Осознав, что собой представляет Арси, Парелия, с одной стороны, остерегалась такого преступника, но с другой, словно шаловливый ребенок, хотела продолжить знакомство, ведь когда-то познакомиться с ним поближе было ее заветным желанием.

Вечер выдался тихим и безветренным. Река уходила к горизонту, со всех сторон обрамленная низкорастущими деревьями и кустарниками, нижние ветви которых практически лежали на поверхности воды. Листва на них уже начинала окрашиваться в разные оттенки желтого и оранжевого, но и зеленые листья все еще встречались между ними, создавая настоящий калейдоскоп красок вокруг реки. На левом берегу было уютное местечко, где толстая ветка дерева опустилась к самой земле и служила прочным сиденьем прямо у кромки воды. Вечером того же дня Арси вновь увидел Парелию, сидящую на этом же бревне. На сей раз он сел на краю, подальше от нее.

— О чем думаешь? — спросила Парелия после долгого молчания. Она все это время чувствовала на себе пристальный взгляд Арси и, когда повернула голову и убедилась, что была права, улыбнулась.

— Думаю, как же мне повезло, что пришел прогуляться с Эриком, иначе так и не узнал бы, что на свете есть такая красивая девушка, как ты, — Парелия заметила блеск в глазах Арси.

— Все в этом мире относительно: для тебя — красивая, а для кого-то другого — нет, — философски заметила принцесса.

— Если во всем Агастане найдется хоть один человек, который скажет, что ты некрасивая, я брошусь с края Агастана. Я знаю много светских девушек, но ни одна из них не может сравниться с тобой, — покачал головой разбойник.

— Даже принцесса? — Парелия улыбнулась, хитро прищурившись.

«Арси, почему же ты не вспомнил меня?» — снова мелькнул в ее голове этот вопрос.

— Нет, кроме нее. Я же говорил, что видел ее издалека, — в этот момент Арси ощутил дежавю, словно он раньше уже был знаком с Арпи.

— Неужели тебе совсем неинтересно было узнать, какая она?

Арси все еще задумчиво смотрел на Арпи, пытаясь вспомнить, где и когда он мог ее видеть.

— Конечно интересно, но мой бизнес был важнее. Попадись я ей на глаза, она бы заинтересовалась мною, и тогда бы все раскрылось. Да и помимо всего этого, увидев меня, принцесса могла бы влюбиться, — усмехнулся Арси.

— И что в этом плохого? — осторожно спросила Парелия.

— Плохо то, что в этом случае Эрик меня бы убил! — пошутил Арси.

— Послушай, а ты на корабле шутил, говоря, что Эрик должен жениться на Парелии?

— Нет.

— А Эрик и Эрания? Они что, расстанутся?

— Откуда мне знать, — пожал плечами Арси. — Я тебе говорю о пророчестве.

— Пророк сказал, что он должен жениться на Парелии? — нахмурилась девушка.

— Нет, мы видели эпизод из будущего, в котором народ восклицал: «Да здравствует новый король!» Вот мы и предположили, что они с Парелией поженятся, ведь других способов стать королем нет.

— Парелия никогда не выйдет за него замуж! — уверено заявила принцесса.

— А ты откуда знаешь? — усмехнулся Арси. — Знаешь, сколько достоинств у Эрика?

— Парелия не выйдет за него замуж, будь у него хоть миллион достоинств! — не унималась та. — Эрания любит твоего друга, это очевидно. А Парелия — ее подруга, она никогда не предаст Эранию.

— Нехорошо получается, — пробормотал Арси. — Я-то надеялся, что мой друг станет королем: мне это тоже выгодно.

— В таком случае предлагаю тебе самому стать королем, — улыбнулась Парелия. — Выгода в тысячу раз лучше.

— Я не Эрик, меня не интересуют слава и власть.

— А что тебя интересует? — спросила Парелия с хитроватым блеском в глазах.

— Несколько недель назад я бы сказал: миллион лесо. Но сейчас мне нужно только одно, — он повернулся к ней полностью и добавил: — Ты.

— Прошу тебя, только не влюбляйся в меня! Не хочу, чтобы еще один человек страдал из-за меня, даже такой вор и преступник, как ты.

Однако в ее словах и этом хитроватом взгляде Арси почувствовал совсем обратное: она словно говорила, нет, приказывала ему полюбить ее.

— И многие в тебя влюблены? — спросил он с какой-то обиженной ухмылкой.

— Ты даже не представляешь, сколько их! — самодовольно воскликнула девушка. — Можно целую армию собрать! Будешь продолжать так восхищенно смотреть на меня — встанешь в эти ряды.

— Армия твоих поклонников меня не беспокоит, — усмехнулся Арси и тут же добавил серьезно: — Единственная, кто меня беспокоит, это Эрания и ее открытое нежелание видеть нас вместе.

Парелия бросила короткий взгляд на бревно, разделявшее их, и улыбнулась:

— Теперь понятно, почему ты так далеко от меня отсел. Неужели так сильно боишься Эранию?

— Нет, — покачал головой Арси. — Когда я подошел, ты была очень грустной. По крайней мере, мне так показалось. Я не хотел тебе мешать.

— У меня нет повода для грусти, — ответила принцесса и добавила задумчиво: — Просто вспомнила кое-что из прошлого.

— Расскажешь?

— Нет.

Некоторое время они сидели молча, наслаждаясь вечерней прохладой и пением цикад. Наконец Арси встал и подошел к Парелии сзади.

— Если ты не грустила, то можно спокойно играть на твоих нервах, — сказал Арси. Он стал поглаживать ее мягкие, шелковистые волосы.

Принцесса чувствовала на своих волосах бережное прикосновение его рук. Она не стала возражать, тем более что ей нравилось это прикосновение.

— У меня очень крепкие нервы, — улыбнулась она.

— Где ты живешь? — спросил Арси.

— Если скажу — во дворце, поверишь? И кстати, почему спрашиваешь?

— Я приду к тебе в гости.

— Приходи, я буду ждать с нетерпением.

— Тогда скажи адрес.

— Я уже сказала.

— В Агастане тысячи дворцов.

— В столице — всего один.

— А тебя там знают?

— Мало кто. Когда придешь, скажи, что хочешь увидеть Парелию, а она приведет тебя ко мне, — Парелия представила эту сцену и хихикнула.

— Шутишь? — нахмурился Арси. Он играл с ее волосами: бросал прядь ей на лицо, а когда Парелия поправляла прическу, делал это снова, пытаясь вывести ее из себя.

— Другого способа найти меня нет, — спокойным голосом продолжала принцесса. — Сначала ты должен встретиться с Парелией. Она тебе скажет, где я.

— Вряд ли Парелия будет тратить на меня время, — засомневался Арси. — Ей даже мою просьбу не передадут.

— Парелия — очень добрая девушка и всегда готова помочь. Даже таким, как ты. Она возьмет тебя за ручку и приведет ко мне.

— Снова твои шуточки, — с досадой бросил Арси и добавил решительно: — Но ничего, я все равно узнаю, где ты живешь.

— Когда все твои попытки потерпят фиаско, вспомни про мою шутку.

— Обещаю, что если не найду других способов отыскать тебя, пойду к самой принцессе и попрошу ее помочь мне, — решительно заявил он.

— Как я уже говорила, буду ждать тебя с нетерпением. Обязательно приходи.

— Я тебя везде найду, от меня не скроешься.

Принцесса несколько раз попыталась ненавязчиво уклонить голову, когда Арси снова перекинул ей на лицо одну прядь. Он чувствовал ее нарастающее раздражение, но она действительно держалась до последнего.

— Что ты хочешь от моих бедных волос? — наконец не выдержала она, но это было сказано спокойным голосом, без тени недовольства или раздражительности. — Ой, я совсем забыла, что они мне больше не принадлежат, ведь теперь они — твоя собственность.

— Быстро учишься, — усмехнулся Арси и уважительно добавил: — Но нервы у тебя и впрямь крепкие.

— Я приказала себе вытерпеть тебя эти несколько дней. Все равно мне не убежать с этого острова, — пожала плечами Парелия и добавила с самодовольной усмешкой: — Но если в столице попадешься мне на глаза, то до конца жизни будешь жалеть, что так играл на моих нервах.

— Когда поженимся, сама пожалеешь, что сначала отнекивалась.

— Ха, поженимся! — засмеялась Парелия.

— Почему удивляешься?

— Потому что у таких, как ты, одинаковый исход — четыре стены тюремной камеры.

— Вот поженимся, и я стану зарабатывать честным путем, — пообещал Арси.

— Интересно, каким?

— Начну производить бохо.

— Бохо? — Парелия явно разочаровалась. — И это, по-твоему, честный путь? А ничего, что производить бохо, как и пить его, строго запрещено?

— Ради бога, не обращай внимания на правила этой глупой девчонки, — отмахнулся Арси.

— Она не глупая! — со злостью в голосе воскликнула принцесса. — В первую очередь она думает о своем народе, а не о таких преступниках, как ты.

— Ну, тогда смотри, что получается, — начал Арси разъясняющим тоном. — Государство больше не получает налоги, тысячи честных людей потеряли работу, но при этом народ продолжает пить бохо, причем в тех же объемах. Люди сейчас платят в несколько раз дороже, так как конкуренции больше нет. Весь рынок принадлежит одному-двум людям, и именно они забирают всю сверхприбыль себе, каждый раз благодаря за это Парелию. Ну, разве она не глупая?

— Когда я вас познакомлю, у тебя будет возможность лично сказать ей, насколько она глупа.

— Да без проблем, — храбро воскликнул Арси. — И не только это! Я бы много чего хотел ей сказать!

— Смотри, если не скажешь — ты не мужчина! — сердито бросила Парелия, скрестив руки на груди.

— А почему ты так защищаешь ее? — удивленно спросил Арси.

— Потому что я согласна с ней.

Арси вдруг наклонился к самому ее уху и шепотом задал вопрос, который мучил его с тех пор, как он увидел ее вместе с Эранией:

— Арпи, ты тоже агаянка?

Кто такие агаянцы? Вы не найдете никакой информации о них, даже если перероете все библиотеки Агастана. И может создаться впечатление, что таких людей вообще не существует. Тем не менее они не только существуют, но и являются самой большой проблемой властей. Всех пойманных агаянцев ожидает неминуемая смерть, причем через самую жестокую казнь — отсечение головы. Так строго не наказывают даже самых опасных преступников.

Знаете, чего страшится каждый житель Агастана? Момента, когда в его дверь постучатся, он откроет и увидит на пороге полицейских, которые скажут: «Надежные источники проинформировали нас, что вы агаянец». Этим «надежным источником» может быть его враг или недоброжелатель, который хочет таким образом с ним поквитаться.

Вам, наверное, не терпится узнать, кто такие эти агаянцы и что им нужно?

Они хотят одного — спустить Агастан на землю. Скорее всего, вы еще не знаете, что Агастан висит в воздухе. Невероятно, не правда ли? Многие жители Агастана, так же как и вы, не верят в это. Некоторые даже специально ходят к краям Агастана и смотрят вниз, дабы убедиться, что это не ложь.

Как случилось, что Агастан поднялся вверх, никто не знает. Об этом не упоминается ни в одной летописи. Более того, ни в одной книге не написано, что Агастан находится в воздухе. Некоторые говорят, что несколько тысячелетий назад земле грозило большое бедствие. Чтобы спастись, жители страны решили поднять ее в воздух. Когда катастрофа миновала, было решено спустить страну обратно, на свое место, однако тогдашнее правительство вдруг поменяло свое решение и после катастрофы постановило оставить всю страну в воздухе. Именно тогда было создано движение агаянское, которое пыталось убедить правительство спустить Агастан на свое место. Их попытки не увенчались успехом. Правительство не учло их аргументы, и с тех пор агаянцы ведут активную борьбу с властью. Вскоре агаянское движение объявили вне закона, а всем его членам при поимке устраивали показательную казнь через отсечение головы, чтобы другим неповадно было.

— Что? Ты с ума сошел? — возмущенно воскликнула Парелия.

Сейчас вы понимаете реакцию принцессы.

— Значит, нет? — еще раз спросил Арси. До этого он был убежден в том, что Арпи — агаянка, ведь она — подруга Эрании.

— Конечно же нет! Что за глупый вопрос? Как я могу быть агаянкой? — продолжала искренне возмущаться Парелия.

У агаянцев было одно единственное желание — спустить Агастан вниз, и эта мечта называлась «Большой целью». Ради ее осуществления каждый агаянец был готов умереть!

Эратос вырос на идеях агаянцев. История его жизни уместилась бы в несколько увесистых томов. Еще в детстве ему вбили в голову идею «Большой цели». Он стал ярым агаянцем, который каждой клеточкой своего тела жаждал воплотить в жизнь план движения. Однако в отличие от других агаянцев, у него была еще одна мечта — стать Тиедосом.

Кто такой Тиедос? Тиедос — это предводитель агаянского движения. Тиедосом мог стать лишь самый достойный агаянец, и именно он должен был возглавить агаянское движение и повести его к осуществлению «Большой цели».

Каким бы невероятным это ни казалось, но Эратос был близок к тому, чтобы стать Тиедосом. Скоро будут выборы. По мнению многих почтенных агаянцев, именно Эратос должен собрать больше всего голосов.

— Если ты агаянка, лучше признайся сейчас. Ради тебя я даже готов сам стать агаянцем, — выпалил Арси, но тут же добавил с долей определенной злости в голосе. — Хотя, если честно, я очень рад, что ты не агаянка, потому что я их ненавижу.

Арси с детства дружил с Эратосом и видел, как он становится агаянцем и выполняет их различные задания. Он так и не смог переубедить своего друга. Идеи агаянского движения стали смыслом жизни Эратоса. Арси не оставалось ничего другого, кроме как помогать ему выполнять задания для агаянцев, но при этом ненавидеть их всей душой за то, что они завладели разумом его друга.

— Слава богу, хоть одна положительная сторона, — воскликнула принцесса.

— На самом деле, я не такой уж и плохой, — сказал Арси почти обиженно. — У меня тоже есть достоинства.

— Например?

— Например, — Арси задумался и, не вспомнив ни единого, воскликнул: — Да у меня тысячи достоинств! Например, я достаточно скромен, чтобы не восхвалять самого себя.

Он не видел, как Парелия не сдержала улыбки, но ничего не ответила.

— Никуда не уходи, — вдруг услышала она и почувствовала, что он удаляется. — Я сейчас вернусь.

Вечер плавно переходил в ночь, и у водоема становилось прохладно. Парелия поежилась после очередного вечернего ветерка и подумала, что надо было захватить плед. В этот момент она услышала шаги и обернулась: Арси направлялся к ней с теплой шалью в руках. Он накинул ее ей на плечи и гордо заявил:

— Как видишь, я заботливый.

— Боже мой, какая хорошая черта! — с явной иронией в голосе воскликнула Парелия. — Если сейчас же сделаешь мне предложение, соглашусь не раздумывая! Ты меня просто поразил!

Принцесса любила шутить на тему замужества. Когда кто-то из парней добивался некоторых успехов, например, хороших результатов в игре, Парелия начинала шутить на эту тему. Бедные парни растерянно смотрели на нее, пытаясь понять, шутит она или говорит всерьез. Представьте себе их разочарование, когда в конце выяснялось, что Парелия шутит, и никому из них не суждено стать королем! При этом многие думали, что Парелия говорит всерьез, и сразу же делали ей предложение. Принцесса начинала смеяться от всей души, а в конце утешала бедных парней.

— Серьезно? — Арси был не так глуп, как остальные: он прекрасно понимал, что Арпи, то есть Парелия, шутит.

— Вполне, — улыбнулась та, — но предложение ты должен сделать, стоя в этой реке на коленях.

— На коленях? — воскликнул Арси. — Скорее Агастан спустится вниз, чем я преклоню колени перед кем-нибудь.

— Значит, ты не встанешь на одно колено, даже когда будешь делать предложение своей будущей жене? — удивленно спросила Парелия.

— Конечно, не встану! Я Арси, я ни перед кем не встаю на колени! — в голосе Арси послышались свирепые нотки.

— Значит, даже перед принцессой не преклонишься? — спросила Парелия с некоторым разочарованием в голосе.

— Даже перед ней.

— Не верю!

— Нет проблем, — усмехнулся Арси. — Давай как-нибудь вместе пойдем на светский прием, и ты сама в этом убедишься.

— Ты хочешь сказать, что до такой степени невежливый? — воскликнула Парелия, обернувшись и посмотрев ему в глаза. — Хотя чему я удивляюсь! Ты уже показал свое невежество по отношению к принцессе.

Заметив вопросительный взгляд Арси, девушка тут же поменяла тему:

— Хватит трогать мои волосы!

— Не двигайся, я тебе косу плету.

— У тебя и такой талант имеется?

— Нет, на тебе учусь.

В этот момент их уединение было нарушено резким и возмущенным криком:

— Арси, что это ты делаешь?!

Несколько минут назад Эрания увидела Арси, который шел к берегу реки с шалью в руках. В ее душу закрались подозрения, и она, естественно, пошла за ним. Увидев Арси и Парелию вместе, Эрания пришла сначала в ужас, потом — в ярость и наконец сумела восстановить ледяное спокойствие, прежде чем подошла к ним.

Арси и Эратос думали, что Эрания — агаянка. Сама Эрания, несмотря на свое сотрудничество и помощь агаянцам, таковой себя не считала. С этим движением ее объединяла общая цель — спустить Агастан на его прежнее место.

Большую часть окружения Парелии составляли агаянцы, в том числе ее самая близкая подруга — Эльмуния. Агаянцы, словно язвы, окружили принцессу с четырех сторон, постепенно «отравляя» ей жизнь, а бедная Парелия даже понятия не имела об этом. Если найдется такой человек, который попытается открыть ей глаза, на следующий день он навсегда исчезнет с лица Агастана. Это не шутка, вы и представить себе не можете всю серьезность ситуации. Тысячи пар глаз следят за Парелией день и ночь, и не дай бог кому-то осмелиться и рассказать ей правду.

Пребывание на этом острове — тот исключительный случай, когда Парелия была вне поля зрения агаянцев. Она давно не виделась с Эранией и соскучилась по ней. Как-то ночью она тайком сбежала из дворца, никого не предупредив. Через несколько часов она была у Эрании.

Почему агаянцы так окружили Парелию? Ответ прост: чтобы королем стал агаянец, именно Тиедос должен жениться на принцессе.

В нынешней ситуации у Парелии нет никаких шансов спастись: другого претендента на руку и сердце принцессы агаянцы к ней попросту не подпустят. Стоит очередному поклоннику появиться на горизонте, как агаянцы начинали клеветать на него, нашептывали бедной принцессе небылицы, так что она сама отталкивала от себя хорошего кандидата. Однако, стоит Тиедосу появиться на горизонте, все агаянцы в один голос начнут расхваливать его и будут всячески уговаривать принцессу принять его предложение. Как только Тиедос станет королем, он осуществит их главную мечту — «Большую цель». Вот такой хитрый план они разработали. И во всей этой истории единственная жертва — Парелия, на которой должны жениться из-за выгоды, и только чудо может ее спасти …

Сейчас среди агаянцев идет серьезная борьба за титул Тиедоса: основной претендент — Эратос. Все движение разделилось на два лагеря: первый поддерживает Эратоса, второй пытается вывести его из игры. К последней группе примыкает Эльмуния. Некоторые говорят, что она до беспамятства влюблена в Эратоса и поэтому не хочет, чтобы он становился Тиедосом и женился на Парелии. Эрания дружит с Эльмунией и помогает ей во всем. Вместе они расставляют коварные ловушки для Эратоса, и одну из них Арси недавно раскрыл — так они узнали об «играх» Эрании. С тех пор Арси и Эрания ненавидят друг друга. Он даже хотел подвергнуть ее пыткам, чтобы вытянуть из нее правду, но Эратос не позволил.

— Разве сама не видишь? — сказал Арси, не переставая плести косу.

— А ну-ка быстро отпусти волосы Арпи! — сердито воскликнула Эрания. Ей становилось жутко от одной мысли, что такой преступник, как Арси, прикасается к принцессе.

— Эрания, перестань. Пусть плетет, мне интересно, что в итоге получится, — попыталась успокоить подругу Парелия.

— Арпи, ты почему меня не слушаешься? — в отчаянии продолжала кричать Эрания. — Я тебе сто раз говорила, чтобы ты держалась подальше от Арси.

— Эрания, мы заняты, оставь нас одних, — бросил ей Арси. — Нельзя быть такой навязчивой.

— Отпусти, кому говорю, — не унималась Эрания.

Она попыталась выдернуть волосы из рук Арси, но тот держал их крепко.

— Ай, вы мне так все волосы вырвете! — воскликнула Парелия, у которой из-за всех этих дерганий разболелась голова.

— Эрании скажи, это она тянет тебя за волосы.

— Я сейчас же все расскажу Эрику, — пригрозила Эрания.

— Рассказывай, — отмахнулся Арси. — Эрик — мой друг, но он не может указывать мне, с кем дружить. Я выбрал твою подругу, и мне плевать, нравится тебе это или нет.

Арси сейчас храбрился и откровенно врал, потому что, хотя они с Эратосом и были друзьями, все, что говорил второй, было законом для первого.

— У Арпи есть друг, — Эрания попробовала привести последний аргумент.

— Этот факт меня не волнует, и тебя не должен. Оставь нас одних, — повелительным тоном сказал Арси.

— Ни в коем случае! Отпусти ее волосы! — не унималась девушка.

— Эрания, по логике Арси, мои волосы мне больше не принадлежат, — сказала Парелия с совершенно спокойной улыбкой.

— Это как же? — не поняла та.

— Он говорит: «Так как ты теперь моя, значит, и твои волосы — мои. Буду делать с ними все, что хочу».

— Арпи, прости меня, — вдруг сказала Эрания, сделав глубокий вдох. — Прости, что что навлекла на тебя такую беду. Я не должна была позволять тебе гулять с нами. Я просто не знала, что Эрик этого зверя тоже возьмет с собой. Прошу тебя, прости меня.

— Эрания, успокойся, — улыбнулась Парелия. — Этому зверю я не по зубам, — она посмотрела на подругу и подмигнула ей. — Но ничего, потом он попадется мне в руки.

— Да, мы его заживо сожжем, — с яростным блеском в глазах подхватила та.

— Ой, как страшно, — иронично бросил Арси.

— Арпи, продержись несколько минут. Я позову Эрика, — Эрания сделала шаг назад, явно собираясь выполнить свое обещание. — Он поставит этого идиота на место.

— Подожди, ладно, не надо беспокоить Эрика по таким мелочам, — Арси осторожно отпустил волосы Парелии и отошел на другой конец бревна. — Я больше не буду трогать ее волосы.

— Все равно я поговорю с Эриком на эту тему, — Эрания взяла подругу за руку и попыталась потянуть ее за собой. — Арпи, вставай, пойдем отсюда.

— Эрания, большое спасибо за заботу, но я не маленькая, — Парелия резко выдернула руку, даже не встав с бревна. — Ты иди, я после приду.

— Но…

— Никаких но! — повысила голос Парелия, но тут же добавила намного тише и спокойнее: — До свидания.

— Ненормальная! Ты же не знаешь, кто на самом деле этот подонок, — Эрания со злостью ткнула в сторону Арси пальцем. — Оставаться с ним наедине — безумие!

Арси и его банда поймали людей Эльмунии и подвергли их пыткам, чтобы выведать правду. Когда Эрания увидела их — измученных и окровавленных — она поняла, как на самом деле жесток Арси. Именно поэтому она содрогалась каждый раз, когда видела этого зверя рядом с принцессой.

— Он мне уже рассказал о себе, и я хорошо понимаю, почему ты так сильно беспокоишься, — взгляд Парелии стал мягче. — Но он не волк и не может меня съесть, а уж выдержать несколько дней его присутствия я могу. Ты иди, я присоединюсь к вам позже, — она вдруг посмотрела на Арси с хитрой улыбкой и добавила: — Конечно, если Арси разрешит.

Эрания бросила на разбойника такой взгляд, что, если бы взглядом можно было убивать, Арси уже давно был бы мертв.

— Это решение Арпи, — сказал Арси с довольной улыбкой.

— Ненавижу тебя! — злобно прошипела Эрания, затем резко развернулась и, утаптывая землю разъяренными шагами, удалилась.

— Прими мои поздравления, — сказала Парелия, когда они с Арси остались одни. Заметив его недоумение на лице, она пояснила: — Ты, пожалуй, единственный человек в Агастане, к которому Эрания так плохо относится.

— И это взаимно, — бросил Арси, провожая девушку ненавистным взглядом. — Я только понять не могу, на что польстился Эрик?

— Ого, ты даже не представляешь, сколько поклонников у Эрании!

— Поклонники у дьяволицы?! — воскликнул Арси изумленно. — Не поверю, даже если увижу собственными глазами.

Арси еще только предстояло узнать, какой известностью пользуется Эрания во всем Агастане. Прозвище «дьяволица» Арси дал ей, когда узнал о ее играх.

— Почему ты так ее называешь? — поинтересовалась Парелия.

— Потому что она и есть дьяволица, — Арси со злостью бросил камень в воду, и тот пошел ко дну с громким «бульк». — Просто ты не знаешь, кто твоя подруга на самом деле. Если бы знала, не удивилась бы такому сравнению.

— И кто же она?

Арси едва не рассказал ей правду, но в последнюю секунду передумал.

— Сама поймешь в свое время, — только и сказал он.

Парелия начала осторожно ощупывать свои волосы, после чего повернулась и посмотрела на собеседника почти требовательно:

— Почему ты так далеко отсел? Иди завершай, что начал, а то с этой недоплетенной косой я на пугало похожа.

Арси некоторое время подумал, посмотрел в сторону, куда ушла Эрания, и наконец снова занял свое место парикмахера.

— Каким был твой естественный цвет волос? — вдруг услышала Парелия его вопрос, после чего Арси задумчиво произнес, роясь в них: — Как же интересно ты их покрасила! Здесь столько оттенков!

— Я так часто крашу волосы, что уже не помню, какого цвета они были, — хихикнула Парелия, но тут же нахмурилась. — Но в прошлый раз Эрания покрасила меня не совсем удачно. Я так на пугало похожа, да?

— Я ничего такого не говорил, — поспешил заверить ее Арси. — Наоборот, мне даже нравится. Очень оригинально получилось.

— У тебя странный вкус.

— А не хочешь покраситься в синий цвет, как Эрания?

— Я не такая чокнутая, как она, — фыркнула Парелия почти брезгливо.

Некоторое время они провели молча, наслаждаясь вечерним пением цикад и лягушек. Парелия ощущала осторожные и нежные прикосновения Арси к ее волосам, и ей это почему-то нравилось. Она была уверена, что коса у него выйдет ужасная, но процесс ее плетения был ей приятен.

— Посмотри, какой красивый сегодня закат, — нарушил тишину ее тихий голос.

Солнце медленно, но верно клонилось к горизонту, огибая пышные, ватные облака и окрашивая их в самые невероятные оттенки красного, желтого и оранжевого. Солнечные лучи отражались в реке, создавая опьяняющее мерцание света на ровной водной глади, и десятки солнечных зайчиков бегали по земле, листве и лицам двух молодых людей, любовавшихся этим потрясающим зрелищем. Воздух был заполнен приятным ароматом осенних цветов, тихим журчанием воды и доносившимся издалека пением птиц.

— Ничего особенного, — бросил Арси безразличным голосом. Он лукавил, ведь ему тоже нравились закаты. Только признаваться в этой своей столь романтической черте он не хотел.

— Как ты можешь так говорить? — воскликнула принцесса и восхищенно добавила: — Очень красиво!

— Я смотрю, тебе нравится любоваться закатами.

— Нравится — не то слово, я от них с ума схожу! Несколько раз я даже отправлялась в дальние края Агастана, только чтобы полюбоваться красивым закатом.

Они немного помолчали, после чего Парелия вдруг улыбнулась и сказала:

— У меня с закатами связано несколько забавных историй.

— Правда? — Арси тоже улыбнулся. — Расскажешь?

— Как-то раз я отправилась на вершину горы, чтобы полюбоваться очередным закатом. Подъем был крутой, но мой верный конь справился с ним, и вскоре я увидела один из самых незабываемых закатов в моей жизни. Небо переливалось всеми оттенками красного и желтого, и солнце было такое красивое, что захватывало дух!

Парелия осторожно повернула голову и посмотрела на Арси, чтобы убедиться, что он ее слушает, после чего продолжила:

— Но, когда пришло время спускаться, мой конь заупрямился. Он ни в какую не хотел идти по той же дороге, по которой мы пришли. Я его и тянула, и упрашивала — бесполезно! Пришлось возвращаться другой дорогой, но это оказалось сложнее, чем я думала. В итоге я заблудилась, представляешь? Уже и солнце давно село, а я все скиталась по горным дорогам, пытаясь найти дорогу к городу.

— И тебе не было страшно? — поинтересовался Арси.

— Страшно? Нет, конечно, — засмеялась Парелия. — Я же очень смелая! Только досадно — от того, что я опоздала на бал, да к тому же испачкала и порвала любимое платье. Вышла из леса, словно бродяга, зато с кучей незабываемых впечатлений!

Парелия восторженно рассказала еще несколько забавных историй про закаты, каждый раз подробно описывая их.

— Неужели ты не чувствуешь всю эту красоту? — удивленно спросила Парелия, протягивая руку к уходящему солнцу, словно пыталась схватить и удержать его на небе.

— Ничего особенного, — услышала она в ответ. — Настоящая красота — это ты. Кроме тебя никакой другой красоты не существует на этом свете.

Парелия снова повернулась и удивленно уставилась на него.

«Почему ты врешь? Я же точно знаю, что ты тоже любишь любоваться закатами», — подумала она и вдруг вспомнила одну историю, связанную с Арси.

Как мы уже знаем, во время званых вечеров Арси всячески избегал принцессы. Естественно, Парелия это заметила, и, в свою очередь, всячески пыталась выяснить, кто он и почему избегает ее. Как-то раз она решила проследить за ним и застать врасплох. Весь вечер она не сводила с него глаз и, как только Арси вышел из зала, незаметно проследила за ним. К ее удивлению, он вышел на балкон, откуда открывался отличный вид на закат. Он стоял там и завороженно смотрел, как вечернее солнце плавно скрывается за горизонтом, окрашивая небо в невообразимые цвета. В тот момент Парелия не догадывалась, что Арси вовсе не любовался закатами, а просто ждал, пока подельники придут и заберут у него награбленное.

Парелия решила не мешать ему. К тому же их могли увидеть вместе на фоне красивого романтичного заката — это дало бы повод разным слухам. Однако принцесса подготовила для него ловушку: закрыла дверь балкона ключом, а сама спряталась за стеклянной дверью, ведущей на веранду. Стоило Арси войти обратно в комнату, она бы закрыла и эту дверь, и тогда Арси оказался бы в ловушке. Однако Арси простоял на балконе очень долго — Парелии показалось, что прошла целая вечность. Она несколько раз выглядывала из своего укрытия и с любопытством смотрела на него.

Наконец Арси вошел в комнату. На лице Парелии появилась зловещая улыбка, когда Арси проходил мимо нее. Пока она бесшумно проскочила мимо него и начала закрывать дверь на балкон, Арси успел дойти до двери. Увидев, что дверь заперта, он недовольно пробормотал: «Какой идиот закрыл дверь?» Парелия едва сдерживала победный смех, бесшумно подкрадываясь к нему сзади, словно кошка к своей добыче. Однако ликование принцессы было недолгим — Арси вдруг полез в свой карман и достал оттуда ключ. Парелия не могла поверить своим глазам: откуда у него ключ?

Увидев, как «добыча» уже выходит за дверь, «кошка» бросилась за ней, вконец забыв об осторожности. Услышав за спиной шум, Арси обернулся и с ужасом увидел летевшую прямо на него принцессу. Он молниеносно юркнул за дверь и уже начал закрывать ее, но Парелия успела схватиться за край двери. Началась борьба, и хрупкая принцесса поняла, что проиграет, но сдаваться не хотела. Высунув руку из двери, она попыталась преградить Арси дорогу, но в этот момент тот с силой захлопнул дверь. Боль от прищемленной руки была настолько сильная, что Парелия не сдержала крика. Арси чуть приоткрыл дверь, и рука принцессы тут же исчезла в комнате. Не раздумывая ни секунды, Арси резко захлопнул дверь.

Обхватив больную руку здоровой, Парелия вдруг заметила, что на указательном пальце не хватает дорогого кольца. Честной принцессе и в голову не могло прийти, что кольцо не выпало во время борьбы, а было нагло украдено прямо с ее пальца одним хитрым разбойником, пока ее рука была в ловушке двери.

— Эй ты, этенеромаври, немедленно открой дверь! — приказала Парелия, но в ответ услышала лишь откровенный смех.

«Этенеромаври» по-линейски означает «любитель наблюдать за закатами». В линейском есть около ста слов, которыми можно назвать тех, кто любит закаты, однако они имеют небольшие отличия. Эту группу слов называют семейством «этенеро». Вот самые распространенные из них: «этенеролу» (последний закат этого любителя), «этенеромон» (когда во время заката кто-то вспоминает свою возлюбленную), «этенероло» (когда во время заката принимается судьбоносное решение) и много других.

Для девушек существует своя группа слов — «этениа», а для влюбленных пар — своя: «этеуна». К примеру: «этеунамин» — влюбленная пара, которая не пропускает ни один закат; «этениалала» — девушка, которая специально смотрит на закаты, чтобы привлечь внимание парней.

Изучать все эти слова сейчас нет смысла, ведь линейский уже давно считается мертвым языком. А жаль, ведь этот язык справедливо называли языком любви. Еще один любопытный факт относительно этого языка: существует семейство слов «этеуналу», которое было когда-то строго запрещено во всем мире. За произношение любого слова из этого семейства можно было угодить в тюрьму. Объяснять их значения, по понятным причинам, не стоит!

Несмотря на то, что линейский считается мертвым языком, многие слова перекочевали оттуда в «законы приличия» в виде «волшебных» слов.

Если вернуться к слову «этенеромаври», то буквальный перевод будет такой: «любитель наблюдать за закатами, за которым тайком следила девушка, и его вид показался ей романтичным». Если эта девушка подойдет к парню и скажет: «Ты этенеромаври», то по законам приличия парень должен пригласить девушку на свидание. Вот почему Арси засмеялся, услышав, как она его обозвала.

Существует такая распространенная шутка: «Услышав „этенеромаври“ в свой адрес от некрасивой девушки, притворись глухим». Раньше дело доходило до абсурда: многие парни вообще не смотрели на закаты, боясь стать «добычей» некрасивых девушек. Поэтому в этикете добавили некоторые «волшебные» слова. Например, «экстромаври» — произнеся его, парень мог больше не общаться с этой девушкой, правда, по законам приличия, в тот вечер он также не имел права общаться и с другими представительницами прекрасного пола. «Экстромаврила» — парень может пообщаться с девушкой минут пять, и он свободен; недостаток слова — нельзя знакомиться с другими девушками в течение часа. «Экстромаврими» — парень может общаться с девушкой минут двадцать, после чего он свободен; отрицательной стороны у этого слова нет. «Экстромаврило» — можно откупиться одним танцем с ней.

Рассказывать про весь этикет не имеет смысла, ибо в каждом регионе Агастана действуют собственные правила, да и человека, который знал бы все правила наизусть, наверное, нет во всем мире. В основном все держат при себе шпаргалки. Однако главные «волшебные» слова знают все, потому что знакомиться без них попросту не получится: в лучшем случае выгонят с вечеринки, в худшем — можно и в тюрьму загреметь. К примеру, если девушка произнесла «экстрого», а парень все равно продолжил говорить с ней, вместо того чтобы оставить в покое, в столице за это сажают в тюрьму на семь дней, в Сийероне — выгоняют из города, в Легероне — наказывают плетьми и так далее.

Так как у каждого региона свои правила, лучше всего иметь при себе шпаргалку для каждого из них. Однажды произошла забавная история, о которой даже писали в газетах: парень перепутал шпаргалку, и, вместо того чтобы пригласить девушку на танец, сделал ей предложение руки и сердца. Потом бедняге пришлось опустошить свой кошелек, чтобы откупиться.

— Кому говорят, а ну-ка быстро открой дверь! — Парелия изо всех сил дергала за ручку двери, но ее оппонент был слишком силен. — Идиот, ты разве не понял, что к тебе обращается сама принцесса Парелия?!

— Боже мой, что вы говорите! — услышала она в ответ ироничный голос Арси.

— Что все это значит? Как ты можешь захлопывать дверь перед моим носом, зная, кто я? — возмущалась Парелия.

— А меня другой вопрос интересует, — все с тем же ехидством продолжал голос с другой стороны двери. — Почему ты преследуешь меня? Ты вообще слышала о неприкосновенности частной жизни?

Слова Арси застали Парелию врасплох, и она пробормотала через дверь:

— Я же принцесса…

— Это ничего не значит! Или ты думаешь, что каждый должен польститься на тебя, целовать твои ноги, восторженно хлопать при каждой твоей глупой шутке? Да, я знаю, кто ты! Но ты для меня — никто! Поняла? Никто! — решительно заявил Арси.

— Как… как ты вообще смеешь так говорить?! Ты вообще в своем уме? — Парелия была настолько поражена и обижена его словами, что не могла здраво мыслить.

— Ты не ответила на мой вопрос, — послышался голос. — Почему ты преследуешь меня?

Ответа с той стороны двери не было довольно долго: Парелия все еще пыталась проглотить обиду от брошенных ей жестоких слов.

— Я не хотела тревожить твой покой, — наконец услышал Арси ее тихий и дрожавший от волнения голос. — Просто хотела поближе с тобой познакомиться. В этом же нет ничего плохого, не так ли? Я же не монстр какой-нибудь, от которого нужно убегать!

— А может, я не хочу ни с кем знакомиться?

— Брось, я же вижу, что ты охотно знакомишься с девушками, — голос Парелии зазвучал еще обиженнее. — Что во мне не так? Почему ты с таким рвением избегаешь меня, словно я чудовище? Да, я принцесса, но я и девушка. И я хочу, чтобы ты знал, что своим отношением ко мне, ты сильно обидел меня.

— Дело именно в том, что ты принцесса и тебе все дозволено, — бросил ей Арси, все еще подпирая дверь своим весом. — Вот это меня больше всего и раздражает! И я имею полное право не общаться с тобой, это не преступление. Ни в одном законе не написано, что люди обязаны общаться с принцессой.

— Но по всем законам приличия ты не имеешь права говорить или поступать так, как ты поступил, с девушкой! Принцесса она или нет — уже не важно, — с досадой бросила ему Парелия.

— Я не понимаю, чего ты хочешь! — воскликнул Арси почти отчаянно. — Хочешь, чтобы мы общались? Отлично, давай пообщаемся. Так уж и быть, по закону приличия я уделю тебе минут пять.

— Открой дверь! — приказным тоном сказала Парелия и добавила уже мягче: — Я не хочу общаться через дверь — во время беседы предпочитаю смотреть собеседнику в глаза.

— Этому не бывать! — заупрямился Арси. — Я твоим чарам не поддамся!

Из-за двери послышался довольный смех:

— Так вот почему, когда мы разговаривали во дворе, ты не смотрел на меня, — догадалась принцесса.

— О, как хорошо, что ты мне напомнила! — воскликнул Арси победно. — Мы ведь тогда с тобой действительно разговаривали! А значит, твои претензии ко мне неуместны.

— Разве это можно назвать разговором? — раздраженно ответила Парелия. — Говорила тогда только я, а ты буркнул всего одно предложение и убежал, так и не посмотрев на меня ни разу! Пожалуйста, открой дверь, и мы пообщаемся, как нормальные люди. Я ведь даже не знаю, как тебя зовут!

В тот раз Парелии удалось поймать Арси во дворе, но он даже не смотрел на нее: побоялся, что их могут увидеть агаянцы и у него будут большие проблемы. Истории о поклонниках Парелии, которые он слышал от Эратоса, были достаточно жуткими, чтобы он держался от нее подальше.

— Зачем тебе мое имя, если наши пути больше не пресекутся?! — отмахнулся Арси.

— Ты ведешь себя, как ребенок! — негодующе воскликнула принцесса. — К твоему сведению, ни один человек в королевстве не относится ко мне так невежливо, как ты!

— Я отлично знаю, как тебя здесь уважают и любят. Но для меня это дело принципа!

В этот момент Парелия услышала скрежет замочной скважины: Арси закрывал дверь на ключ.

— Что ты делаешь? — возмущенно воскликнула она.

— Я думаю, ты заслужила наказание за свою навязчивость. Теперь подумаешь дважды, прежде чем вторгаться в частную жизнь. Удачи тебе, принцесса Парелия!

— Ты безумец! Ты запираешь меня уже второй раз! — завопила принцесса.

— Как второй раз?

— Я прекрасно знаю, что в тот раз это ты закрыл дверь башни, чтобы я не смогла выбраться.

— Это был не я, — пробормотал Арси, но как-то неуверенно.

— В тот раз я никому не сказала ни слова, потому что пожалела тебя. Но в этот раз пощады не жди! — пригрозила Парелия.

— Хорошо, это был я, — признался Арси. — Тогда, как и сейчас, я тебя наказал за то, что ты преследовала меня! Кто тебя просил подниматься на крышу той башни?

— Смешно вышло, да? — засмеялась принцесса. — Я хотела поймать тебя в ловушку, а вышло совсем наоборот.

— Прости, принцесса, — бросил ей Арси без капли сожаления в голосе, — но у меня много дел. Удачи!

Парелия снова начала приказным тоном кричать, чтобы он немедленно открыл дверь, но за дверью никто не отзывался. Арси специально оставил ключ в замке, чтобы принцесса не смогла открыть ее изнутри.

Парелия звала на помощь целый час, пока ее крики не услышали. Принцесса вылетела из комнаты, словно разъяренная фурия, и сразу же приказала стражникам перевернуть дворец вверх дном, лишь бы нашли и поймали Арси. Естественно, ее приказы не увенчались успехом: Арси к тому времени уже давно покинул дворец.

С тех пор Парелия больше не видела Арси на вечеринках. Тот неприятный инцидент, казалось бы, должен был раз и навсегда настроить принцессу против него, однако чем больше она о нем думала, тем больше начинала уважать его неповиновение. Представляете, как она обрадовалась, узнав, что тот самый «таинственный молодой человек» отправится с ними на прогулку — теперь он точно никуда от нее не денется!

Вспомнив все это, Парелия широко улыбнулась. В тот день Арси наотрез отказался знакомиться с ней, но теперь судьба свела их снова, и на этот раз взгляд Арси говорил: он мечтает, чтобы это знакомство переросло в нечто больше.

— Вот еще одна смешная история, — хитрая улыбка вновь появилась на лице принцессы. — Как-то раз я гостила в Экстрении. У них есть очень высокая башня, и я была уверена, что оттуда открывается фантастический вид, особенно вечером. Однажды, никого не предупредив, я поднялась на эту башню — и оказалась права! С нее открывался потрясающий вид на море, а ведь закаты над водой всегда самые завораживающие! Солнце словно утопает в воде, окрашивая и небо, и море в невероятные оттенки. В общем, я была так сильно погружена в свои мысли, что не услышала, как дверь башни захлопнулась от сквозняка. А открыть ее можно было только с внутренней стороны! — Принцесса звонко засмеялась и продолжила сквозь смех. — Я оказалась пленницей на этой башне! Сколько я ни кричала, меня никто не услышал, так что пришлось ночевать прямо там. Меня нашли лишь под утро. Спасибо Эльмунии, что догадалась поискать меня там. Из-за меня весь замок переполошился: они думали, что меня похитили. Даже гонцов отправили к наемникам, чтобы начать мои поиски, представляешь?

Рассказывая это, Парелия заметила, как Арси нервно сглотнул, что было совсем не удивительно: принцесса отлично знала, что именно Арси был тем «ветром», который захлопнул дверь на башне.

— Это невероятно, но я помню, что принцесса попала в точно такую же историю, — задумчиво пробормотал Арси.

Парелия встала, повернулась к нему, схватила за майку и, пристально глядя ему в глаза, прошипела:

— Зачем ты закрыл дверь?

— Ты о чем? — не понял Арси.

— Прекрати притворяться! Я знаю, что именно ты закрыл дверь, и я… то есть принцесса… всю ночь провела на крыше! — глаза Парелии горели решительной злостью.

— Откуда ты знаешь? — удивлению Арси не было предела.

— Парелия описала, как выглядел этот негодяй, и я поняла, что это был ты! — быстро придумала отговорку принцесса.

— Хорошо, это был я, — Арси не было смысла упираться. — Успокойся, ты сейчас мне майку порвешь. Почему ты так яростно ее защищаешь?

— Прежде чем задавать вопросы, придется сперва ответить на мои. Насчет майки не беспокойся, я тебе другую куплю. Так почему закрыл дверь?

Арси понял, что ему уже не отвертеться. Лучше всего сейчас будет сказать правду. Он подумал еще немного и наконец ответил со вздохом:

— Я организовал там серьезный турнир по блингу и вложил туда очень большие деньги. Я специально выбрал эту отдаленную часть Агастана в качестве места проведения турнира, чтобы Парелия мне не помешала. Но она, как назло, тоже пришла! Это еще полбеды, ведь я и раньше принимал ставки в ее присутствии. Но на этот раз она почему-то решила не играть, а наблюдать за игрой. Более того, она все время ходила по комнате, и люди боялись подходить ко мне, чтобы сделать ставку. Это было полное фиаско! Я понял, что если что-нибудь не придумаю, то стану нищим! В тот момент мне и пришла в голову эта глупая идея, — по искреннему взгляду Арси Парелия поняла, что он очень сожалеет о своем поступке.

Принцесса не знала, смеяться ей или злиться. Наконец Парелия все же улыбнулась и махнула рукой:

— Ну ладно, главное, что она не замерзла там из-за тебя. Но ты за это ответишь! Я потом придумаю для тебя наказание.

Она вновь присела на бревно. Наступила зловещая тишина, которую Арси поспешил прервать неожиданным признанием:

— Ну хорошо, признаюсь: я иногда тоже смотрю на закаты. Как-то раз я пошел на ограбление и забрался на крышу. Пришлось ждать наступления темноты. Я сидел там и умолял, чтобы солнце садилось быстрее, — заметив недовольный взгляд принцессы, Арси тут же добавил: — Не смотри на меня так. Я уже сказал, что изменюсь ради тебя. Я стану совсем другим человеком, которым ты будешь гордиться.

— Может, начнешь писать стихи обо мне? — кокетливо предложила Парелия.

— Нет, я далек от поэзии.

— Около двух лет назад у меня был поклонник — поэт, который посвящал мне свои стихи. Когда мы встречались, он начинал выразительно читать их. Читал, стоя на коленях, положив одну руку на сердце, а вторую отведя в сторону, — Парелия улыбнулась, вспомнив тот момент.

— И тебе это нравилось? — с сомнением спросил Арси.

— В первый раз — да, но потом начало подташнивать, — засмеялась Парелия. — Я не знаю, может, другим девушкам нравится, когда им посвящают стихи и читают их с чувством и выражением. А вот мне хотелось убежать. Я продержалась до конца свидания только из вежливости, но в конце, вместо того чтобы прекратить весь этот кошмар, я договорилась о следующей встрече.

— И как ты в итоге избавилась от него? — поинтересовался Арси.

— С помощью Эрании, — хихикнула Парелия. — Она была высокого мнения об этом парне, и я использовала этот факт в угоду себе. Я сказала поэту-поклоннику, что он очень понравился моей подруге и, так как для меня ее счастье важнее моего собственного, я больше не могу с ним встречаться. Я думала, что они с Эранией найдут общий язык и станут прекрасной парой, но у них тоже не сложилось. Как-то Эрания пришла ко мне и говорит: «Арпи, давай что-нибудь придумаем, чтобы избавиться от него». Я целый час смеялась, а потом мы решили сплавить этого парня Эльмунии.

— Получилось? — спросил Арси, заведомо зная ответ.

— Нет, услышав имя Эльмунии, он сбежал. После этого случая мы больше года его не видели, — снова засмеялась Парелия.

— Сейчас даже мамы пугают детей Эльмунией, чтобы не шалили, — пошутил Арси.

— Ты уже преувеличиваешь, — нахмурилась принцесса. — Не такая уж она и ведьма.

— Ты от всех своих поклонников таким способом избавляешься? — перевел тему Арси.

— Нет. Лучше горькая правда, чем сладкая ложь, — сказала она с каким-то сожалением в голосе. — Лучше сказать человеку в лицо, что он тебе не нравится, чем инсценировать что-то, лишь бы избавиться от него. Знаю, это жестоко, но правильно. Правда, иногда не сразу получается сказать правду: жалко бывает парней.

— И они смиряются с этим? Не борются?

— Нет, так как второго шанса я им не предоставляю, — отрезала Парелия.

— Слабохарактерные! — бросил Арси с откровенным презрением.

— Прекрати, ты тоже смирился бы.

— Сильно ошибаешься. Я бы боролся до конца своих дней, — решительно заявил Арси и добавил: — Значит, никто из них не любил по-настоящему.

— Возможно.

Парелия почувствовала, что Арси перестал плести косу:

— Закончил? — она начала осторожно щупать пальцами волосы.

— Да, но вышло не очень… Но ничего, я сейчас украшу цветами.

— Ой, только не это! — воскликнула девушка, вскакивая на ноги. — Мне так не нравится. Иногда Эльмуния плетет мне косу и украшает ее цветами. Другие, конечно же, остаются в восторге от этого, но мне самой не нравится. Я могу идти? Ах, прости, я неправильно сказала, — Парелия театрально прижала руки к груди, напустила на себя жалобный вид и наигранно взмолилась: — Мой господин, ваш слуга хочет узнать, может ли он отлучиться?

— Хорошо, разрешаю, — заявил Арси с торжественной улыбкой.

— Спасибо! — Парелия сделала несколько шагов, но затем обернулась. — А ты?

— Я останусь писать стихи, — услышала она в ответ.

— Серьезно? — она развернулась к нему полностью, словно не расслышала.

— Нет, — улыбнулся Арси и добавил с серьезным видом: — Эрания уже успела рассказать все Эрику. Он, наверное, зол на меня, так что мне лучше не попадаться ему на глаза.

Парелия молча кивнула, еще немного постояла, глядя на него, и вдруг улыбнулась:

— Но ты все же поработай над стихами. Кто знает, может, когда-нибудь из тебя выйдет известный поэт?

— Арпи, не хочешь быть моим партнером по блингу? — вдруг спросил Арси.

Этот неожиданный вопрос застал ее врасплох, но она тут же покачала головой:

— Нет, я играю в паре с Эранией.

— Да, но она несильна в этой игре, — скривил губы Арси и победно добавил: — Вдвоем мы всех обыграем.

— А ты хорошо играешь? — с сомнением спросила Парелия.

— Не очень, зато я умело жульничаю.

— Хочешь жульничеством победить? — воскликнула девушка.

— Почему же только жульничеством, можем придумать свою собственную систему подмигиваний, — и Арси подмигнул ей, словно уже начал.

— Боже мой, какие же мы разные, прямо противоположные полюса! — воскликнула Парелия. — Ты даже не представляешь, как высоко я ценю благородных людей — честных и искренних. А все твои мысли только о мошенничестве, фальши и обмане.

— Это всего лишь игра, — пожал плечами Арси. — Нигде не написано, что нельзя жульничать.

— Да, но существуют неписаные законы, о которых такие, как ты, даже и не слышали, — надменно процедила сквозь зубы принцесса.

— Для победы все средства хороши, — парировал разбойник с не менее надменной улыбкой.

Парелия хотела было что-то ответить, но передумала, словно поняла, что это бесполезно. Она сделала глубокий вдох, бросила на Арси недовольный взгляд и резко развернулась, махнув заплетенной им косой. Улыбка не сходила с губ Арси до тех пор, пока ее силуэт не скрылся из виду.