— Элви, это ты? Что ты там ищешь в кустах?

Тихо выругавшись, Элви вылезла из укрытия и пошла к Тедди, который стоял возле припаркованной полицейской машины. Стараясь не выдавать своего смущения тем, что ее застали сидящей в засаде, она как ни в чем не бывало кивнула ему:

— Привет, Тедди.

Надо было как-то объяснить свое поведение. Дело в том, что, торопливо спустившись на галерею, она обежала вокруг дома с целью найти мужчину по имени Виктор и посмотреть, чем он занимается. Когда она повернула за угол, он находился в квартале от нее, направляясь в сторону Мейн-стрит. Элви собралась последовать за ним, но тут как раз из дома вышли блондин с итальянцем. Ей пришлось нырнуть в кусты, чтобы не попасться им на глаза. К несчастью, тут же объявился Тедди. Он-то не мог ее не заметить.

— Я просто хотела проверить… э... много ли тли на кустах, — выпалила она первое, что пришло на ум.

— О... — Тедди выглядел озадаченным. Он посмотрел в сторону дома. Там открылась дверь, и на крыльце появился Эдвард — тот, кто говорил с британским акцентом.

Элви занервничала при его приближении. Ей пока не хотелось с ним встречаться.

— Ну ладно, — оживленно заговорила она и сделала шаг назад. — Я пойду проверю растения на той стороне дома. Увидимся потом, Тедди.

Резко развернувшись, она быстро обошла гараж и остановилась. Улица оказалась пуста. Мужчин и след простыл. Получалось, что идти ей было не за кем.

— Черт! — проворчала она и пошла вокруг дома к лестнице на галерею.

Поднявшись и пройдя через комнату, Элви оказалась на галерее с задней стороны. И оттуда увидела, как по подъездной дороге Тедди с Эдвардом выезжают на улицу.

— Вот ты где! — Из кухни появилась улыбающаяся Мейбл. — А я все думаю, куда ты делась. Тебе стало лучше?

— Да, — солгала она. Увы, голова еще болела. От переживаний, подумала она и вздохнула.

Мейбл кивнула и подняла глаза к звездному небу. Потом ее взгляд переместился за галерею, в дальний угол двора.

— Я надумала развести огонь на тагане.

— Гостям это, наверное, понравится, — пробормотала Элви.

— По-моему, их никого нет, — заметила Мейбл. — Все отправились за своими машинами.

Элви была уверена, что бородатый приятель Виктора сидит у себя в комнате, но промолчала и пошла вслед за Мейбл к поленнице, помочь набрать дров.

— Почему бы тебе не приготовить нам выпить, пока я развожу огонь, — предложила Мейбл, как только они перенесли дрова туда, где стоял металлический таган.

Элви повернулась и отправилась в дом. В любом случае у Мейбл огонь разгорается быстрее. Наполнив бокалы, она замешкалась на выходе. Ей все никак не удавалось открыть дверь с занятыми бокалами руками. Неожиданно кто-то из-за ее спины распахнул перед ней сетчатую дверь.

— Позвольте это сделать мне.

Она оглянулась и посмотрела на мужчину, пришедшего на помощь. Им оказался бородатый приятель Виктора.

— Ди-Джей, — представился он и улыбнулся. — А вы Элви.

Она кивнула и тоже улыбнулась, не в силах противиться его обаянию.

— Ди-Джей? А как полностью?

— Дьедоне Джули, — с готовностью ответил он.

— Дьедоне, — повторила она и решила, что это красивое имя. — Так вы друг, а не... э...

— Не соискатель, — вежливо подсказал он.

Она состроила гримасу, но кивнула.

— Я здесь для того, чтобы поддержать друга. — Он деликатно потянул носом и заглянул в бокалы у нее в руках.

— Вино?

— Для Мейбл, — пояснила она.

— Отличный аромат.

— Да. — Она поднесла бокал к носу, а потом грустно вздохнула, пожалев, что такие напитки теперь не для нее. — Это домашнее вино.

— Домашнее? — переспросил он.

— Мы сами его делаем.

— Неужели? — Он вскинул брови. — А мне можно стаканчик?

Застигнутая врасплох, Элви с удивлением посмотрела на него. Ей казалось, он тоже вампир, а теперь получалось — простой смертный, который помогает своему другу-вампиру, как Мейбл ей.

Она не успела додумать эту мысль до конца, так как вспомнила, что он пошел к себе в комнату выпить пакет крови, когда Виктор отправился за машиной. В полном замешательстве она уже открыла рот, чтобы напрямую спросить, кто же он есть, но тут дверь открылась и вошел Виктор.

В первую очередь Элви посмотрела на его ухо и шею. Повязки на нем не было, от раны не осталось и следа. Потом она оглядела его с головы до ног. Раньше было не до этого: она слишком расстроилась из-за нападения игуаны, а потом слишком удивилась тому, что он оказался вампиром. Сейчас можно было не торопиться. Она неожиданно почувствовала, как задыхается. Ибо мужчина был великолепен. Высокий, с широкими мускулистыми плечами. И дьявольски сексуален — с длинными волосами и в черных джинсах в обтяжку.

Но больше всего привлекали глаза какого-то серебристо-голубого цвета. Она таких никогда не видела. Потрясающие глаза, огромные, обрамленные длиннющими ресницами. Любая женщина могла бы убить ради таких глаз.

— Дышать! Вдох — выдох, — зашептал ей на ухо Ди-Джей, забирая у нее бокалы из задрожавших рук.

Элви вспыхнула я заставила себя отвести взгляд от Виктора. Вспомнив про Ди-Джея, она сосредоточилась на нем и спросила:

— Хотите вина?

Конечно, он уже сказал об этом, но ей пришлось переспросить, чтобы увериться, что она правильно его поняла.

— Если не трудно, — кивнул он.

— Я тоже выпью, если вы предложите, — обратился к ней Виктор и, обойдя стойку, приблизился к ним.

Элви захлопала глазами, но обратила внимание, что Ди-Джей тоже удивился просьбе друга. Тот пожал плечами в ответ:

— Я уловил чудесный аромат.

Она совсем не удивилась, что он учуял его с другого конца комнаты. Ее собственное восприятие запахов особенно обострилось после обращения. Однако просьба поставила ее в тупик.

— Элви! — Мейбл распахнула сетчатую дверь. Входя в комнату, она подозрительно посмотрела на Ди-Джея, а потом на Виктора. — Тебя так долго не было, что я начала беспокоиться.

— Со мной все в порядке, — успокоила ее Элви, повернулась к мужчинам и еще раз уточнила: — Так вы хотите вина?

Когда оба утвердительно кивнули, она обменялась взглядами с Мейбл. Та встала рядом, и обе женщины, скрестив руки на груди, уставились на мужчин.

— Что это за шутки? — мрачно осведомилась у них Мейбл.

У того и другого брови моментально полезли на лоб. Элви занервничала.

— Вампиры не употребляют ничего, кроме крови. Значит, вы не настоящие вампиры. Тогда зачем вы здесь? Вы думаете, можно шутить над?..

Она резко замолчала, потому что Ди-Джей вдруг широко распахнул рот. На первый взгляд у него были вполне обычные зубы. Но тут клыки выдвинулись и стали быстро расти, превращаясь в грозное оружие. Он оскалился.

Элви задохнулась.

— Мы предпочитаем употреблять термин «бессмертные», а не вампиры, — заявит Виктор, когда Ди-Джей спрятал клыки. — И мы можем есть и пить все, что угодно, а не только кровь, хотя многим из нас еда надоела после нескольких сотен лет.

— Мы можем есть? — эхом откликнулась Элви. Судя по всему, это было единственным, что зацепило ее внимание. — Я могу просто взять и поесть?

— Вы не знали? — удивился Ди-Джей. Зубы у него вновь стали, как у всех.

— Дракула никогда не ел, — веско заявила Мейбл, сконфуженно и беспокойно глядя на Элви.

— Дракула — это литературный персонаж, — сухо заметил Виктор.

— Элви, что с тобой? — забеспокоилась Мейбл, беря ее за руку.

Та молчала, низко опустив голову. Когда она ее подняла, видно было, что глаза у нее блестят от слез.

— Я могу есть!

— Да, милая. Похоже, что да. — Мейбл потрепала ее по плечу.

Элви закрыла глаза. Голова кружилась. За пять лет она не съела ни крошки. Это больше, чем что-либо другое, отдаляло ее от остальных людей. Только после своего обращения она поняла, насколько еда важна для общения. Дни рождения, свадьбы, вечеринки... Они обязательно сопровождались застольями. Подруги встречались за кофе или чаем. Почему-то никакое мероприятие не обходилось без еды и выпивки, оставляя ее в аутсайдерах. Ее присутствие за столом рождало в людях ощущение неловкости и чувство вины. Они не могли спокойно есть и пить на глазах у нее.

Но это полбеды. Главное, Элви любила еду как таковую. И так было всегда. Ей нравились запахи, вид и вкус еды. Она обожала готовить сама и любила поесть. Лишенная такого удовольствия, она воспринимала последние пять лет как непрерывное мучение. Бессмысленное мучение, если эти двое сказали правду. Она может есть.

Эта фраза прозвучала у нее в голове, словно горестный плач, вытеснив все другие мысли. Элви неожиданно развернулась к холодильнику и рванула дверцу на себя, чтобы тут же испытать горькое разочарование.

— О, Мейбл, — простонала она.

— Что? — Подруга встала рядом и, кажется, поняла, в чем дело, когда увидела, содержимое холодильника. — Доктор Уилбурс посадил меня на диету, — словно извиняясь, пробормотала она.

Элви уныло покачала головой. Внутри у нее все пело от желания насладиться чизкейком, а холодильник предлагал только зелень: салат, сельдерей, шпинат и брокколи. После пяти лет голодного пайка она в рот не возьмет эту полезную и здоровую пищу.

— Я поехала в кондитерскую. — Элви хлопнула дверцей холодильника.

— Куда? — удивилась Мейбл. — Кондитерская закрыта в такой час.

— Значит, в супермаркет. Он открыт круглые сутки. Где ключи от машины?

— Подожди минутку, я поеду с тобой, — остановила ее Мейбл. — Только переобуюсь и возьму сумочку.

— А костер? — напомнила Элви. Ей совсем не хотелось дожидаться, пока подруга будет готова. Сначала Мейбл будет настаивать, будто ей нужно переодеться, подкрасить губы, потом начнет вспоминать, куда закинула свою сумочку. А за это время Элви успеет съездить туда и обратно и съесть половину чизкейка.

— Ох, черт, я и забыла, — выругалась Мейбл. — Его нельзя оставлять без присмотра.

— Не переживай, — успокоила ее Элви. — Я доеду сама. И быстро вернусь.

— Вы не сможете выехать. Моя машина перекрыла двери в гараж, — предупредил Виктор, подходя к ней. — Давайте я вас отвезу. Ди-Джей останется с Мейбл и последит за огнем.

— К черту помощь! Мне никто не нужен! — возмутилась Мейбл.

— Наверное, вы правы, — примирительно сказал Ди-Джей, а потом ухмыльнулся и добавил: — Но спорим, мы вдвоем сумеем распалить наш огонь до небес.

На мгновение в комнате повисла тишина. Ошеломленная таким предложением, Мейбл не нашлась, что сказать. Виктор, казалось, тоже слегка удивился. Что касается Элви, то ее изумление длилось совсем недолго. Единственной мыслю, занимавшей ее, была мысль о еде. Она не хотела разбираться, что там не поделили Мейбл с Ди-Джеем, и тем более спорить с Виктором насчет того, повезет он ее в супермаркет или нет.

— Поехали! — Элви стремительно двинулась к выходу. Она ничуть не переживала, что оставляет подругу на милость Ди-Джея. Именно Мейбл пять лет назад сообщила ей, будто вампиры не едят вообще, и настояла, чтобы Элви даже не пыталась пробовать, так как в противном случае «не собиралась убирать за ней блевотину». Сейчас Элви винила ее в том, что подруга на пять лет лишила ее чизкейков, мороженого и шоколада.

— Чизкейк, мороженое и шоколад, — бормотала она, выходя из гаража через боковую дверь.

— Заучиваете наизусть список покупок? — спросил Виктор, едва поспевая вслед за ней по дорожке, которая огибала гараж и выводила на подъездную дорогу.

— Только часть его. — Выскочив на подъездную дорогу, она резко остановилась. Прямо перед ней стояла огромная серебристая «БМВ». Скорее всего его машина. В это время подъехали еще две машины. Вернулись итальянец и тевтонец. Они припарковались и заблокировали «БМВ» с двух сторон.

Виктор заглянул ей в лицо и подошел к водительской двери машины, которая остановилась позади его.

— Харпер, не глуши мотор, — сказал он, распахнув дверцу. — У нас непредвиденный случай. Нужно отвезти леди в супермаркет, но ты загородил мне выезд, а у нее нет времени ждать, пока ты станешь перестраиваться. Отвезешь нас?

— Конечно. — Харпер улыбнулся ей через стекло и вновь пристегнулся.

— Благодарю. — Захлопнув дверцу, Виктор махнул ей рукой и открыл для нее заднюю дверь.

— Я с вами, — объявил итальянец, вылезая из своей машины.

Элви не возражала. Если хотят, пусть едут. Лишь бы не мешали. При мысли о сладком рот наполнился слюной. Обволакивая вкусовые сосочки, слюна по горлу стекла вниз, в пустой желудок. И вообще она чуть ли не подпрыгивала от нетерпения, как ребенок.

— Что за непредвиденный случай? — поинтересовался итальянец, соскользнув на заднее сиденье, как раз когда Элви залезала в салон с другой стороны.

— Чизкейк, — коротко ответила она, потеснив мужчину, чтобы освободить больше места для Виктора, который последовал за ней.

— Удобно? — сухо поинтересовался Харпер, рассматривая их в зеркало заднего вида. Он остался сидеть спереди один.

Элви поморщилась, но не пожаловалась и никому не предложила пересесть на переднее сиденье. Ей лишь хотелось, чтобы машина быстрее тронулась.

Харпер пожал плечами, завел машину, дав задний ход, и сразу же резко затормозил. Сзади их подперла еще одна подъехавшая машина.

— Эдвард, — пробормотал Виктор, посмотрев в заднее стекло. Махнул ему рукой и крикнул: — Убери машину, дай проехать!

Вместо этого Эдвард вылез из машины.

— Куда все собрались? — вежливо осведомился он, вцепившись взглядом в Элви, зажатую на заднем сиденье.

— В супермаркет, — ответил Харпер. — Отгони машину.

Эдвард поколебался, потом предложил:

— Может, проще пересесть ко мне? У меня машина просторнее.

— Отлично! — раздраженно сказала Элви. Действительно, проще пересесть к нему, чем дожидаться, пока он управится с машиной, подумала она. Элви была готова перелезть через Виктора, только бы быстрее выбраться из тесноты, но тут он вздохнул и распахнул дверцу. Она нетерпеливо дождалась, когда он выйдет, выскочила сама и заторопилась за ним к машине, которая блокировала дорогу Харперу.

Это была та же самая модель «БМВ», что и у Виктора, только черная и, судя по всему, более просторная. Элви забралась внутрь и снова оказалась рядом с итальянцем на заднем сиденье. Места здесь, конечно, было больше, но когда Виктор уместился рядом и захлопнул за собой дверцу, ей стало так же тесно. Оба мужчины оказались очень крупными, и она почувствовала себя, как сардинка в консервной банке.

Заметив, что Алессандро пристально разглядывает ее, она повернулась и вопросительно посмотрела на него.

— Дежа-вю, да? — усмехнулся он, захлопывая дверь со своей стороны.

Несмотря на одолевавшее ее нетерпение как можно скорее оказаться в кондитерской, она неожиданно для себя усмехнулась в ответ.

— Я Алессандро Киприано, — представился он, протягивая руку. Когда она пожала ее, он указал на блондина, который как раз уселся на пассажирское место рядом с водителем. — А это Харпер Стоян.

— Зовите меня Харпером. — Мужчина протянул руку, обменялся с ней коротким рукопожатием и пристегнул ремень.

— А меня зовут Эдвард Кенрик, — объявил водитель, пристегнув ремень и сдавая машину назад.

— Полагаю, Виктор представился сам, когда вы обрабатывали ему рану. — Харпер заворочался на своем сиденье, устраиваясь вполоборота, чтобы видеть ее.

— Нет. — Элви искоса посмотрела на мужчину, у которого она почти сидела на коленях. Господи, какие они все огромные! Сначала ей пришло в голову, будто это оттого, что они вампиры. Но она-то не вымахала до шести футов и не стала обладательницей двух ведерных сисек. Значит, все дело в наследственности.

— Виктор Аржено, — чинно представил его Харпер.

Виктор и Элви кивнули друг другу.

— Я надеюсь, вы — Элви Блэк? — не унимался Харпер.

— Да, — сказала она и покраснела, вспомнив, что все эти мужчины приехали добиваться ее. Тут же захотелось признаться, что это не она напечатала объявление, но побоялась, что они не поверят.

— Куда дальше? — спросил Эдвард.

— Поверните налево, — приказала Элви, сообразив, что он уже успел сдать назад, развернуться и сейчас стоит на выезде на дорогу. — Мы едем в супермаркет.

— Супермаркет, — пробормотал Эдвард, тормозя на углу на красный свет. — Что за непредвиденный случай такой?

— Чизкейк, — фыркнул Алессандро и пожал плечами, когда англичанин остро глянул на него. — Так она ответила, когда я спросил.

— Здесь направо. — Элви никак не могла избавиться от смущения. Светофор светил красным, но перекресток был пуст.

Эдвард уставился на дорогу и свернул там, где было сказано.

— Теперь все время прямо. Тут всего несколько кварталов, — сказала Элви. — Магазин расположен с левой стороны. Я предупрежу, когда будем подъезжать.

Откинувшись на спинку, Элви постаралась не барабанить пальцами себя по коленке. Эдвард Кенрик вел машину раздражающе медленно.

— Здесь разрешено ездить до пятидесяти километров в час, — намекнула она, когда уже стало совсем невтерпеж.

Кенрик перехватил ее взгляд через зеркальце над приборной доской. Ему явно хотелось ей что-то сказать, но он промолчал и прибавил скорость... правда, едва-едва. Элви была готова разреветься. Вне всякого сомнения, он тащился не быстрее тридцати километров. Она была бы уже на месте, если бы не этот... водила.

Все сидели молча. Элви с любопытством оглядела мужчин. Они, кроме Эдварда, не отрывали от нее глаз. Хотя даже Эдвард наблюдал за ней, время от времени посматривая в зеркало заднего вида.

Ей стало неуютно. Вздохнув, она призналась:

— Я не публиковала то объявление в газете. Это дело рук Мейбл. До этого вечера я даже не знала, что она задумала.

— Мы знаем, — мягко сказал Харпер. — Нам стало известно об этом сегодня в ресторане.

— О!.. — заерзала Элви. Мужчины все так же пялились на нее. А она никак не могла придумать, как дать им понять, что ей это неприятно. И не обидеть их, потому что они бросили все и вместе с ней помчались в супермаркет за чизкейком. Все, кроме Эдварда. Эдварду нужно ездить только по воскресеньям. Почему этот идиот просто не отогнал свою идиотскую машину и не дал проехать Харперу, ей было непонятно. Наверняка потому, что Эдвард придурок, который любит все держать под контролем, пришла она к выводу. Симпатичный, но зануда. И умом не блещет. Умный мужчина никогда не встанет между женщиной и чизкейком.

Послышался сдавленный смешок. Элви с тревогой посмотрела в затылок Эдварду. Если у него есть возможность помешать ей добраться до супермаркета и он сейчас пользуется этим... И ведь действительно!

Услышав, как хмыкнул итальянец, она повернулась к нему.

— Что такое?

— Ничего, — быстро ответил Алессандро, а затем спросил: — А что вы обо мне думаете?

— Я вас не знаю. — Элви пришла в замешательство.

— Ну конечно, не знаете, — пробормотал он, выжидательно глядя на нее.

Покачав головой, Элви посмотрела через ветровое стекло, чтобы определить, сколько им еще ехать. Но все мысли крутились вокруг его вопроса. Что она может думать о нем? Пока ничего определенного. Он очень хорош! А его глаза! Она ни у кого не встречала таких золотисто-карих глаз. Красивых, почти как у Виктора.

Элви перевела взгляд на Харпера. Он тоже был хорош собой с этими белокурыми волосами и серебряно-зелеными глазами. Все четверо мужчин, сидевших в машине, казались чрезвычайно привлекательными. Но Виктор нравился ей больше других. Она не смогла бы объяснить почему, да и не хотела ничего объяснять. Кстати, они доехали до магазина... Наконец!

Но тут Эдвард миновал супермаркет и поехал дальше.

— Здесь! — наклонившись вперед, крикнула она. И снова вскрикнула от неожиданности, потому что Эдвард резко стукнул по тормозам. Всех швырнуло вперед.

На какой-то миг в машине повисла тишина, а потом Эдвард медленно повернулся к ней и облил ее ледяным взглядом.

— Мисс Блэк, в будущем постарайтесь не кричать на ухо водителю. Это слишком действует на нервы.

— Извините, — промямлила она. При желании Эдвард, оказывается, мог быть пугливым.

— Она права. Вернись назад, — произнес Виктор резким, командным тоном, и Эдвард подчинился. Хотя Элви заметила, как он раздраженно скривился.

Ей стало спокойнее, когда он отвернулся и прекратил сверлить ее взглядом. Переведя дыхание, она благодарно улыбнулась Виктору, потом повернулась и глянула на Алессандро, когда он легко похлопал ее по руке.

— Так я нравлюсь вам или нет? — спросил он с усмешкой, встретившись с ней глазами.

В полном смущении Элви таращилась на него, затем проследила, куда он указывал ей взглядом, и поняла, что когда Эдвард резко тормознул, она инстинктивно вцепилась рукой в колено Алессандро. И все еще продолжала держаться за него.

Тихо охнув, она отпустила колено, чтобы сообразить, что другой рукой она цепляется за колено Виктора. Пришлось отпустить и его и сложить руки на груди. Теперь она сидела, глядя вперед, на наплывающую вывеску супермаркета, как на свет маяка в ночи.

— Чизкейк, шоколад, мороженое, — бормотала она. По сравнению с этим все остальное было не важно.