Эратос не раз просил его держаться подальше от этой девушки, но желание Арси видеть ее было непреодолимым. С тех пор как он впервые увидел Парелию на корабле, все его мысли были только о ней. Его тянуло к ней, словно магнитом, и он не мог, да и не хотел противиться своему желанию подойти и заговорить с ней.

Парелия сидела на бревне на берегу реки, по щиколотку опустив ноги в прозрачную воду. Задумчивый взгляд ее красивых глаз был обращен на горизонт. Арси некоторое время стоял позади, любуясь ею, словно завороженный, потом бесшумно подошел и нарушил безмятежную тишину:

— Привет, тут свободно? Можно присесть?

— Привет, — Парелия улыбнулась, увидев Арси. — Свободно, но перед тем, как присесть, убедись, что Эрания нас не увидит.

— Не увидит: сейчас все ее внимание приковано к Эрику, — Арси присел рядом с девушкой. Эрик — это имя, которым обычно представляется Эратос.

— Я уже сбилась со счета, сколько раз за это утро она предупредила меня держаться от тебя подальше! — прищурилась принцесса, словно пытаясь рассмотреть в нем недостатки.

— А ты, как маленький шаловливый ребенок, хочешь сделать наоборот? — улыбнулся Арси.

— Мне любопытно, до какой же степени ты плохой, раз она не хочет, чтобы я даже словом с тобой обмолвилась!

Предупреждения Эрании подействовали на Парелию совсем наоборот: вместо того, чтобы отпугнуть ее от Арси, они разожгли в ней дикий интерес к его персоне. Сидя тут, она надеялась, что Арси сам подойдет и заговорит с ней. Ждать пришлось несколько часов, но Парелия отличалась ангельским терпением. Наконец ее ожидание было вознаграждено, и девушка едва могла скрыть радость.

— Представляешь, Эрик в свою очередь просил меня не беспокоить тебя, — раскрыл секрет Арси.

— Он тоже сказал, что Арпи — плохая девушка, с которой лучше не связываться? — пошутила Парелия. Она и Эрания обманули парней, сказав, что ее зовут Арпи.

Девушка сердито посмотрела на собеседника и сказала наигранно недовольным голосом:

— Фактически ты не выполняешь его просьбу.

— Я бы выполнил, дай он мне хоть чуточку разумное объяснение, почему я не могу заинтересоваться самой прекрасной девушкой на свете, обладающей сказочной красотой, — воскликнул Арси.

— Даже так? — улыбнулась Парелия и игриво добавила: — В таком случае я считаю его просьбу настоящим преступлением.

— Преступлением против любви, — согласился Арси с нежной улыбкой. — Потом боги любви поймали бы его и заживо сожгли на костре, так как по его вине не сложилась бы самая красивая история любви на свете.

— А ты мне нравишься, — засмеялась Парелия, но через секунду серьезно добавила: — Но я должна тебя разочаровать: это будет одна из самых печальных историй в мире.

— Ну почему же? — продолжал улыбаться разбойник. — Их любовь будет так сильна, что они с легкостью преодолеют все трудности.

— Ты ошибаешься, — покачав головой, сказала Парелия, — сердце девушки давно уже занято…

Арси нахмурился и посмотрел на водную гладь реки, на которой ветерок образовывал небольшую рябь. В воздухе пахло грозой.

— А знаешь, какая история была бы поистине печальной? — спросил Арси и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Парень не сдается и борется за свою любовь до конца. Наконец настает день, когда девушка отвечает ему взаимностью, но он… внезапно умирает. Между прочим, эта история не так далека от истины.

— Что ты имеешь в виду? — с подозрением покосилась на него Парелия.

— Я умру молодым.

— Ты болен? — в ее прекрасных глазах отразился ужас.

— Нет, но таково было пророчество, — Арси несколько секунд смотрел на воду, потом вдруг засмеялся и весело взглянул на девушку. — Но я совершенно не верю в эти сказки.

— И правильно делаешь, — она тоже улыбнулась и, как показалось Арси, вздохнула с облегчением.

— Хочешь, я предскажу твое будущее? — вдруг спросил он, после чего осторожно взял ее руку, развернул ладонью к себе и начал изучать с видом ученого. Спустя несколько секунд он воскликнул: — Я так и знал!

— Что ты видишь? — глаза принцессы загорелись любопытством.

— Смотри, вот эта, — он ткнул пальцем в ее ладонь, — линия твоей судьбы, а вот эта — моей. Я вижу много преград на их пути. Сначала эти линии даже отдаляются друг от друга, например вот тут, но потом воссоединяются, сплетаясь в одну, чтобы навсегда быть вместе, — торжественно закончил Арси.

Принцесса от души засмеялась, но потом сделала вид, что нахмурилась, и хитро посмотрела на собеседника:

— Но как ты узнал, что это именно твоя линия? Я не вижу тут твоего имени. Уверена, это судьба какого-то другого парня. И вообще, — игриво улыбнулась она, — это не преграды. Тут, наверное, я со своим избранником отправляюсь в медовый месяц.

— Нет, исключено, это моя линия! — решительно заявил Арси.

— Почему же ты так уверен в этом?

— Потому что я не отдаю другим то, что принадлежит мне, — эти слова Арси произнес шепотом, как будто делился с ней сокровенной тайной.

Парелии явно нравился этот разговор. Она придвинулась ближе и тоже прошептала игривым тоном:

— А что если девушкой, которую ты так жаждешь, окажется принцесса? Что скажешь тогда?

«Почему он не узнал меня?» — стучал в ее голове вопрос. У нее даже мелькнула шальная мысль признаться, кто она на самом деле.

— Я слишком умен, чтобы влюбиться в принцессу, — самодовольно заявил Арси, и эти слова заставили Парелию громко захихикать.

— Но ведь сердцу не прикажешь, — настаивала девушка. — Что если влюбишься?

— Тогда пророчество сбудется, потому что я покончу с собой, — засмеялся Арси.

— Что-то ты быстро сдался, — нахмурилась принцесса. — А вдруг и она в тебя влюбится?

— Хорошая шутка. Как может принцесса влюбиться в такого обычного смертного, как я? — удивленно воскликнул Арси, умалчивая о всех своих «заслугах».

— А ты видел ее? Принцессу Парелию, — девушка буквально пронзила его своим настойчивым взглядом, словно спрашивая: «Почему же ты меня не узнаешь? Мы ведь даже разговаривали!»

Арси молча кивнул. Несколько месяцев назад произошел довольно курьезный случай с участием его и принцессы. Случай, о котором он, естественно, умолчал и вообще предпочел бы, чтобы о нем никто никогда не узнал.

— И какого же ты мнения о ней? — допытывалась Парелия.

— Да я видел ее издалека, — отмахнулся Арси.

— А почему не приблизился к ней? — не отставала собеседница. — Неужели тебе неинтересно было увидеть, какая она?

Этот вопрос мучил принцессу с тех самых пор.

— Конечно, интересно, но если бы я подошел к ней, меня бы тут же поймали.

— Поймали? — не поняла Парелия.

— Скажем так, я на том приеме был незваным гостем, — сказал Арси неуверенно, умолчав о своей «преступной» натуре.

— Это как? — поинтересовалась Парелия.

— Я подделал пригласительный билет и попал внутрь, — с гордостью заявил Арси.

— Серьезно? — принцесса не верила своим ушам.

— Вполне. Так что, если захочешь пойти на какое-то мероприятие, я раздобуду для тебя билет.

— Поддельный? — Парелия все еще не хотела верить его словам, ведь она представляла Арси совсем другим.

— Да, но хорошо подделанный, — в голосе Арси все еще чувствовалась гордость. — Еще ни один охранник не заподозрил!

— И что же ты делал на этих вечерах? — спросила Парелия с заметно угасающим интересом. Создавшийся у нее в голове образ Арси постепенно начал рушиться.

— То же, что и остальные: ел бесплатную еду, знакомился с девушками, веселился.

«Воровал», — мысленно продолжил он, но, естественно, умолчал: лучше ей не знать, что за один такой вечер ему с подельниками удавалось «заработать» до нескольких тысяч лесо.

— И не тратил на это ни гроша, — закончила за него принцесса.

— Почему же не тратил? — возмутился Арси. — На подделку пригласительного билета целых десять лесо ушло.

— Невероятно, — пробормотала Парелия, все еще пребывая в состоянии шока. До этого честная принцесса и подумать не могла, что пригласительные билеты можно подделать.

— Я серьезно, давай вместе пойдем на какой-нибудь званый вечер, и сама убедишься! — без задней мысли предложил разбойник, не осознавая, что предлагает это организатору подобных вечеров.

— Большое спасибо за столь щедрое предложение, — сердито сжав губки, произнесла принцесса, — но Парелия меня всегда приглашает. И вообще, в следующий раз, когда увижу ее, обязательно расскажу о поддельных билетах!

— В последнее время у меня совсем не остается времени на светские мероприятия, — грустно сказал Арси, явно скучая по тем вечерам. — А ведь в свое время я неплохие деньги на этих билетах зарабатывал.

«И знакомился с прелестными представительницами светской элиты», — добавил он про себя.

— Это как же? — еще больше нахмурилась Парелия.

— Ну, я не только для себя билеты подделывал, но и для других. За большие деньги, конечно же.

— Ты шутишь? — Парелия открыла рот от удивления.

— Ничуть! — Арси беззаботно бросил камешек в воду, даже не подозревая, кому он все это рассказывает. — Очень прибыльный бизнес, кстати. В среднем билеты уходят за триста лесо, но пригласительные на особо закрытые мероприятия можно было продать и за две тысячи.

— И ты никогда не попадался? — Парелии стало дурно от этого признания, ведь таким образом на званый вечер мог проникнуть кто угодно!

— Ни разу, — гордо заявил Арси. — Говорю же, подделки были наивысшего качества. Да и потом, охранники уже знали меня в лицо и впускали без проблем.

— Поверить не могу! С твоей легкой руки среди знати мог ходить любой бродяга, делать все, что ему заблагорассудится, и вообще… — принцесса поежилась от одной этой мысли.

— Не волнуйся, я следил за тем, чтобы мои клиенты вели себя хорошо, — улыбнулся Арси.

— Спасибо хоть на этом, — съязвила принцесса и саркастично добавила: — Какие еще доблестные поступки ты совершил?

— Делал ставки, — Арси перевел на нее почти обиженный взгляд. — Ты действительно обо мне не слышала? Я довольно популярная личность.

— На мою долю не выпало такого счастья, — сердито заявила Парелия. — Точнее, мне повезло, что я ничего о тебе не слышала.

Тот романтичный образ Арси, который сложился у нее в голове до этого разговора, был начисто стерт, обнажив истинную личность преступника.

— Почему ты сердишься? — удивился Арси. Он никак не мог понять недовольство в ее голосе и взгляде, словно он лично оскорбил ее своими рассказами.

— Потому что делать ставки строго запрещено! — процедила сквозь зубы будущая королева Агастана, продолжая косо смотреть на него.

— Тебе-то какая разница? Это не тебя должно беспокоить, а Парелию, ведь это ее законы нарушаются, — улыбнулся Арси.

— А я не люблю, когда установленные порядки и законы нарушаются, — воскликнула Парелия, повышая тон.

— А я не люблю, когда какая-то дура спросонья придумывает дурацкие законы, — возмущенно парировал Арси.

— Эта «дура» советуется с сотней разных людей и только потом «придумывает» эти, как ты их назвал, дурацкие законы, — Парелия уже начала срываться на крик.

Накал страстей достиг апогея. Никто из них даже не заметил, как оба вскочили на ноги и теперь стояли на самом краю берега. Парелия была похожа на разъяренную тигрицу, готовую сожрать свою добычу, только этой «добычей» был вовсе не кроткий кролик, а не менее разъяренный тигр.

— Значит, пришло время избавиться от ее безмозглых советников, — злобно процедил сквозь зубы Арси.

Он все еще держал руку Парелии, и девушка безуспешно пыталась освободить ее.

— Отпусти! — вскрикнула Парелия.

— Ты такая хорошенькая, когда злишься, — улыбнулся Арси.

— Вот узнает Парелия о твоих деяниях, раз и навсегда забудешь, что такое улыбка, — пригрозила девушка.

— Ой, вот напугала, — иронично сказал Арси. — Ну ударят пару раз хлыстом — подумаешь.

— Даже не мечтай, что так легко отделаешься, — злобно прищурилась Парелия. — Надолго загремишь в тюрьму!

— И этим не удивишь. Я там бывал, и не раз, — заметив ее вопросительный взгляд, он с гордостью пояснил: — За воровство.

— А ну быстро отпусти мою руку! — закричала Парелия.

Она обернулась по сторонам, надеясь увидеть помощь, но поблизости не было ни души. Девушка уже не раз пожалела, что выбрала столь отдаленное место. Арси держал ее руку так крепко, что хрупкая принцесса была не в силах высвободиться самостоятельно.

— Но ты действительно очень хорошенькая, когда злишься. Хотя я и не думал, что ангелы умеют злиться! — Арси нравилось дразнить ее.

— Твой друг такой же, как ты? — злобно прошипела Парелия. — Такой же вор и разбойник?

— Нет, Эрик умрет с голоду, но не украдет ни лесо, — соврал Арси и глазом не моргнув. — Готов жизнь отдать за свои принципы, никогда никаких правил не нарушает. Я дружу с ним с самого детства. Можешь мне не верить, но я ни разу не видел его пьющим бохо. Такое впечатление, что он не из мира сего.

— Ну почему ты не мог взять пример с него? — воскликнула Парелия. — Получить образование, стать нормальным человеком?!

— А я доволен своей жизнью, — заявил Арси тоном учителя. — И жизнь Эрика мне точно не подошла бы — слишком скучна. Я и книги-то читать не люблю, не то что учиться! Я вольная птица, мне нужно порхать на свободе, а не сидеть в клетке и осваивать какую-то глупую науку.

Парелия тяжело дышала, то ли от кипевшего в груди гнева, то ли от периодических попыток вырвать свою руку из железной хватки преступника. Ее глаза сверкали злостью, негодованием и разочарованием. В первую очередь на саму себя — за то, что позволила себе предположить, что этот человек достоин ее внимания.

— Теперь понятно, почему Эрания так не хотела, чтобы мы общались! — воскликнула принцесса.

— Да, потому что я наглый и невоспитанный, — самодовольно усмехнулся Арси.

— Нет, потому что ты вор и разбойник! — бросила она ему в лицо.

Несколько секунд они стояли молча, сверля друг друга взглядами: Парелия — яростным, Арси — самодовольным. Наконец принцесса сделала глубокий вдох и спросила уже спокойнее:

— Отпустишь, наконец, мою руку?

Ей больше ни секунды не хотелось находиться рядом с таким преступником.

— Твою руку? — удивился Арси и решительно добавил со зловещей улыбкой: — Но она больше тебе не принадлежит, она стала моей.

— Что? — удивилась девушка.

— Ты теперь моя, следовательно и твоя рука стала моей.

— Я — твоя? — вспыхнула Парелия. — С каких это пор?

— С тех пор, как я тебя увидел. Таков уж мой стиль: увидел, понравилась, взял.

— Это так ты относишься к девушкам? — воскликнула принцесса, тяжело дыша от бурлившего в ней негодования.

— Да, — ничуть не смутившись, кивнул Арси. — Но, несмотря на всю свою дерзость, я все же имею принципы. Например, не целую девушек против их воли.

— Знаешь, что сделает с тобой мой отец, когда узнает об этом? — пригрозила Парелия.

— Я не боюсь твоего отца, — самодовольно заявил Арси.

— Просто ты не знаешь, кто он!

— А ты не знаешь, кто я!

Парелия стиснула зубы, продолжая сверлить его яростным взглядом. Взглядом, который его, впрочем, скорее забавлял, чем пугал.

— Арси, сейчас же отпусти мою руку, — как можно спокойнее сказала принцесса. — Иначе я закричу на весь остров.

Парелия с силой дернула руку, и в этот момент Арси решил отпустить ее. Сделал он это специально или так совпали обстоятельства, но принцесса, потеряв равновесие, упала в реку. Вечернюю тишину разрезал громкий всплеск воды, всполошив отдыхавших в близрастущих зарослях лягушек.

Принцесса тут же вскочила на ноги, но это не помогло — ее штаны и рубашка промокли насквозь.

— Прости, — улыбнулся Арси, без зазрения совести рассматривая ее обтянутую мокрыми одеждами фигурку.

Он протянул ей руку, которую гордая принцесса не приняла. Она самостоятельно вышла на берег, пытаясь сохранить достойный вид, и подошла к нему почти вплотную.

— Не стоило тебе затевать эту игру, — тихо сказала она, глядя ему в глаза, но Арси показалось, что он заметил в них кокетливый блеск. Он заметил это слишком поздно, потому что в следующую секунду ощутил решительный толчок в грудь и через мгновение уже оказался в прохладной речной воде.

— Один — один, — бросил он ей с улыбкой, выбираясь на берег.

— Даже не начинай, разбойник, — лукаво улыбнулась ему Парелия, — проиграешь с крупным счетом.

Арси ничего не ответил, лишь улыбнулся и отправил ей воздушный поцелуй.