Солнце медленно подкрадывалось к горизонту. Ветер постепенно стихал. Волны заунывно плескались о борт, обрызгивая холодной водой корпус галеры «Морская львица».

Артий, укутавшись в выцветшую синюю мантию с небольшим рисунком на спине (прищуренный глаз, олицетворяющий магию иллюзий) и шерстяным подкладом, стоял на носу корабля, приложив ладонь ко лбу и наблюдая за приближающейся землей.

Арейдек. Прекраснейший город всей Южной Мирании. Его безупречная красота не стирается даже с наступлением зимы. На него можно глядеть бесконечно — и каждый раз глаз вырывает новый особенный нюанс внешности. Невысокие аккуратно сложенные домишки выстроены ровными рядами. Меж ними пробегают узенькие, но вполне приемлемые для свободного проезда подвод и телег, улочки и широченные, мощеные дорогим камнем главные дороги. Фруктовые деревья, встречающиеся почти на каждом шагу, даже в это студеное время года выглядят вполне живыми и веселыми. Что и не говори, а зима здесь проходит почти незаметно.

— К вечеру пришвартуемся, — послышалось позади.

Маг обернулся, сразу же наткнувшись взглядом на высокого коренастого мужчину лет пятидесяти, одетого в потертый, но довольно вычищенный меховой камзол и треугольную шляпу. Капитан корабля смерил Артия взволнованным взглядом и снова направил взор в сторону дальнего берега. Глаза выдавали беспокойство.

— Не волнуйся, Менро. Как только я сойду на берег, сразу же растворюсь в толпе, и ты больше обо мне никогда не услышишь. Как и договаривались, — пообещал Артий.

— Я вам верю, господин маг, но… сейчас времена лихие. Брат брата предает. Что уж тут говорить о чужих людях.

— Слову мага можно доверять. Верь мне.

Менро неохотно кивнул. Тем не менее волнения на его лице не убавилось.

Артий вздохнул, вновь обратив взор в сторону земли, где уже начали загораться первые огоньки. Его ровное, покрытое мелкими бороздами морщинок лицо стало задумчивым. Зеленые глаза навострились, разглядывая прибрежный пейзаж.

— Неужели теперь в Мирании так худо?

— Хуже еще не было, — мрачно заявил капитан. — Если бы не зима, уплыл бы я к демону отсюда. И плевать на государственную службу. Эти стервятники уже всю душу выпили своими постоянными допросами. Куда плавал? Кого видел? А то они не знают, какую службу несу.

— Не легко тебе…

— Да то что! Казнят почем зря. На кострах сжигают, как шелудивых. Впрочем, что это я? Вам теперь все известно, — махнул рукой сам на себя Менро.

— Не говори уж! Наслышан. Не верится, — кивнул маг.

— Я бы тоже не верил, коли не видел. Двоюродного брата моего товарища сожгли заживо, за подозрение в колдовстве. Совсем спятили! Какой там колдовать, он всю жизнь овец пас.

— Печально, — безучастно произнес Артий.

— Тут еще сплетни ходят, что Агниус Фоншой вернулся. Помните такого?

— Фоншой? — снова повернулся к капитану маг.

— Ага. Помните какие ужасы творил?

— Нет, — мотнул головой Артий. — Меня тогда здесь не было.

— Ах, да! Извиняйте! Совсем забыл, что вы на том острове пятнадцать лет пробыли. А Фоншой тут эдак годков восемь назад такое учудил, что по всей стране шум ходил. Мстил, говорят. За Гильдию вашу, за погибших магов. Святош многих в могилу утянул, да и простого люду полегло немало.

— Я его помню. В гневе он был страшен, — слегка улыбнулся Артий.

На него нахлынули давние воспоминания. Одно время по Гильдии ходили слухи, как демонолог Агниус со своими учениками проводил страшные опыты. Нерадивые подопечные вызвали сильного демона, но справиться с ним не смогли, да и полегли все на месте. Чудовище успело разрушить пол башни, вырвалось на свободу и уже добралось до близлежащей деревни, начав кромсать местных жителей. Но тут явился Агниус и геройски изгнал его обратно в Бездну. Уставший, разочарованный и злой, он собрался было обратно, как вдруг путь ему преградили деревенщины с рогатинами. Глупые выскочки, они хотели отомстить великому демонологу за погибших односельчан, совершенно не смекая, что если бы не он, то все они полегли бы еще час назад. Фоншой разглагольствовать не стал. Ни просил, ни требовал, ни приказывал. А испепелил всех на месте и спокойно убрался восвояси. Эта одновременно жестокая и поучительная история почему-то всегда заставляла Артия злорадно улыбаться.

— И все-таки горя он принес немало, — вздохнул Менро. — Слыхал, что сам глава Ордена тогда от безысходности сжег сразу добрую сотню подозреваемых в колдовстве. Костер, говорят, был почти до неба. И криков казнимых — что голова лопалась. А жар пылал, как в самой Бездне.

— Как в Бездне, говоришь. А ты там был?! — с нескрываемой усмешкой покосился на капитана маг.

— Где? — глупо заморгал тот.

— В Бездне.

— Упаси, Создатель, — замахал руками Менро. — Что, вы! Что, вы!

Земля становилась все ближе. Артий уже разглядывал снующие по порту фигурки моряков и рыбаков, немногочисленные покачивающиеся по волнам пришвартованные шаланды.

— А об императоре что слышно? — продолжал интересоваться местными новостями маг.

— Да что! Глупый он. Толку никакого нет. Налоги из года в год растут, как на дрожжах. Жалование не прибавляется. Орден лютует — а ему плевать. Зато как гулянья проводить — он тут первый. Праздники навыдумывал. До народа ему дела нет. Плетки отца не хватает. Тот бы показал, какой рукой меч держать. Вмиг всю дурь бы выбил.

— Да, крепкая рука Влайдека Второго не помешала бы. Достойный был правитель, — понимающе закивал Артий. — Помню, как мы под его началом в военный поход ходили. Бунтовщики под Лагрилом засели. Целую неделю их выслеживали. А как выследили — они нас врасплох застали. Помню, нас тогда шесть магов было. Я, как боевой маг тогда еще совсем неопытный, попал под удар первым. Благо способностей хватило, чтобы защититься. Но все равно ранили меня. Если бы не Фенидий, помер бы от потери крови.

— Да я тоже в сражениях участвовал. Мы тогда под адмиральством Хайнеко ходили. На службу в семнадцать лет пришел. Весла то в руках не держал еще. Помню, бой был у Остригских островов. Наше судно тогда чуть под воду не ушло. Все-таки хорошие катапульты у ринельдцев были. А теперь молчат. Что сейчас в Ринельде происходит — никто не знает. Ни гонцов от них, ни торговцев.

— Ага. А сколько полегло тогда, в битве под Голеном?! Тысячи трупов, говорят, на кострах сжигали. Пятеро моих знакомых магов головы сложили там.

— Да, гордый народ, эти ринельдцы. Как их ни губили, как ни склоняли им головы, но так и не признали они власти Влайдека Второго, — с некой печалью покачал головой Менро.

— Что мы о Ринельде то! Народ достойный, но вымерший. У нас, как теперь вижу, своих проблем полно. Такую крепкую организацию разгромили. И куда, спрашивается, деваться таким как я?

— Ох, господин маг, меня об этом не спрашивайте. В таких делах я вам не помощник. На берег высадить — высажу, а дальше, извиняйте, сами, — пожал плечами капитан.

— Да не прошу я у тебя помощи, — отмахнулся Артий. — Досадно мне.

— Оно ясно, — понимающе кивнул Менро, потер подбородок. — Одежду бы вам сменить не помешало. А то в своей рясе далеко не уйдете.

— В этом ты прав. Дай мне что-нибудь такое, не привлекающее внимания.

— Давеча матрос один помер. Одежа хорошая осталась — могу предложить.

— Нет уж, — нахмурился маг. — Ты сам понимаешь, о чем говоришь?

— Коль не желаете, есть моя старая береговая одежа. Потертая, правда. На вас должна подойти, я как раз тогда такой как вы был, когда ее носил, — ни сколь не обидевшись, предложил другой вариант моряк.

— Давай ее.

Вскоре «Морская львица» пришвартовалась. На берег сошел ничем непримечательный человек высокого роста в одежде, знававшей лучшие времена. Никто в округе не смел даже предположить, кем на самом деле был этот неброский на вид мужчина. Лишь его изумрудные глаза выдавали неоднозначное отношение ко всему окружающему. Немного печальные, чуть усталые, но в глубине — чем-то неимоверно довольные.

С приближением ночи портовый кабак, как и все заведения подобного рода, шумел и гремел, подобно неудачно сварганенному алхимическому настою, готовому вот-вот взорваться. Со всех щелей питейного дома лились песни и лихие шутки, смех и озлобленные крики.

Артий тяжело вздохнул, остановившись перед входом, над которым красивыми резными буквами была выгравирована надпись: «Нахальная русалка». Двое угрюмых сторожил, покосились исподлобья, но промолчали.

Внутри, несмотря на довольно прохладную погоду, было душно. Пьяный дух вина, веселья и дешевого разврата витал в воздухе, как дым курильщика. Заскучавший маг, размышляющий о предстоящих еще толком необозначенных делах, невольно ухмыльнулся. Давненько он не посещал подобных мест.

— Агрх-х-х… Эй… как там тебя, разливальщик! Подлей еще огоньку! — орал с одной стороны хриплый голос.

— Давай сюда! — вторил ему другой.

— За хороший улов, — звучал чей-то тост.

Сосредоточиться было невозможно. Мысли начали путаться, и маг решил расслабиться, опрокинув пару кружек арейдекского красненького.

Задерганный трактирщик скользко глянул на нового посетителя, скороговоркой пролепетав:

— Добро пожаловать в наше заведение! Что будете заказывать?

— Вино местное давай. Бутылку, — так же быстро ответил Артий.

Изящная, вытянутая конусом бутылка тяжело опустилась на стойку.

— И еды какой-нибудь дай, — попросил маг, взвешивая емкость в руках. — Тяжеленькая. И много тут?

— Полторушка. Меньше не продаем… Еды вам какой. Есть…

— Давай дежурное, — махнул рукой Артий, не имея совершенно никакого желания выслушивать все меню.

На стойке тут же появилась украшенная овощами тарелка с зажаренной в луке огромной рыбиной.

— Сколько с меня? — рука Артия нырнула в карман.

— Один серебряник и два медяка, — быстро сосчитал трактирщик.

— Денег нет, но могу предложить серебряную ложку, — маг тут же выложил столовый предмет украшенный изящным узором.

— Ну, как бы… — замямлил трактирщик, неуверенно поглядывая на ложку. — Такие вещи мы обычно не принимаем.

— Да будет тебе!.. Здесь серебра на целых четыре монеты, если не больше.

— Металл то не фальшивый?

— Обижаешь, — наигранно обиделся маг.

— Хорошо, беру, — отчаянно махнул тот, искоса поглядывая на недовольно бурчащую толпу, собравшуюся за безденежным посетителем в очередь.

— И еще я возьму комнату на ночь. На сдачу.

Трактирщик кивнул, передавая клиенту ключ с номером «12».

Артий оставил ложку и тихо скрылся из виду.

Уселся он за самый дальний стол. Походный мешок, где пряталась запретная мантия уничтоженной гильдии и куча самых разных вещей магической причастности, положил у ног, да так, чтобы никто, не доведи Создатель, его не спер. И принялся за одинокое пиршество.

Вскоре от рыбины осталась треугольная голова, да обглоданный хребет с тоненькими реберными косточками. Бутыль вина опустела ровно наполовину. Насытившийся и приятно охмелевший маг, откинулся на спинку стула, предоставив себе возможность послушать местные сплетни. В основном говорили о тяжкой жизни, работе, повышении налогов и прочей чепухе. Кое-где чуткое ухо мага улавливало шепот об творимых зверствах инквизиции, о вновь появившемся ужасном повелителе демонов Фоншое.

Да, Агниус Фоншой. Уже далеко не первый раз Артий слышит это имя. И если люди о нем говорят, значит для того действительно есть повод.

Агниус Фоншой. Как же популярно стало это имя ныне. Неожиданно промелькнула мысль: а не примкнуть ли к нему? Артий не строил иллюзий касательно перспективы и понимал, что в одиночку ему не выжить в этом новом государстве с антимагическим укладом. Тем более слухи о том, что великий демонолог объединяет разбежавшихся магов, наводили на неоднозначную мысль: Фоншой собирается дать отпор Ордену. Войны Артий не страшился и небезосновательно полагал, что лучше умереть геройски за идею, чем бесславно и позорно скованным цепями на костре. К тому же под крылом могущественного мага, способного выжить после «Инквизиторской чистки» и, мало того, устроить после этого кровавую бойню, Артий будет чувствовать себя куда увереннее.

На том Артий и порешил. Налив себе очередной бокал вина, он поднял его и мысленно произнес тост. За принятое решение.

Опустевший бокал стукнул о столешницу. Худая ладонь прошлась по губам, вытирая капли вина.

Перед глазами подпитого мага появилась молодая и в меру симпатичная женщина, одетая в откровенного вида платье с широким декольте. Пышная грудь прямо-таки приковывала взгляд к себе.

— Не желает ли уважаемый господин как следует расслабиться? — кокетливо протянула женщина, облокотившись о стол и изогнувшись в соблазнительной позе. Ее грудь стала еще ближе, и еще доступнее.

Приятное ощущение кольнуло внизу живота. Артий тихо сглотнул, вмиг забыв об Агниусе Фоншое и своем плане. Высокая грудь, изящная фигура, умело, пускай даже с неким излишеством, накрашенные и так манящие забыться в теплых объятиях глаза сразили давно позабывшего прелести женской ласки мага. В голове ураганом пронеслись воспоминания пятнадцатилетней давности. Дом Ласк. Лучшее место для утоления похоти. Красивейшие женщины всей империи одаривали своей нежностью знатных мужчин всей Мирании. Но их услуги стоили недешево. Артий слил в это предприятие гору золота, благо его тогдашнее положение это позволяло.

— Как тебя зовут? — спросил он, вынырнув из прошлого.

— Лориенна, но для тебя просто Лора, — ответила проститутка, скатываясь к Артию на колени. — А тебя как?

— Мастер Артий, — выплюнул маг, едва держа себя в руках от возбуждения. Долгие годы воздержания не пошли на пользу. Измученный организм требовал свое.

— Мастер? — наигранно удивилась Лора, начав ерзать у Артия на коленях. — И каких же дел ты мастер?

— Я… я… мастер многих дел, — пролепетал маг с идиотской улыбкой. Охмелевшая голова совсем не варила. А чары проститутки выбили из нее последний рассудок.

— Комнату уже снял, милый? — пролепетала женщина, одна ее рука нежно обвилась вокруг его шеи, вторая — поправила спавший на лицо локон.

Артий кивнул, не сводя глаз с соблазнительных форм девушки.

— Какая комната? — продолжала искушать голосом Лора.

— Двенадцатая. А какова цена?

— Три серебряника. Но оно того стоит, милый. Поверь мне, — чарующе улыбнулась проститутка.

— Хорошо, но денег у меня нет. Зато есть кое-что другое? — рука колдуна юркнула за пазуху и извлекла оттуда блестящий бутончик розы.

— О, как мило! Что это? — искренне удивилась Лора, глаза ее хищно загорелись.

— Серебряная роза. В обмен на твои услуги.

— Я согласна, — пальцы проститутки нежно перехватили плату, пряча ее в недрах платья.

В следующий миг девушка поднялась с колен нового клиента, ее ладонь сжала тощую руку мага и повлекла его к комнате под номером двенадцать.

Позже, когда проститутка, сделав обещанное, ушла, Артий долго осуждал себя, что так скоро поддался женским ласкам, забыв про бдительность. Впрочем, женщины всегда были его слабостью.

Глубокой ночью, когда гул в таверне стал утихать, окончательно отрезвевший и немного отдохнувший маг принялся за дело. Примкнуть к Агниусу то он решил, но вот для этого его нужно было сначала найти. А делать это, полагаясь лишь на слухи и сплетни, было, по крайней мере, неумно. Посему Артий прибег к намного более действенному способу.

Разложив вкруг себя блюдца с травами, он уселся в центре комнаты. Скрестив руки на груди и закрыв глаза, он тихо проговорил знакомый только ему текст и глубоко вдохнул. Чуть подождал. Потом взял свечу и по очереди поднес ее к каждому блюдцу. Дергающийся язычок пламени схватился с сухой травой. Содержимое блюдец начало источать резкий запах, к потолку потянулось шесть извивающихся струек дыма. Маг снова скрестил руки и закрыл глаза. Глубоко вдохнул. Немного переждал. Выдохнул. Губы едва заметно зашевелились. В скороговорке непонятного текста явно проскальзывало лишь два слова: Агниус и Фоншой.

В голове Артия тем временем вырисовывалась малопонятная картина. Леса, поля, покрытые снегом горы и реки, города, села. Он то видел мир с высоты птичьего полета, то оказывался в какой-то одной наземной точке обзора. Перед его туманным взором мелькали люди, незнакомые и прозрачные, как призраки. Агниуса Фоншоя он не нашел. Это значило лишь одно: либо заклинание «Орлиного взора», перенятое у шамана племени Шимбака, не работало, либо великого демонолога в этом мире в данный момент времени не было. Первого не могло быть по определению, так как на познание нового заклятия Артий потратил прорву времени и изучил его более чем полностью. А второе… Тут маг задумался.

«Орлиный взор» Агниуса не усек. Но великий повелитель демонов должен быть в этом мире. Сплетни и слухи не могут быть настолько безосновательными. Или, может быть, он замаскировался?

— Точно! — Артий ударил себя в лоб.

Агниус всегда был скрытной личностью. Завуалированная аура, таинственность деяний — эти атрибуты жизни сопровождали великого демонолога на протяжении всей его карьеры мага. Никто не мог наверняка знать, чем он занимался. Кроме его учеников.

«Точно!» — снова подумал Артий.

Надо искать учеников. Мысленно он перечислил всех, кого знал. Ралог Шин, Инкин Вирский, Алкин Вейнер, Люцик Мирчанский, Янсук Роволд, Диантр Бойс… Кто еще? Одни погибли от лап демонов, других, наверное, скосила инквизиция. Кто мог выжить? Ведь почти все они были демонологами, а их Орден уничтожал в первую очередь.

И снова озарение свалилось, как камень на голову. Орлинав Темный. Отъявленный мерзавец, что в свое время изрядно попортил Артию жизнь. Конечно, он не был полноценным демонологом. Бросил обучение, когда чуть не погиб от когтей неудачно вызванного демона. И стал неплохим некромантом. Злобным, паршивым выродком, уже в шестьдесят лет ставшим наполовину мертвецом. Из-за зависти он наслал проклятие «Скорого гниения» на любимую тогда Артием женщину. Та за считанные недели превратилась из первой красавицы в костлявую, серокожую, покрытую ужасными струпьями уродину, вскоре скончавшуюся в невыносимых муках.

Артий злобно заскрежетал зубами, вспоминая давние события. Из-за той выходки Орлинава он возненавидел всю некромантскую братию целиком. И искренне желал ей худшей участи. И когда до него дошла весть о падении Гильдии, где-то наравне с сожалением ликовала и та часть его души, что совсем недавно готова была принести себя в жертву лишь ради одной идеи искоренения некромантии.

Но ведь некромантов Орден тоже истреблял с особой живостью. И вероятность того, что этот полумертвый ублюдок жив, ничтожно мала.

Артий усмехнулся, дивясь такому повороту судьбы. Когда-то он желал Орлинаву смерти, теперь же отчаянно надеялся, что тот жив.

Маг снова закрыл глаза, губы зашевелились. Сейчас в неясном массиве текста выделялось два других слова, произнося которые колдун невольно кривился.

В голове возникло нечто вроде карты, только не настольной бумажной, кои используют путешественники и мореплаватели, а иной — с возможностью обзора с трех сторон. Вскоре появилась и костлявая фигура искомого объекта, промелькнуло знакомое искореженное злобой лицо. Артий мысленно усмехнулся — ненавистный некромант стал еще более омерзительным. Тут же обозначилось его местонахождение. Крайние горы.

— Далековато же ты забрался, навозный червь, — просипел Артий, недовольно морщась. Тащиться в такую даль, да еще зимой, ему совершенно не хотелось. Но во всяком случае его радовало то, что тот хотя бы был жив. Он придет к нему, узнает как найти Фоншоя, а потом — убьет. Да, медленно, мучительно вытянет остатки его жалкой жизни — каплю за каплей. И никакой Кодекс Гильдии ему не помешает.

Завершив заклинание, Артий лег спать. Проснулся он в пять часов утра, собрал пожитки и покинул город.

Наутро по Арейдеку пронеслась странная весть, гласящая, что в городе завелся необычный вор. То ли магией, то ли каким иным талантом ему удалось облапошить аж трех добросовестных граждан империи: трактирщика, проститутку и продавца лошадей. Со всеми тремя за оказанные ими услуги он расплатился не империалами, как положено в честной и справедливой Мирании, а серебряными предметами и украшениями, что утром оказались обычными деревянными безделушками. И что самое интересное, ни один из обворованных не смог даже приблизительно описать его внешность.