Меж иссушенных временем стволов деревьев осторожно пробирался темный силуэт. Путник, облаченный в кожаный дорожный плащ с капюшоном и высокие сапоги, иногда останавливался и замирал, становясь почти неразличимым среди уродливых коряг погрязшего в болотах леса. Он принюхивался, вглядываясь в удушливую мглу зловонных испарений, и, чуть переждав, снова продолжал свой туманный путь. Казалось, что он упорно что-то искал.

Внезапно путник остановился. Снова замер, принюхался; недолго думая, развернулся и направился в обратную сторону — туда, откуда и пришел. Теперь же движения его были спокойными, словно цель, так безупречно им преследуемая, вовсе перестала существовать. По унылой походке можно было с уверенностью сказать, что его постигло разочарование. Или банальная усталость.

Преодолев некоторое расстояние, путник вновь остановился. Неподалеку он узрел мерцание огонька. К нему он и направился — к этой единственной частичке цивилизации.

Огонек, а точнее небольшой костер, казался ему единственным родным местом посреди этого огромного чужого мира. Мира, в котором он успел прожить уже почти полгода, но постигнуть сути его бытия еще так и не успел.

Взгляд путника упал на двух сидящих подле огня человек: мужчину и женщину — вора и ученицу алхимика. Двух таких же страдальцев, блуждающих в его скромной компании по бескрайним топям.

— Ну что, Наргх, учуял кого-нибудь? — уныло обратился мужчина к путнику, даже не мужчина, а парень лет двадцати пяти.

— Ни людей, ни животных. Только всякая мелочь вроде лягушек, — сухо ответил тот, присев к костру.

— Да уж… — протянул парень. — А ведь поначалу нам это путешествие казалось таким простым… «Два дня по болоту и мы на тракте», — не ты ли это говорила, Наринна?

— Любой заблудиться может, — резко ответила девушка. — И, между прочим, с этим планом были согласны все. И ты в том числе.

— То-то и оно. Согласились все, и теперь уже седьмой день блуждаем по треклятому болоту, будь оно не ладно!

— Сегодня уже восьмой, — поправила парня девушка. Вздохнула. — Восьмой день, как мы покинули Приболотную.

— Тем более! Демон меня раздери, и зачем я согласился на все это?!

— Ладно вам, — перебил перепалку вора и девушки Наргх. — Я-то хоть ничего и не учуял, но чувствую, что мы уже близки к людским поселениям. Завтра нужно будет пораньше отправиться в путь.

— Да тебе всегда нужно, чтобы мы пораньше отправлялись. И так уже ни хрена не спим и не едим. Только идем да идем, — проворчал Клоин и растянулся у костра, подложив под голову походный мешок. Пробурчал. — Только вот куда идем — неизвестно.

— Сегодня ночью я осмотрю окрестности. Попытаюсь пройти дальше. И сосредоточусь на чутье. Постараюсь выжать из себя как можно больше, — произнес Наргх, не обратив внимания на недовольную реплику Клоина.

— А нужно ли? — устало поглядела на Наргха Наринна. — Ты же только что вернулся, так ничего и не узнав.

— Я попытаюсь. Этой ночью я все равно спать не буду, так лучше с пользой провести время.

— Вам, демонам, хорошо. Можете не спать и не есть сутками, — с восхищением произнесла Наринна.

— Жаль, что вы так не можете, — добавил Наргх. — Из-за вашего сна мы теряем много времени.

— Ну уж извини нас за то, что мы жалкие людишки, а не достопочтенные демоны, — съязвил Клоин, приподымая голову и недобро поглядывая на приятеля.

Наргх покосился на спутника, но промолчал. Тяжело вздохнул и уныло уставился на дергающиеся языки пламени, так приятно напоминающие о родном мире.

Клоин тоже отвернулся. Он злился на все и на всех: на Наргха, на Наринну, на болото, на весь мир. И даже на самого себя. Ему хотелось оказаться в какой-нибудь таверне, пусть даже самой захудалой. Выпить свежего пива или вина многолетней выдержки. А самое главное — ему ужасно хотелось лечь в теплую постель. И желательно с похотливой арейдечанкой.

Но все эти прелести цивилизации были далеки от него, а самое страшное, что он даже не знал, насколько далеки. Мысль о том, что они не смогут найти выхода из этих зловонных топей до конца своих дней, угнетала как неизбежность скорой смерти.

Наргх, Клоин и Наринна держали путь к жилищу Орлинава Темного, некроманта и бывшего демонолога. Чтобы не попасть в лапы к инквизиторам, они решили двинуться через Великое Болото, однако сбились с дороги и теперь пробирались наугад. И все трое уже не раз пожалели о том, что тогда, полторы недели назад, не пошли прямой и короткой дорогой, хотя возможно и более опасной.

Ночь наступила быстро. Тускло мерцающие точки звезд, словно миллиарды светящихся осколков, высыпались на темно-синее полотно неба. Тьма наступила непроглядная и какая-то дикая. Она будто подкралась и напала, как хищный зверь из засады. Все погрузилось во мрак, пронзаемый лишь легким свечением звезд и дотлевающими угольками потухшего костра.

Глубокой ночью, когда Клоин и Наринна уже спали, демон отправился в очередной рейд — изучать окрестности. Он делал так почти каждую ночь. Наргху было легче сосредотачиваться на чутье, когда вблизи никого не находилось. В этом случае он мог «прощупывать» жизнь на гораздо большем расстоянии.

К тому же за последние дни Наргх начал ощущать в себе очень интересные изменения. После того, как его демонические способности восстановились от побочных действий эликсира Оборота, он почувствовал доселе неведомую энергию. То ли сказался эффект зелья, то ли демон просто повзрослел, — так или иначе, его умения заметно возросли.

Ко всему прочему, магические способности Наргха тоже заметно усовершенствовались. Огонь вызывался намного легче, причем при появлении полыхал так, словно принадлежал самой Бездне. Демон едва мог его контролировать.

Начали появляться зачатки и к другим магическим умениям. Но к каким именно, Наргх еще определить не мог. Он отчетливо чувствовал в себе клокочущие силы, рожденные в недрах души. Но во что конкретно они перетекут, оставалось только ждать.

В физических же возможностях улучшений не наблюдалось. Во всяком случае, Наргх их не ощущал. Сила и реакция остались прежними. Разве что демон стал чуть выносливее, но тут могло сказаться банальное взросление.

Утро наступало медленно, тягостно и как-то неохотно. Солнце яркими лучами обласкало начинающий светлеть небосвод, поползло по нему лениво и сонно, словно и вовсе делать этого не желало.

— Вставай, Клоин. Уже утро, — начал будить парня Наргх.

— А… что?.. — неожиданно очнулся тот и недоуменно уставился на склонившегося над ним демона.

Наргх окинул парня удовлетворенным взглядом и, долго не думая, принялся будить девушку, на лице которой уже полночи красовалась умиленная улыбка.

— Едва только рассвело, а ты уже будишь, — проворчал Клоин, протерев глаза. — Ну не изверг ли ты?! Самый что ни на есть настоящий демон. А я в тебе еще сомневался!

— Нужно собираться, — отрезал Наргх.

— Ну и холодрыга! — пробормотал вор, укутавшись в плащ. Потом взглянул на зевающую Наринну, пытающуюся привести волосы в порядок, и недовольным голосом добавил. — Ты же маг. Наколдуй тепла, а то окочуримся скоро.

— Я не такой маг, который заклинаниями владеет. Я алхимик, к тому же начинающий…

— Ну вот! А еще говорила, что будешь помогать нам магией.

— У меня, конечно, есть одно согревающее зелье, но я бы предпочла оставить его на более холодный случай. Впереди морозы, — произнесла девушка. — А впрочем, если тебе так уж холодно, можешь отхлебнуть.

— Нет уж. Я как-то напился с твоим учителем какого-то магического варева. Вырубило меня тогда основательно. Так что я теперь доверяю только одному согревающему зелью — вину, — решительно проговорил парень и с досадой добавил. — Но мы, к сожалению, его уже все выпили.

— Не мы, а ты, — поправила его Наринна.

— Ну, я, — не стал спорить Клоин. — Я вам предлагал, но вы же отказывались.

Наринна хмыкнула и отвернулась, всем видом показав, что не желает продолжать разговор.

— Да, надо было больше брать. Кто же знал? — с досадой признал вор и принялся паковать вещи.

Спустя несколько минут путники уже шагали по болотистой почве, обходя уродливые коряги и тягучие трясины. Наргх шел первым. За ним неуверенно плелся Клоин, держа в руках длинный шест. Им он проверял почву, на которую ступал. Так он решил поступить после того, как однажды, нечаянно оступившись, чуть не утонул в тягучем зыбуне. Завершала шествие Наринна. Она без сомнений ступала по следам спутников. Девушка была полностью уверена, что уж если болотистая почва выдержала увесистых Наргха и Клоина, то под ней, хрупкой девушкой, она точно не провалится.

По правде сказать, демон не был увесистым. Его широкая, налитая мышцами фигура хоть и казалась грузной, тем не менее веса в ней было раза в полтора меньше, чем у человека аналогичной комплекции. Тот же Клоин был тяжелее Наргха, хоть и выглядел при этом худее.

Через некоторое время Наргх начал ощущать запах чьей-то жизни. Но не людской. Человека бы он сразу определил верст за семь, не говоря уже об оставляемом им остаточном потоке, который демон учуял бы еще раньше.

Этот же новый запах ему был еще не знаком.

Местность тем временем менялась. Зыбунов стало больше, а сухая земля, наоборот, встречалась все реже. Ноги путников по щиколотку утопали в вонючей жиже.

— Я чувствую чью-то жизнь, — решил, наконец, осведомить спутников демон.

— Чью-то жизнь? Ты имеешь в виду людей?! — обрадовался Клоин.

— Нет, не человеческую, чью-то другую. Возможно, это какое-то животное.

— Лягушки. Их здесь полно, — махнул рукой парень.

— Нет. Это не лягушки и не тритоны и ни что-либо подобное. Это что-то крупное…

— Странно. На Великом Болоте ничего крупного не водится, разве что на окраине. Это гиблые места. Хотя, возможно… — задумалась Наринна. — И все-таки нет. Здесь ничего не должно быть.

— Да что вы в самом деле! Тут никакое нормальное животное жить не будет. Они что, чокнутые, что ли?! Это только Ролус может себе такое место выбрать! — заулыбался Клоин. — Так что, Наргх, врет тебе твое обоняние. Ты либо человека чуешь, либо тебе все это мерещится, — скептически произнес вор.

— Я же говорю, точно не человек это, но что-то другое. Что-то не совсем разумное, — настаивал на своем демон.

— И, между прочим, дедушка Ролус не по своей прихоти болото выбрал. Он ради спасения это сделал. Так что, не надо так говорить, — юная алхимичка недобро поглядела на парня. Она всегда обижалась, когда Клоин бездумно плел всякую ерунду про ее учителя.

— Да ладно тебе! Я ж не со зла, — отмахнулся вор.

Внезапно Наргх замер, словно превратился в статую, и принюхался.

— Кажется, оно приближается, — с явным сомнением проговорил демон и тут же резко добавил. — Нет, оно точно приближается… По-моему, это существо нас тоже учуяло.

— Где оно? Я его не вижу, — завертел головой парень.

— Я тоже, — тихо проговорила Наринна, с осторожностью озираясь по сторонам.

— Только не говори, что оно невидимое, — язвительно произнес Клоин.

— Оно почти рядом, я чувствую.

Клоин продолжал внимательно глядеть по сторонам. Его рука непроизвольно потянулась к кинжалу.

— Может быть, это тритожабы? Ну, те мутанты, коих Ролус наплодил, — предположил вор, держа ладонь на рукояти кинжала.

— Нет. Я их почти что не распознаю. А это… это что-то очень ощутимое, — задумчиво проговорил Наргх. Он продолжал принюхиваться. С каждым мигом запах неизвестного существа становился все сильнее.

Через несколько мгновений где-то почти рядом приглушенно булькнуло. Вода в добрых десяти локтях от путников покрылась мелкой рябью.

— Оно под водой! — внезапно осенило девушку. — Поэтому мы его не видим.

— Да, наверное, так и есть, — согласился Наргх. Он напрягся. Чувство Нападения молчало, словно его и не было вовсе, но что-то демону подсказывало, что его подстерегала опасность.

Теперь все упорно взирали на воду — мутную жижу, разглядеть в которой практически ничего не удавалось.

Внезапно, в нескольких локтях от путников, из воды высунулось нечто бесформенное, темно-зеленого цвета. Через пару секунд оно исчезло и появилось снова, но уже на шесть локтей ближе и во весь рост.

Это было странное и ужасно неприятное на вид зрелище. Создание напоминало гигантского бесформенного слизняка, но только очень подвижного — его тело извивалось и пульсировало. Внизу располагалось множество мелких щупалец, служивших, судя по всему, хватательными конечностями. Ни глаз, ни носа, ни ушей не наблюдалось, лишь на верхней части тела зияла широкая, изобилующая множеством мелких зубов, пасть.

Существо пронзительно запищало и резко рвануло в сторону обомлевших от ее вида путников.

— Демон меня раздери, что это?! — воскликнул Клоин. Кинжал со свистом выскользнул из сапога и уже был наготове. Выглядело это, конечно, забавно — человек угрожал огромному монстру маленьким клинком.

Наргх скинул рюкзак, быстро сорвал плащ и перчатки, готовясь к неизбежной схватке. Странно, но Чувство Нападения в нем по-прежнему молчало. Демон на мгновение подумал, что и вовсе лишился этой полезной способности. К тому же его удивило, что это новоявленное существо нисколько не боялось его, как остальные животные.

Наринна же предпринять ничего не успела. Она лишь испуганно охнула. В тот же миг огромный слизняк оказался над ней. Из скользкого тела в сторону обомлевшей девушки устремилось несколько щупалец. Эти мокрые от слизи нити в мгновение обвили обе ноги, правую руку, торс и потащили безуспешно вырывающуюся жертву в расширяющуюся пасть.

Раздался оглушительный визг. Девушка затрепыхалась, словно попавшая в сеть птица. Свободной рукой она отчаянно пыталась освободиться от скользких щупалец, но у нее ничего не выходило.

Клоин обалдело глядел на мерзкое существо, затягивающее в пасть Наринну, и ничего не мог поделать. Слишком уж все быстро происходило.

Действовать начал только Наргх. Освободившись от одежды, он незамедлительно ринулся на противника, выставив перед собой когти. Обдать огнем врага он не решился: слишком уж велик риск задеть Наринну.

Мгновение, и демонические кинжалы с глухим свистом вонзились в мягкую плоть. Зеленоватая слизь брызнула во все стороны.

Звонкий писк раздался из пасти гигантского слизняка. Несколько извивающихся щупалец угрожающе устремились в сторону обидчика. Не дав врагу возможности что-то предпринять, они окутали его, подняли над землей.

Наргх злобно зарычал, начав интенсивно работать руками. Щупальца один за другим падали в болотную муть. Подобно раненым змеям, отрубленные конечности плескались и извивались в воде.

Существо запищало еще громче, разбрызгивая во все стороны зеленую кровь. Оно с силой отбросило девушку и освободившимися щупальцами начало зажимать Наргха.

Демон не сдавался, но он никак не мог справиться с таким огромным количеством подвижных отростков. Одни щупальца зажали ему горло, другие сдавили грудь, руки и ноги. Через время Наргх уже совсем не мог сопротивляться, лишь безуспешно дергался, как живая рыба в руках.

Клоин тем временем очухался. С криком отчаянья он бросился на существо, но тварь была быстрее. Несколько щупалец метнулось к новой жертве, ловко ухватив ее за ноги. Резко дернуло беспомощное тело, потом подняло над собой и отшвырнуло в сторону, подобно избалованному ребенку, бросающему наскучившие игрушки куда подальше. Клоин плюхнулся в жижу, расплескивая во все стороны вонючую воду.

Наргх по-прежнему пытался вырваться. Ему удалось перегрызть одно щупальце, и теперь он отчаянно клацал зубами, пытаясь ухватить очередной отросток. Дышать демону становилось все тяжелее. Создание с неимоверной силой давило на горло, стараясь то ли задушить, то ли сломать шею обидчику. Так или иначе, Наргх чувствовал, что силы покидают его. Некогда красное лицо налилось кровью и приобрело почти черный цвет.

Наринна быстро оправилась от шока и теперь судорожно рылась в рюкзаке, отбрасывая в сторону попадающие под руку предметы. Вот в ее руке появилась мензурка. Быстрым взглядом она прошлась по надписи на этикетке и ринулась к Наргху.

— Клоин, не подходи! — крикнула она парню, который к тому времени уже вылез из болотной мути и подбирался к твари, держа в руках шест.

— Почему?! Ты хочешь, чтобы это уродство задушило Наргха?

— Отойди, я тебе говорю!

Парень замер. Он, наконец, увидел в руке девушки склянку с синей жидкостью и догадался, что она хочет сделать. Бросил шест и попятился.

Наргх держался из последних сил. Он уже не дышал и не дергался. Руки и ноги онемели так, словно их не существовало. Тварь не пыталась съесть жертву, а только нещадно душила, выжимая последние остатки жизни.

Наринна находилась уже рядом. С глухим хлопком она выдернула пробку и, ни секунды не мешкая, резко выплеснула содержимое колбы на пульсирующее тело.

Синяя жидкость с шипением подгорающего масла начала жадно впитываться в скользкую плоть. Кожа в месте попадания стала лопаться, образовывались глубокие, хлещущие зеленой дрянью раны.

Тварь пронзительно запищала и с силой отбросила Наргха в сторону. Обмякшее тело, как выпущенный катапультой снаряд, отлетело на добрых два десятка локтей и плюхнулось в зеленую жижу.

Существо продолжало звонко пищать. Оно металось из стороны в сторону. Щупальца хаотично шлепали по воде и беспорядочно извивались.

Едкая кислота нещадно делала свое дело, поражая новые участки тела и превращая их в кровоточащие раны.

Через пару минут создание совсем обессилило и с шумом падающего дерева плюхнулось в жижу. Оно еще какое-то время агонизировало, но после безнадежных попыток подняться, начало постепенно стихать и вскоре погибло.

— Фу-у-у-х! — с облегчением вздохнул Клоин, презрительно глядя на бесформенную тушу мерзкой твари, щупальца которой еще мелко подергивались. — Оно издохло?

— Да, — без нотки сомнения ответила девушка. — Против кислоты Мораана ничто живое не устоит. Жаль, что пришлось потратить весь флакон.

— Да уж! Тварь еще та была.

— Где Наргх, — Наринна перевела взгляд на то место, куда существо отбросило демона.

Голова Наргха была едва видна. Лицо с застывшей злобной гримасой заметно посветлело, но еще не приобрело естественную окраску. Глаза и рот были закрыты.

— Эй, Наргх, ты живой? — склонился над демоном вор.

Наргх молчал.

— Ну что там? — спросила девушка.

— Не дышит. Может, искусственное дыхание сделать?

— А ты умеешь?

— Да, еще в детстве отец показывал. Изо рта в рот воздух вдувать надо… — парень осторожно поглядел на пасть демона и добавил. — Но ему я этого делать не буду.

И тут демон глухо захрипел. Потом перевернулся на бок и начал тяжело кашлять и отхаркиваться, словно больной чахоткой. Через мгновение он выплюнул черный сгусток крови, и кашель прекратился.

— Где оно? — прорычал Наргх. Его голос прозвучал грубо, как тогда, до принятия зелья Оборота.

— Издохло, — произнес Клоин и, улыбаясь, добавил. — Ну как ты себя чувствуешь, демон ты наш непобедимый?

— Лучше.

— Слава Создателю, что ты не погиб, — с облегчением сказала Наринна.

— Смешно звучит, — усмехнулся вор.

— Что смешно?

— «Слава Создателю» звучит смешно. Благодарить Создателя за то, что он спас демона… как-то это противоестественно.

— Мы давно уже убедились, что Наргх — необычный демон. Он добрый, поэтому Создатель помогает ему.

— Ладно, — махнул рукой вор. Он не любил разводить дискуссию по поводу доброжелательности и порядочности Наргха. — Проехали.

Демон встал, медленно потянулся. Отек, оставленный от смертельной хватки щупалец, начал быстро спадать — сверхъестественная регенерация не переставала удивлять.

— Странное существо. Оно нисколько не испугалось меня. И было невероятно сильно, — вымолвил демон с ноткой восхищения, как только все трое подошли к телу поверженного врага.

Мертвая тварь теперь напоминала грязно-зеленую кучу навоза и источало омерзительный запах.

— По-моему я знаю, что это такое, — задумчиво прищурилась Наринна.

— Редкое должно быть создание. Даже Наргха чуть не убило.

— Если я не ошибаюсь — это болотный черчень.

— Что?..

— Болотный черчень. Очень редкий вид земноводных существ. Дедушка Ролус рассказывал, что они почти все вымерли. Странно, что мы его встретили, и тем более на этом болоте.

— Так почему же странно? — не понял вор. — Ты же сама сказала, что он болотный.

— Да, но они обычно живут вблизи источников пропитания, коим являются теплокровные животные. А теплокровные на Великом Болоте не водятся, сам же знаешь.

— Теперь понятно, почему он сразу на меня не напал, — сказал Наргх, задумчиво глядя на труп болотного черчня.

— В смысле? — сделал недоуменное лицо Клоин.

— Когда он нас учуял и поплыл в нашу сторону, первым на пути был я. Но он обошел меня и напал на Наринну. И все потому, что я не теплокровный.

— Да, возможно, — кивнула девушка. — Они по своей природе не имеют ни слуха, ни зрения, ни обоняния. Добычу различают только по теплу и движению. Как раз таки я и подошла под оба фактора: я теплокровная, и я двигалась. Хотя нет, тогда мы уже остановились, но все равно он меня уже чувствовал по теплу. А Наргх для него был невидим.

— Но все равно же он потом на него напал… точнее, наоборот… ну, не важно. Главное то, что он пытался его убить.

— Вот именно, что убить, но не съесть. Эти животные по природе своей съедают все, что попадает им в щупальца, но, конечно, если добыча теплокровная. А если она таковой не является, да еще и царапается как Наргх, то тут срабатывают инстинкты самозащиты, — пояснила Наринна.

— А на людей эти твари часто нападают?

— Редко, только когда совсем оголодают. В основном их добычей являются дикие звери или деревенский скот, заблудившийся в лесу.

— Да… На редкость жуткая тварь, — протянул парень и, чуть улыбаясь, поглядел на юную алхимичку. — А ты ведь нас, можно сказать, спасла.

— Да. Спасибо тебе, Наринна, — искренне поблагодарил девушку Наргх. — Если бы не ты, я бы, скорее всего, погиб.

— Да ладно вам! — лицо Наринны чуть порозовело. — Вот и пригодилась вам моя магия.

— Это уж точно. Кстати, что это за дрянь то была, синяя такая? — поинтересовался Клоин, вспоминая, как алхимическая жидкость нещадно жгла черчня.

— Одно из зелий дедушки Ролуса, которые он мне дал перед нашим уходом. Называется кислотой Мораана. Действует только на живую плоть, расщепляет волокна в мгновение ока… в общем, ты сам видел.

— Да уж! Зрелище было хоть куда. Жаль, что ты в отключке лежал, Наргх. Видел бы, как эта тварь в предсмертной агонии билась, — покосился на демона вор.

— Ты говорила, что это существо вблизи от других теплокровных животных обитает, в том числе и людей, так ведь? — не обращая внимания на вора, обратился к девушке Наргх.

— Ну да.

— Значит, оно пришло оттуда, где могли быть люди, — предположил демон.

— Да, но, как я уже сказала, оно было неимоверно голодным, так как без зазрения совести напало на меня и хотело съесть. Оно давно не питалось, но… хотя возможно, ты прав.

— Нужно проверить, — с этими словами Наргх принюхался, отыскивая в воздухе остаточный поток жизни болотного черчня. Через мгновение он поглядел в сторону, откуда пришло создание, и кивнул в упомянутом направлении. — Нам туда.

— Ну ты гений хренов! — усмехнулся вор. — А я думал, что в обратную сторону… Конечно, туда. Оттуда ведь эта тварь приползла. Тут и без твоего обоняния обойтись можно.

— Его остаточный поток сильно петляет. Через время мы будем идти совсем в другом направлении.

— Хорошо, уговорил… Только перед походом нам бы высушиться не мешало. А то так и замерзнуть можно. Не лето ведь. Ты-то одежду скинул с себя, а мы, — парень демонстративно оттянул намокший подол куртки, — промокли до нитки. Во всяком случае, я.

— Да и мне бы не помешало. А то зябко как-то, — добавила девушка.

— А воняет то все как! — вор скривился, принюхиваясь к рукаву своей куртки. — Но от этого нам, похоже, не избавиться.

— Хорошо, — недовольно буркнул Наргх. С Клоином он спорить не любил.

Через время они собрали разбросанные во время боя вещи и разожгли костер. Высыхать и согреваться им пришлось долго — полных четыре часа.

Наргх все это время молчал и недовольно взирал на своих спутников. Его порой доводили до ярости выкрутасы Клоина. То ему нужно спать, то есть, то теперь сушиться и греться.

Перед отправкой Клоин и Наринна немного перекусили теми жалкими остатками припасов, что по чистой случайности завалялись на дне походных мешков. Демон есть отказался. Он, конечно, чувствовал голод, но вполне мог его сдерживать. К тому же то, что осталось от еды, вряд ли бы его насытило.

Вскоре путники продолжили путь. Наргх как и прежде шел первым, постоянно принюхиваясь к остаточному потоку черчня. Демон хорошо его ощущал и точно шагал в нужном направлении. Других запахов жизни он по-прежнему не улавливал.