— Пойдем сегодня к Фомичеву в гости? — спросила Полина, когда они уже подошли к дому. — Он всех приглашал к себе новый боевик смотреть.

— Да нет, — сказала Дина, — мне еще уроки учить.

— Да что с тобой такое случилось? — удивилась Полина. — Сроду от тебя не слыхала такого.

— Считай, что решила за ум взяться, — улыбнулась Дина.

— Если уж раньше ты на одни пятерки училась, что же будет, когда ты за ум возьмешься? Шестерки, что ли?

— Семерки, — засмеялась Дина.

Девочки вошли в подъезд и поднялись на второй этаж. Полина, уже открывая дверь своей квартиры, обернулась к Дине:

— Тогда я тоже никуда не пойду, — решительно произнесла она. — Останусь с тобой уроки учить.

— Давай, — радостно согласилась Дина. — Переоденешься — и ко мне.

Дина вошла в квартиру, прошла в свою комнату, положила сумку с учебниками в угол и подошла к обломкам синего камня.

«Выкинуть жалко, — подумала она, задумчиво глядя на искрящиеся в лучах солнца синие блестки, — может, из него бусы сделать?»

Она взяла в руку небольшой осколок. Нагревшись в лучах солнца, он был теплым и приятно согревал ладонь.

«А раньше, когда он еще „работал“, он всегда был холодным», — вдруг подумала Дина.

Она положила осколок к остальным обломкам и начала переодеваться. Не успела она надеть джинсы, как раздался звонок в дверь. Дина, надев джинсы на одну ногу, лихорадочно пыталась попасть ногой в другую штанину, но в спешке ей это никак не удавалось сделать.

Звонок прозвенел требовательней. Дина, на ходу застегивая ремень, подбежала к двери и, не сразу справившись с замком, распахнула ее.

— Ты куда пропала? — спросила Полина, проходя в квартиру. — Я уже домой собралась, думала, тебя нет.

— Да я так, задумалась, — помявшись, ответила Дина.

Они прошли к Дининой комнате, и Полина, едва переступив через порог, восхищенно воскликнула:

— Ой, прелесть какая! — она подбежала к обломкам синего камня. — Где ты такую красоту раздобыла?

Полина села на корточки и, взяв горстку маленьких обломков, пересыпала их из одной руки в другую, любуясь яркой игрой солнечных лучей на острых гранях.

— Это я еще… — Дина запнулась.

Рассказать Полине, что она нашла этот камень еще во время своего первого похода в треугольник и скрыла это, значило бы обидеть подругу.

— …на той неделе нашла, когда фотографии в треугольнике делала, — закончила она.

— А что же молчала? Даже ни слова не сказала, — попеняла подруге Полина.

— Так, поважнее дела нашлись.

— А-а, ну да, — улыбнулась Полина. Она положила камни на место и уселась на диван.

— Знаешь, — задумчиво проговорила она, — отец какой-то грустный все время. Вроде бы и радуется, когда нас видит, но как-то… как-то через силу.

Что могла Дина сказать подруге? Любое ободрение прозвучало бы фальшиво, потому что никто не знал, когда Сан Саныч обретет память и обретет ли ее вообще. К тому же Полина еще не знала, что ее отец ничего не помнит. Эта новость повергла бы ее в отчаяние.

— А я вот решила из этого камня бусы сделать, — Дина попыталась отвлечь Полину от тяжких мыслей. — Может, сейчас и попробуем?

— Как это? — заинтересовалась Полина.

— А вот так, — сказала Дина, довольная тем, что ей удалось заинтересовать подругу.

Она взяла молоток, выбрала самый крупный осколок камня и, размахнувшись, с силой ударила по нему.

— Ой! — воскликнула Полина, закрывая лицо руками.

От удара камень разлетелся на десятки мелких осколков, которые синим фонтаном брызнули в разные стороны.

— Красота какая! — Полина рассмеялась, и отблески камней синими огоньками загорелись в ее глазах.

Дина, чувствуя себя чуть ли не спасительницей, с радостью смотрела на смеющуюся Полину. Камень разлетелся на такие мелкие осколки, что никакие бусы из них бы не получились. Но Дину это уже не волновало, и она, взяв еще один кусок камня, снова замахнулась молотком.

— Стой! — крикнула Полина, и когда Дина в недоумении опустила молоток, сказала: — Жалко же такую красоту разбивать.

— Да чего там жалеть? — Дина в азарте подняла молоток над самой головой.

— Дина, не надо, — уже просяще произнесла Полина.

— Ну ладно, — Дина в недоумении отложила молоток в сторону. — А что же с ним делать?

— Подари мне.

— Бери.

Дина взяла небольшой кусочек камня, который как-то особенно блестел на солнце, и протянула его Полине.

— А зачем он тебе? — спросила Дина.

— Да так, — Полина пожала плечами, — папе отдам. Он раньше любил всякие штучки из треугольника приносить. Может, обрадуется камню.

Полина вновь погрустнела и, сжав камень в кулаке, тяжело вздохнула. Дина, уже не зная, чем развлечь по-другу, с напускной строгостью сказала:

— Ну ладно, поиграли, и хватит. Мы же собирались уроки учить. Доставай учебник.

Полина покорно встала, достала из сумки учебник, тетрадку и села за письменный стол. Дина уселась рядом и, раскрыв учебник на нужной странице, огласила вслух домашнее задание.

Как Дина ни старалась расшевелить подругу, та оставалась все так же равнодушна к занятиям. Она безразлично смотрела в учебник, даже не стараясь решить задачу, и так же безразлично записывала в тетрадь решение, продиктованное Диной. Большей частью она сидела и смотрела в окно, невпопад кивая головой, когда Дина задавала ей вопросы.

Затем Полина перевела взгляд на стену и, не найдя там ничего интересного, уставилась на полку с учебниками. Вдруг ее брови от удивления подпрыгнули вверх, и она приподнялась на стуле, стараясь поближе рассмотреть странную конструкцию, стоявшую на полке.

— Что это? — не отрывая взгляда от вертящейся белой пирамидки, спросила Полина.

— Это… это…

Дина помнила о своем обещании Сан Санычу никому не говорить о его изобретении и лихорадочно раздумывала, распространяется ли это табу на Полину. В конце концов она решилась и выдохнула:

— Перпетуум мобиле.

— Вечный двигатель? — удивилась Полина и, опрокинув стул, вылезла из-за стола.

Подойдя к полке вплотную, она уставилась на вертящуюся конструкцию, затаив от удивления дыхание.

— Откуда он у тебя? — спросила Полина после минутного молчания. — Я ведь эту пирамидку видела, еще когда папа… В общем, еще до его исчезновения.

— Так это он мне и подарил, — сказала Дина, поглядывая на Полину и ожидая, какая последует реакция на эту новость. Полина принялась с увлечением рассматривать двигатель.

— Значит, ему это удалось? — охнула она. — Молодец папка! А я уж думала, он совсем духом упал.

Дина, видя, как отреагировала Полина на изобретение своего отца, начала в подробностях рассказывать подруге о разговоре с Сан Санычем. Полина с увлечением слушала, искренне удивляясь тому, как это ее отец вдруг мог сам отказаться от походов в треугольник.

За разговором они периодически вспоминали, что их ждут несделанные уроки, и принимались решать задачки, писать упражнения. Потом опять вспоминали о треугольнике, и снова начинался разговор обо всем пережитом за последнее время, о необъяснимом и невероятном, которое постоянно было рядом. Вскоре с работы пришли родители Дины, и вся семья Воронцовых и представитель семьи Поляковых в лице Полины уселись ужинать.

Полина с улыбкой оглядывала веселые лица Дининых родителей, шутливо споривших о том, сколько времени пройдет до очередной выходки Дины, после которой они опять будут вынуждены переехать. Максим, постоянно встревавший в этот разговор, периодически выкрикивал с притворным ужасом, что вещи уже пора собирать.

Дина и Полина ухохатыкались, слушая эту перепалку. Полина, глядя на эту веселую суматоху за столом, невольно завидовала — в их семье давно не было такого веселья.

Потом Дина позвала подругу смотреть очередную серию «Секретных материалов», и девочки не заметили, как наступил поздний вечер. И только когда раздался звонок в дверь и Полина услышала в коридоре голос своей мамы, она взглянула на часы.

— Ой, уже десять, — спохватилась она и поднялась с дивана. В комнату вошла Елена Сергеевна и строго сказала:

— Полина, ты знаешь, который час?

— Извини, мам. Засиделась… Пойдем. Полина взяла свою маму за руку и потянула к двери.

— До завтра, — обернулась она к Дине.

— Спокойной ночи, — ответила Дина. Выйдя в коридор, они попрощались с родителями Дины и вышли в подъезд.

— Ну разве можно допоздна сидеть в гостях? — осуждающе сказала Елена Сергеевна. Полина уже открыла рот, чтобы ответить, но мама перебила ее: — И то, что ты заигралась с Диной, вовсе не оправдание. Люди пришли с работы, устали, и поздние гости не всегда в радость. Мама открыла дверь, и Полина, едва переступив порог, крикнула:

— Папа!

— Тихо! — вполголоса прикрикнула на нее Елена Сергеевна. — Он уже спит. Ему завтра рано на работу вставать. На подстанции какая-то авария.

Полина достала из кармана осколок синего камня и тяжко вздохнула. Она так ждала той минуты, когда она сможет преподнести папе этот подарок. Ей так хотелось, чтобы он обрадовался.

Полина осторожно открыла дверь в спальню родителей и вошла в комнату. Свет, падающий из раскрытой двери, осветил спящего Сан Саныча, и тот заворочался во сне. Полина поспешно прикрыла дверь, оставив лишь маленькую щелочку, сквозь которую сочился тоненький луч света.

Полина остановилась в размышлении, думая, куда бы ей положить камень, чтобы отец, проснувшись завтра утром, сразу же его увидел. Представив, как он удивится невесть откуда взявшемуся сюрпризу, Полина улыбнулась. Она подошла к постели, стараясь шагать как можно тише.

«Положить прямо на одеяло? — размышляла Полина. — Вдруг он повернется на другой бок, камень упадет и закатится куда-нибудь. Ищи его потом».

Полина мысленно окинула взглядом комнату, которая теперь тонула в почти полной ночной темноте. «О! — мысленно воскликнула она. — Эврика!»

Полина подошла к тумбочке, что стояла в изголовье кровати, и протянула руку, чтобы положить на нее камень. Сначала она наткнулась на стоящий на тумбочке будильник и чуть не свалила его на пол, ухватив в последний момент.

Полина осторожно поставила будильник на место и повторила попытку положить камень на тумбочку. На этот раз, когда ее рука наткнулась на что-то, она уже инстинктивно покрепче ухватила попавшийся предмет рукой.

Предмет оказался пачкой сигарет, и Полина, определив, что же это такое, даже подпрыгнула от такой удачной находки. Лучшего места для синего камня и быть не могло: как только отец проснется и потянется за сигаретами, он тут же обнаружит подарок. Вот это будет настоящий сюрприз!

Полина осторожно опустила камень в пачку и положила ее на место. Затем вздохнула с облегчением и крадучись вышла из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.

— Ты что там делала? — тихо спросила Полину мама, когда ее дочь направилась в свою комнату.

— Сюрприз один для папы, — прошептала Полина и весело подмигнула маме.

Уже ложась спать, она представляла, каким радостным будет завтрашнее утро. Она так скучала по тем недавним временам, когда не проходило дня без шуток и розыгрышей, что обычно придумывал глава семьи. Смеющаяся мама, улыбающийся отец, который раньше каждое утро начинал с громогласного: «Девчонки-и-и!» — все это давно осталось только в воспоминаниях. С тех пор, как отец вернулся из треугольника, он был неизменно напряжен, даже как-то насторожен.

Конечно, и Полина, и мама старались разрядить обстановку, развеселить Сан Саныча, но это удавалось гораздо реже, чем хотелось бы.

Эти мысли вихрем проносились в голове засыпавшей Полины, и она еще долго ворочалась с боку на бок, прежде чем провалилась в сон.

Когда Полина проснулась, ей показалось, что она лишь секунду назад сомкнула глаза. В комнате стало заметно светлее. Полина посмотрела на будильник — до звонка еще было время — и повернулась на другой бок, надеясь еще немного подремать. Но сон словно улетел, и Полина, откинув одеяло, села на постели.

«А что же меня разбудило? — подумала она. — По-моему, сквозь сон я что-то слышала».

Полина сидела, чутко прислушиваясь к тишине. Вдруг она вздрогнула от громогласного возгласа:

— Девчонки-и-и! Полина соскочила с кровати и бросилась к двери.

— Папка-а-а! — радостно закричала она, бросаясь на шею вошедшему в комнату отцу.

— Спокойствие, только спокойствие, — копируя голос Карлсона, произнес Сан Саныч. Из спальни вышла заспанная мама.

— Что случилось-то? Почему крики?

— Так, ничего. Воспоминания что-то нахлынули, — с загадочным видом сказал Сан Саныч.

— Какие еще воспоминания? — недовольно произнесла мама. — Мне еще спать и спать, и спать, а вы меня разбудили. Она зевнула и вернулась в спальню.

— Какие, какие, — тихо сказал ей вслед Сан Саныч. — Всякие.

Он заговорщически подмигнул Полине и, открыв дверь в спальню, поманил дочь за собой.

«Наверно, нашел мой сюрприз», — догадалась Полина и с готовностью последовала за отцом.

Они крадучись вошли в спальню. Мама уже задремала, и в комнате было слышно только тиканье будильника. Как Полина и думала, отец проследовал к изголовью кровати, где стояла…

Полина от удивления застыла посреди комнаты. Ни коробки из-под сигарет, куда она положила камень, ни самой тумбочки, на которой лежала коробка, не было и в помине.

Но Сан Саныч как будто не замечал, что тумбочка вместе со всем содержимым странным образом исчезла и, хитро улыбаясь, выжидательно смотрел на дочь. Полина подошла ближе и, указывая на место, где была тумбочка, сказала: