Зенс лежал на тахте в гостиной, едва дыша. Лекарство все еще действовало, и благородный вор чувствовал себя паршиво.

— Будь она проклята, — то и дело восклицал Зенс. — Вот чертовка!

— Боль не прошла? — спросил Арси, обеспокоенно глядя на друга.

— Боль меня не особо беспокоит, а вот тот факт, что я практически не могу дышать… — простонал Зенс и указал другу куда-то в сторону. — Дай-ка мне подушку.

Арси взял подушку с соседней тахты и положил ее под голову Зенса.

— Послушай, может, скажем, чтобы пришли и осмотрели тебя? Вдруг что-то серьезное?

— Ни в коем случае! — тут же воспротивился Зенс. — Я убежден, что она нарочно вколола мне это лекарство и через несколько минут придет насладиться плодами своих злодеяний. Лучше закрой дверь: не хочу, чтобы она злорадствовала.

— Зенс, сейчас не время упрямиться. Оцени ситуацию реально: что важнее — твое здоровье или ее злорадство? — тем не менее Арси выполнил просьбу друга и закрыл дверь на ключ.

— Не беспокойся, скоро пройдет, — ответил Зенс с придыханием.

— Но ты бледный, как призрак! Аж смотреть страшно, — не унимался Арси.

— Не беспокойся, — простонал Зенс, — не умру.

Арси обеспокоенно ходил туда-сюда по комнате, то и дело поглядывая на бледного и стонущего друга, мучившегося от боли.

— Что ты ей вообще сделал? Чего она на тебя взъелась? — не мог понять Арси. — Ведь лекарство она могла вколоть мне. В конце концов, это я жульничал.

— Помнится, во время драки я назвал ее бешеной. И что-то мне подсказывает, что это, — Зенс указал на себя, — ее расплата.

— Из этого следует, что она очень злопамятная, — сделал вывод Арси.

— Ну так не она одна! — процедил сквозь зубы Зенс, то ли от злости, то ли от боли. — Уж я ей отомщу! Ох, черт возьми, как же болит!

— Не волнуйся, — пообещал Арси, и его глаза приобрели недобрый блеск, — мы ей отомстим. Но сначала нужно выбраться отсюда целыми и невредимыми.

— Уйдем, как только боль в шее пройдет, — Зенс попытался было встать с тахты, но у него ничего не получилось.

— Боюсь, я тоже не в состоянии сейчас куда-то идти, — Арси с удовольствием присел на тахту и вытянул ноги. — Такое впечатление, что ноги мне не подчиняются.

— Но оставаться здесь нам нельзя, — Зенс обеспокоенно обвел комнату взглядом, словно ожидал подвоха с любой стороны. — Слишком опасно. Бог знает, чем нас будут кормить.

— Почему-то мне казалось, что они примут нас с распростертыми объятиями, — пробормотал Арси.

— Ты думал, что вас объединит общий враг.

Арси молча кивнул. Уже через секунду его взгляд вновь приобрел тот решительный и даже зловещий блеск.

— Ничего, я еще свое решающее слово не сказал, — произнес Арси с явной угрозой в голосе.

— Я вот сейчас могу думать только о том, как можно отомстить этой скользкой жабе, но ничего дельного на ум не приходит, — раздался прерываемый стонами боли голос Зенса. — Может, формально подружиться с ней на несколько дней, а потом разбить ей сердце? Что скажешь?

— Не стоит опускаться до ее уровня, — махнул рукой Арси. — Я отомщу ей своими способами.

Наступила тишина: у Зенса не было сил даже разговаривать, у Арси не было желания это делать, потому что он погрузился в собственные мысли, и, судя по его блеску в глазах, мысли эти были не самыми добрыми.

Через двадцать минут в дверь постучали, и с той стороны раздался недовольный голос Ниены:

— Почему вы закрыли дверь на замок? А ну-ка быстро открывайте!

— Что тебе надо? — бросил ей Арси.

— Откроете дверь — скажу!

— Сказать можно и через дверь.

Ниена немного помолчала, видимо, ждала, когда дверь все же откроют. Убедившись, что никто и не собирался этого делать, она наконец сказала:

— Ваше присутствие здесь — высшая степень невежливости. Мне казалось, что вы это сами поймете и, наконец, уйдете.

— Спасибо за разъяснение, — сердито бросил ей Арси. — Не волнуйся, сегодня мы вас покинем.

— Не сегодня, а прямо сейчас! — Ниена снова начала колотить в дверь.

— Сейчас мы не в том состоянии. Кстати, благодаря тебе! — недовольно крикнул Арси.

— Откройте дверь! — потребовала Ниена.

— Мы уйдем через час, — пообещал Арси. — Нам нужно немного отдохнуть. Оставь нас в покое!

— И не подумаю! — ответила дикарка. — Откройте дверь, я пережду этот час вместе с вами в комнате.

— Да оставь нас одних хоть на минуту! — воскликнул Арси.

— Открой дверь! — не унималась Ниена.

Арси закрыл уши ладонями, но это было бесполезно: Ниена так сильно колотила по двери, что это было слышно во всем доме. Казалось, еще немного, и она сорвет ее с петель. Надо признать, напористости этой девушке было не занимать — она тарабанила в дверь минут десять, и нервы Зенса наконец не выдержали. Осторожно повернув голову, он убедился, что действие лекарства значительно ослабло, медленно встал, подошел к двери и открыл ее. Ниена тут же влетела в комнату с язвительной усмешкой:

— Наконец-то! Я себе все руки отбила!

— Арси, вставай, нам пора, — обратился Зенс к другу, продолжая сверлить Ниену убийственным взглядом.

— Что-то ты неважно выглядишь, — усмехнулась ему дикарка. — Как себя чувствуешь?

— Замечательно, — бросил ей Зенс слабым голосом и заметил в ее образе некоторые изменения. — Ты без лент, или мои глаза врут? Может быть, конец света наступил?

— Да я сама в шоке! — девушка недовольно тряхнула головой. — Я у себя в комнате прихорашивалась и вдруг вспомнила, что у нас в замке снует пара крыс, которых нужно срочно отсюда вышвырнуть. Я помчалась сюда со всех ног, и только по дороге заметила, что кое-чего не хватает. Я даже закричала от досады!

— И как родители терпят твои выходки? — поразился Зенс. — Сочувствую им всем сердцем! Ты для них не дочь, а настоящий кошмар.

— А ты очень смелый! — усмехнулась Ниена, похлопав Зенса по плечу. — Только бесстрашный человек скажет мне в лицо такое! Ты определенно мне нравишься! Поэтому, когда в следующий раз соберетесь к нам в гости, предупреди заранее, чтобы я подготовилась.

— Если даже во сне увидишь меня здесь — не верь своим глазам! — хохотнул тот.

— Когда-нибудь ты обязательно вернешься, — уверенно сказала Ниена, глядя ему в глаза.

— Чтобы вновь стать объектом твоих насмешек?

— Чтобы просить моей руки у моего отца, — кокетливо поправила его Ниена.

— Что за тупые шутки? — прыснул от смеха Зенс.

— Нет, я вполне серьезно. Я уверена, что понравилась тебе. Да ты же меня буквально пожираешь взглядом, — смеясь, ответила ему Ниена. — Вот даже прямо сейчас!

— Что за бред? — усмехнулся Зенс. — Ты же знаешь, что я был женат. Совершать одну и ту же ошибку дважды я не собираюсь. Тем более жениться на такой, как ты!

— Любовь зла, — улыбка Ниены была более чем сочувствующей. — И, как говорится, сердцу не прикажешь.

— Да я лучше женюсь на противной жабе, чем на тебе, — скривив лицо, сказал Зенс.

— Не проблема — тогда я превращусь в противную жабу, — пошутила Ниена и добавила уже серьезнее: — Но должна предупредить: если этот день вдруг настанет и ты действительно придешь просить моей руки, то будь готов к тому, что завладеть моим сердцем будет не так-то просто.

— Да неужели? — иронично воскликнул Зенс. — И какое испытание я должен буду пройти для этого?

— Для начала — наказать убийцу моего брата, — начала загибать пальцы Ниена. — Будет неплохо, если это сделаешь ты. А кроме этого, я уже говорила Арси, ты должен победить меня в бою. И это уже не шутки.

— Лучше я найду себе менее требовательную девушку, — усмехнулся Зенс. — Такие сложности не для меня.

— Но если ты меня полюбишь, никакая другая тебе не понадобится, — продолжала шутить Ниена.

— Обо мне не беспокойся, я устрою свою судьбу.

— Вижу, как ты ее устроил! Не имеешь возможности увидеться с собственным сыном!

— Это не твое дело! — сказал Зенс громче и жестче, чем сам рассчитывал.

— Да и чему я удивляюсь? Твоя бывшая жена правильно сделала, что убежала от такого, как ты, — продолжала сыпать соль на рану Ниена.

— Еще раз говорю: это не твое дело! — сказал Зенс раздраженно. — Ты не знаешь, почему мы на самом деле развелись.

Ниене удалось затронуть самую больную для Зенса тему — тему, которую он избегал как мог, но которая постоянно напоминала о себе. Вспоминать о сыне, которого он не мог даже увидеть, было слишком тяжело. Хуже всего то, что он мог вообще больше никогда его не увидеть.

— Так скажи почему?

— Последний раз повторяю, это тебя не касается!

— Ничего, я когда-нибудь это выясню, — пообещала Ниена с лукавой улыбкой.

Зенс несколько секунд посверлил ее свирепым взглядом, после чего повернулся к другу, который все еще сидел на тахте с закрытыми глазами:

— Арси, ты что, заснул? Ради бога, давай побыстрее уйдем отсюда.

— Я не сплю, — вяло сказал тот, открывая глаза.

— Пошли, чем быстрее выйдем отсюда, тем раньше доберемся домой. Оставаться здесь попросту небезопасно, — Зенс косо посмотрел на Ниену, словно ожидал, что она вот-вот на него набросится.

— Я бы предпочел ночевать здесь, но раз уж выгоняют — идем, — Арси встал и взял свою сумку. — Ниена, земля круглая, еще встретимся! Когда-нибудь ты придешь ко мне в гости.

— С превеликим удовольствием. А потом посмотрю, как вы выгоняете из дома бедную девушку, — Ниена состроила жалостливую физиономию.

— Я-то тебя как раз не собираюсь выгонять, наоборот — устрою тебе пышный прием, чтобы ты потом от стыда сквозь землю провалилась, — сказал Арси, указывая пальцем в ее сторону.

— Я и стыд несовместимы, — пошутила Ниена. — Придется найти другой способ мне отомстить.

— Судьба сама отомстит тебе за нас, — пообещал Зенс.

— Это как же?

— Ни один парень на свете не захочет взять тебя в жены, и ты всю жизнь будешь одна.

— Это вряд ли, — ответила девушка с уверенной улыбкой. — Настанет подходящее для этого время, и я сама себе найду жениха! А он на коленях будет просить меня выйти за него. Он будет самым достойным молодым человеком Агастана.

— Мне уже жаль этого парня, — ехидно сказал Зенс.

— Зря, не такая уж я и плохая. Знаешь, сколько у меня ухажеров? — Ниена не шутила: несмотря на ее сложный характер, многие парни сходили по ней с ума.

— Поблизости живут несколько попрошаек. Наверное, это они? — сострил Зенс, чтобы задеть Ниену.

— Зенс, что за препирательства? — разозлился Арси. — Тебе какая разница, как она устроит свою жизнь?

— Ты прав, — кивнул тот и первым направился к двери. — Мне совершенно все равно. Идем.

— Я вас провожу, — Ниена тут же увязалась за ними.

— Не стоит утруждаться, — Зенс хотел как можно быстрее избавиться от ее присутствия.

— Очень даже стоит. А вдруг что-то дорогостоящее украдете по пути? Таких преступников, как вы, надо остерегаться!

— По сравнению с тобой мы сущие ангелы, — парировал Зенс.

— Кого ты хочешь обмануть? Я хорошо осведомлена о вас, вернее, об Арси: другого такого преступника в Агастане не сыскать. Причем за его голову можно получить большие деньги. Но я настолько великодушна, что не выдаю вас. А вы этого совсем не цените!

— Большое спасибо, — иронично бросил Арси.

— Вы так на меня обиделись, словно из-за меня не сложились ваши судьбы, — усмехнулась Ниена.

В этот момент Арси словно что-то вспомнил и резко остановился, так что шедшая за ним Ниена налетела на него.

— Минуточку, я совсем позабыл, — Арси развернулся к ней. — А ну-ка верни мне мои деньги!

— Какие деньги? — Ниена умело притворилась удивленной.

— Не притворяйся глупенькой, — сказал Зенс. — Речь идет о тех деньгах, которые ты украла из кошелька Арси.

— Украла? — воскликнула девушка. — Ты же сам видел, как я брала их оттуда! Значит, это вовсе не кража. Я их просто взяла!

— Но ты сама говорила, что украла их, — вспомнил Зенс. — «Украсть деньги у вора — знак удачи» — разве не твои слова?

— Ладно, допустим, украла, — неохотно призналась Ниена, но затем снова пошла в атаку: — Ну и что?

— Верни, — приказал Арси.

— Как же можно вернуть то, что уже потрачено? — с довольной улыбкой сказала Ниена.

Брови Арси поползли вверх, Зенс не поверил своим ушам.

— Ты… ты… что, с ума сошла? Как ты могла потратить триста тысяч лесо за один день?! — удивленно воскликнул Арси.

— Легко! Часть денег я потратила на модную одежду, — сказала девушка, указывая на свои обтягивающие штаны. — А остальное раздала бедным. Ведь эти деньги ты собрал, обкрадывая их!

Ниена не любила надевать платья, но при этом обожала украшения и аксессуары. Она могла менять цвет ногтей и губ по нескольку раз в день и под эти цвета подбирать украшения и ленты для волос.

— Не верю, что ты все потратила, — помотал головой Арси. — Верни мне мои деньги!

— Ты должен поблагодарить Бога, что выходишь отсюда живым и невредимым, а не о деньгах думать, — бросила ему Ниена, скрестив руки на груди.

— Да у нас же ни одного лесо нет, — смягчив тон, сказал Арси. — Верни хотя бы часть — чтобы мы могли вернуться домой.

— Ни единого лесо не получите, — Ниена была непреклонна. — Если, конечно, не попытаетесь забрать деньги своими силами.

— Спасибо, я не дурак, — Арси вспомнил, как она дерется, и от одной этой мысли по его спине пробежался предательский холодок. — Верни хотя бы тысячу лесо, чтобы мы смогли купить еды. Из-за тебя мы весь день голодаем. Кроме той отвратительной каши, которую ты нам дала, мы ничего не ели.

— Хватит плакаться! — отмахнулась Ниена. — Таких воров, как вы, во всем Агастане не сыскать: голодными точно не останетесь.

Арси несколько секунд сверлил ее уничтожающим взглядом в надежде, что она передумает. Не помогло.

— Ты еще пожалеешь об этом, — пригрозил ей Арси, сверкнув глазами.

— Да что ты говоришь? Аж ноги от страха подкосились, — съязвила в ответ Ниена.

Зенс и Арси вышли из комнаты, спустились во двор и направились в сторону главных ворот Мозакона, где они оставили своих лошадей. Солнце давно скрылось за горизонтом, и на дворе была тихая и на удивление безветренная ночь. Арси захватил с собой лампу из гостиной и пошел первым, освещая им путь. Ниена не отставала от них ни на шаг, поравнявшись с Зенсом. Всю дорогу до двора она уговаривала их пройти через ее комнату, чтобы она захватила свои любимые ленты для волос, без которых чувствовала себя «голой». Естественно, никто и не собирался исполнять ее просьбу. Зенс то и дело старался оторваться от нее, но это было бесполезно: она постоянно бросала ему в спину какие-нибудь подколки и гадости, и ему ничего не оставалось делать, кроме как парировать их.

Проходя через главную площадь города, они на секунду остановились полюбоваться красивейшим фонтаном в ее центре. Три каменные девушки, чьи талии были обвиты змеями, держали большую чашу на своих головах. Из чаши каскадом выливались тонкие струйки воды, наполняя бассейн фонтана.

Ниена ловко залезла под чашу и, стоя рядом с каменными девушками, дотронулась до нее; довольная собственной шуткой, она хихикнула и игриво посмотрела на парней. Зенс не упустил шанса задеть ее:

— Вот уж удачная композиция получилась — три каменные девицы и змея!

— Еще какая! — ничуть не обиделась на это сравнение Ниена и брызнула в Зенса водой.

— А ты ведь говорила, что ты кошка! — вспомнил тот, усмехнувшись.

— Для кого-то — кошка, а для таких преступников, как вы — ядовитая змея. Если бы каждый в Агастане относился к вам так, вы бы уже давно умерли! Ну, или подумали бы дважды, прежде чем нарушать закон!

Из-за неровности горной местности город имел многоярусную структуру. Высокие тонкие башни вырастали прямо из россыпи низких жилых кварталов, перемежаясь с изящными мостами и акведуками. Городские ворота находились на самой низкой высоте, и поэтому спуск давался уставшим парням легко, так что шли они довольно быстро.

Увидев издали этот фантастический по красоте город, парни ожидали с головой окунуться в шумную городскую жизнь, полную спешащих по своим делам горожан, громких звуков и ярких запахов. Однако их ждало разочарование, потому что и утром, и вечером Мозакон выглядел полупустым. Будучи городом наемников, Мозакон приютил жителей именно из их числа, а так как город вполне способен защитить себя сам только благодаря своему расположению, большая часть наемников со спокойной душой могли отлучаться на долгие периоды, занимаясь разведкой или своей основной задачей — поиском и поимкой преступников. А в последнее время очень многие наемники охотились на дьявола. Таким образом, половина жителей почти всегда отсутствовала, из-за чего в Мозаконе пустовали целые кварталы, создавая впечатление города-призрака.

— Ребята, я буду по вам скучать, — раздался за спиной Арси издевательский голос Ниены.

— Серьезно? — судя по не менее ироничному тону, Зенс ей, конечно же, не поверил.

— Вполне. Вы меня здорово развеселили. За пределами этих стен вы чувствуете себя владыками света, а здесь были похожи на жалких псов.

— Зенс, ради всего святого, не спорь с ней, — попросил Арси.

— Хорошо, но пусть она знает, что хорошо смеется тот, кто смеется последним, — не унимался Зенс.

— Ты прав, но последнее слово будет за мной, — донеслось сзади.

Когда они вышли на улицу, ведущую к воротам, Ниена снова заговорила:

— Смотрите не прихватите с собой лампу. Я взяла на свои хрупкие плечи очень ответственную миссию: не дать вам ничего украсть! Я же от стыда помру, если вам это все-таки удастся!

Спасительные ворота были в нескольких шагах от парней, когда Ниена ловко обогнала их и преградила им путь с таким грозным выражением лица, что у Зенса внутри все похолодело. Чего ей еще?

— Мы друг другу все уже сказали, — спокойно произнес Арси. — Я ни секунды не хочу здесь задерживаться. Уйди с дороги.

— Неужели ты так быстро сдался? — с ноткой разочарования спросила его Ниена, сверля пристальным взглядом. — Признайся, что ты не достоин, да и просто не способен научиться стилю катасту.

— А что еще я мог сделать? — удивленно воскликнул Арси. — На коленях молить сэнсэя Фарина о пощаде?

— Да, — вполне серьезно ответила Ниена.

— А как же моя гордость? — надменно усмехнулся Арси.

— Со своей гордостью ты никогда не станешь катастуистом, — бросила Ниена с долей презрения.

Арси ничего не ответил. Эта фраза, вот так брошенная ему в лицо, почему-то подействовала на него отрезвляюще. Возможно, она права. Арси молча кивнул и, обогнув ее, двинулся к воротам. Не прошел он и двух шагов, как его остановил все тот же голос, но на этот раз в нем не было ни капли издевки или презрения:

— Сэнсэй Фарин — не единственный мастер катасту в мире.

Арси обернулся и уставился на Ниену с подозрением. Что это? Очередная уловка? Или… Он так отчаянно хотел научиться этому стилю, что был готов поверить во что угодно.

— И?

— Если он отказался обучать тебя, может, стоит найти того, кто будет более сговорчив? — сказала Ниена с лукавой улыбкой.

— Кого? — тут же ухватился за эту возможность Арси. — Ты знаешь такого человека?

— Знаю, — кивнула девушка. — И вы оба тоже его знаете.

Арси усмехнулся: кажется, он нашел уловку:

— Дай угадаю — за эту информацию ты что-то хочешь?

— Нет, эту информацию я предоставляю совершенно бесплатно. В знак доброй воли.

— Надо же, какая щедрость! — съязвил Зенс. — Я уже представляю, в какие дальние края она нас отправит — в страну драконов и демонов.

Однако, к его удивлению, Арси всерьез заинтересовался.

— Нет необходимости уходить так далеко, — продолжала Ниена. — Нет необходимости вообще никуда ходить.

— Видишь? — сказал Зенс. — Я же говорил, что она издевается над нами.

— Зенс, помолчи! — прикрикнул на него Арси. — Может, она хочет сказать что-то стоящее, а ты ее то и дело перебиваешь.

Зенс молча сделал шаг назад, как бы показывая, что он больше не будет лезть в разговор.

— Кто он? — спросил Арси Ниену. — Кто еще может обучить меня катасту?

— Да ты сейчас на него смотришь, — усмехнулась Ниена.

Ночную тишину разорвал откровенный смех Зенса.

— Что в этом смешного? — не поняла девушка.

— Ты? Учитель? — Зенс вдруг резко перестал смеяться и серьезно добавил: — Даже не знаю, смеяться мне или плакать.

Арси обернулся и посмотрел на друга, в его глазах Зенс увидел надежду.

— Разве ты не видел, как она одолела меня в бою? — спросил он у друга. — Я могу многому у нее научиться.

Ниена посмотрела на Арси с самодовольной улыбкой:

— Это, конечно, самохвальство, но мои занятия будут более результативными, чем сэнсэя Фарина. Я научу вас не только катасту, но и другим боевым стилям.

Глаза Арси загорелись надеждой не на шутку, и Зенс поспешил остудить его пыл:

— Арси, неужели после всех ее выходок ты согласишься? Да, она круто дерется, но… Это же самоубийство! Она просто нашла отличный предлог загнать нас в могилу!

Ниена взяла лампу из рук Арси, подошла к Зенсу и поднесла лампу к самому его лицу.

— Что ты делаешь? — неуверенно отстранился от нее тот.

— Хочу увидеть ужас в твоих глазах, когда ты осознаешь, что я и тебя буду тренировать, — сказала Ниена с ехидной улыбкой.

— Да я быстрее со скалы сброшусь, чем соглашусь на эту авантюру, — отмахнулся тот.

— Зенс ты можешь уйти, — вдруг услышал он голос Арси. — Я принимаю предложение Ниены.

Победно улыбающееся лицо девушки находилось лишь в нескольких сантиметрах от Зенса. Посмотрев еще раз на друга и убедившись, что тот настроен решительно, Зенс почти обреченно вздохнул и усмехнулся:

— Никуда я не пойду. Не хочу пропустить самое интересное. То-то я повеселюсь, глядя на то, какие мучения она тебе уготовила.

Улыбка Ниены стала еще шире и победнее:

— Ну уж нет, дорогой мой. Ты либо уходишь, либо остаешься и соглашаешься с моими условиями.

— Тогда я ухожу. Арси, пошли со мной! Посмотри, каким ехидным взглядом она смотрит на нас и улыбается, — сказал Зенс. — Наверное, про себя думает: «Вот повеселюсь над ними! Не вздумай соглашаться на эту аферу — она же тебя живьем съест! Только представь ее в роли учителя — это ж самоубийство!

Арси не двинулся с места.

— Зенс, ты прекрасно знаешь, что я в безвыходной ситуации, — сказал он почти обреченно. — Я любой ценой должен научиться этому стилю. Это мой последний шанс. Или так — или скорая смерть от рук Эратоса.

Ниена подошла к нему и, подняв лампу повыше, сказала предупредительным тоном:

— У меня только одно условие.

— Какое?

— Исполнять все мои приказы беспрекословно. С этого момента ты становишься моим рабом. Если я приказываю удариться головой о стену, ты спрашиваешь, как сильно. Приказываю съесть навоз, ты спрашиваешь, где ближайшая конюшня. Я хочу, чтобы ты понял, какие трудности тебя ожидают. Без серьезных испытаний ты не сможешь овладеть этим стилем.

— Я же говорил, что она хочет поиздеваться над тобой, — снова влез в разговор Зенс. — Арси, принимать ее предложение — безумие!

— Я согласен, — решительно заявил Арси.

Он находился в таком отчаянном положении, что был готов ухватиться даже за соломинку. За самую тонкую и опасную соломинку, которая могла сломать его тело и гордость. Но, если уж ему суждено умереть во время тренировок, по крайней мере, он будет знать, что сделал все возможное.

— Зенс, Ниена абсолютно права, без трудностей невозможно овладеть этим стилем, — сказал Арси, глядя на друга. — Эратос подвергал себя многочисленным испытаниям. Тогда я думал, что он лишился ума, но сейчас понимаю, что все это имело большой смысл.

Зенс молча покачал головой, словно осуждая его решение. Он еще раз посмотрел на друга, затем на все так же стоявшую с победной улыбкой Ниену и наконец сдался:

— Хорошо, Арси, твое право. Но не говори потом, что я тебя не предупреждал, — он развернулся и направился к воротам, бросив через плечо: — Всего хорошего.

— Счастливого пути, — бросила ему в спину Ниена. — Но у меня предчувствие, что мы скоро встретимся.

— Это вряд ли, — Зенс обернулся и посмотрел на нее с сочувствующей усмешкой.

— Очень скоро ты поймешь, что влюбился в меня, и придешь петь серенады под стенами Мозакона, — пошутила Ниена. — Только потренируйся петь, иначе останешься без языка.

— Спасибо, что предупредила, — иронично сказал Зенс и посмотрел на друга. — Арси, удачи, она тебе точно пригодится!

Зенс, уходя, посмотрел уничтожающим взглядом на девушку, которая морила их голодом, унижала и издевалась над ними. А Ниена хитро улыбалась.

— Ну что, недостойные ушли, остались достойные! — сказала Ниена. Она повернулась к Арси и поднесла лампу к его глазам. — Еще раз подумай, готов ли ты к таким испытаниям?

— Другого выбора у меня все равно нет, — кивнул тот. — Ты моя единственная надежда. Катасту — мой последний шанс на спасение от ярости Эратоса.

— Что же такого ты ему сделал? — поразилась Ниена, уводя Арси обратно в город.

— Я единственный человек в королевстве, который реально борется против него и, скажу тебе честно, достиг немалых результатов в этом деле. А ему это совсем не нравится.

Они шли обратно по той же улице, по которой недавно спускались к городским воротам. Однако уже через несколько шагов Арси понял, что Ниена ведет его не в замок.

— А куда мы идем? — спросил он, подозрительно покосившись на старый заброшенный дом в конце улицы.

— В коровник, конечно, — ответила Ниена с язвительной улыбкой. — Найдем тебе самый вкусный навоз на ужин.

Арси послушно пошел за ней, так и не сумев понять, шутит она или нет. Тем не менее пути назад уже не было. Если для того, чтобы стать сильнее и иметь шанс на равную борьбу с Эратосом, ему придется есть навоз, что ж, значит, так тому и быть. Хотя он очень надеялся, что в голове у этой бестии остались хоть какие-то крохи здравого смысла.