— А теперь вниманию публики я хочу представить мастера искусств заморских Вашшалака Абейдохийна… Он чудотворец, но не колдун, он играл с самой смертью, но не погиб. Он был там, где владения людей заканчиваются и открываются уникальные возможности для героических подвигов. Он приручил кровожадного циюга, с коим не в силах справиться и дюжина крепких удальцов… Встречайте и любите! Искусник дел заморских! Вашшалак Абейдохийна! Прямиком с жаркого Юга… — драл глотку глашатай, демонстративно махая руками.

Разразился шквал неистового рукоплескания — народ приветствовал своего любимца.

Наргх и Клоин зачарованно глядели, как на круглую сцену поднимается высокий, закутанный в красную мантию тип с коричневым лицом и завитыми в длинные косички волосами. Мужчина косолапым шагом прошел на середину и остановился. Излучающее радость лицо с явно наигранной улыбкой обратилось к прибывавшей в нетерпеливом томлении публике. Пухлые губы зашевелились, обнажая чуть желтоватые, но на фоне темного лица кажущиеся безупречно белыми, ряды зубов:

— Пырыветствую, вас, дарагые маи обажателы! Сегодны хариг ва ма ир покажет вам, насколько богаты чудысами зэмли солнычного Каранта! Ыстенные чудыса, где нэт ни капли магыи… — вещал мужчина, с наслаждением наблюдая, как бьется в нетерпении отвыкшая от его выступлений толпа.

— Тоже мне, фокусник! — презрительно фыркнула Наринна, одаривая мастера дел чудесных недоверчивым взглядом.

— А чего он тебе не нравиться?! По-моему нормальный мужичок. Сейчас чудеса всякие показывать будет. Я слышал о нем. Говорят, творит необыкновенное — смотришь на его выкрутасы, глаз оторвать не можешь, — встал на защиту иностранца Клоин.

— Тоже мне… выкрутасы, — сморщилась юная алхимичка. — Вот в Гильдии были настоящие мастера — такое выделывали, что этому пустышке даже не снилось. Исконные чудеса! А этот что?! Только и может, что дурить головы дешевыми представлениями.

— Окажись тут твои мастера — мигом бы инквизиторы на костер их отправили. Хотя, с другой стороны, публику бы они тоже немалую собрали. Чернь любит поглазеть на казнь.

— Тут ты прав… к сожалению! Глупый, ограниченный народ. Променял настоящие чудеса на дешевый обман, — опечаленно вздохнула девушка, и ее пустой, без малейшей искорки взгляд устремился на вытворяющего фокусы чужеземца.

Мастер искусств заморских закрутил на руке железный обруч, на миг остановился, подкинул его над головой. И тут стальное кольцо вмиг охватило пламенем. Толпа ахнула, в иступленном восторге наблюдая за вершившимися на их глазах чудесами. Вашшалак Абейдохийна поймал стальное кольцо, оно снова завертелось на его руке, оставляя вокруг оси замысловатый шлейф огня.

Наргх глядел на все это без особого интереса. Его удивляла не ловкость темнолицего чужеземца со странными косичками, а пребывающая в восхищении толпа. Они восторгались тем, что он считал обыденностью, само собой разумеющимся фактом. Умение вызывать огонь для демона не казалась сверхъестественным. Ко всему прочему он прекрасно знал, что те же самые гильдейские маги могли куда искуснее управлять этой буйной стихией, нежели кривляющийся на сцене тип. Внимание заслуживало лишь одно — в этом феерическом представлении не ощущалось ни капли магии, что, если брать во внимание скудность человеческих возможностей без применения оной, уже само по себе было немалым достижением.

После еще нескольких вызывающий ярое одобрение толпы фокусов темнолицый чужеземец покинул сцену. Его заменили два молодых акробата. Оказавшись на подмостках, они тотчас начали охотно демонстрировать гибкость своих натренированных тел. Далее последовали дрессировщики с диковинными животными. Особенно выделился удалец с огромной змеей, удивившей толпу податливостью и доверием хозяину.

Посмотрев еще несколько выступлений, Наргх, Клоин и Наринна, отправились гулять по ярмарке. Наргх вертел головой по сторонам, удивляясь окружающим его диковинкам, о предназначении которых даже не догадывался. Вор придирчиво вглядывался в предлагаемый товар, несколько раз пытался даже кое-чего купить, но, не договорившись ни с одним из торговцев, недовольно морщился и шел дальше. Алхимичка же приобрела уйму редких растений, порошков и прочей ерунды — ей требовались ингредиенты для будущих зелий.

Вечером путники отправились в самую знатную таверну города, дабы поесть, расслабиться и отдохнуть. Посещение заведений подобного рода стало для них своеобразной традицией. К тому же обоюдным решением было принято, что в Одоке — городе на окраине Галанского баронства — им следует задержаться на пару дней.

Они сидели за столом и распивали дорогое вино, недавно доставленное купцами из самого Арейдека. И мирно беседовали.

— Хорошее вино, ароматное! — одобрительно улыбнулся Клоин, отхлебнув из бокала.

— Да, неплохое, только немного кисловатое, — чуть поморщилась Наринна.

— Не знаю, пиво мне больше нравилось, — выдал и свою оценку демон.

— Да ничего вы не понимаете! — махнул рукой парень, откинувшись на спинку стула. — Пиво хорошо в одном, вино — в другом.

— Да я и пиво не особо жалую! — сморщила носик девушка.

— Кто б сомневался! Женщинам вообще не дано понять такой тонкости, как вкус истинного напитка.

— Ой, ой! Тоже мне ценитель!

— Да тихо ты, нам пищу несут.

Вскоре стол ломился от всевозможных блюд, приготовленных по рецептам, удачно позаимствованных у чужеземцев. Кушанья пестрили зеленью и необычными тонко нарезанными овощами. Мясо, тоже приготовленное особым, нехарактерным для кулинаров Мирании способом, радовало глаз и имело непревзойденный вкус. Особенно это восхищало Наргха, уже несколько дней не евшего ничего путного.

На улице темнело. Трактир тем временем наполнялся народом. Свободных столиков становилось все меньше, говор и шум набирал обороты.

Неожиданно для всех в таверне появилось несколько людей в вычищенных одеждах. Музыкальные инструменты в их руках говорили о том, что это была группа странствующих музыкантов. Щеголеватый парень, с аккуратно выбритыми усиками и в дорогом на вид камзоле, весело прокричав приветственные слова, начал играть на лютне и петь. Народ затих, внимая мелодичному голосу. Вскоре второй музыкант заиграл на своем инструменте — звонкой дудке. Мелодия приобрела новый оттенок, зазвучала веселее, возбужденнее. Третий бард тоже не остался в тени — забил на массивном барабане, ловя такт и подстраиваясь под него.

— Веселая мелодия! — улыбнулась девушка, как и все, обратив внимание на музыкантов.

— Да, хорошо играют! — одобряюще кивнул Клоин. — Но песня старая. Я ее еще в детстве слышал.

И тут парнем овладели ностальгические воспоминания. Он вспомнил родную деревню, низенькую избенку, в которой он с родителями и братом коротали дни. Вор увидел мать, каждый день гнущую спину на поле, и отца, по утрам пасущего скот, а по вечерам помогающего жене. И Клоин увидел Флита, играющего с ним, еще маленьким пятилетним ребенком, и старого пса Крака — отличного помощника пастуха. Казалось, что в те далекие, счастливые времена и трава была зеленее, и солнце светило ярче, и было намного, намного теплее, чем сейчас.

Наргх тоже с восхищением слушал песню. Звук инструментов, мелодичный голос, ложащиеся на музыку слова. Это было восхитительно. Умение петь и музицировать — этот элемент человеческой культуры Наргху был еще не знаком. И он с радостью и благоговением познавал его.

Но всему хорошему рано или поздно приходит конец. Радостная мелодия завершилась. Бард широко улыбнулся и низко поклонился собравшимся вокруг него слушателям. А потом он громогласно заявил, что его группа готова исполнить любую композицию за небольшое вознаграждение. Желающих оказалась целая лавина. Очарованные недавним исполнением завсегдатаи таверны готовы были уплатить любые деньги, только бы еще раз насладиться прекрасным пением. Вскоре музыка зазвучала снова. Но на этот раз песня была печальной, с хорошим началом и грустным концом.

— Вот лисы! Знают дело, — одобрительно улыбнулся Клоин. — Хорошая тактика. Сначала привлекаешь народ одной песней, а потом растопыривай карман и только успевай ловить монеты… Определенно, сегодня в этом городе у многих пополнились кошельки… и у многих опустели!

— Еще не ясно, у кого пополнились, а у кого — нет. Обогатились в основном купцы, да актеры, а они все приезжие. Да и эти, певцы, тоже родом далеко не из этих земель, — покачала головой Наринна.

— Да какая теперь разница. Народ ест, значит ему это нужно, — махнул рукой вор. От плавно текущей мелодии на душе у него стало спокойно, ругаться или шутить совершено не хотелось.

Вскоре и эта песня завершилась. Зазвучала другая, более строгая и резкая. В ней говорилось о доблестном воине, начавшим свой тяжелый путь зеленым юнцом и закончившим его опытным ветераном. Четвертая композиция вещала о преданности родине и любимому делу. Пятая плакала о неразделенной любви миранийского юноши к заморской девушке, которую скверные родители силой выдали замуж за богатого старика.

Вместо шестой песни выдохшиеся музыканты решили взять небольшую паузу и промочить горло, дабы голос звучал громче, а руки играли тверже. Трактирщик, умиленный столь редким представлением в своей таверне, любезно согласился взять все расходы по обеспечению музыкантов напитками и едой на себя.

То ли по велению судьбы, то ли по случайному стечению обстоятельств, желанные гости уселись рядом со столиком, где вот уже битый час просиживали Наргх с Клоином и Наринной.

Вор с демоном тем временем вели мирную беседу о возможности сокращения пути до жилища некроманта. Перспективы вырисовывались многообещающие, ведь теперь путники передвигались верхом.

— Если мы двинемся по Большому Кольцу, то сократим путь на несколько дней. Это ведь очевидно. Видишь, какая это удобная дорога! — уверял вор демона в истинности своих слов, тыкнув пальцем в карту. — Она огибает Арданский лес и проходит мимо Орхи. Нам как раз таки будет удобно пойти таким путем.

— Но тогда мы сделаем полукруг, — с сомнением глядел на карту Наргх. Он худо-бедно научился читать географические чертежи, и во многом уже мог поспорить с парнем.

— Сделаем, не спорю. Но эта дорога не так завалена снегом, как другие. Вот здесь, к примеру, — Клоин снова ткнул в карту, в то место, где проходила тонкая извилистая линия, — зимой вообще никто не ходит. А на Большом Кольце даже в самый лютый мороз можно встретить купеческий караван. А если поднимется буря, то тут, тут и тут, — палец запрыгал по кривым линиям, — ты вообще ничего не отыщешь. Там не то, что лошади, там сами прогшы не пройдут.

Демон молча глядел на карту, пытаясь сосредоточиться на выборе оптимального решения. Мнение парня его не устраивало, но иного выхода он не видел. Вор и вправду выбрал самый благоприятный маршрут.

Увлеченные поиском решения, парень с демоном, да и ученица алхимика тоже, не замечали косых взглядов одного из бардов. Того самого, что играл на лютне.

— Прошу прощения, дамы и господа, но не моги бы вы уделить мне минутку? — наконец обратился музыкант к соседнему столику.

— А? Что? — Клоин резко повернулся к вторгшемуся в их беседу человеку.

— Э-э-э… конечно, — неловко улыбнулась девушка, пораженная столь необычным обращением.

Наргх же промолчал, предусмотрительно натянув капюшон, дабы прикрыть лицо.

— Я невольно подслушал ваш разговор, в нем несколько раз упоминалось имя «Клоин». Разрешите узнать, знакомы ли вы с этим человеком. И если знакомы, то не могли бы вы мне сказать: кто он? — музыкант был сама тактичность.

— Да, конечно! Он… Ой! — взвизгнула ученица алхимика.

— Тихо ты, дура! — злобно проскрежетал вор, метая молнии в Наринну. Его сапог тем временем безжалостно вдавливал стопу девушки в пол.

— Мы знаем его. Но прежде, чем ответим на ваш вопрос, хотелось бы узнать, зачем он вам понадобился, — с фальшивой вежливостью протянул Клоин.

Наргх же внюхивался в запах жизни незнакомца. Ни вражды, ни каких-либо негативных эмоций он не чувствовал. Лишь дружелюбие. Выходило, что музыкант действительно был искренен в своих намерениях.

— Только ради Создателя, не пугайтесь меня! — улыбнулся бард.

— Да мы и не собирались. Пугаться певунов — последнее дело, — хмыкнул вор. — Так что вам нужно от Клоина?

— Дело в том, что есть один человек, мой старый друг, который носит именно такое имя. Но я очень давно его не видел. И мне хотелось бы отыскать его. Конечно, я не исключаю возможности того, что ваш знакомый и мой друг — совершенно разные люди и имеют лишь одинаковые имена. Тем не менее я хотел бы увериться в своих домыслах или же добиться их опровержения.

— Хм… старый друг говоришь, — глаза Клоина подозрительно прищурились. — А что ты можешь сам о нем сказать?

Наргх и Наринна в этот момент озадаченно переглянулись. Обоим было ясно, что вор играл с музыкантом. Но стоило ли присоединяться к этой игре — ни демон, ни девушка однозначного ответа дать не могли.

— Что ж… Я расскажу. В последний раз я видел Клоина лет десять назад. В те славные времена мы оба еще были подростками. Жили по соседству в Паранье — это такая захудалая деревенька в Фроксийском графстве. У Клоина не было родителей, только старший брат, имя которого я, к сожалению, запамятовал…

Лицо Клоина менялось на глазах. Подозрительности или недоверия в нем больше не было. Губы едва заметно задрожали, зрачки расширились, даже ресницы перестали моргать. Удивленный взгляд скрупулезно изучал лицо собеседника, пытаясь найти в нем знакомые черты.

— Ирвин? — сорвалось с губ вора.

Лютнист улыбнулся, в глазах заиграли радостные блики.

— Это ты!

— Ирвин? — тихо повторил парень.

— Клоин! — музыкант не сводил с собеседника глаз, в коих, впрочем, еще томилось сомнение.

— Раздери меня демон, неужели, это ты, Ирвин?

— Это я, Клоин! Это я. Ирвин Горлонский!

— Ирв, дружище! — кинулся обнимать старого приятеля вор.

— Клоха, братец! — ответил на дружеское приветствие бард столь же пылко.

— Как же давно мы не виделись! Я уж и позабыл, как ты выглядишь. Но сейчас вспомнил, все вспомнил. Скажу я тебе, ты нисколько не изменился. Только усы отросли, да и то хиленько как-то. А я-то думаю, кого ты мне напоминаешь? — на лице Клоина сверкала улыбка, но не такая, что была раньше, а совершенно иная — чистая, ничуть не обремененная ехидством.

— А ты изменился, возмужал! Но выражение лица осталось таким же, как и в те далекие детские годы.

— Вот это да! Садись к нам. Выпьем за встречу!

— С удовольствием! — закивал музыкант, но тут его голова резко замерла. Глаза загорелись еще больше. — А, может быть, лучше ты… вы все к нам, за наш музыкальный стол? — лютнист кивнул в сторону своих спутников.

— Нет уж, Ирв. Сначала выпей с нами, а потом поглядим.

— Хорошо, — быстро согласился певец. — Только ребят предупрежу. А то у меня скоро выступление.

И Ирвин Горлонский удалился.

Клоин сидел не шевелясь, как обухом ударенный. Глупое выражение счастья и неверия происходящему застыло на лице. Он глядел вслед приятелю, беспрестанно повторяя: «Вот это встреча!».

— Ты что, действительно знаком с этим человеком? — в глазах Наринны пылало обескураженное восхищение.

— По-моему они когда-то были друзьями, — предположил демон, не менее шокированный сложившейся ситуацией.

— Да… он мой старый друг. Надо же, бардом стал! Ни за что бы не подумал, — Клоин все еще не мог прийти в себя.

— Ты удивил меня, Клоин. Сильно удивил, — глаза девушки изумленно глядели на парня.

Вскоре Ирвин вернулся. И между двумя старыми друзьями потекла беседа.

— Познакомься, Ирв. Это Наргх, мой напарник, — вор указал на спутника. — А это — Наринна, — кивнул в сторону девушки.

— Мое почтение, дамы и господа! — низко поклонился музыкант. — Весьма рад с вами познакомиться! Друзья Клоина — мои друзья.

Наргх приветственно кивнул, Наринна же залепетала:

— У вас превосходный голос, господин Ирвин. Так поете, что душа разрывается. Для меня большая честь познакомиться с вами.

— Да будет, будет вам. Я всего лишь пою так, как чувствую, как ощущаю этот мир.

— А музыку и слова тоже сами сочиняете?

— Что-то сам, что-то мои ребята пишут. Но в основном беру из творчества других бардов, моих предшественников, — с удовольствием отвечал Ирвин. Улыбка на его лице ясно говорила, что ему нравилось обсуждать себя.

— Вот так случайность! Лучше расскажи, как ты докатился до жизни певуна. Как бардом то стал? — вклинился вор.

— Ох, Клоха, с тех пор, как мы с тобой бегали по подворотням и норовили кому-нибудь напакостить, много воды утекло. Через три года после вашего уезда из Параньи, мы тоже отправились в путь. Отец хотел поселиться рядом с дядькой, в Олшонском графстве. Но не все случается так, как мы того желаем, — улыбка стала спадать с лица Ирвина. — Во время путешествия на нас напали бандиты, скорее всего, дезертиры. Потом я слышал, как они промышляли в тех местах. Родители погибли, а все наши пожитки, разумеется, пропали. Я сам до сих пор удивляюсь, как мне удалось миновать смерть. Помню лишь, как я бежал, не оглядываясь и не останавливаясь ни на миг. Бежал в лес. До сих пор слышу хруст ломающихся под ногами веток и шелест сухой листвы. И помню, как жутко сквернословил догоняющий меня налетчик. И если бы не притаившийся в листве булыжник, об который этот мерзавец споткнулся, я сейчас не сидел бы за вашим столом, — лютнист умолк, лицо его посерьезнело. Совсем недавно сверкающие радостью глаза печально заблестели. Но Ирвин, упорно стараясь преодолеть тяжбу горьких воспоминаний, продолжил. — В результате того нападения я остался сиротой и бедняком. Потом меня приютили странствующие музыканты. Они определили, что у меня хороший голос и слух, и напророчили добрую славу, если вдруг я решу заняться их ремеслом. Один из них, Хорхе Вигсвун, научил меня всему, что знал, и даже подарил вот эту старушку, — Ирвин ткнул пальцем в свой музыкальный инструмент, висящий за спиной. — И после того, как мне исполнилось восемнадцать, я их покинул. Несколько лет подрабатывал в трактирах и гостиницах, на разных празднествах и гуляньях. Благо бардам всегда рады. Деньги платили хорошие, на житье хватало. Но потом в голову пришла мысль, что можно зарабатывать больше, если выступать не в одиночку и комбинировать музыку разных инструментов. Мне почему-то казалось, что народу такое сочетание понравится. И как оказалось потом — я был прав, — Ирвин снова мило улыбнулся. — Вскоре основал группу и со временем стал тем, кем являюсь сейчас. Такова моя история.

— Обворожительный рассказ, — умиленно вздохнула Наринна. На глаза выступили слезы, губы едва подрагивали. Похоже, что девушка до глубины души прониклась повествованием приятеля Клоина.

— Да, дружище, досталось тебе, — понимающе кивнул вор.

Наргх же говорить ничего не стал. Слушая историю нового знакомого, он беспрестанно разглядывал его ауру, внюхивался в запах жизни. Но ничего подозрительного по-прежнему так и не выявил.

— Да что все обо мне-то?! Расскажи лучше, как ты живешь. Как здесь оказался? Куда с друзьями путь держите? — резко перевел тему Ирвин.

— Да что рассказывать… — парень напрягся. Говорить о своем ремесле ему не хотелось, а врать… врать старому другу было стыдно.

Молчание затянулось.

— Наемники мы, — нарушил неловкое молчание Наргх.

— Наемники? — повел бровью музыкант.

— Да, — подхватил Клоин. — А что, не похожи?

— Да как бы сказать… — замялся лютнист. — Наемники обычно большими группами собираются, нежели ваша. К тому же среди них женщины не встречаются, — он скосил взгляд на Наринну, чуть улыбнулся и добавил. — Тем более такие молодые и красивые.

Девушка застенчиво улыбнулась, лицо вмиг залилось краской.

— Ну дык мы необычные наемники, — продолжал строить легенду вор. — Мы выполняем лишь особые поручения. Охрана караванов и их напыщенных хозяев — это не для нас. Мы корабли другого плаванья.

— И какого же? — заинтересованно блеснули глаза барда.

Повисла пауза.

Наргх с Наринной переглянулись. Но промолчали, дав возможность Клоину расхлебывать кашу вранья самому.

— И все-то тебе знать надо, Ирв. Соловей ты наш певчий! — растянул губы в улыбке парень, по-дружески хлопнув лютниста по плечу. — Прямо сейчас возьму и выложу секретное задание тебе на блюдечке!

— Секретное задание?.. Неужели?.. Странные вы наемники, — интерес Ирвина не испарялся, а, наоборот, только усиливался.

— Я ж говорю: необычные! Наргх — наша боевая сила. Он хоть и выглядит хиловатым, но поверь, стоит целого отряда. Наринна — лекарь, такие, как она, тоже иногда пригождаются, — ехидный взгляд скользнул по лицу девушки. — А я… — Клоин на миг задумался. — Я следопыт. Глаза и уши нашего отряда.

— Интересно. Может, хоть скажешь куда направляетесь? — не отступал бард.

— На север, — пожал плечами вор.

— Да? — загорелись глаза музыканта. — А точнее?

— Крайние Горы, — пробасил Наргх.

— Вот как! — Ирвин обратил взор на демона, глаза взволнованно забегали. — Вы, наверное, по Большому Кольцу пойдете?

— Еще не решили, — ответил демон.

— По нему, родному, конечно же, — влез в разговор Клоин. — Другие дороги нынче непроходимы.

— Ох, дамы и господа, — засуетился бард, оглядываясь по сторонам. — Это, наверное, удача, что я вас встретил.

— Конечно, удача, — хмыкнул вор. — Мы ж с тобой так давно не виделись.

— Это само собой, но я говорю о другом.

— О чем же?

Демон подозрительно прищурился, нечеловеческое обоняние снова заработало. Теперь оно определяло в Ирвине два колеблющихся чувства: волнение и легкую радость. Радость за что-то еще не содеянное, но близкое к завершению.

— В общем, просьба одна к вам есть.

— Какая? — теперь заинтересовался Наргх.

— Один мой приятель нуждается в помощи таких людей, как вы.

— Постой, Ирв! Если твоему приятелю нужны охранники…

— Нет, нет. Ему нужно попасть в одно место. Находится, кстати, оно близ Вактийского графства, что как раз по дороге на север. У него там очень важное дело. А сейчас небезопасно доверять кому попало, сам знаешь. Ты — мой друг, и тебе я верю. Поэтому, не могли бы вы помочь ему? Он заплатит. Щедро. Уж поверьте, я его знаю.

— Честно говоря, мы торопимся. А… сколько он заплатит?

— Давайте лучше я его позову, и вы сами с ним поговорите, — и, не дожидаясь согласия, Ирвин встал и направился к своему столу.

— Нам сейчас не нужен лишний попутчик, — прошептала Наринна, возмущенно глянув на Клоина.

— Сам знаю! Но… вдруг он много денег предложит.

— А что будем делать, если он распознает Наргха?

— Демон меня раздери, я не знаю! Но деньги нам тоже нужны.

— Тихо вам! — погасил разгорающуюся перепалку Наргх. — Сначала поглядим на этого человека, а потом решим. Хорошо?

— Да как скажешь! — пожал плечами вор.

Вскоре перед путешественниками предстало два человека: Ирвин и его приятель — высокий, коренастый, облаченный в длинную монашескую рясу с капюшоном. На вид ему было лет пятьдесят. Строгое и чуть вытянутое лицо с невозмутимым спокойствием взирало на потенциальных «наемников».

— Познакомьтесь, дамы и господа, это брат Толк, монах…

— Достаточно, Ирвин, я сам представлюсь, — вдруг перебил приветственную речь этот странный человек в рясе. И, не дожидаясь предложения присесть, бесцеремонно плюхнулся на стоящий рядом стул.

— Тогда я вас оставлю. А то мне пора выступать, — и Ирвин исчез.

— Клоин Рейден, — протянул руку вор.

— Как вы уже слышали, меня зовут брат Толк, — не обратив внимания на приветственный жест парня, заговорил человек в рясе. — Приветствия и любезности оставим на потом. От вашего друга я знаю, что вы замечательные люди и все такое. Лишний раз убеждаться в этом я не хочу. Перейдем сразу к делу.

— Извольте, — Клоин убрал руку.

Наргх тем временем начал внюхиваться в запах жизни нового знакомого. Характер приятеля Ирвина показался… демон не мог найти подходящего определения. Ясно было лишь одно — тип в рясе являл собой личность весьма неординарную и сильную. И почему-то он сразу понравился Наргху.

— Меня осведомили, что вы держите путь на север, выполняя какое-то поручение. Это так?

— Что-то в этом духе, — кивнул Наргх.

— Так вот, скажу сразу: мне нет до вашего задания никакого интереса. Можете не волноваться, разузнавать я у вас ничего не стану. Меня волнует лишь успешность выполнения моего дела. Вам ясно?

Наринна быстро кивнула, Клоин недовольно повел бровями — ему монах не нравился. Демон же остался сидеть без движения, продолжая изучать ауру гостя.

— Тогда продолжим. Как вам уже успел сообщить наш общий друг, мне нужно попасть в место близ Вактийского графства. Вы знаете где оно находится?

— Знаем, — неохотно кивнул вор. — А куда именно?

— Об этом чуть позже. Сначала скажите мне, сколько вы обычно берете за сопровождение человека?

— А сколько предложите? — в глазах парня заблестел интерес.

— Тысячу золотых! И торговаться я не стану, — глянув прямо в глаза Клоину, ответил брат Толк.

— Тысячу? — теперь интерес в парне буквально полыхал.

— Так много? — даже у равнодушной к богатству девушки загорелись глаза.

Невозмутимым остался лишь Наргх. Деньги, как и возможность наживы, его никогда не интересовали. Но, вопреки данному себе обещанию, помочь таинственному брату Толку ему по непонятным причинам хотелось.

— Да, тысячу. Половину получите сейчас, — на стол опустился увесистый кошель с монетами. — Остальное — потом.

— Так куда путь держим? — на лице парня засверкала счастливая улыбка, руки непроизвольно потянулись к деньгам.

— Это мне уже нравится, — довольно изрек человек в рясе и откинулся на массивную спинку стула. Переждав короткую паузу, он спросил. — Что вам известно о монастырях Братства Равновесия?..