтись с миром.

Но Бен сменил тактику, он бросил меч на дёрн, молниеносно снял с плеча лук, прицелился, и всадил стрелу прямо в незащищённое лицо орка. Наконечники его стрел были монокристаллическими и нанесли существенный урон. Орк схватился лапой за стрелу, выдернул её. Но Бен выстрелил ещё несколько раз, и попал. Орк в отчаянии бросился на него, Бен перекатился, поднял меч, и, что есть силы, воткнул орку в живот. На этот раз он пробил орочий доспех. И выдернул меч, орк упал, но рана всё ещё не была смертельной. Я не приближался, доверив, закончить бой Бену. Бен отбил выпад топора орка, и вонзил свой меч ему в лицо, похоже, пробив череп. Орк затих. Мы обыскали орка, у него за пазухой был мешочек с деньгами, пятьдесят золотых, Бен забрал их себе. Я осмотрел топор орка, он был стальной, но весил килограмм сорок, слишком тяжёлый, чтобы тащить с собой.

— Давай снимем с него шкуру тролля, её можно дорого продать, золотых за триста.

— Давай.

Мы кой как расстегнули застёжки, и стащили с орка сначала куртку, потом и штаны. Куртку Бен отдал мне, а штаны забрал себе, и мы тронулись в путь, до города было не так далеко отсюда. Бен снял с шеи орка медальон, почти как у людей.

— У них тоже есть медальоны?

— Да, и этот орк относится к касте разведчиков. Но в отличии от людей орки очень редко меняют касты. Они рождаются, и с детства знают кем станут.

— Надо будет сказать стражникам, что мы убили орка.

— Конечно, скажем, и я получу вознаграждение, пятьдесят золотых, за орочий медальон.

— А я?

— А ты с завтрашнего дня будешь ходить один, и вот тогда сможешь забирать себе всё что захочешь.

— Справедлив ты, нечего сказать.

— Это бизнес.

Мы двинулись, вскоре вышли на одну из пограничных ферм, я убедился, что старый охотник не заблудился. Вскоре, мы добрались до города, без приключений, никто на нас не напал, даже гоблины, регулярно грабившие путников. Но в городе мы первым делом направились не домой к Бену, а к Орику начальнику городской стражи в нижнем городе. Мы зашли в караульный дворик, я поздоровался с Добаром и другими своими друзьями. Здесь, ни на час не прекращались тренировки воинов. Мы свернули налево, и вошли в небольшой зал. Тут за столом сидел Орик, начальник стражи нижнего города. Бен первым начал разговор:

— В шести километрах к западу мы столкнулись с орком разведчиком, он утверждал, что идёт к ведьме Анне, но я ему не верю. Мы убили его, вот орочий медальон. Я хочу получить награду, и предупредить. Не с проста он там ошивался.

— Спасибо Бен.

— У нас есть доспех орка, он вам не нужен? — Встрял я. — Он из шкуры зелёного тролля.

— Дай посмотреть.

Мы с Беном достали из рюкзаков тяжёлое одеяние. Орик внимательно осмотрел его, нашёл дырку на брюхе.

— Ну, если перешить, то носить можно, — заключил он. — Я дам вам за него двести пятьдесят золотых.

— По рукам, сказал Бен.

Мы отдали доспех, но Бен забрал все деньги себе. Я попытался возразить, но не смог. После чего мы отправились домой к Бену. Вскоре к нам стали приходить стражники, за экстрактом, я всё очень выгодно продал, даже свой старый алюминиевый нож, ведь теперь у меня был кинжал из монокристалла железа Николаса. На всём этом, я заработал около семисот золотых, особенно много, получил за два экстракта чёрных волков. В принципе, Бен был прав, что многое забирал себе, мой доход от нашей совместной экспедиции и так был довольно велик.

Вечером, перед сном, Бен вызвал меня на разговор:

— Сегодня, ты ночуешь у меня в последний раз. С завтрашнего дня начинаешь самостоятельную жизнь. Сними в нижнем городе себе комнату, это стоит десять, двадцать золотых в месяц, не дорого.

— Я знаю.

— Купи себе доспех получше, и не задерживай выплаты, помни, ты должен платить мне по сто золотых в месяц, начиная с конца этого месяца.

— Да, всё будет в порядке.

— Это уж от тебя зависит.

Ну, всё, давай ложиться спать.

 

Глава 6: Письмо

На следующее утро, я взял из своего сундука все вещи, все деньги, попрощался с Беном, и отправился искать себе новое место жительство и доспех. Для начала я завернул к кузнецу, к Генри, своему старому знакомому, который предлагал мне работу надувать мехи. Я вошёл в кузницу.

— Привет, узнаёшь меня?

— Да, ты тот парень, который надувал мне доспехи, ну как устроился в жизни?

— Слушай, у меня к тебе дело.

— Ну, говори.

— Даже два дела, первое, — я достал из рюкзака свою рваную кольчугу, — видишь рваную стальную кольчугу? Хочу продать, сколько за неё дашь?

Генри взял у меня её из рук, и стал внимательно проверять каждое колечко, потом минут через пять изрёк:

— Кольчуга хорошая, была, но сейчас больно драная, её придётся основательно и долго чинить. Я дам тебе за неё, скажем 22 золотых.

— По рукам, и второе дело. Я ищу комнату, или место где спать, и надёжный вещевой сундук, хранить свои вещи.

— Я могу выделить тебе комнату, и надёжный сундук со стальным замком и сложным ключом, всего за двадцать пять золотых в месяц.

— А что так дорого то? Мне сказали, что место, где спать стоит от десяти золотых в месяц.

— Я тебе сдам не просто кровать, а целую небольшую комнатку, два на три метра, там хороший ремонт, пойдём, покажу.

Мы прошли в заднюю часть дома, Генри достал из кармана ключ, и открыл какую-то дверь, за ней была аккуратная комнатка с окном. На окне были решётки от воров.

— Обрати внимание на сундук, — Генри открыл его, — он прикручен штырями к полу, его не украдёшь и с места не сдвинешь, только искусный вор может обчистить такой. Но я практически постоянно дома, поэтому чужих не пойду.

— Ладно, мне всё нравится, — деньги у меня были, и хорошая комната для меня стоила больше, чем лишние пятнадцать золотых, — я покупаю.

— По рукам, когда заплатишь?

— Прямо сейчас.

Я достал из кармана кошелёк и вынул три монеты.

— Двадцать две за кольчугу, плюс три, будет двадцать пять.

— Конечно.

— Теперь я должен уйти, приду сегодня вечером.

Я положил в сундук колчан со стрелами, а лук не поместился, слишком большой, остальное, я пока не стал выкладывать, и пошёл на рынок, покупать кольчугу.

Было раннее утро, и торговцы только начинали открывать свои лавки, я зашёл к первому попавшемуся оружейнику, начал осматривать кольчуги. Здесь были разные, доспехи из толстой кожи, кожи раптора, кольчуги из титана, стали, тяжёлые кольчуги из вольфрама, но в такой если приспичит не убежишь от врага, поэтому вольфрамовые доспехи я зарёкся покупать. Хотя они по своим свойствам приближались к дешёвым монокристаллическим. Но слишком уж тяжёлые. Бен порекомендовал мне купить именно кольчугу, а не доспех из сверх прочных шкур. Потому что кольчугу можно было починить, полностью восстановив её прочность, а доспехи из шкур, после того как их поврежденья сошьют, существенно теряли прочность. Я начал торг.

— Мне нужна кольчуга из монокристаллов, у меня есть шестьсот золотых.

Торговец ответил:

— Самая дешёвая кольчуга из монокристаллов обычного железа, стоит восемьсот золотых. Если у тебя нет денег, могу предложить хорошую титановую, за триста золотых. Она спасёт от любого зверя.

— Недавно на меня напала стая рапторов, они легко разорвали мою стальную кольчугу, еле унёс ноги. Если бы не напарник, меня бы точно задрали, так что в обычные доспехи я не верю.

— Я смотрю у вас на пальце кольцо силы, такое стоит золотых двести.

— Четыреста, поправил я его.

— Так вот, пятьсот золотых, плюс это кольцо, и забирай кольчугу из монокристалла железа.

— Без кольца силы идти в лес верная смерть.

— Но кольчуга защитит тебя воин от диких зверей.

— Я охотник, а не воин. Ладно, шестьсот пятьдесят золотых, и ты отдашь мне эту кольчугу.

— Уже лучше, но не достаточно. Семьсот пятьдесят золотых, и забирай её.

— Нет.

— Тогда купи доспехи из шкур магических созданий, они весьма прочны, и даже прочнее кольчуг.

— Кольчугу можно отремонтировать, а доспех из шкуры нет. А моё ремесло опасное. Пожалуй, я пойду. Спрошу у другого продавца.

— Иди.

Я вышел на рыночную площадь, но остальные оружейные лавки были закрыты, пришлось ждать. Минут через двадцать открылась ещё одна. Я тут же зашёл внутрь, начал торг.

— У меня есть шестьсот семьдесят пять золотых, мне нужна кольчуга из монокристаллов, защищающая всё тело.

И мне повезло, торговец придирчиво осмотрел свой товар и выбрал своеобразный доспех.

— Вот, это не кольчуга, а доспех, в нём кольчуга защищает руки и ноги, а тело защищено пластинами из монокристалла железа. Это более дешёвый и неудобный вариант кольчуги. Я уступлю его вам за 675 золотых, меряй.

Я снял одежду и померил, доспех пришёлся в пору, мне повезло, а пластины защищали тело даже лучше, чем сетка из колец. Только вот они были не гибкими, и слегка снижали подвижность, всё-таки я привык к сто процентной кольчуге из колец. Но я понял, что ничего лучше не найду, мне не хватало сотни две золотых, а такая кольчуга была втрое прочнее стальной, и могла защитить от многого.

— Хорошо, я беру. — Я достал увесистый мешочек, и, не снимая доспеха, высыпал содержимое на стол. Торговец начал пересчитывать, но я не обманул, там было именно 675 золотых.

— Отлично, сделка состоялась.

Я вышел из лавки оружейника, довольный, я купил хорошее снаряжение. Но теперь я был на мели, у меня осталось всего пять золотых, надо было идти на охоту, и сегодня же. Я дошёл до кузнецы Генри, взял свой лук, проверил остальное снаряжение, всё было при мне. И отправился на промысел. Вышел через западные ворота города, я планировал по охотиться на западе, там безопаснее, вроде бы. Охранники не пожелали мне удачи, я же был не с Беном. Я углубился в лес, нашёл ручей, и пошёл вниз по течению, я знал, что дичь сама меня найдёт. Неожиданно на берегу, я заметил небольшую тень, это был гоблин, только маленький, совсем маленький, пол метра ростом, ребёнок. Я подошёл ближе, тот, поняв, что я его заметил, бросился в лес. Я начал преследование, смекнув, что он бежит к взрослым, а гоблины были для меня приемлемой добычей, я знал, что легко справлюсь с ними. Он привёл меня к какой-то пещере в небольшом холме. Я осторожно двинулся внутрь, пещера была не глубокой, метров десять, в конце горел костёр, вокруг которого сидело с десяток гоблинов. Увидев меня, они приготовились к бою. Я пошёл им навстречу, гоблины атаковали, я легко зарубил ближайшего, но двое из них были вооружены тупыми железными мечами. Я принял бой, через три минуты, я прикончил последнего. Это было не сложно. Я осмотрел тела, у троих нашлись обычные серебряные кольца, типичная для гоблинов побрякушка, я убрал их в рюкзак. У четвёртого на шее висел ключ, я взял его, и прошёл в конец пещеры. Здесь у огня лежали кусочки мяса, а у стены был сундук. Я вставил ключ в его замок, тот подошёл, я открыл, тут гоблины хранили свои богатства. Маленькой горкой лежала кучка в пятьдесят золотых монет, и несколько склянок с дешёвыми экстрактами. А также странное гравированное кольцо. Я убрал деньги и экстракты себе в рюкзак, и вышел на свет, стал рассматривать надписи на кольце, прочитал их, и не поверил собственным глазам, мне сказочно повезло. Кольцо увеличивало ловкость, выносливость, скорость и регенерацию. Оно было дорогим, такая вещица стоила наверно пару тысяч золотых, особенно из-за регенерации ран. Мне сказочно повезло, просто сказочно. Я тут же надел себе это кольцо на палец, конечно для меня почти ничего не изменилось, на первый взгляд. Но я знал, что теперь мои шансы на победу в любом бою возросли вдвое. Для полного счастья не хватало только купить монокристаллический меч. Я вернулся к ручью, и пошёл вниз по течению, у водопоя встретил кабанчика, здорового. Тот вместо того, чтобы убежать, злобно зафырчал, думаю, он хотел меня напугать. Но я не отступил, достал из ножен оружие и пошёл в атаку. Кабанчик ошалел от такой наглости и прыгнул вперёд, прямо на мой меч. Я добил его кинжалом, тот дёрнулся в последний раз, и замер навсегда. Я перевернул его, и вырезал экстракт, в принципе довольно дешёвый, золотых на десять наверно. Так, я сильно не разбогатею, поймать бы стаю фингеров. Я двинулся дальше вниз по течению, и вскоре наткнулся на странного вида лиану, из своих знаний травника я знал, что это магическое растение, его цветы дают человеку, или орку, магическую энергию, позволяющую творить заклинания. Я срезал пару цветов. После чего свернул налево, к дороге, я вышел на неё и пошёл дальше на запад, к одному из хуторов. И тут случилась оказия. Из-за деревьев вышло человек шесть, людей, они угрожающе держали оружие на голо. Я тоже достал свой меч и кинжал, и приготовился к бою.

— Что вам надо? Уходите и я не трону вас.

Незнакомцы засмеялись.

— Он нас не тронет, вы слышали, жизнь или кошелёк, парень, ну-ка быстро снимай всё, что у тебя есть.

Мне приходилось фехтовать раньше с людьми в караульной, и не раз, и я знал, что у меня это не очень хорошо получалось. Я оценил их возможности, все были вооружены стальными рапирами, и носили толстые кожаные доспехи. Один из бандитов целился в меня из лука, но я знал, что ему не пробить мой доспех. А вот главарь, он представлял проблему, его меч был монокристаллическим, и кольчуга тоже, он был оснащён не много, но лучше меня. Если бы он был один, я бы рискнул, но их было шестеро, наверняка кто-нибудь извернётся и ткнёт рапирой в не защищённое лицо. Оставалось одно. Я резко развернулся и бросился бежать. Целившийся в меня из лука бандит среагировал, но его стрела лишь бессильно скользнула по моей броне. Уже преодолев первые десять метров, я заметил, что бегу не естественно быстро, могучим кольцом меня снабдили гоблины, и можно было благодарить судьбу за это. Я изо всех сил пробежал сто метров, но у меня даже не появилось отдышки, лишь после этого я решился обернуться. Все бандиты сильно отстали от меня, и лишь главарь следовал по пятам, видать на нём тоже было кольцо выносливости или ускорения. Я припустил изо всех сил, в принципе я знал, что где-то в двух километрах отсюда по дороге должны были быть ворота города, а там стража, они мне помогут, или, по крайней мере, не дадут меня ограбить. Я был уверен, что пробегу это расстояние. Но спустя минут пять, у меня возникли сомнения, я продолжал бежать на восток, но ворот города всё не было и не было. Главарь банды упорно продолжал меня преследовать, расстояние между нами составляло метров двадцать, не больше, и похоже он решил взять меня измором. Но я чувствовал, что смогу бежать так ещё очень долго. Мы продолжали наш забег ещё минут тридцать, я уже окончательно убедился, что заплутал, и дорога, по которой я бежал, вела куда-то на восток. Бежали мы быстро, со скоростью километров тридцать пять в час, и отмахали порядочное расстояние. Откровенно говоря, мне не нравилось, что я так сильно углубился на восток, там опасно. Мой преследователь также пришёл к подобному выводу, и отстал. Я пробежал, чтобы уж наверняка, ещё метров пятьсот и остановился. Обратил внимание, что всё-таки запыхался, двадцати километровый забег вытащил из меня много сил. Но раньше, без кольца, я даже отдалённо не был на такое способен. Выдохся бы через пятьсот метров, да что уж там, главарь догнал бы меня. Так что кольцо спасло мне жизнь, и я уверился в том, что продавать его не стоит ни в коем случае.

Я остановился, надлежало решить, куда идти. На запад нельзя было, там главарь и бандиты, сходить с дороги не хотелось, окончательно заплутаю, так что я решил идти на восток, может, выберусь на какую-нибудь ферму. А там за небольшую плату, мне дадут переночевать, поесть, и подскажут, как вернуться в свободный лагерь.

Я продолжил свой путь, как вдруг услышал в отдалении звуки боя. Бой шёл где-то впереди, слышался лязг металла о металл, и крики. Я хотел было сначала убежать, но естественное любопытство требовало узнать, что происходит, я побежал вперёд трусцой. Вдруг из-за поворота выбежал рыцарь в монокристаллических доспехах, я узнал в нём паладина, что они здесь делают? Рыцарь тяжело бежал ко мне на встречу, и тут я увидел, что его бог разрублен, а левой руки у него нет, мотался лишь обрубок. Он подбежал ко мне.

— Свиток лечения, помоги.

— У меня с собой нету свитка лечения, я не смогу помочь. Что случилось?

— Орки, засада, целый отряд, там наши ведут бой, ты должен доставить это послание к Марио, любой ценой.

Он достал из-за пазухи свёрнутый серебристый рулончик с красной печатью, и сунул мне в руки.

— Но меня не пустят к Марио.

— Вот, верительная грамота, орки решили вытеснить людей с этого острова, их армия собирается осадить Вавилон. Мы должны объединиться, чтобы выжить.

Из-за поворота дороги выбежало сразу несколько орков, и устремились к нам. До них было метров двадцать не больше.

— Беги, доставь послание любой ценой, ну же.

Я схватил оба свитка и припустил, что было духу обратно на запад, а паладин выхватил из ножен кинжал. Меча у него не было, и бросился в атаку, в последний бой, но орки быстро зарубили его. Но я быстро оторвался от них, они даже не пытались преследовать меня. Я пробежал на запад пол километра, и тут услышал сзади ужасный вой, я знал, что это такое, орочьи гончие взяли мой след. Я знал, что они бегают быстро, очень быстро, гораздо быстрее, чем мог бежать я, даже с кольцом, а их свора могла загрызть кого угодно, и я сильно сомневался, что мой монокристаллический доспех выдержит мощь их челюстей. Спустя пять минут неистовой гонки я догнал главаря банды бандитов, он выдохся, и не торопясь, шёл на запад. Я пробежал мимо него. Он только крикнул мне в след.

— Вот придурок.

Но из-за поворота выскочило несколько орочьих гончих, и тот видя, что уйти не получится принял не равный бой, дав мне лишнее время. Я пробежал что было духу ещё метров двести, и услышал слева тихий шёпот какого-то ручья, я бросился к нему, и побежал вниз по течению, надеясь, что у гончих не хватит мозгов сообразить, куда делся мой запах. Я пробежал ещё с пол километра по ручью, который вёл на юго-запад, и радостно услышал вдалеке разочарованный вой гончих, потерявших след. Кажется, у меня появился шанс уйти от погони, но было ещё рано радоваться. Я заблудился, причём в северо-восточной части острова, меня преследовали орки, ситуация была не из приятных. И вот сейчас наступил момент, когда я проклял свой выбор, стать вольным охотником. О чём мне и говорил Бен. Но я отказывался сдаваться, и судьба улыбнулась мне, ещё через пару километров пути, я наткнулся на каменный мост, и естественно на дорогу. Я уже потерял направление, и совершенно не представлял где север, где запад, где восток. Точнее представлял, но очень примерно. Я решил идти налево, и несмотря на то, что на меня начала наваливаться усталость продолжал бежать, я понимал, что рано или поздно орки догонят своих гончих, и тронутся вниз по течению, и снова возьмут след. А значит, каждая минута промедления может стоить мне жизни. И судьба снова улыбнулась мне, всё-таки я был везунчиком, я выбежал из леса, и оказался на большом поле. Здесь работали крестьяне, а впереди виднелась деревня, домов десять. Я бросился к ней. Крестьяне, работавшие в поле, лишь подозрительно озирались на уставшего воина в доспехах, бегущего к центру деревни. Я прибежал в центр деревни, и, не теряя ни секунды, спросил первую попавшуюся старую женщину:

— Где староста, срочно мне его сюда.

Не знаю, как в этой богом забытой деревне здесь оказалась женщина, женщин на проклятом острове довольно мало, но она тут была.

— Он на восточном поле. — Бодро ответила женщина, потом не решительно добавила. — Вроде бы.

— Где это?

— Там.

Она махнула рукой туда, откуда я только что прибежал, я выругался, на чём свет стоит, и бросился обратно. Добежал до восточного поля, где работало несколько человек, и увидел человека лет сорока в коричневом кожаном доспехе, с мечом, он был похож на старосту.

— Эй! Ты староста? — Подбежал я к нему, задыхаясь от не хватки воздуха после длительного марафона.

— Да, а что случилось? Ты так выглядишь, как будто за тобой чёрный тролль гонится.

— Слушай внимательно, и вникай сразу, — сказал я и перевёл дух, — дело государственной важности. За мной гонится отряд орков, они будут здесь через час, или два, а может и раньше. Я должен доставить сверх важное послание в Саммервилль, но за мной гнались много километров, и я заблудился.

— Парень, ты что обкурился? Отряд орков здесь?

— Да, и они сотрут вашу деревню с лица земли, они собираются осадить Вавилон, всё очень, и очень серьёзно, торопись, и мне нужна карта, у вас есть карта?

— Есть, хорошая магическая карта, но я тебе её просто так не отдам.

— Где она?

— В моём доме, в деревне.

— Побежали.

— Что? Быстро побежали, я сказал!

Староста всё-таки послушался и мы побежали обратно в деревню, хотя я порядочно устал. Но я понимал, хоть судьба и подарила мне шанс, она могла его и отнять. Эти люди здесь, не противники даже трём четырём оркам, что уж говорить о целом отряде. Мы добежали до дома старосты, он вошёл внутрь, и через минуту вышел с небольшой картой, нарисованной на толстой коже.

— Вот карта, смотри, — он показал мне, — вот эта маленькая стрелочка показывает, где мы находимся и в каком направлении смотрим, очень удобно, но я тебе её просто так не отдам, она дорогая, так что запоминай.

Я быстро достал из своего рюкзака деньги, отсчитал, у меня было с собой восемьдесят золотых, и набор дешёвых экстрактов, но я надеялся, что фермер не разбирается в них.

— Вот забирай, восемьдесят золотых.

— Но такая карта стоит намного дороже, триста золотых, даже триста пятьдесят.

— Вот, серебряные кольца гоблинов и набор экстрактов, он стоит кучу денег.

— Я не разбираюсь в экстрактах, ты меня обжулишь, я позову Гомера.

Вдруг вдалеке завыла орочья гончая, она как ножом, своим мерзким голосом разрезала тишину. И возвестила мне о том, что орки продолжают погоню за мной.

— Слышишь этот голос?

Фермер побледнел от ужаса.

— Этот крик говорит о том, что у нас совсем мало времени, и уж точно его нет, чтобы искать твоего Гомера. Я должен доставить это сообщение, давай мне карту, а ты готовь деревню к бою, стариков и детей, если есть, я видел у вас женщину, прячьте под пол, а я должен бежать. На кону слишком много жизней.

На самом деле, на кону была только моя жизнь, орки охотились за мной, но этого я, конечно, не стал озвучивать. Я посмотрел на карту, нашёл дорогу к Саммервиллю, она была длинной и окольной, километров сорок, а ещё часть этой дороги была отмечена на карте как особо опасная. Но были и свои плюсы, мой запах будет затоптан жителями деревни, и орки не скоро снова смогут взять след. Так что я не смотря на усталость побежал дальше, а силы уже начали покидать меня, не смотря на магию кольца, я был загнан. Староста же побежал собирать жителей, и готовить деревню к обороне, ему теперь было не до меня. Я добежал до окраины деревни, и снова погрузился в лес, а с другой стороны поля послышался жуткий вой орочьих гончих.

Я бежал ещё около полу часа, и окончательно выбился из сил, перешёл на шаг, а меж тем, начиналась самая опасная часть моего пути. Лес кончился, и начались скалы, теперь я понял куда забрёл, здесь, где-то, было логово горных людоедов, и я так не кстати устал, вероятно мне ещё придётся побегать. Но силы быстро возвращались ко мне, я услышал впереди на дороге тяжёлый топот, быстро отбежал в бок, и спрятался за уступом. И вовремя. Через минуту из-за угла показался горный великан. Он был около четырёх метров ростом, толстый, полу голый, одетый в какую-то шкуру, у него была толстая, дублённая коричневая кожа, огромный рот, и в правой руке он нёс огромную дубину бревно, с утолщением на конце. Он дошёл до того места, где я свернул с дороги, остановился и начал принюхиваться. «О нет», подумал я, «он меня учуял». Я выпрыгнул из-за уступа, и быстро, быстро, побежал, людоед взмахнул своей дубиной, но не попал по мне. Я быстро оторвался от него, к счастью эта тварь была довольно медленной, но впереди посреди дороги появился ещё один людоед. Сзади меня догонял первый, слева от дороги был утёс, справа ущелье глубиной метров десять, не спрыгнешь, я попал.

— Ну что за день такой!

Выругался в отчаянии я. И побежал ко второму людоеду, тот приготовился к атаке, встал в стойку. Я поднырнул под дубину, и почти сумел… К несчастью только почти, тяжёлое бревно опустилось мне на спину, мне показалось, что на меня свалилось небо, или как минимум целая скала, я упал, перекатился, на то место где только что был я опустился ещё один удар. Мне повезло, я встал на ноги и побежал дальше, уже медленнее, спина болела ужасно, но похоже, людоед мне ничего не сломал. Мне ещё очень повезло, что моё тело защищала не мягкая кольчуга, а жёсткие пластины доспеха из монокристаллов. Если бы на мне была кольчуга, скорее всего я не выдержал бы тот удар. Но людоеды не преследовали меня, они бегали медленно, и спустя минут пять бега, я перешёл на шаг, и перевёл дух. В принципе даже хорошо, теперь между мной и орками была не только деревня, но и двое людоедов, а с ними не договоришься, и убить их не так просто, даже для орков.

Но тут мне снова не повезло, из соседней пещеры, смешно подпрыгивая, подняв палки над головой, бежало ко мне четыре чёрненьких человечка, гоблины. Я был измотан до предела, из последних сил поднял меч и кинжал, и принял бой. Я пропустил пару ударов, но гоблины ничего не могли сделать против моего снаряжения, последнего убегавшего я подстрелил из лука. Потом, чувствуя смертельную усталость, я осмотрел их тела, снял два серебряных кольца, и двинулся в пещеру. В пещере я нашёл двух гоблиновских самок, и детей. Не знаю почему, но я не тронул их, зато у них был сундук, и в нём я нашёл двадцать золотых, и несколько каких-то грибов. Мой навык алхимика подсказал мне, что это очень редкие и ценные грибы, не сильно повышающие навсегда способности человека к магии. Поедая их, даже полный деревенский увалень мог со временем стать не плохим магом, но они были крайне редки и дороги. Меня съело искушение, тем более, я твёрдо решил двигать свои способности, и я решив не продавать их, съел всё. Во рту остался не приятный привкус, но как всегда ничего в моей жизни не изменилось, хорошо хоть, меня не вырвало этими грибами. Я смертельно устал, и меня подмывало остановиться в пещерке гоблинов и уснуть, она выглядела такой уютной и безопасной, но я всё равно двинулся в путь, до Саммервилля оставалось ещё двадцать километров. А отдохнуть можно и на ходу, для того чтобы просто идти пешком, особых усилий не нужно. Я в очередной раз проклял себя за то, что решился стать охотником у Бена, но тот обещал приключения, и я их получил, да ещё в каком объёме, внукам можно будет рассказывать, как я сегодня бегал от орков и горных людоедов.

Я продолжал идти, наконец, скалы кончились и начался лес, воя орочьих гончих я больше пока не слышал, к счастью. Либо они потеряли след, что мало вероятно, либо между ними и мной встали слишком надёжные препятствия, например, в лице горных людоедов. Вскоре лес кончился, и я вышел на поляну, посреди неё стоял большой каменный двух этажный дом. Я посмотрел на карту, это уже были внешние предвестья Саммервилля, до города оставалось семь километров. Около входа меня встретил хозяин:

— Куда путь держишь, путник?

— В Саммервилль.

— До города не далеко, сравнительно, часа полтора пути. Но здесь недавно поселился леопард, хотя для твоих доспехов, он не противник. Выследи и убей его, я заплачу тебе двадцать золотых.

— Нет, у меня важные дела.

— Тридцать золотых, но шкуру леопарда отдашь мне, — продолжал торговаться хозяин.

— Нет, дай мне передохнуть двадцать минут, я смертельно устал.

— Хорошо, садись.

Хозяин зашёл в дом, и вышел, держа в руках стул. Я взял его и уселся, всё тело болело, как же я устал, мои силы поддерживало только волшебное кольцо, спасибо ему, сегодня оно столько раз спасло мою жизнь.

— Что случилось путник? Ты так измотан. На тебя напали бандиты?

— Хуже, меня несколько часов подряд гнали орки, но сейчас я вроде бы оторвался от них.

— Орки? Здесь, но откуда? И ты уверен, что они тебя больше не преследуют, если ты привёл их сюда…

— Это долгая история, очень долго, день сегодня не задался. Но последний раз между мной и орками осталось два горных людоеда, надеюсь, они остановили их.

— Но почему орки преследуют тебя?

— Я гонец, должен доставить очень важное сообщение к Марио.

— Это сообщение так важно?

— Решается судьба острова, всех людей, населяющих его! — Приукрасил я. — Я должен доставить его!

— И много ты годов заплатить, если я тебе помогу?

— У меня есть только двадцать золотых, но как ты поможешь?

— У меня есть две лошади, спокойные, к чужакам они терпимо относятся, путь на них до города будет легче и быстрее.

Вдруг где-то далеко, далеко, я услышал радостный вой орочьей гончей. Они снова нашли мой след, и продолжили преследование. Хозяин дома тоже услышал это, и побледнел от ужаса.

— Чёрт. Настойчивые, горные людоеды их не остановили, как видишь, точнее как слышишь, поторопись хозяин, если хочешь жить.

— Идём за мной.

Он не закрывая дверь, бросился в сарай за домом, я последовал за ним. Лошади были не осёдланы, он начал их седлать так быстро, как только мог, на это ушло около пяти минут. И каждая из них могла стать для меня последней. Мы вскочили на лошади, я раньше никогда не ездил на них, но видел как ездят другие, и пустили их в галоп, я с большим трудом держался у скакуна на спине. Деревья замелькали мимо, и тут я услышал ещё один вой гончих, совсем рядом. Тут лес кончился, и мы выскочили на поляну, здесь были крестьяне, и ещё одна ферма, мы моментально преодолели поляну, и я увидел как с другой стороны из леса выскакивают длинные твари. Они были похожи на собак, но ростом метра полтора в холке, у них были очень длинные ноги, и мерзкие пасти. Крестьяне работавшие в поле бросились доставать свои кинжалы, но гончие не обратили на них внимания, продолжили преследовать нас. Я пришпорил жеребца, чтобы тот скакал быстрее, но тот и так почувствовав их приближение впал в ужас, и скакал как мог. Тем не менее, гончие медленно догоняли нас, до них оставалось, тридцать, потом двадцать метров. Впереди показался пост часовых, такие были в ближних предместьях города, на нём стояло двое стражников с пиками, мы как вихрь проскакали мимо них, а те встали живым щитом между нами и гончими. Я услышал вой и звуки боя, стражники задержали гончих на пол минуты, их доспехи не выдержали жутких челюстей и напора стаи. Но гончие снова догоняли нас, эти бестии неслись как ветер, быстрее наших скакунов, я слышал, что от орочьих гончих могут убежать только единороги, и это не посилам ни одному скакуну. Об этих тварях ходили легенды, они были умны и послушны, послушны своим хозяевам, оркам, и эти бестии, которыми пугали детей, гнались за мной. Крестьянин скакавший на лошади со мной, на бегу прокричал:

— Твоё послание так важно?

— Очень.

— Тогда скачи во весь опор.

Он выхватил из ножен прикреплённых к седлу меч, и остановил своего обезумевшего от страха жеребца. Я увидел, как на него прыгнула одна из гончих, но его меч оказался монокристаллическим, наверно когда-то мой спутник был великим воином. Не зря он жил в таком большом и богатом доме один, на самых окраинах предместий, где опасно. Он разрубил голову одной из орочьих гончих, вторая сбила своей могучей грудью лошадь, он перекатился и воткнул гончей свой меч в брюхо, но и та успела сомкнуть на нём свои челюсти. К несчастью на смелом бойце не было доспеха, а человеческое тело хрупко, и рана оказалась смертельной. Тем не менее, его жертва дала мне ещё пол минуты времени. Я пришпорил жеребца, и заставил его бежать быстрее, хотя тот уже был на последнем дыхании. Но впереди, в сумраке раннего вечера показались ворота города, жеребец вложил в свой бег последние силы. Но гончие догоняли, до них оставалось двадцать, десять метров, и я вместе с несколькими тварями ввалился в ворота города, они вцепились в задние ноги лошади. Мой конь перевернулся, я перелетел через его холку, и покатился по земле. За моей спиной закипел бой, между двумя стражниками охранявшими ворота, и сворой гончьих. Одна гончая прыгнула на меня, я только успел подняться, и я вонзил ей в сердце свой меч, а второй рукой не дал её челюстям сомкнуться на моей шее. Но в бой вмешались люди стоявшие на площади, они доставали своё оружие и атаковали чудовищ. Маг Багратион, которого я видел, когда только прибыл в город, стрелял из какого-то жезла синими молниями, и общими усилиями люди добили свору. На площади осталось семь трупов гончьих и погибло пять человек, оба стражника и трое граждан, находившихся на площади. Я было ломанулся инстинктивно вырезать экстракт из погибших гончьих, но потом передумал, и доверил это остальным гражданам, а сам пошёл побрёл к воротам в верхний город. Я сосредоточился на том, что должен доставить послание как можно быстрее. Я хромал, так как растянул мышцы во время падения на левой ноге, я устал как чёрт, так как весь день только и делал что бежал, и вот я добрёл до ворот в верхний город, за которыми должен был быть Марио, правитель Саммервилля, свободного лагеря.

Я чувствовал себя ужасно, всё тело болело, в глазах плыло. Магическое кольцо высосало из меня всю энергию, я умирал от голода, глаза закрывались. Я знал, как действуют магические кольца, они не дают человеку энергию из ниоткуда, а активируют собственные, скрытые резервы организма, более рационально расходуя энергию самого человека. Но у тела есть пределы, свои достаточно ограниченные пределы, и за сегодня я их превзошёл. Я был истощён, но продолжал брести, наконец, я оказался у ворот в верхний город. Стражник остановил меня:

— Охотник первого уровня, тебе сюда нельзя, убирайся.

— Сейчас, секунду, подождите.

Я вытащил из внутреннего кармана доспеха верительную грамоту, которую дал мне паладин. Стражник минуты две придирчиво изучал её, потом отдал мне.

— Ладно, ты можешь пройти, дом Марио, большой двух этажный, перед входом стоит ещё один пост, покажешь им это.

Тут к воротам подбежал ещё один стражник.

— У меня важное сообщение, а ты уже тут, — обратился он ко мне. — За этим человеком гналась целая стая орочьих гончих, и они пытались его атаковать даже в городе, это не спроста.

— У него важное донесение для Марио. Проходи парень, не задерживайся, похоже, это срочно.

Я вместе с подбежавшим стражником быстрой, но хромающей походкой двинулся к двухэтажному дому напротив, который охранялся двумя элитными гвардейцами. Спустя две минуты я достиг его, и сунул верительную грамоту одному из гвардейцев Марио, тот начал её внимательно изучать. Потом сказал своему напарнику.

— Это от паладинов, какое-то важное послание, причём от самого лорда Айри, действительно для любого предъявившего.

— Этот охотник не похож на великого героя, или хотя бы паладина.

— За ним гналась целая свора орочьих гончих, мы еле одолели их, орки бы не стали просто так, так преследовать его.

— Пройдём за мной, — велел гвардеец, я подчинился.

Мы вошли в дом, свернули направо, поднялись по лестнице на второй этаж. Несмотря на усталость, я заметил, что дом был необычайно роскошным. Пол был покрыт деревянным паркетом, на белых оштукатуренных стенах висели настоящие ковры, а не какие-то шкуры. Посреди одной из комнат была прибита голова настоящего дракониса. На втором этаже мы прошли налево, тут в комнате был человек в белой рубахе и лёгких синих штанах, он ел, на столе также была бутылка вина. Но кто удивил меня, так это его собеседник, собеседница, очаровательная молодая женщина, таких красивых я ещё не видел. Она была одета в обтягивающий корсет, подчёркивающий фигуру, и длинное зелёное шёлковое платье, она была роскошна. Гвардеец отрапортовал:

— Срочное донесение.

— Каин, видишь, я занят, это не может подождать до завтра?

— Нет, донесение от самого лорда Айри. За гонцом гналась целая свора орочьих гончих, он чудом избежал их зубов.

— Гонец вот этот охотник?

Показал на меня Марио. Я выпрямился, чтобы выглядеть более героически.

— Да, я.

— Феня, иди в другую комнату, у меня дела. — Девушка встала, и удалилась. — А ты расскажи как было. — Велел он мне.

— На дороге, я встретил умирающего паладина, он передал мне сообщение, о том, что орки перешли в наступление и собираются осадить Вавилон. Я принял письмо, и из-за поворота выбежало несколько орков, я сбежал, они гнали меня сорок километров.

— Это интересно, но сорок километров это много, ты привираешь.

— Мне везло.

— Впрочем, давай письмо. Я прочту.

Я достал письмо, и передал его Марио, тот, не прогоняя нас, погрузился в чтение. Спустя пять минут, проговорил вслух свои мысли.

— Да, это действительно срочно, лорд Айри просит помощи, после завтра орки осадят Вавилон, их много, около десяти тысяч, а каждый орк, это грозный боец. Мы должны действовать, Каин, быстро, беги, собирай совет, мы должны отреагировать, и позови Нориуса, пусть захватит свой кристальный шар и идёт сюда, а ты охотник останься, мне интересно, как ты смог преодолеть сорок километров, убегая от гончьих.

— На мне было кольцо скорости и выносливости, в основном благодаря ему.

— Покажи.

Я протянул ему руку, Марио не снимая кольца, изучил письмена.

— Да дорогое кольцо, я смотрю плюс регенерация, такое тысяч десять стоит.

— Десять? — Не поверил я.

— Где ты его взял? У охотника не может быть таких денег. Украл? Или ограбил богатого торговца?

— Я отнял его у гоблинов, это мой законный трофей.

— Честно говоря, не верю, что такое кольцо могло быть у гоблинов. Но ладно, не важно, не важно как ты его получил, главное, ты здесь.

В комнату вошёл маг, в чёрном балахоне и неказистой четырёхугольной шляпе, встал перед Марио. Тот обратился к нему.

— Нориус, приготовь свой шар, я хочу видеть тоже, что и этот человек видел сегодня.

— Надеюсь, это не больно, а то у меня глаза закрываются, кольца высосали из меня всю силу.

— Потерпи охотник, если ты сказал правду, хотя бы отчасти, то я щедро вознагражу тебя. Тебя накормят, и уложат спать в такой чистой постели, в какой тебе никогда больше не удастся поспать.

— Ладно, стою.

Маг произнёс какие-то магические заклинания, его руки засветились, мои тоже, и свечение перешло в шар. Я увидел, как стеклянный шар помутнел, в нём появился серый туман. Потом туман рассеялся, и появилась дорога, я шёл по ней, впереди появились бандиты. Они что-то говорили, я не пытался разобрать, после чего я развернулся и побежал, они преследовали меня. Мы бежали долго по дороге, пока главный бандит не отстал, но это маг промотал, чтобы не тратить время, иначе бы пришлось смотреть мои приключения весь день. Потом из-за поворота выбежал истекающий кровью паладин с отсечённой рукой. Он передал мне письмо, и попросил доставить его в Саммервилль. Потом я бежал, услышал вой гончих. Марио смотрел как я обогнал главаря бандитов, и тот принял не равный бой с орочьими гончими, фактически, против воли, спасая меня. Потом, я шёл вдоль ручья. Тут Марио отметил:

— Тебе повезло, что орковские собаки такие тупые, иначе бы они уже глодали бы твои кости.

Тем временем, я пробежал ручей, и выбежал к ферме. Маг промотал то, как я договаривался с крестьянами, но потом мы дошли до горной тропы. Появился горный людоед, я драпанул мимо него, но Марио продолжал спокойно смотреть. А вот потом появился второй. И шар мага показал, каким чудом я проскользнул мимо него.

— Чёрт, парень, да ты везунчик ещё тот, и крепкий везунчик. Это же надо так вскочить после того, как людоед огрел тебя палкой. — Марио был в восторге. — Офигенное приключение, можешь внукам рассказывать.

Потом я шёл по тропе, пока не вышел к дому фермера, который был не простым фермером. Мы скакали на лошадях, нас стали догонять гончие. И фермер бросился в боё, чтобы задержать их.

— А Ингвар то герой, вечная ему память.

— Ингвар? — Переспросил я.

— Это мой старый друг, — пояснил Марио, — великий воин. Но мы поспорили из-за женщины, моей наложницы, он влюбился в неё, но, я её тоже любил. Это было ещё несколько лет назад. И я разжаловал его, отобрал снаряжение, доспех и меч. И с тех пор он поселился на окраине предместий. Но ты молодец, какая погоня, такие скачки на лошадях! Ты раньше хоть раз сидел в седле?

— Нет.

— Тебе повезло, что ты из него не вывалился, там и опытному всаднику тяжело было бы на такой скорости. Тебе вообще много раз повезло. И я смотрю, ты парень толковый. Хочешь ко мне в стражу? Я дам тебе медальон шестого уровня, и великолепное дорогое снаряжение, буду платить двести золотых в месяц. Этого тебе на жизнь хватит с лихвой.

— Я подумаю.

Вообще, медальон шестого уровня, это дорогого стоит, но служба гвардейцем меня мало привлекало. Мне не хотелось стоять целый день как пугало, охранять. Да и двести золотых в месяц, не большая сумма по меркам вольного охотника. Я понял, что хочу большего. Бен говорил, что у каждого человека есть свой предел, и я верил, что своего предела ещё не достиг. А тем временем Марио занялся делами.

— Нориус, где те браслеты, для связи с Айри, которые вы маги изготовили?

— Вот они, но они почему-то не работают, в принципе это объяснимо, орки глушат нашу магию, а иначе бы Айри не понадобилось бы посылать гонцов, он связался бы с нами так.

— Ладно, совет через десять минут. Эй, слуги, — громко крикнул Марио, но никто не пришёл, — так, слуг в доме нет, ладно. Феня, Феня, иди сюда.

В комнату вошла та очаровательная девушка, с которой Марио ужинал.

— В общем, так, накорми гостя, хорошенько накорми, принеси горячей воды, пусть искупается и почистит свои вещи. Уложи спать в комнате для гостей. Справишься?

— Конечно.

Марио был радушным хозяином, он, как и полагается мудрому правителю, быстро выделял нужных людей, и стремился возвысить, приблизить их к себе, а я попал в список нужных. Отдав распоряжения, Марио обратился ко мне:

— Отдыхай, о награде поговорим завтра, хотя, быть тепло принятым в этом доме, тоже не малая награда, которой удостаиваются не многие. Ты мне ещё понадобишься. Кстати, как тебя зовут?

— Меня зовут Рим.

— Чувствуй себя как дома Рим.

Он вышел, а Феня, не решительно обратилась ко мне:

— Чтобы вы хотели на ужин? Есть сыр, вино, фруктовые соки, свежий хлеб, мясо, макароны, рис, и некоторые другие редкие блюда.

— А давай, фруктовые соки, сыр, макароны, попробуем, что такое рис, и другие редкие блюда, я голоден как чёрный волк, где я ещё так поем?

— Сейчас принесу.

Она ушла, я остался один. Осмотрел комнату, деревянная резная мебель, похоже, из дуба. Благородного дерева. На стене картина, комод, на нём золотые украшения, да и на столе серебряная и золотая посуда. Она вернулась минут через пять, держа тарелку с какими то мелкими белыми зёрнами, помазанными сверху томатным соусом.

— Это рис. — Пояснила она. — Редкое заморское блюдо, на острове рис не растёт, его привозят из жарких стран, и он весьма дорог, вот сыр и хлеб, сейчас я принесу другие блюда.

Я приступил к еде, рис мне понравился, у него был весьма необычный вкус. Но я был так голоден, что, думаю, мне понравилось бы всё что угодно. Пировал я довольно долго, пол часа, обычно я ем гораздо быстрее, но мне хотелось всё попробовать, когда я ещё побываю в ресторане со столь изысканной кухней. Потом я наелся, и дал себе зарок, что когда-нибудь, обязательно стану богатым как Марио, заведу себе милую девушку в жёны, и сделаю по больше детей. После еды, Феня проводила меня в дальнюю комнату, там была ванна с горячей водой. Кому-то может показаться это диким, но я никогда в жизни не принимал ванну с горячей водой, я был беден, и мне приходилось мыться лишь в холодной воде, не получая такого удовольствия. Я был уставшим до изнеможения, но тем не менее, парился минут двадцать. Пока я купался, Феня, как и подобает трудолюбивой хозяйке, постирала все мои вещи. Кожаную рубашку, да штаны, которые я одевал под броню. В которых я и прибыл сюда ещё из самого Анзиса. Мои старые, проверенные временем, надёжные вещи. После ванной я завалился в кровать и сразу заснул, кровать была такой мягкой, и свежей, белые простыни. Раньше мне приходилось довольствоваться лишь грубым одеялом. И только здесь и сейчас, на острове, я мелкий вор, почувствовал себя настоящим человеком.

 

Глава 7: Особое задание

Я проснулся рано, был ещё рассвет. Просто, у меня была такая привычка, вставать рано. Но сегодня я не хотел вставать, в этой кровати было так мягко и приятно, что я продолжал лежать, около часа, пока за мной не пришли. В комнату беспардонно ввалился Марио, хозяин этого дома. Он был одет не в белую тонкую рубаху, как вчера, а в новенький, магический, фиолетовый доспех, даже не знаю из чего, но подозреваю, что из чего-то сверхпрочного. Я быстро встал, сел.

— Собирайся, жду тебя внизу, через пять минут, и поторопись.

Он ушёл, я посидел ещё секунд тридцать, встал, и быстро собрался, напялил свой нелепый, серый, не много кривой доспех, и спустился вниз. Там сидело несколько рыцарей, не из Вавилона, а гвардейцев Марио, закованных в прочные доспехи. В принципе по оснащению, они мало отличались от паладинов.

— Присаживайся, завтракай.

Я сел, на одно из свободных мест, и положил себе на тарелку мясо. Думаю, что Марио считал, что я соглашусь, кто же отказался бы от такого предложения, из первого уровня, получить сразу шестой, но я его огорошил.

— Итак, ты готов стать моим стражником?

— Знаешь Марио, я подумал, и решил, для меня лучше быть вольным охотником, как Бен. Награди меня иначе, деньгами, мне вот нужен хороший монокристаллический меч. Сменить этот стальной, а то…

— Да тебе не только меч надо менять, а всё. И кольцо силы, оно слабовато, и доспех, и магии не плохо было бы обучиться, хотя бы походной, военной, лечить себя.

— Ну, оно конечно.

— Ладно, оставайся свободным охотником, но у меня есть для тебя задание, важное, работа разовая, плачу хорошо.

— Что за задание?

— Нам не хватает людей, — начал издалека Марио. — Из письма Айри я узнал, что орки готовят серьёзное наступление, и нам понадобятся все силы, чтобы отбить их атаку. Я уже послал своих людей в цитадели тёмных магов, и магов стихий, и к пещерам гномов. Но осталась ещё одна сторона, способная помочь нам, — он сделал многозначительную паузу, — Эльфы. Мы попросим помощи у эльфов, но добраться к ним очень сложно, поэтому я посылаю целый отряд, вас будет семеро. Хочу подчеркнуть, что эта миссия сложна, опасна, и очень важна. Эльфов сравнительно много, они великолепно вооружены и подготовлены. Они могут оказаться решающей силой в этой войне. Вы должны достичь успеха, от вас очень многое зависит. Что касается тебя, ты будешь подчиняться лорду Гвидиону, — он кивнул. Один из рыцарей поднялся и представился.

— Гвидион это я.

Я всмотрелся в него, у лорда были благородные красивые черты лица, упрямый и героический взгляд, всё как и подобает лорду. А ещё у него был мощный тяжёлый доспех из неизвестного мне материала, и длинный двуручный меч на поясе. Этот человек источал из себя силу, и думаю что в бою с синим троллем, я бы поставил на него, а не на тролля.

— И какова плата?

— Чтобы выполнить миссию мы дадим тебе снаряжение, хорошее снаряжение, не то что на тебе. Не самое лучшее, что у нас есть, но достойное, магическое. Мы дадим тебе браслет гвардейца седьмого уровня, ты активируешь его, и научишься не плохо драться на мечах, и другом оружии, а также держаться в седле. Так как вы поедите на лошадях. Такой браслет стоит не мало, около двенадцати тысяч золотых, и он навсегда отнесёт тебя к высшему обществу нашего острова. При этом ты сможешь продолжить охотничье ремесло, раз оно тебе так нравится. Кроме того, по исполнении миссии, даже если эльфы откажутся, но вы доставите им предложение о союзе. Всё оружие, которое ты получишь в арсенале, станет твоим. И ты станешь могучим воином.

— Такой шанс выпадает раз в жизни, — согласился я, — и я, конечно, же не откажусь от него.

— Тогда в путь, — подытожил Марио, — немедленно, у нас мало времени.

Марио протянул мне медальон, я трепетно взял его в руки. И активировал его. Обычно, при активации медальона ничего не чувствуешь, и ничего не происходит, но тут произошло. Из медальона полился жёлтый свет, и я узнал, увидел, как правильно фехтовать на мечах, стрелять из арбалета, я ощутил себя на лошади, как будто я был наездником с детства. Потом миг озарения прошёл, но что-то осталось, что-то ценное. Это был медальон седьмого, очень высокого уровня, и я его заслужил, я был рад, и год за себя. Родители могли бы гордиться мной, если бы были живы. Мы встали из-за стола, и Гвидион знаком велел следовать за ним, мы вышли из дома Марио, свернули налево, прошли один квартал. Надо отметить, что верхний город оказался довольно маленьким, похоже, тут жило не больше двух трёх сотен человек. Но как здесь было красиво, чисто. Белые стенки свежее крашенных домов, коричневая черепица, ровная мостовая, цветы на клумбах. Мы вошли в какое-то помещение, тут стоял на страже солдат, Гвидион кивнул ему, и он пропустил нас в большую комнату. Гвидион хлопнул в ладоши, и на потолке зажёгся волшебный шарик светильник.

— Ну, выбирай, это наш основной арсенал. Здесь не лучшее наше оружие, оружие элиты хранится в другом месте, но тут снаряжают гвардейцев шестого и седьмого уровня. А они оснащены получше, чем паладины короля на материке.

Я подошёл к одной из полок, и стал рассматривать оружие, здесь были одноручные мечи, то что меня интересовало. Гвидион вышел, и через три минуты вернулся с каким-то человеком, судя по одежде, это был слуга.

— Рим, раздевайся.

— Я?

— Да, снимай, всё, включая трусы.

— Вот, твоя новая одежда, — он протянул мне трусы, штаны, и шёлковую майку, а также носки.

— А обувь?

— Снимай, обувь будет частью доспеха.

— Но по моему, моя кожаная рубашка гораздо теплее, и удобнее того, что предлагаешь мне ты.

— Не трать время, когда попробуешь, поймёшь, что то, что предлагаю я, лучше.

Я не стал спорить и быстро переоделся, одежда была не привычной, но удобной.

— Теперь подберём тебе доспех и оружие, — продолжил Гвидион.

— А что будет с моим инвентарём?

— Слуга продаст его рыночным торговцам, и сдаст деньги в казну Марио. Но не волнуйся так, взамен, ты получишь намного более лучший доспех. Итак, давай подберём тебе что-нибудь по вкусу.

Я прошёл вдоль ряда доспехов, и выбрал кольчугу из монокристалла вольфрама, я знал, что этот материал один из самых прочных, но Гвидион возразил мне:

— Эта кольчуга будет слишком тяжела для тебя, и твоей лошади. К тому же она мягкая, и плохо отбивает дробящие удары. Орки в ней быстро переломают тебе все кости, а нам, по-видимому, предстоят стычки с ними. Возьми лучше вот этот титановый, пластинчатый доспех.

Я подошёл к Гвидиону и начал рассматривать то, что он мне предложил. Доспех мне понравился, сам он был пластинчатым, но соединения были защищены кольчугой, и под пластинами шёл второй слой защиты из кольчуги.

— А он не слишком тяжёл? Усомнился я.

— Не слишком, титан лёгкий материал, и к тому же читай, этот доспех обладает магией упрочнения, он на двадцать процентов прочнее, чем обычный монокристалл титана, а это много. И шлем у него защищает лицо, слабых мест нет, а через решётку забрала хороший обзор. Такой доспех стоит на рынке кругленькую сумму, тысяч десять золотых, не меньше. Бери.

Я ещё немного побродил взад вперёд по секции, осматривая другие доспехи, но в конце пришёл к выводу, что доспех, рекомендованный Гвидионом, действительно лучший. Я примерил его, он пришёлся в пору, а это главное. Теперь, мне надлежало подобрать кольца. Я решил взять стандартный набор, два кольца и амулет, но я сохранил то кольцо, которое спасло мне жизнь, тем более, Марио сказал, что оно очень дорогое. Я снял своё кольцо силы, и заменил его другим кольцом силы, дающим вдвое больший эффект. Сила в бою пригодится, чтобы махать тяжёлым мечом, как хворостинкой. Что касается амулета, то его я выбрал однозначно, железную кожу. В бою нередко приходится выдерживать тяжёлые удары, которые даже сквозь доспехи могут нанести небольшой урон, и мне, откровенно говоря, надоело, что все так легко меня царапают и кусают. А амулет железной кожи в сумме с доспехом, спасёт от многого. Дальше, следовало выбрать меч, я сразу направился к полке с одноручным оружием, но Гвидион подозвал меня к себе. Я подошёл, он провёл рукой по полке с двуручными мечами.

— Выбирай. Настоящий мечник должен владеть двуручным мечом, боец вооружённый им на тридцать процентов мощнее бойца с одноручным оружием.

— Нет уж, у меня своя тактика.

Я подошёл к полке с одноручным оружием, и выбрал длинный меч из монокристалла вольфрама. Он был заколдован, и отсвечивал синим, всегда мечтал иметь такой, а благодаря новому кольцу силы, я мог им пользоваться, хотя он был тяжеловат. Гвидион подошёл ко мне, прочёл заклинание, встроенное в меч.

— Этот меч ослабляет и замедляет врага, хороший выбор.

— А откуда он берёт энергию для заклинания?

— Из своего хозяина конечно.

— То есть, я буду стареть?

— Нет, конечно, он берёт обычную энергию, и не много, самое страшное, это то, что тебе захочется есть, и очень быстро.

— Мы возьмём с собой гору еды?

— Нет, — ответил Гвидион, — мы возьмём эльфийский хлеб.

— А что это такое?

— Это такие булочки, с очень высоким содержанием энергии, съешь одну, и даже если ты был очень голоден, станешь сытым.

— Вы покупаете его у эльфов? Но я думал, добраться до эльфов очень сложно, и вести с ними торговлю…

— Нет, конечно, нет, эльфийский хлеб делают маги, а называют его эльфийским, потому что его придумали эльфы, а наши маги, просто украли у них технологию производства. Правда говорят, что руки у них были кривые, и настоящий эльфийский хлеб раз в пять питательнее нашего, но мы же не на месяц отправляемся в путь, а на пару дней, так что небольшой сумки эльфийского хлеба на человека нам с избытком хватит.

— Ладно, мне нужен кинжал, я дерусь двумя руками, мечом и кинжалом одновременно.

— Я думал ты выберешь щит, обычно, если берут одноручный меч, то во вторую руку эффективнее взять щит.

— У меня своя тактика.

— Как знаешь.

Я прошёл вдоль стойки с кинжалами, и в этот раз особенно внимательно отнёсся к заклинаниям в них заточенным. Я выбрал себе кинжал длинной всего тридцать сантиметров, коротенький, из монокристалла титана, но с заклинанием яда. Которое отравляло жертву, и постепенно лишало её жизненных сил, блокируя лечебную магию.

— Заклинание извращённое, — заметил Гвидион, — не скажу что плохое. Только мой тебе совет, смотри, сам не порежься. А то потом проблем не оберёшься.

— И последнее, дальнобойное оружие.

— Бери арбалет, вот этот, — посоветовал Гвидион, — его магия в том, что стрела летит быстрее, и имеет большую пробиваемость, это важно в бою. Или ты предпочитаешь лук? Учти, в отличии от лука, арбалет очень долго перезаряжать, поэтому он одноразовый в бою, выстрелил, а дальше придётся в рукопашную.

— Я знаю, но арбалет намного мощнее лука, поэтому я возьму его.

— Что касается заклинаний, много не бери, возьми стандартный набор, три лечения, и два светлячка, чтобы светить ночью.

— Хорошо, — я взял свитки заклинаний, и засунул их в небольшую сумочку на поясе доспехов.

— Возьми экстракт синего тролля, он дорогой, но увеличивает силу, реакцию, и навык каменной кожи, совместно с твоим амулетом, это грозная смесь.

— Отлично, я взял баночку с экстрактом, миллилитров в двадцать, и повесил себе её на шею, чтобы в случае чего, можно было быстро выпить.

— Ну, вот и всё, теперь ты экипирован. Причём явно не хуже, чем любой гвардеец седьмого уровня. Но я всё равно в бою положу пятерых, таких как ты, — улыбнулся Гвидион. — Помни, это всё станет твоим, после того, как мы доставим послание эльфам.

Мы вышли из арсенала, и направились на площадь, тут нас ждал Марио, и ещё пятеро рыцарей. Они держали под узцы лошадей, и одного единорога. Лошади были легко оседланы, а вот единорог был закован в сплошную кольчугу из монокристалла, его голову венчал шлем, сквозь который пробивался его рог. Единороги были очень сильны и выносливы, по крайней мере, по сравнению с лошадьми, и не удивлюсь, если в этом тяжёлом доспехе единорог сможет бежать быстрее нас. Я никогда не видел единорогов так близко, и не решительно подошёл, погладил его. Тот не обиделся, посмотрел на меня своими умными глазами, я думал, он что-нибудь скажет мне, но единорог промолчал. Марио подошёл к нам, и вручил каждому по свитку из серебристой бумаги.

— Чтобы вы не мучались, я написал семь свитков с одинаковым содержанием. Я надеюсь, что кто-то один, хотя бы один, доберётся до города эльфов. Я опасаюсь, что орки попытаются помешать вам, и выставят на пути заставы. Хотя возможно, что они и не достаточно умны для того, чтобы предвидеть наш ход, тогда это путешествие может оказаться лёгкой прогулкой, но в любом случае, выполнившим задание, щедро заплатят. Ещё раз подчеркну важность вашей мисси, боеспособность эльфов сопоставима, или даже превосходит боеспособность Вавилона и Саммервилля вместе взятых, они могут дать нам решительный перевес над орками, быть может, исход войны зависит от вашей миссии. А теперь по коням.

— Не беспокойся Марио, мы доберёмся до города Эльфов, — заверил его Гвидион и вскочил на своего единорога.

Остальные последовали его примеру, и забрались на коней. Я мельком заметил, что сёдла и уздечки были не простые, а с магическими камнями, вероятно, чтобы придать лошадям выносливость и дополнительную скорость. Мы попрощались с Марио, и медленной рысью двинулись к северным воротам города. И вот я рыцарь, в группе рыцарей, настоящий рыцарь, почти как паладин. Отец и мать гордились бы мной, жаль, что они не видят, и никогда не увидят моих достижений. Пока мы двигались по городу, я заметил, что стражников стало больше, чем обычно. А ещё на площади стоял человек, записывавший всех желающих в воины, он обещал бесплатное снаряжение и оружие, город готовился к войне. Мы без проблем добрались до северных ворот, стражники отдали нам честь. И мы, ускорили шаг, километров до пятнадцати в час, лошади могли бежать в таком темпе долго. До города эльфов по прямой было километров сорок, не больше, но дорога к ним была извилистой и опасной, не только по лесу, но и по горным серпантинам, в обход многих ущелий и гор. Так что, чтобы добраться до эльфов, надо было преодолеть не сорок километров, а все восемьдесят, пол дня пути на лошадях в принципе.

До окраин предместий мы добрались благополучно, я наслаждался поездкой, никогда раньше, я не ездил на лошадях. День был солнечный и тёплый, погода не предвещала ничего плохого. Но в отличии от меня, остальные всадники не были расслабленны, а наоборот, они были крайне сосредоточены, и готовы отбить атаку орков в любой момент. Но она всё равно оказалась для нас неожиданной. Мы спокойно ехали, вдруг из-за деревьев выступило трое орков с луками на перевес, и почти в упор всадили стрелы, но не в нас, а в лошадей. Орковские стрелы не пробили бы наши доспехи, те понимали это, хотя у орков тоже экипировка разная бывает. Лошади первого ряда захрипели, и повалились под ноги следующим за ними. Началась давка, я вовремя, ловко спрыгнул со своей лошади, и откатился в сторону, встал на ноги. Тут из-за деревьев появилось ещё пять орков, со своими топорами, всего их было восемь, а нас семь. Орки не стали ждать, когда рыцари соберутся, вылезут из придавивших их лошадей, и атаковали, но спас всех Гвидион, возглавлявший колонну. Орковские стрелы не могли нанести урон единорогу, и тот прыгнул вперёд. Единорог проткнул своим рогом ближайшего к нем у орка. Тому не повезло, рог единорога мог пробить почти всё что угодно. Гвидион тем временем рубанул своим двуручным мечом другого орка, тот попытался парировать удар топором, но меч Гвидиона был прочным тяжёлым, и главное волшебным, орку не повезло. Ещё один орк рубанул со всего размаху гвидиона справа, но доспех лорда легко выдержал удар, хотя сам Гвидион покачнулся, от не малого импульса, который придал ему орк. Я также бросился в атаку, один из орков ответил мне. Орк неистово рубанул меня своим двуручным топором, я закрылся мечом, но удар был так силён, что мой меч просто отскочил от топора, и топор рубанул меня в правое плечо. Меня спасла прочность доспеха, и амулет каменной кожи. Думаю, без них, удар был бы весьма болезненным, тем не менее, я чуть не упал. Ору ударил ещё несколько раз, и я пожалел, что у меня нет щита. От его ударов я еле стоял на ногах, удары были очень сильными, но мой доспех был столь прочным, что орковский топор не мог не только пробить, но даже помять его. Наконец, я улучил момент, и тоже сделал выпад, мой меч воткнулся орку в грудь, сантиметров на пять, не больше. Тот дёрнулся, меч вышел из груди, и прочертил тяжёлую царапину. Тем временем, рыцари Марио и Гвидион, расправились с остальными орками, но они не помогали мне, а стояли в стороне и смотрели, чем закончится мой бой. Это был мой бой, мой и орка, и я должен был победить без чьей либо помощи. Орк пошёл в атаку, я сосредоточился, и что было скорости, а скорости у меня было много, благодаря волшебному кольцу, поднырнул под орковский топор, и вонзил свой меч, прямо в грудь противнику. Тот сделал несколько шагов назад, и завалился на спину, я убил его, первого орка в своей жизни. Можно будет внукам рассказывать. Остальные рыцари зааплодировали мне. Я вложил меч в ножны, подошёл к ним.

— Нам ещё повезло, что с ними не было ни одного шамана, или элитного воина, а то тогда бы наверняка кто-то из нас погиб.

— Что будем делать дальше?

— Три лошади убиты, осталось четыре.

— Мы разделимся. — Решил Гвидион. — Для нас важно время, кроме того, на лошадях больше шансов прорваться, Рим, отдай своего жеребца, ты с Маркусом и Павло пойдёшь пешком.

— Но это ведь не мою лошадь убили, — запротестовал я.

— Рим, приказы не обсуждаются, а выполняются.

— А нам что, теперь назад идти?

— Нет, вы продолжите путь к эльфам, только пешком, вдруг нас убьют. Маркус, принимай командование группой на себя.

— Так точно сэр.

Гвидион и трое рыцарей сели на лошадей, и быстро поскакали вперёд, Маркус же поинтересовался:

— Рим, у тебя у колец, есть функция выносливости?

— Да.

— Тогда мы не пойдём пешком, а побежим в среднем темпе. Так мы будем на месте вдвое быстрее, когда устанешь, скажешь, мы перейдём на шаг.

— Согласен, побежали.

Бежать в доспехах, сказать по правде, удовольствие сомнительное, по крайней мере, больше я не получал от прогулки такого удовольствия, как от пути верхом. Но минут через десять мы выбежали на поляну, тут стояло несколько домов, это был крайний хутор предместий. Дома сгорели, и сейчас от них лишь слабо шёл дым. Мы подбежали к ним, чтобы осмотреть поле боя, бой шёл в центре деревни, здесь валялось десятка три трупов людей. Маркус подсел к одному из них.

— Раны рубленные, это топоры орков. Плохой знак.

— Возможно, это те же орки, которые устроили нам засаду.

— Обидно, здесь в этом бою они никого не потеряли, хотя вырезали целую не большую деревню. Крестьяне вооружены слабо.

— Но зачем они напали? Мы не плохо, мирно уживались раньше.

— Просто, орочье наступление началось. Нам надо двигать дальше.

Мы прошли через деревню, миновали поле, и вышли к скалам. Нашли извилистую дорожку, которая вела на север, и двинулись по ней. Вскоре мы наткнулись на мёртвого горного людоеда, тут был труп нашей лошади.

— Здесь был бой, — определил Маркус, — они убили его и двинулись дальше.

— Думаешь, они бросили четвёртого? И он как мы идёт пешком? — Спросил я.

— Нет, скорее всего, при таком раскладе, он сядет вторым ездоком на единорога Гвидиона, тот силён, и вполне потянет двоих рыцарей. А нам надо двигаться дальше.

Мы не стали задерживаться, хотя хороший, запасливый охотник вырезал бы экстракт из груди людоеда. Но у нас была срочная важная миссия. Вскоре, скалы кончились, и мы вышли на плоскогорье, здесь снова был лес, на опушке мы увидели следы боя. Мы подошли к месту схватки. Тут лежало две мёртвых лошади, и три трупа рыцарей. Гвидиона среди них не было. Они перебили с десяток орков, и ещё тут было два орка в чёрных доспехах, из шкуры чёрного тролля, все они были убиты.

— Они попали в засаду, — определил Маркус. — Вот видишь Рим, а ты протестовал, и не хотел отдавать свою лошадь, если бы ты был с ними, то наверняка погиб бы.

— Но Гвидион прорвался.

— Гвидион великолепный боец, и он превосходно оснащён, его доспехи в разы лучше наших. Но даже ему в одиночку не легко будет прорваться, эти орки не спроста тут поджидали их, их стратеги предвидели, что мы можем обратиться за помощью к эльфам. И я не удивлюсь, если мы напоремся на ещё одну засаду.

— Что же делать? По этому пути идти нельзя, нас убьют, и мы не выполним миссию.

Я открыл свою карту, внимательно изучил её.

— Есть другой путь, в обход, но тут подсвечено красным, путь особо опасен.

— Путь через западную долину, это бред, там живёт целая колония троллей, там не пройти, проще прорубиться сквозь легион орков. Хотя…

— Давай я пойду по этому пути. Предложил я, а вы двинетесь дальше по этому.

— Ты зря погибнешь.

— Зато, там нас не будут ждать орки. Я прорвусь, у меня хорошее кольцо выносливости и ловкости, я пробегу мимо троллей, они меня не догонят.

— Последние десять километров тебе всё равно придётся по основному пути.

— Ну, я пойду?

— Ладно, — решил Маркус, — иди самоубийца, если что, мы скажем, что ты погиб достойно.

Где-то далеко впереди завыли орочьи гончие, у меня на секунду кровь застыла в жилах от их воя.

— Впрочем, возможно, твои шансы дойти до цели, даже больше наших.

— Прощайте Маркус, Павло.

— Удачи Рим.

Они побежали прямо по дороге, туда, где выли орочьи гончие, а я пошёл через лес налево, я надеялся срезать, и выйти прямо на западный путь. Минут через пять, я услышал сопенье, обернулся. В десяти метрах от меня стоял драконис, рослая двуногая двух метровая ящерица, с огромной пастью, жуткими когтями на лапах. Он был похож на раптора, только драконис был в полтора раза больше, и его зелёно коричневая шкура была намного прочнее, к счастью на мне было великолепное снаряжение. Я не испугался, я был уверен, что справлюсь с ним. Драконис бросился в атаку, я размахнулся и легко срубил ему переднюю часть морды, тот по инерции наткнулся, и привалил меня, своим уже мёртвым телом. Я с трудом отпихнул его, перевернул на спину, и начал вскрывать грудную клетку, экстракт дракониса временно сильно увеличивал силу и реакцию, и плюс к этому немножко увеличивал силу навсегда, я был охотником и знал об этом. У меня с собой не было шприца, и запасных склянок под экстракт. Но я вырезал мешочек с экстрактом из груди ящерицы, и сразу выпил его, прокусив зубами. Двинулся дальше, больше приключений не было, я благополучно добрался до начала западной дороги, и пошёл по ней. Лес кончился, дорога пролегала через ущелье. Справа вниз бежал горный ручей, слева отвесная скала. Я прошёл некоторое время вперёд, и тут ущелье расширилось, и превратилось в заросшую мхом долину. Внизу я увидел несколько чёрных троллей, они мирно паслись в долине. Я тут же, пока меня не заметили, спрятался за камень. Оценил ситуацию, пройти мимо них незамеченным не представлялось мне возможным. Я также не был уверен в том, что чёрные тролли достаточно медленны и что у них плохая реакция. Я не много постоял за камнем, потом собрался с духом. «А чем чёрт не шутит». Я выскочил из-за камня, и что было духу, побежал по дороге вниз в долину. Тролли заметили меня, и обернулись, с недоумением смотря, как я к ним приближаюсь. Наконец я добежал до первого тролля, он стоял прямо посреди дороги, закрывая весь проход. Я бросился вправо, тролль шагнул мне на перерез, я увидел его огромную пасть, и длинные тридцати сантиметровые когти. Я прыгнул, и не успел, тролль двинул меня своей лапой. Я отлетел метров на десять, у меня спёрло дыхание, и я вырубился секунды на две, когда открыл глаза, тролль взял меня в свою лапу и подносил к пасти, намереваясь сожрать. Жить мне оставалось секунды две. Я вытащил из ножен меч, и что было силы рубанул тролля по морде, вольфрамовый меч пробил его толстую шкуру, и оставил на морде твари не глубокий порез. Тролль вместо того, чтобы сожрать кинул меня по дальше от себя. Я пролетел метров тридцать, и тяжело упал на камни тропы, но уже с другой стороны о тролля. Остальные тролли шли ко мне, и поцарапанный тролль тоже, но путь был свободен, я вскочил, и припустил, так что пятки за сверкали, на север. Тролли двигались быстро, но преследовали меня не долго, сочтя меня не достаточно вкусной добычей, так что вскоре я оторвался от них, и перешёл на шаг. Я шёл некоторое время на север, за очередным поворотом тропы я наткнулся на склеп. Каменное строение стояло прямо напротив дороги, под скалой, рядом с ним была какая-то полу разрушенная башня. Здесь валялись кости, несколько трупов путников. Я подошёл слишком близко, какой дурак. Из склепа послышался шум шагов, и мне на встречу выбежало два скелета с длинными двуручными мечами. Я выругался и приготовился к бою, достав оружие из ножен, скелеты пошли в атаку. Они оказались превосходными фехтовальщикам, и уже через минуту я пропустил с десяток ударов в корпус, на моих доспехах остались царапины, но они выдержали. К несчастью я проигрывал этот бой, тогда я сделал несколько шагов, пропустил ещё пару ударов, приняв их на грудь, и рубанул одного из скелетов наискосок. Скелет оказался хилым созданием, и мой меч перерубил его пополам, тот рассыпался в прах. Второй скелет сделал вывод, и стал осторожнее. Но спустя две минуты боя, я всё-таки подловил его, и разрубил по полам. Мне повезло, что на мне такие доспехи, если бы скелеты в принципе могли пробить мою защиту, они зарубили бы меня. Я осмотрел свои латы, после боя. На них было несколько глубоких царапин, не приятно, и в одном месте, на локте правой руки, была повреждена кольчуга. К счастью она была двухслойной, и второй слой выдержал удар. Раз уж я победил скелетов, я решил осмотреть склеп. Я вошёл внутрь, здесь был камень в форме чаши, в него был воткнут длинный двуручный меч. Его клинок слабо светился зелёным в полутьме, что говорило о том, что он волшебный. Я подошёл к нему, и прочитал написанное на клинке: «Этот меч вытащит из камня только чистый сердцем, в его руках меч пробьёт любую броню, меч пробития». Я взялся за ручку обеими руками и со всей силы потянул. Меч пошатнулся, я удвоил усилия. Моё кольцо силы заработало на полную мощность. Конечно, чтобы вытащить меч из камня, нужно было иметь не чистое сердце, а как можно больше силы. Я вынул его, осмотрел, меч был лёгким, даже не алюминиевым, не знаю, что за материал, лезвие было тонким, длинным и изящным. Я размахнулся, и легко перерубил мечом каменную чашу, в которую он был воткнут. Не знаю, сколько стоит этот меч, но я не хотел его выбрасывать. Пристегнуть его было некуда, ножны были заняты, и поэтому мне пришлось нести его в руке, к счастью, он был лёгким. Я тронулся в путь. По моим прикидкам, до города Эльфов оставалось ещё километров двадцать по прямой. В дальнейшем, на пути я несколько раз встречал каких-то горных тварей, но те почему-то не нападали на меня. Так что вскоре я благополучно миновал самый опасный участок пути, свернул на восток, и выбрался на основную дорогу. До города эльфов оставалось ещё километров десять. Вдалеке, спереди и сзади от себя я услышал вой орочьих гончих, но он не относился ко мне. Стало холодно, я посмотрел вперёд, на вершинах гор лежал снег. Значит, я уже высоко. Я свернул за угол дороги, и наткнулся на Маркоса и Павло. Здесь был бой, они убили трёх орков, и две гончих. Но их зарубили, я подошёл ближе, чтобы осмотреть тела. Они оба были зарублены каким-то очень мощным оружием, которое легко пробило их доспех. Здесь был элитный орк, как минимум один, это было плохо. Я снял с них четыре кольца и два амулета, рыцарям они больше не пригодятся, а вот я потом продам их на рынке за большие деньги. Если выживу. Вообще, у рыцарей так было не принято, обыскивать и грабить трупы, но я всё-таки не был рыцарем. Я тронулся дальше, к моей душе стал подступать страх. Все рыцари кроме Гвидиона погибли, и то о его судьбе ничего не было известно, я тоже мог погибнуть в любой момент, а я ведь не Гвидион, любая стычка с элитным орком могла стать для меня последней. И, тем не менее, я собрал в кулак всю свою храбрость и двинулся дальше. Спустя десять минут я вышел в долину, наткнулся на охотничий домик, и кто жил в такой глуши, под боком у эльфов. Но домик был разграблен, а его хозяин лежал внутри, зарубленный топором. Проклятые орки. Я осмотрел помещение, но ничего ценного не нашёл. Тут снаружи, на улице я услышал душераздирающий радостный вопль, я выглянул из дверного проёма. В десяти метрах от меня стояла целая свора орочьих гончих, штук двадцать, дохрена. Я только и успел подумать, о том, как мне повезло, что я нашёл эту хижину, теперь я мог стоять в узком проходе, и драться с гончими один на один. Стены домика не позволят им зайти с боку и сзади. Я не успел достать свой меч, как первая гончая бросилась на меня. Мне пришлось защищаться зелёным двуручным мечом. Но я вдруг почувствовал уверенность, не вероятно, но она исходила от меча, от меча! И он был такой удобный и знакомый, как будто я всю жизнь только и делал, что фехтовал на двуручных мечах. Я сделал выпад, и меч, легко, словно бумагу, разрезал напополам нападавшую гончию. На меня бросилось ещё несколько шавок, и я также легко убил их. Перед входом в домик выросла горка трупов, забаррикадировавших проход. Остальные гончие застыли в нерешительности, слишком уж легко я убил их товарищей. Тогда они сели полу кругом, напротив входа в домик, испустили призывной вой и стали ждать. Я понял чего, или кого они ждут. Скоро сюда придут орки, возможно даже элитные, и даже шаманы, они убьют меня, и меч не поможет. У меня не осталось выбора, я отпихнул от двери трупы гончих и вышел наружу. Гончие выждали десять секунд, и с радостным воем все вместе бросились в атаку. Я сделал длинный удар, описавший полукруг впереди меня, спину мне всё ещё защищал дом. И ранил двух гончих, остальные отпрыгнули. Ещё одна гончая не синхронно бросилась в атаку, я зарубил её. Потом меня атаковали остальные. Вообще, шкуры и тела гончих были крайне прочны, и даже почти неуязвимы для стального оружия, но мой новый меч так легко их рубил. Даже вольфрамовый одноручный клинок, который был у меня в ножнах, не смог бы так. А ещё этот новый зелёный меч был очень лёгким, и я фехтовал им как шпагой. Через пять минут бой был кончен. На мне не было ни царапины, я не поверил сам себе, я в одиночку перебил целую свору гончих. Но впереди было новое испытание, ко мне приближалось с десяток орков, по чёрным доспехам я узнал двух элитных. И они были между мной и городом эльфов. Мне снова не повезло. Пробежать мимо них, и остаться целым, было не просто, но я решился, я должен выполнить миссию, нельзя полагаться только на Гвидиона, его тоже могли остановить. Я бросился в атаку, размахивая своим двуручным мечом. Орки замедлили своё бег, испугавшись. Противник атаковал, а значит, он считал, что сможет справиться с ними. Я столкнулся с ними к лицом к лицу, не замедляя набега нагнулся, и топор элитного орка прошёл у меня над головой, я махнул мечом, пробегая мимо, и перерубил элитного орка пополам. Второй орк, рубанул меня, но топор прошёл вскользь. Ещё один обычный орковский солдат, рубанул меня со всей силы, попав по спине, я почувствовал сильный удар, но доспех выдержал, и я пробежал мимо них. Орки обернулись, но я не продолжил бой, я побежал к эльфам, а орки бегали куда медленнее людей с кольцами ускорения. Я оторвался от них, мне снова очень повезло.

Я продолжал бежать, я решил не останавливаться, пока не доберусь до эльфов, тем более, где-то вдали снова завыли гончие. Я забежал за очередной утёс и наткнулся на единорога Гвидиона, он лежал на боку, на нём было множество рубленных ран, его кольчуга была прорвана во многих местах. Также поляна была усеяна трупами орков, среди них, кроме десятка рядовых, я выделил трёх элитных и двух шаманов. Вдоль дороги, дальше к городу эльфов вели пятна крови, я пошёл по ним, и через триста метров наткнулся на Гвидиона, он лежал, но был в сознании. Его доспех был изрублен во многих местах, кольчуга прорвана. Последний бой дался ему не легко. Я подбежал к нему, и стал в спешке доставать заклинание лечения тяжёлых ранений. Он удивлённо обратился ко мне:

— Ты? Рим? Ты жив? Но как? Ты должен доставить сообщение, тут уже не далеко осталось.

— Сейчас я прочту заклинание, и ты будешь вылечен.

— Нет, остановись, слушай, это не поможет, у меня остался один свиток, но бесполезно. Магия орков, они отравили меня, теперь меня нельзя вылечить, магия лечения не действует, это бесполезно.

— Мы попробуем, сейчас всё будет нормально. Потерпи.

Я достал свиток лечения тяжёлых ранений и прочёл его, свиток вспыхнул и исчез, но ничего не произошло, раны Гвидиона не зажили.

— Слушай Рим, я скоро умру, ты должен. Слышишь? Должен, доставить сообщение эльфам, орки всерьёз взялись за нас, послали сотню, только чтобы перекрыть подходы к эльфам, целую сотню, значит их много. Поторопись. Беги.

— Тут я услышал в отдалении топот ног.

Те орки, от которых я убежал у хижины, догоняли, и через минуту должны были быть здесь.

— Прости, — сказал я Гвидиону, и оставил его умирать.

Я побежал, побежал так быстро, как только мог, до цели оставалось километров пять, а то и четыре, совсем не много. Я пробежал эти четыре километра, быстро как мог, под ногами хрустел снег, вдали ревели от злобы орки, и впереди показался пост эльфов. Тут были ворота, и стена высотой метра четыре, от края до края лощины, по которой шла дорога, ворота были закрыты, сверху стояло четверо эльфийских лучников, они целились в меня из луков.

— Кто такой?

— Откройте, за мной гонятся орки.

— Мы не вмешиваемся в дела людей и орков. — Надменно произнёс остроухий.

— У меня важное послание для вашего короля. От Марио, главы Саммервилля.

— Саммервилль, это деревня людей к югу отсюда?

— Это город.

— Что за послание?

— Предложение союза, против орков.

— Нам это не интересно.

— Тебе не интересно, ты всего лишь стражник, передай своему главному.

— Мы не впускаем в страну эльфов просто так, а так ты не внушаешь мне доверия, гвардеец. Но я сделаю тебе одолжение, передай мне послание, и я отдам его светлому королю.

— Хорошо.

Я достал из под доспеха свиток с посланием Марио, и бросил его Эльфу, тот поймал. И куда-то ушёл, на заставе осталось только три эльфа.

— Впустите меня внутрь.

— Нет. Жди здесь человечек.

Из-за поворота дороги появились орки, один элитный и с десяток солдат, они остановились, передохнули минуту и, достав оружие, пошли ко мне навстречу. Я услышал, как эльфы делают ставки:

— Ставлю десять золотых, что орки зарубят человека.

— Ставлю три против.

Элитный орк прокричал эльфу:

— Не стреляйте, мы убьём человека и уйдём, этот человек преступник, он убил и ограбил лейтенанта. Мы убьём человека и уйдём, в соответствии с договором, помните у нас мир.

— Убивайте, — холодно ответили эльфы. Похоже, они действительно не видели разницы между людьми и орками.

Я приготовился к последнему бою, взял в обе руки длинный зелёный меч, и выставил его перед собой. И снова ощутил странную уверенность в победе, которую передало мне оружие. Я раньше никогда не слышал о таком. Элитный орк пошёл в атаку, я знал, что только его оружие может пробить мой доспех, топоры рядовых орков были стальными, и едва ли могли серьёзно навредить мне, несмотря на огромную физическую силу хозяев. Я легко взмахнул мечом, и отбил удар элитного орка, и произошло не вероятное мой меч, погрузился на десять сантиметров вглубь орковского топора из монокристалла, почти перерубив его. Я рубанул ещё раз, орк попытался парировать удар щитком на руке, но меч, пробив щиток, отсёк ему конечность. Элитный орк с криком отступил, из его левой руки хлестала кровь. Остальные орки бросились в атаку. Но мой меч проявил аномальную мощь, я резал и рубил их, как сухую древесину. Спустя три минуты боя, орков стало вполовину меньше, ещё трое отступили с тяжёлыми ранениями. Тогда я сам пошёл в атаку, и спустя две минуты закончил бой, пронзя грудь элитного орка. Тот упал как подкошенный, я осмотрелся, всё вокруг было залито зелёной орковской кровью, я один перебил целый отряд орков, и почти не пострадал, и всё благодаря мечу. Эльфы стоявшие наверху на стене зааплодировали:

— А ты силён человек. Я вот не думал, что ты их победишь.

— Впустите меня.

— Человек, нельзя, подожди, нельзя людям в нашу долину.

— Сколько мне ждать?

— Несколько часов, пока Рип не поговорит со светлым королём Артианом.

— Артиан ваш король?

— Артиан правит эльфами уже триста лет. Мог бы и узнать это, отправляясь к нам.

— Вы не поддерживаете с людьми связь, откуда мне знать.

— Пятьдесят лет назад, мы заключил с людьми договор, о разделе территорий, король Артиан присутствовал там.

— Я не знаю, что было пол века назад.

— Ваш век короток, людишки.

— Некоторые из наших магов живут не меньше, чем эльфы.

— А мы вообще не стареем, никто из нас. Умираем только насильственной смертью, именно поэтому, мы избегаем войн, наша жизнь ценна.

— Именно поэтому ваш вид сдал все позиции, и теперь вы остались только здесь, в этой долине.

— Мы умнее вас люди.

Мне нечего было добавить, и я какое-то время просто стоял ждал, а три эльфа несли дальше свою караульную службу. Часа три спустя, явился Рип, и сообщил.

— Посланник может войти.

Ворота открылись, я прошёл внутрь.

— Вы могли бы впустить меня и раньше, чтобы мне не пришлось драться с орками.

— Такова жизнь человек.

Мы прошли дальше, и вскоре вышли из лощины, передо мной открылась огромная горная долина, зелёная долина. Так странно было видеть, как заснеженные вершины соседствуют с засеянными полями и садами. Посреди долины стоял город, а над ним, с противоположной стороны долины, около скал, возвышался огромный замок-дворец из белого камня. У него было много башен, и они были чрезвычайно высоки. Я невольно залюбовался.

— Смотри человек, где ещё ты увидишь такую красоту?

— А почему в долине тепло, а вокруг заснеженные горы?

— Особая магия защищает и питает это место вот уже много тысяч лет.

Мы двинулись сквозь поля ко дворцу, на полях паслись не обычные лошади, а единороги, и их здесь было много. Не десять и не двадцать, а сотни.

— Это наша знаменитая эльфийская кавалерия.

— Эльфийская кавалерия? Никогда не слышал.

— Ну, она была знаменитой раньше, когда мы воевали. Эльф на единороге, это страшная смесь, обладающая исключительной боеспособностью.

Я промолчал, мы прошли поля и вступили в город, тут было много эльфов и эльфиек, они постоянно оглядывались на меня. Я невольно отметил, что эльфийские женщины исключительно красивы. Так же бросалось в глаза исключительное богатство эльфийского города. По сравнению с ним, даже верхний город Саммервилля, действительно выглядел какой-то деревней. Но сгущались вечерние сумерки, и на городских улицах, мощённых белым камнем, стали зажигаться волшебные огоньки освещения. Мы покинули город, и вскоре добрались до дворца, похоже, Рипа тут знали, его пустили без лишних вопросов. Вскоре мы вошли в громадную залу, тут на троне сидел эльфийский король, он был одет в гибкий серебряный доспех, поверх которого был накинут красный плащ. Рип подвёл меня к нему, я изобразил учтивый поклон. Рип объявил, да так громко, что я чуть не оглох:

— Его величество светлый король Эридании Артиана.

— Рип, не нужно это, — обратился к нему король, и продолжил. — Я изучил ваше письмо посол, и счёл его тревожным для граждан моего королевства. Я не делаю разницы между орками и людьми, ваши виды для меня одинаково мерзки и противны. Но случае победы орков над людьми, военный баланс на острове покачнётся, и тогда, когда-нибудь, орки могут придти сюда… И даже победить, ибо не стоит их недооценивать, они сильны, хитры, подлы и живучи. Поэтому, я принял не лёгкое решение, вступить в этот конфликт на стороне людей. До тех пор, пока орки не будут изгнаны с людских территорий.

— Отлично, — обрадовался я.

— Но не бесплатно, — оборвал мою радость король, — взамен, я хочу получить от людей великий артефакт. Источник силы, и могущества, золотую ветвь удачи, это очень ценный и могучий артефакт.

— Я думаю, Марио согласится. Или лорд Айри.

— Кто такие Марио и лорд Айри?

— Наши правители.

— Ох, — вздохнул король, — жизни людей столь коротки, ваши правители постоянно меняются, даже орки и то стабильнее. Но всё не так просто юный посол.

— И в чём сложность?

— Этот артефакт хранится не в людских сокровищницах. Давно, давно, он был утрачен нами в тяжёлой войне, и сейчас он хранится в храме тёмных сил на земле орков, в дальне восточной части острова.

— Его контролируют орки?

— Нет, сейчас им владеет нечисть, нежить, демоны, золотая ветвь питает их. Пробиться в тот храм не просто, мы несколько раз посылали экспедиции, но они закончились гибелью наших граждан. Итак, моё слово, как только вы доставите мне золотую ветвь, эльфы вступят в войну на стороне людей.

— Но что заставляет вас думать, что мы сможем добыть эту ветвь теперь?

— Мой лучший маг предсказал, что вы сможете. Только вы, только сейчас, только теперь. Так предначертано, вы вернёте нам золотую ветвь, и надежда снова появится у народа эльфов.

— Я должен сообщить Марио, едва ли, я смогу в одиночку доставить вам эту ветвь.

— Конечно, — засмеялся король, — ты отправишься в Саммервилль завтра, на единороге, и тебя проводит туда отряд из двенадцати моих стражников, чтобы орки не перехватили тебя. А сейчас ты можешь поесть, отдохнуть, и лечь спать. Иди.

— У меня ещё одна маленькая просьба, — перебил я.

— Да.

— Я держу в руках меч, это неудобно, вы не могли бы дать мне перевязь, на три оружия.

— Конечно, Рип позаботится об этом, а теперь идите.

Я отвесил королю полу поклон и удалился. Рип провёл меня в какую-то большую комнату. На входе в комнату стояло двое стражников, они кивнули Рипу, и впустили меня внутрь. Тут был стол, уставленный едой, на нём горели свечи, а в камине напротив горел огонь. Около соседней стены, под окном стояла кровать.

— Ешь, и ложись спать, завтра рано вставать. Всё что в этой комнате предоставлено в твоё распоряжение, посланник. Выходить отсюда без сопровождения тебе запрещено, стражники предупреждены на этот счёт.

— Без проблем.

Рип вышел, и закрыл дверь, я снял свой доспех, оставшись в майке и лёгких штанах, сложил на пол оружие, и преступил к еде. Не знаю, что растили в своей долине эльфы, но аналогов их пище я не встречал. Единственное похожее на человеческую пищу было мясо и хлеб. Но и хлеб был не простым, а с каким-то джемом внутри. В общем, покормили они меня на славу. Я собирался уже лечь, как в комнату вошёл Рип, и положил рядом с моим оружием новый пояс с перевязью. После чего он молча вышел, а я всё-таки лёг спать.

 

Глава 8: Цитадель тёмных магов

Мне снился прекрасный сон, я лежал на золотистом песчаном морском берегу с Феней, женщиной Марио, но в этом сне она была моей. Нам было хорошо месте, и тут не хороший Рип разбудил меня.

— Вставай человек, уже утро, нам пора отправляться в путь. Каждый час на счету.

— Хорошо, секунду.

Я быстро натянул свой доспех, одел новую перевязь, вставил в неё оружие и мы пошли вниз, к конюшням. Здесь был отряд, десять эльфов, как и обещал король, все они были прекрасно вооружены и готовы к отправлению. На поясах у них висели короткие полу кинжалы полу мечи, зато за спиной были огромные могучие луки, из неизвестной мне породы дерева, и длинные бронебойные стрелы, которыми эльфы умудрялись пробивать даже монокристаллические доспехи. Даже не знаю, что мощнее тяжёлый арбалет или эльфийский лук, я бы поставил на эльфийский лук. Рип тоже ехал с нами. Он вскочил в седло своего единорога, и сообщил мне:

— Это твой единорог, его зовут Орби. Поговори с ним.

Я подошёл к единорогу, заглянул в его глаза, и услышал глубокий голос. Он звучал не в ушах, а в мозгу, единороги не умели говорить по человечьи, но они были телепатами. Возможно, так было даже лучше.

— Приветствую тебя человек, мы с тобой будем союзниками один день, пока не доберёмся до вашей деревни.

— До города, — поправил я его в слух, — до города.

— Ну, конечно, ответило мудрое животное.

— А теперь по единорогам, и быстрее в путь, — объявил Рип.

Я вскочил на единорога, езда на единорогах вообще не отличалась от езды на лошадях, только те были умнее, сильнее и быстрее. И мы тронулись в путь, сразу быстрой рысью, мы обогнули полями город, и скоре выехали к южной заставе, где я вчера сражался с орками. Нас пропустили, я заметил, что трупы орков уже убрали. Конечно, кому они нужны будут гнить, а там зараза. Впрочем, чтобы быстро убирать трупы, были специальные заклинания. Так что не думаю, что эльфы с этим особо возились. Мы спокойно, не останавливаясь, проехали мимо трупа Гвидиона, а вот дальше, около трупа единорога мы остановились. Эльфы спрыгнули с сёдел, и отдали павшему товарищу последнюю честь. Потом, один из эльфов достал свиток с заклинанием, и труп единорога, а также валявшиеся вокруг него трупы орков исчезли. После чего Эльфы вновь забрались на единорогов и мы тронулись в путь. С заснеженной части гор мы спустились довольно быстро и без приключений, но потом, в скалах мы напоролись на заслон из орков. Тут их было солдат сорок, и даже было несколько боевых орковских шаманов. Мы остановились, орки сняли со своих плечей луки, и направили стрелы на орков. Орковские шаманы тоже приготовились к бою. Один элитный орк, с поднятыми кверху лапами подошёл к нам. И начал диалог:

— Между орками и эльфами крепкий мир. Отдайте нам человека, возвращайтесь в город эльфов, и никто вас не тронет.

— Ты смеешь нам указывать, — гордо крикнул эльф.

— Вы эльфы цените свои жизни, — угрожающе проговорил орк, — отдайте человека и уходите с миром. Иначе, мы убьём вас.

Я осмотрел отряд орков, он был довольно большим, но угрозу представляли лишь трое магов, взятых на прицел и четверо элитных орков, обычные орковские солдаты едва ли могли причинить вред единорогам, и закованным в броню их всадникам.

— Если вы нападёте, — проговорил орк, — это будет нарушением договора, и началом войны, тогда многие эльфы погибнут.

Но Рип не слушал его, он приказал:

— Целься, огонь.

Орки не успели среагировать, все трое орковских шаманов были сняты стрелами, те прошили их насквозь, убив почти мгновенно. Эльфы тут же наложили ещё одну стрелу на тетиву, и сделали залп, потом ещё и ещё. Уцелевшие солдаты орков попытались бежать, но стрелы доставали их повсюду, через пол минуты всё было кончено. Эльфы спрыгнули с лошадей и стали собирать стрелы, потому что их было потрачено много, а они дорогие, не простые. В рукопашном бою, мне так и не посчастливилось поучаствовать, но я не стал никак комментировать действия эльфов, я был доволен, мне хватало того, что они не отдали меня на растерзание оркам, и не повернули вспять. Но со мной была элита эльфов, и они умели выполнять приказы. Мы скакали быстро, и больше мы не встречали орков до самых предместий Саммервилля, лесные звери, даже самые грозные из них, разбегались при звуке топота копыт отряда единорогов. Мы ехали по предместьям Саммервилля и я видел сожжённые и разрушенные дома, крестьяне были убиты, отряды орков добрались и до сюда, но не взяли город в осаду, лишь уничтожив то, что было плохо защищено. Я расстроился и сожалел, что погибло так много крестьян. Вскоре показались городские ворота, около них стоял усиленный наряд из четырёх стражников, причём один из них был гвардейцем, они радостно по приветствовали нас, я помахал им рукой и мы проскакали мимо, сбавив темп, при движении по городу. Граждане удивлённо озирались на нас, редко увидишь целый отряд на единорогах, и совсем мало кто из них раньше видел эльфов. Мы добрались до ворот в верхний город, здесь стояло двое гвардейцев, я показал им свой медальон, и мы проскакали мимо, на площади я спрыгнул с единорога.

— Постой пока здесь Орби, а ты Рип, иди за мной.

И мы направились прямо к дому Марио, тот встретил нас около входа. Тот обрадовался появлению Эльфа.

— Проходите внутрь, докладывай Рим, как прошла экспедиция?

— Плохо, все погибли, даже Гвидион, я единственный добрался до города Эльфов. Гвидион не дошёл каких-то пять километров. Нас поджидали засады на каждом шагу, элитные орки, орочьи гончие, шаманы, ужас.

— Но главное ты дошёл. И как, вы готовы вступить в войну? — обратился он к Рипу.

— Есть одно условие.

— Какое?

— Мы поможем вам люди, но вы должны достать нам артефакт, золотую ветвь удачи. Это могучий артефакт, он хранится в храме демонов в дальневосточной части острова, за землями орков. У меня есть карта, как добраться туда, принесите нам этот артефакт, и мы вступим в войну на вашей стороне.

— А что делает этот артефакт?

— Он даёт удачу тому, кто им обладает. — Лаконично ответил Эльф.

— Хорошо, я пошлю экспедицию, а сейчас можете отдохнуть.

— По приказу короля, эльфы должны вернуться в свой город, они отправятся назад сейчас же, а я останусь, — проговорил Рип, — я должен помочь вам принести этот артефакт в королевство.

— Хорошо, я должен подумать, — сказал Марио. — Эльф, иди отдыхай, в моём доме ты найдёшь почёт и уют, а ты Рим, иди за мной.

Я проследовал за Марио, тот закрыл дверь в комнату, сел на кресло, и предложил сесть мне, но начал издалека:

— Ты молодец, выполнил миссию, очень тяжёлую, которую не смог выполнить даже Гвидион. Эти доспехи, что на тебе, теперь твои, как я и обещал. Но у меня есть новая важная миссия для тебя, время военное, так что ты должен помочь.

— Я слушаю.

— Отправляйся к тёмным магам, узнай, что это за артефакт такой, за который эльфы готовы начать воевать против орков. Узнай, что он делает. А заодно где он, и как до него добраться, я дам тебе грамоту, с моей личной просьбой о помощи. Путь к магам будет нелёгким, они не далеко в принципе, километров семь отсюда, но в предместьях ошиваются орки, это будет опасно. Я не могу дать тебе провожатых, людей слишком мало, и я вчера отправил три сотни бойцов в Вавилон на помощь лорду Айри. Потому что если мы не удержим Вавилон, то Саммервилль они возьмут быстро.

— Я знаю. Но в путь к храму, за артефактом, вам придётся выделить мне подмогу.

— Я выделю, а сейчас идём за мной.

Мы вышли из комнаты, и прошли в другой конец дома, Марио снял с шеи ключ и открыл дверь. За ней был всего один доспех, он был оранжевым, и висел на специальной полке.

— Вот это, самый лучший и прочный доспех, из тех, что у меня есть. Я не отдам тебе его насовсем, и не продам, потом, ты вернёшь мне его. Но я знаю, сколь опасна твоя миссия, и ты можешь использовать его сейчас.

— Из чего он?

— Не знаю, но он древний. Тут полный комплект, включая кольца и даже арбалет.

— Хорошо, я оставлю своё снаряжение здесь, и потом когда всё кончится заберу его.

— Конечно.

— И ещё, сколько ты мне заплатишь, если я добуду для эльфов эту ветвь, и они вступят в войну?

— Сто тысяч золотых тебя устроит?

— Сто тысяч золотых и дом в верхнем городе.

— По рукам.

— И дай мне десять сейчас.

— Зачем?

— Надо.

— Хорошо.

Марио куда-то вышел, потом вернулся с довольно увесистым мешком золота.

— Здесь десять тысяч золотых, как ты и просил.

— Спасибо.

Я одел доспех, он был магическим, и слегка уменьшился в размерах, чтобы прийтись мне в пору. Из своего старого снаряжения я оставил только кольцо скорости, спасавшее мне ни один раз жизнь, и зелёный меч пробития, я уверился, что это хорошее оружие. Мы вышли на площадь перед домом Марио, но эльфы уже ускакали, и забрали с собой моего орби, теперь тут остался только единорог Рипа.

— По скачешь на нём?

— Сейчас спрошу.

Я подошёл к единорогу, и спросил, разрешит ли он, но тот отказался наотрез.

— Нет, Марио, он не согласен.

— Я выделю тебе коня.

— Семь километров не так уж далеко, я пойду пешком, чтобы не привлекать внимание, к вечеру вернусь. А ты пока развлеки Рипа, и подготовь команду, завтра с утра мы отправимся в дальне восточный храм, за ветвью.

— Удачи.

Я кивнул Марио, и быстро пошёл к воротам, вышел из верхнего города, и направился к северным воротам Саммервилля. По пути, я заметил, что в городе не спокойно, люди волновались, и на улицах было мало людно, все были при оружии. Весть об орках разнеслась по округе, некоторые бежали на дальний запад, другие, наоборот хотели спрятаться в городе. Я увидел несколько крестьян с ферм, они болтались пьяными. По пути я зашёл к Бену, старик сидел дома, я вошёл внутрь.

— О, Рим, с чем пожаловал?

— Здесь десять тысяч золотых, мой долг тебе.

Я кинул ему мешок, тот открыл его, и нашёл, что он полон золота. Старик ушёл наверх, и вернулся с бумагой нотариуса.

— Пошли. Не буду спрашивать, откуда у тебя столько денег.

— Я выполнил важное задание Марио.

— Я смотрю, ты стал гвардейцем седьмого уровня, быстро.

— Мне просто очень повезло.

Мы дошли до нотариуса, Бен сообщил ему об уплате долга, мы расписались, больше я ничего не был должен Бену, теперь я был полностью свободен. Я направился на север, и вскоре дошёл до ворот. Стражники пожелали удачи, и я углубился в лес.

Минут через пять я наткнулся на небольшой отряд из трёх орков солдат. Они недооценили моё снаряжение, и бросились на меня в атаку, я легко покончил с ними. После чего двинулся дальше. Я шёл около часа, особых приключений не было, только я несколько раз проходил мимо сожженных орками ферм, эти твари полностью разорили округу, и в принципе, не так уж они и сильны, если бы люди Марио были активней, они бы перебили всех орков на подступах к городу. Вскоре начались скалы, цитадель тёмных магов была в горах, как и город эльфов, только пониже. Я сверился с картой, мне оставалось идти около километра, но за очередным поворотом меня ждал сюрприз, крупный отряд орков блокировал единственный путь к магам. Они меня не заметили, я из-за поворота насчитал около сорока бойцов, двух шаманов, и трёх элитных солдат. А ещё, с орками была свора гончих. Большая сила, такие, могли бы остановить и лучших воинов Марио. Но я торопился, и отступать было нельзя, я не знал пределы возможностей доспеха Марио, и своего зелёного меча, и я собирался их испытать. Я оголил двуручный меч, и медленно вышел из-за поворота дороги, орки увидели меня. Один из элитных орков что-то крикнул, и гончие сорвались к места, бросились в атаку на меня. Я встретил их, как и полагается паладину. Кровь брызгала во все стороны, летели обрубленные конечности и головы гончих. Спустя полторы минуты я перебил всю свору. Орки двинулись в атаку, а шаманы открыли огонь огненными шарами. В меня попало несколько шаров, но ничего не произошло, они быстро погасли, столкнувшись с моей бронёй, и даже не нагрели её. Орки бросились в рукопашную, и шаманы прекратили стрелять, чтобы не задеть своих. Я ловко рубил врага, разрубал топоры, которыми солдаты орки пытались прикрыться, убивал, и терзал врага. Магические кольца и амулет подарили мне невероятную скорость и силу, такой я не встречал ещё нигде. Бой продолжался, пока не остался один самый главный орк, и два шамана у него за спиной. Этот орк был вооружён не топором, а огромным, длинным двух с половиной метровым двуручным мечом. Он взял его в обе лапы, и осторожно приближался ко мне. На этом орке была не шкура тролля, как на остальных, а настоящий металлический доспех. Я почувствовал в нём достойного соперника. Мы сцепились, я сделал с десяток выпалов, но орк с поразительной скоростью отбил их. Что-то произошло, и меч орка засветился светло голубым, я понял, что в лапах у него не простое оружие. Я атаковал снова, мы сместились, теперь я оказался боком к шаманам. Те открыли огонь огненными шарами, сделали два десятка выстрелов, но я не обращал на них внимания, они не могли навредить мне. Я снова пошёл в атаку, трёхметровый элитный нанёс несколько ударов, я отбил их, и дотянулся до рукава его доспеха. Но мой клинок лишь скользнул по нему, оставив царапину. Орк с недоумением, не веря посмотрел на неё.

— Человек, мощное оружие у тебя в руках.

— Ты тоже, не обычный солдат.

— Знай же, что ты умрёшь не от руки обычного офицера, а от руки генерала армии орков.

— И много у вас таких генералов?

— Двенадцать.

— Значит, надо найти ещё одиннадцать.

— Я убью тебя человек, и ты станешь славным трофеем в моей коллекции.

Я атаковал, и провёл длинную серию ударов, но последний удар был не удачен, орк отбил его щитком на руке, и саданул меня мечом на противоходе в грудь. Я совершил серьёзную ошибку, и будь на мне обычный доспех, орк наверняка пробил бы его, и я был б мёртв. Но на доспехе осталась лишь небольшая вмятина. Орк взревел от злости. Я пошёл в а банк, не обращая внимания на его меч, приблизился, получив удар мечом по голове. Но зато сам размахнулся и со всей силы вогнал свой клинок в грудь орка. На его морде застыло удивление, и ужас, меч пробития оправдал своё название. Он пробил доспех орка, и меч вошёл в его тело, воткнувшись в пластины доспеха на спине. Я выдернул меч, и сделал шаг назад. Орк упал на одно колено, и опёрся о меч, я сделал замах, и рубанул со всей силы. Голова генерала орков покатилась по камням. Он был достойным соперником. Шаманы замерли в десяти метрах от меня, в немом изумлении. Я подошёл к ним быстрым шагом, и быстро прирезал. Не много подумав, вернулся к убитому генералу орков, взвалил себе на спину его огромный двуручный меч, он оказался тяжёлым для меча, килограммов сто, но я мог нести его, благодаря мощному кольцу силы на моей руке. После чего, я, не теряя времени, двинулся к цитадели магов. Теперь у меня точно было, что внукам рассказать. К счастью, идти было не далеко, меньше километра, я взобрался по дороге на очередное возвышение, и передо мной показался длинный каменный мост, через ущелье, я пошёл по нему, в конце была площадка, перед воротами, примерно вдвое шире моста. Я бросил на пол меч орка, и постучался. Меня окликнул маг сверху:

— Ты кто такой?

— Я от Марио.

— А как ты миновал тех орков, что блокировали цитадель?

— Убил всех, как же ещё?

После чего маг исчез со стены, побежал докладывать, понял я. Для ясности я ещё раз громко постучался в ворота, потом попинал их, но никто не отозвался. Прошло десять минут, ворота открылись, там стояло несколько боевых магов.

— Только без глупостей, — предупредили они меня, — при тебе есть документы?

— Да. — Я достал свиток Марио, и протянул его ближайшему магу.

— А вы что такие нервные ребята? Неужели вы всегда такие?

— Последние несколько дней творится полная хрень, с десяток наших погибло от топоров орков. Мы блокированы здесь.

— По хорошему вы должны были бы прорваться в город, люди Марио нуждаются в вашей помощи, а я слышал, маги умеют воевать.

— Что самый умный да?

Тем временем, маг прочитал послание от Марио, и крикнул своим.

— Пустите, он к Дарону.

— А Дарон это кто?

— Дарон, верховный тёмный маг нашей земли.

— Понятно.

Я снова взвалил на себя меч орка и вошёл внутрь, здесь за воротами был небольшой дворик, из него в разные стороны вело десятка полтора дверей. Меня повели вправо, мы поднялись на несколько этажей вверх. Я заметил, что обстановка цитадели была аскетической, стены из камня, без отделки, только магические светлячки, говорили о том, что здесь живут весьма состоятельные маги. А они действительно были состоятельными, ведь около трети всего магического и монокристаллического оружия, производимого для людских нужд, изготовлялось здесь. Наконец мы дошли до большой резной деревянной двери, мой провожатый громко постучал.

— Надеюсь, вы отвлекаете меня по делу, потому что если нет, превращу в жабу, — послышалось из-за двери. Замок открылся и за дверью оказался высокий седобородый старик в синей мантии со звёздочками.

— Это Дарон, — сказал провожатый. Протянул ему мою бумагу, и ушёл.

— Ну, заходи рыцарь, говори зачем пришёл, — сказал старик, параллельно читая послание Марио.

— Я пришёл за помощью, а ещё притащил это, — я бросил неудобную железяку на пол.

— Огромный меч, — заметил старик, — орковский?

— Да, это меч генерала орков, и похоже волшебный. Осмотри его, может это принесёт нам какую-то пользу.

— Откуда у тебя он?

— А, убил генерала орков по пути сюда.

— Одного?

— Нет, с ним был ещё полтинник помощников.

— Смотрю на тебе доспех, из монокристалла фторида вольфрама, — вкрадчиво произнёс старый маг, — неужели Марио доверил его тебе? Насколько я помню, у него один такой был.

— Времена нынче не спокойные, требуются решительные меры. Вкратце, я должен найти некий магический артефакт, называется золотая ветвь удачи, за него эльфы готовы выступить на стороне людей, против орков, а иначе орки нас всех зажмут, и найти этот артефакт надо срочно, что ты знаешь о нём?

— Золотая ветвь удачи? Я слышал о нём давно, как-то раз. Кажется, он существовал очень давно, о нём упоминалось в древних свитках. Насколько я помню, около десяти тысяч лет назад, им владели эльфы, в то время был расцвет их цивилизации, а человеческая только зарождалась, люди и орки тогда были рабами эльфов. Потом, некая сила выкрала у эльфов этот артефакт, и эльфы верят, что из-за этого наступил закат их цивилизации.

— А на самом деле?

— На самом деле восстали орки, была тяжёлая война, и орки перебили многих эльфов. После чего начался расцвет орочей цивилизации, и в те времена выросла численность людей. Пока две тысячи лет назад, не наступил век людей.

— Всё это интересно, но нам надо добыть эту ветвь, и отдать её эльфам, иначе, Вавилон, а за тем и Саммервилль будут стёрты с лица земли. Люди на материке потеряют поставки оружия и экстрактов с проклятого острова, это приведёт к перелому в войне между орками и людьми, и мы вымрем, снова наступит эра орков. Так что нам позарез нужен этот артефакт.

— Я не уверен, я должен почитать древние свитки, но, кажется, золотую ветвь удачи нельзя отдавать эльфам ни в коем случае. Иначе люди, а вместе с ними и орки утратят своё лидерство в этом мире, и мы снова станем жалкими рабами эльфов. Я должен уточнить.

— Хорошо, уточняй, только быстрее, я обещал к вечеру вернуться в Саммервилль, и нам нужна помощь, выделил бы ты с десяток боевых магов.

— Подожди, не торопись, дай мне один день, я должен узнать больше, после чего я подумаю, и скажу тебе что делать. Один день Марио может подождать, я думаю. А ты пока отдохни, или если хочешь, какой-нибудь послушник покажет тебе нашу твердыню.

— Ладно, а что с этим делать? — Я пнул, лежавший на полу меч орка. — Зря что ли я его тащил на себе, он тяжеленный.

— Это подождёт, он не столь важен.

— Хорошо.

Маг поднёс к губам, браслет, висевший у него на руке, что-то нажал, и сказал:

— Фикус, иди сюда.

— А у нас такие браслеты не действуют, их орки как-то глушат, нам бы пригодилось…

— Сколько лишних слов молодой человек. Орки глушат, да, но они работают на не большие расстояния, например в пределах цитадели. Ваши браслеты тоже работают на расстоянии в сто метров.

В комнату вошёл послушник в чёрной робе с жёлтой полоской, я так понял это и есть Фикус. Маг дал наставления:

— Покажи гостю твердыню, всё, что он захочет увидеть, скажи я разрешил, всё объясни, потом как гостю надоест бродить по коридорам, и только после этого, накорми его, и отведи в комнату для богатых гостей.

— И когда ты будешь готов.

— Завтра, рано утром, я скажу всё что нужно, и ты с отрядом боевых магов отправишься назад к Марио.

— Хорошо, но помни маг, время нас поджимает.

— Я помню это.

Мы вышли из покоев Дарона, и остановились перед дверью, послушник поинтересовался:

— Куда господин пожелает направиться?

— Так, сначала в арсенал, потом в лабораторию алхимиков…

— В магический, или военный? — Он сделал паузу, потом пояснил. — Арсенал. Их два.

— В оба. По очереди, потом в лаборатории алхимиков.

— Хорошо, идём.

Мы двинулись вниз по винтовой лестнице, прошли уровень двора и спустились уровня на два в подземелье. Прошли по тёмным коридорам, и остановились перед надёжной железной дверью, она охранялась, каким-то магом. Фикус объяснил ему:

— Дарон велел показать всё этому важному господину, всё, что тот пожелает.

— Ну раз Дарон сказал, тогда заходите.

Маг достал из кармана сложный резной ключ, и открыл им дверь. Фикус ударил в ладони, и волшебные светлячки осветили арсенал. Мы шагнули внутрь, я начал осматривать. Здесь было много походных доспехов, и весьма дорогих, причём в основном, они снаружи были прикрыты тёмной мантией, которая являлась частью доспеха. Почему-то маги не хотели ходить по нормальному, железом наружу, но я понял, что и маги не брезгуют защитой. А вот по части мечей и другого оружия выбор был не богат, в основном сверх короткие варианты мечей, сантиметров по восемьдесят, и всё.

— А где ваше оружие?

— В магическом арсенале, всё-таки мы маги, и предпочитаем магию, холодному оружию.

— Понятно. Тогда веди меня в магический арсенал.

Мы вышли из комнаты, и направились к двери оп соседству, метрах в десяти, здесь также стоял стражник маг, и он пустил нас внутрь, после слов Фикуса о разрешении Дарона. Я зашёл внутрь, и начал рассматривать вооружение. Оно было странным, здесь было несколько магических мечей. Довольно много посохов, и на отдельных полках как оружие лежали кольца, и крупные магические кристаллы.

— Я так полагаю, кольца и кристаллы позволяют владельцу бросаться огненными шарами и всякими молниями?

— Ну, типа того.

— А я могу воспользоваться вашим оружием? Ну, в принципе, если Дарон разрешит?

— Боюсь, что нет, чтобы стрелять огненными стрелами и молниями, используя магические кристаллы, надо обладать талантами к магии, и некоторыми базовыми навыками.

— Но эти навыки можно быстро получить, активировав медальон мага, скажем третьего уровня, или выше?

— В принципе, да, только надо иметь волшебную силу, а это… Для этого надо пить специальные эликсиры, и всякие экстракты.

— То есть я могу получить эти эликсиры, и в принципе каждый может быстро стать магом.

— Да.

— Тогда веди меня к Дарону, я хочу с ним поговорить.

— Может потом?

— Нет, веди сейчас.

— Вы же хотели попасть в лабораторию алхимиков.

— Успеется, а сейчас к Дарону.

— Ладно, надеюсь он не превратит нас в жаб.

— А что, кого-то превратил?

— Нет, это просто поговорка такая, на самом деле он всегда предельно спокоен, и никогда не злится. Но нам не обязательно к нему идти, мы можем поговорить через браслет.

— Хорошо, свяжись с ним, и дай мне поговорить.

— Говори.

— Да, Фикус, что ты хочешь?

— Это Рим, ваш гость, у меня такая просьба, вы ведь сами делаете медальоны, разные, а потом продаёте их. Так?

— К чему ты клонишь?

— Мне предстоит тяжёлая и важная битва, всякая помощь не помешает, не могли бы вы дать мне медальон мага, скажем уровня шестого, и какое-нибудь магическое кольцо, чтобы пулять молниями, или огненными шарами.

— Нет, я совсем не знаю тебя. Хотя, — протянул маг, — если ты заплатишь, скажем, пять тысяч золотых.

— Бессовестный скряга, тут судьба человечества решается, а ты заплатишь, я между прочим тебе офигенный орковский меч притащил, откуда ты ещё возьмёшь такой. Я думаю, он вполне пойдёт в качестве платы.

— Ладно, ты прав, — смягчился старик, — Фикус, ты слышал? Выдай ему медальон восьмого уровня. И…

— Восьмого? Сэр, но это…

— Шестого не имеет смысла, а ему понадобится серьёзная помощь, восьмой намного выше шестого, ты же знаешь.

— Но он не входит в совет магов. Совет не утвердил его, вы уверены, что можно выдать амулет выше седьмого.

— Фикус, — грозно сказал Маг, — восьмого, и дай ему кольцо молний, и уничтожения нечисти под стать, оно ему понадобится, и экстракт магии, и не один, и объясни что как, пусть потренируется. Потратьте с пользой этот день.

— И ещё я бы хотел обучиться алхимии.

— Ладно, и медальон алхимии пятого уровня.

— А что так мало? Возмутился я.

— Выше пятого у нас алхимии нет.

— Хорошо, вот сразу бы так. Спасибо Дарон.

Я услышал, как Дарон сказал Фикусу:

— Пожелай ему удачи.

И Фикус выключил свой браслет связи.

— Вы слышали последнее?

— Да.

— Идёмте.

Мы тронулись, но направились не в магический арсенал, а куда-то ещё. Снова шли коридорами замка, поднялись на несколько уровней, потом снова плутали, пока я не заблудился, наконец, вошли в какую-то каморку, тут сидел старик, и напротив него был целый шкаф забитый кастовыми медальонами.

— Архивариус, слушай, сам Дарон распорядился выдать этому человеку бесплатно два медальона, мага восьмого уровня, и алхимика пятого.

— Восьмого уровня? — Офигел старичёк. — Я должен проверить, ты же понимаешь. И как, без посвящения, без решения совета магов, такой медальон так просто не выдать, и даже Дарон, какое он имеет право нарушать устав монастыря.

— Архивариус, — вкрадчиво произнёс я, — идёт война, я завтра отправлюсь на задание, от того смогу ли я выполнить его, зависит будущее всего человечества.

Старик, заведовавший медальонами, набрал на своём браслете номер Дарон, и начал сложные переговоры:

— Дарон, ты не имеешь права. Да, я понимаю, что нет времени, хорошо, но под твою ответственность.

Мы стояли и ждали, наконец, он отключил свой браслет. Кряхтя, встал, и достал с полок два медальона.

— Вот, забирайте, и используйте как хотите, но я лично против, против, и если что, во всём виноват Дарон, и только он.

Я взял в руки заветный медальон мага восьмого уровня, мечту многих, слишком многих. Приложил палец к кристаллу, повернул, и подержал. Медальон засиял красным светом, его похожие на рубины лучи проткнули моё тело, и вошли в меня, потом погасли. Я узнал много нового, оказывается, я не знал раньше стольких вещей, заклинаний, и даже как остановить старение. Как стрелять молниями без колец и амулетов, истреблять нечисть, а ещё я узнал, откуда появились орки и эльфы. И как какой-то чёкнутый эльфийский маг, одиннадцать тысяч лет назад скрестил орка с эльфом и вывел первого человека. Самый молодой и агрессивный вид на планете. Небо тоже стало для меня понятным и открытым, я узнал, что не солнце вращается вокруг нас, а мы вокруг солнца, о том, что далеко, далеко от нас вокруг звёзд вращаются другие планеты, которых в теории можно достичь. Да что там, я узнал столько, что понял, каким тёмным неучем был. И я был благодарен, бесконечно благодарен Дарону за то, что он позволил мне узнать всё это. Я успокоился, но пальцы продолжали немного дрожать, взял второй амулет, алхимика пятого, высшего уровня. Приложил палец к кристаллу, повернул, и подержал. Он засветился зелёным светом, но эффект не был столь шокирующим как от медальона мага. Я узнал много нового о травах, о том как их смешивать, как лечить болезни и увеличивать свою силу, как физическую, так и магическую, как стать более ловким. Много нового, но не столь масштабного, как от медальона мага.

— Ну что Фикус? Идём выбирать мне оружие?

— Идёмте.

Мы вернулись в магический арсенал, но я уже знал что искать, я уверенно выбрал два кольца, скажу по секрету, далеко не самые дешёвые. Одно из колец стреляло заклинанием смертиум, эффективно действующим против всех живых, его преимущество было в том, что лишь не многие специальные доспехи могли ослабить его эффект. Второе кольцо наоборот, уничтожало нечисть, и только нечисть, мёртвых и демонов. Эти кольца чудесно дополняли друг друга, и могли уничтожить всё что угодно, что только могло попасться на моём пути. После чего мы покинули арсенал, и отправились в хранилище экстрактов. Тут также сидел вахтёр, скажем так, и выдавал экстракты строго по рецепту и приказу высших магов. Пришлось снова звонить Дарону. После чего я углубился в глубь полок с жидкостями, я знал что искать. Спустя три минуты я вышел из-за шкафов, неся в руках штук тридцать скляночек.

— Сэр, вы, не много ли взяли! — Возмутился смотритель.

— Дарон разрешил, и потом, вот это мне понадобится для тренировок сегодня, а вот это, — я указал на другие баночки, — мне придётся взять с собой. Беру их впрок, так как боюсь, что магию мне придётся использовать часто.

Мы вышли из хранилища экстрактов, и остановились.

— А теперь, — обратился я к Фикусу, — веди меня туда, где можно потренироваться, я хочу кой что испытать.

Фикус тяжело вздохнул, и мы снова пошли по скудно освещённым коридорам храма, мимо куда-то шли по своим делам послушники, и другие маги. Иногда они удивлённо таращились на мой медальон восьмого уровня, потому что всех магов такого высокого уровня все знали в лицо, их было не много. Наконец мы пришли в большую просторную комнату, противоположная от входа стена источала магию, я почувствовал её. Мой разум услужливо подсказал, что там находится тренировочный щит большой мощности, защищавший мишени от разрушения. В том направлении можно было стрелять, не опасаясь, что-нибудь разрушить.

— Ну вот, тут сэр, вы можете опробовать свою новую силу.

— И приступим.

Я достал один из флакончиков, и выпил немного маны, дававшей магическую энергию для колдовства. Некоторые опытные маги высоких уровней обладали собственным не большим запасом магии, и могли творить магию, не употребляя ману, но я к таким не относился, и большинство магов пило ману. Получив заряд магической энергии, я сосредоточился, и весьма успешно провёл выстрел. Через зал пронеслась чёрная молния заклинания смертиум, остальные тренировавшиеся здесь оглянулись на меня, никто больше не испытывал тут столь мощную магию, и в высшей степени убийственную магию.

— Спокойно народ, спокойно, я просто сегодня первый день колдую.

— Остальные промолчали.

После этого я проверил второе кольцо, и выпустил белую молнию, уничтожения нечисти, но на неё уже никто не обратил внимания, это было более слабое, хотя и не менее эффективное заклинание. Испытав кольца, я решил не много позабавиться, я решил потренировать использование магии, без магических вещей. Сосредоточился, и выпустил из руки огненный шарик, тот получился каким-то тусклым, и мало мощным, но зато свой. И только маги высших уровней умели стрелять такими, без магических принадлежностей. Я также испытал создание светлячка, и тот начал летать за мной по комнате, ледяную молнию, увеличение силы и ослабление, на этом мои опыты с магией закончились, я окончательно уверился, что стал магом.

— Ну что Фикус, а теперь пошли в лабораторию алхимиков.

— Идёмте, — покорно и уныло сказал тот.

Мы снова пошли по каким-то коридорам, и как я заметил, лаборатория алхимиков была довольно далеко от комнаты тренировок. Но, наконец, мы пришли, здесь было несколько больших просторных комнат, здесь работали маги.

— И над чем вы тут работаете?

— Давайте спросим. — Предложил Фикус, он подошёл к ближайшему магу. — Генри, не расскажешь, над чем вы тут работаете?

— Не вопрос, ну над чем работают остальные, я не знаю, а я работаю над созданием эссенции маны, мощностью в десять единиц, из обычного полевого одуванчика. Если я смогу это сделать, то мы сможем завалить город дешёвыми склянками малой маны, и перебить этот рынок у магов всех стихий.

— И как успехи?

— Сейчас выделяю эссенцию, но она получается слишком густой, и вязнет в центрифуге.

— Смешай с корнем луговой ромашки, один корень, на три цветка одуванчика.

— Спасибо, попробую, — он восхищённо уставился на мой медальон пятого уровня, его собственный был всего лишь третьего. На самом деле я конечно, не был великим алхимиком, не настолько великим, чтобы работать над новыми зельями, и вообще, я в лаборатории алхимика был всего один раз, только затем, чтобы купить медальон первого уровня, но всё надо начинать когда-то в первый раз.

— Ну что? Пойдём, спросим, над чем работают остальные? — Не решительно предложил мне Фикус.

— Нет, на самом деле я хотел попасть в лабораторию по другой причине.

— По какой?

— Сейчас увидишь.

Я достал с десяток особо ценных экстрактов, изъятых мною из хранилища цитадели, и начал их смешивать. Фикус явно не разбирался в алхимии, и потому ничего не понимал, что я делаю. Прошло минут десять, я продолжал работать. Ко мне подошёл Генри, и сразу понял, что я делаю.

— Вы хотите сделать зелье окончательного усиления, и увеличения магической энергии?

— Да насовсем, я хочу быть магом даже без склянок маны, и сильным как медвед.

— Но где вы добыли ингредиенты? Эти экстракты, они же бесценны.

— О, право мой друг, они все есть в кладовой цитадели.

— И вам их так просто отдали?

— Не так просто как хотелось бы, но они тут.

Фикусу, слушавшему наш разговор, оставалось только схватиться за голову, только он до конца осознавал в какую сумму я встал для тёмных магов. Два медальона, дорогие кольца, а теперь оказывается ещё и эти экстракты. Но, наконец, я закончил варить свои зелья, и тут же, даже не остужая, выпил их. Горячими вкуснее, но всё равно на вкус полная дрянь. Я выпил их, и ничего не изменилось, не было никаких вспышек, свечения и огня, как при активации медальонов, но я знал, что зелья подействовали.

— Ну, Фикус, вот и всё, на сегодня мои похождения здесь окончены. Веди меня в комнату для гостей.

— Пойдём, но она довольно далеко.

— Без проблем.

Мы двинулись тёмными коридорами, вышли в центральный дворик, прошли на его противоположную сторону, потом поднялись на несколько этажей вверх, и оказались в большой просторной и светлой комнате, окна которой выходили наружу. Я подошёл к стеклу, и заглянул в него. Внизу было ущелье, глубиной метров сто, там текла мелкая горная речка. С этой стороны к цитадели было не подобраться. Потому её архитекторы позволили себе это огромное не защищённое стеклянное окно. Я сел за стол.

— Ну, Фикус, неси мне ужин.

— Сию минуту господин.

— И себе что-нибудь захвати, не хочу есть в одиночестве.

Минут через десять он вернулся с подносом полным блюд. Здесь было всё, мясо, фрукты, вина, но вместе с тем ничего дорого, никаких излишеств, как я уже привык после дома Марио и дворца Эльфов. Фикус поставил еду на стол, и я сразу накинулся на мясо, но послушник не решился начать есть.

— Почему ты не ешь? Неужели отравлено? — Пошутил я.

— Нет, что вы, — всерьёз испугался он. — Просто есть строгие инструкции, запрещающие мне есть дорогую пищу, послушники должны экономить, на благо цитадели.

— Бери мясо, сыр, и составь мне компанию, считай, что маг восьмого уровня тебе приказал.

— Ну, раз вы настаиваете, — кротко ответил он. И тут же налетел на мясо, и сыр. Я не много посмотрел на то, как он ест, создавалось впечатление, что Фикус проголодался ещё сильнее, чем я.

— Вас что тут не кормят совсем?

— Почему же? Кормят, один раз в день, каждое утро, но конечно далеко не так роскошно, как та еда, которую приготовили для вас. Обычно мы едим похлёбку, или травяной суп. Иногда с мясом. А ещё есть праздники, около десяти дней в году, в эти дни нас кормят досыта.

— А маги? Высшие маги, уровня шестого, и выше, они тоже едят один раз в день?

— Нет, все маги, начиная с младшего третьего уровня, едят дважды в день.

— А какого уровня ты?

— Второго, и я готовлюсь стать магом, скоро, через три месяца состоится посвящение, и если мне повезёт, то я стану магом.

— И давно ты тут?

— Пять лет.

— И ты отвалил столько денег, сколько там надо, вроде три тысячи золотых, чтобы вести жизнь впроголодь?

— О, нет, что вы, далеко не все становятся послушниками за деньги, если бы это было так, то тогда бы в монастыре почти не было бы магов. Бывает, наступает день, когда Дарон, приходит к выводу, что в монастыре не хватает послушников, тогда маги идут в народ, в поиск и ищут тех, кого сочтут одарёнными магией. Так я и стал послушником, как то раз в нашу деревню пришёл маг, он долго выбирал, потом указал на меня перстом, и сказал, что я должен идти с ним, так я и стал послушником.

— Ты не хотел им становиться?

— Тогда ещё хотел, мечтал стать магом, достичь секрета вечной жизни, но потом я разочаровался в этом, но было уже поздно, послушникам путь назад заказан. Тот, кто единожды принял клятву верности магам, должен исполнить её до конца. А в случае не выполнения клятвы, маги приговаривают оступившегося к смерти.

— И что совсем нет выбора?

— Выбор всегда есть, можно сбежать, переселиться далеко на запад, вдаль от людских поселений, где тебя никто не достанет, в том числе и месть магов, и прожить до конца своих дней в лесной глуши. Были случаи, послушники так и поступали, и Дарон смотрел на это сквозь пальцы, но были и другие случаи. Но нет, я не буду об этом рассказывать.

— Расскажи.

— Мне неприятно.

— Рассказывай, кому говорю.

— Были случаи, когда послушники, прежде чем сбежать, обворовывали цитадель, на несколько сотен, и даже тысяч золотых, и пытались скрыться на западе в глуши, чтобы потом, спустя годы вернуться, поселиться в городе и жить в роскоши. Но грабёж маги не прощали, они находили их с помощью специальных заклинаний, преследовали и убивали, даже далеко на западе.

— Разве есть таки заклинания, чтобы найти человека, где бы он ни был, в моей памяти нет ничего о них.

— Да, к несчастью, или к счастью, но такие заклинания есть.

Я закончил есть, сгрыз напоследок яблоко, и попрощался с послушником, Фикус повиновался и тут же вышел. Я стал готовиться ко сну, но спать не хотелось, было ещё как-то рано. Тогда я открыл настежь окно, встал к нему, и посмотрел вдаль, в полу километре передо мной была гора, она загораживала весь вид. Я вдохнул по глубже свежий горный воздух, закрыл окно, разделся, снял доспех, и лёг спать. Проанализировал всё, что мне удалось узнать за сегодня, огромный массив информации. Я вдруг осознал, что ни сколько не жалею о том, что попал сюда. Со мной столько всего случилось за последние пять недель, что моя старая жизнь простого воришки, не шла ни в какое сравнение с этим. Я дрался с орками, катался на единороге, стал магом и научился колдовать. Приключений было столько, что на целую жизнь хватит, и они ещё не закончились. Бен говорил, что у каждого человека был свой предел, выше которого ступать нельзя, иначе не выдержишь и погибнешь, но я верил, поверил, что ещё не достиг этого предела. С этими мыслями я и уснул, всё будет хорошо, всё ещё только впереди, всё только начинается.

 

Глава 9: Земли орков

Кто-то настойчиво стучался в дверь, тук-тук, тук-тук. Я открыл глаза, было ещё темно, но стучали ко мне в дверь, я крикнул, «войдите», потому что дверь была не заперта. Я оценил тактичность гостя, который предпочёл настойчиво стучать, пока я не проснусь, вместо того чтобы зайти, и грубо разбудить меня. В комнату вошёл Фикус, и запалил светлячок.

— Дарон зовёт вас, уже утро, раннее, как он и обещал, он закончил поиск, вы должны поговорить с ним, и отправляться в путь, в Саммервилль, пока не поздно.

— Хорошо, не уходи, подожди секунду, я оденусь.

Я вскочил, и стал лихорадочно одеваться, на это ушло пять минут. Наконец, я подпоясался поясом с оружием, и двинулся следом за Фикусом. Тот шёл куда-то быстро тёмными коридорами, я сотворил светлячка, чтобы стало светлее, простейшее заклинание, требующее очень мало энергии, это получилось у меня автоматически, без каких-либо усилий, я сам себе удивился. Но, наконец, мы добрались до комнаты верховного мага. Я вошёл в неё, а Фикус остался снаружи. Дарон сидел в кресле у камина. Вид у него был уставший, под глазами мешки от недосыпания, по-видимому он работал всю ночь, как и обещал.

— Садись воин.

Я сел в кресло напротив, посмотрел на огонь, Дарон молчал, не начиная разговор, пауза затянулась, потом он собрался с силами.

— Я облазил всю нашу библиотеку, а она хранит в себе много знаний. Всё именно так, как я и думал. Золотая ветвь удачи, это могущественный артефакт, один из нескольких, которые обеспечивали величество и могущество великой Эльфийской державы долгие двадцать тысяч лет, в течении которых Эльфы правили землёй.

— Что это за другие артефакты, и где они сейчас?

— Не перебивай. — И маг продолжил, — но Эльфы не ценили, не достаточно ценили эти артефакты, а всего их было три. К несчастью в летописях не упоминается, что это были за артефакты. Но известно, что один из них был уничтожен, а второй достался оркам десять тысяч лет назад. И, похоже, что этот второй артефакт до сих пор у них. Именно он делает орков сильными, он не даёт абсолютного превосходства и непреодолимой власти, но именно с его помощью орки когда-то победили Эльфов. Самый сильный из этих трёх артефактов, золотая ветвь удачи. Но нужно помнить, что этот артефакт воздействует на всю расу, или государство, и бессилен, если расы нет, а от государства остались одни осколки.

— Но от эльфов остались ошмётки.

— Зато эти ошмётки находятся в стратегическом месте, здесь на проклятом острове, де сосредоточено больше половины всей земной магии. Раса, которая возьмёт под контроль весь остров, спустя несколько сотен лет захватит и остальную планету, и никто её не остановит.

— Значит, мы должны любой ценой сохранить Вавилон и Саммервилль, а для этого нам нужна помощь эльфов, потому что если эльфы не помогут, то орки уничтожат нас. И нам придётся отдать им золотую ветвь удачи.

— Боюсь воин, что ты прав, твои аргументы вески, и на них сложно возразить.

— Но я хотел сказать, что если будет возможность, то после того, как Эльфы объявят войну оркам, надо будет выкрасть у них ветвь, или уничтожить.

— Дарон, ты же понимаешь, что это не возможно, если этот артефакт так важен, то после того как я его отдам, эльфы упрячут его в самое глубокое и недосягаемое подземелье на острове, ну или где там они хранят свои сокровища.

— Ты прав, но если будет шанс, ты должен попытаться.

— Конечно, я попытаюсь.

— Я узнал в архивах кой что ещё, а именно, храм охраняет нечисть, и только нечисть. Если вы сможете прорваться через орды орков, вам придётся сразиться с грозными и могучими демонами, с очень сильными демонами, и тебе понадобится магия уничтожения нечисти.

Я поднял руку, и продемонстрировал кольцо.

— Ты уже взял его, это хорошо, правильный выбор.

— А сейчас в путь, Фикус проводит тебя в центральный двор, твой эскорт уже там. Десять наших лучших магов, как я и обещал. К несчастью у нас нет лошадей, так что вам придётся идти пешком.

— Ничего Дарон, мне не привыкать, до свидания.

— Удачи тебе Рим.

Я вышел из комнаты верховного мага, и мы с Фикусом двинулись по коридорам вниз, к центральному дворику. Там уже, как и обещал Дарон, стояли маги, в походных доспехах под мантиями и с рюкзаками за спиной. Когда я вышел на середину, они построились, один из них вышел вперёд. Это был мужчина лет сорока, с могучим волевым лицом.

— Приветствую тебя Рим, меня зовут Гром, я командую этим отрядом, а ты командуешь мной.

— Будем знакомы.

— Я лучший боевой маг цитадели, мне семьдесят пять лет, будь уверен в моих силах, люди, которые отправятся с нами, тоже лучшие.

— Ну, выступаем?

— Открыть ворота, — приказал Гром, и послушники бросились исполнять его приказ.

Мы тронулись, благополучно миновали каменный мост, и двинулись вниз, к Саммервиллю. Шёл холодные редкий дождь, стоял туман, было мокро и противно. За ночь орки поставили новую заставу. На том же месте, что и предыдущая, но она была более слабой, так как у орков не было значительных сил в этом регионе. Спустя километр, мы наткнулись на них. Из предрассветной темноты на дорогу выбежало с десяток орков, маги открыли огонь огненными шарами, после чего мерзкие твари бросились бежать, мы их не преследовали, только три орка навсегда остались лежать на земле.

— Вчера здесь была гора трупов, — заметил я.

— Они могли убрать их, прочитать заклинание очистки не долго. И оно довольно дёшево. Но орки здесь, не могу поверить.

— Да здесь, они разорили и сожгли предместья Саммервилля, почти все фермы, город почти что на осадном положении, а вы вместо того, чтобы помочь, сидите в своём замке, и носа не высовываете.

— Мы стараемся не вмешиваться в дела людей.

— Вы сами кто? Эльфы что ли? Вы тоже люди, и только поэтому должны помогать.

— Мы помогаем, вот сейчас, например.

— Ладно, идём.

Дальше мы шли без приключений, только несколько раз вдали от нас выли орочьи гончие, вселявшие ужас в местных жителей. Путь занял чуть более часа. Наконец, дорога кончилась, мы вышли из леса, и оказались перед воротами города, тут стояло четверо стражников.

— Маги, приветствую вас, — обратились они к нам.

— И я вас тоже приветствую.

— Надеюсь, вы испепелите орков.

— Да, мы здесь за этим. Ничего за ночь не случилось?

— Нет, орки разорили окрестности, много фермеров убито, но напасть на город они не отваживались, пока что.

— А почему вы не закроете ворота? Вдруг на вас нападёт отряд орков, вы же вчетвером их не удержите.

— Нет, мы тоже кой что можем, но ворота не закрыли, потому что приказа от Марио нет.

— Ладно, счастливо отстоять.

Мы тронулись дальше, через город, к воротам в верхний квартал. Местные жители с надеждой смотрели нам вслед, маги вступили в войну, всё будет в порядке. Вскоре, мы дошли до ворот в верхний город, стражники, не задавая лишних вопросов, пропустили нас внутрь. Мы сразу всем отрядом направились к дому Марио. Дверь была закрыта, не удивительно, ведь было ещё очень рано, примерно пол седьмого утра, все спали. Я громко постучал, и мы принялись ждать, через пять минут дверь открылась, на пороге стоял заспанный хозяин.

— Славно, это ты, и с тобой целый отряд магов, а я уж начал бояться, что тебя убили, ты должен был вернуться вчера вечером.

— Дарон хотел по больше узнать об этом артефакте, и потому просил меня задержаться на ночь. Я счёл это возможным.

— И что он узнал?

— Не много, но много узнал я. Раньше, тысячи лет назад, Эльфы правили этим миром, а люди и орки были их рабами. У них было три магических артефакта, обеспечивающих их могущество. Один из них, самый сильный, это золотая ветвь удачи. Похоже, Артиан, король эльфов, верит, что если вернуть золотую ветвь удачи, то славный род Эльфов снова возродится.

— Лучше уж эльфы, чем орки.

— Эльфы невероятно холодны, горды и жестоки, — возразил я, — когда я шёл к ним, за мной гнался целый отряд орков, но их застава не пропустила меня внутрь, хотя они видели орков и могли помочь. Они думали, что орки убьют меня, и смеялись когда смотрели на то, как мы с орками убиваем друг друга. Эльфы это зло.

— Главное, чтобы они победили орков, здесь и сегодня, а когда их род ещё возродится? Сколько лет пройдёт. Много. Всё ещё десять раз изменится, а нам надо победить орков, здесь и сегодня.

— Я знаю.

— Ладно, проходите. Садитесь за стол.

Мы прошли внутрь, и расселись за круглый стол перед камином. В доме Марио было тепло, горел огонь. Он ушёл куда-то наверх, маги завели разговор о чём-то, но меня он не интересовал, мне хотелось спать, и я задремал. Спустя минут десять со второго этажа спустился Рип, похоже, он спал, когда мы пришли, как и все обитатели этого дома.

— Здравствуй Рим, как сходил?

— Удачно. Привёл помощь, как видишь. Слушай, хотел спросить, а что делает этот артефакт, за которым мы отправляемся? Просто хотелось бы знать, за что мы сложим свои головы.

— Приносит удачу конечно.

— И всё? Так мало, чем же он так ценен, что из-за него эльфы готовы объявить войну оркам?

— Он приносит удачу всему народу сразу, учёному, алхимику, магу, воину и простому плотнику. В домашних и повседневных делах. Когда эльфы были великими, этот артефакт помогал нашей родине, и мы хотим вспомнить, вернуть те времена.

— А где в те времена были люди?

— Не знаю, по-моему, это было так давно, что людей ещё не было, — дипломатично ответил Рип.

— А что, если мы заберём этот артефакт себе?

— Хех, тогда мы объявим войну не оркам, а вам, тогда человечеству точно конец.

— Ладно, не будем о грустном.

В комнату вошёл Марио, за ним следовало пятеро полностью готовых к отправлению, оснащённых бойцов в дорогих доспехах. Он прошёл к камину, во главу стола, и начал нас знакомить.

— Маги, это лорд Крит, и его люди, он мой близкий друг и великолепный воин, в начале я хотел оставить его для обороны города, но потом решил, что вам его помощь больше понадобится. Он отправится с вами, и поможет добыть золотую ветвь удачи.

— Я Гром, — представился маг, — глава отряда магов, и лучший в бою, среди магов цитадели. Я должен помочь Рим выполнить его миссию, любой ценой.

— А это Рип, — представил я эльфа, — он остроухий, и тоже должен помочь нам выполнить миссию, итак, нас семнадцать.

— Вы можете забрать припасы, и отправляться прямо сейчас, — сказал Марио, — всё, что нужно вам, вот в этих мешках.

Он протянул нам несколько рюкзаков. Я взял один, он показался мне лёгким, не слишком много в него напихали, хотя, из еды эльфийский хлеб, вода, а остальное нам не понадобится. И, на сколько затянется экспедиция? Ну, дня на четыре, не больше, остров то не большой. А, скорее всего, нас зарубят орки на пути к монастырю, или сгрызёт нечисть монастыря.

— А лошади? — Спросил один из магов.

— К несчастью столько лошадей, сколько нужно вам, у нас нет.

— Марио, — спросил я, — а, сколько у нас времени? Нет новостей из под Вавилона?

— Новости есть. Сегодня ночью ко мне прибыл всадник, он прорвался сюда на единороге, он сообщил, что орки начали осаду Вавилона, город блокирован, и лорд Айри больше не будет посылать никого, чтобы проинформировать нас. В защите города принимают участие все, множество магов всех стихий, и даже многие гномы, жившие в шахтах под Вавилоном. Лорд Айри заверил меня, что город сможет выстоять минимум несколько недель.

— А как у них с припасами?

— Если орки не возьмут город штурмом, то осада может длиться хоть пол года. Но маг, превратившийся в сокола, сообщил, что орки везут к городу осадные орудия, катапульты. И они начнут обстреливать городские стены уже сегодня к вечеру.

— Так, значит, времени у нас не так много. В путь ребята.

— Назначаю начальником экспедиции Рима, все слышали?

— Да, — дружно ответили лорд Крит и Гром.

— Удачи вам.

— Да, Марио, ещё один момент, позволь я дам тебе совет. Закройте ворота, когда мы уйдём, их защищает по четыре стражника, не велика сила, вдруг орки совершат обходной манёвр и нападут на Саммервилль. Вы слепы, и не знаете, что происходит в окрестностях, чтобы взять город, оркам хватит пяти сотен бойцов, было бы не приятно мне возвратиться на пепелище.

— Хорошо, я послушаюсь твоего совета, и мы закроем ворота в город, когда вы уйдёте.

Мы тронулись, вышли из верхнего города, и направились к восточным воротам города, нас было много, целый отряд, большая сила, проходившие по своим делам граждане города озирались на нас. Мы вышли за ворота, и быстрым темпом направились на восток. Несколько раз вдалеке нам попадались орки, и орочьи гончие, но те не осмеливались приблизиться к нам, видя крупный отряд. Мы шли мимо сожжённых деревень и хуторов предместий, за всё время пути мы не встретили ни одного живого человека, или крупного зверя, орки вырезали всё подчистую. Через час пути начались первые проблемы, мы шли быстрым темпом, все были в тяжёлых доспехах, но оказалось, что у большинства членов моей экспедиции не было ни колец выносливости, ни скорости. Это было большим минусом. Все мои соратники были могучими воинами, и не привыкли убегать от противника, наоборот, они стремились максимально усилить себя, ради победы в бою. Поэтому, навыка нужного для дальних переходов у них не было. Пришлось на треть сбавить темп ходьбы. Тем временем, мы покинули предместья, тянувшиеся, на пять семь километров во все стороны от города.

— Я вот думаю, — начал Рип, единственный из нас, кто был верхом, причём на единороге, — орки не нападают, но отслеживают наши перемещения, они готовят ловушку. Наверняка километров через пять, двадцать пути, нас встретит их крупный отряд, а мы мало мобильны.

— Что ты предлагаешь? Убивать всех орков которые нас встретят?

— По хорошему так и надо.

— Они же сразу убегают при виде нас.

— Я просто к тому, что если будет совсем жарко, и выполнение миссии встанет под угрозу, то ты Рим, должен будешь прыгнуть в седло моего единорога, вторым всадником, и мы сбежим с поля боя, пока остальные будут прикрывать наш отход.

— Ты предлагаешь ему бросить людей, трусливый эльф? — Возмутился Гром.

— У настоящих рыцарей судьба должна быть общей, нельзя бросать товарищей, — поддержал его Крит.

— Боюсь, что он прав, наша миссия слишком важна, а отряд из целых семнадцати бойцов велик и неуклюж, если мы попадём в ловушку, которую расставляют сейчас коварные орки, то нам с Рипом придётся бежать.

— Тогда почему вы сразу не отправились вдвоём?

— Так решили Марио и Дарон. Думаю, они считают, что чем больше людей послать, тем больше шансов выполнить миссию.

— Боюсь, что они ошибаются, — сказал Эльф, — тридцать лет назад, мы посылали за золотой ветвью сотню бойцов, целую сотню, самых лучших бойцов. И у нас был договор с орками, те пропустили эту сотню через свои земли без боя. Но эльфы не вернулись.

— Куда же мы идём?

— Даже Эльфы не знают, с чем нам придётся столкнуться на востоке.

— Значит, Марио послал нас на смерть?

— Нет, наш маг предсказал, что я вернусь, и принесу своему народу золотую ветвь, я Рип, простой стражник, сын стражника. Поэтому, меня и отправили с вами.

— Ты вернёшься один? Или со спутниками?

— А вот этого он не сказал.

Тем временем, мы выехали из восточных предместий, тут на дороге была застава, не большая башня, высотой метра три, с удобной площадкой для обороны. Но наверху никого не было, я обошёл её, нашёл дверь, она была сломана, разрублена орковским топором, я вошёл внутрь, поднялся по лестнице наверх, потом перегнулся через стенку башни и крикнул своим:

— Тут никого нет.

— Всё понятно орки всех убили.

— Трупов и следов крови тоже нет.

— Может, они отступили? — Предположил Рип.

— Жалкий Эльф, наши люди не бегут от опасности, — гордо возразил лорд Крит.

— По-видимому, орки просто прочли заклинание захоронения трупов, чтобы те тут не гнили. А застава уничтожена.

— Да, так, скорее всего, и было, поддержал Гром.

— Ладно, нам надо двигаться дальше.

Я перевесился через стенку башни, и спрыгнул на землю.

— Четыре бойца, четыре хороших, смелых парня, — вздохнул лорд Крит.

— Здесь было четыре бойца?

— Да.

Мы двинулись дальше, здесь был лес, но лес не простой, а весьма опасный, восточный лес, присутствие магии тут ощущалось на треть сильнее, чем в Саммервилле. Где-то далеко позади нас завыла орочья гончая, потом ещё одна.

— Сколько же у орков этих шавок, режем, режем, а они всё не кончаются.

— Магические твари на проклятом острове размножаются быстро, все об этом знают.

— Э, нет, — возразил Гром, — орочьи гончие родом не с магического острова, а с материка, и у них под сердцем нет экстракта. Давно, давно, орки вывели их из волков, как человек собак. Только орки выбирали не самых покорных волков, а наоборот самых крупных, быстрых и злобных. С тех пор их гончие всегда с ними, но они не магические, орки привезли сюда их на остров, также как когда-то люди крыс и тараканов.

Мы шли ещё около часа, пока лес не начал редеть, мы вышли на берег огромного озера, оно было чёрным, и вода на его поверхности была поразительно спокойной, на ней даже не было ряби от ветра. Мы остановились на привал, по требованию тех, у кого не было колец выносливости. Я подошёл к кромке озера, опустил в него руки, вода была очень тёплой. Я взял её в руки, и попробовал на вкус, она была солёной, и что-то в ней было, сера что ли, я тут же выплюнул. Ко мне подошёл Гром, и сел рядом.

— Это вулканическое озеро, оно такое тёплое, потому что его греют горячие подземные родники.

— На проклятом острове есть вулкан?

— Да, к северу от Вавилона, но они спят уже много лет, последнее извержение было задолго до появления людей.

— Я слышал, что гномы используют лаву вместо дров, и куют лучшее оружие.

— Да, насчёт лавы, думаю, что это правда, а вот о лучшем оружии я бы поспорил.

— Почему?

— Гномы не умеют делать волшебные мечи, они делают просто хорошее оружие, а лучшее, волшебное, делаем мы, тёмные маги.

— А почему маги тёмные? Вы же вроде бы не служите силам зла, и всякой нечисти.

— Не знаю почему, но думаю, что потому что мы используем все элементы магии, в том числе тёмные, например, кольцо смертиума на твоей руке, это тёмная магия.

Мы ещё некоторое время молча посидели, по любовались озером, потом я встал, и решил осмотреть окрестности. Я ещё раньше никогда не заходил так далеко на восток, но мои знания травника подсказывали мне, что тут должны расти редкие травы. Я по бродил вокруг, и невдалеке от лагеря наткнулся на магические грибы, немножко повышавшие магическую энергию человека, навсегда. Я уже пробовал такие однажды, и знал, что они мерзкие на вкус, и от того что я их съем, в принципе ничего не изменится, но я всё-таки заставил себя проглотить их, почти не разжёвывая. Я продолжил свои поиски, и они увенчались успехом, спустя ещё минут десять я нашёл ещё одну вещичку, цветочек ловкости, он как и грибы, не много повышал ловкость, навсегда. Вообще, я нашёл много чего, но меня интересовали только те вещи и растения, которые навсегда повышали навыки. Поэтому всё остальное, найденное, я пропустил. Но время подходило к концу, и пора было двигаться, я подошёл к лагерю, и объявил:

— Собираемся, мы идём дальше.

Через несколько минут, мы уже шли по дороге на восток, огибая по северному берегу это тёмное безжизненное озеро. Орочьи гончие пока не выли, хотя мы приближались к их владеньям. Тем временем, лес кончился, и мы двинулись по полю, это был хорошо, тут далеко было видно местность, не попадёшь в ловушку.

— Откуда здесь поле? — Спросил я. — Деревень я в округе не вижу, кто рубит лес?

— Орки.

— Но зачем? Ведь это тяжёлый труд.

— Орковские командиры безжалостно гоняют своих подчинённых. И следят за тем, чтобы у тех не появилось свободное время. А ещё орки используют деревья как строительный материал, они строят из них целые огромные крепости, терема и города, в которых и живут. Но они постоянно горят, и оркам приходится их отстраивать.

— Жесть.

Вскоре, я увидел впереди заставу. Поле заканчивалось, и впереди было не большое ущелье, я сверился с картой, часть дороги пролегала по нему. Это была орковская застава, высокий деревянный забор перекрывал всё ущелье от края до края. По середине были ворота с заострёнными деревянными шипами. Заставу охраняло около десяти орков, обычных солдат с луками. Они заметили нас, приготовились к бою, но вели себя спокойно, думаю, они считали, что мы не сможем преодолеть их не слишком надёжные укрепления. Мы приблизились на расстояние, около ста метров, и остановились, орки приготовили луки, и замерли в ожидании. Они были плохими лучниками, и сто метров для них было слишком большим расстоянием.

— В принципе, если хотите, я сниму их всех из лука с такого расстояния, — предложил Рип.

— Нет, мы поступим иначе. Забор деревянный, так? Значит, хорошо горит, пустим штук пять огненных шаров, вспыхнет как солома.

— Маги, у кого есть огненные кольца или кристаллы, сделать по два залпа, — приказал Гром.

Несколько магов вышли вперёд нашего отрядика, и выстрелили по воротам орков.

— Эх, надо было стрелять не в одно место. — Расстроился я.

— Ничего, итак хорошо горит.

А вспыхнуло действительно душевно орки по прыгали с забора, тушить им было его нечем, и спустя пять минут пожар уже полыхал во всю. Такой простой ход со стороны нападавших, они почему-то не предусмотрели. Мы двинулись к воротам, пока шли, те основательно прогорели, несколько рыцарей Крита подошли к ним, и пинками обрушили прогоревшие угли. За воротами стояли орки, десять бойцов, построенные в боевое построение, они решили принять бой.

— Мои люди справятся с ними, — сказал Крит, — маги, не тратьте свою магию, она ещё пригодится, потом.

— Как скажешь Крит.

Четверо рыцарей пошло в атаку, они были напряжены, наверно никогда ещё не дрались с орками. Рип держал лук наготове. Они столкнулись, прямо там, где были ворота. Люди Крита с трудом убили троих орков, и отступили, у двоих были переломы, от ударов тяжёлых топоров орков по кольчуге, те не пробивали доспех, но удары были столь сильны, что ломали кости. Орки остановились по другую сторону ворот. Пришлось потратить на рыцарей свитки лечения.

— Мои люди справятся, — передразнил Крита Рип, — а в итоге потратили два свитка лечения.

— Мы раньше никогда не сражались с орками.

— Я справлюсь, — сказал я, — я этих орковских солдат наверно с сотню уже положил.

— Смотрите как надо, — не дал мне вступить в бой Рип. Он подошёл к пролому в деревянной стене заставы, и пока все ещё не успели опомниться, начал в упор расстреливать орков. Я уже видел эльфийские стрелы в действии, для остальных это было неожиданностью. Они легко протыкали орковские доспехи из шкур, и убивали. Эльф стрелял очень быстро, накладывая на тетиву одну стрелу за другой. Пара опомнившихся орков успела сообразить, и бросилась в атаку, но ин один орк не успел добежать до Рипа, он всех положил. Семерых орков за тридцать секунд.

— Вот как надо воевать, — поучительно произнёс Гром.

Рип тем временем прошёл через пролом в заборе заставы, и начал собирать стрелы, он потратил их штук двадцать, а у него их было не так много. Наш отряд последовал за ним. Мы двинулись по дороге дальше, здесь была мостовая, вымощенная огромными серыми камнями, идти по ней было удобно.

— Мне вот интересно, а кто выложил на острове дороги? Особенно тут. По моему до них никому нет дела, тем более работать, постоянно опасаясь нападения диких зверей, или орков.

— Ну, эту дорогу, по-видимому, выложили орки. И потом, на острове не всегда была война, были и длительные периоды мира. А дороги выкладывали потихоньку, и они все старые.

Мы шли по ущелью, здесь по бокам росла трава, я увидел впереди каких-то странных крупных рогатых, волосатых животных. Их пас, орк, орк пастух, никогда такого не видел.

— Что это? — Спросил я.

— Яки, — горные коровы орков. Они едят их мясо, делают из их шерсти тёплую одежду, пьют их молоко.

Мы приблизились к пастуху, тот пытался угнать от нас стадо по дальше, но безмозглые горные коровы не понимали что ему от них надо, и просто толпились.

— Человеки, не трогайте меня и коров, я просто мирный пастух.

— Вы убиваете наших фермеров, и ты умри, — один из магов достал из-за пояса короткий меч, подбежал к орку пастуху, и вогнал его ему в сердце. Никто из наших его не остановил, орк был хиленький, и сразу же свалился замертво. Мы не стали убивать яков, как орки убивают наших коров, и двинулись дальше. Вскоре ущелье кончилось, и мы вышли в долину, тут была равнина, на ней паслось ещё несколько стад яков, похоже, орки не практиковали земледелие, и питались в основном мясом и кореньями растений. А посреди долины стояла большая деревня, состоящая из огромных деревянных теремов. Посреди неё бегали орки, они заметили нас, и готовились к бою.

— Убьём, или обойдём? — Спросил меня Гром.

— Убьём, — решил Крит.

— Наша миссия важнее, если обойдём, сэкономим ману и время. — Возразил Гром. — но поступим так, как решит Рим.

— А ты что думаешь Рип?

— Мне без разницы, я не испытываю к оркам ни ненависти, ни сочувствия, если вы решите убить, я убью, скажите обойти, обойду.

— Думаю, чем меньше орков останется, тем проще нам будет их победить, — подытожил я наш мини совет, — так что нападём.

Мы оголили оружие, маги выпили эликсиры маны, и мы побежали в атаку. Орки выступили единым фронтом, среди них были женщины и дети. Вооружены они были из рук вон плохо, на всю толпу была лишь пара топоров. Я врубился в их ряды одним из первых, и сразу же срубил своим зелёным волшебным мечом пробития несколько голов, и перерубил несколько тел. Маги прицельно жарили орков с не большого расстояния огненными шарами, а люди Крита рубили врага. Рип, предпочёл по экономить стрелы, и тоже бросился в атаку с мечом на единороге. Но думаю, что единорог нанёс больше ущерба врагу своим рогом, чем меч Рипа. Через пять минут всё было кончено, и снова один из людей Крита был ранен, и снова пришлось израсходовать свиток лечения, после чего аги подожгли огненными шарами деревянные терема орков, и мы покинули горящую деревню победителями, оставив позади кучу трупов.

— Вообще, мы ничем не лучше, чем они, точно также уничтожили всех и женщин и детей.

— Эй, они сражались с нами.

— Мы могли их не трогать.

— Эй, Гром, не переживай, это же орки, они вырезали все предместья Саммервилля, и бог знает что сотворили с Вавилоном, мы должны радоваться, что смогли им отомстить, хоть тут.

— Я переживаю ещё и по другому поводу, а именно, нас ведут от самого Саммервилля, орки следят за нами, и пусть они за спиной, но почему они до сих пор не напали?

— Это объяснимо, у тех, кто идёт за нами по следу, не достаточно сил, вот и всё. Они понимают это.

— Думаю, нас впереди ждёт опасная ловушка.

— Всё будет хорошо, — прервал их я.

Меж тем, мы вышли из долины с деревней орков, спустились по ущелью не много вниз, и снова начался лес. Я сверился с картой, итак, мы за сегодня прошли около двадцати километров на восток, теперь мы были глубоко в сердце земель орков, но до сих пор мы не столкнулись ни с одним крупным отрядом. Нам предстояло преодолеть ещё двадцать пять километров до храма, это если по прямой, но, впереди, была орковская столица, и дорога, по которой мы шли, вела к ней. Пройти через неё с боем, конечно, было не возможно, по нашим данным там проживало около тридцати тысяч зеленокожих уродов. Я сделал всем знак остановиться.

— Здесь мы свернём вправо, нам надо уйти с дороги, дальше пойдём лесом, нам придётся сделать порядочный крюк, километров в тридцать пять, прежде, чем мы сможем добраться до храма.

— Конечно сэр.

Мы шли ещё около часа, не встречая на своём пути ни орков, ни прочих чудовищ, пока не вышли на небольшую полянку, я заметил, что тут росла земляника. Один из воинов лорда Крита, не имевший кольца с функцией выносливости, взмолился:

— Давайте отдохнём, хоть пятнадцать минут. У меня ноги отваливаются.

— Надо было бегать по утрам.

— Я умею драться, фехтовать, но я не думал, что мне придётся куда-то идти через весь остров.

Я посмотрел на солнце, был примерно полдень, если повезёт, то сегодня к вечеру будем в районе храма, хотя я знал, что около храма обитают жуткие твари, и потому, по плану мы добудем ветвь только завтра, я не много подумал, и разрешил:

— Хорошо, остановимся здесь, на поляне, перерыв пятнадцать минут.

Маги и воины сели спина к спине, я же любил землянику, и начал её собирать и есть.

— Рим, ты уверен, что не отравишься, тут в землях орков, всякая гадость растёт.

— Я получил профессию травника, и другие.

— Зачем? Я думал ты гвардеец.

— Я и гвардеец, и маг, и алхимик, я даже медальон рудокопа себе покупал, и активировал.

— Водятся же у людей деньги, и не жаль тебе их.

— Медальоны чудесная вещь, позволяет выучить всё что угодно и очень быстро, надо пользоваться этим изобретением.

Я продолжил собирать ягоды, Гром присоединился ко мне. Тут вдалеке мы услышали тяжёлую поступь, кто-то очень большой шёл через лес, очень большой. А тут в землях орков, можно было столкнуться с кем угодно. Мы все невольно замерли, и тут на поляну вышло огромное существо, сзади за ним было ещё несколько таких существ поменьше, наверно, самка и детёныши. Существо было серым, ростом метров пять в холке, с большими толстыми лапами, на которых не было когтей, и огромной головой. Коротким хвостом, я пришёл к выводу, что, несмотря, на отсутствие волос на шкуре, это всё же млекопитающее, а не ящер. Существо не решительно замерло, мы все оголили оружие, и приготовились к бою. Только Рип и единорог остались спокойными.

— Не бойтесь, это индикатерий. — Успокоил всех Эльф.

— Кто, кто?

— Древнее почти вымершее существо, он травоядный, и мирный, он нас не тронет. Не убивайте его, эти существа очень редки.

Тем временем, индикатерий сделал шаг вперёд, и возмущённо заревел, похоже, это была его поляна. Эльф крикнул в ответ:

— А ну пшёл, пшёл отсюдова, — и замахал руками.

Индикатерий ещё что-то проревел, развернулся, и неуклюже побежал прочь.

— Вот видите, он большой, и не опасный. Я думаю, они родственники слонов.

— Слонов?

— Это такие большие животные с хоботом, живут на другом континенте, на юге от нашего королевства.

— Ладно. Отдохнули, на индикатерия посмотрели, теперь идём, у нас впереди долгий путь.

Рип взял единорога под уздцы и двинулись в путь, спустя пол часа я почувствовал запах дыма. Открыл карту, сверился, тут рядом должен был быть только лес, мы двинулись на запах дыма. И через пять минут вышли на орковский хутор, почти как человечий, только дом не естественно большой. Вдоль веранды дома шёл орк, нёс гору дров, увидев нас, уронил дрова и бросился бежать. Рип среагировал мгновенно, молнией снял с плеча лук и выстрелил, прямо в голову. Орк покатился по инерции, уже мёртвый, и упал. Из-за двери дома вышла орочиха, увидев нас мерзко заорала, и закрыла дверь. Рип подошёл к трупу орка фермера, и выдернул стрелу.

— Сжечь дом, — приказал я.

Один из магов сотворил огненный шар, и выстрелил им в фундамент. Дом был целиком деревянным, и быстро загорелся. Я услышал крики ужаса орчихи и орчят, доносившиеся из горящего дома. Мы углубились в лес. И вернулись к своему пути. Мы шли ещё около часа, всё было благополучно, несколько раз мы встречали крупных животных, но те не приближались к нам, опасаясь нашей численности. Пока вдали не завыла орочья гончая, я знал этот крик, так они выли, когда берут след.

— Они решили заняться нами всерьёз.

— Надеюсь, это пара орков, и пара гончих, мы справимся.

— И, тем не менее, надо ускорить шаг.

— Мы устанем.

— Думаю, Рим прав, надо ускорить шаг.

Мы пошли быстрее, вскоре вышли к очередной деревне орков, это была большая деревня, домов в двадцать, но я решил не нападать на неё, это заняло бы слишком много времени, а за нами по следу шли бог знает какие силы орков. Мы прошли мимо, и углубились в лес, вдруг я услышал вой гончей, совсем рядом с нами.

— Что будем делать Рим?

— Есть предложение, разделиться, те, у кого есть кольца выносливости, пойдут дальше, остальные примут бой и задержат врага.

— Нет, мы пойдём вместе, и умрём вместе.

— Рим!

— Нельзя позволить оркам разбить нас, раздробив отряд на несколько частей.

— Всё, поздно.

Из-за леса появилось несколько гончих, потом ещё и ещё, убежать от них мог разве что Рип на своём единороге.

— Ерунда, это всего лишь гончие, мы порежем их приготовиться к бою.

Я вытащил свой меч, и первым пошёл в атаку, я знал, что гончие ничего не смогут противопоставить моему доспеху. Зато я опасался за людей Крита, они продемонстрировали себя не очень могучими бойцами, и я не хотел, чтобы они погибли. Я встретился с первой гончей грудь в грудь, вогнал ей в район шеи свои меч, дёрнул, и голова твари отлетела в сторону. Я атаковал следующих гончих. Убил ещё нескольких, из-за моей спины полетели огненные шары, маги вступили в бой. Мы убили ещё несколько тварей, остальные развернулись и бросились наутёк, их осталось не много.

— Ну вот, а вы боялись.

— Это только первая волна, скоро нас догонят орки.

— Не говори ерунды, орки нас не догонят, они такие же медленные как и люди. А гончие, будь их хоть сотня, нам не угроза.

— А у орков бывает кавалерия? — Поинтересовался один из рыцарей.

— Нет, — отрезал я.

— Бывает, — вступил в разговор Гром.

— Орки на лошадях?

— Нет, они вывели особую породу волков, они огромны, весят до тонны, у них огромные пасти, и орковские наездники куда опаснее обычной пехоты, это элита их сил.

— Почему я тогда их не видел?

— Тебе просто повезло, и их мало, но сейчас мы близко от их столицы, совет орковских вождей может послать за нами вдогонку всадников.

— Если они появятся, то прыгай ко мне на единорога, мы ускачем от них, а остальные пусть прикрывают.

— Тем более, мы должны торопиться. Я не брошу своих людей.

— Придётся, они знали, на что идут.

Наш отряд двинулся дальше, мы торопились, нападение гончих насторожило меня, и я больше не делал привалов. Я не знал, какие силы орков идут по нашему следу, но надеялся, что не большие. Мы миновали ещё несколько хуторов орков, больше мы не сжигали их и обходили стороной, хотя руки чесались. Наконец мы вышли из леса на окружную дорогу, это была широкая мостовая, в стародавние времена проложенная орками, наш темп сразу увеличился. Идти по дороге проще, чем по лесу. Мы шли ещё час, на пути несколько раз попадались одиноко бредущие орки, местные жители, мы убивали их. Наконец, люди лишённые колец выносливости окончательно выбились из сил, и я разрешил, несмотря на протесты Рипа, Грома и Крита, сделать десятиминутный привал. Всё было хорошо, ничто не предвещало беды, мы отдыхали уже десять минут, наконец, я решил двигаться дальше, и тут мы услышали шаги, нас догнали. Из-за поворота стали выбегать орки, в основном простые солдаты и не так много элиты. Они были взмылены и усталые от долгого бега, не легко им далось догнать людей. Но они сделали это, а я рассчитывал, что они не сумеют.

— К бою! — Крикнул я, и мы пошли в атаку.

И первым пошёл в атаку, Рип стремительно вскочил на единорога, и сверху открыл огонь из своего лука. Орки тоже стреляли, мне в грудь попало штук пять стрел, но те лишь бессильно щёлкнули по моим доспехам. Я врубился в первый ряд солдат орков, и сразу начал резать их направо и налево, не особо заботясь об ударах по мне. Их топоры не могли причинить мне вреда. Удары были сильными, но на мне было могучее кольцо силы, делавшее меня в четверо сильнее, и амулет каменной кожи. Стрелы рипа косили орков чуть ли не быстрее моего меча, остальные мои спутники тоже не много запоздало вступили в бой. Я разрубил очередного орка, и оказался лицом к лицу с элитным орком. Я уверенный в своем превосходстве рубанул со всей силы мечом, сверху вниз, будучи уверенным, что меч орка не выдержит, и будет разрублен напополам. Но он выдержал, и мы приняли бой. Я рубил орка со всех сторон со всей силы, и тот еле успевал, но успевал отбивать удары. К нему на помощь пришли ещё трое элитных орков, и они насели на меня, я даже пропустил несколько ударов. Между мной и моими друзьями оказалось несколько десятков обычных солдат орков, я был отрезан, и в ближайшие пару минут, никто не мог прийти мне на помощь. Но я не испугался, подставил спину под удар одного из элитных орков, позволил ударить второму, мой доспех выдержал, а сам я, за счёт этих ударов извернулся и рубанул по руке одного из орков. Лапа отлетела в сторону, забрызгивая всё вокруг зелёной кровью. Один из орков вышел из боя, держась за отрубленную лапу, наверное, ему было больно. Я усилил натиск, сосредоточившись на одном из орков, другой в это время почти безнаказанно нанёс по мне несколько ударов, но так и не смог пробить доспех. Наконец мне выпал шанс, и я дотянулся кончиком лезвия до незащищённой морды орка. Оставив на ней глубокий порез, и кажется я выбил орку глаз, или даже оба глаза. Орк бросил меч схватился за морду, и пошёл куда-то в лес. Я усилил напор на оставшегося орка, и через минуту зарубил его. Остальные орки сбежали, а мои спутники, наконец, перебили орков солдат. Я подошёл к ним.

— Ну, ты и дерёшься, — восхищённо произнёс Крит, — ты завалил с десяток орков, и трёх элитных.

— Каковы наши потери?

— Один маг, и два рыцаря убиты, остальных сейчас подлечим.

— Трое? Так много! — Удивился я. — Это же простые орки, я взял элиту на себя. Как вы могли потерять троих?!

— Орки сильны, и не у всех такие мощные доспехи и оружие как у тебя. Наши доспехи не выдерживают ударов орковскими топорами, как твои.

— Ладно, орки потеряли около тридцати бойцов, мы уже весьма ощутимо помогли нашим силам под Вавилоном, идём дальше, и быстрее, боюсь, что они ещё вернуться.

Мы вылечили раненых, и быстро пошли по окружной дороге, нам предстояло пройти ещё около двадцати километров пути. Рип догнал меня на своём единороге.

— Если бы отправились вдвоём, этих жертв можно было бы избежать.

— Теперь уж поздно.

— Мы всё ещё можем отделиться от отряда и поскакать вдвоём, я уверен, что мы с тобой выполним миссию.

— Нет, нам понадобятся люди, мало ли кто может встретиться у нас на пути.

— Как знаешь, командир.

Ещё через три часа пути мы вышли к восточным границам предместий орков. Наши солдаты были вконец измотаны, и я очень опасался, что сзади из-за поворота дороги выбежит легендарная кавалерия орков. Здесь тоже была стена, высокий деревянный частокол, метров пятнадцать высотой, очень высокий, но мы зашли с тыла. Стена была длинной, и её защищало множество орков, десятки, а может быть тут набеётся и целая сотня.

— Зачем орки возвели здесь эту стену?

— С той стороны живёт кто-то, пугающий даже орков.

Тем временем, орки сбежали со стены, и построились, превратившись в отряд, тут было около десятка элитных орков, и я заметил одного генерала. Мы тоже построились, и приготовились к бою, Рип наложил стрелу на тетиву своего лука. Генерал орков, которого я узнал по особым пластинчатым доспехам, и длинному двуручному мечу вышел вперёд.

— Люди, вы идёте на восток?

— Да.

— Несмотря на то, что между нами идёт война, мы пропускаем вас на восток, идти туда, верная смерть, поэтому можете пройти, без боя. Вы согласны?

— Нет, мы убьём вас, и сожжём…

Я знал, что генерал орков весьма сильный противник, а ещё тут десять элитных орков, мы могли не справиться, даже со мной, поэтому я ткнул Грома в бок, и прервал его.

— Да генерал, мы согласны. Дайте слово, что не будете стрелять в спину.

— Что вы, я не нападу на столь сильный отряд как ваш.

— Хорошо, открывайте ворота.

Орки расформировали свой отряд, и начали открывать ворота, ворота, в отличии от размеров стены, были не велики. Мы тронулись мимо них, но не один орк не шелохнулся, и не бросился на нас в атаку. За воротами была дорога, мостовая орков, она вела в горы, я сверился с картой, мы шли правильно. Орки сдержали слово, и не стреляли нам в спину, со стен, пока мы не удалились на достаточное расстояние. Мы шли в гору, ничто не предвещало беды, но я предчувствовал что-то не хорошее. Через пятнадцать минут ходьбы сбоку тропы показалась странная пещера, с круглым сечением входа, мы шли мимо. Тут из пещеры начали выбегать чудища, они двигались очень быстро, их было много, и они начали окружать нас. Я с трудом узнал муравьёв, но они были гигантскими, килограмм по тридцать каждый.

— Проблемы с насекомыми? Сейчас наведём порядок.

— Чёрт, сколько же их, наверно сотни три не меньше.

— Они выглядят хлюпенькими.

— Подозреваю, что их панцири весьма прочны.

Но муравьи в отличии от нас не болтали, а бросились в атаку, я размахнулся, и разрубил ближайшему череп, потом ещё одному и ещё. Маги успели сделать по несколько выстрелов, и муравьи подбежали вплотную, набегая друг на друга. Я услышал предсмертные крики тех, из своих воинах на теле которых смыкались муравьиные клещи. Они оказались чрезвычайно мощными, и пробивали даже самые мощные доспехи, всех, кроме моего. Рип вонзил шпоры в бока единорога, и тот перескочив через муравьёв бросился вперёд. Мы продолжили бой, и тут я понял, что остался один, остался только Рип, который бешено скакал вверх по дороге, и за которым погналось десятка три муравьёв, и я, окружённый муравьями со всех сторон. Они грызли меня минуты три, но их челюсти лишь скользили по моим доспехам, а я время от времени изворачивался и убивал то одного, то другого муравья, тогда они отстали от меня, и быстро убежали назад в нору, захватив попутно трупы убитых соратников, и всех моих солдат. Я остался один, посреди дороги, живой, но у меня осталось ещё задание и карта. В чём-то Рип был прав, лучше бы нас было меньше, тогда бы никто не погиб бы. Но кто же знал? И потом, по пути сюда мы перебили столько орков.

Я двинулся дальше, спустя минут пять, увидел очередную тварь. Она была покрыта толстым слоем кости и различных шипов, а у неё на хвосте был толстенный костяной нарост, напоминавший кувалду. Длинно монстр был метров пять. Тварь вела себя агрессивно, и угрожающе размахивала хвостом, я приготовился к бою, но тут услышал окрик Рипа, тот стоял в ста метрах от меня, выше по дороге, значит, он всё-таки удрал от муравьёв.

— Не надо, просто пробеги мимо, он травоядный, и не будет преследовать, сейчас он защищает территорию, и вроде бы там его кладка, яйца.

Я послушался Рипа и просто побежал, тварь действительно не погналась за мной, а когда я удалился от неё на достаточное расстояние, просто забыла о моём существовании.

— Как остальные? — Спросил Рип.

— Все мертвы, чёртовы муравьи.

— Что же ты хотел, это самая опасная часть острова, не даром, её даже орки боятся.

— Идём дальше.

— Залазь на единорога, дальше поскачем, тут не далеко. Чем быстрее мы преодолеем это расстояние, тем меньше шансов напороться на какую-нибудь другую тварь.

Я вскочил на единорога сзади Рипа, и мы поскакали, но нам не повезло, а когда ещё нам везло. Я услышал тяжёлую поступь, и слева из придорожной рощицы вышло гигантское существо, и испустило дикий рёв. Существо напоминало по строению тела раптора, но было раз в семь длиннее, и высотой метров шесть, не меньше. В его пасть я мог бы поместиться целиком, и длинные изогнутые зубы выдали в нём хищника. Единорог захрапел от ужаса, и бросился бежать, вверх по дороге, к проклятому храму. Тварь побежала за нами, единорог бежал быстро, но монстр был ещё быстрее.

— Что это?

— Тиранозавр, древний хищник, самый большой сухопутный хищник всех времён и народов.

— Его вообще можно убить?

— Убить можно всех.

И тут Рип сделал то, чего я не ожидал от него, он столкнул меня с седла единорога, я покатился под ноги монстру, но тот не обратил на меня внимания, и продолжил преследовать Рипа. Я увидел, эльф на бегу снял с плеч лук, и начал стрелять в монстра, его стрелы втыкались в шкуру чудовища, но не могли убить. Наконец, они скрылись за поворотом дороги, я встал, отряхнулся, проклял трусливого эльфа, и двинулся за ними следом. Я сверился с картой, до проклятого храма оставалось меньше пяти километров. Я дошёл до поворота дороги, за ним начиналась огромная долина, заросшая лесом ёлок. Я свернул с дороги и пошёл параллельно, услышал топот, тираннозавр возвращался, и шёл ко мне. Я лёг на землю, и перекатился под ветви одной из ёлок. Я увидел его ноги, тираннозавр остановился, постоял прямо надо мной. Я чувствовал как близко его пасть, и гадал, выдержит ли мой доспех его челюсти, но пронесло. Не много постояв, динозавр двинулся вниз, к выходу из долины. Я дождался пока тот не отойдёт на приличное расстояние, и лишь после этого вылез из-под ёлки. Ещё раз сверился с картой, и тронулся к храму. Теперь уж точно до него оставалось совсем не много. Долина кончалась, я унюхал впереди огонь, и пошёл тихо, как только мог. Впереди горел огонь, гигантский по моим меркам костёр, сучья громко трещали, я выглянул из-за ёлки. Около огня сидел чёрный тролль, но не обычный, большой. А у него на спине и плечах росли какие-то лишайники и грибы. У меня не было желания мериться силой с этой махиной, поэтому я отступил глубже в лес, а потом аккуратно, соблюдая расстояние, обошёл огонь, и, наконец, добрался до выхода из долины. Здесь была высокая каменная стена, высотой метров пятнадцать, её никто не охранял, но в основании были стальные ворота, и они были открыты. Высота ворот составляла метра три, я понял, что тираннозавр не смог в них пролезть, а вот Рип вполне мог, так они сбежал от монстра. Я вошёл внутрь, прошёл по короткому коридору в стене, стена была толстенной, метров шесть, строили на совесть, только не знаю против кого. За стеной с боку, я нашёл Рипа, он сидел на камне, зажав голову руками, единорог стоял рядом.

— Ты жив, воскликнул он.

Я оголил меч.

— Ты пытался убить меня! Сбросил меня с единорога. Тираннозавр мог меня сожрать.

— Я, я, я верил, что твой доспех спасёт тебя. И я хотел застрелить его из лука, а ты мешал, он бы догнал нас и сожрал бы обоих. Стой, не подходи, — эльф достал из-за пояса свой короткий меч, — у меня великолепный доспех, и меч, и я хорошо фехтую, ты можешь проиграть, давай решим дело миром. Да чёрт, нам всё равно не выбраться отсюда, даже двоим, так что можешь убить меня, и сам сдохнешь.

— Ладно, — я убрал меч, — живи трус. Но ты ещё должен помочь мне добыть эту ветку.

— Золотую ветвь удачи, — поправил меня Рип.

— Да, её.

— Я уже пробовал, есть проблема, там дальше по дороге стоит каменный голем, я читал о таких, его обычным оружием не пробить, но может быть твой меч пробития…

— Естественно я попытаюсь. Мы так далеко зашли, что было бы ошибкой вернуться назад из-за какого-то голема.

— Голем, существо из камня, рост три метра, масса около тонны, он опасен тем, что очень силён. Это первый страж храма. Но великие герои древности убивали големов. Я читал об этом.

— Сейчас проверим.

Я достал меч, и пошёл вверх по дороге, мой дар мага подсказал мне, что голем, это как раз такой уникальный случай, когда нельзя применить ни смертиум, ни уничтожение нечисти. Придётся драться мечом. Я повернул за угол, тут был прямой коридор, шириной метра три, в его конце и стоял голем. Едва увидев меня, он побежал на встречу. Я сосредоточился, и со всей силы рубанул голема сверху вниз, в результате моего удара на груди голема осталась глубокая выбоина, кусочки камня разлетелись во все стороны. Но и голем времени не терял, он подбежал ко мне, и двинул меня кулаком. У меня спёрло дыхание, и я отлетел метров на десять, я и не думал, что удары могут быть такими сильными. Но времени не было, голем приближался я вскочил на ноги, сосредточился, и ударил голема ещё раз, на этот раз по руке, та откололась. Но похоже тварь не чувствовала боли, голем попытался достать меня второй рукой. Я двинул мечом по голове, увернулся, потом рбанул ещё раз, и ещё, и, наконец, по шее голема проползла трещина, и его голова откололась. Голлем упал и затих, не было никаких судорог, и агоний, присущих живым существам. Меч пробития справился с големом. Был бы у меня сейчас другой волшебный меч, заточенный не на урон, а скажем на ослабление, замедление противника, думаю, я бы с големом не справился. Не смог бы просто нанести ему достаточный урон. Я пошёл назад по дороге, Рип всё также сидел на камне, обхватив голову руками.

— Ну что трус? Убил я твоего голема, только кучка камня осталась.

— Что, правда?

— Да, идём.

— Я не пойду.

— Почему?

— Лучше тут посижу, тут спокойно, никого нет, а как ты выберешься из храма, я вмиг домчу тебя на единороге до Эридании.

— Э нет, мне ещё понадобится твоя помощь, я не знаю, что там дальше.

— Я тоже не знаю, но у тебя короткая жизнь, смертная, ты смерти не боишься, я ещё тысячу лет могу прожить, если сегодня выживу, я не пойду.

— У тебя же есть приказ твоего короля.

— И мы тут, я доставил тебя в храм, дальше действуй один.

— Ладно, сиди. Я буду через час, или позже.

— Храм большой, часа не хватит, там целая гора покрытая сплошной сетью проходов.

— Как же я найду твою ветку, если там так много помещений?

— Ищи самого сильного монстра, он охраняет ветвь, найдёшь. Я подожду тебя до завтрашнего утра, если не вернёшься, уйду.

— Ну и уходи, без тебя обойдусь. Сиди, ссыкунишка.

Я повернулся к нему спиной, и бодро зашагал к храму, за золотой ветвью, навстречу своей не лёгкой судьбе.

 

Глава 10: Проклятый храм

Я прошёл место, где стоял голем, прошёл по длинному прямому коридору между скалами, и вышел к высокой железной двери, по бокам на постаментах сидели статуи горгулий. Мерзких зубастых гоблинов с крыльями. Я подошёл к двери, осмотрел её, попробовал открыть, но она была закрыта. Ключом и не пахло. Что же было делать, придётся прорубаться. Я достал свой меч из ножен, размахнулся и двинул дверь в район замка. Меч пробил дверное покрытие, оставив в двери глубокий рубец. Ещё с десяток таких ударов, и дверь откроется, подумал я. Но, не тут то было, стоило мне начать рубить дверь. Как каменные статуи горгулий зашевелились, с них посыпалась пыль, и они ожили. Пришлось биться с ними, в чём-то они напоминали голема, только были хрупче. Я размахнулся, двинул по левой статуе, когда та потянулась ко мне своей мерзкой лапой, и статуя рассыпалась, прекратив движение. Тем временем, вторая статуя не теряла времени, она обхватила меня своими лапами, и вцепилась пастью в шею. Но естественно не смогла прокусить доспех, я попытался ударить её мечом, но тварь не позволила. Вцепилась в мою правую руку, я боролся, но она оказалась сильнее, и выбила меч, отпиннув его к двери. После чего размахнулась и бросила меня в направлении коридора в скалах. Я пролетел метров пятнадцать и тяжело упал. От тяжёлых синяков меня спасла только каменная кожа. Я вскочил на ноги, тварь встала перед дверью, теперь она была между мной и мечом. Я достал из-за пояса кинжал, он был из монокристалла титана, но вот его заклинание, яд, едва ли годилось против горгулий. В принципе я мог ещё развернуться и убежать, существо, по-видимому, не собиралось меня преследовать. Но я не хотел терять свой волшебный меч, тем более, без него будет трудно выбраться с восточной части острова, и он столько раз спасал мне жизнь. Я медленно и уверенно пошёл в атаку, горгулья потянула ко мне свои покрытые длинными и тупыми когтями лапы. Я сделал рывок вперёд, и что было силы вогнал горгулье свой кинжал в морду. Но эффект оказался неожиданно маленьким, несмотря на то, что я вложил в удар все силы. Лишь небольшой кусочек камня откололся от головы бестии. Тем не менее, она сделала шаг назад. Да, всё-таки меч пробития был намного мощнее кинжала, так плохо, что я его выронил. Я бросился в ещё одну атаку, и нанёс несколько сильных ударов по морде твари, горгулья, бессильно царапнув когтями по моей броне, решила изменить тактику, вместо того чтобы бить, колоть, и царапать. Она обхватила меня со всех сторон лапами, и начала душить. Она сжала так сильно, что я не мог вздохнуть, я пытался вырваться, но у меня не получалось, я понял, что конец близок. И потерял сознание, в глазах потемнело.

Я пришёл в себя от того, что меня куда-то грубо волокли за ноги, было не удобно, я собирал затылком все неровности на полу. Я был безоружен, кинжал я выронил, там, перед дверью, где дрался с горгульей, меч тоже. Я посмотрел на того, кто меня волочит, эта была моя старая знакомая горгулья, вокруг была темнота, похоже, она считала меня мёртвым, и я был внутри храма. Я дёрнулся, высвободил одну ногу из её лап, и изо всей силы пнул её своим вольфрамовым ботинком. Горгулья отпустила меня, я перекатился, вскочил на ноги и побежал по коридору, нашёл дверь, она была открыта, горгулья преследовала меня, я прошёл сквозь дверь и заметил, что с этой сторону у неё был засов. Я тут же закрыл её. И вовремя, в дверь послышались мощные удары, это была каменная горгулья, страж. Я огляделся, я стоял в темноте, на какой-то лестнице. Чтобы было лучше видно, сотворил светлячка. Горгулья перестала ломиться в дверь, стало как-то спокойнее. Я осмотрелся. Что у меня было из оружия? Только кольца, а ещё экстракт на шее, эх дурак, надо было выпить его прежде чем во второй раз нападать на горгулью. Так что ещё. Я нашёл в карманах с десяток магических флакончиков, в том числе с маной. Кроме того, на моём пальце красовались магические кольца, с заклинаниями смертиум, по-видимому, бесполезным в этом храме, и главное уничтожить нечисть. Итак, я был жив, худо бедно вооружён, а значит не всё ещё было потеряно. С другой стороны, я заблудился, и понятия не имел, куда идти. Не особо долго думая, я пошёл вниз по лестнице, совершенно произвольно, наудачу выбрав направление. Спустя этажа три я нашёл открытую дверь, и дальше можно было либо идти вниз по лестнице, либо выйти в коридор, я предпочёл выйти в коридор. Коридор был тёмным, не освещённым, единственным источником света был мой светлячок, но радиус освещаемой им зоны был не велик. Поэтому я сменил стратегию, и наколдовал себе ночное зрение. И всё мигом изменилось, я увидел коридор целиком, и бегущих ко мне двух скелетов с длинными мечами. Я среагировал мгновенно, расстояние было не большим. Из моего пальца вылетела белая молния, и скелеты превратились в кучки пыли. В отличии от горгулей, и големов, против них заклинания работали хорошо. Я покопался в оставшейся от них пыли и подобрал меч. Он был хреновеньким, но не таким плохим, как могло бы быть. Я оценил, что он сделан из монокристалла железа. Обычный двуручный меч. Я двинулся дальше по коридору. Впереди показался тусклый синий свет, лившийся из-за двери, я пошёл к нему. Подошёл, открыл дверь, тут была, тускло освещённая синим огоньком, комнатка. Спиной ко мне около стола кто-то стоял в чёрной мантии. Услышав меня, он повернулся, оббежал стол, и задал вопрос:

— Кто ты?

Я понял, что передо мной человек. Лучше осмотрел комнату, здесь были склянки с каким-то зельем, шкафы заставленные книгами.

— Воин, что ты тут делаешь?

— Я пришёл за веткой, а что делаешь тут ты?

— Как ты прошёл сюда минуя стражей?

— Кого-то я убил, другие сами втащили меня в этот храм. А вот, что здесь делаешь ты? Ты ведь человек? Я прав?

— Да, ты прав. Значит, ты не званный гость?

— Думаю что так.

Вдруг маг выбросил вперёд руку и крикнул какое-то слово, из его руки вылетела молния, и ударила мне в грудь. Я почувствовал не сильный толчок и понял, что маг пытался меня убить.

— Это всё что ты можешь?

— На тебе могучая защита, воин, признаю. Не убивай, я тебе помогу.

— Рассказывай, всё, сколько тут людей? Как пройти к золотой ветви, как ты тут оказался?

— Ладно, только не убивай, — выставил он вперёд руки, чтобы продемонстрировать своё миролюбие. — Я маг, чёрный маг, не тёмный, а чёрный, я практикую вызов демонов, скелетов, смертельные заклинания. Я прибыл сюда на остров с материка пятьсот лет назад, потом стал тёмным магом. Бежал, за мной охотились, поэтому я пошёл служить к оркам.

— К оркам? Предатель. А ты знаешь, что орки сейчас осаждают Вавилон.

— Да, я слежу за этим. Но потом, орки предали меня, и принесли в жертву демонам проклятого храма, им что-то было нужно от них. Демоны почувствовали во мне чёрное, зло, и сделали своим другом. С тех пор, вот уже почти пятьсот лет, я живу здесь, и изучаю чёрную магию. Слежу за храмом, даю силу скелетам.

— И, ты знаешь, где ветвь?

— Знаю, но у меня есть предложение, разумное решение твоей проблемы. Оставайся здесь, в храме, с демонами, ты сильный воин, на тебе редкий доспех, ты многое преодолел, чтобы добраться сюда. Стань одним из нас, они подарят тебе вечную жизнь.

— И много здесь людей?

— Нет, увы, пока что я один.

— Отведи меня к золотой ветви удачи.

— Я не могу, меня не пустят к ней, ведь на её силе основано могущество демонов, её берегут, и тщательно охраняют.

— Ладно, не нужно, поступим по другому. У меня проблема, я потерял свой меч и кинжал.

— А что у тебя в руках?

— Это не оружие, ерунда, я отнял у скелетов, но я потерял свой меч, он волшебный, куда его могли отнести? Доставь меня туда, я заберу меч, и после этого отпущу тебя, сохранив жизнь.

— Убейте его! — Вдруг заверещал некромант, я обернулся, с другой стороны двери стояли какие-то быки на задних лапах, или скорее козлы, они были вооружены шипастыми дубинами, один бросился на меня через дверь. Он был довольно крупного роста, и протиснуться в дверь, да ещё сражаться, козлу на задних лапах было не так то просто. Я легко справился с ним, вытолкнул его в коридор, и вышел следом. Здесь их было ещё пятеро, но они не показались мне достойными соперниками. Меч скелета довольно легко пробил их плоть. Я пошёл в атаку, на меня посыпался град ударов, ну как всегда, но конечно шипастые дубины козлов ничего не смогли сделать с моими латами. Через полторы минуты бой был окончен, в коридоре остались только трупы человекокозлов. Я обратил внимание на их раны, из них текла алая кровь, как у людей. Я вернулся в комнату некроманта, обошёл стол, подошёл к нему в плотную, и приложил меч к его не защищённому дряблому горлу.

— Хочешь жить? Отведи меня туда, куда отнесли мой меч, иначе умрёшь тут же.

— Да, доблестный рыцарь не убивайте, я отведу. За мной.

— И без фокусов.

Я двинулся следом, держа его за правую руку, чтобы не пытался убежать, но тот был напуган, и не собирался сопротивляться. Я, убив козлов, доказал, что весьма сильный воин. Хотя козло люди были не сильнее простого солдата орков. Мы дошли до каких-то скелетов, которые стояли перед железной дверью. Мы встали метрах в двадцати от них, но скелеты не реагировали на нас.

— Куда ты меня привёл?

— Это второй арсенал, думаю, что твой меч тут.

— Если его тут нет, я убью тебя.

— Нет, доблестный сэр, если его тут нет, я провожу вас в первый арсенал, значит, он там.

— Ладно, но ты пойдёшь со мной.

Я махнул рукой в направлении скелетов, с моего пальца сорвалась вспышка, и скелеты превратились в кучку пыли.

— Ты маг?

— Да, я маг восьмого уровня, открывай дверь.

— Сию минуту, ключ должен был быть у стражи.

Некромант нагнулся к полу, и начал искать ключ, спустя минуты три, когда я уже начал терять терпение, ему это удалось, и он радостно встал.

— Вот он, ключ.

— Открывай.

Некромант вставил ключ в замочную скважину, повертел туда сюда, и дверь открылась. Мы вошли внутрь, здесь была огромная коллекция вооружений, магических мечей, дубинок, всё это стоило целое состояние. Наверно, я мог бы найти здесь даже что-нибудь по лучше моего меча, но мне было нужно моё оружие, я верил ему, и я к нему привык. И я нашёл свой меч, по зелёному свечению, он лежал в углу в груде оружия. Я бросил меч скелета и взял свой, рукоятка как всегда внушила мне уверенность в победе. Здесь же я нашёл и ядовитый кинжал, заткнул его за пояс. На минуту я забыл о некроманте, и тот в принципе мог бы сбежать, закрыть меня здесь, но он был так напуган, что я нашёл его там же, где и оставил.

— Тебе повезло, я нашёл своё оружие, а теперь веди меня к золотой ветви удачи.

— Я не знаю, где она. Но, — тут же поправился некромант, — знаю в какой части храма, я отведу тебя туда, ко входу в покои властелина, а дальше действуй сам.

— Веди.

Мы пошли по коридорам, достаточно далеко, несколько раз мы сталкивались с какой-то нечистью, козло людьми, скелетами, и другими тварями, но я всех их легко убивал. Они не ожидали меня здесь встретить, и не были готовы к серьёзному бою. Странно, но никто до сих пор не заметил моего присутствия, и не поднял тревогу, а должны были. Наконец, мы вышли в большую ярко освещённую комнату, я осмотрел её, напротив нас стояло два стражника, странные люди с красной кожей в серых магических доспехах. Стражники защищали какую-то огромную металлическую дверь. Они обратились к нам, но некромант, не обращая на них внимания, сказал мне:

— Вот где-то за этой дверью находится ветвь, всё, я привёл тебя куда обещал, а теперь отпусти меня.

— Ладно, иди.

Я отпустил его, и некромант тут же убежал куда-то, тем временем стражники оголили оружие.

— Назовите себя, кто вы?

— Вы демоны?

— Да, так называют нашу расу, но ты не ответил, отвечай сейчас же, кто ты, и что тут делаешь?

Я не знал, подействует ли на них заклинание уничтожения нечисти, так как не был уверен, что они относятся к ней, и решил проверить, стрельнул. Из моей руки вылетела белая молния, и ударила им в грудь, но ничего не произошло. Они бросились в атаку, я использовал смертиум, весьма мощное заклинание, но и оно не помогло, впрочем, вероятно это произошло из-за доспехов. В общем, я так и не определил, относятся ли они к нежити, или к живым, вытащил свой меч с зелёным лезвием и принял бой. На меня сразу же обрушился град ударов, противники были весьма искусными фехтовальщиками, несколько я пропустил, и на моих доспехах остались глубокие царапины. А из их уст вырвался крик удивления тому, что они не смогли пробить мою защиту. Я продолжал бой, противники были ловки, быстры и крайне сильны, наверно по силе они могли потягаться с генералом орков, только их тут было двое. По царапинам на своих доспехах я понял, что пропускать их удары не стоит, и удвоил усилия. Мы продолжали фехтовать минуты три, и тут произошла неприятность, дверь, которую защищали воины открылась, и оттуда выбежало ещё несколько таких же краснокожих солдат в магических доспехах и с мечами. Я вдруг осознал, что не справлюсь с ними. Они окружили меня, и прекратили бой, их было пятеро, я был один. Возможно, я справился бы с ними один на один, но пятеро…

— Воин, сдавайся. Ты окружён, опусти оружие, и мы сохраним тебе жизнь. Ты храбро сражался.

И вдруг я осознал, что забыл, как всегда забыл выпить экстракт, а ведь Марио снабдил меня хорошим, самым лучшим экстрактом, что у него было, он мог усилить меня вдвое, и сделать вдвое более быстрым. А это не мало. Я, продолжая держать меч в правой руке, достал из-под доспеха склянку с экстрактом, висевшим на шее, и сделал пару крупных глотков, потом закрыл склянку, и убрал её назад. Экстракт должен был действовать около часа, после применения. Я выждал тридцать секунд, и бросился в атаку, один против пятерых. Я не мог проиграть, слишком многое было поставлено на карту, я должен был добыть ветвь. В этот раз противники уже не казались мне такими быстрыми и ловкими как раньше, я успевал отбивать их удары, пропуская лишь скользящие слабые выпады, не способные нанести мне урон. Я вертелся, и крутился, успевал всё и везде, это был мой бой. И вот уже счёт изменился, я удачно рубанул со всей силы, и рука, всё ещё сжимавшая меч, одного из воинов отделилась от тела, противников осталось четверо. Ещё один выпад, и я попал врагу точно в лицо, пробив слабую сетку, защищавшую глаза. Противник рухнул, и вот их уже только трое. Они сражаются отчаянно, почувствовав дыхание смерти в моём лице. Я прыгнул в бок, нанёс серию ударов, прыгнул ещё раз, и вот я на три секунды остался один на один с противником, пока остальные оббегают его. Я наношу несколько ударов, очень быстро, тот отбивает их, но не все. Последний удар, пробивает грудь, и врагов остаётся двое. На пять секунд мы прервали бой, я держу меч перед собой, они стоят и смотрят на меня, лицом к лицу. Вдруг, второй демон, поворачивается ко мне спиной и убегает, мы остаёмся один на один, я атакую, наношу один удар за другим, противник не успевает отбить все. И вот уже я стою посреди комнаты, здесь лежит три трупа воинов демонов, наверно элитных воинов, и дверь открыта, я победил. Я постоял три секунды, собрался с силами, и не убирая меча в ножны побежал. Я бежал по широкому, хорошо освещённому коридору, тут было жарко. В разные стороны уходят какие-то мелкие проходы, но мне они не интересны, словно какая-то сила ведёт меня, я бегу по коридору дальше, тот кончается, и снова дверь, и два демона в таких же магических доспехах, как и у предыдущей двери.

— Что вы охраняете?

— За этой дверью золотая ветвь удачи, великий артефакт, но ты его не получишь жалкий смертный.

— Думаешь?

— Ты убил наших, а нас так мало, ты, человек, ответишь за свои злодеяния.

— Мне нужна эта ветвь.

— Она не принадлежит людям, она наша.

— Мне нужна эта ветвь, и у меня нет выбора.

— У нас тоже.

Они бросились в атаку, но у них не было шансов, я двигался быстро как молния, парировал удары, атаковал, парировал и снова атаковал, бой длился не долго, две минуты, но, сколько атак я провёл за эти секунды, я так не дрался никогда. Но вот я отрубил одному из стражников руку, державшую меч, потом проткнул грудь второму, и добил первого. Подошёл к двери, она была открыта, на ней не было замка, её защищали только стражи. Я толкнул её, и тяжёлая дверь открылась. Из-за неё пахнуло жаром, я вошёл. Передо мной был узенький каменный мост, он вёл на площадку впереди. Внизу, в десяти метрах от меня плескалась магма. Здесь было жарко, очень жарко, и я пошёл по этому узенькому мосту, дошёл до конца, и оказался на небольшой площадке, которая со всех сторон омывалась магмой. Я бросил взгляд наверх, в десяти метрах надо мной был скалистый потолок. Но, впереди, на небольшом каменном столике, лежала она, золотая ветвь. Я был опытным магом восьмого уровня, и сразу почувствовал лёгкую, но очень древнюю и магическую силу, окружавшую эту вещь. Я подошёл ближе, рассмотрел. Золотая ветвь, чем-то напоминала перо из золота, длинной сантиметров тридцать. Я взял её в руки, ветвь была лёгкой, гибкой и прочной, я убрал её во внутренний карман своего доспеха, развернулся. И там стоял он, ещё один демон. Такой же краснокожий, только выше, и сильнее, чем те, предыдущие, я сразу почувствовал в нём магию, и сильного, очень сильного соперника. Он стоял с другой стороны узенького моста, около двери, и не было иного пути отсюда, кроме пути мимо него.

— Ты убил мою стражу человек, пятерых. Ты прокрался тайно в наш стан, ты смог сделать то, на что никто не был способен, но ты ответишь за свои злодеяния. Мы не трогали людей, но ты напал на нас, и убивал. Ты к нам пришёл, не мы к тебе, и ты умрёшь.

— Я убью тебя.

— Ты пробрался в наш храм, в его самую важную святую часть, но ты не подумал, как же уйти отсюда.

— О, не волнуйся краснокожий, я смогу.

Я поднял руку и выстрелил в него заклинанием смертиум, потом сделал уничтожение нежити, я старался, но моя магия не смогла пробить его доспехи.

— Ты никудышный маг, человек, твоё волшебство бессильно против меня.

Он оголил меч, длинный двуручный меч, и я почувствовал холодок в сердце, у меча было зелёной, как и у моего лезвие меча пробития, такой меч мог пробить мой доспех. Я понял это сразу, если я пропущу в этом бою хоть один сильный удар, мне смерть, а я понимал, что его удары все будут сильными. Тогда я оголил свой меч, и тоже увидел удивление на лице противника, мой меч тоже мог пробить его доспех. Мы были в равном положении, и сейчас, исход боя решит умение владеть мечом. Сила и скорость, а вот с умением фехтовать двуручным оружием у меня были проблемы, я в основном владел только стандартными навыками полученными через медальон, и всего седьмого уровня. А этого явно было не достаточно против моего противника, тем не менее, я пошёл в атаку. А демон пошёл на встречу мне. У меня не было выбора, но пути назад не было и у демона, мне нужна была золотая ветвь чтобы спасти свой народ, а демон спасал свой, и он тоже не мог позволить себе потерять этот артефакт. Мы встретились на узеньком мосту над магмой. И наши мечи засверкали, демон был быстр и силён, но и я почувствовал в себе значительную скорость и реакцию. Мы фехтовали минут десять, и ни один не смог нанести значительного урона другому. Он нанёс мне несколько слабых скользящих ударов, оставив глубокие царапины на доспехе, того же достиг и я. Никто из нас не был ранен. Мы сделали по шагу назад, и замерли в четырёх метрах друг от друга.

— Ты хороший воин человек, присоединяйся к нам, и мы дадим тебе бессмертие, вечность, деньги, славу.

— Провести остаток своей жизни в этих катакомбах, нет уж.

— Тогда отдай ветвь и уходи.

— Я не могу уйти, решается судьба моего народа.

— А я не могу отпустить тебя с ней человек.

— Брось, вы хорошо проживёте и без побрякушки.

— Зачем тебе ветвь? Отдай её, я дам тебе славу, лучшее оружие и богатство.

— Лучше моего меча у тебя ничего нет, и мой доспех не хуже твоего.

Он зарычал, и снова бросился в атаку, мы сцепились. Демон использовал всю свою силу, бил так часто и сильно как только мог, и начал теснить меня, сначала на один шаг, потом ещё на один. Наконец мы оказались на площадке, мостик оказался позади. Но бой продолжился, я отступал, двигаясь по кругу, пока не очутился на мосту, но теперь путь наружу был открыт для меня, я сделал несколько шагов назад, демон последовал за мной, я отступил к двери, в то время как демон продолжал стоять на мостике.

— Ну, вот и всё, ты проиграл. — Спокойно сказал я.

— Ха, ха, — засмеялся демон, — ты слабее человек, я убью тебя.

— Конечно, же.

Я размахнулся и ударил, но не по мечу демона, а по мостику, тот был весьма хрупок, а мой меч обладал сильным уроном, мостик просто обвалился, в магму. А демон упал за ним. Он только и успел, крикнуть последнее проклятие в мой адрес. Магма была вязкой, упав, он погрузился по пояс, дико закричал, доспех мгновенно нагрелся, и демон вспыхнул. Он погиб, а вместе с ним и его меч, и будущее его народа. Я вышел в центральный коридор, передо мной стояло десятка три краснокожих людей, но среди них больше не было воинов, я убил всех, кто мог сражаться. Возможно, когда-то они были великим народом, но им пришёл конец, конец их силе и искусству магии.

— Проводите меня к выходу из храма, и больше я никого не убью.

— Великий воин, мы хотим просить тебя, забирай всё, но оставь нам золотую ветвь, без неё мы все скоро вымрем.

— Моему народу эта ветвь нужна не меньше чем вашему.

— Что мы можем дать тебе взамен? Золото богатство, вечную жизнь, мы научим тебя магии…

— Вам нечего дать мне взамен, проводите меня к выходу, и я больше не убью никого из вас.

— Следуй за мной, — сказала одна из краснокожих женщин.

Остальные расступились, и я пошёл за ней. Мы шли длинными тёмными коридорами, поднимались по лестницам. Нам встречалась различная нечисть, но я не боялся её, я знал, что смогу справиться в случае чего. Наконец, мы пришли в большую тёмную комнату, я посмотрел на потолок, там была красивая люстра со свечами.

— Когда-то здесь был дворец, столица нашей родины, теперь эти старые пыльные катакомбы, всё что осталось от нашего народа.

— Сколько же вам лет?

— Наша цивилизация зародилась на земле сорок тысяч лет назад, и достигла своего расцвета тридцать тысяч лет назад, тогда всё было хорошо. У нас был золотой век, огромные города, реки, леса и озёра, чудесные дворцы, но…

— И что случилось?

— Но пришли Эльфы. Они пришли сюда из другого мира, с другой планеты, через волшебный портал. Мы тогда не знали грозных врагов и дружелюбно приняли их. В начале эльфы были милыми, и научили нас многим вещам, но потом оказалось, что они были вероломны и жестоки. Они напали на нас, а через портал прибыли новые и новые легионы эльфов, и началась не равная война. Мы не умели воевать, и проклятые истребили наш народ, залили кровью нашу землю. Ещё недавно, моё сердце радовалась, когда я смотрела на то, как эльфы медленно вымирают, но если ты отдашь им золотую ветвь, то твой народ познает их жестокость и вероломство. Выслушай мой совет человек, раз уж ты забрал её у нас, не отдавай эльфам, забирай себе, отнеси её своему народу. И вы не пожалеете, все беды отвернуться от вас, эльфы вымрут, в вы победите орков, так будет, верь мне…

— Ветвь была у вас, но что она дала вам? Вы столько лет жили в катакомбах, и она не подарила вам расцвета, а теперь пришёл я и забрал её. Что может эта побрякушка, она не спасла вас, не спасёт и нас.

— Мне жаль, что ты не внемлешь моим словам человек. Вот дверь, за ней каменная горгулья, она не тронет тебя, иди… И не возвращайся, ты причинил нам столько горя.

— Прощай краснолицая девушка.

Я подошёл к двери, открыл её, по бокам сидели горгульи, их снова было две, как будто я не приходил сюда. Но они не тронули меня, я вышел, и пошёл вниз, к заставе, туда, где меня ждал Рип.

 

Глава 11: Золотая ветвь удачи

Я посмотрел на небо, была глубокая ночь, часа три. Я управился быстрее, чем обещал Рипу. Когда я подошёл, то увидел, что Рип с единорогом безмятежно спят. Что-то подтолкнуло меня бросить их, и просто уйти, отнести ветвь в Саммервилль, или в Вавилон, а вдруг орки не смогут взять город. Но разум подсказал мне, что я последняя надежда человечества. Эльфы не поднимутся, какой-то артефакт не изменит хода истории, а у людей будет шанс, только если они сохранят своё присутствие на острове. Я пнул, Рипа, тот засуетился вскочил на ноги. Здесь было темно, но он быстро узнал меня, эльфы превосходно видели не только днём, но и ночью.

— Ты? Ну, как, ты сумел, где она? А ты без ветви, так и знал, что ты облажаешься.

— Нет, она со мной.

— Покажи.

Я достал ветвь из внутреннего кармана доспехов, она слабо засветилась в темноте.

— Какая она. Я представлял её себе иначе.

Рип осматривал её со всех сторон, вертел, разве что не нюхал, и на вкус не пробовал. Я позволил ему потратить на это три минуты.

— Ладно, давай назад.

— Я довезу её, всё будет отлично.

— Я обещал, я сам доставлю, давай назад говорю, потом во дворце Артиана насмотришься на свою ветку.

— Золотая ветвь удачи не просто ветка, это наша реликвия, бесценный древний артефакт, эльфам с раннего детства внушают священный трепет перед ним.

— Давай, — я вырвал у него её из рук, и убрал в карман, — поехали.

— Это было бы не разумно с нашей стороны, поехать сейчас.

— Почему?

— Я понимаю, тебе море по колено, но мы в самой опасной части острова. Сейчас ночь, а ночные твари куда опаснее дневных, сам должен знать, ты хоть раз ходил на охоту? Или это занятие не для гордой стражи?

— Я в принципе охотник, а не стражник, но ты прав, мы дождёмся утра. Сейчас примерно три часа ночи, через два часа тронемся в путь.

Рип сел на камень, я сел рядом с ним. Мы не много посидели ко мне, и эльф обратился ко мне:

— А ты что не спишь? Ложись, я покараулю.

— Я тебе не много не доверяю, знаешь ли.

— Мне? Но почему?

— Ну, во-первых, ты столкнул меня с единорога, когда за нами гнался тираннозавр, и он чудом не сожрал меня. Меня спасло только его желание поужинать куда более крупным и мясистым единорогом.

— Но это совсем другое дело, мы были в смертельной опасности, у меня не было выбора, а сейчас…

— А ещё я недавно узнал о том, что эльфы истребили целый народ краснокожих людей.

— Ну, знаешь ли, была война, такая же, как между орками и людьми, либо мы, либо они.

— Вы пришли в их мир, сюда, не они к вам. А ещё в древности, когда эльфы правили этой планетой, мы и орки были вашими рабами.

— Но, это было так давно.

— С тех пор, вы не капельки не изменились, за блестящим фасадом ваших замков и стремления к красоте скрывается кровожадная и злобная истинная натура.

— Люди тоже жадны, жестоки и кровожадны, не в меньшей степени, чем эльфы. Я бы даже сказал в большей.

— И, тем не менее, я тебе не доверяю.

— Тогда почему ты доверяешь Артиану?

— Ну, наверно, потому что у меня нет выбора, я надеюсь на крепость слова короля, и потом, главное. Если орки истребят людей, вы останетесь с ними один на один на этом острове, не будет больше баланса и паритета, и тогда никакая золотая ветвь не спасёт ваш народ от них.

— Ну и не спи, тебе же самому хуже будет. Завтра будешь ходить как варёный.

— Два часа сна мне не помогут, станет только хуже, и потом эльф, сегодня, сейчас уже сегодня.

Мы продолжали сидеть на камне и слушать ночь, полёмики прекратились. Я слышал, как где-то вдалеке рычали неведомые жуткие ночные звери, и побаивался, как бы они не зашли сюда, к воротам старого храма. Чтобы быстрее встретить рассвет, и не просидеть, я поднялся по лестнице на стену, и смотрел оттуда сверху вниз на долину заросшую елями. Моё заклинание ночного зрения, которое я навёл на себя в храме, начало улетучиваться, и вскоре я оказался в почти полной темноте.

Наконец, спустя два часа, на востоке появилась узкая чуть светлая полоска, наступил рассвет. Я в слепую сбежал вниз по лестнице, растолкал вновь уснувшего Рипа.

— Давай Рип, поскакали, и ещё.

— Да?

— Если ты снова столкнёшь меня с единорога, при следующей опасности, я найду и убью тебя, клянусь. Понял?

— Не волнуйся, у тебя же золотая ветвь, надежда моего народа.

Мы забрались на единорога, и тот поскакал, причём довольно быстро, со скоростью километров тридцать пять в час.

— Куда ты его так гонишь? Тем более два седока, и мой доспех ещё килограмм сорок весит, в плюс к моему весу.

— Не волнуйся, единороги сильны, он выдержит, он может с нами скакать в таком темпе где-то час. Так выше шанс, что на нас никто не нападёт. Мы доскачем до частокола орков, а там отдохнём.

— Ты боишься тираннозавра и муравьёв?

— Здесь могут быть и другие не менее опасные существа.

Мы скакали по долине заросшей ёлками, и почти тут же влипли в историю, я заметил, что за деревьями, по бокам и сзади нас, несутся какие-то серые тени. Я присмотрелся по лучше, чтобы увидеть, что это за существа, но ничего не разглядел в темноте.

— Рип, поддай, скачи быстрее, смотри…

— Вижу, они уже пять минут за нами гонятся, сейчас мы добежим до засады тираннозавра, и там у нас появится третья сторона.

— Всё равно поддай быстрее.

Рип всё-таки поддался моим уговором, и единорог перешёл на галоп, быстрее он бежать с двумя седоками уже не мог. Твари не отставали, я же вцепился в Рипа, стремясь изо всех сил не выпасть из седла. Наконец, долина начала сужаться, и мы выскочили к роще с тираннозавром, огромная тень вышла из-за кустов и бросилась в атаку. Мы проскакали мимо, я повернулся и увидел, как существа похожие на полу тонных волков, с длинными полу метровыми зубами напали на ящера. Они были сильны и проворны, а их челюсти наносили жутки раны. Они прокусили ему ноги, и тираннозавр упал. Это были его последние секунды в жизни.

— Рип, ты видел?

— Это саблезубые волки, я слышал о таких, говорят, их клыки прокусывают почти любой доспех. Хорошо, что мы ушли от них, я бы не выжил в стычке с ними.

— А как быть с муравьями?

— Никак, проскачем мимо.

Единорог снова снизил скорость километров до тридцати в час, скоро он начнёт уставать, а нам ещё через земли орков надо пробраться. Тоже не так уж просто, хотя после того демона в пещере с зелёным мечом, способным убить меня, орки казались мне теперь не столь уж грозными противниками. Вскоре мы приблизились к круглой пещере, около которой погибли почти все члены нашей экспедиции. Но муравьи на нас не напали, и догнать даже не пытались, они вообще замуровали на ночь свою нору. Не знаю, кого они боялись, с их то челюстями панцирями и численностью. Тем не менее, я был рад, что мы благополучно преодолели их нору. Спустя десять минут пути, единорог резко сбросил темп, потом вообще остановился, дальше мы пошли пешком. Вышли из-за поворота, и остановились напротив орковского частокола.

— Итак, мудрый эльф, что будем делать дальше? Как преодолеть частокол?

— Сейчас единорог отдохнёт минут пятнадцать, а я в это время придумаю.

— Не нужно, я знаю что делать, у меня есть план.

Я осмотрел высоченную стену, высотой около тридцати метров, орков ходивших взад вперёд по стене наверху. Примерился.

— Рассказывай, не тяни.

— Сначала дам твоему единорогу отдохнуть минут семь, потом приступим, я ведь маг, я просто напьюсь эликсиров маны и закидаю основание стены огненными шарами. Начнётся пожар, забор сгорит, и мы пробежим мимо.

— Так просто?

— Да, очень просто. Не думаю, что орки опасаются нашествия огнедышащих драконов, и обычно у них нет эффективных средств пожаротушения.

Я сел на камень, сосредоточился, расслабился, посидел с минуту, потом начал подыскивать подходящий эликсир. Это не заняло у меня много времени, я выпил его, и сразу почувствовал, как по моему телу заструилась магическая энергия. Я был магом восьмого уровня, к счастью, и потому мог стрелять огненными шарами без какого-либо волшебного оборудования. Мне повезло, что я выпросил у Дарона этот медальон магии, иначе бы, преодоление этого орковского частокола превратилось бы в проблему. Я встал, поднялся, вышел на площадку перед орковским частоколом, те заметили меня и открыли огонь из луков. Но я не обращал на стрелы внимания, и начал творить. Из моих рук выглядели огненные шары, и ударили в ворота и основание стены. Те мигом загорелись, я продолжал обстреливать забор огненными шарами, пока весь сегмент не заполыхал ярким пламенем. Всё-таки хорошо, что орки не любили камень. Тем временем, орки наверху пытались сбежать, прыгали вниз, разбивались, пожар разбушевался не на шутку. А я вернулся к Рипу и его единорогу.

— Ты молодчина! Детям спички не игрушки.

— Да это так.

Минут через пять забор начал рушиться, но он всё ещё горел слишком ярко и жарко, чтобы попытаться проскочить, поэтому, мы ждали ещё минут десять, не меньше, и только после этого залезли в седло. Выехали, и остановились перед забором, тот всё ещё горел, и довольно ярко, но уже было видно, как с другой стороны бегают орки, безмозгло поливают пепелище водой, как будто это могло что-то изменить. Единорог начал разгон:

— Стой, рано, — закричал я.

— Проскочим.

Мы добежали до обломков забора, единорог прыгнул, но не перепрыгнул их, и побежал прямо по огню, не знаю, наверно он обжёгся. Но даже если, то не сильно. Мы благополучно выбежали с другой стороны сгоревшего частокола. Несколько орков прыгнуло к нам наперерез, но они не успевали, меня в спину клюнуло несколько орковских стрел, также безрезультатно. Мы скрылись в лесу, и скакун продолжил свой бег. Но спустя пять минут, когда уже стало понятно, что нас не преследуют, единорог резко замедлил свой бег.

— Ну что ещё?

— Плохо, он говорит, что сильно обжёгся, и не сможет…

— Я же говорил! Ну почему нельзя было ещё минут десять подождать, пока всё не прогорит.

— Кто же знал, что так будет, но нам придётся пойти дальше пешком. Надо пощадить единорога.

— А если они погонятся за нами?

— Тогда единорог превозмогёт боль и мы ускачем.

— Я смотрю ты беспокоишься за него?

— Нет, он взрослое существо, и сам за себя отвечает, просто единорога не заставишь служить верно силой, а он считает, что сейчас мы можем пойти пешком, поэтому нам придётся идти пешком.

— Ладно, идём, идём.

Мы быстрым шагом тронулись через лес, думаю, пока ещё за нами никто не гнался. Оркам у стены было не до нас, их бесценная система укреплений от опасных тварей с дальнего востока сгорела, и её надо было восстанавливать. Тем временем, светало, предрассветная темнота отступала. Мы шли уже час, и единорогу становилось всё хуже, я чувствовал его боль. Ноги, и кожа живота стали красными, а шкура слезала.

— Может попробовать заклинание лечения?

— Увы, на единорогов они не действуют.

— Вылечить единорога магией в принципе нельзя?

— Можно, но это очень сложная магия, у меня с собой нет такой, и даже если бы была, я бы не сумел.

— Он идёт всё медленнее, если так будет продолжаться и дальше, боюсь, что нам придётся его бросить.

— Он говорит, что даже раненным сможет бежать быстрее нас обоих, он может идти, просто ему очень больно.

Мы продолжали идти, избегая дорог, ничто не предвещало угрозы, нам предстоял ещё долгий путь по предместьям столицы орков, как вдруг вдали послышался вой орочьей гончей, но какой-то не правильный.

— Это по нашу душу?

— Да, — побледнел Рип.

— Не волнуйся, отобьёмся, не в первой, тявки особо воевать не умеют.

— Это не гончие.

— А кто же?

— Помнишь, я тебе говорил про кавалерию орков? Так вот это они, легендарные всадники на волках, элита, и они идут за нами.

— Ерунда, с чего бы им посылать за нами лучшие силы, может, они не за нами вовсе гонятся.

— Нет, за нами, я знаю, запрыгивай на единорога.

Меня долго упрашивать не пришлось, я залез в седло вслед за Рипом, и мы поскакали, во весь опор. Такое ощущение, как будто единорог и не был ранен вовсе. Но на самом деле, думаю, он просто слишком хорошо понимал, чем нам грозит встреча с орковской кавалерией. Всё-таки единороги были разумны. Спустя несколько минут вой раздался снова, похоже, волки действительно бежали к нам, это плохо, но мы скакали быстро, и расстояние между нами сохранялось. Но минут через пять, единорог начал слабеть, и сбавлять темп, он бежал всё медленнее и медленнее, пока не перешёл на медленную рысь, со скоростью километров двенадцать в час.

— Всё, он больше не может, — резюмировал Рип, — нам от них не уйти.

— Будем драться.

— Их может быть сколько угодно, десяток, даже пол сотни, тебе то хорошо говорить, твой доспех почти не пробиваем, а вот мой.

— Не бойся, это просто орки.

— Всё плохо, как плохо.

— Не бойся, мы победим и дойдём до Эридании, а в худшем случае ты станешь великим героем, падшим смертью храбрых.

Я спешился, Рип последовал моему примеру, но мы не остановились, а продолжали идти, вскоре нас догнали. Они бежали на волках между деревьев, и я не смог точно рассмотреть, сколько их было. Рип развернулся, встал на колено, и начал очень быстро стрелять. Я достал меч, и выбрал себе первую жертву. Он был огромен, этот элитный орк на гигантском волке, он бросился на меня грудью, а я выставил вперёд меч, я убил волка, не дав себя укусить, а орк с огромной силой ударил меня длинным копьём, но мой доспех как всегда выдержал. Хотя, сделал шаг назад, столь сильным был удар. Но спустя пол секунды, уже мёртвый волк, мчавшийся на меня, сбил меня с ног. Я встал, орк тоже, достал из-за пояса меч, и мы скрестили оружие. Орк был силён, но у него не было шансов, его оружие не пробивало мой доспех, а вот я отсёк орку лапу, а потом глубоко порезал ногу. Рип меж тем героически отбивался своим коротким мечом, от насевшего на него третьего орка, я подбежал к нему, и с размаху вогнал свой меч в спину противнику. После чего я осмотрелся, противников было всего четверо, двух волков застрелил Рип, двух орков убил я. Ещё одного орка застрелил Рип, и ещё с одним всадником и его волком справился единорог. После боя, я подошёл к нему, и заметил на шее глубокую рану, из неё медленно текла чёрная кровь.

— Рип, посмотри, твой единорог ранен.

Рип подошёл, осмотрел царапину, достал из седельной сумки какую то траву, протёр ей царапину, и кровь практически прекратила литься.

— Ничего страшного, эта рана не так серьёзна, куда хуже ожоги.

— Я думал, магией единорога нельзя вылечить.

— Эта трава лечит не магией, это анестетик, просто лечебная трава.

— И кровь у единорогов чёрная.

— Да, а ты что не знал?

— Я думал, единороги близкие родственники лошадям, только они магические.

— Нет.

Я подошёл к тому орку, с которым дрался, тот был жив, и похоже, ранения не были смертельными. Я приставил к его шее меч.

— Как вы нас нашли? Почему ваши вожди послали за нами элиту?

— Союзник, наши союзники, краснокожие люди из храма…

— Это они вас на нас натравили? Рассказывай, и будешь жить, давай. Иначе я убью тебя. Что вам сказали?

— Они сказали, что вы выкрали какой-то артефакт, они сказали, что эльфы заключили с вами договор, если вы принесёте этот артефакт эльфам, то они нападут на нас, помогут вам, людям. Поэтому артефакт надо вернуть, не дать вам отнести в Эриданию, иначе, мы проиграем войну.

— И что они хотели взамен?

— Только одно, вернуть артефакт, и не только, ещё они обещали дать нам много золота, хорошего оружия и заклинаний, но артефакт должен быть возвращён к ним в храм.

— Думаю, ты не соврал.

— Ты обещал оставить мне жизнь.

— Я солгал.

— Будь ты проклят человек!

Я размахнулся, и отрубил орку голову, та покатилась вниз, пока не укатилась в какую-то ямку. Я подошёл к Рипу, тот стоял, переминаясь с ноги на ногу.

— Ты слышал?

— Да, орки послали элиту, дела наши плохи.

— Бывало и хуже, прорвёмся, а сейчас пошли, не стоит терять время. И потом, их было всего четверо, значит они послали не все силы, и мы перебили их, возможно, больше не пошлют.

— Надейся.

Мы двинулись, шли довольно быстро, но вскоре пришлось приостановиться, единорогу становилось всё хуже и хуже. Он больше не мог идти, бой окончательно измотал его. Мне было искренне жаль разумное животное.

— Он говорит, что мы должны оставить его, и двигаться дальше. Он всё равно не дойдёт до Эридании, километром больше, километром меньше, нет разницы, а тут он отдохнёт, пощиплет травки, пройдёт неделя, и ему станет лучше.

— Но здесь в предместьях орков водятся весьма опасные хищники.

— Единорог очень силён, он сможет за себя постоять.

— Ладно, тогда прощай товарищ, ты был хорошей лошадью.

Я потрепал гриву единорога, тот что-то проржал в ответ, и мы двинулись в путь. А единорог остановился, и начал усердно щипать листья с деревьев. Мы прошли несколько сотен метров, шли бодро, и Рип не плохо держал темп.

— Слушай, Рип, у тебя ведь есть кольцо выносливости?

— Да.

— Думаю, нам надо перейти с шага на бег.

— Но у меня не очень хорошее кольцо.

— Выдюжишь, побежали.

Рип послушался меня, и мы побежали со средней скоростью, километров восемнадцать в час. По моим подсчётам, таким темпом, мы должны будем выбраться из гигантской долины, посреди которой располагался город орков, всего через час. Мы продолжали бежать, я заметил, что Рип начинает уставать, но мы держали темп. Наконец лес кончился, и мы оказались невдалеке от дороги, которая вела к последней заставе орков. Мы увидели, что по дороге, метрах в двухстах от нас, идут орки, и сразу же залегли за камнями, к счастью, те не заметили нас. Я выглянул из-за камней и пересчитал их. Это была длинная колонна орков, численностью около пятисот бойцов, также в этой колонне ехало около двадцати орков кавалеристов на волках По бокам бежало несколько свор, но мы были достаточно далеко, и те не чуяли нас.

— Крупный отряд орков, — подытожил я, — идут медленно, через ущелье, придётся пропустить их вперёд.

— Может, пойдём по другому пути, нам ведь на северо-запад, а не на запад.

Я открыл карту, быстро просмотрел её.

— Нет, этот путь самый безопасный и короткий. Придётся подождать.

— А они ведь, могу поспорить идут осаждать ваш Саммервилль, эта дорога ведёт туда.

— Может быть, но мы ничего не можем сделать.

— Предлагаю пойти в атаку и перебить их всех.

— Сиди.

— Долго придётся сидеть.

— Потеряем часа три, не меньше, но другого выбора, я не вижу.

Мы сидели за камнями около часа, после чего вышли из-за них, пошли к дороге, а затем, не торопясь, двинулись вслед за орками. Те шли медленно, а догонять их нам не хотелось.

— Вообще, здесь идти не безопасно, этот отряд могут догнать другие орки, и они столкнуться с нами.

— Тут вообще везде не безопасно, это же восток острова.

— Да, в этом ты прав.

Но, мы благополучно миновали ущелье, и заставу, следуя за отрядом орков на запад. Никто их не догонял, и не напоролся на нас. Вскоре, мы свернули на Север к Эридании, горной стране эльфов, а орки ушли на запад, очевидно, громить Саммервилль, думаю, тут Рип был прав. После того как орки пошли в свою сторону, а мы в свою, мы с Рипом перешли с шага на бег. И уже через час оказались в горах. По пути случилась неприятность, мы шли по дороге, никого не трогая, как вдруг из-за камней появился здоровенный горный людоед. Рип отступил назад, мне за спину, он не в первый раз проявлял трусость. Я оголил оружие, тот подбежал ко мне, стукнул меня своей огромной дубиной, по голове, у меня аж позвоночник хрустнул. Я в отместку вскрыл ему своим мечом брюхо, мой меч сделал это легко и быстро, как бритва, да в принципе он был даже острее бритвы. Тот схватился за живот, зажал рану, бросил дубину и ушёл куда-то за камни, пытаясь остановить кровь.

— Ну, вот и всё Рип, скоро ты будешь дома.

— Я знаю.

Мы двинулись дальше, Рип выдохся, и мы перешли с бега на шаг, до Эридании оставалось совсем рукой подать. Вершины гор вокруг, и там где мы двигались стали заснеженными, подуло зимнем морозцем. Я только поёжился, так как был одет не по погоде. Доспех с кольчугой не грели вовсе, а от майки проку было мало. Всё-таки прошлый раз я ходил здесь в кожаной куртке, что намного теплее. И тут перед нами встало последнее препятствие, на единственной дороге в Эриданию, её финальном пути, орки построили заставу. Мы едва не напоролись на них, хорошо, что я в последний момент услышал их злобное сопение и рычание. Я осторожно выглянул из-за угла. Орки основательно подготовились к возможности прорыва эльфов с той стороны. Они выстроили несколько стен подряд, и на каждой из них стояли лучники и воины, всего орков было около сотни. Мы вернулись за угол, так чтобы орки не услышали нас.

— Что делать будем? Последний километр остался.

— Их там целый полк, не пробиться.

— Нам бы пробежать, без боя, но они выстроили эти поганые ворота. Осталось до Эридании всего ничего, совсем чуть-чуть. Слушай, Рип, ты можешь как-нибудь подать знак своим, у тебя есть там, не знаю, переговорный браслет например?

— В принципе у нас в армии бывают такие, но я не брал. Но думаю, нам придётся прорываться, тут осталось всего-то километр, эти орки последний рубеж. Преодолеем их, и всё, миссия выполнена, мы победили. Понимаешь?

— Понимаю. Слишком хорошо понимаю, нам их не преодолеть, их много, и перелазить через эти стены каждый раз, очень сложно, если бы хоть через одну. А ещё я понимаю, что мне холодно, очень холодно, я замерзаю.

— Есть идея.

— Да? Полететь?

— Ты занимался когда-нибудь скалолазанием.

— Нет, но я понял о чём ты.

— Только нам надо решить, поверху пойдём, или понизу.

— Идём понизу.

— Почему?

— Если орки вверх посмотрят, увидят нас, а вниз нет.

Рип достал из-за пояса нож, ну пошли.

— А у меня нет ножа.

— Эх ты, человек.

Рип снял с пояса, и протянул мне второй нож. Я потрогал его, он был прочным, и непривычно лёгким, полу прозрачным.

— Из чего это он? Алюминий?

— Нет, литий, почти в пять раз легче.

Я подошёл к правой обочине дороги, со стороны ущелья, заглянул вниз, там было глубоко, очень глубоко, метров сто не меньше.

— Если свалюсь, костей не соберёшь.

— Не смотри вниз, представь, что лететь самое большее метра два, и не падай, ни в коем случае не падай. Ну что стоишь, погнали.

Я повернулся спиной к ущелью, и начал медленно спускаться, было скользко и неудобно, я с большим трудом находил куда ставить ноги, двигался медленно. Спустившись вниз метра на три, продолжить спуск я не решился, и начал медленное движение в бок. В отличии от меня, у Рипа всё получалось куда легче.

— Ты главное не шуми. Если орки застукают нас в таком положении, нам конец.

— Знаю.

Я медленно продолжал движение в бок, руки замёрзли, и я сам замёрз, а ещё, нож, который я втыкал в грунт, чтобы было за что держаться, оказался просто ледяным, так и хотелось его выбросить, а мы меж тем даже ещё не добрались до орковской заставы, и вообще прошли метров двадцать. Я остановился, всего на минуту, отдохнуть. Рип прошептал.

— Чего тормозишь, двигайся, ты так только замёрзнешь, и вообще не дойдёшь, а у тебя наша ветвь.

— Пока что не ваша, а моя.

Я продолжил движение, несмотря ни на что, я упрямо лез вправо, у меня всё болело, руки у меня не слушались. И я пришёл в себя только услышав орочью речь над головой, а значит, мы прошли целую половину пути. Вдруг, после очередного тычка ножом в грунт я услышал орка:

— Я что-то слышал, какой-то звук снизу.

— Что там может быть снизу?

— Не знаю.

Я замер, ожидая, когда обо мне забудут.

— Там нет ничего, тебе показалось.

Я повисел ещё минуты три, руки окончательно замёрзли и начали болеть, причём сильно, и я двинулся дальше. Наконец я понял, что мы миновали последнюю стену, и у меня не было сил ползти по скале вдоль дороги дальше, я полез наверх. Рип выругался и полез за мной. Орки заметили меня, и открыли огонь из луков, но у их стрел не было шанса нанести мне вред. Один из орков стал отпирать ворота, я наконец выбрался, и побежал, нож Рипа я просто бросил, руки болели. На бегу я попробовал подуть на них, но не помогло. Орки бежали за нами. Наконец, впереди показалась застава эльфов, а на ней наверху четыре лучника. Увидев меня и Рипа, преследумых орками двое бросились открывать, а остальные наложили стрелы на тетиву, и я услышал щелчки выстрелов. Орки бегущие за нами падали, поражённые эльфийскими стрелами, поняв, что мы в недосягаемости они развернулись и бросились на утёк, но с десяток орков, эльфы положили. Мы вбежали в ворота, их сразу закрыли за нами.

— Радуйтесь, мы выполнили миссию, — возвестил Рип.

— Вы добыли ветвь?

— Да.

— Пойдёмте скорее в долину, я замерзаю.

— Направляйтесь прямо к королю, он ждёт вас, теперь вы герои, человек и Рип. Вы навсегда войдёте в историю Эридании.

Мы двинулись вниз в долину, где располагалась страна эльфов. Здесь было намного теплее, чем около заставы, я сразу почувствовал это. Мы шли, а я на ходу согревался, потирая руки, но те ужасно болели, они были основательно обморожены, пока мы карабкались мимо орковской заставы, и я только об этом и мог думать. Мы быстро прошли через эльфийский город, и я даже не обратил внимания на его красоты. Наконец, мы добрались до дворца, а боль в моих руках спала, нас повели по ярко освещённым дворцовым коридорам, в зал для церемоний. Двери открылись, и мы вошли, светлый король Артиан, как и подобает сидел на троне, рядом с ним по бокам было двое гвардейцев.

— Выполнили ли вы мою миссию?

Я в последний момент усомнился, а стоит ли отдавать золотую ветвь эльфам, или её надо приберечь для людей, но было уже поздно сомневаться. Поэтому я вытащил из внутреннего кармана золотую ветвь и поднёс королю.

— Вот она.

Король подошёл, взял в руки и осмотрел её.

— Она, она прекрасна, и это без сомнения золотая ветвь удачи, я видел её картинки, и я чувствую её магию. Великий день настал для всех эльфов, скоро мы снова возродим свою власть, и станем великими как и раньше, смутные времена окончены.

— Король, ты обещал помочь нам в войне с орками. Вавилон в осаде, к Саммервиллю направляется крупный отряд орков, мы видели его сегодня, самое время действовать.

— Итак, я сдержу слово, мы объявим войну, с сегодняшнего дня мы начнём готовиться к походу, и выступим завтра утром. А сейчас, унесите ветвь, и активируйте её немедленно.

Он аккуратно передал её одному из своих магов, тот бережно унёс в другое помещение, больше судьба золотой ветви могла меня не интересовать. Теперь её спрячут за семью замками и десятью печатями, эльфы верили в неё, они считали, что стоит им добыть ветвь, и всё у них пойдёт хорошо, ветвь сделает за них всю работу. Но я то знал, что это не так, ветвь может лишь помочь, но чтобы победить, надо бороться самому. Поэтому я и не переживал за эльфов, я был уверен, что их мощь не возродится, даже с помощью золотой ветви, также, как не возрадилась и мощь краснокожих, владевших ветвью долгие двадцать тысяч лет. Нельзя строить всю свою жизнь социум и все стремления на базе одного, пусть даже и могучего артефакта. Надо жить самому, бороться и побеждать, и только так, только так можно стать великим. Эльфы не понимали этой простой истины, ставшей открытой простому вору.

— Сегодняшнему дню не хватает торжественности, — вдруг заявил король, — всё слишком обыденно, но ведь сегодня великий день. Рип, эй Рип иди сюда.

Рип покорно подошёл к королю.

— Ты великий герой, вернувший ветвь процветания своему народу, я обещал сделать тебя капитаном королевских гвардейцев, теперь ты капитан, носи этот титул с гордостью и мужеством.

Король достал из полы своего сюртука медальон, почти такой же какими пользовались люди, и Рип взял его, активировал. Пролился яркий свет, как и подобает, все эффекты закончились, но по существу ничего не изменилось, Рип остался Рипом. Тем временем мы перешли в соседний зал, туда внесли вина, и кушанья, мы уселись за стол, пир начался, хотя мы только что вернулись с дороги. Эльфы, как и люди, любили и умели веселиться. Король начал расспрашивать Рипа о том, как мы прорывались к проклятому храму. Тот гордо рассказывал как метко стрелял из лука, валил орков, как много врагов и чудовищ победил. Также Рип не забыл и мою заслуги, упомянул про помощь боевых магов и рыцарей. Но как-то опустил про то, как струсил войти в проклятый храм. Из его рассказа выходило, что мы добрались до проклятого храма, сразу получили золотую ветвь, и ретировались. Я же решил не рассказывать о храме, там было слишком много не приятных моментов, слишком много плохого я узнал об эльфах. Рассказ о краснокожих, был не для ушей короля. Ему незачем было знать, то что я знаю настоящую историю далеко не славных дел народа эльфов. Который, путешествовал меж звёзд с помощью магических порталов, и истреблял подлостью и коварством другие народы. Главное всё-таки то, что король собирался выполнить своё обещание, и помочь нам в борьбе с орками, это самое главное. С этими мыслями, я наевшись и напившись отправился спать.

 

Глава 12: Помощь Эльфов

Меня разбудили, когда солнце было уже высоко, я определил, что сейчас около десяти часов утра. Натянул доспех, и служанка эльфийка проводила меня в покои короля. Там уже был Рип, и несколько высокопоставленных эльфов, Рип рассказывал им о заставе орков, я не стал перебивать.

— Там всего четыре стены, на расстоянии метров пятнадцать одна от другой, высота не большая, но они надёжно перекрывают дорогу. Они поставлены так, чтобы их можно было оборонять по очереди, сначала первый круг, потом второй, потом третий, потом четвёртый. Они находятся в километре от нашей заставы, и их никак не миновать, придётся брать штурмом. Думаю, надо набрать отряд лучников, чтобы те, градом стрел прикрыли латников, которые пробьют ворота. Главное, не дать оркам даже высунуться из-за укрытия.

— Думаю, мы возьмём штурмом эти укрепления при минимальных потерях, орки сильны, но бойцы они не умелые, и их всего сотня, даже теперь чуть меньше.

Король увидел меня, и пригласил к столу, за которым обсуждалась стратегия, я подошёл.

— Доблестный сир Рим, думаю, вы будете рады услышать, что Эридания выделит на войну с орками тысячу двести своих бойцов.

— Так мало? — Удивился я.

— А на сколько ты рассчитывал?

— Ну, тысяч на десять, сказать по правде.

— Это почти вся наша армия, для обороны долины останется всего около четырёх сотен солдат, четверть. Хотя этого достаточно, так как придётся оборонять узкий, хорошо простреливаемый проход, в случае если орки нападут.

— Но орков более десяти тысяч, я не знаю точно сколько, а возможно и все двадцать, мы не сможем выиграть войну такими маленькими силами.

— О, на этот счёт не беспокойтесь, мы намного искуснее орков в военном деле. Жизнь орка коротка, максимум пятьдесят лет. А наши воины тренировались много лет, и мы славимся великолепной тактикой, снаряжением и боевой выучкой. Вы могли наблюдать в действии Рипа, а ведь он всего лишь обычный солдат. Каждый из тех тысячи двухсот бойцов, что мы вам выделим, не хуже Рипа, — заверил меня король.

— Ну, это, конечно, обнадёживает, тогда мы обязательно победим, — не очень уверенно поддакнул я.

— Итак, решено, выступаем через час, ещё час на то чтобы взять штурмом укрепления орков на выходе из долины, и сегодня к шести наши части должны подойти к Вавилону, и дать оркам генеральное сражение.

— Артиан, может, доверить генеральную битву людям? Потери среди наших воинов будут велики и невосполнимы.

— Мы суммируем наши усилия, сэр Рим проберётся мимо орков в город, и сообщит о подходе наших частей, когда мы атакуем, воины Вавилона поддержат нас.

— А если они не решатся выйти из-за стен? Мы останемся один на один с орками.

— Это же всего лишь орки, мы перестреляем их из луков, не подпустив к себе, так всегда было, у них не будет шанса.

— Но их десять тысяч, а возможно больше, и мы не знаем, сколько у них всадников, и шаманов.

— Граждане Вавилона решатся выйти из-за стен к вам на помощь, — заверил я генерала. — Они же понимают, что эльфы для них последний шанс на победу и выживание.

— Совещание окончено, по коням.

— Но мы же выступаем через час, — удивился я.

— Мы должны провести смотр войск, — пояснил генерал, — это займёт время.

Мы спустились вниз, во дворик в центре дворца, здесь для нас уже приготовили единорогов, мой единорог повернулся ко мне и произнёс:

— Я Орби, помнишь меня?

— Конечно, помню, я уже ездил на тебе.

Мы забрались в сёдла, ворота открыли и мы с генералом, Рипом и королём поскакали. Мы перешли на быструю рысь, и ехали вокруг города. Здесь в долине было тепло, и ярко светило солнце, я наслаждался поездкой. Наконец, мы прибыли в район сосредоточения войск, здесь стояла армия эльфов. Когда мы приблизились, она громко поприветствовала своего короля, а Артиан отдал честь ей. Мы начали осмотр, здесь было около пятисот наездников на единорогах, и семьсот пеших воинов. Все они были великолепно вооружены, на них были изящные дорогие доспехи, сверкавшие на солнце, стандартизированное вооружение, почти у каждого эльфа за спиной был длинный лук. Только одна сотня эльфов не была вооружена луками, это были рыцари, закованные в толстый слой брони, причём их единороги тоже были покрыты бронёй, рыцари эльфы были вооружены длинными двуручными мечами. Воины эльфов стояли рядами по сто воинов. Рассматривая их войско, я пришёл к выводу, что тысяча двести бойцов это всё-таки много. Король и генерал эльфов с Рипом ездили между рядами воинов, осматривая их. Каждый раз, когда они проезжали ряд, к ним подходил офицер эльфов, и что-то рапортовал. Наконец, процедура была закончена, она вместе с путём сюда, заняла всего пол часа, а не час. Эльфийское войско медленно двинулось по полю к выходу из долины. Я снова приготовился терпеть холод, попросить тёплый плащ, я вовремя не подумал, теперь жалел о своей глупости. Я ехал в первых рядах эльфийского войска, чуть позади Рипа и генерала, те что-то бурно обсуждали, я же хотел, чтобы это по быстрее кончилось. Добраться бы до Саммервилля, забраться в дом в верхнем городе, обещанный мне Марио, забраться в него, и просто просидеть три дня, отдыхая, а ещё лучше зайти в гости к старику Бену, и вспомнить старые времена. Всё-таки он был единственным человеком, которого я более менее знал на острове. Мы миновали заставу эльфов, здесь уже было холодно, холоднее, чем вчера, я зябко поёжился. Спустя десять минут, мы остановились в двухстах метрах от первой орковской заставы. Я обратил внимание, что в этот раз орки изменили себе, и построили заставу из камня, а ворота были обшиты железными листьями, укрепление было не таким хлипким. Генерал начал реорганизацию, что было не так просто в узком проходе дороги, шедшей вдоль обрыва с одной стороны, и скалы с другой. В переднюю линию атаки выстроили двадцать рыцарей, за ними стояло ещё два десятка лучников, большее количество бойцов в бою на узкой дороге задействовать было нельзя. Так как даже сорок воинов и то, уже будут толпиться и мешать друг другу. А ещё хорошо бы не столкнуть кого-нибудь из своих, случайно, в пропасть во время атаки.

— Генерал, позвольте мне тоже принять участие в атаке, — обратился я к эльфу.

— В этом нет необходимости, наши люди не нуждаются в поддержке, сейчас вы увидите, как быстро и оперативно мы справимся с врагом.

— Генерал, я просто хочу по размяться, мне ничто не угрожает в моём доспехе, а тут я замерзаю.

— Ладно, если вы так хотите, вступайте в ряд.

— Отлично.

Я двинулся вперёд, начал осторожно распихивать эльфов на своём пути, пока не занял место в самом первом ряду атаки. Я заметил, что орки давно заметили нас, и сейчас заняли места наверху стены, натянули свои луки. Я заметил, что пара орковских лучников относилась к элите, а значит, их стрелы будут действовать сильнее обычных. Эльфы приготовились, и один из них протрубил сигнал к атаке. Мне не пришлось пришпоривать Орби, тот был умён, и сам перешёл в галоп, мы атаковали. Эльфы, стоявшие за нашими спинами, открыли огонь из луков, и сразу же подстрелили нескольких орковских простых воинов, но доспехи элитных орков их стрелы не пробили. Орки тоже открыли огонь, я услышал за спиной удивлённые, полные боли крики эльфов, орковские стрелы пробили их доспехи, ранили единорогов. Но мы уже добрались до ворот, я не стал пытаться прорубить сами ворота, времени не было, два орковских элитных лучника наверху стены, представляли серьёзную угрозу для эльфов. Я соскочил с Орби, сделал несколько шагов к левой стороне дороги, шедшей вдоль пропасти, и обогнул стену орков со стороны пропасти. За стеной меня ждали, тут перед дверью выстроилось десятка два орков, я оголил меч, и бросился в бой. Завязалась драка, я быстро убил нескольких вражеских бойцов, и тут ко мне подошло подкрепление. Несколько эльфийских рыцарей, прекратив рубить ворота, последовали моему примеру, и выскочили из-за стены, они пролезли над тем местом, где стена кончалась и нависала над пропастью. Они вступили в бой, а я полез наверх стены орков по лестнице, тут двое орков продолжали огонь по эльфам, они не заметили меня, увлекшись стрельбой, и я снял их. А эльфийские рыцари добили тем временем оставшихся около ворот орков, и открыли ворота. Первый рубеж обороны орков был взят, но со второго нас снова начали обстреливать лучники, и два шамана вели огонь огненными шарами. Мы спрятались за стену. Эльфы лечили раненых, и обрабатывали раны единорогов, которые тоже пострадали в бою. К нам приблизились Рип с генералом и остальные эльфы, начали подсчитывать потери. Я подошёл к генералу.

— Семь погибших, и двенадцать раненых, позор, и это сделало два десятка орков.

— Потери моги быть и больше.

— Да, эти орковские лучники, спасибо вам, если бы вы не обогнули стену, и не сняли бы их, нас погибло бы больше.

— У меня есть предложение, насчёт следующего рубежа.

— Я вас слушаю

— Я атакую один, пешком, без единорога. Мой доспех практически неуязвим, орковские лучники и шаманы не смогут ранить меня. А мой меч пробития позволит мне разрушить ворота. После того, как я прорублю дыру в воротах, я крикну вам, и тогда вы пустите вперёд своих рыцарей.

— Может, лучше повторно обогнуть стену?

— Нет, орки видели, как мы взяли первый рубеж, и просто столкнут тех, кто будет перелазить стену в пропасть.

— Мне не нравится ваш план, всего один человек, но если вы так уверены в своей защите… В любом случае наши лучники поддержат вас.

— Стрелять из-за стены будет не удобно.

— Мы сумеем.

— Ладно, приготовьтесь, не будем терять времени, Вавилон в осаде, я пойду.

Генерал крикнул приказы своим подчинённым, около пяти эльфов приготовились стрелять из ворот, сразу после того, как я атакую. Я достал меч, вышел из-за ворот и сразу пошёл в атаку. Орки обрушили на меня множество стрел и огненных шаров. Но те не могли повредить мне сквозь доспех, я прошёл уже метров пять, прежде чем эльфы тоже открыли огонь, стреляли в упор, метко, и эльфийские лучники быстро сняли со стены большинство орков. Оставшиеся элитные орки, стреляли аккуратно, прикрывая лапой морду от эльфийских стрел. Думаю, большой ошибкой орков было то, что они не прикрывали своими доспехами морды, и это делало уязвимыми даже их элиту. В отличии от доспехов людей и эльфийских рыцарей, полностью защищавших всё тело. Я дошёл до ворот, и начал рубить, каждый из моих ударов оставлял широкую щель в воротах орков, и уже через минуту мне удалось перерубить засов, ворота открылись, орки бросились из-за них на меня в атаку. Я принял бой, подавать знак эльфам было некогда, я уже успел убить несколько орков, прежде, чем услышал за спиной топот, ко мне на помощь бежали эльфийские рыцари, пешими, без единорогов. Орки отступили за ворота, так чтобы нам тяжело было прорваться, но я пошёл в атаку в первых рядах. Меня уже боялись, орки видели, как отскакивает от моих доспехов их лучшее оружие, не причиняя вреда, но сражались отчаянно, не отступая. И всё же, через пять минут всё было кончено, я убил последних орков, стоявших на стене. С третьей заставы по нам открыли огонь их лучники и шаманы, и мы с рыцарями отступили за стену. Подошёл генерал с остальными эльфами, они поздравили меня с успехом, и всё же мы снова потеряли в этот раз трёх бойцов, от огня орковских лучников, когда рыцари бежали ко мне на помощь.

С оставшимися двумя заставами мы поступили также, как и со второй. Я шёл в атаку один, рки ничего не могли мне сделать, я прорубал проход в воротах, после чего шёл в атаку, а рыцари бежали ко мне на помощь. Только последнюю заставу орков охраняло не по двадцать бойцов, как предыдущие, а около сорока, но наши потери это не увеличило. Прорубив последние ворота, я как и в предыдущих случаях пошёл в атаку, и только краем глаза, на заднем плане за орками, увидел, как орковский всадник на волке убежал прочь от нас. Должно быть, он должен был сообщить остальным оркам о том, что эльфы вышли на тропу войны, и идут на помощь людям. Но мы пробили орковскую оборону, и быстро, как и планировали, за один час. Эльфийское войско, сильно растянувшись по дороге, двинулось дальше. Но это было не опасно, впереди в километре от нас двигались разведчики, и постоянно готовый к бою авангард, а по бокам от нашего войска были горы и ущелья, никто бы не смог напасть неожиданно. Я пристроился к генералу и Рипу.

— Вы великий воин Рим, если бы все люди были такими как вы, вы легко победили бы орков, и всех своих врагов.

— У людей не хватает хорошего снаряжения, а таких доспехов, как у меня, больше ни у кого нет. В моих латах, неуязвимых для подавляющего большинства оружия, любой стал бы великим воином, спасибо Марио, за то, что он дал их мне.

— У вас храброе сердце, вы бесстрашно идёте в бой, и побеждаете, сколько вам лет?

— Восемнадцать.

— Так мало? — Искренне удивился генерал. — Наши дети в вашем возрасте ещё учатся в школе.

— У меня не было денег на школу, я рос на улицах, воровал, до того как меня отправили на остров.

— Но война ещё не закончена, вы многое совершили, и мне нужно от вас ещё кой что.

— Я слушаю вас генерал.

— Когда мы приблизимся к Вавилону, я хочу чтобы вы сели на своего единорога.

— Я и так сижу на нём.

— И прорвались к городу, только вы достаточно сильны, опытны и экипированы, чтобы сделать это. Я хочу, чтобы вы сообщили лорду Айри о нашем приближении, и когда эльфы атакуют орков, люди должны выйти из-за стен города, и атаковать тоже, чтобы мы объединили свои усилия против орков. Это подарит нам быструю и лёгкую победу, именно то, что всем нужно.

— Я сделаю, как вы говорите генерал, но я не могу гарантировать, что люди атакуют, они напуганы орками, и они могут не послушать меня, я чужой, не знакомый им человек.

— Я понимаю это, и построю свою стратегию так, чтобы победить орков и без помощи людей, но с вами было бы проще. Мы нападём на них неожиданно, не дав перегруппироваться, рассеим и добьём их стрелами, так всегда было.

— Будем надеяться.

Эльфийское войско продолжало движение, вскоре мы спустились с гор и стало намного теплее, я наконец отогрелся. Несколько раз нашими передовыми дозорными были замечены в отдалении разведчики орков. Для разведки те использовали свою элиту, всадников на волках, эльфы не могли догнать и убить их, так как те бегали не медленнее единорогов. Становилось очевидно, что застать орков врасплох не удастся. Мы продолжали движение, вскоре начался лес. Эльфы перестроились из длинной колоны в прямоугольник, чтобы избежать возможного неожиданного нападения. Теперь мы стали готовы к бою в любой момент. Генерал подозвал меня к себе.

— Ваше время пришло Рим, до города осталось десять километров, мы будем там, через полтора часа. Скачите. Попытайтесь прорваться сквозь позиции орков за счёт скорости единорога, я не знаю их диспозиции, но думаю, вы сумеете. Если единорога ранят, можете бросить его, и бегите к воротам.

— Но ведь единороги разумны, и они ваша самая большая ценность.

— Он боевой единорог, и знает, на что идёт, его долг служить Эридании, где пасутся его братья и сёстры, такой же, как и долг любого эльфа.

— Не запаздывайте генерал.

— Я буду вовремя Рим, отправляйся в путь.

Я ускорил Орби, и вскоре мы обогнали войско, двинулись вперёд. Мы быстро скакали по лесу, деревья мелькали мимо, быть наездником на единороге было просто здорово. Мы выехали на огромную поляну, посреди стоял остов деревни, довольно большой, орки сожгли её. Мы проскакали мимо, в центре деревни я заметил отряд из десятка простых воинов орков, они сидели вокруг костра. Увидев меня, схватились за топоры, но я решил не вступать в бой, я мог бы легко их перебить, но у меня было своё задание. Орки бежали за единорогом метров тридцать, потом остановились и стали реветь мне вслед, потрясая топорами. Я вновь углубился в лес. Но это был опасный лес, лес орков, уже не людской. Где-то справа провыли гончие, не знаю, за кем они гнались, но думаю, что не за мной, ненавижу этих тварей. Орби продолжал быстро скакать к городу, впереди появилась застава, думаю, раньше тут стояли солдаты людей, но теперь её охраняло двое орков, обычные солдаты в шкурах зелёных троллей. Они бросились наперерез в атаку на меня, я на ходу срубил одному из них голову, второй заехал по шее Орби, единорог заржал от боли и испуга, но доспех, покрывавший его шкуру, выдержал, и думаю, от удара орка не осталось ничего опаснее синяка. Хотя, я рисковал, если бы орк ударил сильнее, он мог бы и пробить кольчугу, покрывавшую тело Орби. Мы выбежали на очередную поляну, здесь когда-то тоже был хутор, один довольно большой дом, от него остались только закоптевшие стены. Нам не повезло, тут тоже был десяток орков, сидевших около костра, но кроме них паслась ещё свора гончих. Орки бросились в атаку, но они не успевали, мы проскакали мимо, и тогда за нами с радостным воем бросились гончие. Единорог побежал быстрее, по моим расчётам до города оставалось ещё километров пять, к несчастью я не знал местность. Я достал на ходу карту, сверился с ней, мы двигались правильно, маленькая стрелочка показывал, где мы находимся, впереди должен был быть ещё один хутор, за ним лес, и большое поле окружавшее Вавилон. Я убрал карту в карман, гончие продолжали нас гнать, к несчастью у меня не было с собой эльфийского лука, чтобы перестрелять их. А мечом до них было не дотянуться, я также опасался остановиться и начать бой с ними, потому что не был уверен, что защита Орби выдержит их челюсти, а преодолеть блокаду орков на раненном единороге, или тем более на своих двоих, было бы куда сложнее. Неожиданно, гончие, гнавшие нас, радостно завыли, они что-то учуяли впереди. Я не сразу увидел что это, и тут до меня дошло, на нас лоб в лоб бежал орковский всадник, у него в руках было длинное копьё. Он был всего один, но, но он был прямо у нас на пути, было поздно куда-то сворачивать, я едва успел выхватить меч. Копьё, длинной метра три ударило мне в грудь, оно не смогло пробить мою броню, но я вылетел из седла, свалился с единорога, тот по инерции пробежал дальше. На меня сразу же навалились гончие, я сделал несколько взмахов мечом, отогнал их, кого-то ранил. И поднялся, всадник орков, пробежав мимо, развернулся, и снова поскакал в атаку, опять выставив вперёд, своё поганое длинное копьё. Да ещё мне приходилось отбиваться от гончих, так и норовивших вцепиться в меня. Я дотянулся мечом ещё до одной гончей, убив её, и в меня опять воткнулось копьё, я упал, но оно к счастью на этот раз сломалось. Всаднику орков вдвойне не повезло, он даже не успел вынуть из ножен второе оружие, его атаковал Орби, он прыгнул и на ходу проткнул орка своим рогом. Орк свалился с волка, а волк орка вцепился моему единорогу в горло, прикрытое кольчугой. Между ними завязалась борьба, волк не мог прокусить кольчугу и шкуру единорога, но не отпускал, и тот не мог поразить его своим рогом. Я встал на ноги, мне в ногу вцепилась одна из гончих, я снова чуть не потерял равновесие. Взмахнул мечом, и отпихнул остов гончей. Ещё несколько бросились на меня в атаку, но я быстро убил их, поспешив на помощь своему единорогу. Они с волком ещё продолжали бороться, и я аккуратно воткнул орковскому хищнику свой меч в спину. Остальные, выжившие гончие, более не решались подходить к нам и досадно выли, бой был окончен, я снова победил. И одним орковским наездником стало меньше, я снова победил. Я пустил Орби в галоп, стремясь как можно быстрее добраться до Вавилона, и минуты через три мы наткнулись на армию орков, она была огромна, не обойти, и шла по лесу навстречу эльфам. Не знаю сколько здесь было орков, пять тысяч, или пятнадцать, но их было много, и среди них было множество не простых воинов, а элиты, наездников и шаманов. Орки увидели меня, завыли, мне на перерез бросилось несколько всадников. Я пришпорил единорога, и направил его прямо навстречу одному из отрядов орков.

— Ну, давай Орби, сейчас или никогда.

Единорог устремился в просвет между отрядами орков, по нам начали стрелять, не только лучники, но и шаманы. У меня над головой пронеслось несколько огненных шаров, несколько солдат орков бросилось под ноги единорогу, тот высоко и сильно прыгнул, и перелетел через них. Мы побежали между рядами орков, на нас опустилось несколько ударов топоров орков, один из них пробил доспех Орби, и из его бока хлынула, кровь, потом ещё и ещё, и, наконец, мы вырвались из рядов орков. Единорог был окровавлен и истекал кровью, но не сбавил темпа, за нами улюлюкая гнались наездники орков. Началась бешеная гонка, орби бежал изо всех сил, я с трудом удерживался у него на спине, деревья мелькали, волшебное животное двигалось со скоростью километров шестьдесят в час. Орки не много отстали, но я всё равно видел их сзади. Впереди показался просвет, лес кончился. Мы выскочил на поляну, здесь тоже были орки, целый лагерь, мы побежали между их палатками, в нескольких километрах впереди был огромный город, его стены во многих местах имели глубокие проломы. Мы с Орби промчались мимо катапульт, никто нас не остановил. Точнее не смог остановить, но орки пытались, слишком уж неожиданно мы появились. Я увидел впереди справа ворота, и мы побежали к ним, что было сил. Орки отстали от нас, мы приблизились к стенам города. Защитники стоявшие на них что-то радостно кричали нам, и аплодировали. Я подбежал к воротам, их начали открывать, но орки больше не преследовали меня, их всадники остановились на границе, метрах в пятистах от города, по гарцевали и ускакали прочь. Я вошёл в открытые ворота, их сразу закрыли за мной, Орби тяжело дышал. Люди таращились на единорога, я спрыгнул с него, сразу достал из седельной сумки специальные листья, чтобы остановить кровь. Орби опустился на колени, я начал обрабатывать раны.

— Они смертельны, — проговорил единорог, — я чувствую, я скоро умру.

— Терпи, всё будет хорошо.

Единорог упал, я продолжал протирать его раны лечебными листьями, наконец, я понял, что он умер. Он добежал, доставил меня в Вавилон, и только после этого умер, Орби погиб как герой, как настоящий, боевой единорог. Меня окружило несколько десятков человек с мечами.

— Воин, ты откуда?

— Воин?

— Я гонец, несу добрую весть, эльфы объявили войну оркам, и сейчас сюда движется их армия, чтобы снять осаду.

— Эльфы? — Разнеслась радостная весть среди толпы людей, окружавших меня.

— Я должен поговорить с лордом Айри, срочно.

— Идём за мной.

Ко мне навстречу из толпы вышел человек, по доспеху я узнал в нём паладина. Я уже где-то видел этого человека, и тут я вспомнил, это был Лотар, паладин, встретивший нас на острове, сразу после высадки. Мне захотелось убить его за то, что он бросил нас на смерть, но я сдержал свой порыв. Тем более, тут вокруг меня было столько Вавилонских воинов, они не поняли бы меня, если бы я убил их командира.

— Я провожу тебя к лорду Айри. Отдай мне послание.

— В смысле?

Он остановился.

— Ты несёшь с собой какую-нибудь бумагу?

— Нет, моё послание устное. От генерала эльфов.

— Тогда, я не смогу отвести тебя к Айри, ты всего лишь гонец.

— Слушай, ты придурок, — я достал меч и направил его на Лотара, остальные воины тоже схватились за оружие, и направили его на меня, — либо ты отведёшь меня к Айри, либо я убью тебя, сейчас решается исход войны. И от того успею ли я, зависит, выживут ли люди и Эльфы, или орки будут править этим островом.

— Ладно, — решил Лотар, — опустите оружие, я поверю тебе рыцарь. Мы все на одной стороне, против орков, помни об этом. И смотри, не грози оружием лорду Айри, чтобы он не сказал тебе, иначе он просто убьёт тебя.

— Я сам могу вас всех тут убить, у меня лучший доспех на этом острове, и лучшее оружие.

— Идём. Я тебя предупредил, не послушаешь, пеняй на себя.

Мы двинулись по городу, за нами шло несколько воинов. Я шёл по городу, и смотрел по сторонам, простых жителей и граждан было мало, почти все поголовно были вооружены, также здесь было довольно много гномов. Маленьких метровых фигурок, ходивших, как ни в чём не бывало, между людьми.

— Давно вы в осаде?

— Нас полностью блокировали два дня назад. Орки разрушили стены во многих местах, с помощью катапульт, теперь там зияют бреши. Было два штурма, мы потеряли много людей, но отбили их. Также погибло и много орков. Если помощь не подоспеет, или мы не уничтожим катапульты, город падёт очень скоро.

— Сколько у вас воинов?

— Способных сражаться с орками семь тысяч, ещё восемь тысяч вооружены плохо, и не смогут сражаться с орками. Вчера лорд Айри открыл все свои арсеналы, и раздал всё оружие, но достойного снаряжения всё равно не хватает. Запас экстрактов подходит к концу.

— А как же маги всех стихий, их крепость рядом. Они помогают?

— В городе около сотни магов, они сражаются бок о бок с нами, но что с их крепостью неизвестно, возможно она пала, а может быть, просто блокирована. Эльфы наша последняя надежда. Но орков так много, не знаю, смогут ли эльфы помочь.

— Эльфов совсем мало, к несчастью, всего тысяча двести бойцов, даже тысяча сто восемьдесят пять уже. Но их генерал считает, что они смогут победить. А сколько орков?

— По нашим данным их около девятнадцати тысяч, здесь, под городом.

— Сбываются мои худшие опасения, эльфы считают, что их не больше десяти тысяч.

— Ты предлагаешь предупредить их, чтобы они ушли?

— Без единорога я к ним не прорвусь.

— Эльфы должны вступить в бой, они наша последняя надежда, так что не нужно их предупреждать.

— Но если эльфы проиграют, и их разобьют, нам конец. Больше на острове не будет силы, способной бросить вызов оркам.

Тем временем, мы дошли до крепости верхнего города, Лотар сказал, что я с ним, и нас пустили без вопросов. Мы направились прямо к замку, возвышающемуся в конце улицы. Около входа в замок стояло двое паладинов, Лотар остановился перед ними.

— Гонец от эльфов, он должен срочно видеть лорда Айри.

— Что-то ты не похож на эльфа, — заметил паладин, — но я доложу.

— Срочно, — подчеркнул я, — время идёт на минуты.

Он ушёл, а мы остались стоять снаружи.

— Ну вот, — сказал Лотар, — я тут не такая уж и важная птица, и не могу просто так обеспечить тебе встречу с лордом Айри. Будем надеяться, что он заинтересуется. Было бы куда лучше, если бы при тебе была какая-нибудь бумага от эльфов.

Прошло около минуты, и паладин вернулся.

— Ты можешь видеть лорда Айри, но тебе придётся сдать оружие, кто знает, может, орки подкупили тебя, чтобы ты убил лорда. Кто знает?

— Конечно, я понимаю, — лорд паладинов был труслив, даже эльфийский король не требовал от меня сложить оружие, но я подчинился. Выложил свой меч с зелёным лезвием и кинжал на столик. Но кой о чём охрана паладинов не подумала, у меня на руке было кольцо смертиума, не менее грозное оружие, чем хороший меч.

— У тебя странный меч.

— Это грозное оружие, он ни раз спасал мою жизнь.

Мы поднялись на два этажа вверх, замок был большим, и прошли в покои лорда, они были светлыми, и тут было две женщины. Лорд был в рубашке и кожаных штанах, без доспехов, только на поясе висел кинжал. Если бы я захотел, я бы легко убил бы его смертиумом. Он надменно обратился ко мне, Марио так никогда не делал.

— Итак, ты гонец эльфов, что они велели тебя передать.

— Просили паладин, просили, меня можно только просить.

— Да, как ты смеешь смерд.

— За это, я мог бы убить тебя, человечек. — Паладин стоявший за мной, схватился за оружие. — Видишь кольцо? Это кольцо смертиума, одно моё слово, и ты труп. Но я не за этим сюда пришёл. Моя миссия чрезвычайно важна для вас, и мне за это щедро платят, — приврал я.

— Ладно, рассказывай рыцарь, а ты Марк, опусти оружие. — Велел он паладину. — Я видел такие доспехи как на нём, раньше, тебе всё равно не пробить их. Они лучшее доказательство его могущества.

— Сюда идёт войско эльфов, они помогут, но они не уверены, что смогут победить орков. Им нужно, чтобы вы поддержали их всеми силами.

— Сколько их?

— Мало, чуть больше тысячи.

— И всё?

— Эльфов очень мало, это почти вся их армия, но они великолепно оснащены, и каждый эльф стоит десяти простых солдат орков. Если вы поддержите их, тогда у нас будет шанс победить орков.

— Но, что заставило эльфов придти к нам на выручку? Они моги бы сидеть в своей Эридании, не опасаясь орков, те никогда не смогли бы взять их штурмом или осадой.

— Я заплатил им.

— Деньгами?

— Нет, конечно, за деньги они бы не согласились. Я вернул им древний артефакт, ранее принадлежавший им, это очень ценный артефакт, эльфы верят, что он возродит их народ. Но есть одно но, когда скакал сюда на единороге, я напоролся на огромное войско орков, оно шло через лес на встречу Эльфам, и потому генеральная битва произойдёт не под стенами Вавилона, скорее всего в шести километрах отсюда, она начнётся примерно через час. Мы должны поддержать их, выйти прямо сейчас.

— Но что если ты обманываешь, и никаких эльфов нет, мы выйдем из города, и орки набросятся на нас. Мы проиграем.

— У вас нет выбора. Вам придётся поверить мне.

В комнату вошёл гонец, остановился перед лордом Айри.

— Сир, срочное донесение. Орковское войско, около получаса назад, покинуло свои позиции, и начало движение на северо-восток.

— Ты не соврал, рыцарь.

— Зови меня Рим.

— И сколько орковских воинов осталось под стенами города?

— Достаточно, чтобы мы не смогли его покинуть, пять тысяч орков, всё ещё осаждают нас.

— Если вывести всех, даже плохо вооружённых воинов, нас наберётся около пятнадцати тысяч, так сказал Лотар, мы победим.

— Орковские воины очень сильны, со стальными кинжалами, их не победить. У нас лишь семь тысяч воинов способных как-то противостоять им, и только тысяча из них может один на один победить обычного орковского солдата.

— Орки не защищают лица. Я уверен, если мы выведем всех, нам удастся победить. Но готовиться к атаке надо срочно, у нас мало времени, очень мало. Лорд, ты должен решиться, всё поставлено на карту, если мы не примем бой, люди обречены! Лотар сказал мне, что осада идёт очень тяжело, и вы всё равно долго не продержитесь, вы всё равно умрёте, тремя днями позднее, или сейчас. Но сейчас мы подарим эльфам шанс на победу. Пойми лорд, сейчас всё стоит на карте.

— Да, жаль, я даже не успеваю созвать совет, надо решать, дай мне три минуты подумать.

— Думай лорд.

Я замолчал, и стоял перед ним, гонец тоже не уходил. Лорд сел на кресло, посмотрел на огонь, горевший в камине. Потом встал, подошёл к стене и погладил меч, висевший на ней. Потом подошёл к гонцу и изрёк:

— Рим прав, мы должны выступить. Гонец, позови ко мне сюда лорда Корнелиуса. Скажи срочно, пусть бежит ко мне, не теряя не минуты, и гонец, бегом, бегом слышишь!

Гонец тут же развернулся и побежал искать лорда Корнелиуса.

— Вы приняли верное решение, лорд Айри.

— Я сомневаюсь в этом, увы, но ты припёр меня к стене, мы выступим, не позже чем через час.

— Через три часа всё будет ясно, победим мы или проиграем.

— Понимаешь, Рим, я боюсь, что даже с нашей помощью эльфы не одолеют орков, всё-таки восемнадцать тысяч орков как минимум, это слишком, слишком много. Но ты дал мне надежду. Всем нам.

— Но я надеюсь, теперь то мне можно забрать своё оружие, а то я оставил его внизу, меня не хотели пускать с ним.

— Разве ты не маг, эти магические кольца.

— Я и маг, и воин, и алхимик, и ещё много кто.

Он быстро написал на листке бумаги записку, расписался, поставил печать и отдал мне.

— Иди, забирай, с этим тебя теперь всюду пустят.

— Хорошо.

Я забрал бумагу, и спустился вниз ко входу, где один из гваардейцев охранял мои вещи. Я предъявил ему листок, тот быстро прочёл.

— Я заберу их.

— Да, вы можете забрать.

Я заткнул меч и кинжал себе за пояс, и снова пошёл наверх, к лорду Айри, но лорд Корнелиус до сих пор ещё не подошёл. А жаль, я находился в городе уже пятнадцать минут, и до сих пор подготовка к атаке не началась.

— Скоро он будет?

— С минуты на минуту. Подожди Рим. Хочешь, отдохни, выпей для смелости вина, рюмку, оно дорогое, самое лучшее.

Лорд Айри ушёл в дальний конец комнаты, там был блестящий серебряный доспех и оружие, он начал быстро облачаться в него. Лорд собирался принять бой вместе со всеми.

— Нет. Я не хочу пить. — Ответил я ему.

Наконец в комнату вошёл Корнелиус, он был в полном облачении, на поясе болтался длинный двуручный меч.

— Ты звал меня Айри?

— Слушай, к нам сюда на помощь, двигаются эльфы, целая армия, — Айри не стал уточнять сколько, чтобы не внушать генералу недоверие. — Мы должны выйти из-за стен города, и помочь им, через час начнётся генеральное сражение, у нас мало времени, поторопись. Мы должны выйти все, все воины, каждый человек, который только есть в городе, каждый на счету.

— А как же женщины и дети?

— Пусть прячутся, мы не будем охранять их. В бой должны пойти все.

— Но половину наших, орки просто вырежут. Они не боеспособны, тут крестьяне, травники, алхимики, просто подмастерья.

— Я знаю, но от исхода предстоящей битвы зависит всё. Если мы проиграем, это будет конец.

— Но откуда информация об эльфах.

— К нам прорвался гонец, — он кивнул на меня, — на единороге, этот воин.

— Это может быть уловкой.

— Не думаю, этот человек мог убить меня, но не сделал этого, к тому же единороги не стали бы служить оркам, никогда.

— Так точно сир, я приступаю к мобилизации.

— И поторопись, через час мы должны быть готовы.

Лорд Корнелиус ушёл.

— Садись Рим, отдохни, мы с тобой выступим через пол часа, понадобится какое-то время, чтобы мобилизовать остальных. Расскажи мне кому ты служишь?

— Меня нанял Марио, вкратце, я должен был договориться с эльфами, и привести их сюда. Я выполнил задание.

— И какова плата?

— Я сражаюсь не только за плату, но за род человеческий. Если орки вытеснят людей с острова, то наши воины на материке не смогут, лишённые оружия, противостоять им.

— Но у нас есть шанс победить их. У меня есть данные, что в столице, у орков есть волшебный портал, через него они поставляют оружие на материк. Они не используют для этой цели корабли как мы. И причём, через этот портал, они могут передвигаться в обоих направлениях, а также получать подкрепление.

— Я слышал об этом.

— Вот, если бы кто-то уничтожил, или ещё лучше захватил портал…

— Айри, это не возможно. Я примерно представляю себе что такое столица орков, там огромный город, мы не сможем.

— Если мы победим орков здесь, сейчас, с помощью эльфов, то через пятнадцать лет вырастет новое поколение, и они снова придут сюда, их будет ещё больше. Вот если бы ты убедил эльфов, после победы выступить с нами в поход против орков.

— У вас есть на примете, чем можно заплатить эльфам за их помощь?

— Нет, но ты же умён, найди способ, и ты получишь от меня всё что пожелаешь, дом здесь, красивых женщин, деньги, любое снаряжение.

— Мы ещё не победили их. Ты рано загадываешь лорд Айри.

— Ладно, идём к центральным воротам, седлай своего единорога.

— Он погиб во время прорыва сюда.

— Я выделю тебе лошадь.

— Я предпочитаю сражаться пешим.

— Какой-то ты не правильный Рим.

— Да это так, но на всё есть свои причины.

Мы двинулись, спустились вниз, вышли из дома, там лорда уже ждали несколько рыцарей и лошадь. Они пустили своих коней рысью по направлению к главным воротам, я отстал, и пошёл за ними пешком, тут было не далеко, Вавилон не столь большой город. Я добрался до центральных ворот минут через десять, лорды уже строили перед ними своих людей. Впереди рядами стояли латники и элитные гвардейцы, за ними строились рядами простые жители, вооружённый кто чем. Некоторые стальными мечами, другие копьями и луками, третьи же имели при себе только кинжал, и на себе простую одежду, не способную защитить ни от чего. Здесь также было несколько магов, и я увидел в задних рядах роту гномов. Но я слышал, что гномы некудышные бойцы, у них слишком короткие руки и ноги. Не смотря на силу, с коротышками легко было справиться. Лорд Айри с кавалерией и лучниками стоял в тылу, позади всех. Но к нашей атакующей колонне всё время присоединялись всё новые и новые бойцы, нас было много. Я прошёл в самый перед, и занял позицию перед самыми воротами, перед первым рядом.

— Парень, ты так жаждешь погибнуть первым, — окрикнул меня один из гвардейцев.

— Я собираюсь убить как можно больше орков, чтобы спасти ваши жизни.

— А что у тебя за доспех, никогда не видел такого, не из глины слепил?

— Обычный ничем не пробиваемый доспех. Куда прочнее твоего.

— Мой кстати из монокристаллов титана и молибдена, сложный сплав. Весьма прочен, и вполне в состоянии выдержать удар орковского топора и не один.

— Поверь мне гвардеец, мой намного прочнее.

— И за сколько ты его купил?

— Такой доспех нельзя купить.

— Купить можно всё, только некоторые вещи стоят кучу денег.

— Тогда считай, что мой доспех стоит кучу денег.

— Самый лучший доспех всё равно у лорда Айри, оксид титана, плюс магия.

— Возможно, ты прав.

Из-за солдат вышел капитан городской стражи, встал передо мной и объявил:

— Внимание, мы атакуем всеми силами противника, через двадцать минуту, когда откроются ворота, вы должны бежать на позиции орков, ваша задача убивать направо и налево, а также вывести из строя все катапульты. Командование утверждает, что большая часть орков ушла, навстречу прибывшим к нам на помощь эльфам. — По рядам солдат при этой новости прокатилось дружное ура. — Так что орков, по данным той же разведки не более пяти тысяч. Пять тысяч это много, но у нас есть шанс победить. Бейтесь отчаянно и смело, от вас зависит судьба Вавилона, и ваши собственные жизни. Если мы победим, и если победят эльфы, у нас впереди будет ещё много славных лет. Я говорю если, но сегодня, в отличии от вчера, у нас появился шанс, надежда. А значит, мы должны цепляться за этот шанс. Самые сильные пойдут вперёд, чтобы спасти жизни слабым, вы должны, вы обязаны, это ваш долг.

Он замолчал, потом перевёл взгляд на меня:

— А ты солдат, что особенный? Вставай со всеми в первый ряд. Не выпендривайся. Тем более, ты не должен идти в первом ряду, тут опаснее всего, едва ли вы переживёте атаку.

— Нет, у меня кольцо скорости, они будут мешать мне. Я побегу вперёд, и вступлю в бой первым.

— Значит, ты умрёшь первым.

— Я планирую жить вечно.

— Ну что ж, как знаешь, желаю тебе удачи.

Он развернулся и пошёл назад, капитан атаковал орков примерно в пятой волне. Прошло минут пятнадцать, к нам прибывали всё новые и новые воины, но они вставали сзади, и вскоре заполонили всю улицу. Потом прозвучал горн, и ворота стали быстро открываться. Я достал свой меч, он засиял ровным зелёным светом.

— Да парень в глиняных доспехах, а меч то у тебя волшебный, знатный.

— Даже не сомневайся.

— Кстати, меня зовут Эш, я гвардеец лорда Айри.

— А я Рим, свободный охотник.

— Будем знакомы, — кивнул он мне.

Я быстро выпил экстракт усиления, нагнулся, пробежал под поднимающейся решёткой ворот, и побежал на встречу орковским позициям, оторвавшись от остальных метров на двадцать. Гвардейцы и паладины первого ряда бросились за мной, но у меня было кольцо скорости, и в отличии от меня остальные не жаждали так оказаться в первом ряду. Бежать было далеко, до орковских позиций метров пятьсот. Орки были готовы, в нашу сторону полетели огненные шары и стрелы, и многие именно в меня. На это я и рассчитывал, отвлекая на себя огонь орков, я спасу много человеческих жизней. Солдаты орков побежали мне навстречу, среди них почти не было элиты. Мясо подумал я и буквально врубился как нож в масло в их позиции. Я рубил орков на пополам, рубил их доспехи, головы, конечности и разрубал даже топоры, вокруг меня быстро образовался вакуум. Я продвигался вперёд, остальные рыцари отстали от меня, я оказался окружённым со всех сторон рядами орков. Но тем от этого было только хуже, я взял меч в правую руку, направил на орков кольцо смертиума, и родил такой мощный заряд какой только мог, более полу сотни орков свалились замертво. Я услышал среди орков и людей возглас удивления, и тот отряд орков на который я напал, развернулся и побежал, я догонял их и резал как свиней. Орки были в ужасе от меня, я казался им не уязвимым. Я быстро достал из кармана пробирку с маной, выпал, и выстрелил смертиумом ещё несколько раз, ещё около сотни орков упали замертво. Мы добрались до катапульт, и воины прекратили преследование орков, стали рубить осадные орудия. Я посмотрел по флангам, у других отрядов бой с орками шёл не так успешно как у нашего, некоторых орки теснили. И тут я увидел его, орковский генерал скакал прямо на меня на огромном волке, нацелив мне в грудь длиннющее копьё. Он видел, скольких его бойцов я уничтожил, и понял, что нужно переломить ход боя. Я среагировал, выстрелил, волк упал замертво, но магические доспехи генерала орков спасли его от смерти. Он упал, перекатился, и встал на ноги, выхватив свой длиннющий меч, орк был огромен и силён, наступал на меня.

— Жалкий человеческий колдун, твоя магия бессильна против меня.

— Я воин, — гордо сказал я, и взял двумя руками свой меч.

— Ты умрёшь.

Орки, видя, что на выручку им пришёл сам генерал, перестали убегать, и снова бросились в бой. Хотя их уже оставалось не так много, больше половины отряда мы перебили. Причём две трети убитых, были моей заслугой. Генерал орков набросился на меня, и нанёс серию ударов, но я, к тому же усиленный экстрактом был очень силён, я отбил все его удары, сделал шаг вперёд, и рубанул орка в область грудной клетки. Удар был силён, я пробил орку доспех, и оставил глубокую рану на груди. Тот заревел от боли и удивления. Я уже собирался добить генерала, но ему на помощь сразу бросилось несколько орков солдат, когда я прорубился через них, орковский генерал уже убегал. Но орки медленны, плюс моё кольцо скорости, я легко догнал его, и рубанул по ноге, орк спотыкнулся и упал, пополз, когда я догнал его, и замахнулся на него мечом тот истекая кровью, произнёс:

— Кто ты? Я никогда не слышал о столь сильных бойцах.

— Я убиваю, таких как ты.

Я вонзил свой меч ему в грудь, пробив доспех навылет. Орк дёрнулся и затих, теперь орки солдаты снова обратились в бегство. Их осталось совсем мало, несколько десятков. Меня догнали наши рыцари, Эш всё ещё был жив, и бежал среди них.

— Кто ты твою мать? Ты режешь орков, как сорную траву, ты ведь не из Вавилона. Тебе нет равных среди наших воинов, даже лорд Айри не смог бы так.

— Я воин, просто воин, и я говорил, меня зовут Рим.

— Мы должны помочь остальным.

— Да, идём.

И я побежал к другому отряду, который вёл не равный бой с орками, они отступали, орки теснили их. Около четырёхсот орков против шестисот городцских бойцов. Орки увидели наше приближение, две сотни отделилось от нашего отряда, и бросились в атаку на нас. Я встретил их заклинанием смертиума, убивая десятки за каждый выстрел. Потом, мы врубились в их ряды, увидев скорую гибель от магии полутора сотен своих товарищей, те были подавлены. Но они бросились на меня в атаку, считая меня магом, но я был воином. Их топоры, даже когда попадали в цель, лишь бессильно скользили по моему доспеху, не оставляя даже царапин, я не обращал на них внимания, и рубил направо и налево. И вот в последней отчаянной попытке остановить переломить ход боя, меня атаковало сразу трое элитных орков в чёрных доспехах, из шкур троллей. Я даже почти не заметил разницы, только сражавшиеся люди и орки вновь испустили крик удивления. Они ещё не встречали таких бойцов, никогда. Никогда. Бой со вторым отрядом был окончен, остатки орков, видя во мне свою смерть, бросились удирать. Эш крикнул:

— Смотрите. Орковская кавалерия.

К нам наперерез мчалось пол сотни орковских наездников на волках, последний резерв, чтобы остановить меня. Я спокойно достал склянку с маной, она кончалась, я допил её и выбросил.

— У тебя есть ещё?

— Не волнуйся, есть.

Я спокойным, медленным шагом двинулся им навстречу, остальные воины последовали за мной, в двух шагах сзади, нас было около тысячи, орковских всадников всего пол сотни. Но я знал, что без меня, эти пол сотни могли бы и победить. Когда до врагов оставалось тридцать метров, я выстрелил смертиумом несколько раз. Я целился не в всадников, защищённых надёжными доспехами, а в их коней, в волков. Мне удалось уничтожить их большую часть, заставив врага спешиться. Но они были совсем близко, я схватил меч в обе руки, и начался бой. Орковская элита, наездники, были не простыми орками, и умирали не так быстро. Им удавалось парировать мои удары, несколько раз меня били, причём довольно сильно. Я снова врубился глубоко во вражеские ряды, меня окружили и атаковали со всех сторон. Но они просто не могли меня остановить, через семь минут бой был окончен, я убил около тридцати пять орковских всадников, ещё пятнадцать умудрились уничтожить рыцари. Тогда Эш взял командование на себя, так как бой ещё не был окончен, и на многих других направлениях шли тяжёлые бои, местами наши проигрывали.

— Так, триста человек налево, триста направо, остальные четыреста, вернитесь в город, пройдите через него, наверняка с запада требуется помощь и подкрепления.

Я же выпил очередную порцию маны, мне нужна была магическая энергия для смертиума, убрал меч в ножны и быстро побежал, к сражавшемуся в отдалении нашему крупному отряду. Я за две минуты пробежал с километр, и в очередной раз пошёл в атаку. Причём, я прибежал сюда в зону боя первым, порядочно обогнав остальное подкрепление. Тут были наши маги, они стреляли по противнику короткими тусклыми молниями, только прицельно, наверно у них кончалась мана. Орковские шаманы и лучники также вели прицельный огонь по нашим войскам, я накрыл шаманов смертиумом, сразу с десяток, первым же выстрелом. Потом выстрелил ещё и ещё, скорость поражения магией была выше, чем мечом, поэтому я предпочитал использовать именно её. Я быстро достал ещё флакончик маны, выпил, остатки бросил своему магу.

— Держи.

Тот поймал, и благодарно кивнул, тут же допил, я выстрелил ещё несколько раз, ещё пол сотни орков отправились к своим пращурам. Но те, наконец, обратили на меня внимание, и бесстрашно бросились в атаку. Они ещё не видели, что я вытворял с их основным отрядом. Меч снова как молния засверкал в моих руках, сея смерть на право и налево, и не один орк не мог остановить меня. В бою наметился ощутимый перелом. Я убивал орков в десять раз быстрее, чем остальные рыцари вместе взятые. Обычно, бойцы наносили оркам удары, лишь раня, и чтобы убить, требовалось нанести много ударов. Но мой меч пробития резал орков как масло, или хлеб. Я убивал с одного удара, и от моего клинка нельзя было не закрыться, ни увернуться. Щитки, прикреплённые к левым лапам орков, которыми те обычно парировали удары, никак не могли спасти от меня. Через несколько минут и здесь бой был закончен. Я побежал к следующему месту схватки, но тут прозвучал сигнал отбоя, и наши войска стали отходить для перегруппировки, для повторного удара. Но я не послушался, и продолжил атаку, разогнав ещё несколько крупных отрядов орков. Тем временем наши перегруппировавшиеся в городе отряды, снова вышли из ворот, и орки начали общее отступление. Я вернулся к войскам, не знаю, сколько точно я убил, сколько выпил маны. Было похоже, что я перебил за два часа боя, больше тысячи вражеских бойцов, двадцать процентов вражеской армии, и я даже не устал, и не запыхался. Мой вклад в победу был весьма, и весьма существенным. Но хотелось есть, я достал из кармана эльфийский хлеб, и одного батончика мне хватило, чтобы полностью вернуть силы. Тут ко мне подбежал один конный рыцарь, он вёл под уздцы жеребца.

— Доблестный лорд, это конечно не единорог, но он тоже умеет быстро бегать, лорд Айри хотел бы вас видеть, чтобы обсудить, что делать дальше.

— Хорошо.

Я забрался в седло, и мы поскакали в город, через десять минут мы остановились перед центральными воротами, лорд Айри и несколько его людей были здесь. Я спешился, и подошёл к ним.

— Ты звал меня?

— Да, осада снята, мы уничтожили более трёх тысяч вражеских бойцов, остальные бежали, я и многие другие видели как ты сражался, это не вероятно, ты один стоишь не большой армии.

— Теперь вы видите, что это не ловушка орков, вы должны немедленно выступить, мы ещё успеем принять участие в битве орков и эльфов.

— У нас много раненых, не хватает лечебных свитков, и я, мы, не можем совсем оставить город.

— Выберите три, нет, пять тысяч лучших бойцов, без гномов. Я возглавлю эту армию, и мы выступим на помощь эльфам, а ты лорд Айри, сможешь остаться здесь в городе, и в случае чего, как-то защитить город от повторной атаки орков. Но сегодня, сейчас решается исход войны, мы только сняли осаду, теперь мы должны помочь эльфам, если мы победим, война будет окончена.

— Мне нужно время.

— Мы бились два часа, целых два часа, эльфы возможно ещё не проиграли, мы должны поспешить к ним на помощь, это всего в пяти шести километрах отсюда. Собирай войско, срочно. Я даю тебе десять минут, шевелись.

— Как ты разговариваешь с лордом, возмутился один из паладинов.

— Он может, и заслужил такое право, — опустил голову лорд Айри, — ты слышал, что приказал Рим? Выполнять, через десять минут, пять тысяч наших лучших воинов должны быть построены с восточной части города, напротив дороги ведущей в Эриданию.

Рыцари послушались, и разбежались в разные стороны, отдавая на ходу приказы. Я сел на землю, и передохнул пять минут, лорд Айри сел рядом со мной.

— Ты один решил исход битвы, как эльфы отпустили тебя сюда?

— Они не знали, что я столь силён, я сам не знал, что могу перебить за два часа тысячу орков. Они послали меня, потому что знали, что я прорвусь сюда за помощью.

— Даже если эльфы уже проиграли, мы многое сделали, уничтожили орковские осадные машины, без катапульт им не преодолеть даже слабо защищённые стены города.

— Через неделю они построят новые.

— Мы ослабили орковскую армию, перебив три тысячи воинов, это не мало.

— Мне пора. Я не прощаюсь Айри. Ещё свидимся.

Я вскочил на коня и по скакал к восточной части города, но каково же было моё разочарование, когда спустя пятнадцать, а не десять данных мною минут, тут собралось всего две тысячи бойцов. Постоянно подходили новые воины, но не было времени ждать. Я крикнул изо всех сил:

— Построиться.

Построение заняло около двух минут, солдаты выстроились в гигантский квадрат, позади было три сотни кавалеристов, паладинов, лучших бойцов Вавилона, и главное, что они были здесь, с ними мы перебьём много орков. Я выбежал на коне на площадку перед отрядом, поднял жеребца на дыбы, взмахнул своим волшебным мечом, я знал, что он светится, и я знал, что многие из присутствовавших здесь солдат видели, на что я способен, остальным же уже рассказали.

— Слушайте меня, воины, люди. В пяти километрах отсюда, идёт бой, очень важный бой, между орками и эльфами. Возможно, бой закончился, и одна из сторон проиграла. Если нам повезёт, победили эльфы, если нет, орки. Но в любом случае мы должны принять участие в том бою, и уничтожить всех орков до единого. Нас мало, но от результата этого боя зависит всё, наши жизни, и не много ни мало будущее всего человечества. Потому что если орки победят тут, они победят и на материке. И поэтому, сейчас мы должны пойти, и победить, любой ценой, чего бы нам то не стоило, орки должны быть разбиты. И мы должны успеть. А теперь вперёд, за мной. Не отставать.

И я пустил своего коня медленной рысью по дороге на Эриданию, пешие воины побежали трусцой, для конных же поддерживать темп не составляло труда. Я знал, что воины устанут, но чтобы пробежать таким темпом шесть километров надо пол часа, это возможно, даже без магии и колец выносливости. Но если нам повезёт, мы успеем, а главное успеть. Люди ещё отдохнут в бою. А если что я прикрою, я уверен, что смогу прикрыть, и в этот раз убью не одну тысячу орков, а две или все три. Мы победим, мы должны победить. Мы приближались, по пути мы не встретили ни одного орка, ни свор их мерзких гончих. Наконец, вдалеке я услышал гул битвы, грозно рычали орки, слышались крики умирающих, и грохот оружия. Эльфы ещё не пали, бой был в самом разгаре, и наверно уже продолжался часа полтора два. Мы, свежее, ну или почти свежее подкрепление, пришли вовремя. И мы всё ещё могли решить исход битвы, я верил в это. Я остановился, и прокричал своим людям:

— Меньше чем в километре отсюда идёт бой, эльфы ещё не сдались, в атаку, рубите всех у кого зелёная кожа.

Я перестал быть главнокомандующим и устремился в атаку, крикнув Эшу, чтобы тот сменил меня, мы должны были успеть, я не знал, сколько ещё эльфов продолжают сопротивление. Три сотни кавалеристов устремились за мной. Впереди появился просвет, мы выскочили на поляну, тут в полном боевом построении стоял отряд, около тысячи орков, я понял, что это резерв. Орки не задействовали его, значит, эльфы не выигрывали, скажем так. Мы бросились в атаку, и я выстрелил несколько раз перед собой смертиумом, десятки орков упали замертво. Мой конь врубился в самый центр вражеских позиций, и вот за что я не люблю лошадей, это за их короткую жизнь в бою. Несколько орков ударили мою лошадь своими топорами, пробив кольчугу нанесли ей глубокие рубленные раны, я ещё не успел свалиться, а конь уже был мёртв. Я пролетел кубарем по инерции через ряды орков, встал на ноги схватил меч, и начал рубить. Остальные рыцари продолжали бой где-то сзади меня. Орки нападали на меня со всех сторон, постоянно били, пытались зажать, я еле успевал их убивать, работая в их позициях, как мясорубка, нанося удары направо и налево. Остальные рыцари, прискакавшие со мной, также оказались не лыком шиты, и весьма эффективно рубили орков, они были не плохо вооружены, в отличии от той толпы которая сражалась с орками под Вавилоном. Мы сражались минут десять, орки не бежали, они стояли насмерть. Но через десять минут всё было кончено. Я увидел впереди нас, где шёл бой, зарево, лес горел. Не знаю, кто его поджёг, орки или эльфы, или и те и другие, но я крикнул своим, и побежал туда, выжившие две сотни рыцарей устремились за мной, многие ещё были конными, но они не обгоняли меня. Что касается отставшей пехоты, не знаю, куда бросилась она, но наверняка пехотинцы найдут себе противников. Мы быстро бежали по лесу туда, где шёл бой. Я заметил, что в этой части леса было много трупов орков, и эльфов, местами валялись мёртвые единороги, очевидно, эльфы также понесли большие потери, а для них солдаты были ценнее, чем для орков. Наконец, впереди показались спины орков, их было много, они стояли между деревьями, мы бросились в атаку. Я заметил, что с противоположного от нас края, по оркам стреляли из луков, но остроухих не было видно за деревьями. К несчастью, в этой части леса деревья стояли плотно, и поэтому я не смог использовать оружие массового поражения смертиум. Я сражался мечом, резал орков на право и налево, паладины бежавшие за мной тоже вступили в бой. Я заметил, что из наших уцелели в основном самые сильные воины, поэтому больше мы потерь не несли. Орки попав под сумасшедший натиск с обеих сторон, побежали, куда-то вправо и влево. Наконец я увидел эльфов, они были пешие, и лишь не многие из них были вооружены луками, остальные гнали орков своими короткими мечами. Я подбежал к одному из них.

— Как идёт бой?

— Мы разбиты, проигрываем, много, очень много наших погибло.

— Сколько орков вы убили?

— Думаю тысяч десять, их тут полно они везде, всюду, они пёрли со всех сторон, мы стреляли как в тире, но они всё равно…

— Есть ещё выжившие?

— Конечно, орки разделили нас на несколько групп, но мы продолжаем бой, думаю, сотни четыре нас ещё осталось.

— Сколько в вашем отряде?

— Выжило около тридцати бойцов, вы пришли очень кстати, подкрепление может спасти нас, сколько вас? Почему так поздно, вы обещали через час, а прошло три.

— Мы должны были снять осаду с города, орки оставили пять тысяч бойцов, был бой, мы победили, и сразу собрали лучших людей и отправились сюда к вам на помощь.

— Двигайте за мной, к главному отряду, там генерал и капитан Рип. Они окружены, но не сдаются.

Эльф побежал куда-то вправо, я посмотрел по сторонам, начиналась ночь, лес во многих местах горел, освещая поле битвы. Всё смешалось, бои велись по всему лесу, и пока было не понятно кто побеждает, возможно, без наших двух с небольшим тысяч бойцов эльфы и проиграли бы, но теперь у нас появился шанс. К тому же, стало очевидно, что орки понесли фатальные потери, и, скорее всего, не смогут продолжить осаду Вавилона, а значит, человечество было спасено. Я собрался с мыслями и приказал:

— Паладины, двигайте за тем эльфом, спасём их главный отряд.

— Есть сэр.

И мы побежали по лесу, вскоре натолкнулись на крупный отряд орков, спасённые нами эльфы уже завязали с ними бой. Но тут были орки шаманы, стрелявшие огненными шарами, а также много элитных орков и самое главное несколько десятков наездников на волках. Всего около четырёх пяти сотен орков, мы вступили в бой. Я между тем заметил, что эльфы даже без стрел не плохо фехтуют своими короткими мечами, и стоят в бою не меньше, чем солдаты орков. Но с нашим вступлением в бой, ситуация изменилась в лучшую сторону, я убил несколько наездников на волках, потом кинул пару раз смертиум в толпу орков, потом подбежал вплотную и зарубил несколько орковских шаманов. Остальные бросили колдовать, достали топорики и атаковали в рукопашную. Мы ещё какое-то время сражались, пока я не перебил достаточное количество орков, после чего выжившие бежали. Нас к тому моменту порядком по убавилось, и вместе с эльфами едва ли набралось бы сто двадцать бойцов. Тем не менее, один из эльфов повёл нас дальше, к главному отряду. Лес тут горел, но мы не обращали внимания и продолжали бежать через него. Наконец мы добежали, и увидели главный отряд эльфов, тут были генерал и Рип, они оба были живы, хотя их доспехи были основательно помяты и ободраны. Всего главный отряд эльфов насчитывал около ста бойцов и десять единорогов. Тем не менее, они были очень рады нас видеть, я подбежал к генералу.

— Прибыло подкрепление, мы ведём бои по всему лесу.

— Ребята, мы за вас сделали всю работу. И боюсь, что мы проигрываем, тут в лесу ещё несколько тысяч орков. А вас я смотрю мало.

— Мы привели две тысячи бойцов, но мы с кавалерией оторвались от них, и вступили в бой, они сражаются где-то там. — Я махнул рукой.

— А у нас кончились все стрелы и мана, это катастрофа, наши потери фатальны.

— Но главное, мы сняли осаду с города, и едва ли орки смогут её продолжить. В принципе миссия выполнена, но мы должны добить оставшихся здесь орков, тут ещё бродят их отряды, и спасти уцелевших эльфов.

— На самом деле это катастрофа, мы потеряли большую часть войска, что я скажу королю? Мы не планировали такие потери.

— Значит, нам надо довести дело до конца. Мы должны спасти оставшиеся рассеянные по лесу отряды эльфов, и добить орков.

Тут из горящего леса стали выбегать орки, и сразу бросились в атаку на нас. Я насчитал сотни полторы, не проблема, я один справлюсь. Я атаковал их в первых рядах, генерал эльфов не последовал моему примеру и остался в тылу отряда. С моей помощью мы быстро расправились с врагом. И я решил взять всё под своё командование, так как генерал эльфов не знал, что делать в такой суматохе. Он привык планировать сражения, и стратегию, а тут надо было просто бежать к ближайшему бою, и помогать своим, людям или эльфам.

— Все за мной.

И я побежал к ближайшему бою, который шёл метрах в пятистах от нас, паладины бросились за мной, считая меня своим командиром, а эльфы решили не отставать от паладинов. Через пару минут мы достигли очередной точки, где шёл бой. Тут несколько сотен орков теснили два десятка эльфов, и пол сотни наших людских пехотинцев. Мы оказали им помощь, и довольно быстро перебили противника, практически никто из орков не убежал. Теперь наш отряд вырос до трёх сотен бойцов. Я увидел, что генерал эльфов и Рип, тоже подбегают сюда, к точке боя.

— Так, генерал, нас теперь слишком много, нам лучше разделиться, вы забирайте эльфов и идите направо, а мы с солдатами пойдём громить орков налево, думаю, мы выигрываем.

— Как скажешь Рим.

И эльфы, не теряя ни минуты, двинулись за своим генералом, а мои полторы сотни за мной. Вскоре мы столкнулись лицом к лицу с последним крупным отрядом орков, около пяти сот бойцов, те пытались покинуть поле боя, многие из них были ранены. Орки в отличии от людей и эльфов не пользовались свитками лечения. Бой не затянулся, несмотря на численный перевес противника, мы перебили их минут за пятнадцать. Потом, мы несколько часов бегали по лесу туда сюда, добивая уцелевшего врага, стало окончательно понятно, что с огромными потерями, но битву мы выиграли. Около двух часов ночи, я приказал своему отряду, в который к тому моменту набилось около четырёхсот человек и пятидесяти эльфов, покинуть поле боя, и мы двинулись к Вавилону, до которого было около часа ходьбы. Стало окончательно понятно, что мы победили, хотя этот лес был усеян трупами орков, эльфов и людей. Думаю, на проклятом острове давно уже не было таких массовых побоищ. Вскоре, мы сравнительно благополучно добрались до Вавилона, в пути к нам присоединилось ещё с пол сотни бойцов. Мы были не единственными, кто счёл бой оконченным, и повернул к городу. Когда мы вышли на равнину перед городом, я увидел, что на крепостных стенах горят огни факелов и магических светлячков. Все ворота города были открыты, через них в город входили наши разрозненные отряды. Мы направились к ближайшим, это были западные ворота, вроде бы. Я думал, нас будут встречать как героев, но все за сегодня были так измотаны, что им некогда было встречать победителей. Однако, мой отряд был самым крупным, и потому к нам подошёл один из стражников.

— Вас так много выжило, это вселяет в наши сердца надежду. Эльфы пусть идут на центральную площадь там у них сбор, и лорд Айри обещал оказать им всем помощь, и помочь с ночлегом. Поздравляю вас всех.

— Эльфы, все слышали?

— Да сир.

— А как обстановка солдат?

— После того, как осада была снята, а вы отправились на помощь эльфам. Мы в течении часа собрали два крупных отряда в полторы тысячи и пятьсот бойцов. Полторы тысячи отправились проведать как там маги всех стихий, то есть снять блокаду с них. И пятьсот бойцов отправились в горы, к шахтам, зачистить тот регион.

— А в Саммервилль, кто-нибудь отправился на помощь в Саммервилль?

— В свободный лагерь? Нет, никто не отправлялся в свободный лагерь.

— Ладно, солдат, иди, делай свой дела.

— Удачи тебе рыцарь.

Я бросил своих людей, которые уже начали разбредаться по домам, и направился прямиком в верхний город, вместе с эльфами. Я хотел поговорить с лордом Айри, и генералом эльфов, если он там, впрочем, было уже поздно, более трёх часов ночи. Возможно, я просто найду себе там ночлег, и разговор состоится завтра. Я подошёл к воротам, но меня остановили:

— Покажите пропуск.

— Твою мать, мне не до тебя сейчас.

— Сэр.

Стражник оголил оружие.

— Приказано пускать только эльфов, и тех, кто имеет доступ в верхний город, а у вас его нету.

— Это наш командир, — вступился за меня один из проходивших мимо эльфов, все они видели меня, и запомнили мой коричневый доспех.

— Но он не эльф.

— Ну и что, зато он великий воин.

— Ладно, сэр, извините, вы же понимаете, мы не можем пускать всех подряд.

— Я тебя прощаю солдат.

Я прошёл мимо, и сразу направился к особняку лорда Айри, подошёл ко входу, но меня снова остановили, два гвардейца.

— Я должен поговорить с лордом.

— Зачем?

— Это важно.

— Сейчас глубокая ночь, час назад он лёг спать, — терпеливо объяснил мне гвардеец, — завтра в девять часов совещание, для всех лордов и эльфов. Там вы сможете поговорить, и мы примем решение, как быть дальше.

— Ладно, это не так уж и срочно.

Я развернулся на каблуках, и направился к эльфам, там стояло с десяток остроухих и несколько стражников. Я подошёл к ним.

— Здравствуйте сир.

— Где генерал и капитан Рип?

— Они здесь, уже в городе, сейчас легли спать, завтра утром будет совет, на котором решим что делать дальше, вам тоже лучше там присутствовать.

— Где мне остановиться на ночь?

— Я провожу вас, — вызвался один из стражников.

— Ещё один вопрос, сколько эльфов выжило?

— Пока что мы насчитали триста пятьдесят девять бойцов и двадцать шесть единорогов, разгром полный.

— Не такой уж и разгром, триста пятьдесят девять бойцов, тоже сила, мы сможем с ними выступить против орков.

— Сэр, я думаю, мы завтра утром отправимся домой в Эриданию, и теперь, после таких потерь, долго не покинем её безопасных гор.

— Понятно, ладно, солдат, покажи, где мне прилечь.

— Идёмте за мной сэр.

Мы проследовали в один из особняков, там на полу, и на кроватях спало множество эльфов, мы поднялись на третий этаж, нашли отдалённую дверь, стражник открыл её, и я оказался в маленькой уютной комнате, здесь была одна кровать, и больше никого не было. Я прошёл, снял пояс с оружием, стражник ушёл, я лёг на кровать, тяжёлые веки моих глаз сомкнулись, и я сразу, не снимая доспехов, уснул. День выдался на редкость тяжёлый и колоритный, сколько орков я убил? Тысячи две, один. Целую не большую армию.

 

Глава 13: Великий поход

Ложась в отдалённой комнатке, я как-то не подумал, что могу проспать важный завтрашний совет. Но мне было не до него, лишь бы где-нибудь уснуть, и, тем не менее, обо мне вспомнили и разбудили. В комнату вошёл эльф, потормошил меня за плечо.

— Уже утро? Так быстро?

— Сэр, без четверти девять, вы должны присутствовать на совете, мы будем решать, что делать, все.

— Хорошо.

Я сел, не много посидел, освежил в памяти вчерашние события, значит, мы всё-таки выиграли войну с орками. Похоже, что так, угроза миновал. Огромный груз упал с моих плеч. Я выполнил всё, добыл золотую ветвь удачи, разбил армию орков, теперь надо было возвращаться в Саммервилль, и пользоваться плодами своего труда. Сколько мне там должен Марио? Дом в верхнем квартале, снаряжение, плюс девяносто тысяч золотых, солидную сумму. Я встал, открыл дверь, и спустился на первый этаж, практически все эльфы уже встали, я вышел из дома на площадь, тут собралась огромная толпа людей и эльфов. Я прошёл ближе к середине, тут в центре никого не было, стояли генерал эльфов, Рип, лорд Айри, и ещё несколько не знакомых мне паладинов.

— Вот и все собрались, наш главный гость пришёл, — намекая на меня, объявил всем лорд Айри. — Итак, мы должны решить, что делать дальше. Орки сняли осаду, но война с ними далеко не закончена, вероятно, у них ещё осталось около пяти семи тысяч солдат, и скоро они вернуться в страну орков.

— И больше не нападут, они уже не смогут осадить Вавилон.

— Есть ещё одна вещь, о которой мы забыли, — вмешался в разговор я, — Саммервилль, свободный лагерь, когда я прорывался в Эриданию с Рипом и золотой ветвью, я видел крупный отряд орков, более пятисот бойцов, направлявшийся туда. Насколько мне известно, гарнизон Саммервилля несколько ослаблен, так как они послали на помощь Вавилону три сотни лучших бойцов.

— К нам от них подкрепление не приходило, — возразил лорд Айри.

— Значит, их разбили по пути сюда, и, тем не менее, стены Саммервилля не столь высоки и прочны, как стены Вавилона, а значит, им нужна помощь.

— Рим, вы можете отправиться туда, сразу же по окончании совета, мы дадим вам единорога, я уверен, что вы в одиночку вполне в состоянии перебить отряд в пятьсот орков. Ну, или вам помогут жители Саммервилля.

— В принципе могу, но я бы хотел, взять с собой сотню конников.

— У нас очень мало лошадей, и не хватает людей, ваше предложение нам не подходит, мы уверены, что вы справитесь в одиночку, это не издёвка, а на самом деле так. Не обижайтесь на нас за это.

— Тогда давайте единорога, и я отправляюсь.

— Подождите, совет не окончен.

— Главный вопрос, который мы должны сегодня поднять, мы его уже обсуждали с лордом Айри, — начал эльфийский генерал, — а именно, жизненный цикл орков куда короче человеческого, и тем более цикла эльфов. Пройдёт пятнадцать лет, и они вырастят новую армию, людям же чтобы восстановить потерянное, понадобится лет пятьдесят, а эльфам лет двести, даже с золотой ветвью. Сейчас орки ослаблены, большая часть их армии уничтожена, и это далось нам не дёшево. Мы можем отправиться в их часть острова, и покончить с ними навсегда.

— Но я слышал, у орков есть магический портал на материк, через него сюда скоро придёт новое войско орков. По крайней мере, если их дело будет худо.

— Пропускная способность портала весьма и весьма ограничена. Они не смогут переслать через него целую армию, максимум тысячу.

— Лучшую тысячу бойцов, увы, элиту.

— Если постараться мы справимся с ними. Мы готовы задействовать все резервы, — начал генерал эльфов, — я уговорю короля Артиана выслать нам ещё две сотни бойцов. Нас будет уже шестьсот, плюс люди смогут выставить пять тысяч, и главное, вы Рим. Вы один стоите трёх тысяч бойцов. Мы победим.

— И что же вы хотите генерал?

— Мы хотим уничтожить орков, чтобы никогда больше не вставал вопрос о войне с ними. Чтобы остановить их новое нашествие через пятнадцать лет.

— И всё?

— Нет, ещё одна мелочь, давно, давно, орки украли у нас некий магический артефакт, золотой меч, могучее оружие, ранее он принадлежал эльфам, пока девять тысяч лет назад один из наших королей не решил использовать его в бою, в решающем бою, перевес в котом был на стороне орков. Он надеялся, что меч даст шанс на победу, но орков было так много, они бились несколько дней, пока орки не перебили всё королевское войско. Но король, понимая что стоит на кону, продолжал неравный бой, один, и всё-таки силы оставили его и орки, облепив его, отобрали оружие, так что меч был утерян. И мы хотим вернуть его, он по праву наш.

— Что ещё делает этот меч? — Жёстко спросил я. — Это случайно не один из тех трёх великих артефактов, как золотая ветвь, которые обеспечивали могущество эльфов много веков назад.

— Да это он. Наш артефакт, он принадлежит нам, а не оркам.

— Что он делает?

— Он даёт силу в бою, в том числе благодаря ему, все орки рождаются могучими воинами. И мы хотим, чтобы в народе эльфов тоже стали рождаться такие же великие воины, такие как ты Рим, и как Рип.

— Рим, — обратился ко мне Айри, — дело решенное, я обещал эльфам, что отдам им этот артефакт, всё остальное наше, они ничего больше не просят.

— Я против.

— Рим, ты должен, подумай, мы навсегда уничтожим орков. Это приведёт к тому, что король победит орков на материке, и человеческая раса станет доминирующей на планете.

— Проблема в том, что я уже вернул эльфам один великий артефакт, второй сделает их слишком сильными, и они вновь поработят нас.

— О чём ты говоришь, Рим? Это же эльфы, мирный и цивилизованный народ.

— Давно, давно, много лет назад, эльфы правили этой планетой, а мы и орки были рабами. Эльфы подлы, коварны и жестоки, сейчас орки побеждены, и мы больше не нуждаемся в их помощи. А через пятнадцать лет, мы найдём другой способ остановить орков.

— Рим, — вкрадчиво произнёс генерал, — я не думал, что вы такого мнения о нас. Вы глубоко ошибаетесь на наш счёт. Мы хотим лишь только возродить нашу нацию. А орки, вот настоящий наш враг, это орки приходят с войной, истребляют и убивают. А мы, эльфы, будем торговать, и сосуществовать мирно с людьми.

— Я против.

— Давайте проголосуем, — предложил лорд Айри. — Нужно ли отправиться в земли орков, и навсегда покончить с ними.

Со всех сторон раздалось дружное да, люди хотели отправиться в земли орков, и расправиться с ними.

— Рим, вы должны уважать мнение большинства, отправиться с нами, и помочь нам покончить с орками, без вас, ничего не получится, вы самый лучший воин на этом острове, и великий маг.

— Ладно, — ответил я двусмысленно, — я отправляюсь снимать осаду с Саммервилля.

— Подождите пол часа Рим. Мы закончим наш совет, и потом отправляйтесь. Итак, — лорд Айри достал карту, — чтобы победить орков, мы должны назначить место встречи наших войск, куда придут все отряды, людская армия, подкрепления эльфов из Эридании, и подкрепления из свободного лагеря с Римом во главе, если Марио решит присоединиться к нам. Я предлагаю вот эту долину, к западу от первой заставы орков, здесь есть удобная площадка для встречи.

Я посмотрел на карту лорда Айри, я знал эту долину, мы дважды через неё пробирались, в земли орков и обратно.

— Итак, встречаемся в этой долине, давайте обговорим сроки.

— Лучше всего после завтра с утра, все части должны прибыть туда, понадобится время, чтобы добраться до Эридании, и обратно, а также время понадобится Риму, чтобы снять осаду с Саммервилля.

— Нас это устраивает.

— Нас тоже.

— Я буду там, — буркнул я.

— Рим, только вы обязательно должны быть там, без вас, мы не сможем достичь превосходства над силами орков, и поход потерпит неудачу.

— Если меня не убьют, я буду там.

— Что ж, думаю, на этом совет окончен, — возвестил лорд Айри.

— Всем удачи.

Я развернулся и пошёл к воротам из верхнего города. Но меня догнал Рип.

— Эй, Рим, твой единорог. Её зовут Катти, береги её.

— Спасибо.

Я взобрался на спину единорогу.

— Возвращайся с победой.

Я ничего не сказал, просто развернулся и пустил Катти рысью. Пока ехал по городу, заметил, что на улицах было малолюдно, если и встречались люди, то в основном это были воины. А вот южные ворота были открыты, и их охраняло всего десять человек. Дурная привычка держать открытые ворота. А вдруг орки перегруппируются, и неожиданно ударят. Всё-таки многие орки бежали с поля боя и выжили, они вполне могли бы набрать тысячи три бойцов, думаю. Я подскакал к воротам.

— Здравствуйте сэр Рим, — по приветстсвовал меня один из стражников.

— Меня уже все знают?

— Вы настоящий народный герой, это ведь вы привели эльфов, и благодаря вам мы победили. И потом, я видел, как вы косили орков своим заклинанием смерти.

— У меня просто хорошее снаряжение.

— Лучше вашего не бывает.

— Ладно, удачи стражник.

— Возвращайтесь скорее.

— О, сюда я уже не вернусь, мы собираем войска в долине к западу от начала территорий орков. Я освобожу от осады свободный лагерь, и сразу же направлюсь туда.

— Всё равно успехов вам сир.

— Прощай.

Я выехал на мостовую, пришпорил Катти, и она перешла с медленной на быструю рысь. Ехать нам было довольно далеко, но, думаю, часа за полтора без учёта приключений, мы доберёмся. Дорога была ровная, мостовая, лес в этом районе не горел, и вообще за ночь потух. Только печалили глаза сожженные орками деревни и фермы. Проклятые зеленокожие твари. На первый взгляд, эльфы действительно были не такими, кажется, они не стали бы так поступать с мирными, жителями. Но с другой стороны, я видел жестокость эльфов, когда те не пустили меня в свой город, ещё тогда, когда я прибыл в Эриданию самый первый раз, за помощью. Могли пустить, но я помню эти шутливые ухмылки, ставки на меня и орков, кто победит, как в колизее. Нет, всё-таки нельзя допустить возвращения силы к эльфам. Конечно, эти артефакты не гарантируют им возрождение эльфийской державы, но вдруг, если? Но ведь третий великий артефакт был уничтожен, два не три. А может быть, потом, в бою, при штурме орковской столицы мне как-нибудь удастся уничтожить этот золотой меч? Тогда мы уничтожим орков, и не дадим силу эльфам, так и не поступлю. Тем временем, впереди показался завал, дорога была перегорожена брёвнами, и из-за деревьев вышли орки. Это были простые солдаты, вооружённые топорами и доспехами из шкуры зелёного тролля. Они стояли напротив меня, злые, потные вонючие, из их пастей вырывался пар. Я в ответ оголил свой меч, они зашли сзади, чтобы не дать мне убежать, но я и не собирался убегать.

— Сейчас ты умрёшь человек.

— Конечно, — спокойно сказал я, и спрыгнул с единорога, потому что в седле не удобно было драться, не увернёшься, не подбежишь к противнику по ближе. Орки атаковали, их было всего пятеро. Единорог встал на дыбы, и замахал копытами, я не давая оркам времени ранить Катти, резко напал, сделал несколько шагов, и ударил, орк закрылся от удара щитком на левой лапе, но я перерубил и щиток, и лапу, и половину его головы, тот рухнул. Я увернулся от удара второго, хотя в этом не было никакой необходимости, он и так не смог бы причинить мне вред, и вогнал орку меч сердце, после чего встал между единорогом и оставшимися тремя зеленокожими.

— Ты могучий воин, уходи, мы не тронем тебя, другие наши воины всё равно растерзают тебя.

— Ба, парни, да вы ничего не знаете? Никто меня уже не растерзает, ваша армия разбита, и осада с Вавилона снята.

— Ты врёшь.

— И никто никогда мне не верит.

Я тяжело вздохнул и пошёл в атаку, размахивая мечом. У простых орков солдат не было против меня ни шанса. Всё решилось в течении двух минут, последнему из них я картинно снёс мечом голову. После чего я запрыгнул на Катти, мы медленно объехали завал на дороге лесом, и продолжили свой путь, но мы уже приближались к Саммервиллю. Здесь могли встретиться другие орки, я был настороже.

Мы с Катти продолжили свой путь, и как я того и ожидал, буквально в паре километров от цели наткнулись на новую засаду. Орки выбежали на дорогу сзади и спереди от нас, я едва успел вытащить свой меч. Катти остановилась, впереди нас, в десяти метрах, стояло с десяток орков, Катти бросилась в атаку, я направил на них кольцо, и выстрелил заклинанием смертиума. Орки мгновенно упали замертво, Катти пробежала мимо них, но я пришёл сюда не для того, чтобы просто пробраться в Саммервилль, я пришёл убивать орков. Я остановил её, и развернул, поднял свой меч, и орки дрогнули. Я мог пробежать мимо, и они бы не догнали меня, но я вызывал их на бой. И они приняли вызов, мы бросились друг к другу навстречу. Я снова выстрелил смертиум, и снова несколько орков упали замертво, после чего мы схлестнулись. Катти напала на ближайшего орка, и проткнула его своим рогом. Я в это время убил нескольких орков своим мечом. Ещё несколько орков обрушили свои топоры на кольчугу Катти, но та выдержала, хотя единорог захрапел от боли, удары были болезненными, ведь кольчуга не компенсировала дробящую составляющую удара. Я ещё несколько раз взмахнул мечом, и на этом бой с орками закончился, остались одни трупы. Мы двинулись дальше, к городу, но я понимал, что прежде, чем мы доберёмся туда, нам предстоит минимум ещё один бой, с теми силами орков, что осаждали город. Но я решил, не сражаться с орками, на Катти, единорог был слишком уязвима для их оружия. Поэтому я вогнал Катти в галоп. В двухстах метрах от города мы напоролись на отряд орков, но те не были готовы, и не успели среагировать, мы пронеслись мимо, и выбежали к городским воротам, они были закрыты, а на не высокой, метров пять, стене стояло несколько лучников и мечников Марио.

— Открывай, — крикнул я им, — быстрее.

— Если мы откроем, орки прорвутся в город.

Но было поздно, ко мне уже бежало несколько десятков орков. Я спешился, заглянул в умные глаза Катти.

— Стой позади меня, с орками в бой не вступай, я не хочу, чтобы они тебя ранили или убили.

— Как скажешь Рим, — ответила единорог.

Я повернулся к оркам, и приготовил к бою свой длинный зелёный двуручный меч. Стражники Марио открыли огонь из луков сверху, с крепостной стены. Но их стрелы почти не причиняли оркам никакого ущерба, вояки из них были не очень. Тогда я бросил в орков несколько заклинаний смертиума, оно, как и ожидалось, подействовало смертельно. Большая часть орков покатилась по дороге трупами. Я сцепился с несколькими выжившими. Легко и быстро убил их, в том числе элитного орка. У них не было шансов против меня. С крепостной стены донёсся возглас не то радости, ни то удивления. Я повернулся к ним.

— Ну, теперь то вы меня впустите? Горе вояки.

— Секунду.

Один из них спустился вниз, и дверь открылась, я взял единорога под уздцы, и провёл внутрь, в город, ворота за нами тут же закрыли. Все солдаты и жители, присутствовавшие на площади, изумлённо таращились на меня. Мало того, что я прорвался к ним через кордоны орков, впрочем, это было не сложно. Так я ещё прискакал на настоящем единороге.

— Я к Марио.

— Он в верхнем городе, вас проводить?

— Нет, я знаю, где это.

Я не отпуская Катти, двинулся в путь, и уже спустя пять минут был перед воротами верхнего города. Гвардейцы, охранявшие проход, не знали меня, и мне пришлось предъявить свой медальон гвардейца Марио седьмого уровня. После чего, я приказал Катти оставаться на месте, и двинулся в дом Марио. Меня пропустили без вопросов, Марио сидел в зале на первом этаже, и рассматривал какую-то карту.

— О Рим, это ты? Ну, как?

— Всё просто великолепно, мы с эльфами сняли осаду с Вавилона. И мы, и эльфы, понесли тяжёлые, очень тяжёлые потери, но орочье во