Прошло несколько часов после испытания, и Арси уже не ощущал боли в ногах, хотя все еще ходил с трудом. Спуститься на второй этаж ему помог Зенс. В главном холле дворца был накрыт стол для ужина. За столом уже сидели лорд Месдрин, его супруга леди Морена, их дочь Ниена и несколько незнакомых для гостей лиц — видимо, родственники и соседи дома Месдрин.

Холл поражал своим величием. В зависимости от обстоятельств, он становился то трапезной, то танцзалом, то спортзалом для разных развлекательных игр. Здесь высокие потолки уходили далеко вверх и заканчивались куполообразной остекленной крышей, сквозь которую падали лучи света. В центре комнаты красовались высокие круглые колонны из гладкого темного мрамора, создавая своеобразный «островок», в котором лорд Месдрин обычно принимал гостей. По периметру стена прерывалась высокими арочными окнами, из которых в холл попадали солнечные лучи, поэтому здесь было светло даже в пасмурные дни и огни не зажигали вплоть до заката.

В отличие от вида снаружи, внутри стены были отделаны гладким светло-коричневым камнем с добавлением позолоченных деталей в виде небольших пилястр, низких перил и капителей. Своды потолка, изгибы колонн и выступы украшала мозаика в виде геометрических узоров. Тут повсюду были вырезаны таинственные знаки, значение которых было известно только представителям рода. Пол был выложен гладким разноцветным мрамором с изображением темно-коричневых кругов и спиралей, образующих причудливые узоры.

В главном зале всегда было светло, а когда солнечные лучи проникали сквозь арочные окна и заливали своим светом мраморные стены и пол, комната приобретала потрясающее, почти божественное сияние, словно всматриваешься в драгоценный камень в яркий солнечный день.

Несмотря на то, что стол был накрыт, к еде никто не притрагивался: все ждали сэнсэя Фарина. Зенс начал жадно посматривать на роскошные блюда, едва сел на отведенное ему место. Арси почувствовал, что его желудок вот-вот вывернется наизнанку от одного запаха этих вкуснейших на вид яств. Сидеть так близко к аппетитным блюдам, когда несколько дней до этого ты питался чуть ли не отбросами, и сдерживать себя, чтобы не наброситься на них, — вот оно, настоящее испытание!

Молва об Арси ходила по всему Агастану — неудивительно, что разговор начался именно с него. Не так давно одна из крупных газет опубликовала о нем длинную статью. Номер этой газеты лежал сейчас рядом с леди Мореной на столе, и она прочитала всю статью вслух — громко и с выражением.

Во время чтения той статьи слуга поднес леди Морене еще одну газету — на этот раз с большой статьей об Эратосе. Она и эту статью прочитала вслух. Посреди страницы была опубликована фотография Эратоса, на которой он казался похожим на дьявола: с красными глазами, рогами и мечом в руках. За спиной Эратоса стояла Эрания. Леди Морена показала Арси фотографию Эратоса и спросила:

— Похож?

— С рогами перестарались, — ответил Арси.

— Тут написано, что он не всегда предстает в этом образе и становится дьяволом лишь время от времени, — заметила леди Морена.

— В таком случае, вам виднее, — сказал Арси, посмотрев на лорда Месдрина, — вы же так долго преследуете его и иногда с ним деретесь.

— Доченька, — обратилась леди Морена к Ниене, — подойди сюда! Мне кажется, что на его мече что-то написано. У тебя острый глаз, разберешь?

Ниена взяла газету из рук матери и стала внимательно рассматривать на фото меч, который держал в своих руках Эратос.

Ниена часто любила менять в своем образе какие-то элементы по нескольку раз на дню. На этот раз ногти она покрасила ярко-красным, а губы — красно-оранжевым. Также она поменяла серьги и колье.

— Мама, ты права. На мече выгравировано его имя — «Эратос».

— Будь он проклят! — процедила сквозь зубы леди Морена. Она была очень доброй женщиной, однако в тот момент переполнилась ненавистью к Эратосу, который убил ее сына — Эстрона. Вспомнив сына, она расстроилась, и ее глаза наполнились слезами. Наступила гробовая тишина — все стали вспоминать Эстрона.

О красоте Морены ходили легенды. Говорят, даже самые сдержанные и хладнокровные наемники, увидев ее вблизи, начинали запинаться и заливались краской. Будучи женой главы наемников, Морена никогда не забывала о манерах и, как любая женщина ее уровня, умела подчеркивать свою красоту — как внешнюю, так и внутреннюю.

Внешней привлекательностью Морена была обязана матушке-природе и собственной родовой линии, которая славилась женщинами-красавицами. Высокая и стройная, она всегда олицетворяла собой пример элегантности и женственности. Ее фигура — даже после рождения двоих детей — сохранила идеальные пропорции и формы, которые Морена подчеркивала с помощью изысканных платьев и украшений. При этом ее образ никогда не казался вульгарным и четко давал понять, что перед тобой — в первую очередь мать и жена уважаемого человека.

Ее кожа — все еще гладкая и упругая — словно отказывалась поддаваться натиску времени, оставаясь молодой и здоровой. Лишь мелкие, едва заметные линии в уголках глаз напоминали о тяготах последних времен и грузе душевного волнения за детей, который Морена стойко несла на своих тонких плечиках. Оттенок ее лица мог показаться кому-то бледноватым, словно кожа не поддавалась воздействию солнца, — но этот цвет стал превосходным «полотном», на котором природа-художник нарисовала один из своих лучших шедевров.

Чувственные, сочные губы, всегда готовые к доброй и искренней улыбке. Прямой, точеный нос, который многие поэты называли «благородным». Выразительные скулы и легкий румянец на щеках. И, конечно же, невероятно выразительные и сияющие глаза, способные вскружить голову любому мужчине. Лишь недавно в них зародился ледяной блеск ненависти, вспыхивавший при каждом упоминании о дьяволе, убившем ее единственного сына.

Добавьте к этому описанию ухоженные отточенные брови, пышные ресницы, обрамлявшие глаза, и длинные волнистые волосы оттенка вкуснейшего шоколада — и вы получите образ женщины, увидев которую однажды, уже никогда не сможете забыть.

В этот раз Морена, как всегда, выглядела безупречно, и не только потому, что ее обязывало к этому положение жены главаря наемников — просто она всегда и во всем стремилась к совершенству.

Ее голову украшал красивый кокошник, украшенный натуральным белым жемчугом. На красном платье, свободно облегавшем ее стройную фигуру, золотые нити плели причудливые узоры. Серьги, колье и перстень из красного, как кровь, рубина завершали образ. Волосы, заплетенные в длинную волнистую косу, спадали на плечо и пышную грудь.

— Я так мечтала женить сына, иметь внуков… — после долгой паузы продолжила леди Морена, ее голос дрожал от волнения. — Как же человек может отправить своего сына умирать?!

В первую очередь эти слова были адресованы лорду Месдрину.

— Ты что говоришь, жена?! — сердито сказал лорд Месдрин.

— Я говорю, что ты отправил своего единственного сына воевать с дьяволом! Знаешь, что я скажу? Ты ведешь себя так, словно умер не твой сын, а лишь один из твоих солдат.

— Все мои солдаты — мои дети, поняла?! — прокричал лорд Месдрин. — Если я потерял сына, то все они потеряли брата, ты понимаешь?! Это не только наше горе, это всеобщее горе. И никто не успокоится, пока не отомстит за своего брата. А ты помолчи, давай не спорить!

— А я и не спорю, я правду говорю, — продолжала перечить леди Морена.

— И в чем же заключается твоя правда?

— Я очень жалею, что вышла за тебя замуж …

— Об этом надо было думать до замужества, — с иронией заметил лорд Месдрин.

— Мама, давайте не спорить при гостях! — взмолилась Ниена, но леди Морена проигнорировала ее просьбу.

— Если бы я знала, какие опасности будут ожидать моих детей, я бы не вышла за тебя, — леди Морена налила себе стакан воды и сделала нервный глоток.

Сейчас работа наемников кажется ей отвратительной, но когда-то давно, в молодости, их опасные приключения представлялись ей захватывающими и даже романтичными. Именно эта романтика вскружила голову и ее дочери, решившей стать наемницей.

— Просто замечательно, — сказал лорд Месдрин, разводя руками. — Ты хорошо знала, кто я и чем занимаюсь. Неужели тогда ты не осознавала, за кого выходишь замуж?

— Осознавала, но не думала, что будет так опасно, — расстроенным голосом сказала леди Морена. — Я думала, в Агастане нет никого сильнее нас и нам никогда ничто не будет угрожать. Откуда мне было знать, что придет день, когда мы начнем воевать с самим дьяволом?

— И я не знал, — ответил лорд Месдрин уже мягче.

— Тогда почему ты начал охоту на него? — воскликнула леди Морена.

— Потому что такова суть нашей работы — находить преступников, — ответил ей муж.

— Серьезно? Тогда как ты объяснишь, что Арси — самый разыскиваемый преступник на сегодняшний день — беззаботно живет в Агастане и, более того, сидит с нами за одним столом? Почему вы его не только не ловите, но и позволяете свободно приходить к нам и чувствовать себя здесь почетным гостем?!

— Если поступит предложение поймать его, и на него начнем охоту, — пригрозил лорд, бросив на Арси недобрый взгляд. — Но до сих пор никто не обращался к нам с такой просьбой. А по какой причине — это уже не мое дело.

— Почему вообще нельзя жить спокойной жизнью? — не унималась леди Морена. — Допустим, занимаясь земледелием.

— Прекрати, жена! — Лорд Месдрин сердито ударил кулаком по столу так, что все тарелки зазвенели. — Поимка преступников — в нашей крови, ты понимаешь? Каждый наемник должен осознавать, какой опасной жизнью он живет. А если это кому-то не нравится, он может покинуть Мозакон.

— Здесь отец абсолютно прав, — поддержала Ниена. — Каждый наемник должен осознавать, в какой опасности находимся все мы, и всегда должен быть готов потерять близкого. Посмотрев на отца решительным взглядом, сказала. — Кстати, папа, ты тоже должен быть готов к тому, что когда-нибудь потеряешь меня. Когда я буду воевать с Эратосом, только один из нас останется в живых.

Услышав это, лорд Месдрин так и застыл с открытым ртом. Он чувствовал на себе вызывающий взгляд дочери и почти ненавистный взгляд жены. Неуверенно кашлянув, лорд поправил воротник, затем медленно поднялся со своего места и обратился к супруге:

— Жена, почему наша строптивая дочь еще не замужем? — спросил он, указав на Ниену.

— Твоя дочь, у себя и спрашивай! — надменно вскинула подбородок леди Морена.

— Но ты занимаешься вопросом ее замужества!

— С сегодняшнего дня передаю это нелегкое задание тебе, — с усмешкой объявила леди Морена.

— И я с ним прекрасно справлюсь, — с достоинством ответил лорд Месдрин, однако его взгляд выражал явную растерянность.

Он обвел внимательным взглядом всех присутствующих и, остановившись на своем соседе справа, обратился к нему:

— Брат Васо, найди жениха для моей дочери!

— Брат Месдрин, никаких проблем, найдем, — ответил с уверенной улыбкой тот.

Услышав это, Ниена расхохоталась. Ей всегда было забавно слышать, как для нее ищут жениха.

— Кстати, зачем же далеко ходить, если жених сам пришел к нам в дом? Мама, а ну-ка посмотри на этих двух молодых людей, — Ниена указала на Зенса и Арси. — Как думаешь, кто из них больше подходит на роль моего жениха?

Зенс чуть не поперхнулся собственной слюной, которую уже несколько минут гонял по горлу, пытаясь не думать о вкусной еде на столе. Арси остался сидеть с каменным лицом.

— Что? — удивилась леди Морена.

— Говорю, что эти двое пришли просить моей руки, только не осмеливаются сказать об этом. Хочу узнать твое мнение, кого из них выбрать, — пояснила Ниена с улыбкой.

Леди Морена перевела на мужа ошеломленный взгляд.

— Почему ты смотришь на отца? Его мнение меня не интересует, — заявила дочь. — Если прислушаться к нему, я должна выйти за сына крестьянина.

— Морена, быстренько выбери одного из них, и завтра сыграем свадьбу, — в свою очередь отшутился Месдрин.

— Завтра! — воскликнула Ниена. — Почему бы и нет? Завтра выхожу замуж! Дорогая мамуля, скорее определись, чтобы начали готовиться к свадьбе.

— Шутишь? — спросила мать неуверенно.

— Нет, я вполне серьезно, — тон у Ниены действительно был серьезный. — Я очень нравлюсь этим двоим, и они оба сделали мне предложение. Только не знаю, кого выбрать: Зенс — разведенный, и у него есть ребенок, а Арси — всемирно известный бандит.

— Парни, моя дочь шутит, — обратилась к гостям леди Морена, облегченно выдохнув. — Она у меня вообще великая шутница — любит ставить гостей в неловкое положение. Они от стыда соглашаются жениться, а в конце выясняется, что это всего лишь издевка.

— Мама, на сей раз я говорю серьезно. Я так сильно понравилась Арси, что он даже подумывает похитить меня. Я случайно подслушала их разговор, — сказала Ниена, указывая на Арси.

— Я уже говорил вашей дочери, что речь шла не о ней, — ответил Арси, бросив на леди Морену извиняющийся взгляд.

— Ты всерьез намереваешься кого-то похитить? — ужаснулась та.

— Это всего лишь мысли вслух, — уклончиво ответил Арси. — Я в таком отчаянном положении, что впадаю в крайности.

— Неужели в королевстве есть такая девушка, которой ты не можешь овладеть иначе? — удивленно спросила леди Морена.

— К сожалению, есть. Судьба сыграла со мной злую шутку, — печально сказал Арси.

— В таком случае, смирись со своей судьбой, ведь похищение — не выход из ситуации, — поучительным тоном ответила леди Морена. — Найди ту, которая будет тебе доступна.

Арси ничего не ответил, но его взгляд стал серьезнее, даже суровее. Леди Морена этого не заметила — она вдруг улыбнулась и обратилась ко всем гостям:

— Кстати, пока не позабыла, расскажу про один случай — очередную шутку Ниены. Значит, пришла к нам в гости моя подруга со своей семьей. Сидим мы за столом, ужинаем, и вдруг Ниена выдает: «Мама, Натив сделал мне предложение. Соглашаться или нет?» Уточню, что Натив — сын моей подруги. Бедный мальчик от удивления остолбенел, до такой степени растерялся, что потерял дар речи. Откуда мне было знать, что Ниена шутит? А Натив мне всегда нравился, вот я и стала его нахваливать, говорить, какой он хороший, каким хорошим мужем будет. Я всерьез начала думать, что они пришли в гости с этой миссией. Муж сидел рядом — подталкиваю его локтем, чтобы он тоже что-то сказал. Он это замужество одобрил, сказал, что будет рад иметь такого зятя. Гости сидели, словно языки проглотили, — засмеялась леди Морена. — Ниена продолжила шутить, говорит: «Да, Натив — хороший парень, но прошу вас понять меня, не хочу я так просто соглашаться! Не набить ли мне себе цену? Хотя я не сторонница таких игр. Ладно, давайте так поступим: вы прямо сейчас показываете мне кольцо, если понравится — я соглашусь». Я вскочила, радостно обнимаю мужа, чуть не расплакалась от переполнявших меня эмоций. Говорю гостям: «Что же вы сидите, показывайте кольцо!» Они ошеломленно смотрят друг на друга. Под конец подруга сказала, что они забыли кольцо дома. Тогда Ниена стала смеяться от всего сердца и сказала, что это всего лишь шутка. Вы не представляете, как я сердилась на нее! Выдать Ниену замуж — моя главная мечта.

Ниена устраивала такие шутки назло матери, потому что отношения между ними были очень непростыми. В руках Морены было «оружие», заставлявшее Ниену быть паинькой. Ненадолго. Именно это бесило Ниену и периодически вынуждало делать разные пакости.

«Оружие» леди Морены было простым и нехитростным — право запретить дочери посещать вечеринки.

— Почему же вы не выдаете ее замуж? — спросил Арси.

— Не можем же мы сделать это силой? — воскликнула леди Морена с досадой. — Лишь одному Богу известно, какого мужа она хочет. Многие делали ей предложение, но она всем отказывала, и сейчас в нашем окружении не осталось подходящих кандидатов. Как-то я разговаривала с Парелией, и она меня обнадежила — обещала лично заняться этим вопросом.

Сама Морена хорошо понимала, какая это трудная задача — замужество дочери. Ведь мало того, что у Ниены своеобразный вкус, так еще и не каждый захочет иметь такую на редкость упрямую и своенравную, можно даже сказать, чокнутую, жену. Пусть и столь красивую.

— Парелии стоит для начала свою личную жизнь устроить, а уже потом думать о других, — надменно заявила Ниена. — Кстати, раз уж речь зашла о Парелии, я хотела бы кое-что уточнить. Папа, я хочу задать тебе серьезный вопрос и надеюсь услышать честный ответ.

— Говори, доченька, — кивнул лорд Месдрин.

— Почему вы не нашли Адертона? — Ниена пристально смотрела на отца. — Я сегодня узнала, что даже Арси осведомлен о его местонахождении. Почему же у вас не получилось?

— Кто такой Адертон? — Лорд Месдрин прекрасно знал это имя, но умело притворился, что слышит его впервые.

— Помнишь, Парелия как-то обратилась к нам с просьбой? — продолжала Ниена.

— Просьбу Парелии помню, а вот имя парня не запомнил, — пожал плечами лорд Месдрин.

— И почему же вы его не нашли? — допытывалась дочь.

Лорд Месдрин терпеливо вздохнул и пояснил:

— У нас, наемников, есть чувство собственного достоинства, принципы, своя шкала ценностей. Мы каждое дело доводим до конца, но иногда смотрим, какие последствия оно может иметь. В данном случае мы поняли, что было бы неправильно ворошить прошлое. У этого парня есть своя личная жизнь, и он счастлив. Нам не хотелось все портить.

— Портить? — сердито воскликнула Ниена. — Ты с ума сошел! Они же любят друг друга, а вот встретиться никак не могут. О чем ты, папа?

— Любят? Ничего такого я не заметил. Все, что я увидел, — одержимость. Например, когда человек теряет какой-то предмет, он начинает его повсюду искать. То же самое у них. А любви там и вовсе нет, — сказал лорд Месдрин, теребя свою бороду. Он всегда так делал, когда начинал лгать.

— Папа, ты когда стал экспертом по любовным делам? Да и потом, почему ты решаешь судьбы людей? — возмутилась Ниена. Она всегда сочувствовала Парелии, а теперь узнала, что ее собственный отец не помог Парелии найти ее любовь — Адертона.

— Ниена, давай сменим тему! — приказала леди Морена.

— Нет, я хочу узнать правду. Парелия столько лет мучается, а выясняется, что многие знают, где Адертон, но не хотят, чтобы она была счастлива! — сказала Ниена, разводя руками.

— Не говори глупостей! — повысил тон отец.

— Глупости? Парелия до сих пор не вышла замуж, и это глупость? Господи, как можно быть таким жестоким?! — сердито воскликнула Ниена.

— Наоборот, было бы жестоко, если бы они нашли друг друга, — сказал Месдрин.

— Почему?

— Потом поговорим, — коротко бросил лорд Месдрин и добавил чуть тише: — Без гостей.

— Эти гости мне уже сказали правду, — не унималась Ниена. — О том, что какие-то влиятельные люди заставили тебя прекратить поиски Адертона.

— Не неси чушь! Никто не может нас заставить! — вновь повысил тон лорд Месдрин. — Не искать его — мое собственное решение. Все, закрыли эту тему!

На самом деле лорда Месдрина все же вынудили остановить поиски Адертона. Точнее, пообещали, что если он найдет Адертона и отведет к Парелии, то на следующий день Адертона не будет в живых. Будучи человеком разумным и милосердным, лорд Месдрин пожалел парня, поэтому он солгал Парелии, сказав, что не смог его найти.

— Эта тема не закроется, пока я не узнаю, где находится Адертон! — в бешенстве закричала Ниена, вскочив на ноги.

— Ниена, прекрати капризничать! — приказала мать. Леди Морена опасалась, что отец и дочь когда-нибудь сильно разругаются и Ниена уйдет из дома. У ее дочери был сложный характер, да и лорд Месдрин не уступал ей в этом, поэтому, когда они спорили друг с другом, в замке начиналось «землетрясение».

— Капризничать? Разве желание увидеть Парелию счастливой — это каприз? — Ниена и не думала униматься, она была ужасно рассержена.

— Отец уже сказал, что между ними никакой любви нет, — попыталась утихомирить ее леди Морена.

— Пусть они встретятся и сами решат, есть любовь или ее нет. Отец не должен решать вместо них, — Ниена снова повернулась к отцу и практически приказала ему. — Скажи, где он!

— Пусть находят друг друга, меня в этом деле нет, — спокойно ответил Месдрин. — Тема закрыта. А если тебе так интересно, можешь начать собственное расследование. Или узнать у Арси.

Ниена тут же повернула голову к Арси и вызывающе посмотрела на него.

— Твой отец прав, — сказал тот, — если судьбе будет угодно, они найдут друг друга. У Адертона — своя личная жизнь, у него есть девушка. В один прекрасный день они поженятся. Действительно, не надо все портить.

Арси солгал — на самом деле у Адертона никого не было.

— Арси, давайте не принимать решений вместо них, пусть они сами распоряжаются своей судьбой. Разве я не права? — она нахмурилась и ее тон приобрел повелительные нотки. — А ну-ка быстро скажи, где живет Адертон!

— Ниена, это очень сложный вопрос. Не надо открывать ящик Пандоры, — Арси тоже никогда не позволит, чтобы Парелия и Адертон встретились.

— Но ты сам сказал, что, по словам пророка, когда-нибудь Адертон станет править Агастаном, — продолжала Ниена. — Значит, этот ящик рано или поздно откроется, как бы старательно вы ни пытались этого избежать.

— Возможно, — кивнул Арси, — но я не собираюсь открывать его собственными руками: не хочу портить отношения с влиятельными людьми.

— Либо ты говоришь, где сейчас находится Адертон, — пригрозила Ниена, — либо пожалеешь, что не сказал.

Арси отрицательно покачал головой. Возможно, это было его ошибкой, потому что Ниена была настроена решительно. «Не хочешь по-хорошему, — подумала девушка с угрожающей ухмылкой, — будет тебе по-плохому».

— Хорошо, я тебя предупреждала, — бросила она, возвращаясь на свое место.

Леди Морена увидела в этой передышке отличную возможность поменять тему разговора:

— Что еще предсказал пророк?

— Что Эратос останется в живых, а Арси умрет, — ответила Ниена, посмотрев на него почти победно.

Леди Морена перевела на Арси изумленный взгляд.

— Да, но пророк не на сто процентов был уверен в этом, так что пусть мои враги не радуются раньше времени, — поспешил возразить Арси.

Продолжить столь неприятную для Арси тему, к его счастью, не успели: в этот момент в зал наконец вошел сэнсэй Фарин. Зенсу показалось, что время, которое ушло у старика на то, чтобы дойти до стола и занять свое место справа от лорда Месдрина, тянется целую вечность. Его желудок снова завел свою голодную песню, и честный вор едва сдерживался, чтобы не наброситься на еду, словно волк на добычу.

Наконец сэнсэй Фарин опустился на свое место, и леди Морена первой притронулась к вилке. Зенс поблагодарил всех известных ему богов за окончание этого томительного ожидания, но его ждало разочарование: в этот вечер им не было суждено нормально кушать, и виной тому — Ниена. Она, хитро посмотрев на Арси, достала из кармана тот самый шприц. Арси стоило немалых усилий сохранить невозмутимое выражение лица.

— Это твое? — спросила она у Арси, показывая ему шприц.

— Нет, — тут же покачал головой тот.

— Вранье, — спокойно перебила его Ниена. — Что за лекарство внутри?

— Я же сказал, что это не мое. Впервые вижу этот шприц, — Арси вел себя вполне естественно, хотя это стоило ему огромных трудов. Его терзал вопрос, как этот шприц оказался у Ниены?

— Да ну? — не поверила девушка. — Признавайся, какую сверхъестественную силу придает это лекарство?

— Еще раз повторяю, я не имею никакого отношения к этому шприцу, — голос Арси оставался спокойным.

— Может, посмотришь поближе? — Ниена встала и подошла к Арси. — Точно не твой?

Она помахала иголкой прямо перед лицом Арси, который замер на месте. Сидевший рядом Зенс и вовсе старался не смотреть ни на друга, ни на безумную дикарку, которая того и гляди воткнет эту иглу Арси в глаз.

— Нет, — решительно заявил тот.

Ниена усмехнулась и обошла стул Арси, а затем и сидевшего рядом Зенса. Встав за спиной второго, она положила руку на его левое плечо.

— Хорошо, — шприц замаячил уже перед глазами Зенса, и тот нервно сглотнул. — Тогда мы сейчас выясним, что в этом шприце.

— Мы? — не понял Арси.

— Конечно, — улыбнулась Ниена. — Я и твой верный друг Зенс.

Одно неуловимое движение, и Зенс почувствовал, как тонкая игла входит ему в шею. Боль была секундной, но Ниена не стала вынимать иглу, так что Зенс замер на месте, боясь лишний раз вздохнуть. Ее рука, которая вдруг показалась Зенсу невероятно тяжелой, словно пришпилила его к месту.

— Зенс, не пугайся! Я убеждена, что это лекарство придаст тебе сверхъестественную силу, — услышал он над ухом ехидный голос Ниены.

— Ниена, ты с ума сошла? — с ужасом воскликнул Арси. — Что ты делаешь?

— Выясняю, что в шприце, — ответила та. — Ты ведь не говоришь, вот и приходится все делать самой.

— Но я правда не знаю…

Жидкость в шприце еще не попала в тело Зенса, но игла все еще торчала у него из шеи. Арси посмотрел на друга — взгляд Зенса запретил ему говорить правду.

— Даю последний шанс, — предупредила Ниена. — Или говори, что внутри, или это попадет в организм твоего друга. Ты же меня знаешь, я блефовать не умею. Раз…

Арси снова посмотрел на Зенса, словно спрашивая у него совета. Зеленые глаза друга велели ему стоять на своем.

— Два…

Тем не менее Арси не мог подвергнуть опасности жизнь друга. Это качество было одним из самых положительных в его арсенале: он никогда не оставлял друзей в беде и был готов ради них пожертвовать собственной жизнью. Возможно, именно поэтому его друзья отвечали ему тем же — преданностью и верностью, какой позавидовали бы многие родные братья.

— Три!

— Хорошо, хорошо! — в последнюю секунду воскликнул Арси, останавливая этим Ниену, и добавил шепотом: — Это анестезирующее лекарство.

— Я так и знала, — усмехнулась Ниена. — Ты ввел его себе во время испытания и поэтому смог его пройти. Я права?

Арси в ответ кивнул.

— Арси, я не обучаю мошенников, — сердито сказал сэнсэй Фарин.

— А я не могу позволить мошенникам жить в своем доме, — добавил лорд Месдрин.

Ниена вынула иглу из шеи Зенса, который тут же потер уколотое место и наконец облегченно выдохнул. Девушка обогнула стул Арси и вернулась на свое место, не переставая ехидно улыбаться.

— Я к вам пришел как друг, — сказал Арси, — чтобы мы вместе боролись против нашего общего врага. К моему величайшему разочарованию, вы приняли нас не очень радушно.

— Можешь пожаловаться на нас королю, — бросил ему лорд Месдрин с язвительной усмешкой, но затем его брови сдвинулись на переносице и он грозно добавил. — Будьте добры, сегодня же покиньте Мозакон!

— С удовольствием! — Арси шумно отодвинул стул и бросил на тарелку салфетку. — Идем, Зенс, нам здесь все равно не рады.

— Отец, жаловаться на нас ему лучше не королю, — услышал он вслед саркастичный голос Ниены, — а Парелии.

Арси поднимался в отведенную им комнату, отчеканивая каждую ступеньку сердитыми шагами. Пытаясь подавить разгоравшийся в душе огонь негодования и злости, он даже не заметил, что его друг плетется где-то позади, едва передвигая ноги. Все тело Зенса словно потяжелело в один миг, и он с трудом мог удержать равновесие. Ему казалось, что мир вращается перед глазами и он никак не может остановить картинку.

«Вот чертовка, — подумал он с чрезмерной злостью, — все же вколола мне дозу!»

Неимоверными усилиями Зенс заставил себя подняться по ступеням, буквально ввалился в комнату и без сил плюхнулся на тахту.